Высшее образование как канал социальной мобильности

Предмет: Социология
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 01.07.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ по социологии:

 

Много готовых курсовых работ по социологии

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Политика как социальный институт
Изменение роли института семьи в современном обществе
Армия как канал социальной мобильности
Основные подходы к исследованию культуры в современной социологии


Введение:

В последние несколько столетий прогресс в развитии общественного производство и цивилизация были связаны с достижениями науки и образования. Образование является не только одним из важных факторов социализации и социокультурной интеграции человека, но и эффективным средством развития социального капитала человека и повышения уровня его социально-экономической мобильности. Важным фактором генезиса образования в наше время стало отражение целей его развития: совершенствование отечественного образования, интеграция в мировое образовательное пространство, обмен знаниями, методиками и методиками различных школ, направлений, формирование общих взглядов на мир, его сохранение и реконструкция. Поэтому социологический анализ современного образовательного пространства и социальных аспектов образовательного процесса является актуальным на любом этапе развития человеческого общества.

Любое социальное перемещение не происходит беспрепятственно, но путем преодоления более или менее значительных барьеров.

Все социальные движения индивида или социальной группы включаются в процесс мобильности. Под социальной мобильностью П. Сорокин понимал любой переход индивида, или социального объекта, или ценности, созданной или измененной в результате деятельности, из одной социальной позиции в другую.

Актуальность темы заключается в том, что социальная мобильность является неотъемлемой частью культуры в любом современном демократическом обществе. Мобильные люди начинают социализацию в одном классе и заканчивают в другом. Они буквально разрываются между разными культурами и образом жизни. Среднестатистический гражданин в течение своей жизни продвигается на один шаг вверх или вниз, и очень немногим удается пройти несколько шагов одновременно. Обычно женщинам сложнее продвигаться вперед, чем мужчине. Причинами являются такие факторы мобильности, как: социальный статус семьи, уровень образования, национальность, физические и умственные способности, внешние данные, образование, место жительства и выгодный брак. Следовательно, мобильность во многом зависит от мотивации людей и их стартовых возможностей.

Целью исследования является изучение образования как фактора социальной мобильности, неотъемлемого и необходимого критерия развития общества.

В соответствии с целью работы необходимо определить круг задач, которые будут рассматриваться на протяжении всей работы:

  • определить социальную мобильность
  • рассмотреть типы социальной мобильности
  • раскрыть важность образования в процессе социальной дифференциации
  • указать основные социальные функции образования, а также выявить основные проблемы образовательного процесса

Предметом исследования является социальная структура общества. Предмет исследования универсален в системе перемещений: каналы общественного обращения, институты наследования социального статуса, способы его получения.

Социальная мобильность: понятие и сущность

Талантливые люди, несомненно, рождаются во всех социальных классах. Если нет никаких препятствий для социальных достижений, мы можем ожидать большей социальной мобильности, когда некоторые люди быстро повышаются и получают высокие статусы, а другие понижаются до более низких.

Человеческая история состоит не только из отдельных движений, но и из движения больших социальных групп. На смену земельной аристократии приходит финансовая буржуазия, низкоквалифицированные профессии вытесняются из современного производства представителями так называемых «белых воротничков» - инженеров, программистов и операторов робототехнических комплексов. Войны и революции изменили социальную структуру общества, подняв одних на вершину пирамиды и опустив других.

Подобные изменения произошли в российском обществе после Октябрьской революции 1917 года. Они происходят сегодня, когда бизнес-элита заменила партийную элиту.

Но существуют барьеры между слоями и классами, которые препятствуют свободному переходу людей из одной статусной группы в другую. Одним из наиболее важных препятствий является то, что в социальных классах есть субкультуры, которые готовят детей представителей каждого класса к участию в классовой субкультуре, в которой они социализированы. Обычный ребенок из семьи представителей творческой интеллигенции реже изучает привычки и нормы, которые впоследствии помогают ему работать крестьянином или рабочим. То же самое можно сказать о стандартах, которые помогают ему работать в качестве основного лидера. Тем не менее, в конце концов, он может стать не только писателем (актером, художником), как и его родители, но и работающим или крупным менеджером. Просто для продвижения из одного слоя в другой или из одного социального класса в другой, разница в стартовых возможностях имеет значение.

