Влияние глобализации на развитие зарубежного и отечественного лесопромышленного комплекса

Предмет: Экономика
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 27.08.2020

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы найдёте много образцов и примеров готовых тем для рефератов по экономике:

 

Рефераты по экономике

 

Посмотрите похожие темы рефератов возможно они вам могут быть полезны:

 

Акцизы. Подакцизные товары

Санкции Европейского союза и США. Современные тенденции развития России в этих условиях

Для чего создаются стабилизационные фонды

Современные тенденции развития экономики Китая и прогнозы его развития

 

Введение:

Актуальность темы исследования. Одним из ключевых процессов развития мировой экономики XXI века является прогрессивная глобализация, т.е. качественно новый этап в развитии интернационализации экономической жизни. Отношение к глобализации неоднозначно, а иногда и диаметрально противоположно. Одни рассматривают ее как угрозу мировой экономике, другие - как средство дальнейшего экономического прогресса. Глобализация - это процесс, в котором устанавливается взаимозависимость между структурами национального производства и финансами в результате увеличения числа внешних операций. Результатом этого является новое международное разделение труда, при котором создание национального богатства все больше зависит от экономических субъектов других стран.

Целью работы является изучение теоретических основ глобализации, а также ее влияния на национальную экономику России.

В ходе работы должен быть выполнен ряд задач:

  1. Определить глобализацию;
  2. Определить основные предпосылки развития процессов глобализации;
  3. Определить основные положительные и отрицательные аспекты воздействия глобализации на национальную экономику;
  4. Рассмотреть состояние и место российской экономики в мировой экономике;
  5. Определить основные положения воздействия глобализации на российскую экономику.

Объектом работы является национальная экономика России.

Предмет изучает влияние глобализации на национальную экономику страны.

В работе использованы учебные пособия по мировой экономике, макроэкономике, финансовой теории, международным экономическим отношениям отечественных и зарубежных авторов, материалы печатных СМИ, а также Интернет-ресурсы.

При подготовке работ были использованы статистические и аналитические методы.

Практическая значимость результатов работы заключается в возможности решения на их основе практического задания, для дальнейших исследований по теме и для использования в процессе подготовки специалистов.

Суть глобализации

Концепция глобализации

Американский ученый Т. Левитт стал "пионером" в изучении экономической глобализации (ЭГ) и "создателем" термина "глобализация" после публикации в 1983 г. его книги "Глобализация рынка". С тех пор термин "глобализация" прошел массовое, хаотичное и зачастую уродливое копирование в научной и публицистической литературе по проблемам мировой экономики. Более того, можно сказать, что прилагательное "глобальная" каким-либо образом опирается на стандарты "мирского ума" (в последнем случае авторы, применяя термин "глобальная" и не понимая, что он означает "мирская", в лучшем случае отождествляют его с понятиями "общая", "государство", "национальная экономика" и т.д.).

Подходы к интерпретации этой категории могут различать два полюса, своего рода "перегибы". С одной стороны, почти любое малозначительное мировое экономическое явление связано с глобализацией, как в положительном, так и в отрицательном смысле. Такая абсолютизация, будь то чрезмерная похвала ("глобалисты") или неизбирательное охаивание ("антиглобалисты"), широко распространенное в российских и зарубежных изданиях, не кажется плодотворной.

С другой стороны, совершенно неправильно, как это делает, например, У. Найшул, рассматривать глобализацию как "не более чем политический ярлык", т.е. политически мотивированную выдумку, не отражающую фундаментальные реалии и взаимосвязи в современном мире. Если бы это было так, то вряд ли бы глобализация широко (на протяжении четверти века) решалась бы многими высококвалифицированными и авторитетными исследователями во всем мире, и вряд ли она продолжала бы будоражить умы влиятельных политиков, публицистов и широкой общественности во всем мире. Поэтому вполне естественно, что такая недооценка глобализации должна занимать периферийное место в публикациях, которые претендуют на научное осмысление этого явления.

Т. Левитт, как видно из названия его книги, понимал глобализацию как чисто рыночное явление. Под этим термином он подразумевал объединение, интеграцию рынков отдельных продуктов, производимых транснациональными корпорациями (ТНК). В качестве лейтмотива его книги, пожалуй, можно рассматривать тезис, предсказывающий ближайшее окончание существования таких ТНК, рыночная стратегия которых нацелена только на дифференцированные, специфические рынки отдельных стран. Хотя Т. Левитт правильно определил будущее глобально ориентированных ТНК, ищущих свои шансы во всем мире, его сугубо рыночная трактовка GE, и только на уровне компаний, кажется чрезмерно узкой и не дает адекватной трактовки этой категории.

Вместе с тем следует подчеркнуть, что сформулировать четкое определение категории "глобализация", показать ее связь с ранее введенными категориями, особенно с "интернационализацией" и "транснационализацией", весьма сложно. В этой связи весьма показательно, что С. Долгов в одной из первых (и не только в нашей стране) обобщающих монографий по проблемам ГЕО воздержался от каких-либо определений этого явления. В то же время С. Долгов, в отличие от Т. Левитта и многих других западных исследователей GE, не сводил последнее к различным проявлениям рыночных стратегий ТНК, правильно оценивая его как сложное, многофакторное явление и давая содержательный анализ некоторых его важнейших особенностей (направлений). В то же время следует отметить, что отсутствие определений ТГ как экономической категории характерно для многих публикаций по вопросам глобалистики, в которых, в том числе, делается попытка раскрыть экономическое содержание глобализации. 

Позднее появилось множество работ, более или менее широко интерпретирующих категорию GE, авторы которых, однако, иногда ограничиваются наиболее общим изложением очевидных реалий и поверхностным описанием последних. В этой связи приведем два примера. По мнению американского профессора М. Интриллигатора, глобализация означает "значительное расширение мировой торговли и всех видов обмена в международной экономике с очевидной тенденцией к большей открытости, интеграции и отсутствию границ". Не менее известный польский профессор Г. Колодко пишет: "Глобализация - это исторический процесс либерализации и интеграции рынков товаров, капитала и труда, которые ранее функционировали в определенной степени изолированно, в единый мировой рынок".

Оба определения аморфны, сводя GE к чисто рыночным процессам (т.е. к сфере обмена). Из них непонятно, почему глобализация в мировой экономической науке стала говорить и писать только в последние 20-25 лет, а все те явления и процессы, о которых говорили М. Интриллигатор и Г. Колодко, явно действовали в мировой экономике самое позднее в начале ХХ века, перед первой мировой войной, чему особенно способствовала глобализация валюты в мировой валютной системе золотого (золотого) стандарта.

