Вина, случай и непреодолимая сила

Предмет: Гражданское право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 04.09.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти рефераты по гражданскому праву на любые темы и посмотреть как они написаны:

 

Много готовых тем для рефератов по гражданскому праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Возмещение убытков как общая мера гражданско-правовой ответственностим
Основания и условия гражданско-правовой ответственности
Причинная связь как условие гражданско-правовой ответственности
Вещное право: понятие, виды, признаки

 

Введение:

Ответственность является одной из основных правовых категорий, широко используемых в правоохранительных органах. Юридическая ответственность устанавливает последствия неправомерного (противоправного) поведения, нарушающего права и интересы других лиц. 

Обстоятельства возникновения гражданской ответственности называются ее основаниями. Такой основой, прежде всего, является правонарушение, предусмотренное законом или договором, например, неисполнение или ненадлежащее исполнение лицом обязательств, возникающих у него из договора или причинение имущественного ущерба любому лицу. 

В гражданском праве ответственность в некоторых случаях может также возникать при отсутствии правонарушения со стороны лица, которому оно назначено, в частности, за действия третьих лиц (например, в соответствии со статьей 363 Гражданского кодекса). Российской Федерации гарант несет ответственность за нарушение обязанным лицом гарантийного договора).

Актуальность написания данной работы заключается в том, что в результате реформ, проведенных в Российской Федерации, произошли значительные изменения во всех сферах общественных отношений. В различных формах собственности развивались различные формы предпринимательской деятельности. Экономические отношения приобрели товарно-денежный, рыночный характер, а наиболее значительным новшеством в области регулирования гражданской ответственности стало отступление от требования учитывать вину как субъективное условие гражданской ответственности за нарушение договорных обязательств в ходе предпринимательской деятельности.  

Винная как субъективное условие гражданско-правовой ответственности

В настоящее время проводится значительный объем исследований по юридической ответственности. Однако, несмотря на достижения в развитии его теоретических аспектов, многие вопросы, в том числе содержание концепции вины, по-прежнему остаются дискуссионными. 

В римском праве не было общего определения вины; это характеризовалось через формы. В дореволюционном гражданском законодательстве России также не было общего правила о вине. Гражданское законодательство зарубежных стран в большинстве случаев не содержит такой нормы. Долгое время в советской цивилистической литературе правовая категория вины специально не анализировалась. Она была охарактеризована через формы (умысел и небрежность) и считала, что этого достаточно, чтобы понять суть вины. 

Меры гражданской ответственности направлены не только на удовлетворение имущественных интересов потерпевшего, но и на предотвращение гражданских правонарушений. Гражданская ответственность выполняет определенную превентивную функцию, способствует тому, что участники гражданского оборота, угрожая привлечь их к ответственности, стремятся выстраивать свою деятельность таким образом, чтобы не нарушать действующее законодательство, права и интересы других лиц защищены законом , Однако постоянная угроза судебного преследования может значительно снизить инициативность рядовых участников гражданского оборота, не испытывающих его тонкостей. Чтобы избежать этого, необходимо создать такие условия, при которых лица, участвующие в гражданском обороте, твердо верили, что они не будут нести ответственность за непредвиденные последствия своей деятельности. Такое доверие возникает в случае применения мер гражданской ответственности в случае совершения преступления. В соответствии с этим пунктом. 1 ст. 401 Гражданского кодекса устанавливает, что лицо, не выполнившее обязательство или не выполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или небрежности), если иное не предусмотрено законом или договором. Таким образом, как правило, ответственность в гражданском праве основывается на принципах вины. 

В отличие от противоправного поведения и причинности, вина является субъективным условием гражданской ответственности. Оно представляет собой такое психологическое отношение человека к его незаконному поведению, в котором проявляется пренебрежение интересами общества или отдельных лиц. Эта концепция вины в равной степени применима как к гражданам, так и к юридическим лицам.

Вина последнего не может быть проявлена ​​иным образом, если только через виновное поведение работников соответствующей организации при исполнении ими своих трудовых (служебных) обязанностей, поскольку действия работников должника по выполнению своих обязательств считаются действиями. должника (статья 402 ГК РФ). Например, вина коммерческой организации, которая задержала поставку продукции из-за нехватки рабочей силы или оборудования, выражается в виновном поведении главы коммерческой организации, который не принял своевременных мер для устранения этих недостатков в деятельности коммерческая организация. Вина юридического лица может также проявляться в виновных действиях его работника, например, вине работника, заключившего брак при изготовлении продукции. 

