Виды рыночных структур. Рыночные структуры в российской экономике

Предмет: Экономика
Тип работы: Курсовая
Язык: Русский
Дата добавления: 11.01.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете научиться составлять цели и задачи курсовой работы:

 

Цели и задачи курсовой работы

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

Особенности и динамика безработицы в современной рыночной экономике
Место и роль малых предприятий в экономическом развитии
Электронные деньги как новая форма современного рыночного хозяйства
Иностранные инвестиции в России: проблемы и перспективы

 


Введение:

В настоящее время в российском государстве происходят периоды структурной перестройки всех сфер общественной жизни. Я пытаюсь построить легальную демократию. Естественным элементом этого процесса является переход плановых административных заказов из экономической системы в рыночную систему. И, как естественное следствие этого, появление множества различных типов рыночных структур. Тип рынка зависит от типа продукта, количества компаний, ограничен ли доступ к отрасли, наличия информации о ценах, технологических инноваций и т. д.

Классификация структуры рынка основана на определении количества продавцов и характера продукта.Структура рынка является сложной концепцией со многими аспектами. Это может быть определено характером предмета рыночной сделки. Существуют рынки факторов производства (земля, рабочая сила, капитал), рынки товаров и услуг, долгосрочные (более одного года) товарные рынки и долгосрочные (до одного года) товарные рынки.

Определение потенциала объема продаж на различных уровнях цен и того, как действовать под влиянием действий, предпринимаемых конкурентами, требует знания структуры рынка.

Можно сказать, что структура рынка определяет его конкурентоспособность. В настоящее время, согласно этому критерию, выделяются следующие типы рынков: чистая конкуренция, чистая монополия, монопольная конкуренция, оккупация олиго. За исключением чистой конкуренции или совершенной конкуренции, все остальные структуры характеризуют рынок несовершенной конкуренции.

Монополия

Ключевые особенности монополии

Монополия является наиболее ярким проявлением несовершенной конкуренции. На практике в контексте рыночных монополий само существование конкуренции можно признать только с большими оговорками. В конце концов, конкуренция предполагает разделение экономической власти и потребительского выбора. Именно поэтому начинается конкуренция между производителями за потребительский спрос, и возникает желание максимально его удовлетворить. В условиях монополии потребители сталкиваются с одним гигантским производителем. Потребители хотят или не хотят этого. Он вынужден использовать запатентованные продукты, согласиться с его ценовыми условиями и т. д.

Всемогущество монополии подпитывается уникальностью (необходимостью) последнего продукта. Может ли житель Москвы или Владивостока добровольно отказаться от обслуживания эксклюзивной энергокомпании и обменять ее на что-то на дому? Могут ли кузбасские угольные компании транспортировать свою продукцию без помощи железных дорог? Отрицательный ответ на такой вопрос очевиден, как и тот факт, что такая позиция позволяет монополисту определять свое состояние с позиции силы.

Повысить силу монополий на рынке и целостность доступной информации. Обслуживая всех потребителей в отрасли, он точно знает объем рынка и может отслеживать изменения объема продаж быстро и абсолютно точно.

Ясно, что сочетание всех этих ситуаций создает очень благоприятные условия для монополий и благоприятные условия для получения сверхприбылей.

 

Однако очевидно, что если в отрасль войдет хотя бы один конкурент-производитель, эти преимущества немедленно исчезнут. Монополии должны немедленно перейти от заявлений потребителей к более внимательному анализу потребностей и выгод потребителей.

Нынешнее поколение россиян, которые пережили крах государственной монополии на собственном опыте, легко найдет множество повседневных примеров таких изменений. Например, старый хлеб, который недавно царствовал в пекарне, стал дефицитным сразу после того, как система монопольного снабжения была заменена рядом независимых конкурсов хлебобулочных изделий.

Виды рыночных структур. Рыночные структуры в российской экономике

Вот почему, если существует рыночная монополия, она защищена целой системой практически непреодолимых барьеров для вторжения независимых конкурентов в отрасль.

Основными барьерами, которые существуют в монопольной отрасли, являются:

  • Преимущества крупномасштабного производства (вплоть до естественной монополии).
  • Правовые барьеры (права на сырье, землю, научно-технические достижения, исключительное право собственности на источники исключительных прав, признанных государством).
  • Недобросовестная конкуренция.

Давайте рассмотрим эти типы барьеров более подробно.

Как и на рынке олигополии, в монопольной отрасли эффективны только крупные компании. Потенциал для монополий существует только в том случае, если размер обеспечивает значительное преимущество в стоимости. Эта позиция теории многократно подтверждена практическим опытом.

Дело в том, что высокие интересы монополий всегда были амбициями малого бизнеса. В истории многих стран небольшие компании различных названий, пытающиеся создать картели, документировали попытки картелей (такие как ассоциации, ассоциации и комитеты по стандартам, потому что картели официально запрещены в большинстве стран). И совместными усилиями направляет поставщиков и потребителей на своих условиях.

Например, в современной России импортеры чая и производители соков предприняли такие шаги. Однако результаты этих попыток всегда были разочаровывающими для организаторов. Поскольку стоимость этой организации была не ниже стоимости мелких производителей, ничто не могло помешать новым независимым компаниям войти в отрасль и успешно конкурировать с картелями, а также с членами самой ассоциации (неизбежно появились).

Во втором случае крупные компании стоят дешевле, чем их конкуренты. Это создает высокий барьер для тех, кто хочет войти в отрасль, и позволяет им полностью монополизировать рынок в благоприятной ситуации для ключевых игроков. Примером такой компании является центр российской компании. Куруничева "Протон", производитель тяжелых космических ракет.

Помимо экономических барьеров, монополии обычно защищены правовыми (правовыми) барьерами и часто играют решающую роль.

Наиболее распространенной причиной правовых барьеров являются права собственности. Если собственность компании является, например, уникальным источником сырья, земли с особыми характеристиками и т. д., это автоматически создает монопольное условие. Важно только, чтобы продукты, произведенные с использованием этих природных ресурсов, были уникальными и существенными.

Права интеллектуальной собственности также защищены законом. Таким образом, надлежащим образом реализованное и зарегистрированное изобретение (документ, подтверждающий это, называется патентом) дает его владельцу определенный срок исключительного права на производство соответствующего продукта. Владельцы патентов могут осуществлять свои исключительные права самостоятельно или могут предлагать другим полностью или частично за плату (выдается лицензия). Например, вы можете продать лицензию на производство и продажу запатентованного продукта в определенной стране, при условии, что вы платите определенный процент за каждую проданную единицу товара.

Напротив, отсутствие патентов лишает изобретателя всех привилегий. Таким образом, юридическая природа этого барьера уточняется. У меня есть патент - у меня есть права, у меня нет патента - у меня нет прав. Эта ситуация очень важна для нашей страны. Почти все изобретения советской эпохи не защищены международными патентами и до сих пор использовались иностранцами бесплатно.

Народы борются с проявлениями недобросовестной конкуренции самыми жесткими способами. На самом деле, крупные производители имеют много преимуществ в борьбе с более мелкими конкурентами, и они фактически будут использовать грубую силу. Используя эти методы, вы можете заставить банки прекратить кредитование конкурентов и железных дорог - для перевозки товаров (именно это когда-то сделал Джон Д. Рокфеллер). Даже если он никогда не будет развиваться честно, у вас есть возможность вытеснить конкурентов и установить монополию.

Важной формой недобросовестной конкуренции является демпинг - преднамеренная продажа продукта, стоимость которого ниже цены, чтобы отогнать конкурентов. Крупные компании - потенциальные монополии - имеют большие финансовые резервы. Поэтому вы можете торговать по низким ценам и с большими потерями, заставляя своих конкурентов делать то же самое. Если последний не выживет и обанкротится, монополия снова поднимает цены и компенсирует убытки.

В России проблема экономической монополии очень серьезна. Основная характеристика российской рыночной монополии состоит в том, что она стала «наследницей» государственной монополии в социалистической экономике.

Социалистическая экономика представляла собой единый национальный экономический комплекс, где каждая компания не была полностью автономной и являлась неотъемлемой частью национальной надстройки. Кроме того, удовлетворение потребностей всей страны в той или иной форме продукции часто оставлялось одной или двум фабрикам. В результате к концу 1980-х годов более 1100 компаний стали полностью монополистами в производстве продукции. Еще более распространенной была ситуация, когда число производителей в мегаполисе не превышало нескольких заводов. В общей сложности из 327 товарных групп, производимых в промышленности страны, 290 (89%) были подвержены сильным монополиям.

Таким образом, в странах с рыночной экономикой монополии обычно первоначально монополизировались в результате институционального объединения независимых компаний, в то время как социалистические монополии создавались одним производителем (или очень узкой группой производителей). Это было основано на сознательном создании.

Начало рыночных реформ в нашей стране привело к резкому усилению монопольных тенденций. Отчасти это было связано с распадом Советского Союза и ослаблением экономических связей между бывшими советскими республиками. Новые монополии были добавлены не только производителями всей коалиции, но и компаниями, которые стали таковыми на сокращенных территориях.

Но гораздо важнее было изменение экономических условий. Благодаря им последствия монополий и их влияние на экономику резко возросли. Дело в том, что преобразование российских заводов в частные компании создало сильный стимул для получения монопольной прибыли. А свобода устанавливать цены и выбирать продукцию дала компаниям средства для достижения этой цели. Все три наиболее важных последствия монополий (недооценка производства, высокие цены, получение монопольных выгод) взорвались и до сих пор контролировались социалистическими государствами. В то же время старые пороки советских монополистических производителей - неэффективных - монополий остались повсюду. Рост монополий оказал негативное влияние на общий поток национальных реформ.