Приведенные выше примеры показывают, что любое общественное движение не происходит беспрепятственно, но преодолевает более или менее существенные барьеры. Даже перемещение человека из одного места жительства в другое предполагает определенный период адаптации к новым условиям.

Все социальные движения индивида или социальной группы включаются в процесс мобильности. Согласно определению П. Сорокина, «социальная мобильность означает любой переход индивида, или социального объекта, или ценности, созданной или измененной в результате деятельности, из одной социальной позиции в другую». 

П. Сорокин различает два типа социальной мобильности: горизонтальную и вертикальную.

Вертикальная мобильность: каналы социального регулирования. Горизонтальная мобильность

Вертикальная мобильность является наиболее важным процессом, который представляет собой набор взаимодействий, которые облегчают переход отдельного или социального объекта из одного социального слоя в другой. Это включает, например, развитие карьеры (профессиональная вертикальная мобильность), значительное улучшение благосостояния (экономическая вертикальная мобильность) или переход к более высокому социальному слою, к другому уровню управления (политическая вертикальная мобильность).

Общество может поднять статус некоторых людей и снизить статус других. И это понятно: некоторые люди, обладающие талантом, энергией, молодежью, должны вытеснить других людей, которые не обладают этими качествами, из более высоких статусов. В зависимости от этого можно различить восходящую и нисходящую социальную мобильность, социальный подъем или социальный упадок. Тенденции к росту профессиональной, экономической и политической мобильности существуют в двух основных формах: как индивидуальный рост или проникновение людей из нижнего слоя в верхний, и как создание новых групп людей с включением групп в верхний слой рядом или вместо существующих групп этого слоя. Аналогично, нисходящая мобильность существует в форме как подталкивания людей от высоких социальных статусов к более низким, так и снижения социальных статусов всей группы. Примером второй формы нисходящей мобильности является снижение социального статуса профессиональной группы инженеров, которые когда-то занимали очень высокие позиции в нашем обществе, или снижение статуса политической партии, которая теряет реальную власть.

По словам Сорокина, поскольку вертикальная мобильность в той или иной степени существует в любом обществе, даже в примитивном, нет непроходимых границ между слоями. Между ними есть различные «дыры», «зазоры», «мембраны», через которые люди перемещаются вверх и вниз. Особое внимание Сорокина было привлечено к социальным институтам - армии, церкви, семье, собственности, образованию, которые используются в качестве каналов общественного обращения.

Чтобы полностью изменить свой социальный статус, у людей часто возникает проблема вступления в новую субкультуру группы с более высоким статусом, а также связанная с этим проблема взаимодействия с представителями новой социальной среды. Поэтому для преодоления культурных и коммуникационных барьеров индивиды в процессе социальной мобильности прибегают к каналам общественного обращения.

Горизонтальная мобильность подразумевает переход индивида из одной социальной группы в другую, расположенную на одном уровне. В качестве примера можно привести переход от православной к католической религиозной группе, из одного гражданства в другое, из одной семьи (родителя) в другую (свою, новообразованную), из одной профессии в другую. Подобные движения происходят без заметного изменения социального положения в вертикальном направлении. Горизонтальная мобильность подразумевает, что человек меняет в течение своей жизни один статус на другой, что примерно эквивалентно.

Образование как доминирующий фактор социальной мобильности. Важность образования как фактора социальной мобильности

В переходных обществах, таких как современная Россия, это особенно важно как для разработки и проверки общей теории, так и для решения конкретных проблем социологии, которые изучают и прогнозируют процессы социальной мобильности, факторы, которые их определяют, и отражение эти процессы в сознании россиян.

Образование становится одним из решающих факторов социальной стратификации, так как:

  • с одной стороны, глобализация и перенос соперничества из области финансовых, промышленных и военно-технических ресурсов в область информационных технологий требуют определенного уровня образования и культуры;
  • с другой стороны, в условиях трансформации российского общества образование как институт социализации может обеспечить, во-первых, преемственность положительного опыта, а во-вторых, формирование новых корпоративных ценностей, необходимых для формирующихся социальных слоев.