В то же время в литературе высказываются и другие мнения по этому вопросу. В частности, отмечается, что вина юридического лица не может быть сведена к вине отдельных работников, а представляет собой вину коллектива в целом. Действительно, свойства целого не могут быть сведены к простому набору свойств его составных частей. Поэтому вина юридического лица как коллективного субъекта гражданского права приобретает такие свойства, которыми вина отдельных работников не обладает. Однако эти свойства, которые чрезвычайно важны с точки зрения психологии, не представляют интереса для юридической науки, поскольку не влияют на гражданско-правовую ответственность юридических лиц. Для юридической науки важен тот факт, что внешнее чувство вины юридического лица не может проявляться иначе, как через виновное поведение его сотрудников. 

Типы вины

В соответствии со ст. Вино 401 CC может прийти в форме умысла и небрежности. В свою очередь, халатность может проявляться в форме простой или грубой халатности. Как субъективное условие гражданской ответственности, вино связано с психическими процессами в сознании человека. Однако на современном уровне развития общества мы не можем, решая вопрос об ответственности, напрямую исследовать психические процессы, которые произошли в сознании человека во время преступления. Об этих внутренних процессах можно судить только по поведению человека, в котором они находят свое внешнее выражение. 

Вина в форме умысла возникает, когда из поведения человека видно, что он умышленно нацелен на преступление. В гражданском праве, касающемся нормальных явлений в сфере гражданского оборота, вина в форме умысла встречается не так часто, как, например, в уголовном праве, рассчитанном на аномальные явления. Однако в некоторых случаях субъекты гражданского права также намеренно нарушают права и интересы других лиц, охраняемых законом. Так, на практике встречаются случаи, когда поставщик в ответ на санкции, наложенные на него покупателем за задержку в поставке продукции, как правило, прекращает отгрузку продукции данному покупателю. Чтобы ограничить сферу преднамеренного нарушения обязательств, пункт 4 ст. 401 Гражданского кодекса устанавливает, что заранее заключенное соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства является недействительным. 

Гораздо чаще гражданские правонарушения сопровождаются чувством вины в виде халатности. В этих случаях нет никаких элементов намерения в поведении человека. Это не преднамеренно направлено на правонарушение, но в то же время поведению человека не хватает должной осторожности и осмотрительности. Отсутствие должной осторожности и осмотрительности характерно как для грубой, так и для простой небрежности. Однако между этими двумя формами вины существуют определенные различия. Эти различия не были отражены ни в законодательстве, ни в руководящих пояснениях высших судебных органов. Так, в пункте 23 постановления № 3 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 апреля 1994 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного здоровью», отмечается, что вопрос о должна ли быть допущена халатность жертвы по грубой небрежности или простой неосторожности в каждом конкретном случае с учетом конкретных обстоятельств. 

Такое объяснение явно недостаточно для того, чтобы в каждом случае можно было четко различать грубую небрежность и простую небрежность. Для этого необходимы более конкретные руководящие принципы, которыми можно руководствоваться в соответствующей ситуации. Такие руководящие принципы разработаны в цивилистической науке. Наиболее приемлемыми являются следующие. При грубой небрежности в поведении человека нет всей внимательности и осторожности. Простая небрежность характеризуется тем, что человек проявляет некоторую осторожность и внимательность, но этого недостаточно, чтобы избежать правонарушения. Таким образом, если пешеход, проезжая по проезжей части на желтый свет, допускает простую небрежность, проявляя определенную осторожность и внимательность при переходе через улицу, то гражданин, спящий на трамваях, допускает грубую небрежность, пренебрегая самыми основными требованиями ухода и осмотрительности. 

В гражданском праве, как правило, вина является лишь условием, а не мерой ответственности. Если есть вина, то, независимо от ее формы, правонарушитель обязан возместить понесенные убытки в полном объеме (пункт 1 статьи 15 Гражданского кодекса). Однако в некоторых случаях, прямо предусмотренных законом или договором, форма вины может повлиять на размер гражданской ответственности. Поскольку эти случаи являются исключением из общего правила, нет необходимости прибегать к четырехстороннему разделению вины, как это имеет место в уголовном праве, когда размер ответственности напрямую зависит от степени вины правонарушителя. Для тех немногих случаев, когда форма вины влияет на размер ответственности, вышеуказанного трехчленного разделения вины вполне достаточно. 

Одним из таких случаев является так называемое смешанное вино (пункт 1 статьи 404 Гражданского кодекса). Смешанное вино характеризуется следующими моментами: 

  • убытки возникают в результате виновного поведения не только должника, но и кредитора;
  • убытки сосредоточены в имущественной сфере только одной стороны обязательства кредитора;
  • убытки составляют единое целое, когда невозможно определить, в какой части они вызваны виновными действиями должника, а в каких виновными действиями кредитора.