Используя монопольную власть, монополии резко ограничивают предложение. Преднамеренный спад производства в сочетании с ростом цен российскими монополиями стал важнейшей микроэкономической причиной необычайной глубины российского кризиса.

Естественная монополия

В некоторых секторах правила применяются без ограничений. Чем больше производство, тем ниже стоимость. Это создает предпосылки для усиления единого производителя в такой отрасли. Такое состояние рынка является монопольным и имеет много серьезных проблем для экономики. Однако в этом случае монополии возникают по естественным причинам. Техническая особенность производства заключается в том, что один производитель обслуживает рынок более эффективно, чем несколько конкурентов. Экономисты называют такую ​​монополию естественной или технической. Ее типичными примерами являются различные типы инфраструктуры.

Фактически, строительство двух альтернативных аэропортов или прокладка двух конкурирующих железных дорог рядом друг с другом экономически нецелесообразно.

Расщеплять естественную монополию бессмысленно. Например, разделение железнодорожной сети, управляемой монополией компании, на несколько региональных подразделений и передача их в собственность независимой компании не устраняет естественный источник монополии. Из города А в город Б можно проехать только одной дорогой. В результате единый рынок транспортных услуг делится на множество местных рынков. Вместо одной монополии появляются несколько (каждая в своем секторе). Уровень конкуренции не увеличивается. Кроме того, сложность координации деятельности региональных компаний может увеличить общую стоимость железнодорожной отрасли.

Макроэкономический аспект проблемы также важен. Инфраструктурная сеть, которая является естественной монополией, обеспечивает взаимосвязь экономических агентов и целостность национальной экономической системы. В современной России им нечего сказать, что экономическое объединение страны не определяется единой железной дорогой, общим электроснабжением и газоснабжением.

Следовательно, уничтожение естественных монополий недопустимо, но это не означает, что государство не должно вмешиваться в его деятельность, а должно регулировать деятельность естественных монополий и избегать злоупотреблений со своей стороны.

Антимонопольные принципы

Монополия связана с кучей очень негативных последствий для экономики страны: недопроизводство, завышенная цена, неэффективное производство. Клиенты-монополисты вынуждены терпеть высокие цены, принимать плохое качество продукции, моральное старение (замедление технического прогресса), отсутствие обслуживания и другие признаки игнорирования интереса потребителей. Еще более опасен тот факт, что монополии полностью блокируют механизмы саморегулирования рынка.

Исключительность не является долгосрочной опасностью, поскольку барьеры для промышленности не могут быть преодолены. Один рынок не может решить эту проблему. В этих условиях только государства с сознательной антимонопольной политикой могут улучшить ситуацию. В наше время не случайно, что не было единого антимонопольного закона и не было ни одной развитой страны, не обладающей специальными полномочиями по надзору за его реализацией (и Россия в этом смысле не исключение).

Однако реализация антимонопольной политики сопряжена с множеством объективных трудностей. Как уже упоминалось, отрасли, которые могут создать монопольную структуру, характеризуются большим оптимальным размером компании. Для очень больших объемов производства достигается средний долгосрочный минимум затрат. Мелкое производство в потенциально монополистических секторах очень неэффективно. Сборка автомобиля в небольшой компании не будет стоить так же дешево, как сборочный конвейер АвтоВАЗа.

И это далеко не частный случай. Можно сказать, что в принципе невозможно превратить монополизированную отрасль в полностью конкурентную отрасль. Этому типу трансформации препятствует положительная экономия от масштаба. Даже если государство самоутверждается и форсирует мелкое производство, несмотря на рост затрат, искусственно созданные малые предприятия теряют международную конкурентоспособность. Рано или поздно иностранные гиганты сокрушат их.

По этим причинам прямая фрагментация монополий в развитых странах с рыночной экономикой встречается очень редко. Обычной целью антимонопольного законодательства является ограничение злоупотреблений монополиями, а не борьба с монополиями.

Эта проблема особенно актуальна в отношении естественных монополий. Их высокая экономическая эффективность делает их измельчение абсолютно неприемлемым. Будучи монополиями, эти структуры в первую очередь пытаются решить проблему путем повышения тарифов и цен. Воздействие на экономику страны является наиболее катастрофическим. Производственные затраты в других секторах растут, неплатежи растут, а межрегиональные отношения парализованы.

Кроме того, естественная природа монопольного положения создает эффективные возможности трудоустройства, но не гарантирует, что эти возможности действительно будут реализованы. Фактически, теоретически, российская РАО ЕЭС может быть дешевле, чем конкурирующие коммунальные услуги. Но где гарантия того, что вы хотите сохранить их на минимальном уровне, например, не увеличит стоимость высшего руководства компании.

Основной способ борьбы с негативными аспектами естественных монополий заключается в том, чтобы государства контролировали ценообразование и производство естественных монополий.

Реформирование структуры естественных монополий, помимо регулирования цен, может принести определенные выгоды, особенно в Японии. Фактически, в России одна компания часто объединяет как производство продуктов естественной монополии, так и производство продуктов, которые более эффективно производить в конкурентной среде. Эта ассоциация, в принципе, является природой вертикальной интеграции. В результате образуются огромные монополии, представляющие всю территорию народного хозяйства.

РАО «Газпром», РАО «ЕЭС России» и Министерство путей сообщения являются яркими примерами таких организаций. РАО «Газпром» и единая система газоснабжения России (т. е. естественная монополия) включают разведку, добычу, производителей оборудования, конструкторские и технологические структуры и объекты социальной сферы (т. е. потенциально конкурентные элементы).

Министерство путей сообщения несет ответственность как за инфраструктуру (железные дороги, железнодорожные станции, информационные системы), так и за неисключительные виды деятельности (подрядные и ремонтные организации, предприятия общественного питания). РАО "ЕЭС России" объединяет в себе как электрические сети, так и электростанции. Следовательно, возможно развитие конкуренции в деятельности естественных монополий, которая может достичь этого.

В отличие от естественных, искусственные (или предпринимательские) монополии формируются в отраслях, где один производитель не так эффективен, как его конкуренты. Следовательно, создание монопольного типа рынка в такой отрасли неизбежно, но на самом деле может оказаться, что будущие монополии могут устранить своих конкурентов.

Использование термина «искусственная монополия» в экономической и юридической литературе имеет следующие характеристики: Эта концепция сочетает в себе как доминирование единой монополии, что очень редко встречается на рынке, так и более общую ситуацию, когда выигрывают более или менее сотрудничающие компании, то есть немедленные замечания. Существует два типа рыночных олиго-картелей и картелеподобных структур рынка.

В случае искусственных монополий основным направлением антимонопольной политики является противодействие формированию таких монополий, а иногда и уничтожению существующих. Для этого государство применяет широкий спектр санкций. Это различные, часто очень большие, штрафы за меры предосторожности (например, запрет на слияние крупных компаний) и ненадлежащее поведение на рынке (например, попытка вступить в сговор с конкурентами). То есть монополия была принудительно разделена на несколько независимых компаний.

В истории России первый закон, регулирующий конкурентное поведение компаний в рыночной экономике, в том числе «правила игры» конкурентов, был принят в марте 1991 года.

Субъектами, реализующими антимонопольную политику в России, являются Министерство антимонопольной политики и Министерство предпринимательства. Его права и возможности настолько широки, что его статус соответствует положению аналогичных учреждений в других странах с рыночной экономикой.

Согласно новому толкованию закона, компании, которые контролируют более 65% товарного рынка, можно считать абсолютными монополиями. Компании, которые контролируют 35-65% рынка, также признаются монополиями, для которых антимонопольные органы исследуют определенные рыночные условия и доказывают, что компания занимает "доминирующее положение" на рынке.

«Доминирующее положение» дает компаниям возможность оказывать решающее влияние на конкуренцию, препятствовать доступу других субъектов на рынок или ограничивать их свободу экономической деятельности. Составлен список акций, которые будут интерпретироваться как злоупотребление доминирующим положением.

Это может включать удаление товаров из распределения для создания дефицита, создание неблагоприятных условий для контрагентов или создание условий, которые не связаны с предметом договора, создание или установление барьеров для доступа конкурентов к рынку. Включает нарушения процедуры ценообразования. Согласие хозяйствующих субъектов, ограничивающих конкуренцию, было истолковано как сговор в отношении цены товаров и услуг, цены аукционов и торгов, разделения рынков и ограничения доступа к рынкам.

Закон устанавливает государственный контроль над созданием, слиянием, объединением, преобразованием, ликвидацией юридических лиц и соблюдением антимонопольного законодательства при приобретении акций, долей, долей участия и обязательном выделении юридических лиц из уставного капитала компании. Компании и сотрудники несут ответственность за нарушения антимонопольного законодательства.

Какую политику проводит государство в отношении естественных монополий? В этом случае возникают несоответствия. С одной стороны, естественные монополии, как и другие монополии, устанавливают высокие монопольные цены, сокращают производство и получают сверхприбыль. С другой стороны, как показано выше, конкуренция с естественной монополией в промышленности экономически неэффективна. Поэтому государство предприняло шаги, чтобы ограничить его негативное влияние на общество, прежде всего, путем контроля за ценами на продукты при сохранении естественной монополии.

Значительное внимание было уделено борьбе с ограничительной практикой местных органов власти. В условиях нестабильной экономической ситуации в стране местные органы власти часто стремятся оказывать незаконную помощь предприятиям. Например, запретить импорт конкурентов из других регионов под некоторым предлогом. Это создает монопольное положение местных производителей и, конечно, вызывает протесты со стороны антимонопольного департамента. Однако, как и в других областях современной российской экономики и политики, центральные власти не всегда могут преодолеть сопротивление местных органов власти, несмотря на юридическую обоснованность его требований.