Большинство западных социологов идентифицируют экономику как доминирующий фактор социальной мобильности в современных обществах, который становится основным в современной России, где после восстановления частной собственности и предпринимательства богатство стало общепризнанным критерием социального успеха, социального обеспечения и возможность перехода в более высокие слои.

Другим важным фактором социальной мобильности является профессия. Действительно, в индустриальном обществе развитие передовых технологий дает толчок появлению многих новых профессий, которые требуют высокой квалификации и подготовки, с одной стороны, и высокооплачиваемых и престижных, с другой. В результате этого уровень мобильности увеличивается, как добровольный, ориентированный на достижения, так и принудительный, в зависимости от необходимости повышения уровня квалификации.

Это, в свою очередь, определяет высокую важность образования как фактора социальной мобильности. М. Вебер в качестве критерия претензий на «... положительные или отрицательные привилегии в отношении социального престижа» указал, во-первых, на образ жизни, а во-вторых, «формальное образование, которое заключается в практическом или теоретическом обучении и усвоении соответствующего образ жизни », а в-третьих, престиж рождения или профессии. С другой стороны, П.А. Сорокин отметил, что «роль канала, который играет современная школа, становится все более и более важной, потому что, фактически, он взял на себя функции, ранее выполнявшиеся церковью, семьей и некоторыми другими учреждениями». 

Следовательно, полученное образование и нравы и образ жизни, выработанные в процессе его получения, а также профессиональный статус и соответствующее материальное вознаграждение дают индивидуальные основания требовать более высокого социального положения и престижа этой должности.

Социальные функции образования

Социологический анализ проблем развития образования подтверждает, что образование выступает как неотъемлемая, обобщающая ценность духовной культуры. Наряду с политической и правовой культурой, воспитание формирует эстетические и нравственные черты личности, неразрывно связанные с жизнью общества. Ранее говорилось, что образование связано со всеми сферами общественной жизни. Эта связь реализуется непосредственно через человека, включенного в экономические, политические, духовные и другие социальные связи. Образование является единственной специализированной подсистемой общества, целевая функция которой совпадает с целью общества. Если различные сферы и отрасли экономики производят определенные материальные и духовные продукты, а также услуги для человека, то система образования «производит» самого человека, влияя на его интеллектуальное, моральное, эстетическое и физическое развитие. Это определяет ведущую социальную функцию образования - гуманистическую.

Гуманизация является объективной потребностью в социальном развитии, основным вектором которой является ориентация на человека. Глобальный технократизм как метод мышления и принцип деятельности индустриального общества дегуманизируют социальные отношения, взаимозаменяют цели и средства. В нашем обществе человек, объявленный высшей целью, фактически превратился в «трудовой ресурс». Это отразилось на системе образования, где школа видела свою основную функцию в «подготовке к жизни» и в «трудовом» труде. деятельность оказалась верной. план. «Рабочий» ценился в первую очередь, и поскольку рабочего можно заменить, это привело к бесчеловечному тезису «нет незаменимых людей». По сути, оказалось, что жизнь ребенка, подростка - это не полноценная жизнь, а только подготовка к жизни, жизнь начинается со вступления в трудовую деятельность. Сознание выработало отношение к пожилым, инвалидам как к неполноценным членам общества. Ситуация в этом отношении не улучшилась; мы должны говорить о растущей дегуманизации общества как реального процесса, в котором стоимость труда уже утрачена.

Гомогенизация общества через организованную социализацию индивидов - внедрение подобных социальных характеристик во имя целостности общества.

Поскольку все больше и больше достижимых статусов в обществе определяются образованием, такая функция образования, как активация социальных движений, становится все более заметной. Образование во всем мире, естественно, становится основным каналом социальных движений, как правило, восходящих, ведущих людей к более сложным видам труда, более высоким доходам и престижу. Благодаря им классовая структура становится более открытой, социальная жизнь становится более эгалитарной, а неблагоприятные различия в развитии различных социальных групп фактически смягчаются.