Определения GE, более адекватные сущности последнего, даются некоторыми российскими авторами. Так, Е.Кочетов рассматривает ее как "процесс репродуктивной трансформации национальных экономик и их экономических структур, капитала, ценных бумаг, товаров, услуг, труда, в котором мировая экономика рассматривается не просто как сумма (совокупность) национальных экономик, финансовых, валютных, правовых, информационных систем, а как целостное, единое геоэкономическое (геофинансовое) население (пространство), функционирующее по своим законам". Б. Смитиенко и Т. Кузнецова отмечают, что "вместе взятые, процессы увеличения масштабов связей, реализуемые международными экономическими отношениями, усиления системного характера международных экономических отношений и взаимозависимости их основных субъектов в взаимозависимости с решением глобальных проблем человечества формируют явление, которое можно определить как экономическую глобализацию". В.Ломакин в последнем издании распространенного в российских университетах учебника пишет, что "глобализация (глобализация) национальных экономик означает создание и развитие международных, мировых производительных сил, факторов производства, когда средства производства используются в международном пространстве. Зеркализация проявляется в создании отдельными компаниями экономических объектов в других государствах и развитии наднациональных форм производственных отношений между различными национальными экономиками. При этом взаимодействие в мировой экономической системе становится постоянным, устойчивым и многосторонним".

Эти определения, не сводя законным образом ГЭ к сфере обмена, правильно отражают некоторые проявления и особенности глобализации. Однако из этих определений трудно понять, чем эти проявления отличаются от аналогичных явлений и процессов, имевших место в мировой экономике на предглобализационных стадиях интернационализации экономической жизни, а также с последней четверти XIX века, когда все ведущие страны процесса индустриализации приняли зрелые формы, во многом придавая производству и сбыту мировой (мировой) характер. Иными словами, все три определения в полной мере применимы и без существенных оговорок, и к стадиям доглобализации, особенно к тем, которые пришли к началу и 50-80-м годам ХХ века. Во многом это связано с тем, что авторы этих определений не ставят вопрос о сроках перехода мировой экономики на стадию (состояние) глобализации, адекватный и четкий ответ на который именно позволяет показать качественное отличие ГЕО от предыдущих этапов развития мировой экономики.

Наряду с определениями GE, правильно отражающими тот или иной "набор" его внешних признаков, в российской литературе есть и достаточно своеобразные определения, которые в лучшем случае лишь частично связаны с глобализацией и не раскрывают ее сущности в целом. Так, Л.Слуцкий (доктор экономических наук, депутат Государственной Думы РФ) пишет: "В начале ХХ века 95% трудоспособного населения развитых стран занималось физическим трудом. Но "средневзвешенная" величина такого рода для XXI века, по мнению экспертов, составит всего 10 процентов. Девять из десяти рабочих будут работать на компьютерах. Столь масштабных и быстрых переворотов мировая экономика не знала. Поэтому на основе информационно-технологической интеграции мира фактически начинает формироваться новое образование, пришедшее на смену классическому капитализму. Этот процесс сегодня называется глобализацией".

Такое толкование глобализации вызывает ряд фундаментальных возражений:

  • На фоне сохранения большого количества традиционных профессий и технологий, особенно в сфере услуг, которая доминирует в постиндустриальном обществе, прогноз "специалистов" в 10% является сомнительным. Ясно одно: эти "специалисты" обладают уникальной научной смелостью прогнозировать средневзвешенную величину на столетие вперед;
  • Работа отдельных участников экономических, в том числе и мировых, отношений с компьютерами не всегда воплощает в себе информационную и технологическую интеграцию между ними. Например, использование компьютеров на автозаводах компаний-конкурентов для управления процессом сборки не означает никакой интеграции между ними. Напротив, их использование изолировано, при этом бережно защищая секреты производства. Информационно-технологическая интеграция в глобальном масштабе, действительно, относится к существенным особенностям GE, но в совершенно ином контексте, чем замещение физического труда интеллектуальным трудом. Кроме того, как будет показано ниже, это лишь одна из особенностей GE, неразрывно связанная с некоторыми другими особенностями последней;
  • Под классическим капитализмом в экономической теории понимается капитализм свободной конкуренции XIX века, возникший во время промышленной революции со всеми его антагонизмами и гротескными социальными диспропорциями. Если бы эта социальная система осталась такой - а по мнению Л.Слуцкого оказывается, что только в этом столетии на смену классическому капитализму приходит нечто иное - она бы давно рухнула, как предсказывал К.Маркс уже в I томе "Капитала", увидевшего свет в 1867 году. Однако после этого этапа капитализм, вопреки предсказаниям К.Маркса, прошел несколько этапов развития, претерпев глубокую качественную трансформацию. Современный рыночно-государственный регулируемый, социально ориентированный капитализм (недаром называемый также "некапиталистическим": "социальная рыночная экономика", "постиндустриальное общество" и т.д.), значительно отличающийся от "манчестерского" капитализма, доказал - в отличие от своего классического предшественника - свою жизнеспособность и приемлемость для подавляющего большинства членов общества;
  • Неясно, кого обычно называют глобализацией в приведенной выше цитате Л. Слуцкого;
  • Глобализация - это не только процесс, но и состояние мировой экономики, т.е. устоявшееся явление, имеющее ряд тесно связанных между собой существенных признаков.

На фоне приведенных выше интерпретаций ГЕ попробуем представить обобщенное определение глобализации. С лексической точки зрения термин "глобализация" означает создание чего-то глобального (глобального). Таким образом, глобализация (мировой) экономики - это объективно установившееся явление и в то же время мировой экономический процесс, активно развивающийся в конце XX века. В целом, в кратчайшей форме глобализацию можно охарактеризовать как высший этап (этап, форма) интернационализации экономической жизни и ее ядро - интернационализацию науки и производства.

Предпосылки для развития процессов глобализации

Можно выделить основные предпосылки (движущие силы) процесса глобализации:

  • Промышленные, научно-технические и технологические:
  1. резкое увеличение масштабов производства;
  2. переход к новому технологическому способу производства - к высоким, наукоемким технологиям; быстрое и широкое распространение новых технологий, устраняющих барьеры на пути движения товаров, услуг и капитала;
  3. качественно новое поколение средств транспорта и связи и их унификация, обеспечивающая быстрое распределение товаров и услуг, ресурсов и идей с их применением в наиболее благоприятных условиях. В настоящее время информация передается практически мгновенно. Сообщения об экономических возможностях и сделках быстро передаются по всему миру. Для товаров и некоторых услуг по-прежнему требуются дни или даже недели, чтобы добраться из одного места в другое, информация передается мгновенно. Если в какой-то части мира происходят значительные изменения на рынке, то это становится известно практически мгновенно во всех остальных частях рынка. Особенно это касается событий на биржах, валютных и товарных рынках, а также научных открытий и их использования. Таким образом, удаленность партнеров друг от друга больше не является решающим препятствием для их продуктивного сотрудничества;
  4. быстрое распространение знаний в результате научного или иного интеллектуального обмена;
  5. резкое сокращение за счет передовых технологий транспорта, телекоммуникационных расходов, значительного снижения затрат на обработку, хранение и использование информации, что способствует глобальной интеграции национальных рынков. Приведены действительно поразительные цифры. "Стоимость трехминутного разговора между Лондоном и Нью-Йорком снизилась (в реальном выражении) с 300 долларов в 1930 году до 1 доллара в 1998 году. За последние 20 лет (с 1975 по 1995 гг.) стоимость компьютерной обработки одной единицы информации ежегодно (в реальном выражении) снижалась на 30%.
  • Организационный:
  1. Международные формы производственно-экономической деятельности (ТНК): организационные формы, сфера применения которых выходит за пределы национальных границ, приобретают международный характер, способствуя формированию единого рыночного пространства;
  2. Появление неправительственных организаций на многонациональном или глобальном уровне. Международные организации, такие как ООН, МВФ, Всемирный банк, ВТО и т.д. начали играть новую глобальную роль;
  3. преобразование транснациональных компаний и других организаций, как частных, так и государственных, в крупных игроков глобальной экономики.
  • Экономический:
  1. либерализация торговли товарами и услугами, рынков капитала и других форм экономической либерализации, которая привела к ограничению протекционистской политики и сделала мировую торговлю более свободной (если в 1947 г. средний уровень импортных тарифов составлял 50-60%, то в начале 90-х годов он снизился до 9,6%, а в будущем Всемирная торговая организация рассчитывает довести его до 3%);
  2. беспрецедентная концентрация и централизация капитала, взрывной рост производных финансовых и экономических инструментов, резкое сокращение времени на межвалютные операции;
  3. введение международными экономическими организациями единых критериев макроэкономической политики, унификация требований к налоговой, региональной, аграрной, антимонопольной политике, политике занятости и др;
  4. усиливающаяся тенденция к унификации и стандартизации. Унифицированные стандарты в области технологии, окружающей среды, финансовых учреждений, бухгалтерского учета и статистической отчетности все чаще применяются во всех странах. Стандарты применяются в области образования и культуры.
  • Информация:
  1. Коренное изменение средств деловой коммуникации, обмена производственной, научно-технической, экономической, финансовой информацией; появление и развитие принципиально новых систем получения, передачи и обработки информации позволили создать глобальные сети, объединяющие финансовые и товарные рынки, в том числе рынки ноу-хау и профессиональных услуг. Информационное обслуживание напрямую связано с успехом в электронике - с созданием электронной почты, Интернета;
  2. формирование систем, позволяющих из одного центра управлять производством, расположенным в разных странах, создавая возможности для оперативного, своевременного и эффективного решения производственных, научно-технических, коммерческих задач не хуже, чем в отдельных странах. Обмен информацией в режиме реального времени знаменует собой настоящую революцию в управлении и маркетинге, в управлении финансовыми и инвестиционными потоками, в новых формах реализации продукции (например, в электронной коммерции). Компьютеризация, системы электронных счетов и пластиковых карт, спутниковая и волоконно-оптическая связь позволяют практически мгновенно перемещать финансовую информацию, совершать операции, переводить средства с одного счета на другой, независимо от расстояния и государственных границ.
  • Политические:
  1. ослабление жесткости государственных границ, облегчение свободы передвижения граждан, товаров и услуг, капитала;
  2. окончание холодной войны, преодоление политических разногласий между Востоком и Западом.
  • Социальные и культурные:
  1. Ослабление роли привычек и традиций, социальных связей и обычаев, преодоление национальных ограничений, что повышает мобильность людей в территориальных, духовных и психологических отношениях, способствует международной миграции;
  2. Появление глобального консенсуса по оценке рыночной экономики и системы свободной торговли. Противоречия между рыночной экономикой Запада и социалистической экономикой Востока в последнее время сменились практически полным единством взглядов на систему рыночной экономики;
  3. проявление тенденции к формированию глобализированных "однородных" медиа, искусства, поп-культуры. Английский язык становится международным языком общения, способствуя межкультурной коммуникации, обучению и взаимопониманию;
  4. преодоление границ в образовании путем развития дистанционного обучения;
  5. Либерализация трудового обучения, которая приводит к ослаблению контроля над воспроизводством "человеческого капитала" со стороны национальных государств.

Таким образом, в данной главе рассмотрены основные аспекты глобализации экономики и определены основные предпосылки процесса глобализации. Существует множество точек зрения на воздействие глобализации на национальную экономику, но все они схожи в одном: последствия глобализации как положительные, так и отрицательные.

Воздействие глобализации на национальную экономику

Положительные последствия процессов глобализации

Позитивную ценность глобализации трудно переоценить: возможности человечества неизмеримо умножаются, более полно учитываются все аспекты его жизни, создаются условия для гармонизации. Глобализация мировой экономики создает серьезную основу для решения общечеловеческих проблем.

В качестве положительных последствий (преимуществ) процессов глобализации можно упомянуть:

  1. Глобализация способствует углублению специализации и международного разделения труда. Она более эффективно распределяет средства и ресурсы, что в конечном итоге ведет к повышению среднего уровня жизни и улучшению перспектив жизни населения (при меньших затратах).
  2. Важным преимуществом процессов глобализации является экономия за счет эффекта масштаба, которая способна снизить издержки и цены и, следовательно, привести к устойчивому экономическому росту.
  3. Преимущества глобализации также связаны с преимуществами свободной торговли на взаимовыгодной основе, которая удовлетворяет все стороны.
  4. Глобализация, усиливающаяся конкуренция, стимулирует дальнейшее развитие новых технологий и их распространение среди стран. В ее условиях темпы роста прямых инвестиций значительно превышают темпы роста мировой торговли, что является важнейшим фактором передачи промышленных технологий, формирования транснациональных компаний, что оказывает непосредственное влияние на национальную экономику. Преимущества глобализации определяются экономическими выгодами, которые возникают в результате использования передовой науки, технологий и навыков ведущих зарубежных стран в своих областях в других странах, в этих случаях внедрение новых решений происходит в короткие сроки и при относительно низких затратах.
  5. Глобализация способствует обострению международной конкуренции. Иногда утверждается, что глобализация ведет к безупречной конкуренции. На самом деле, речь должна идти скорее о новых конкурентных областях и ужесточении конкуренции на традиционных рынках, которая выходит за рамки полномочий одного государства или корпорации. Ведь сильные внешние конкуренты присоединяются к внутренним конкурентам неограниченными действиями. Процессы глобализации в глобальной экономике выгодны в первую очередь потребителям, так как конкуренция дает им выбор и снижает цены.
  6. Глобализация может привести к повышению производительности в результате глобальной рационализации производства и распространения передовых технологий, а также конкурентного давления для непрерывных глобальных инноваций.
  7. Глобализация дает странам возможность мобилизовать больше финансовых ресурсов, поскольку инвесторы могут использовать более широкий спектр финансовых инструментов на все большем числе рынков.
  8. Глобализация создает серьезную основу для решения общечеловеческих, прежде всего экологических, проблем, благодаря объединению усилий мирового сообщества, консолидации ресурсов и координации действий в различных сферах.

Конечным результатом глобализации, как надеются многие эксперты, должно стать общее повышение глобального благосостояния.

