Тема поэта и поэзии в творчестве М.Ю.Лермонтова («Смерть поэта», «Поэт», «Пророк»)

Предмет: Биография
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 19.01.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых тем рефератов по биографии:

 

Много готовых рефератов по биографии

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Место и значение поэтов пушкинской «плеяды» в русской поэзии. Своеобразие поэзии Д.В.Давыдова, П.А.Вяземского, Е.А.Баратынского, А.А.Дельвига, Н.М.Языкова, Д.В.Веневитинова
Тематика и своеобразие ранней лирики М.Ю.Лермонтова, ее жанры, особенности характера лирического героя
Развитие реалистических тенденций в лирике М.Ю.Лермонтова, взаимодействие лирического, драматического и эпического начал в лирике, ее жанровое многообразие
Социально-философская сущность поэмы М.Ю.Лермонтова «Демон», диалектика добра и зла, бунта и гармонии, любви и ненависти, падения и возрождения в поэме


Введение:

Несомненное влияние Пушкина, которое испытал на себя Лермонтов, заставляет нас поставить вопрос о том, как поэт относился к своему предшественнику. Мы можем найти небольшое количество высказываний Лермонтова о Пушкине.

Возможно, это связано с застенчивостью, которую Лермонтов не мог преодолеть на протяжении всей своей жизни. Влияние Пушкина на жизнь и творчество Лермонтова очевидно. Более того, из косвенных высказываний, сделанных его современниками, можно предположить, что, глубоко чувствуя свое родство с Пушкиным, громко выраженное в поэме «Смерть поэта», Лермонтов говорил об этой связи на биографическом уровне. Так, в 1830 году Лермонтов пишет: «Как жалко, что у меня была мамушкой немка, а не русская - я не слыхал сказок народных, в них верно больше поэзии, чем во всей французской словесности». Вполне правомерным представляется здесь аллюзия: отсылка к образу русской няни А.С.Пушкина, сказки которой значительно повлияли на творческое развитие поэта.

Э.Найдич, обсуждая связи двух великих русских поэтов, отметил многочисленные пересечения не только на уровне творчества, но и с точки зрения событий. Он писал, что в последний год своей жизни Лермонтов хотел последовать за Пушкиным и полностью посвятить себя профессиональной деятельности писателя, то есть издать собственный журнал.

Следует отметить, что цитаты Пушкина встречались у Лермонтова на протяжении всей его карьеры. Своим искренним и яростным стихотворением «Смерть поэта» (1937), посвященным смерти Пушкина, Лермонтов получил всеобщую известность. Несмотря на то, что карьера поэта началась гораздо раньше, именно с этого стихотворения начинается его поэтическая судьба, с ним Лермонтов врывается в жизнь литературного Петербурга. Однако этот поэтический некролог был не первым обращением к Пушкину. Рассмотрим поэтические высказывания Лермонтова о Пушкине в хронологическом порядке.

Первое замечание относится еще к 1830 году. О том, что в этом случае адресатом является Пушкин, говорит А.М.Горький. Если именно так раскрыть посвящение «К...» («О, полно извинять разврат...», 1830-1831гг.), то следует сказать, что Лермонтов ценил в Пушкине именно свободную стихию его творчества - тему независимости:

Ты пел о вольности, когда

Тиран гремел, грозили казни... (отсылка к стихотворению Пушкина «Арион»).

В своеобразной интерпретации «строф», которые он не понимал точно, или стихотворения «В друзья», которое дошло до него (оно не было опубликовано), или, основываясь на некоторых биографических данных легендарного характера, поэт упрекает Пушкина за «предательство» старых идеалов и обращения к нему с просьбой-советом

О, полно извинять разврат.

Ужель злодеям щит порфира?

Пусть их глупцы боготворят,

Пусть им звучит другая лира;

Но ты остановись, певец,

Златой венец не твой венец.

Следующее стихотворение Лермонтова «Снова народные повороты» (1835), связанное с пушкинской поэмой «Клеветники на Россию» (1831), также посвящено Пушкину. Точка зрения поэта совпадала с точкой зрения Пушкина по вопросу отношений России и Польши. В первой главе Лермонтов прямо говорит, что он следует за Пушкиным в этом вопросе («Поэт казнил тебя могучим словом...»). Выражение «народные капризы» также указывает на связь с позицией Пушкина. Стихотворение отражает противоречивый путь формирования политического сознания раннего Лермонтова.