В целом, российская система антимонопольного контроля все еще находится в зачаточном состоянии и нуждается в коренном улучшении.

Монополистическая конкуренция

Эксклюзивные возможности конкурентного рынка

Тип рынка, где несовершенная конкуренция - монопольная конкуренция. Она характеризуется характеристиками и монополией, и совершенной конкуренцией. Монопольный рынок состоит из множества покупателей и продавцов, которые торгуют по широкому диапазону цен, а не по единой рыночной цене.

Существование ценового диапазона описывается способностью продавца предлагать покупателю различные варианты товара. Актуальные продукты могут отличаться по качеству, характеристикам и внешнему виду. Могут также быть различия в связанных услугах. Покупатели знают о различиях в предложениях и готовы платить за товар по-разному.

Чтобы выделиться дальше цены, продавцы стремятся разработать различные предложения для каждого потребительского сегмента и широко применяют практику присвоения фирменных наименований продуктам, рекламе и методам личных продаж. Из-за большого количества конкурентов их маркетинговые стратегии оказывают меньшее влияние на отдельные компании, чем рынок олиго.

Эксклюзивная конкуренция не требует присутствия сотен или тысяч компаний. Например, в каждой отрасли относительно мало компаний, таких как 25, 35, 60 или 70. Н

 

Наличие такого количества компаний приводит к некоторым важным признакам монопольной конкуренции:

  1. Небольшая доля рынка. Управление рыночными ценами очень ограничено, потому что каждая компания имеет относительно небольшую долю рынка.
  2. Невозможность сговора. Из-за относительно большого числа компаний практически невозможно скоординировать действия по сговору, ограничению производства и искусственному повышению цен.
  3. Независимость действий. Когда в отрасли много компаний. Между ними нет строгой взаимозависимости. Каждая компания решает свою собственную политику без учета реакции конкурентов.

Одним из основных признаков монопольной конкуренции, в отличие от совершенной конкуренции, является дифференциация продукции. В монополистической ситуации компании производят товары, которые незначительно отличаются от товаров конкурентов с точки зрения характерных внешних атрибутов товаров, качества обслуживания, местоположения и доступности товаров.

Войти в монополистическую отрасль относительно легко. Тот факт, что производители в таких отраслях, как правило, являются небольшими в абсолютном и относительном выражении, означает тривиальную экономию размера и небольшого капитала. Однако, в отличие от условий полной конкуренции, в этом случае необходимость получения продукта, отличного от продукта конкурента, и обязательство продвигать этот продукт могут создать дополнительные экономические барьеры. Кроме того, существующие компании могут владеть товарными знаками и авторскими правами на товарные знаки и товарные знаки, что увеличивает сложность и стоимость их копирования.

Вывести компании из монополистических отраслей относительно просто. Ничто не мешает некоммерческим компаниям в монополистических отраслях сокращать или останавливать производство.

Характеристика рынка российской монополистической конкуренции

Уникальность российских условий неоспорима. Фактически в России централизованное управление экономикой существовало до 1990-х годов. Компании не задавались вопросом: что производить, как сделать цену производства? Все эти вопросы были решены государством. Компании не стремились расширить сферу своей деятельности, чтобы привлечь внимание покупателей уникальными продуктами. Увеличить прибыль. Другими словами, у них не было стимула конкурировать. Кроме того, Россия начала свой путь рыночных реформ, но рыночные отношения уже сложились в большинстве западных стран. Поэтому российским компаниям очень сложно адаптироваться к ситуации рыночной экономики.

Те, кто внимательно следит за развитием российского рынка, не могут не понимать, что новые продукты несколько раз попадали на рынок, следуя одному и тому же сценарию дифференциации продукта. История этого полезного молочного продукта в нашей стране прошла все этапы развития российского рынка для большинства монопольных конкурентов и может быть названа, согласно некоторой конвенции, «йогуртовым циклом».

Стоит начать с того, что йогурт не известен в СССР. В нашей стране они пили кефир, йогурт и ацидофильные напитки, связанные с йогуртом, но на вкус разные. В 1992 году Россия вступила в первый период реформ, когда большинство людей считали копейки в своем кошельке, а немецкие фрукты и йогурт «Зод» появились в магазинах и быстро стали популярными.

Другими словами, была проведена успешная дифференциация продукта. Среди элементов успеха - характеристики самого йогурта (вкус, текстура и т. д.), добавление свежих фруктов к молочным продуктам, которые никогда раньше не встречались, неприхотливость хранения, важная для торговли, и В трудные времена, когда была ориентация на детей как основного потребителя, родители балуются детьми.

В результате, возможно, знаменитая куриная ветчина могла бы конкурировать со скоростью покорения российского рынка йогуртом. Соответствует интересам производителей и трейдеров.

Многие другие немецкие, французские и финские йогурты аналогичных брендов были вылиты в пропасть. Вскоре началась дальнейшая дифференциация продукции. Западные потребители, увлеченные здоровой пищей, предпочитают йогурты с низким содержанием жира. Так же был первый сорт, который был импортирован в нашу страну. Российские потребители предпочитают сливочные, жирные сорта. Производители были довольны прихотью, начав поставлять «вредный» йогурт с содержанием жира от 8 до 10% по западным стандартам. Были и «натуральные» йогурты без фруктовых добавок. И «живой» йогурт Danone без консервантов и с более выраженным молочным вкусом.

Другими словами, сегменты рынка, занимаемые пионерами, начали делиться на более мелкие сегменты. Потребителям была предоставлена ​​возможность выбирать из множества йогуртов, а не между йогуртом и кефиром. Конкуренция усиливается. Экономические выгоды начали исчезать - торговля йогуртами превратилась во все более и более посредственный бизнес, приносящий лишь среднюю прибыль.

Другие продукты, которые преуспели на наших рынках, развивались почти таким же образом: компьютерное и видеооборудование, мобильные телефоны и мелкая бытовая техника, импортные строительные материалы и небьющаяся посуда. Во-первых, произошел прорыв в новинках для России. В то же время второстепенные или малоизвестные бренды родины часто появлялись первыми. С тех пор экономические выгоды привлекли на рынок большинство крупных мировых производителей. Степень дифференциации возросла, а рентабельность бизнеса резко упала.

Но в истории с йогуртом есть еще один этап, через который прошли некоторые другие продукты. Производство йогурта, освоенного отечественными производителями, не меньше, чем у среднего западного сорта. Пионерские фабрики, которые стоили дешевле, чем импортеры, снова вернулись в зону экономической выгоды и снова стали фидерами последователей. Через некоторое время многие молочные фермы занимаются производством йогуртов в Москве и других крупных городах. Нормальный рыночный механизм работал. Отечественные производители йогурта присоединились к честной конкуренции импортных товаров в погоне за неуловимой экономической выгодой.

Этот пример иллюстрирует разницу между теорией монополистической конкуренции и российской практикой. В некоторых случаях источником проблемы является сама компания, и ключевую роль играет низкая дифференциация продукта. Это обычная ситуация в производственном (реальном) секторе экономики.

Фактически, в советское время компании производили все по единым стандартам и технологиям. Кроме того, ассортимент продукции был очень ограничен: около 12 типов автомобилей производилось внутри страны, и примерно столько же телевизоров, колбас и сыров. По этой причине в рыночной экономике отечественным компаниям суждено было жестко конкурировать. Продукты были очень похожи друг на друга. Учтите, что российские заводы должны конкурировать с отличными зарубежными производителями. Во многих отраслях крупнейшие мировые производители в десять раз крупнее российских производителей, имеют неизмеримую финансовую базу и используют новейшее оборудование.

Два основных способа конкуренции - цена и цена - наши компании были вовлечены в их наиболее жесткую, то есть ценовую конкуренцию, с очень невыгодными для них условиями. Конкурентные компании пытаются привлечь потребителей, устанавливая более низкие цены, чем их конкуренты. Следовательно, размер прибыли уменьшается, и если цена падает ниже себестоимости, также происходит потеря.

В то же время отечественным компаниям (особенно при попытке выхода на зарубежные рынки) часто приходится компенсировать задержки качества продукции из-за падения цен. Напротив, в неценовой конкуренции компании стремятся привлечь клиентов, увеличивая потребительскую ценность своей продукции, а не снижая цены. Это может быть достигнуто несколькими способами: улучшением качества продукции, лучшим удовлетворением потребностей конкретных групп потребителей, созданием принципиально новых видов продукции, улучшением услуг, предоставлением рекламы и т. д. Кроме того, дифференциация продуктов является основой для неценовой конкуренции.

До послевоенного периода цены были значительно более доминирующими из двух вариантов конкуренции во всем мире. В настоящее время неценовая конкуренция выходит на первый план. Это связано со многими преимуществами, которые этот тип конкуренции предлагает предприятиям.

Во-первых, рост цен оказался невыгодным для всех участников борьбы. Это особенно разрушительно для малого бизнеса. Фактически, чем больше ваша компания, тем больше ваши финансовые ресурсы и тем дольше вы можете продавать свою продукцию по более низким ценам. Ценовая война в этих условиях превращается в борьбу за финансовое истощение. Атакует наиболее уязвимые места, ослабленные кризисом и дефолтами отечественной промышленности.

Во-вторых, в современной высокоразвитой экономике потребительский спрос становится все более сложным. Рынок начал охватывать множество разнообразных вариантов товаров в пользу привлечения потребителей с высоким качеством и особыми характеристиками товаров и услуг. Особые характеристики товара зачастую важнее привлекательности цены. С правильными продуктами потребители готовы платить полную цену, а неправильные - не дешево. Другими словами, успешная дифференциация продукта часто является способом избежать конкуренции и оставить полностью свободную рыночную нишу.