Так, если перевозчик задержал доставку скоропортящихся товаров, а получатель в получении этого груза, то убытки получателя, связанные с повреждением груза, вызваны поведением как перевозчика, так и получателя. Невозможно определить, в какой части эти потери были вызваны виновным поведением перевозчика, а в какой виновным поведением грузополучателя. В таких случаях суд соответственно уменьшает размер ответственности должника. Суд также вправе уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности способствовал увеличению суммы убытков, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением, или не принял разумных мер для их уменьшения. Те же правила применяются в тех случаях, когда должник по закону или договору несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства независимо от его вины. 

Поскольку при смешанной вине невозможно определить, какая часть убытков вызвана поведением должника, а какая поведением самого кредитора, единственный критерий, который можно использовать в таких случаях при распределении убытков между ними Может быть степень (форма) вины должника и кредитора. Более того, чем выше степень вины стороны в обязательстве, тем большая часть убытков относится на ее счет. Так, если убытки, понесенные кредитором, составят 1000 руб. и обе стороны совершили простую небрежность, тогда кредитору возмещается только 500 рублей, поскольку остальная часть убытков ложится на самого кредитора и поэтому не подлежит компенсации за счет должника. Если должник совершил грубую небрежность по простой небрежности кредитора, то большая часть убытков подлежит возмещению за счет должника. Его ценность зависит от конкретных обстоятельств дела. Например, это может быть 700 руб. 

Смешанную вину следует отличать от общего вреда. Вред сустава характеризуется следующими симптомами: 

  • убытки возникают в имущественной сфере только одной стороны обязательства кредитора;
  • убытки вызваны противоправными действиями двух или более лиц;
  • потери представляют собой единое целое, и невозможно установить, какая часть этих потерь вызвана каждым из этих двух или более лиц;
  • совместные причинители несут солидарную ответственность перед кредитором.

Так, акционерное общество не поставило компоненты акционерному обществу двумя поставщиками, в результате чего акционерное общество понесло убытки из-за простоя оборудования в размере 50 000 руб. В этом примере акционерное общество понесло убытки, которые не совершали никаких правонарушений. Следовательно, он может получить полное возмещение убытков от любого из поставщиков. Убытки, возмещенные одним из поставщиков, могут быть в дальнейшем распределены между совместными причинами (поставщиками) пропорционально степени (форме) вины каждого из них. 

В соответствии с пунктом 2 ст. 401 ГК РФ, отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. Это означает, что в гражданском праве, в отличие от уголовного права, действует презумпция вины правонарушителя. Последний считается виновным, пока он не докажет свою невиновность. Лицо признается невиновным, если с учетом степени его осторожности и осмотрительности, которые требуются от него по характеру обязательства и условиям оборота, он принял все меры для надлежащего исполнения обязательства (пункт 1 статьи 401 Гражданский кодекс). Это связано с тем, что гражданское право касается не аномальных явлений, а нормального развития гражданского оборота. Если один из участников гражданского оборота нарушает нормальный ход гражданского оборота и причиняет ущерб другому участнику в результате своего незаконного поведения, то жертва знает, что такие потери произошли и что они вызваны противоправным поведением правонарушителя. , Поэтому на него возлагается бремя доказывания факта совершенного против него преступления, наличия убытков и причинно-следственной связи между противоправным поведением правонарушителя и вытекающими из этого потерями. 

Помимо обычных субъектов гражданского оборота в нем участвуют и предприниматели, которые в принципе должны быть профессионалами в сфере товарно-денежных отношений и осуществлять предпринимательскую деятельность на свой страх и риск. В соответствии с этим гражданская ответственность при осуществлении предпринимательской деятельности основывается на принципах риска. Пункт 3 ст. 401 Гражданского кодекса устанавливает, что, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не выполнившее или ненадлежащим образом выполнившее обязательство по осуществлению предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение было невозможно из-за форс-мажорных обстоятельств, то есть , неординарные и неизбежные с данными обстоятельствами. Такие обстоятельства не включают, в частности, нарушение обязательств со стороны контрагентов должника, отсутствие товаров, необходимых для исполнения на рынке, отсутствие у должника необходимых средств и т. д. 

Риск основан на ответственности владельца источника повышенной опасности (статья 1079 Гражданского кодекса), ответственности профессионального хранителя (статья 901 Гражданского кодекса) и в некоторых других случаях. В соответствии со ст. 1079 ГК РФ, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для других (транспортные организации, промышленные предприятия, строительные площадки, владельцы транспортных средств и т. д.), обязаны возместить ущерб, причиненный источником повышенной опасности, если они не доказывают, что ущерб возник из-за форс-мажорных обстоятельств или намерений жертвы. Под источником повышенной опасности мы подразумеваем материальные объекты, обладающие вредными свойствами, проявление которых в процессе использования этих объектов полностью не контролируется человеком. Таким образом, автомобиль не может быть остановлен немедленно, что создает повышенную опасность для других. Наложение повышенной (независимо от вины) ответственности на владельцев источников повышенной опасности связано с тем, что такая ответственность побуждает их постоянно совершенствовать источники повышенной опасности, с которыми они работают, снижая уровень проявления вредных свойств, неуправляемых людьми , 