Негативные последствия, потенциальные проблемы и опасности глобализации

Все исследователи справедливо отмечают, что экономическая глобализация является довольно противоречивым явлением. С одной стороны, ее основные черты, о которых говорилось выше, в целом способствуют повышению эффективности мировой экономики, экономическому и социальному прогрессу человечества. С другой стороны, как будет показано ниже, формы проявления этих черт часто ущемляют интересы широкой общественности во всем мире и целых стран, не входящих в известный "клуб" государств "золотого миллиарда". Современная (неолиберальная) модель глобализации экономики имеет ряд негативных аспектов, характеризуется острыми столкновениями и конфликтами между различными агентами (участниками) мировых экономических и других международных отношений. Глобализация не оправдала многих надежд, которые связывались с преодолением широких слоев мирового сообщества с преодолением раскола мира на две противоположные социальные системы, что превратило интернационализацию в поистине глобальное явление. Противоречивые и негативные аспекты этой модели должны, прежде всего, включать в себя следующее.

Глобализация, к сожалению, стала питательной средой для быстрого ускорения роста трансграничной преступности. Таким образом, глобализация товарных рынков, к сожалению, особенно интенсивна на нелегальных рынках оружия и особенно на таких социально вредных продуктах, как наркотики. Оборот наркоиндустрии уже сегодня составляет около 8% мирового товарооборота. По своей природе наркобизнес тяготеет к "интернационализму" и глобализму. Общий климат глобализации, основанный на либерализации торговли, способствовал реализации этих существенных черт. В любом случае, наркобизнес, воспользовавшись либерализацией мировой торговли как средством достижения своих неприглядных целей (разумеется, это далеко не исчерпание своего инструментария), сумел глобализировать трансграничную торговлю этим зельем - со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для всего человечества.

Быстрый перенос экономических потрясений и финансовых кризисов из одних регионов мира в другие, а при сочетании ряда существенных негативных факторов - в глобальные. Особенно это касается миграции краткосрочного спекулятивного капитала на финансовых рынках. В то же время электронный обмен ценными бумагами через Интернет играет негативную роль, хотя, как отмечалось выше, революция в телекоммуникационной сфере в значительной степени способствовала "сплочению" мировой экономики и ее прогрессу. Интернет накладывает определенные "клише" на поведение мировых финансовых брокеров и унифицирует их поведение в различных финансовых центрах. В результате, в докризисных условиях их действия часто развиваются в одном и том же - негативном - направлении, давая "синергетический" кризисный эффект.

Не самые развитые страны страдают от этого больше всего. Так, финансовый кризис в России, начавшийся в 2008 году, был вызван финансовым кризисом в США.

Процессы глобализации снижают экономический суверенитет как атрибут власти национальных государств и потенциал экономического регулирования соответствующих национальных правительств, которые все больше зависят от "своих" и зарубежных ТНК и их лобби. Нынешнее пятое поколение такого рода топ-уровней ТНК функционирует как автономные субъекты, определяющие стратегию и тактику своего поведения в мировой экономике независимо от правящих в их стране политических элит, которые скорее зависят от них и в любом случае чутко прислушиваются к ним. Этот процесс, противоречащий принципам построения демократического государства, менее четко прослеживается в США и других странах "золотого миллиарда" и, наоборот, чем слабее то или иное государство в экономических и военно-политических отношениях. Иными словами, между глобализацией и национальным суверенитетом (особенно в экономической сфере) многих государств существует довольно резкое противоречие.

В условиях ГЭ государство не может так эффективно использовать традиционные инструменты макроэкономического регулирования: импортные барьеры и экспортные субсидии, курс национальной валюты и ставку рефинансирования Центрального банка. При необходимости ТНК и ТНБ противопоставляют такие меры своим мощным экономическим потенциалом и разветвленным механизмом лоббирования своих интересов в разных странах, что зачастую сводит на нет ожидаемый эффект от принятых государством мер, а зачастую и вовсе оборачивается в ущерб стране.

Глобализация, хотя и существенно ослабляя традиционные национальные системы государственного регулирования экономики, не привела к созданию международных, не говоря уже о наднациональных, регулирующих механизмов, которые бы заполнили образовавшийся пробел. Единственным исключением здесь является ЕС, особенно еврозона (европейская валютная система), которая не покрывает все пространство, в котором развивался и продолжает развиваться ГЭ. В то же время, в результате неудачного расширения ЕС-15 до ЕС-27 в 2004-2007 гг., которое наложило долгосрочный отпечаток на экономику ЕС-15 и совпало с началом глубокой институциональной реформы этого интеграционного блока, которая давно назрела, сам ЕС оказался в трудном адаптационном кризисе.

Более того, с середины последнего десятилетия ХХ века можно проследить ослабление регулятивной роли в мировой экономике ряда международных организаций: ОЭСР, МВФ и специализированные организации ООН. ВТО не выполнила решения Уругвайского раунда торговых переговоров, результатом которых стало его появление в 1995 году на базе ГАТТ, действуя на основании этих решений иногда "наоборот". В первую очередь это касается наиболее важного решения о либерализации в области нетарифного регулирования импорта путем трансформации нетарифных ограничений в тарифные и поэтапного резкого снижения последних. Напротив, за последние 5-7 лет нетарифное регулирование стало гораздо более активным в качестве "компенсации" за согласованное снижение таможенных пошлин. В то же время с 2001 г. в острой полемике между развитыми и развивающимися странами происходит новый, если не неэффективный, Дохийский раунд переговоров по дальнейшей либерализации мировой торговли. По этой причине в конце 2007 г. не состоялась межминистерская конференция ВТО, которая, предположительно, может состояться в 2009 г.

Все это соответствует выводу, сделанному Д.Сусловым главным образом на основе анализа современного состояния национальных политических систем и сферы мировой политики: "Общее снижение управляемости является основной тенденцией развития международной системы в настоящее время и останется таковой на ближайшее десятилетие". Правда, что касается ЕС и ВТО, то они уже могут восстановить и активизировать свою регулирующую роль в этой системе гораздо раньше, чем к 2017 году, и начать противодействовать снижению ее управляемости.

Так или иначе, глобализация уже повлекла за собой такую трансформацию сложившейся ранее системы международных экономических отношений, которая сделала последние менее предсказуемыми, что существенно усложняет разработку надежных долгосрочных прогнозов развития мировой экономики.

Противоречие между ГЕО как объективным процессом с ее преимущественно позитивным воздействием и нынешней моделью (политикой) глобализации. Нынешняя либеральная (неолиберальная) модель глобализации, продвигаемая и реализуемая преимущественно в собственных интересах странами "золотого миллиарда" во главе с США, направлена на получение наибольших выгод от ускоренного развития мировой экономики для высокоразвитых стран без достаточного учета интересов других стран. Поэтому в последние годы во многих странах, не в последнюю очередь в России, получило широкое распространение движение "антиглобалистов", т.е. фундаментальных противников глобализации, и альтерглобалистов, отвергающих не глобализацию как таковую, а антисоциальную направленность нынешней неолиберальной модели ГЕО и ищущих альтернативу этой модели в виде "новой парадигмы". Так, Всемирный социальный форум ("Лагерь Порту-Алегри", где состоялись его первые встречи), одно из самых активных международных движений, возникшее на рубеже двух столетий на волне глобализации, видит такую парадигму в придании миру более демократичного и эгалитарного характера. 