В 1836 году Лермонтов написал поэму «Монго». Имя Пушкина появляется в нем. В этой строфе Лермонтов приводит цитату Пушкина из поэмы 1825 года «Если жизнь тебя обманет...».

В этом стихотворении Лермонтова важно местоимение - «наш» Пушкин. Это говорит о том, что Пушкин близок с Лермонтовым и его молодыми друзьями, это молодое поколение признает величие поэта и родство с ним. С 1836 года Лермонтов сознательно и конкретно упоминает имя Пушкина в своих произведениях: «Тамбовский казначей», «Смерть поэта», «Родина», «Пророк».

Лермонтов достигает глубочайшего понимания работы Пушкина в 1837 году в своей поэме «Смерть поэта». Лермонтов осознает разрыв между поэтом Пушкиным и его благородным окружением, свободный дар поэта противостоит завистливому и удушающему свету. Лермонтов поднялся над интерпретацией смерти Пушкина как личной драмы поэта. Он видел социальную основу, на которой росли планы уничтожения того, кто «восстал против мировоззрения». Но этот грозный гнев поэта и его мучительное горе сочетаются с упреками:

Зачем он руку дал клеветникам ничтожным.

Зачем поверил он словам и ласкам ложным...

В стихотворении 1830 года Лермонтов упрекал Пушкина в том, что он предпочитает корону своего поэта «золотой короне». Здесь, в стихотворении 1837 года, это изображение, будучи измененным, повторяется:

И прежний сняв венок - они венец терновый,

Увитый лаврами, надели на него...

Лермонтов, описывая гибель Пушкина в стихотворении, использует аллюзию - образ Ленского из романа Пушкина.

Один как прежде ... и убит!

Убит!..и взят могилой,

Как тот певец, неведомый, но милый,

Добыча ревности глухой,

Воспетый им с такою силой,

Сраженный, как и он, безжалостной рукой.

Все эти стихи Лермонтова о Пушкине отражали сложность отношения поэта к своему учителю. Такое отношение объясняется романтической непримиримостью Лермонтова, его требовательным отношением к поэту и поэзии. Мятежные мотивы Байроника и желание осудить курс правительства после восстания декабристов также оказали влияние. Чувствуя близость, особую общность поэтических судеб, а также, восхищаясь величием гения, Лермонтов крайне требователен к поэтическому дару Пушкина. Ясное ощущение глубины духовной пропасти между людьми света, которые преследовали Пушкина, и поэтом, вероятно, было причиной такого отношения.

Свидетельства друзей-охранников Лермонтова о том, как он относился к Пушкину, сохранились. Столыпин похвалил стихи Лермонтова о смерти Пушкина, но полагал, что напрасно автор придавал большое значение убийце Пушкина. Лермонтов сказал на это, что русский человек может понести любое совершенное преступление. Пушкин, во имя любви к России, и никогда бы не поднял руку на этого великого человека. Кроме того, в споре со Столыпиным Лермонтов сказал: «Вы, сударь, антипод Пушкина...».

Единственные документированные высказывания Лермонтова о его гениальном предшественнике также связаны со стихотворением «Смерть поэта». Прежде всего, большое значение имеет документ, созданный Лермонтовым в ходе полицейского производства по поводу стихов о смерти Пушкина «Объяснение корнета Лермонтовского гусарского полка лейб-гвардии».

Вот некоторые выдержки из этого текста: «Я все еще болел, когда весть о неудачной дуэли Пушкина распространилась по всему городу. Некоторые из моих знакомых привели ее ко мне, изуродованные различными дополнениями. Во мне вспыхнуло непроизвольное, но сильное негодование по отношению к этим людям, которые напали на человека, уже убитого рукой Божьей, который не сделал их никому. вред и когда-то хвалили их, и врожденное чувство в моей неопытной душе - защищать каждого невинного осужденного - еще сильнее вызвало во мне болезнь раздраженных нервов. Когда я начал спрашивать: на каком основании они так громко восстают против убитого? - Мне ответили, возможно, чтобы придать себе больший вес, что весь верхний круг общества придерживается такого же мнения. - Я был удивлен, они смеялись надо мной. Наконец, после двух дней напряженного ожидания пришла печальная новость о том, что Пушкин умер, и вместе с этой новостью пришла другая - утешительная для русского сердца: император, несмотря на свои прежние заблуждения, щедро протянул руку помощи своей несчастной жене его маленькие сироты. Затем, в результате необдуманного побуждения, я излил горечь своего сердца на бумагу, преувеличенными, неправильными словами я выразил противоречивое столкновение мыслей, не веря, что я написал что-то предосудительное, что многие могут по ошибке принять за свой счет выражения, которые им вообще не были назначены.