Дело и неопределенность силы. как основы отделения от гражданской правовой ответственности 

Случай это то, что никто не может предвидеть заранее. Если был случай, то не может быть никакой ошибки. Поскольку случай не может быть предвиден заранее, он характеризуется субъективной неизбежностью. Однако, если бы человек знал о предстоящем событии, он мог бы предотвратить это. Таким образом, если бы торговая организация знала, что спрос населения на приобретаемые ею товары изменится, она будет заказывать другие товары и не понесет убытков, связанных с уменьшением ее товарооборота. 

Если случай характеризуется субъективной неизбежностью, то форс-мажорные обстоятельства характеризуются объективной неизбежностью. Это не только невозможно предвидеть, но и невозможно предотвратить любыми доступными для человека средствами, даже если он мог предвидеть форс-мажорный эффект. Поэтому форс-мажорные обстоятельства иногда называют квалифицированным случаем. Таким образом, судоходная компания не сможет выполнить обязательство по перевозке груза в определенный день, даже если она будет знать, что в этот день будет шторм в море, не позволяющий судну выйти в море. 

Непосредственной границей вины при нарушении договорных обязательств является субъективный случай (casus). Это означает, что во всех случаях, когда ответственность строится на основе вины, лицо освобождается от ответственности, если доказано, что обязательство было нарушено случайно: из-за обстоятельств, в которых его нельзя обвинить. 

В современной науке гражданского права доктрина случайности, разработанная советскими гражданскими лицами, остается доминирующей.

Традиционно различают простой случай (случай, субъективный случай) и квалифицированный случай (форс-мажор, форс-мажор, объективный случай). Такое разделение считается оправданным, поскольку необходимо говорить об объективном случае и субъективном случае, который зависит от предмета. 

Субъективный случай, по мнению В. А. Ойгенхихта, это один из аспектов психического процесса, происходящего в сознании человека и связанного с его волевыми действиями; это особая форма психического отношения человека к его действиям (бездействию) и их последствиям, вызванным неправильным представлением о них, когда человек не мог вообразить это иначе в обстоятельствах дела. В. А. Ойгензихт решительно выступил против широко распространенной в науке ошибки, когда в понятие субъективного случая была введена объективная категория непреодолимости. 

Сам субъективный случай как понятие, противопоставленное вине В.А. Ойгензихт определяется как психическое отношение субъекта к его действиям (бездействию) и их результатам, выражающееся в бессознательности и неспособности осознать незаконность этих действий (бездействия) или в непредвиденных и невозможности предвидеть их незаконные последствия. 

Е.А. Павлодский полностью разделяет точку зрения большинства гражданских лиц, которые квалифицируют гражданско-правовое дело как концепцию, характеризующую субъективную сторону правонарушения. В то же время автор критиковал позицию юристов, путавших случай (случай) с диалектическим шансом. 

Е.А. Суханов и В.П. Грибанов определяют случай (инцидент) как событие, которое могло произойти, но не было предотвращено лицом, ответственным за него, только потому, что его нельзя было предвидеть и предотвратить из-за внезапности нападения. 

Позиции других гражданских лиц также совпадают в том, что дело противоположно вине: если человек не знал, не мог и не должен был знать о возможности результата, он признается случайным. В то же время дело отличается субъективной невозможностью предотвратить: если человек знает о возможности результата, его можно предотвратить. 

Особо хотим подчеркнуть, что специфика дела (инцидента) в договорных отношениях заключается в том, что закон предъявляет высокие требования к процедуре его заключения, чтобы признать заключенный договор действительным.

Таким образом, считается, что стороны, заключившие соглашение, понимают, каковы их права и обязанности, какие действия они имеют право совершать и какие необходимы. Учитывая тот факт, что в гражданском праве есть юридическая фикция (а не презумпция!) Знание закона. Состав и характер договорных обязательств сторон, а затем любые ссылки стороны на тот факт, что в случае нарушения оно исходило из законности нарушения (например, ошибочно полагая, что имелись обстоятельства непреодолимой силы, они не может быть квалифицировано как инцидент (случай).

Юридическая значимость дела не ограничивается тем, что он является границей вины нарушителя обязательства. В современном гражданском праве ответственность за дело наряду с ответственностью за вину является одним из принципов гражданской ответственности. Уже в 1978 году Е.А. Павлодский заявил, что «в настоящее время все больше ученых склоняются к тому, что нарушение определенных гражданско-правовых обязательств влечет за собой реальную юридическую ответственность даже в отсутствие виновного преступника». 