Так или иначе, тот факт, что Соединенные Штаты извлекли наибольшую выгоду из глобализации (и вытекающие из этого недостатки для этой страны трудно выявить вообще), вряд ли будет поставлен под сомнение. Так, именно благодаря глобализации США до сих пор управляют огромным внешним долгом (он генерируется ежегодным огромным дефицитом текущего счета), который, по словам министра финансов США Дж. Сноу, к 2006 году достиг 8 триллионов долларов (по данным многих зарубежных СМИ, которые, однако, нельзя приравнять к официальной информации, хотя они и выглядят правдоподобно, но к началу 2008 года эта цифра достигла 11 триллионов долларов). Конечно, он имеет иную частную экономическую природу, чем советско-российский внешний государственный долг, и не подлежит обслуживанию из госбюджета, но не становится менее важным. Только глобализация позволяет США жить с таким долгом комфортно и без особых экономических катастроф, избегая дефолта и сохраняя доллар в качестве ключевой и наиболее используемой валюты в мировой экономике.

В то же время США, безусловно, будут продолжать бесстыдно эксплуатировать уникальное расположение доллара как мировой резервной валюты, используя его эмиссию как инструмент покрытия огромных торговых дефицитов и накопленного внешнего долга. "Только лидер может позволить себе такое поведение - любой другой тут же обанкротится", - справедливо отмечает в этой связи Мясникова, недаром полагая, что международные кредиторы США могут в итоге получить всего пару центов за доллар. 

Неолиберальная модель создала дифференциацию мира на страны, которые выиграли и проиграли от глобализации. Более того, в зависимости от критериев, применяемых тем или иным исследователем для разделения на эти две группы, их состав отличается.

Так или иначе, возникают трудности с адаптацией к вызовам глобализации развивающихся стран (РС) и стран с переходной экономикой (СПЭ) из-за отсутствия средств, имеющихся в их распоряжении у промышленно развитых стран (НРС), неподготовленности национальных правовых, экономических, административных систем и механизмов и т.д. Это часто вынуждает СПЭ, в том числе Россию, и особенно РС, принимать правила игры, установленные более сильными игроками мировой экономики. Растущий разрыв в уровне благосостояния между богатыми и бедными странами толкает последние на обочину мировой экономики, увеличивая в них безработицу и обнищание. ПК справедливо отмечает, что глобализация в том виде, в каком она разворачивалась на протяжении многих лет, не только не смогла решить, но и даже усугубить проблемы, которые мешают этим странам действительно интегрироваться в систему мировых экономических отношений и более или менее удовлетворительным образом решать проблемы нищеты и отсталости.

О глубине глобальной проблемы нищеты и отсталости сейчас наглядно свидетельствует, например, тот факт, что из более чем 6 миллиардов человек в мире только 0,5 миллиарда живут в нищете и более 5,5 миллиарда человек испытывают более или менее острую потребность или даже ужасную нищету. В то же время, если в 1960 г. доходы 10% самого богатого населения мира в 30 раз превышали доходы беднейшего населения, то к концу ХХ века - уже в 82 раза. 

Действительно, вопрос о влиянии GE на распределение доходов в мире является спорным. Эксперты Программы развития ООН (ПРООН) и Конференции ООН по торговле и развитию - организаций, призванных продвигать интересы развивающихся стран, - вновь и вновь утверждают, что в условиях ГЕО в мире наблюдается расхождение, т.е. усиливается дифференциация доходов между богатыми и бедными странами в пользу первых, при общем увеличении числа и доли беднейших (т.е. живущих менее чем на 1 доллар в день) населения мира.

Однако ряд видных ученых (С. Бхалл, Х. Сала-и-Мартин, Ю. Шишков) доказывают обратное: конвергенция (т.е. сокращение стратификации) доходов между Севером и Югом и сокращение численности и доли беднейшего населения. Научный спор о глобальном распределении доходов в условиях ГЭ, вероятно, решит проблему времени: "век" глобализации все еще слишком мал для того, чтобы иметь достаточно длинные и надежные статистические ряды, позволяющие сделать твердый вывод о наличии той или иной тенденции. Уже через 5-10 лет такие данные смогут пополнить арсенал науки. Во всех случаях нахождения истины здесь помогло бы открытое обсуждение сторонниками вышеизложенных точек зрения методологии расчета соответствующих показателей.

В то же время исследователи склонны соглашаться с тем, что ГНЗ усиливает стратификацию в развивающихся странах, особенно в беднейших из них. "Тенденция к глобализации международных рынков, - говорит американский экономист Н. Бердсолл, - приводит к фундаментальному противоречию: неравенство, присущее этим рынкам, способствует усилению неравенства в развивающихся странах". Однако до сих пор никто не смог выделить вклад самой глобализации и других факторов (законы рыночной экономики как таковой и т.д.) в формирование и развитие этого противоречия.

Вышеупомянутое глобальное распределение доходов еще более актуально для проблем научно-технической глобализации. Конечно, его плоды прямо или косвенно используются всем человечеством. Однако, прежде всего, они служат интересам ТНК и стран "золотого миллиарда". По некоторым подсчетам (включая американского экономиста Дж. Сакса, бывшего советника российского правительства), только 15% мирового населения, сосредоточенного в этих странах, обеспечивает практически все технологические инновации в мире. Примерно половина остального человечества способна пользоваться имеющимися технологиями, а треть - изолирована от них, не способна ни создавать собственные инновации, ни использовать зарубежные технологии. С такой незавидной ситуацией сталкиваются, прежде всего, жители стран, которые ООН относит к самым бедным (их около 50). Большинство из них, как известно, находится в Африке. Так что же глобализация в конечном счете несет странам - угрозы или новые возможности? Однозначно ответить на этот вопрос практически невозможно, так как баланс положительных и отрицательных последствий постоянно меняется. Однако "реальность такова, что глобализация - это объективное и абсолютно неизбежное явление современности, которое может быть замедлено с помощью экономической политики (что в некоторых случаях и происходит), но не может быть остановлено или "отменено", потому что это является императивным требованием современного общества и научно-технического прогресса". Как образно отмечают некоторые авторы, джинн глобализации вырвался на свободу, и не стоит пытаться снова положить его в бутылку. Странам необходимо адекватно реагировать на процессы глобализации, чтобы адаптироваться к новым условиям и воспользоваться возможностями, открывающимися в связи с интернационализацией мировой экономики.

Влияние глобализации на российскую экономику

Место России в мировой экономике

В результате глубокого макроэкономического кризиса 1990-х годов, сопоставимого по глубине и масштабам с "великим кризисом" 1929-1933 годов на Западе, Россия, объективно утратила роль одного из центров силы мировой экономики, которым, несомненно, был СССР в "клипе" с США, Западной Европой и Японией - со всеми разграничениями в рамках тех или иных "четырех" позиций.