В-третьих, стоимость неценовой конкуренции при правильном подходе для компаний ниже, чем стоимость ценовой конкуренции. Фактически, снижение цен ниже оптимального уровня всегда приведет к снижению прибыли, а значительно более низкие цены приведут к большему снижению цен. Взаимосвязь между измерением неценовой конкуренции и прибылью гораздо сложнее. Хорошая реклама стоит столько же, сколько и плохая.

Второе и первое преимущество может быть достигнуто за счет интересных идей в фильме, его четкости и т. д., а не за счет дорогих приемов съемки. Практически бесплатно. То же самое относится и к улучшениям продукта. Тривиальные и, следовательно, недорогие изменения дизайна могут сделать продукт более удобным для потребителей, если он правильно спроектирован. В результате вы можете быть более конкурентоспособными без высоких затрат.

Конечно, неценовая конкуренция не следует тому, что считается возможным без затрат. Хорошая реклама и качественные продукты тоже стоят дорого. Но сфера деятельности компании определенно шире, чем в случае ценовой конкуренции. Тратить больше денег на битвы, а не на лобовые атаки, но с помощью лучших идей всегда надеялись победить конкурентов. Например, воспользоваться преимуществами российских инженерных школ и огромным научным потенциалом страны.

Наконец, в-четвертых, ценовая конкуренция в наше время в большинстве стран, включая Россию, ограничена законом. Снижение цен может означать, что уровень демпинга, то есть цена, не опускается ниже стоимости. Все эти преимущества относятся к российскому рынку. Многие российские компании предпочитают неценовую конкуренцию, а иногда даже пытаются ее избежать. Например, Ice-Fili и Temp выиграли конкурс из-за дифференциации продуктов.

Проблема с акционерным обществом Ice-Fili (ранее Московский холодильный завод № 8) заключалась в отсутствии идентификатора продукта. Как и другие советские производители мороженого, они производили мороженое в виде фруктового мороженого, нескольких брикетов и вафельных стаканчиков. Покупатели, неотличимые от мороженого с других заводов, лежали на полках рядом с продуктами конкурентов и полностью сдались власти торговли.

На самом деле оптовикам было все равно, кто продал такое же мороженое. Конечно, мы выбрали производителя, который имел значительно более низкие цены, чем другие товары. Цены на Ice-Fili JSC также упали под этим давлением, и уровень корпоративных расходов был далеко не лучшим в отрасли. Финансовые показатели компании снизились.

Но во многих случаях стоит сделать шаг вперед - и вы можете избежать конкуренции. Ice Fili довольно просто решил эту проблему - начал агрессивно использовать наполнители. Покупатели, выбирающие мороженое с абрикосовым или клубничным вареньем, не знают с производственной точки зрения, что все это разнообразие достигается простым обменом наполнителей, которые поочередно приправляются на одной производственной линии.

Сделать хорошее мороженое сложно, а добавление орехов и карамели - просто тривиальное дело. Однако это ситуация с точки зрения инженера. Для покупателей существует множество новых сортов от каждого из традиционных сортов. И самое главное, он отличается от продуктов конкурентов.

Конечно, популярность «мороженого» мороженого сначала принесла результат. Но вскоре экономисты видят дифференциацию продукта, второй элемент победы. Благодаря ей продукция компании выглядела как конкуренты. Несмотря на то, что наши производители отличаются от иностранных из-за особого вкуса советского мороженого, они по-прежнему в большинстве случаев используют наполнители при очень тяжелых заболеваниях. А это значит, что успешное производство можно превратить в коммерческий успех. Ведь никто не снизил цены, никто не пытается соблазнить клиентов и так далее.

Вятская компания Temp (отдельная швейная Кировская обувная фабрика, некогда известная во всем регионе) просуществовала почти до 1995 года и не могла выдержать конкуренции с импортными валами, как в российской обувной промышленности в целом. Только с появлением новой веселой хозяйки, которая взяла на себя роль управляющего фабрикой, компания обрела второе дыхание.

Похоже, что традиции индивидуальных ателье позволили ему ожидать успеха в конкурентной борьбе на рынке модельной обуви. Кроме того, у Temp была собственная сеть продаж из семи небольших магазинов в самых престижных местах города. Однако быстро стало очевидно, что невозможно конкурировать с итальянцами и другими в производстве модной одежды. Тем не менее, Темп сохранил ставки на пошив "военизированной" обуви. Предназначен для чисто военных бесчисленных служб безопасности, которые в настоящее время существуют в прибыльных компаниях.

Продуктовая дифференциация снова принесла успех. Фактически, Россия, пожалуй, единственная страна в мире, в которой миллионы мирных жителей в камуфляже. Более того, эти здоровые молодые люди далеко не самые бедные в популяции. Нужно так объяснить ситуацию, становится понятно, что соответствующая ниша на рынке была просто обязательной, она была пустой. В конце концов, импортированная "гражданская" обувь не подходит для "военизированных" потребителей. А неудобные военные ботинки или сапоги ему не подойдут. В отличие от настоящего солдата, он «свободный» человек. То есть независимо от инструкций он может выбирать, что надеть. Кроме того, сам охранник и его работодатель обычно очень платежеспособны.

Этого было достаточно, чтобы перевести эти обсуждения на язык технологий, и продукты Temp начали пользоваться беспрецедентным успехом среди военизированных формирований. Адгезивный метод был использован вместо метода фиксации ногтей, указанного в армейских стандартах. Обувь быстро стала удобной. Дизайн и интеграция - внешний вид был улучшен. Конкурировать с нашей обувью с точки зрения долговечности всегда было сложно. В результате Temp занимает свободную нишу и имеет возможность насладиться полным отсутствием конкуренции.

Таким образом, дифференциация продуктов является мощным способом адаптации к рыночным условиям и может применяться даже в самых сложных случаях, как, например, в случае Temp, который почти полностью работает в обувной промышленности страны.

Еще одной яркой чертой российского рынка стал кризис августа 1998 года. С 17 августа 1998 года началось быстрое перераспределение российского рынка. Импорт упал, а цены на западную продукцию выросли в 2,5 раза. Некоторые крупные иностранные компании начали экспортировать накопительную продукцию из России. Но казалось, что российские компании, которые до кризиса занимали только 18% рынка, этого ждали. Уже в сентябре 1998 года производство увеличилось на 60%, а в октябре увеличилось на столько же. Короче говоря, девальвация рубля сместила потребительский спрос с импортных товаров на более дешевые отечественные товары.

Стоит рассмотреть влияние кризиса 1998 года на один из рыночных примеров.

Эксперты отмечают, что с 1997 года продажи импортных кремов для лица, кремов для тела и т. д. Практически не наблюдаются на исключительно конкурентном рынке косметики и парфюмерии. Однако подобные российские продукты выросли в популярности. По данным Gallup Media, продукты Freedom заняли первое место, а российские компании Ural Gems, Nevskaya Cosmetics и Northern Lights заняли шестое-восьмое место по популярности сливок в прошлом году.

После кризиса растущий спрос на отечественную продукцию характеризовался лавиной. Даже небольшие косметические компании в России начали объединяться. Однако самое главное, что наш производитель мог предложить во время интереса к отечественной продукции.

В начале 90-х годов в нашем арсенале появились различные типы шампуней для волос, кондиционеров и кондиционеров, кондиционеров и гелей, дезодорантов и 24-часовых антиперспирантов. Линии для ухода за кожей (тоник, бальзам, скраб, лосьон, пена, маска и др.). Названия российских продуктов начали вводить уже известные термины, такие как фруктовые кислоты, липосомы и керамиды, которые были продвинуты в продвижении западных компаний. И потребители стали вспоминать бренды таких компаний, как Низар, Линда, Гармония Плюс, Апрель, Русская косметика.

Чтобы закрепиться в новом сегменте, российским компаниям пришлось действовать очень энергично. По оценкам экспертов, российский косметический рынок с финансовой точки зрения почти вдвое сократился примерно до 1,5 млрд долларов. Это было вызвано быстрым расширением дешевых сегментов (массовый рынок) и сжатием среднего (медиарынок). Небольшая элита, которая почти полностью занята импортерами (8-10% рынка, по оценкам экспертов), потеряла мало потребителей. Российские компании должны соответствовать спросу или работать с минимальной маржой, если нет потерь.

В этих условиях самым большим соблазном для российских компаний был запуск самых дешевых продуктов в массовом сегменте рынка. Трейдеры, знакомые с методами продвижения товаров на рынке, быстро разработали простое производство и снабдили этикетки броскими терминами «витамин», «биоактивный комплекс» и «керамид». Их первой жертвой стал рынок шампуней. С импортированным образцом по цене более 40 рублей и высококачественным российским образцом 25-30 рублей бутылка в 13-18 рублей была очень привлекательна для бедных россиян.

Известная российская компания «Гармония Плюс» провела испытания недорогих новых шампуней на рынке и обнаружила, что из десятков продуктов только один соответствует принятым сегодня техническим стандартам. В апреле заместитель директора Олгабрусковская сообщила, что как оптовые, так и розничные продавцы быстро переходят на товары более низкого качества. Традиционные производители косметики большого объема начали всерьез опасаться, что доверие к недорогим российским брендам будет полностью подорвано, прежде чем спрос на качественные продукты снова начнет расти. В этой ситуации «держать лицо» очень важно. Руководители компаний отметили, что пришло время завоевать доверие аудитории, продвигать новые бренды и завоевывать новые рынки.

Хуже всего были компании среднего приоритета до кризиса. Шок девальвации, смещенный импортерами с медиарынка, внес существенный вклад в импортозамещение в этом сегменте, поскольку серьезные российские компании, полагающиеся на высококачественную продукцию среднего качества, закупили большую часть своих запчастей за рубежом.