В. А. Ойгенхихт определяет риск как субъективную категорию, которая существует параллельно с чувством вины, но может существовать вместе с ним, как психическое отношение субъектов к результату своих собственных действий или действий других, а также к результату. объективно случайных или случайно невозможных действий (событий), выражающихся в сознательном допущении негативных, в том числе непоправимых имущественных последствий. Несмотря на все свои инновации и определенную позитивность, такое понимание риска вызвало очень обоснованные возражения ученых. В этой связи мы полностью разделяем следующую критику В. Плотникова: «исследуя содержание риска в рамках субъективной стороны акта, В. А. Ойгензихт предлагает подойти к проблеме вины с позиций, отличных от общепринятых.

От традиционного подхода к высокомерию (предвидел, но легкомысленно надеялся на предотвращение), предположение субъекта о неблагоприятных последствиях (иначе, что предотвратить?). В. А. Ойгензихт, дав свое определение высокомерия, выводит из содержания неосторожной вины элемент предположения, оставляя его только в косвенном умысле. Место, освобожденное в результате этой операции, занято риском, выраженным, как было отмечено, в сознательном допущении негативных последствий. 

Таким образом, мы убеждены, что понятие «ответственность за риск», используемое в актах судебной власти, и понятие «ответственность за случайность», используемое в науке гражданского права, являются идентичными понятиями.

К аналогичному выводу Н.Д. Егорова: «Гражданская ответственность при осуществлении предпринимательской деятельности основывается на принципах риска. Таким образом, предприниматель в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства по осуществлению предпринимательской деятельности несет повышенную ответственность. Он даже несет ответственность за случайное (невинное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по осуществлению предпринимательской деятельности. 

В целом на уровне концепций В.М. высказал ту же идею. Танаев: «это происходит со случайными событиями, т. е. «события, которые могут происходить или не происходить при данных условиях и для которых существует определенная вероятность его возникновения при данных условиях », связаны с понятием риска. 

Что касается доктрины риска, предложенной В. А. Ойгенхичтом, то она сохраняет свою силу, но только в рамках науки гражданского права. 

Итак, мы согласны с большинством юристов, что в рамках субъективного отношения человека субъективный случай (инцидент) является границей вины в нарушении договорных обязательств. С другой стороны, субъективный случай граничит с форс-мажором. 

«Водораздел» между субъективным случаем (инцидентом) и форс-мажором протекает по условной линии, когда любое волевое регулирование человеком его поведения выявляет его полную невозможность надлежащим образом выполнить обязательство. Поэтому считаем необходимым различать субъективный случай как границу вины с одной стороны от форс-мажора (объективный случай): границу субъективного случая с противоположной стороны. Более того, при отсутствии субъективного случая непреодолимая сила (объективный случай) может прямо свидетельствовать о невиновности преступника. 

Цивилизованный паук знает два подхода к отграничению субъективного случая от форс-мажорных обстоятельств. Эту проблему можно решить, по мнению Э.А. Флейшица, Б.С. Антимонова, Л.А. Лунца и др., Основываясь на выдвинутой в 1949 г. Д.М. позиции Генкина, согласно которой «вина и происшествие лежат в диапазоне необходимой причинности, форс-мажорные обстоятельства связаны с понятие случайной причинности ». О.С. Иоффе и В.А. Туманы полагали, что субъективный случай и форс-мажор можно отличить не по характеру причинности, а рассматривая форс-мажор как обстоятельство, наделенное такими чертами, как крайность и невозможность предотвращения. Второй подход поддерживается большинством современных авторов, которые указывают, что форс-мажорные обстоятельства «не только невозможно предвидеть, но и невозможно предотвратить любыми доступными для человека средствами, даже когда человек может предвидеть форс-мажорные обстоятельства». Точка зрения О.С. Иоффе, В.А. Туманова и их сторонников сначала была закреплена в советском гражданском праве, а затем в современном российском гражданском праве. 

В Основах 1991 года юридическое определение форс-мажорных обстоятельств было сформулировано следующим образом. Форс-мажор понимался как чрезвычайные и неизбежные обстоятельства в данных условиях (стихийные бедствия, военные действия и т. д.). Такие обстоятельства не включали, в частности, нарушение обязательств со стороны контрагентов должника или отсутствие товаров, необходимых для исполнения на рынке (пункт 2 статьи 71 Основ 1991 года). 

Без существенных изменений определение форс-мажора также было закреплено в Гражданском кодексе Российской Федерации. Форс-мажор означает чрезвычайные и неизбежные обстоятельства в данных условиях. Такие обстоятельства не включают, в частности, нарушение обязательств со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке товаров, необходимых для исполнения, или отсутствие необходимых средств у должника (пункт 3 статьи 401 Гражданский кодекс Российской Федерации). 