Благодаря восстановлению и росту российской экономики в 1999-2007 годах, а также тому, что в этот период она развивалась темпами, превышающими среднемировые, позиции России в мировой экономике несколько укрепились, но по многим причинам остаются уязвимыми. 

Это по-прежнему страна со средним уровнем экономического развития: согласно расчетам, приведенным в последнем докладе Всемирного банка, валовой национальный доход (ВНД) России по паритету покупательной способности (ППС) на душу населения в 2008 г. составил 11630 долларов США (113,8% от среднемирового и 26,3% от уровня США). Сохранение статуса великой державы обусловлено, главным образом, наличием еще мощного ракетно-ядерного потенциала, сопоставимого с потенциалом США, а также геостратегическим положением страны. Однако в отсутствие реальной экономической мощи сохранение этого статуса требует все больших усилий со стороны России. Для активного влияния на процесс ГСО в целом, придания той или иной его стороне российской "окраски" экономической мощи сегодняшней России явно недостаточно.

В результате стремительной и бессистемной либерализации внешнеэкономических связей (ВЭД) и механизма государственного регулирования внешнеэкономической деятельности (ВЭД), которые значительно опережали темпы внутренних экономических и социальных реформ, Россия уже в первые постсоветские годы фактически стала страной с открытой экономикой, развитие которой в значительной степени зависит от изменений в мировой экономике и ее состоянии. По оценкам экспертов, не менее 35-40% ВВП России формируется и используется в связи с внешнеэкономической деятельностью хозяйствующих субъектов и государства.

Таким образом, после распада СССР у новой России никогда не было реальной альтернативы входить или не входить в процесс глобализации и механизм ее международной политико-правовой регистрации, так как она спонтанно была вовлечена в этот процесс с самого начала. На самом деле проблема заключалась и заключается в том, чтобы органически и с максимальной выгодой интегрироваться в глобализацию с учетом ее сущностных особенностей и противоречий, о которых шла речь выше. Однако такой интеграции не произошло. Вовлечение (включение) России в глобальные процессы глобализации вряд ли можно оценить как в целом успешное, хотя по некоторым аспектам ГЭ удалось достичь определенных положительных результатов, особенно в топливно-энергетическом комплексе (ТЭК).

Из анализа показателей, и других фактических данных, однозначно "просят" сделать вывод, что Россия имеет ограниченные возможности "соопределять" процессы ГЕО, а тем более оказывать на них непосредственное влияние. Об этом свидетельствует 75-е место из 117 в мировом рейтинге, присвоенное России экспертами Всемирного экономического форума в "Докладе о глобальной конкурентоспособности за 2006-2007 годы", хотя метод составления этого рейтинга далеко не бесспорен. Такая ситуация во многом объясняется отсутствием стратегии "интеграции России в глобализацию", которая до сих пор характерна для пассивной адаптации нашей страны к свершившимся фактам в мировой экономике.

Возможности России в условиях глобализации экономики

Однако Россия вовсе не обречена сидеть сложа руки и пассивно смотреть на глобализацию. Участие России в последней должно основываться на разработке и реализации продуманной стратегии, учитывающей, с одной стороны, отмеченные выше негативные реалии, а с другой - богатейшие ресурсные возможности и преимущества нашей страны. Это участие должно быть активизировано во всех областях, вытекающих из вышеупомянутых существенных особенностей и противоречий ГЕ. В то же время Россия должна в полной мере использовать своё уникальное геополитическое преимущество, которое выражается в возможности одновременного участия в процессах развития экономического партнёрства и квазиинтеграционного взаимодействия как с Европейским Союзом, так и со странами АТЭС - двумя крупными регионами мировой экономики.

В то же время, участие России в глобализации должно прекратить следовать линии пассивной адаптации к ней. Необходимо на основе имеющихся возможностей разработать механизм "интеграции в глобализацию", обеспечивающий активное влияние России на глобализационные процессы, прежде всего во взаимодействии с "большой восьмеркой" и другими ведущими странами мира, прежде всего Китаем и Индией, на двусторонней основе и в рамках международных организаций. Учитывая вышеизложенные существенные особенности и противоречия, "восьмерка" выделяет некоторые узловые проблемы, связанные с формированием такого механизма. Для активизации российского влияния на РЭО необходимо, прежде всего, принять меры внутриэкономического характера, направленные на увеличение доли Российской Федерации в мировом ВВП и промышленном производстве, что создаст основу для укрепления ее позиций в торговле и других областях мировых экономических отношений.

По прогнозу известного российского специалиста в области международных экономических сравнений В. Кудрова, по ВВП и промышленному производству к 2015 году. Россия сможет вернуться только к тем отношениям с США, Германией, Францией и Великобританией, которые были сформированы к 1992 году. Иными словами, ее доля в мировой экономике к 2015 году увеличится по сравнению с 2000 годом, но не сильно. 

Уточнение данного прогноза с учетом фактических данных Всемирного банка и ВТО за 2006 г. и предварительных оценок на 2007 г. подтверждает прогнозные показатели на 2017 г. по ВВП и делает более оптимистичными прогнозные показатели на 2017 г. по экспорту товаров и услуг - 4,40% и 1,80% соответственно.

Однако для существенного улучшения ситуации, что отразится на более высоких показателях в 2017 г., необходимо радикализировать реформы и существенно улучшить государственное регулирование экономики, особенно в части формирования эффективной структурной политики (Правительство РФ в начале 1992 г. поручило тогдашнему Министерству экономики разработать концепцию такой политики, и эта работа продолжается до сих пор). Между тем, в последнее десятилетие только те страны (прежде всего "первая волна" НИС и КНР), которым удалось разработать и провести эффективную структурную политику, значительно увеличили свою долю в мировой экономике. Общим для этих стран было то, что они не подражали западным моделям постиндустриализации, а сосредоточились на целенаправленной модернизации структуры с акцентом на ряд отраслей и подотраслей, которые должны были обеспечить им прочные "ниши" на мировом рынке в будущем. В результате доля сектора третичного бизнеса в их экономике (35-50% ВВП) была и остается ниже, чем в высокоразвитых странах.

Россия же, с другой стороны, спонтанно пошла другим путем. По расчетам автора, в 1992 г. доля сферы услуг в ВВП России увеличилась на 15 процентных пунктов по сравнению с предыдущим годом. В дальнейшем, сектор услуг стал устойчиво доминировать в ВВП (а со второй половины 1990-х гг. - в общей численности занятых) и по относительным (долевым) показателям приблизился к западным странам.

 Российский "постиндустриализм" имеет очень мало общего с постиндустриализмом в западных странах. Доминирование третичного сектора на Западе основано на том, что первичный и вторичный сектора, достигнув очень высокого уровня развития, полностью удовлетворяют потребности населения во всем ассортименте товаров и в полной мере обеспечивают третичный сектор адекватной технической базой для высокоэффективного развития, при этом доля промышленности и особенно сельского хозяйства в общей численности занятых снижается.