Большинство из этих компаний столкнулись с возможностью изменить свою ассортиментную политику и либо привлечь бедных покупателей на массовые рынки, либо сохранить свои позиции в надежде на быстрое оживление рынка. Например, Низар, появившийся на российском рынке в начале 90-х годов, продал довольно дорогой продукт на основе собственных ноу-хау (богатых кислородом деталей) и решил поиграть в массовое производство Silver Dew. Знаменитая компания Linda решила не только оставаться в среднем ценовом диапазоне, но и выпускать более дорогие продукты. Наш главный потенциал - интеллектуальный, - говорит Людмила Симонова, заместитель генерального директора компании. При очень высоком научном развитии мы полагаемся на нишу российской элитной косметики. Выпуск немного, но качественно и дорого. И наше время приближается.

Таким образом, несмотря на сложный спрос на недорогие сегменты, некоторые компании решили сохранить или расширить свой относительно дорогой ассортимент. По словам экспертов, уже есть признаки нового спроса на качественную продукцию. Согласно опросу КОМКОН-Фарма, потребление импортной продукции перестало снижаться в среднем сегменте, а российский сегмент начал расти. Короче говоря, используя кризис 1998 года, компании, которые полагаются на качество, завоевали известность на ведущих нишевых рынках. Те же компании со сниженным спросом выиграли в краткосрочной перспективе, но они не могут восстановить изображения быстро и дешево.

Ввиду особенностей российского рынка монопольной конкуренции, развитие динамичных рынков в нестабильных зонах, то есть вариантов их дальнейшего развития, еще не определено. Это связано с тем, что некоторые реформы были осуществлены за годы реформ, которые превратили социалистическую экономику в рыночную экономику, но Россия все еще находится на «перекрестке». Как российский рынок развивается, зависит от того, как развивается Россия, и от многих других непредсказуемых событий.

Российский фармацевтический рынок

Рынок лекарств - это рынок монопольной конкуренции. Стоит рассмотреть более подробно. Процессы, происходящие на этом рынке, также характерны для многих других рынков в монопольной конкуренции.

Российский фармацевтический рынок изначально состоял из множества малых предприятий, которые удовлетворяли потребности относительно небольшого числа аптек. Однако со временем конкуренция усилилась, требования клиентов возросли, и чем больше компания, тем больше ее конкурентное преимущество.

В 1992 году рынок стал жесткой административной системой, предоставив местным аптекам свободу выбора поставщиков и ассортимента, и вскоре после этого ценообразование стало частично независимым. И самое главное, когда они приобретают реальный материальный интерес к увеличению продаж. В одночасье спрос стал аптечным счетчиком, а оптовая продажа лекарств превратилась в прибыльный бизнес. В конце концов, рынок состоял из постоянных дефицитов. Эффективное финансирование было установлено по отчаянным ценам. Оптовая рентабельность была очень высока, до 30-40% за оборот. С 1993 по 1994 год еженедельник «Коммерсантъ» объявил торговлю наркотиками наиболее прибыльной оптовой торговлей. Сотни новых предприятий начали входить в бизнес. Уже с 1994 по 1995 год в России действовало 35 000 компаний, а не около 100 государственных оптовых организаций в советское время.

94,6% от общего числа людей, выходящих на рынок, составляют малые предприятия, которые не имеют конкретной специальности (в теории конкуренции их называют «мышью»). Основным преимуществом мыши была невероятная гибкость. Отсутствие привязки к конкретным сферам деятельности позволило таким компаниям быстро повернуть туда, где их бизнес обещал наилучшие интересы. Никого не волнует отсутствие опыта в таких областях знаний, как фармацевтика.

Вадим Герман, директор Invacorp, компании, которая в настоящее время входит в пятерку лидеров, не скрывается. «Мы встретили людей, которые знали, какие лекарства отсутствовали на рынке и где их можно было принимать».

И таких примеров очень много. Это объяснялось тем, что войти в бизнес было очень легко. Государственное лицензирование оптовой торговли наркотиками было очень простым, и стартовый капитал не был проблемой. Вы можете начать с небольшой партии лекарств и постепенно увеличивать свою покупку по мере рекламы. Компактность продукта также была важна. Наконец, на рынке не было опасных конкурентов. Крупными были только правительственные учреждения. Однако вскоре они не адаптировались к рыночным условиям и часто выступали в роли «жертв», а не «нападающих». Согласно исследованию, проведенному Фармацевтической группой Фармацевтической академии, доля государственных предприятий в поставках аптек в Москве с 1993 по 1997 год снизилась с 66 до 23%.

В 1997 году фармацевтический рынок (долларовая цена) вырос на 37%. Тем не менее, оптовые условия быстро ухудшились. Причиной было три фактора роста. Растущее прямое присутствие производителей на рынке, растущий спрос на аптеки и растущая конкуренция за самих оптовиков.

Процветание оптовиков в первые дни реформы было в основном связано с нарушениями со стороны производителей. Наша фабрика не имела собственной сети продаж. Также была упразднена централизованная система государственных закупок, и в прошлом канал сбыта вообще не было. Для западных компаний российский фармацевтический рынок еще не развит. Все было оставлено для оптовиков. Производители могли продавать лекарства только с их помощью, а аптеки - только у них.

С 1995 года завод начал приобретать оптовую и розничную торговую сеть в прилегающих районах. А в отдаленных от них районах фармацевтические компании обмениваются филиалами, действующими по принципу: «Вы рекламируете мой ассортимент лекарств дома, а я рекламирую ваши лекарства дома». Я начал использовать Некоторые (например, ОАО «Время») стали мощными торгово-промышленными компаниями, а компоненты оптовой торговли не стали слабее, чем компоненты производства.

Многие иностранные компании, которые приобрели обязательные делегаты и склады в Москве, открыли прорыв в регионе в 1997-1998 годах. Примерно в 20 регионах работают Sherling Plough, Ellie Lilly, Pfizer, Pharmacy и Upjohn. Чтобы оценить все это, необходимо отметить, что 60-70% от общего спроса на фармацевтические препараты сосредоточено только в 11 регионах. Таким образом, к 1998 году ситуация для оптовиков значительно усложнилась, и получить прибыль от продаж было нелегко.

Рыночное давление на оптовых продавцов лекарств становится все более сложным с другой стороны розничной сети. В аптечном бизнесе была конкуренция. Для России это настоящая революция. Ведь сеть аптек была создана в советское время, чтобы избежать дублирования ее номенклатуры. В каждом подрайоне есть одна аптека, и это далеко от перехода в следующую аптеку.

Еще в 1995 году в Москве было мало конкурентов. Но уже в 1996 году 75% местных аптек почувствовали это. Причина понятна. Около 500 московских аптек добавили примерно одинаковое количество киосков и аптечных точек. Кроме того, новички появились в самых людных местах, таких как метро, ​​подземные переходы и магазины. И начали активно перехватывать старых покупателей аптек.

Хотя конкурентов не было, действия аптеки были обусловлены очень неэластичным спросом, и цены могли расти с иммунитетом. Но только когда появилась конкуренция, абсолютная цена на препарат стала влиять на спрос, а скорее, он продавался дешевле или дороже в ближайших аптеках. Исследования показывают, что в 1997 году 88% московских аптек пытались опередить своих конкурентов. -76% держать цены ниже конкурентов. Это может быть достигнуто только путем тщательного отбора поставщиков. Если аптека ранее спокойно согласилась на завышенную оптовую цену, цена должна быть конкурентоспособной, наличие ассортимента и т. д.

Другим фактором, который ужесточает рыночную среду, является необычайный баланс сил между розничными и оптовыми торговцами. Расследование выявило удивительные факты. В московских аптеках работают в среднем 60 оптовиков (обычно два или три оптовика). В результате всего этого резко усилилась конкуренция между оптовыми торговцами, и она начала приобретать отличительный признак борьбы за выживание. Так, в Москве количество оптовиков сократилось с 1500 в 1995 году до 600 в начале 1997 года.

1997 год был драматичным для оптовой торговли наркотиками. Если российская экономика в целом просто ждала начала экономического роста, фармацевтическая промышленность была в полном разгаре. Одна из составляющих продаж, динамика, покупка импортных лекарств (статистика наиболее достоверная в этой области) была просто головокружительной.

Таким образом, средний темп роста 10 ведущих лидеров с 1996 по 1997 год составил 162%. Крупная корпоративная группа увеличила импорт в 2,5 раза, причем как минимум половина компаний-членов продемонстрировала рост в 3-5 раз. Особое значение имеет первая крупная компания, появившаяся в российской фармацевтической оптовой торговле. В настоящее время в России уже появились структуры с оборотом в 500 миллионов долларов.

Но не только вырос рынок, но и произошли значительные изменения в его структуре. Большая часть рынка точно захвачена крупными компаниями. В период с 1995 по 1997 год 20 крупных компаний (с объемом продаж более 20 миллионов долларов в 1997 году) увеличили свою долю рынка с 40,3 до 47,5 процента. Все остальное сократило свое присутствие на рынке. И эти структурные изменения не случайны. Как показывают опросы общественного мнения, аптеки считают крупных оптовиков лучшими поставщиками. Каковы конкурентные преимущества крупных оптовиков?

Судя по международному опыту, ниша фармацевтической промышленности, изначально занятая «мышью», оказалась «вне досягаемости». Во всем мире торговля фармацевтическим рынком очень концентрирована. Например, во Франции три крупные компании контролируют 86% рынка. Таким образом, Россия находится на этапе изменения структуры рынка на 16% (до 1998 года).

Рост компании сам по себе не гарантирует успеха. Pharmaimex, крупнейший оптовик в первые дни формирования рынка, в настоящее время занимает лишь 37-е место в рейтинге импортеров. И событие будет необратимым только в том случае, если компания сможет найти «свою игру». Набирая все большую и большую долю рынка, концентратор становится гигантом, изначально лишь незначительно лучше своих конкурентов.