Непреодолимая сила

К обстоятельствам непреодолимой силы относятся как природные явления (землетрясения, наводнения, ураганы, штормы, сугробы и т. д.), так и социальные события (военные действия, забастовки, распоряжения компетентных органов, запрещающие выполнение действий, предусмотренных обязательством и т. д.). Однако для того, чтобы обстоятельство, препятствующее выполнению обязательства, считалось форс-мажорным обстоятельством, оно должно иметь признаки крайности и неизбежности.  

Отсутствие какого-либо из них приводит к тому, что соответствующее обстоятельство не признается форс-мажорным обстоятельством. Итак, смена времен года неизбежна, но это обычное явление, в котором нет ничего экстраординарного. Следовательно, это обстоятельство нельзя рассматривать как форс-мажор. Смерть человека не может рассматриваться как форс-мажор, поскольку в этом неизбежном событии нет ничего необычного. Закрытие Суэцкого канала в 1956 году стало чрезвычайной ситуацией для судоходных компаний из Европы в Индию. Однако это событие не было для них непреодолимым обстоятельством, поскольку существовала возможность доставки грузов через мыс Доброй Надежды. 

Понятие форс-мажора носит относительный характер, поскольку пункт 3 ст. 401 ГК РФ рассматриваются только форс-мажорные обстоятельства, которые являются чрезвычайными и неизбежными при данных условиях. Это означает, что при различных условиях, при которых лицо выполняет обязательство, одно и то же обстоятельство может в некоторых случаях проявляться как форс-мажор, а в других как нормальное явление, препятствующее выполнению обязательства. Итак, если корабль во время штормового предупреждения находился далеко в море и не успел укрыться в ближайшем порту, то для него этот шторм является форс-мажорным. Если владелец судна, находившегося недалеко от порта во время штормового предупреждения, не принял своевременных мер для его укрытия в порту, то для него шторм не может рассматриваться как форс-мажор. Лесной пожар станет форс-мажором для человека, который не имеет необходимых средств для его тушения, и не будет рассматриваться как форс-мажорные обстоятельства для человека, который имеет такие средства. 

В деле № 3671/96 Оренбургского областного суда было установлено, что коммерческий банк, который взял на себя функции уполномоченного депозитария и платежного агента по обслуживанию казначейских обязательств Минфина России, не обеспечил необходимых мер что препятствует исполнению поддельного приказа о переводе казначейских обязательств. Такая неосторожность позволила передать эти ценные бумаги в дополнение к завещанию их владельца, в связи с чем банк нес ответственность. 

В сфере предпринимательской деятельности обстоятельство, освобождающее от ответственности, является лишь форс-мажорным эффектом, т. Е. Чрезвычайными и неизбежными обстоятельствами при данных условиях. К таким обстоятельствам непреодолимой силы относятся, например, природные катаклизмы, такие как землетрясения, наводнения, а также обстоятельства общественной жизни: военные операции, эпидемии, широкомасштабные забастовки и т.д. форс-мажорные обстоятельства включают в себя запретительные меры государственных органов: объявление карантина, запрет на перевозку, запрет на торговлю в соответствии с международными санкциями и т. д. 

Классификация и обстоятельства форс-мажора

При составлении контрактов часто возникает вопрос: нужно ли указывать форс-мажорные обстоятельства в нем и, если да, то в какой степени.

Понятие «форс-мажорные обстоятельства» отсутствует в российском законодательстве. Упоминается в пункте 3 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации обстоятельства непреодолимой силы определяются с помощью критериев («чрезвычайные и неизбежные обстоятельства при данных условиях»). Аналогичное определение таких обстоятельств дает ст. 79 Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (заключена в Вене 11.04.80). 

Помимо нижеследующего пункта 3 ст. 401 Гражданского кодекса об освобождении от ответственности за неисполнение обязательств, другим юридическим следствием, которое стороны часто связывают с наступлением «форс-мажорных обстоятельств», является продление сроков исполнения обязательств на период действия таких обстоятельств. Это не следует из норм законодательства, но на практике такие условия стали настолько широко распространенными, что фактически можно говорить о формировании таможенного оборота бизнеса. 

Ни внутренняя, ни международная законодательная база не содержат обязательного и полного перечня форс-мажорных обстоятельств. Похоже, что неопределенность по этому вопросу при подготовке контракта нежелательна и даже опасна. Часто стороны ограничиваются следующей фразой: «Стороны не несут ответственности за неисполнение (ненадлежащее исполнение обязательств), если исполнение было затруднено обстоятельствами непреодолимой силы» и положили этому конец. 

В отсутствие конкретного перечня обстоятельств, которые стороны считают непреодолимыми, неизбежно возникнут разногласия по поводу того, является ли это препятствие форс-мажорным обстоятельством или нет.