Стоит также отметить роль образования в социальной селекции. В образовании людей разводят в потоках, которые определяют их будущий статус. Формальным обоснованием этого является уровень способностей, для которых используются тесты. Но тесты содержат специфический культурный контекст, понимание которого зависит от соотношения доминирующей культуры (на которой построены тесты) и культурных особенностей микросреды первичной социализации студента. Чем больше расстояние между этими типами культур, тем меньше внимания ученик получает от учителя и тем больше вероятность, что он не справится с тестом. Образовательная карьера личности, таким образом, во многом обусловлена ​​социальным статусом его родителей. Это также подтверждает ключевую роль образования в процессе дифференциации общества.

Воспроизводство социальных классов, групп и слоев, принадлежащих к ним благодаря образовательным сертификатам, также оказывает большое влияние на неоднородность и мобильность общества. Школа предоставляет людям неравное образование, неравное развитие способностей и навыков, что подтверждается, как правило, сертификатами установленного образца и является условием для занятия соответствующих мест в системе разделения труда.

Роль и место образования в преобразовании общества. Маржинальность как состояние образованных слоев общества

Трансформация российского общества как необходимый и неизбежный процесс характеризуется появлением новых систем социальной дифференциации, которые меняют мотивацию деятельности и возможность экономических достижений практически всех категорий населения. Радикальные изменения в отношениях собственности и власти привели к формированию новой шкалы равенства-неравенства в социальной организации общества. Основной тенденцией трансформации российского общества является углубление социального неравенства.

Такое положение дел приводит к усилению процессов дезинтеграции, поляризации и социального неравенства, ограниченной мобильности вверх и, в конечном итоге, к изоляции верхних слоев, т. е. от того, что общество пытается уйти. Этот процесс сопровождается маргинализацией значительной части населения. Отличительной чертой состояния маржинальности в России является, во-первых, то, что оно вызвано массивной нисходящей мобильностью в контексте общего кризиса и радикальных реформ, и, во-вторых, оно в основном обусловлено влиянием внешних факторов, связанных с социальными -экономическая социокультурная трансформация общества в целом, которая вынудила социальные группы, ранее имевшие высокий статус, изменить или полностью утратить его, а также связанную с этим социальную среду, социальные связи и систему ценностных ориентаций.

Состояние маргинальности характерно, прежде всего, для большинства групп, которые отличаются достаточно высоким уровнем образования и в прошлом имели высокий социально-профессиональный статус. Этими маргиналами являются, во-первых, сотрудники «государственного сектора»: преподаватели, доктора, преподаватели вузов и сотрудники академических и отраслевых научно-исследовательских институтов; во-вторых, большая группа состоит из управленческого персонала предприятий оборонной промышленности; и в-третьих, мигранты из бывших советских республик, ставшие независимыми национальными государствами. Из всех этих групп работники ВПК и конверсионных предприятий оказались наиболее уязвимыми, поскольку «особенности функционирования предприятий в советский период (близость, государственная опека, социальные, экономические льготы и т. д.») минимизирована изменчивость поведения работников оборонного комплекса и снижена гибкость реагирования на меняющиеся обстоятельства в социальной среде». В целом можно сказать, что российское общество «потеряло» слой интеллигенции и интеллигенции, которые в рамках культурной и регуляторной системы выполняют основную функцию передачи базовых ценностей и культурных стандартов и являются интегрирующим сила современного общества.

Таким образом, маргинальное положение образованных слоев российского общества, в большей степени обусловленное новой экономической ситуацией, не может не сказываться на статусе образования в системе ценностей россиян. Поскольку высшее образование, в основном техническое, в этой ситуации становится все более фактором снижения социальной мобильности, следовательно, ценность самого образования уменьшается.

Женское образование и мобильность

Проблема женской мобильности, связанная с образованием в трансформирующемся обществе, становится весьма актуальной для любой социальной структуры. Однако характерной чертой для России является серьезное влияние на возможность «вознесения» женщины «советского гендерного порядка». Показательно, что, хотя женщины составляют более половины населения России, их число в органах представительной и законодательной власти крайне мало, и женщина, являющаяся политическим лидером, является редким исключением.