Фармацевтика - это индустрия с огромным ассортиментом. Например, в России зарегистрировано около 11 000 лекарств, а лучшие аптеки постоянно продают от 3 до 4000 лекарств. Каждый из них может попробовать заказать аптеку у любого оптовика. И если оптовый торговец невелик и препарат не запущен, он почти всегда будет отклонен. Дело в том, что большинство лекарств имеют незначительную долю продаж.

Распределение ресурсов пропорционально всему спектру лекарств и оптовый продавец с годовым оборотом в 1 миллион долларов подсчитает, что большинство лекарств придется покупать партиями по 1-10 долларов в год. это легко. Очевидно, что в таких масштабах торговля просто невозможна. В результате полный охват ассортимента для малых предприятий исключается, и их необходимо ограничить небольшим количеством позиций. Но крупные компании не сталкиваются с этой проблемой. Есть достаточно денег, чтобы купить все средства, и есть место для хранения. Широкий ассортимент дает гиганту множество преимуществ. Аптеки не заинтересованы в том, чтобы десятки компаний вызывали один дефицитный препарат, а затем повторяли эту процедуру для второго препарата. Намного удобнее хранить все в одном месте.

В результате аптеки активно закупаются у крупных поставщиков. Согласно экспертным исследованиям, крупные поставщики считают, что широкий выбор продуктов является наиболее важным фактором, которым аптеки руководствуются при выборе поставщика. Поэтому количество товаров в прайс-листе оптовика быстро растет. Например, ведущая компания Protek выросла с 300 в 2002 году до 2700 в 2003 году и 5100 в 2004 году.

Ситуация похожа на сервис. В оптовых сделках уровень обслуживания во многом определяется скоростью доставки лекарств в аптеку и удобным размером партии. И здесь тоже преимущество на стороне «разделяй». Фактически, посещение компании аптек грузовиком в аптеку взимает с оптовика одинаковую сумму, независимо от того, принес ли оптовый торговец все тело или часть багажа. Это приводит к снижению затрат на единицу продукции для крупных оптовиков, поставляющих широкий ассортимент лекарств.

Кроме того, крупные оптовики обычно имеют большую клиентскую сеть. Машина делает маленький конец и обходит все аптеки. Таким образом, как ни парадоксально, даже приносить пресловутую единственную упаковку в аптеку не выгодно - в любом случае. Это означает, что крупные оптовики могут уменьшить минимальный размер заказа, что также полезно для аптек. Скорость доставки, еще один компонент сервиса при торговле тысячами товаров, зависит главным образом от организации склада. Преимущество - владелец автоматизированного или компьютеризированного склада. Другими словами, тот же крупный оптовик.

Значит ли это, что рано или поздно на рынке не останется места для небольших компаний? Конечно нет, но его доля еще ниже. Но у компаний среднего бизнеса есть все возможности сохранить свои позиции на рынке. Для этого просто создайте настоящую конкурентную стратегию.

Например, если средний оборот составляет около 1-2 миллионов долларов, а ассортимент самых популярных лекарств - 300-400 наименований, весь пакет предложений такой компании станет продуктом крупного оптовика. Он полностью покрыт выравниванием. Кроме того, последний обеспечивает лучшее обслуживание, выбор лекарств не ограничивается этим минимумом и часто имеет более низкие цены. Тем не менее, 1-2 миллиона все еще значительная сумма.

Такие количества лекарства нельзя продать «случайно». Это означает, что средним компаниям необходимо регулярно работать с постоянными клиентами, общими условиями. Короче говоря, крупные компании выводят их в очень сильную стандартную сферу бизнеса. Круг закрывается. Можно разорвать этот порочный круг для специализации - продажа только некоторых специализированных или редких лекарств и их поддержка. Однако это уже не «мышь», а «лисья» стратегия, и ее переход совсем не прост. От «мышки» требовались только неукротимые действия в поисках выгод. Специальные знания и навыки выходят на первый план для «лис».

Несколько раз в советское время группа стоматологов провела несколько стажировок в одной из лучших клиник Германии и открыла компанию Interquadro, которая специализируется на наполнителях и материалах для зубных протезов. У нее серьезные проблемы (например, аренда), но в чисто конкурентном смысле крупные оптовики ее не боятся. В конце концов, только эксперты могут понять самих себя и объяснить потенциальным клиентам особые преимущества новых технологий, которые мало известны в России. Советы о том, что купить и почему. Поэтому продавать товар могут только такие специалисты.

Другими словами, компании лисы могут преуспеть в бизнесе, где гиганты ожидают неизбежных неудач. На фармацевтическом рынке существует множество таких особых областей. Некоторые компании специализируются на фармацевтических препаратах со строгими требованиями к хранению, в то время как другие поставляют фармацевтические препараты в отдаленные районы страны.

Сегодняшнее время явно не способствует малому бизнесу, занимающемуся оптовой торговлей наркотиками. Однако исследования показывают, что малый бизнес может рассчитывать на небольшой, но стабильный спрос, разыгрывая одну карту (гибкая система взаимоотношений с клиентами). Крупные оптовики безлично выстраивают отношения с покупателями и предлагают лекарства по единой цене. Да, на самом деле невозможно вести бизнес с сотнями и тысячами покупателей другими способами. С помощью гибкой ценовой политики и доверия личных отношений с клиентами, МСП готовы обсуждать преимущества гигантов и охотно обсуждают коммерческие перспективы различных лекарств и многое другое. Другими словами, это зависит от гибкости. Это их единственный шанс выжить.

Без кризиса 1998 года можно только догадываться, как фармацевтический рынок будет развиваться и становиться рынком олиго. Фармацевтический рынок, как и другие рынки, сильно пострадал после августовского кризиса.

До кризиса фармацевтический рынок удивил многих экспертов, имел множество мелких оптовиков и медленную концентрацию на национальном уровне. После кризиса 1998 года крупных дистрибьюторов стало меньше, поскольку они больше всего пострадали от кризиса (больше продаж - больше потерь от девальвации).

Судьба мелких оптовых сетей, особенно на региональном уровне, выглядит не так печально. Оптовики в этом регионе давно адаптировались к безналичной экономике, они много знают о схемах компенсации и обмена. Кроме того, местные компании уже имеют необходимые связи между инфраструктурой и местным правительством. Однако, поскольку оптовики не обошли стороной традиционные фармацевтические компании до кризиса, вряд ли стоит говорить о резком прекращении оптовых связей с отечественной продукцией.

Когда западные производители начали экспансию в Россию, выгоды были на их стороне (дорогая реклама, кредиты, отсрочки, скидки и т. д.). После кризиса возможности были даже в некоторой степени. Импортируйте ваши покупки в сентябре 1998 года. Не производится. Неудивительно, что с тех пор импорт восстановился в нынешней ситуации, но российские компании реализовали прекрасную возможность изменить направление фармацевтического рынка. Но были некоторые трудности.

Год назад возможность ввести систему снабжения лекарствами, адаптированную к потребностям страны, привлекла не только отечественные компании, но и западные компании. Компания была в списках льготных отпусков не менее года, но гарантированно продавала ее, и ей не нужно убеждать своих клиентов, что их продукты самые лучшие. Обострение бюджетного кризиса привело к тому, что министерство здравоохранения и территориальные органы здравоохранения сократили как список приоритетных и бесплатных рецептов на лекарства, так и количество правомочных получателей приоритетных и бесплатных рецептов. Очевидно, что сокращение списка начинается с импортных лекарств и в лучшем случае заменяется отечественными, а в худшем случае просто исчезает из таких списков.

Есть несколько ответов на довольно философские вопросы: количество импортируемых лекарств и количество лекарств в стране.

Получить данные о регистрации лекарств в России. Потом оказалось, что иностранных лекарств было намного больше, чем наших. Тем не менее, иностранцы любят создавать богатые бренды. Одно и то же вещество может быть зарегистрировано и продано под разными торговыми марками. Отечественные производители не привыкли к такому поведению - лишь немногие рекламируют свой бренд. Доля рынка оценивается финансово. До кризиса отечественный фармацевтический рынок имел производственную мощность 3,3 млрд долларов.

Без известного шока к 2000 году Россия может достичь 4 миллиардов, а треть потребляемого российскими производителями потребления составляет 1 миллиард долларов в год. Но имейте в виду, что отечественные продукты намного дешевле - конечно, в то время как деньги на рынке меньше, для ампул и таблеток соотношение 1 к 1 кажется вполне разумным. А поскольку мощности фармацевтических заводов за последние годы увеличились лишь на 30-40%, увеличение доли российских фармацевтических препаратов стало очевидным. Кроме того, в годы, предшествовавшие прошлому кризису, российские фармацевтические препараты продемонстрировали очень хорошую динамику - рост производства на 10-15% в год по сравнению с уровнем 1993 года.

Кроме того, наше государство еще не продемонстрировало явного протекционизма в отношении собственной фармацевтической промышленности. Действительно, после трех лет беспошлинного ввоза был введен 10-процентный тариф на импортные готовые лекарства, но он все еще действует. В пользу отечественных производителей по стабильному курсу доллара многие иностранные дистрибьюторы готовы мириться с задержками платежей, так как большое количество выкупа принесло терпение, а с новыми условиями все перешли на предоплату. Многие иностранные компании решили отозвать свою продукцию, потому что бюджет не стал дисциплинированным плательщиком.

Другая важная проблема для производителей - это вопрос сырья. Сегодня около 70% производимой в России фармацевтической продукции производится из импортных веществ. 1993- 1994 годы. Переход на импортное сырье был единственным способом выживания для большинства российских фармацевтических компаний. Из-за спада производства было невозможно поддерживать энергоемкие мощности для производства материалов и условий труда. Кроме того, стабильный курс доллара облегчает и делает более выгодным приобретение необходимых веществ за рубежом.