Напротив, российская "постиндустриализация" в постсоветский период была не столько результатом реального прогресса в сфере третичного образования (хотя в ряде областей и наблюдаются положительные сдвиги), сколько результатом индустриального и сельскохозяйственного кризисов последнего десятилетия, т.е. деиндустриализации и деаграризации. В то же время расширение сектора третичного обслуживания в России произошло в основном за счет "разбухания" торгового и банковского секторов. В то же время бизнес (инжиниринг, консалтинг и т.д.), информационные и другие высокотехнологичные услуги развивались более медленными темпами, хотя и демонстрировали значительный прогресс. Недостаточно развиты также транспортные и туристические услуги. В результате Россия из года в год демонстрирует впечатляющее положительное сальдо внешней торговли товарами, одновременно снижая сальдо торговли коммерческими услугами с впечатляющим дефицитом (14,2 млрд долл. в 2007 г., по данным ВТО).

Несомненно, России необходимо ускорить расширение сектора услуг, особенно в указанных выше проблемных отраслях сферы услуг. Если в этом направлении будут достигнуты значительные положительные результаты, то наша страна сможет превратить дефицит внешней торговли коммерческими услугами в большой профицит. Однако ещё более важным для резкого укрепления позиций России в мировой экономике следует считать реиндустриализацию на новой технической основе с акцентом на машиностроительный комплекс и связанные с ним высокотехнологичные отрасли, что также даст дополнительные стимулы роста сектору услуг третичного обслуживания, а также сельскому хозяйству. Это требует четкой концепции и механизма государственной структурной политики, направленной на оптимизацию как макроструктуры национальной экономики, так и пропорций внутри трех секторов.

В заключение хотел бы обратить внимание на проблему формирования российских ТНК первого уровня. Поскольку основной субъект глобализации - ведущие ТНК, в России должно быть несколько десятков первоклассных ТНК, российских по контролю за капиталом и расположению материнской (головной) компании, имеющей филиалы во всех основных регионах мира и реализующей глобальную стратегию в области научных исследований и разработок, производства, маркетинга и сбыта продукции (товаров в виде материальных продуктов и коммерческих услуг) и ориентирующейся на российские национальные интересы.

Сегодня в России не так много компаний, которые отвечают даже самым распространенным критериям классификации ТНК, применяемым ООН. Российские ТНК поистине международного класса (Газпром, Лукойл, Русал и некоторые другие) в буквальном смысле слова можно пересчитать по пальцам, но они не входят в первую десятку рейтинга 500 крупнейших корпораций мира по транснациональности. Например, в 2004 году у "Лукойла", ведущей российской компании по транснационализации, было в 58 раз меньше иностранных активов, чем у мирового лидера GeneralElectric и почти в 20 раз меньше, чем у "Бритиш Петролеум" (BP). Очень солидные исследования А.В.Кузнецова показали, что из 40 ведущих российских нефинансовых ТНК только у одной ("Лукойл") иностранные активы превышают $10 млрд, а у девяти ("Газпром", "Русал", "Совкомфлот", "МТС", "Новошип", "Алтимо", "Норникель", "Зарубежнефть" и "Евразхолдинг") зарубежные активы превышают $1-5 млрд. Все остальные российские ТНК по этому критерию совсем не сопоставимы с ТНК первого эшелона в мире.

Государство должно способствовать формированию мощных российских ТНК, причем, как правило, опосредованно, т.е. с помощью организационно-правовых и административных инструментов, а в некоторых случаях и напрямую, когда это продиктовано национальными интересами. В этом смысле похвальны усилия правительства по интеграции "Газпрома" и "Сибнефти" под эгидой первых в мощную нефтегазовую компанию поистине мирового уровня. Если такая интеграция принесет положительные результаты как на корпоративном, так и на общероссийском уровне - а другого допустить нельзя - то с учетом этого опыта целесообразно приложить усилия и в других отраслях экономики. Особенно важно добиться появления мощных ТНК в машиностроении и смежных высокотехнологичных отраслях, где крупный отечественный частный капитал - в отличие от топливно-сырьевого сектора - до сих пор явно не "разорван", что в ряде случаев определяет формирование госкорпораций (Объединенная авиастроительная и судостроительная корпорация, "Ростехнологии" и т.д.). Поскольку они укрепляют свои позиции внутри страны и за рубежом, если не подавляют рыночные силы, российскому и иностранному частному бизнесу целесообразно предоставить возможности для активного участия в их капитале и хозяйственной деятельности, на которые он может рассчитывать. В то же время государственная поддержка необходима для создания и развития международных стратегических альянсов (МСА) с участием российских компаний.

В то же время государство должно внимательно следить за тем, чтобы российские ТНК и ССА с их участием на внутреннем рынке не занимали доминирующих, не говоря уже о монопольных позициях в ущерб другим хозяйствующим субъектам и обществу в целом. Для этого необходимо постоянно совершенствовать законодательство о монопольном регулировании и конкуренции внутри Российской Федерации, что будет стимулировать российские ТНК к более эффективной стратегии и за рубежом, где в силу наличия множества мощных конкурентов они определенно не имеют перспективы легкой добычи.

Для успешной адаптации России к процессам глобализации ведущие российские банки должны войти в клуб первоклассных, лидирующих в мировых рейтингах транснациональных банков (ТНБ). Однако позиции России в глобальном банковском секторе гораздо слабее, чем у промышленных ТВМБ. Наиболее важные показатели всей российской банковской системы, включающие в себя чрезмерно большое количество "маломощных" по международным стандартам хозяйствующих субъектов (по состоянию на 1 ноября 2008 г. у нас насчитывался 1101 коммерческий банк и 44 небанковские кредитные организации, получившие лицензию Банка России на осуществление банковских операций), порой уступают соответствующим показателям даже отдельным субъектам из первой десятки ТВМБ мира или в лучшем случае сопоставимы с ними. Так, зарегистрированный уставный капитал этих кредитных организаций, действующих на территории России, на 1 ноября составлял всего 721 244 млн. рублей, т.е. всего около 29 млрд. долларов США. 

Однако по капиталу и активам около десятка российских банков входят в список 1000 крупнейших коммерческих банков мира. Однако даже первый из них, Сбербанк, находится лишь во второй сотне авторитетных рейтингов британского журнала "TheBanker". Другой крупный российский банк - ВТБ, созданный на базе бывшего Внешторгбанка, поставил перед собой цель: подняться (после его реформирования и укрепления) в рейтинге европейских банков с 59-го на 30-е место. Иностранные активы даже тех российских банков, которые в наибольшей степени проявляют себя как ТНБ (ВТБ, Альфа-Банк, Банк Москвы, Росбанк, Конверс Банк, Национальный Резервный Банк), по международным стандартам не производят никакого впечатления или, в лучшем случае, более чем скромного.