В качестве отличительной черты большинства россиян сохраняется роль второго класса на рынке труда, обусловленная гендерным порядком советского общества. Домохозяйство, которое было сферой ответственности женщины, поддерживало представление о том, что подчиненное положение на работе является частью естественного порядка вещей. Например, в кабинете Мансурова В.А. и Семенова Л.А. отмечается, что большинство женщин-специалистов с высшим образованием, работавших на конверсионных предприятиях, согласны с тем, что основным направлением деятельности женщин должны быть дом и семья. Кроме того, респонденты не считают, что сокращение женщин в первую очередь является дискриминационной мерой по отношению к ним.

Существует противоречие между высоким уровнем образования россиянок и снижением их шансов на рынке труда. Нет сомнений в том, что три волны нисходящей мобильности, вызванные экономическим кризисом, в большей степени затронули женщин. Так, в 1991 году среди специалистов, потерявших работу на предприятиях оборонной промышленности с высшим образованием, более половины составляли женщины; в 1993 году резкое снижение доходов и, следовательно, социального статуса сказалось на сфере образования и медицины - традиционно женских профессий; наконец, кризис 1998 года затронул ранее процветающий банковский сектор - среди уволенных женщин снова были женщины. Кроме того, после 1998 года конкуренция среди мужчин в таких традиционно женских секторах, как банковское дело, сфера услуг и административная работа (от секретаря до офис-менеджера), усилилась: как только доходы работников значительно увеличились, приток мужчин сразу увеличился. Другая сторона этого процесса заключается в том, что средняя заработная плата женщин примерно в 1,5 раза ниже, чем у мужчин. Фактором, сдерживающим рост мобильности женщин, является тот факт, что сами женщины не учитывают меньшие шансы дискриминации на рынке труда. Таким образом, опросы показали, что женщины, в отличие от мужчин, не устанавливают себе максимальный уровень заработной платы и должности, ниже которых они не намерены падать. В условиях высокой конкуренции на рынке труда двойная ответственность - на работе и в семье - ограничивает профессиональную траекторию женщины рамками выживания, а не стремлением к росту. Поэтому женщины с высшим образованием чаще идут в «челночный бизнес» или занимаются торговлей на рынке; и даже для тех, кто сделал успешную карьеру, основным фактором было обеспечение материального положения семьи, а не личных амбиций.

Считается, что сохраняющаяся тенденция формализации высшего образования более характерна для девочек, поскольку при постоянной феминизации высшего образования (по данным Вишневского Ю.Р. и Шапко В.Т. в вузах Екатеринбурга и Нижнего Тагила среди студентов социально-экономических и молодые люди составляли только 1 из 6 студентов по естественным наукам, студенты гуманитарных специальностей - 1 из 9 и студенты технических специальностей - 3 из 5) для большинства из них университет действовал как форма непрерывного обучения или своего рода безработица страхование, а не приобретение профессиональных навыков. 

Анализ зависимости женской мобильности от уровня образования затруднен, поскольку большинство исследований, как правило, касаются либо явления «деловая женщина», либо общей картины профессиональной мобильности женщин, не обращая внимания на конкретные факторы, определяющие Это. Исходя из вышеизложенного, мы можем только сделать вывод, что для женской мобильности образование является еще менее определяющим фактором.

Таким образом, если тенденция определяется приоритетом экономического фактора социальной дифференциации, предельным состоянием большинства образованных групп, снижением престижа интеллектуального труда, особенно академического, сохраняющейся тенденцией формализации образования, с исключение большого числа образованных женщин из высших слоев, с одной стороны, и мозаичность социальных слоев, и, как следствие этого, размытость их основных социально-групповых интересов, с другой стороны, будет сохранена, тогда в результате классовая система стратификации со временем станет доминирующей в российском обществе, где каждая статусная группа будет иметь соответствующий доход, определенный уровень образования и соответствующий набор профессий с ограниченной подвижностью вверх.