Никто не ожидает быстрого возрождения материального производства, но штаты могут хотя бы облегчить жизнь производителям, отменив налоги на импорт.

В настоящее время поиск дополнительных доходов для бюджетов всех рангов является постоянной заботой персонала. Это привело к принятию «налога на болезни». НДС на лекарства. Кроме того, было отменено освобождение от налога на доходы от производства лекарственных средств из списка важных основных лекарственных средств. В настоящее время производители платят 24% прибыли. Рост цен на лекарства удивил президента.

Автор идеи ввести НДС утверждал, что это не повлияет на окончательную цену препарата. Они объяснили это тем, что рынок был насыщен товарами, и производители должны были платить НДС с прибыли, но рынок наркотиков был захвачен дилерами, а некоторые лекарства были двенадцатыми посредниками. Кроме того, фармацевтический рынок далек от насыщения. Общее снижение производства в фармацевтической промышленности в 2004 году составило 12% по сравнению с 20% в первом квартале 2005 года. В настоящее время аптеки используют только треть фармацевтических препаратов страны, а их производители не могут увеличить производство из-за нехватки оборотных средств. Эксперты прогнозируют, что введение НДС сократит продажи лекарств на 4,8%, импорт на 3% и продажи на внутреннем рынке на 8%.

Таким образом, существенные особенности рынка монополистической конкуренции в российской экономике включают в себя тот факт, что рыночные реформы начали происходить в России, в то время как рыночная экономика уже формировалась в других странах, низкая дифференциация продуктов на рынке много иностранных компаний, в том числе неспособность отечественных заводов удовлетворить растущий спрос, в основном привлекаемый в Россию, и сложная конкуренция между российскими производителями и иностранными компаниями (нашей продукции). Стоимость не имеет себе равных, преимущество неценовой конкуренции на российском рынке и большие трудности российских компаний на мировом рынке, и, конечно, поразительной особенностью является кризис 1998 года с компаниями на разных рынках Это имело огромное значение как в хорошей, так и в плохой экономике.

Таким образом, оптовая торговля наркотиками развивается таким образом, который не согласуется со всеми национальными нормативными актами: вместо классической промышленности, занимающейся полицией (как в других странах), тысячи Возник рынок совершенной конкуренции даже с самыми маленькими игроками. После 1996 года начался интенсивный процесс, который не был завершен из-за кризиса 1998 года. Кризис создал предпосылки для превращения фармацевтического рынка в отечественную продукцию, недоступную для производителей. В настоящее время существуют как крупные, так и мелкие компании, на долю которых приходится менее трети доли отечественных лекарств на рынке.

Олигополия

Основные характеристики рынка олиго

Гадание Ол является одной из наиболее распространенных рыночных структур в современной экономике. В большинстве стран почти каждая отрасль тяжелой промышленности (металлургия, химическая промышленность, автомобилестроение, электроника, судостроение, авиастроение и т. д.) Имеет именно такую ​​структуру.

Ol's - это структура рынка с небольшим количеством продавцов на рынке товаров, каждый из которых имеет значительную долю рынка и отличный контроль над ценами.

Но вы не должны предполагать, что предприятия можно буквально пересчитать пальцами. Как и в случае монопольной конкуренции, в сфере занятости олиго многие малые предприятия часто работают с крупными компаниями. Тем не менее, некоторые крупные компании составляют большую часть общего объема продаж в отрасли, и эта деятельность определяет ход мероприятия.

Формально олиго-гадание обычно относится к отрасли, в которой несколько крупных компаний (основанных на компаниях в трех-восьми разных странах) производят более половины всей продукции. Если концентрация производства низкая, считается, что отрасль работает в условиях монопольной конкуренции.

Отрасль приобретает профессиональную структуру, когда крупная компания предлагает значительную экономию средств, и поэтому крупная компания среди них имеет значительные преимущества перед небольшой компанией.

 

Основная причина олиго-оккупации - экономия от масштаба.

Говорят, что «большая 2», «большая 3» и «большая 4» доминируют в сфере занятости олиго, но более половины продаж составляют от 2 до 10 компаний. Например, в Соединенных Штатах четыре компании составляют 92% всех транспортных средств. Гадание на олиго является характерной чертой многих российских отраслей. Поэтому автомобили выпускаются пятью компаниями (ВАЗ, АЗЛК, ГАЗ, УАЗ, Ижмаш). Сталь производится тремя компаниями, 82% -4 сельскохозяйственных шин и 92% -3 кальцинированной соды, а общее производство магнитной ленты сосредоточено в двух компаниях, Motor Grader-3.

Четкие контрасты - это легкая и пищевая промышленность. В этих отраслях до восьми компаний не превышают 10%. Ситуацию на рынке в этой области можно с уверенностью охарактеризовать как монопольную конкуренцию, особенно из-за очень высокой дифференциации продукции в обоих секторах (например, в одной из ее подсекторов, а не во всей пищевой промышленности).

Однако не всегда возможно определить структуру рынка на основе показателей, связанных со всей национальной экономикой. В результате компании и другие компании, которые имеют небольшую долю на внутреннем рынке, часто являются олиго-обитателями местного рынка (например, магазины, рестораны, развлекательные компании). Если потребители живут в крупных городах, маловероятно, что они будут покупать хлеб и молоко в другой части города. Два пекарни в его районе проживания могут быть гаданием олиго.

Конечно, установление количественной границы между олиго-конкуренцией и монопольной конкуренцией в значительной степени произвольно. В конце концов, два названных типа рынков имеют другие отличия друг от друга.

Продукты на рынке олиго могут быть как однородными, стандартизированными (медь, цинк, сталь), так и дифференцированными (автомобили, бытовая техника). Степень дифференциации влияет на характер конкуренции. Например, в Германии автомобильные заводы обычно конкурируют друг с другом в разных классах автомобилей (до девяти конкурентов). Российские автозаводы на самом деле не конкурируют друг с другом, так как большинство из них становятся высокоспециализированными и монополистами.

Ключевыми условиями, влияющими на характер отдельных рынков, являются высота барьеров, защищающих отрасль (таких как размер первоначального капитала, управление существующими компаниями для новых технологий и новейших продуктов с помощью патентов и технических секретов).

На самом деле, вряд ли в отрасли будет много крупных компаний. Стоимость завода на несколько миллиардов долларов служит надежным барьером для проникновения новых компаний в отрасль. В ходе обычных событий компания постепенно расширяется, и к тому времени, когда в отрасли формируется отраслевая монополия, уже определен узкий круг крупнейших компаний.

Чтобы вторгнуться, вам нужно быстро получить сумму, которую жители олиго постепенно инвестировали в бизнес на протяжении десятилетий. Поэтому истории известно лишь очень небольшое количество случаев, когда огромная компания создавалась «с нуля» с одноразовыми огромными инвестициями (Volkswagen можно считать примером Германии, Государство выступило инвестором, то есть они сыграли главную роль в формировании этой компании (неэкономические факторы).

Однако, даже если найдены средства для строительства большого количества гигантов, они не смогут получать прибыль в будущем. Ведь возможности рынка ограничены. Потребительский спрос достаточен, чтобы поглотить продукцию тысяч небольших пекарен и автосервисов. Однако никому не нужно достаточно металла, чтобы растопить тысячи доменных гигантов.

В этой структуре рынка доступность экономической информации строго ограничена. Каждый участник рынка тщательно защищает коммерческую тайну от конкурентов.

Большая доля выпускаемой продукции обеспечивает значительную степень управления рынком для превращения оккупационных компаний. Уже каждая компания достаточно велика, чтобы влиять на состояние отрасли. Поэтому, если жители олиго решат сократить производство, это приведет к росту цен на рынке. АвтоВАЗ воспользовался этой ситуацией летом 1998 года. Он работал в одну смену, поглощая запасы непроданных автомобилей и позволяя заводу повышать цены. И поскольку несколько жителей олиго начинают проводить общую политику, власть их общего рынка будет даже приближаться к власти монополий.

Особенностью профессиональной структуры oligo является то, что компании, которые формулируют ценовую политику, должны учитывать реакцию конкурентов. Это означает, что все производители, работающие на рынке оккупации олиго, взаимозависимы. При частной структуре такая ситуация не возникает (не существует конкурентов), а также не возникает полный и исключительный конфликт (слишком много конкурентов, чтобы рассмотреть их действия). С другой стороны, реакции конкурентов могут быть разными и их трудно предсказать.

Предположим, что компания, работающая на внутреннем рынке холодильников, решила снизить цены на продукцию на 15%. Участники могут по-разному реагировать на это. Во-первых, цены могут быть снижены менее чем на 15%. В этом случае компания расширяет рынок. Во-вторых, конкуренты также могут снизить цены на 15%. Все компании имеют более высокие объемы продаж, но более низкие цены могут снизить прибыль. В-третьих, конкуренты могут объявить «ценовую войну», то есть даже более низкие цены. И вопрос в том, принять ли его вызов. Крупные компании, как правило, не ведут «ценовую войну» между компаниями, потому что результат трудно предсказать.

Ол-эксклюзивная взаимозависимость - необходимость учитывать реакцию конкурентов на действия крупных компаний на олиго-эксклюзивном рынке.

Модель занятости олиго должна учитывать поведение конкурентов. Это еще одно важное ограничение, которое необходимо учитывать при выборе схемы профессионального поведения олиго. Таким образом, не существует стандартной модели для определения оптимальных объемов производства и цен на товары для занятия oligo. Можно сказать, что определением ценовой политики жителей олиго является не только наука, но и искусство. Это не последняя роль, которую играют субъективные качества менеджера, такие как интуиция, нестандартное принятие решений, риск, смелость и решительность.