Практика показывает, что целесообразно указывать следующие обстоятельства: землетрясения, наводнения, пожары, транспортные происшествия, беспорядки, гражданские беспорядки, забастовки персонала, войны и военные действия, публикация нормативных актов, запрещающих. 

Стихийные бедствия, несомненно, связаны с форс-мажорными обстоятельствами, если они приводят к нарушению договора. В немецком законодательстве также упоминаются обстоятельства непреодолимой силы как стихийные бедствия (например, ураганы, торнадо, извержения вулканов, оползни, засухи, наводнения, землетрясения и т. д.). Аналогичным образом решается вопрос о приписывании стихийных бедствий форс-мажору во французском и англо-американском законодательстве. 

Более спорным во внутреннем гражданском праве является вопрос о том, можно ли считать социальные явления форс-мажорными обстоятельствами. Считается, что военные действия, беспорядки, блокады и забастовки, безусловно, являются форс-мажорными обстоятельствами. По нашему мнению, такое общее утверждение неверно. Эти явления должны соответствовать указанным критериям неотразимой коммуникации. В науке о советском гражданском праве долгое время преобладало мнение о том, что упоминание социальных явлений как форс-мажорных обстоятельств недопустимо.

Но с началом Первой мировой войны, а затем Великой Отечественной войны стало известно о необходимости признать форс-мажорные обстоятельства и обстоятельства, связанные с войной. Признание этого факта еще в советское время, к сожалению, не нашло отражения во многих современных законодательных актах, которые «берут» военные действия за рамки понятия «форс-мажор» (например, статьи 77, 84, 101, 114 Кодекса Внутренний водный транспорт Российской Федерации, ст. 29, 39, 78, 116, 117 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации и др.). 

Военные действия или опасность войны и состояние гражданской войны связаны с форс-мажорными обстоятельствами в соответствии с немецким законодательством. Но ни одно из этих обстоятельств не всегда может быть признано форс-мажорным обстоятельством. Итак, если состояние гражданской войны длится долго, то оно теряет знак непредсказуемости и, соответственно, не может быть квалифицировано как форс-мажор. Английские суды также подходят к этому вопросу. 

Обычным явлением в наши дни являются забастовки. Может ли должник ожидать облегчения от забастовки? В отечественной судебной практике крайне осторожно оценивают забастовку как форс-мажор. Он должен соответствовать критериям чрезвычайной ситуации и неизбежности. Существует мнение, что такие забастовки являются только целыми отраслями промышленности, поскольку забастовка одной организации может быть умышленно спровоцирована. Это мнение не без рационального зерна. Однако решающая роль отводится только масштабу забастовки, также необходимо учитывать ее принадлежность к сфере риска должника. 

Вина, случай и непреодолимая сила

По нашему мнению, только забастовка на стороннем предприятии может быть признана форс-мажором, поскольку она имеет внешний характер в отношении деятельности должника.

Не менее спорным является вопрос о возможности отнесения к форс-мажорным преступлениям, например, террористическим актам. В настоящее время преобладает точка зрения, отрицающая квалификацию таких обстоятельств, как форс-мажорные обстоятельства. Это мнение не совсем верно. По нашему мнению, террористический акт можно квалифицировать как форс-мажор, если он имеет все необходимые атрибуты. Этот вывод не кажется нам парадоксальным. Аргумент о предотвратимости теракта является несостоятельным, поскольку обязательство по предотвращению преступлений не ложится на должника по договорному обязательству. Следуя этому положению, предотвратимые явления могут включать войну. 

Остается спорным вопрос о приписывании террористических актов форс-мажорным обстоятельствам в немецком законодательстве. В судебной практике и в доктрине преобладает точка зрения, что отдельные террористические акты не могут быть отнесены к форс-мажорным обстоятельствам. Таким образом, они могут быть квалифицированы только тогда, когда создается ситуация гражданской войны, поскольку отдельные террористические акты теперь можно отнести к обычному риску для жизни. Кроме того, волнения необходимы на большой территории, и отдельные атаки не позволяют сделать такой вывод. 

Итак, квалификация терактов неоднозначна как в России, так и за рубежом. По нашему мнению, следует исходить из возможности признания их обстоятельствами непреодолимой силы. 

Суды и пожары в результате поджога смешаны. Таким образом, суд не признал наличия форс-мажорных обстоятельств, когда товары сгорели в результате поджога, но виновники пожара так и не были найдены. А в другом случае компания была освобождена от ответственности в случае пожара в результате поджога неизвестными лицами. Бесспорно лишь то, что в случае возникновения пожара не должно быть не по вине самого должника. 

Продолжая идею о возможности признания террористического акта форс-мажорным обстоятельством, следует сделать аналогичный вывод в отношении пожара в результате поджога. В то же время виновники причинения вреда должны быть неизвестны. 