Образование в системе ценностей россиян

Говоря о престиже образования, следует отметить, что одна из сторон проблемы выражается в противоречии между сохраненной ориентацией на образование, оставшейся с советских времен, и снижением значения умственного труда в общественном сознании. Образование все больше теряет ценность само по себе и все чаще становится целью получения высокого дохода в будущем. Так, согласно опросу выпускников УлГУ, проведенному в 1996 году, зарплата (76% респондентов). При изучении собственных планов поведения московской молодежи на рынке труда выяснилось, что, с одной стороны, для большинства респондентов ценность хорошего труда - это деньги (67 %), а с другой стороны, образование и профессия имеют инструментальное значение как средство достижения материального благосостояния, поскольку, по мнению выпускников, чем выше уровень профессиональной подготовки и квалификации, тем больше ресурсов не только для относительно стабильного Положение на рынке труда, но и для повышения уровня потребления. Таким образом, важным средством получения высокого статуса является достижение материального благополучия. Именно этот фактор стратификации определяет значимость поведенческих приоритетов молодежи на рынке труда. В свою очередь, прагматизация образования заставляет университеты ориентироваться исключительно на профессиональную подготовку и отказ от таких важных аспектов содержания образования, как воспитание и социализация. Это выходит за рамки образовательных процессов, актуальных для трансформирующегося общества, таких как разработка новой системы ценностей, приемлемой для большинства россиян, формирование социальных норм, направленных на установление этих ценностей, и, прежде всего, социальное партнерство разные статусные группы.

Другой стороной, определяющей снижение значимости образования как фактора восходящей мобильности, является неравенство в получении образовательных возможностей для групп с низкими доходами. Социальная дифференциация уже имеет место на уровне средней школы, когда увеличение объема платных услуг, с одной стороны, и увеличение количества лицеев и колледжей, предоставляющих образовательные услуги на коммерческой основе, с другой стороны, исключают молодые люди из малообеспеченных семей технической интеллигенции участвуют в конкурсе на качественное образование, традиционно ориентируясь на высшее образование. Исследования Вишневского Ю.Р. и Шапко В.О. Отметим, что приток выпускников общеобразовательных школ в вузы уменьшился, а выпускников специальных классов и гимназий увеличился, поэтому выбор вуза, а, следовательно, и будущей специальности, предопределяется типом общеобразовательного учреждения. В свете вышесказанного цепочка «Образование-Профессия-Доход», которая является обычной для развитых западных стран, в России все чаще принимает форму Доход-Образование-Профессия, в которой образование больше не является фактором восходящей мобильности.

С другой стороны, на основании Г.А. Чередниченко, можно утверждать, что трехслойная система практически сформировалась в сфере общего среднего образования. Таким образом, в настоящее время сосуществуют три типа учебных заведений: во-первых, элитные гимназии, лицеи и специальные школы, обычно платные; во-вторых, школы с частично платными услугами или отдельными привилегиями в образовании; в-третьих, массовые общеобразовательные школы, обеспечивающие минимальный образовательный стандарт. В свою очередь, различные типы школ предоставляют разные возможности для доступа к высшему образованию: первые предоставляют подготовку для поступления в «престижные» университеты, которые гарантируют высокое социальное положение, работу и быструю карьеру в секторах экономики, которые находятся на подъеме. развивающийся рынок; вторые дают шансы поступить в «непрестижные» университеты, как правило, это технические институты, лишенные широкой гласности и высокой конкуренции соискателей, которые предоставляют второсортные места в высших слоях общества, поскольку они бесперспективны с точки зрения социального прогресса в условиях стагнации экономики производственного сектора и, как следствие, отсутствия спроса на инженерные кадры; третьи практически не предоставляют возможности для поступления в вуз без дополнительного обучения. Такое разделение общеобразовательных учреждений и образовательных траекторий за ним определяет тип социальной мобильности, при котором представители разных социальных слоев неравномерно распределяются между образовательными учреждениями, которые обеспечивают разные социальные перспективы, когда люди из привилегированных социальных групп получают образовательные преимущества, и для детей из широких слоев населения доступ к качественному образованию становится все более закрытым. Таким образом, тенденция к формированию трехслойной системы в области общего среднего образования "... усиливает дифференциацию учащихся, способствует социальной определенности образовательных траекторий и, таким образом, становится инструментом для воспроизводства существующих социальных структура".

По мнению автора, для России следствием формирования такой системы могло бы стать сохранение «переходной» природы общества на неопределенно длительный период.