Типы oligo гадания

Олигопроприетарная структура может быть очень разной, и каждый сорт оставил свой след в разработке ценовой политики компании. Роль играют количество и размер компаний в отрасли, характер продуктов, степень обновления технологий и т. д.

Рассмотрим некоторые варианты рыночного поведения компаний, занимающихся олиго-оккупацией:

  • Несогласованное гадание на олиго, когда компании не вступают в контакт друг с другом и сознательно пытаются найти подходящую точку для всех.
  • Корпоративный картель (или заговор). Это не устраняет независимости производства и маркетинга, но обеспечивает соглашение между ними по многим вопросам. Во-первых, картельный договор включает единую и эксклюзивную высокую цену, которую член картеля обязан продать на рынке.

Соглашение о картелях также предусматривает разделение рынка. Это означает, что каждый участник картеля обязан продавать товары, например, только в определенных регионах.

Кроме того, чтобы поддерживать высокие цены, предложение товаров на рынке часто ограничено, что требует ограничения на объем производства. Поэтому в картельных контрактах часто указывается, что каждый участник картеля определяет свою долю в производстве различных продуктов.

Сговор является тайным или законным. Картели разрешены во многих европейских странах, но запрещены в России и США по закону. Существует много международных картелей, самым известным из которых является ОПЕК (организация стран-экспортеров нефти).

Предположим, картельная компания решает установить единую цену на продукт. Для этого вам нужно создать кривую предельных издержек для всего картеля. Тогда вы сможете определить оптимальный объем производства в картеле. Это максимизирует валовую прибыль. То есть картель функционирует как монополия. Но самым сложным вопросом является распределение продаж между сторонами картельного контракта.

Чтобы максимизировать прибыль, картели должны устанавливать квоты, чтобы минимизировать общие затраты. Однако на практике внедрение таких квот очень затруднительно. Эта проблема решается путем сложных переговоров. Компании «договариваются» о лучших условиях и обгоняют партнеров. Во многих случаях дорогие компании могут получить большие квоты, но они не могут решить проблему максимизации прибыли. Фактически, рынки обычно сегментированы в зависимости от географии или общих продаж.

Создание картеля сталкивается с серьезными препятствиями. Это не просто антимонопольное законодательство. Заключение контракта часто затруднено из-за большого количества компаний, широкого ассортимента продукции и уровня затрат. Обычно участники картеля нарушают договор и пытаются получить большую прибыль. Из-за юридических запретов в современной России нет официального картеля. Однако практика единовременного ценового сговора очень широко распространена. На потребительском рынке достаточно вспомнить, как часто наблюдается дефицит сливочного или подсолнечного масла, или бензина. И как эти продукты появляются по значительным ценам одновременно для всех продавцов?

Во многих случаях различные функции, близкие к функциям картеля, пытаются более эффективно выполнять различные организации, такие как импортеры чая и производители соков. Например, в октябре 1998 года Государственная антимонопольная комиссия Российской Федерации начала расследование роста цен на газ членами Московской топливной ассоциации.

Однако в этом смысле будущее еще более тревожно. Концентрация производства, неспособность привлечь клиентов с помощью рыночных методов, тесные контакты всех компаний в ключевых отраслях, возникших в дореформенный период, и многие другие факторы способствуют массовому появлению картеля. Если поток событий действительно продвинется по этому сценарию, экономика может быть серьезно повреждена. Поэтому его предотвращение является важным вопросом национальной экономической политики.

Картельная структура рынка (или «игра с правилами»). Это помогает компаниям осознанно понимать и прогнозировать свое поведение перед конкурентами и помогает им достичь равновесия или почти равновесия в отрасли.

Компании не заключают договоры друг с другом, но действуют в соответствии с определенными письменными правилами. Такая политика, с другой стороны, позволяет избежать ответственности, вытекающей из закона о борьбе с картелями. А с другой стороны - снизить риск непредсказуемых реакций конкурентов, т.е. защитить себя от основных опасностей, присущих нерегулируемому занятию олиго. «Игра с правилами» способствует достижению профессионального баланса олиго.

Наиболее часто используемая техника «игры по правилам» - это ценовое лидерство. Он заключается в том, что все основные изменения цен сначала выполняются одной компанией (обычно самой крупной), а затем повторяются другими компаниями аналогичного размера. Лидеры цен фактически сами определяют цену (и, следовательно, производство) всей отрасли. Но это происходит в ожидании, что новая цена подойдет остальным. Правда, если они находятся в невыгодном положении для конкурентов, они просто не следуют за лидером, и отрасль подвергается риску для всех участников несогласованного гадания олиго.

Ценовое лидерство очень распространено на Западе и сегодня встречается в России, например, в автомобильной промышленности. Российский автопром - классический пример гадания олиго. В Японии небольшое количество автономных производителей автомобилей (около 12), и еще меньше крупных компаний оказывают значительное влияние на рынок. Поэтому существует всего три производства автомобилей: АвтоВАЗ, ГАЗ и АЗЛК.

1991-1992 гг. Лидером цен на легковые автомобили всегда был АвтоВАЗ, крупнейший производитель. И АЗЛК, и ГАЗ последовали за ним. Все началось в эпоху гиперинфляции. Важной была скорость роста цен. И АвтоВАЗ установил очень быстрый темп. Это имело экономическую возможность. С началом социального расслоения автомобили стали едва ли не первыми покупками состоятельных людей. Кроме того, многие автомобили были приобретены новыми частными компаниями. Там мобильность является главной гарантией успеха.

Ценовое лидерство АвтоВАЗа было фактически снижено до самого быстрого роста и было очень приятно для других производителей. Однако на рубеже 1993 года АЗЛК и ГАЗ отказались повторить очередное удвоение цены лидера. Фактически, Ziguri в то время был конкурентоспособен за границей, и АвтоВАЗ смог сосредоточиться на более высоких ценах за рубежом.

Если он переоценил внутренние цены и, соответственно, потерял некоторых российских потребителей, он ничего не потерял - выпущенные автомобили пошли на экспорт и принесли фабрике еще большую прибыль. Напротив, продажи Масковица и Волги за рубежом были небольшими. Их производителям пришлось больше задуматься о покупательной способности россиян. И они перестали поднимать цены.

ВАЗ-2109 значительно дороже, чем Волга, и почти в три раза дороже, чем Москвич. В результате на АвтоВАЗе возникла первая проблема с продажами. Урок не прошел даром: в том же 1993 году рост цен на жигули резко упал.

Основным фактором с тех пор стала постепенная потеря международной конкурентоспособности российских автомобилей. Первоначально Жигули был вынужден покинуть зарубежные рынки. Позже, несмотря на защитные тарифы, иномарки стали толпить их в России.

Новое изменение ситуации привело к девальвации рубля. Она сделала иномарки недоступными и дорогими, проложив путь к повышению цен на отечественные машины. Из-за недавних трудностей с продажами АвтоВАЗ отказался играть ведущую роль в этом увеличении. К тому времени AZLK удалось значительно улучшить качество своих машин. Поэтому отрасль в очередной раз восстановила свою систему ценового лидерства.

Заключение

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы:

Разнообразие структуры рынка покрыто четырьмя теоретическими моделями.

  1. Полностью конкурентный рынок.
  2. Монополия.
  3. Эксклюзивный конкурс.
  4. Гадание олиго.

На протяжении десятилетий в советское время наша экономика была закрыта, и между отечественными и иностранными производителями не было конкуренции. Это привело к низкой эффективности производства, очень высоким затратам и глубоким техническим задержкам, стоящим за передовым развитием науки и техники во многих секторах советской экономики.

Автобусы, фотомагазины, салоны красоты, продавцы, предлагающие одну и ту же марку табака и жевательной резинки на станциях метро и в автосервисах. Машинистки и переводчики, специалисты по ремонту и фермеры в квартирах, торгуемых на овощном рынке, объединенные приблизительной однородностью предлагаемой продукции, размером бизнеса, количеством продавцов, множеством условий совершенной конкуренции. Это не важно по сравнению с размером рынка. Обязательно для них и нужно принимать общие рыночные цены. Критерии полной конкуренции в сфере российского малого бизнеса встречаются довольно часто.

Таким образом, условия, близкие к совершенной конкуренции, существуют во многих секторах экономики, в которых доминируют новые частные компании.

В отрасли, где доминируют приватизированные компании, ситуация совершенно иная. Эти отрасли экономики в принципе сильно монополизированы.

Высокий уровень монополии и резкое негативное влияние на экономику требуют от Японии применения антимонопольного законодательства. Кроме того, в России демонополизировано радикальное сокращение числа отраслей экономики, для которых была создана монополия.

Основным вопросом, а также трудностью являются детали монополии, унаследованные от социалистической эпохи. В большинстве случаев российские монополии не могут разрушить свою монополию путем распада.

Проблема в том, что это сложно реализовать в сегодняшней ситуации. Из-за экономического кризиса в России мало кто из отечественных и зарубежных компаний готов инвестировать в создание новых компаний. Тем не менее, определенные изменения в этом отношении, даже в кризисных ситуациях, могут быть обеспечены государственной поддержкой наиболее перспективных инвестиционных проектов.

Естественная монополия - это особый вопрос. Российские СМИ время от времени сообщают, что произошли перебои с подачей электроэнергии, неплатежи и конфликты между монополиями и потребителями. Основной способ борьбы с негативными аспектами естественных монополий заключается в том, чтобы государства контролировали ценообразование и производство естественных монополий.

Неэффективность монополистической конкуренции очевидна, но не существует простого пути национальной экономической политики, направленной на улучшение последствий монополистической конкуренции.