В юридической литературе существуют две противоположные точки зрения на возможность признания актов власти форс-мажорными обстоятельствами. Некоторые юристы дают положительный ответ на этот вопрос, а другие отрицают его. 

Некоторые авторы считают свою легитимность определяющим критерием для квалификационных актов власти как форс-мажорных обстоятельств. Этот вывод, однако, подвергается критике в связи с отсутствием ст. 401 ГК РФ соответствующего атрибута. Для обоснования изложенной позиции ссылки на неразрешенное законодательство недостаточно. На наш взгляд, законность или незаконность силового акта не имеет значения по следующей причине. 

Таким образом, признак законности не представляется уместным для квалификации актов власти как форс-мажорных обстоятельств. Решающим критерием должна быть крайность акта власти, поскольку неизбежность существует почти всегда. В то же время, конечно, нужно по-разному оценивать ситуацию по отношению к рядовому участнику гражданского оборота и парламентарию, который чаще всего заранее знает о планировании принятия определенного законодательного акта. 

Форс-мажорные обстоятельства должны быть систематизированы следующим образом:

  • стихийные бедствия (землетрясения, наводнения, торнадо, оползни, извержения вулканов, засорения снега и другие стихийные бедствия);
  • обстоятельства общественной жизни (военные действия, эпидемии, масштабные забастовки, революции и т. д.);
  • запретительные меры государственных органов (запрет на перевозки, запрет на торговлю в соответствии с международными санкциями и т. д.).

Но даже эти явления освобождают должника от ответственности только в том случае, если они отвечают всем критериям форс-мажорных обстоятельств и если между их действием и нарушением договора существует причинно-следственная связь.

Заключение

На основании результатов нашего исследования мы можем резюмировать следующее.

Вина должника в нарушении договорного обязательства это воля должника, выраженная намеренно или небрежно, которая отличается от его воли, закрепленной в договоре, и которая привела к тому, что он не принял все возможные меры с необходимой осторожностью и осмотрительностью, что привело к нарушению договорного обязательства.

Вина кредитора в нарушении договорного обязательства это воля кредитора, выраженная намеренно или небрежно, что привело к неспособности принять все возможные меры с необходимой осторожностью и осторожностью для надлежащего осуществления своего права, в результате чего права и законные интересы должника были нарушены.

Хотя в Гражданском кодексе Российской Федерации указывается, что вина может быть в форме умысла или небрежности (пункт 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации), в современной науке гражданского права не существует единого подхода к классификации формы вины или понимания намерения и небрежности.

Теоретический анализ встречного требования кредитора и действующего законодательства (статья 404 Гражданского кодекса Российской Федерации) позволил установить двусмысленность нормы статьи 404 Гражданского кодекса Российской Федерации с точки зрения причин Суд уменьшает размер ответственности должника. Поэтому мы видим необходимость сформулировать норму пункта 1 ст. 404 Гражданского кодекса Российской Федерации изложить в следующей редакции: «Если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон, суд, по вине кредитора, уменьшает размер ответственности должник. Суд также имеет право уменьшить размер ответственности должника, если кредитор умышленно или по неосторожности способствовал увеличению суммы убытков, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением, или не принял разумных мер для их уменьшения. 

Заимствование понятий из уголовного права гражданским правом представляется рациональным и полезным по следующим причинам: вина как субъективная сторона деяния (будь то в уголовных, гражданских, административных и других правовых отношениях) всегда характеризуется интеллектуальными и волевыми моментами, т.е. комбинация которых определяет его форму и форму. И если бы законодатель раскрыл содержание форм и видов вины в Гражданском кодексе, стало бы легче решать вопросы, связанные с установлением ответственности за гражданские правонарушения. 

Зачастую стороны договора предусматривают условия для освобождения от ответственности в результате халатности, в связи с тем, что закон не запрещает это. В целях защиты интересов сторон необходимо расширить запрет п. 4 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации в части грубой небрежности и изложить ее следующим образом. 

В случае грубой небрежности потерпевшего и отсутствия вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, сумма компенсации должна быть уменьшена или в компенсации ущерба может быть отказано, если иное не предусмотрено законом. В случае причинения вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается. В то же время в законе не содержится понятия о грубой халатности жертвы. Можно дополнить ст. 1083 часа 3.1. Содержание следующего содержания: «Грубая небрежность потерпевшего имеет место, если человек предвидел возможность наступления вредных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных оснований для этого, высокомерно рассчитывал на предотвращение этих последствий. Простая небрежность возникает, если человек не предвидел возможности наступления пагубных последствий своих действий (бездействия), хотя с необходимой осторожностью и предусмотрительностью он должен был быть в состоянии предвидеть эти последствия.