Третья сторона этой проблемы заключается в том, что образование имеет тенденцию быть формальным. Это также связано с объективными причинами, когда в новой экономической ситуации инженерные и технические специальности, которые имели наибольшую долю в системе советского высшего образования, были невостребованными; и с сохранением в общественном мнении мнения о том, что наличие диплома о высшем образовании автоматически обеспечивает хорошую должность, освобождая от тяжелого физического труда. Эта ситуация была наиболее характерной на начальном этапе реформ, связанных с остановкой или закрытием большинства промышленных предприятий и, как следствие, переводом образованных и квалифицированных работников на тяжелую и престижную рабочую силу: рыночная торговля, челночный бизнес, вспомогательная работа. Согласно результатам социологического исследования, проведенного Институтом социальных и политических исследований Российской академии наук в 1990 году, «... они связывают с уровнем образования возможность повышения своей квалификации только на 25% и 10%» молодых людей с их карьерой».

Кроме того, отношение работодателей к найму работников с высшим образованием, независимо от объема и вида труда, с одной стороны, сохраняет мнение, что высшее образование, полученное на платной основе, является завуалированной покупкой диплома, с другой , Итак, Шаталова И.Н. отмечает, что: «Интервью с руководителями кадровых служб системы МВД и банков показало, что существует негласное правило не принимать выпускников негосударственных вузов на работу, требующую высшего образования. Более того, это важно для работодателя как выпускник поступил в государственный университет: на платной или бесплатной основе (преимущество отдается тем, кто прошел конкурсный отбор).

Таким образом, исходя из вышеизложенного, ясно, что образование не только перестает быть фактором восходящей мобильности, но также постепенно исключается из совокупности стратифицирующих факторов.

Вывод:

Для раскрытия темы работы были определены задачи, с помощью которых необходимо было рассмотреть образование и его влияние на социальную мобильность. На основании результатов изучения образования как фактора социальной мобильности можно сделать следующий вывод: люди находятся в постоянном движении, а общество развивается. Социологи изучали социальную мобильность, основанную в основном на истории человечества. Конечно, социальные движения не происходят гладко, но подвержены преодолению более или менее значительных барьеров. При рассмотрении типов мобильности - горизонтальной и вертикальной, большое внимание было уделено каналам социальной циркуляции и миграции как важным факторам мобильности. Доступность путей социальной мобильности зависит как от личности, так и от структуры общества, в котором он живет. Индивидуальные способности мало что значат, если общество распределяет награды на основе предписанных ролей. С другой стороны, общество мало помогает человеку, который не подготовлен к борьбе за повышение статуса. В некоторых обществах амбиции молодых людей могут найти один или два возможных канала мобильности, открытых для них. В то же время в других обществах молодежь может воспользоваться сотнями способов достижения более высокого статуса. Некоторые способы достижения наивысшего статуса могут быть закрыты из-за этнической или социально-классовой дискриминации, другие из-за того, что индивид, в силу индивидуальных особенностей, просто не способен применить свои таланты. Однако для того, чтобы полностью изменить свой социальный статус, у людей часто возникает проблема вступления в новую субкультуру группы с более высоким статусом, а также связанная с этим проблема взаимодействия с представителями новой социальной среды. Чтобы преодолеть культурные и коммуникационные барьеры, есть несколько способов, которыми люди прибегают в процессе социальной мобильности; это изменение образа жизни, развитие типичного статусного поведения, изменения социальной среды и брака с представителями более высокого статусного слоя. Это также включает в себя образование с учетом степени, в которой человек движется по социальной лестнице.

Таким образом, процесс мобильности в целом принимает различные формы - от простого перехода от семьи к семье до гениальных и сложных действий, направленных на достижение высокого статуса. Следовательно, мобильность во многом зависит от мотивации людей и их стартовых возможностей.

Подводя итог, можно сказать, что характер процессов мобильности во многих обществах и социальных группах различен и зависит от конкретной структуры общества или группы.

Значимость анализа заключается в том, что социальная мобильность является полезной, необходимой и служит неотъемлемой частью культуры в обществе, независимо от того, как она происходит.