Нехватка капитала российских банков, в том числе и для зарубежных операций, во многом объясняется их отношением к консолидации своих сил в условиях международной конкуренции. До сих пор в России не происходило слияний двух действительно крупных банков (например, из первых 30 банков в статистической информации, регулярно публикуемой в официальном бюллетене Банка России), хотя за последнее десятилетие этот процесс "охватил" весь мир и активно продолжается. Так, во Франции в текущем десятилетии два из первых десяти банков этой страны объединились по размеру капитала: в результате приобретения Credit Agricole 82% акций Credit Lyonnais за 16 млрд евро, новый коммерческий банк, крупнейший в еврозоне. Напротив, в России до сих пор были только приобретения банков из первой "тридцатки" и сопоставимых с ними банков своих "коллег", значительно уступающих им по капиталу и активам и в ряде случаев не находящихся в блестящем финансовом положении, если не на грани банкротства или даже банкротства. Слабость российской банковской системы вынуждает крупнейшие российские компании обращаться за нормальными коммерческими кредитами к иностранным источникам (отечественные банки поступают аналогичным образом), что приводит к резкому росту внешнего долга России на уровне хозяйствующих субъектов, что находит отражение в наших, а в некоторых случаях и в зарубежных СМИ с явным, порой чрезмерным аллармистическим подтекстом.

В контексте поиска путей адаптации к императивам глобализации, определяемым современным состоянием и тенденциями развития сферы МЭА, прежде всего международной торговли, нельзя, по крайней мере, вкратце игнорировать проблемы вступления России в ВТО.

С точки зрения существующей товарной структуры российского экспорта, стране нет необходимости вступать в ВТО. Известно, что около 4/5 российского экспорта составляют товары топливно-сырьевой группы. Львиную долю в этой сумме составляют энергоносители, и на них в основном не распространяются ограничения ВТО, поэтому на первых порах вступление в эту организацию не окажет большого положительного влияния на нашу страну. Скорее всего, Россия получит от либерализации доступа иностранных конкурентов к собственному рынку очень сложные проблемы для сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности, а также для многих отраслей сферы услуг. Кроме того, следует учитывать, что в России таможня дает 40% доходов госбюджета (в развитых странах этот показатель составляет 1-3%). Российское государство не может резко и незамедлительно снизить ввозные и вывозные пошлины по причинам как защиты отечественного производителя, так и наполнения государственного бюджета, поэтому потребуется болезненная адаптация к реалиям членства в ВТО.

В то же время вступление в ВТО поможет России решить давнюю стратегическую задачу диверсификации экспорта (и, в связи с этим, экономики в целом) в сторону увеличения доли готовой продукции, особенно машиностроительной и высокотехнологичной. Став членом ВТО, Россия получит возможность непосредственно и активно влиять на ход переговоров по дальнейшей модернизации мировой торговли в рамках этой организации, тем самым оказывая влияние на ГЭ с учетом ее собственных интересов. Однако следует подчеркнуть, что в результате вступления Россия получит лишь один дополнительный значительный шанс (без вступления такого шанса не будет) войти в элиту высокоразвитых стран не за счет краткосрочных выгод, а за счет радикальной модернизации национальной экономики, особенно сферы внешней торговли. Таким образом, хотя вступление в ВТО будет способствовать более гибкой адаптации российской экономики к процессам экономической глобализации, России не нужно без оглядки врываться в ВТО, заплатив любую цену за вступление в нее в 2009 году. В то же время необходимо еще более активно готовиться к будущему членству в ВТО. Без модернизации нашей экономики, которая требует решения многих других проблем, у нас нет будущего - ни с ВТО, ни без нее.

Для России "баланс" выгод, трудностей и потерь от глобализации все еще можно оценить как нулевой или, скорее, отрицательный. Нашей стране придется приложить огромные усилия, чтобы глобализация стала ее союзником.

Вывод:

По окончании работы мы можем сделать выводы.

Важнейшей тенденцией современного мира является глобализация всех экономических и политических процессов, противостоять которой сейчас не может ни одно национальное государство.

В конце XX века перед мировым сообществом отчетливо встала задача эффективной координации всех глобальных процессов - глобальной экономики, глобальной окружающей среды, политической структуры мирового сообщества, проблем бедности и богатства, войны и мира, прав человека и суверенитета национальных государств.

Сейчас нет сомнений в том, что глобализация станет доминирующим фактором развития мировой цивилизации в первой четверти нового века, когда процесс глобальной консолидации фактически завершится формированием мировой федерации.

Глобализация характеризуется увеличением потоков товаров, услуг, капитала, информации и рабочей силы через национальные границы, что приводит к взаимопроникновению как отдельных рынков, так и экономики в целом. Глобализация - это планетарный процесс, в котором участвуют субъекты, находящиеся на мировой арене. По самым осторожным оценкам, в экономической деятельности глобализация затрагивает около 40% мирового производства. Она оказывает влияние примерно на 60% мирового ВВП. В торговле эта цифра еще выше и достигает 70-80%.

Тенденции глобализации в мировой экономике связаны с революционными изменениями в электронике, компьютерных технологиях и связи. Иными словами, прогресс науки и техники лежит в основе глобализации.

Глобализация экономики приносит выгоды, но имеет и недостатки. Наиболее очевидными преимуществами являются экономический рост, повышение производительности труда, распространение передовых технологий не только в финансовой сфере, но и в фундаментальной и прикладной науке. Установлено, что открытая экономика в сочетании с прозрачной политикой приводит к быстрому экономическому росту. Снижение тарифных и нетарифных барьеров обеспечивает ежегодный прирост мирового ВВП на 100-300 миллиардов долларов. Кроме того, глобализация способствует укреплению международной координации. Она привела к переоценке основных видов рисков и методов их ограничения, а также облегчила и сделала более эффективным размещение депозитов инвесторов.

Положительный или отрицательный вектор будет в изменениях национальной экономики под влиянием глобализации, зависит от уровня развития экономической системы и положения страны в мировой экономике. Положительное влияние глобализации также сопутствует негативному эффекту. Так, глобализация конкуренции часто вынуждает производителей снижать себестоимость продукции, уменьшать затраты на охрану окружающей среды или привозить продукцию в страны с менее строгими экологическими стандартами.

В этих условиях естественным образом меняется и роль государства, поскольку в результате международной конкуренции возможности для государственного произвола существенно ограничены (из-за вынужденной открытости экономики) усилением контроля над денежно-кредитной и фискальной политикой не только со стороны международных организаций, но и со стороны финансовых рынков. Глобализация экономической деятельности - один из основных трендов развития современного мира, не только оказывающий огромное влияние на экономическую жизнь, но и влекущий за собой далеко идущие политические (внутренние и международные), социальные и даже культурные и цивилизационные последствия.

Эти последствия все больше ощущаются почти всеми странами, и среди них, конечно, Россия вполне осознанно, активно и целенаправленно движется в направлении интеграции в мировую экономику. Поэтому анализ этого глобального процесса не только теоретический, но и очень практический, и он чрезвычайно важен для России, для ее внешнеэкономической политики и, в более широком смысле, для всей экономической политики.

Негативные аспекты глобализации связаны с потенциальными конфликтами, хотя их можно смягчить путем развития глобального сотрудничества на основе политических соглашений или создания новых международных институтов.