Этот опыт был первым и последним в этом роде, вредным (как я раньше думал и все еще думаю) для других даже больше, чем для себя. Но если я не оправдываю пыл молодости и служу как бы объяснением - ведь в тот момент страсть была сильнее, чем холодный разум. До того, как я написал разные мелочи, возможно, до сих пор хранится у некоторых моих друзей. Одна восточная история под названием «Гаджи-Абрек» была помещена мной в «Библиотеку для чтения», и драма «Маскарад» в стихах, которую я дал театру, не могла быть представлена ​​из-за (как мне сказали) слишком резких страстей и характеров, а также из-за того, что добродетель не была достаточно вознаграждена в нем. Когда я писал свои стихи о смерти Пушкина (что, к сожалению, я сделал слишком рано), то один из моих хороших друзей, Раевский, который, как и я, слышал много неправильных обвинений и из-за бездумности не видел в своих стихах что противоречило законам, попросило меня их списать. Вероятно, он показал им, как новость отличается - и поэтому они расстались. Я еще не ушел, и поэтому не мог скоро распознать сделанные ими впечатления, не смог вовремя вернуть их и сжечь. Я сам не давал их никому другому, но я не мог от них отречься, хотя я постигал свою легкомыслие, я не мог: правда всегда была моей святыней, и теперь, принося свою виновную голову в суд, я твердо прибегаю к ней, как единственный защитник благородного человека перед лицом царя и лицом Бога.

Искренность этого объяснения явно характеризует отношение Лермонтова к своему блестящему предшественнику. Объяснение фактически повторяет стихотворение «Смерть поэта», в котором подчеркивается сила искренности этой работы.

Смерть Пушкина заставила Лермонтова говорить открыто и публично. Поэтический голос Лермонтова, который в эти дни превратился в обвинительную речь пророка, прозвучал по всей России и вызвал широкий отклик у его современников. Величие поэтического дара Пушкина только усугубило для Лермонтова огромную несправедливость, совершенную по отношению к живому человеку.

Этот искренний порыв определяет судьбу Лермонтова. Если раньше он был неизвестным поэтом, то теперь они за одну ночь стали говорить о нем как о продолжателе пушкинской традиции. Это чувство только усилилось в результате трагического ореола, возникшего вокруг Лермонтова после его отъезда в изгнание. Возникает вопрос, можно ли назвать случайностью, что Кавказ, занимающий столь важное место в творчестве Пушкина, стал коренным во время этой ссылки, и для Лермонтова биографический факт оказал здесь значительное влияние. Общность сблизила этих великих поэтов.

Таким образом, Лермонтов, казалось, был введен в русскую литературу твердой рукой Пушкина. Поэма «Смерть поэта» определила его литературную судьбу как в восприятии его современников, так и, возможно, в восприятии самого Лермонтова. Пушкин был для Лермонтова эталоном русской поэзии. Продолжая и развивая пушкинскую традицию, Лермонтов не был его подражателем, хотя в молодости он был склонен подражать Байрону, которого любил. После 1837 года талант Лермонтова был раскрыт во всей его полноте, обеспечивающей как точность слова, так и искренность каждого изображения.

Работа Лермонтова - это диалог с Пушкиным, в котором говорится о проблемах и конфликтах другого поколения и, что очень важно, другого человека: в каждой строке текста Лермонтова чувствуется отпечаток уникальной и самобытной личности его автора. По словам графа Васильева, сам Пушкин не был лично знаком с Лермонтовым, но сумел узнать его по стихам. В воспоминаниях А.В.Васильева описан его диалог с Пушкиным, в котором поэт говорил о юном Лермонтове так: «Мальчик далеко пойдет!».

Лермонтов относился к Пушкину как к гению, великому человеку, который создавал великие произведения. Он был очень расстроен смертью Пушкина, не боялся высказываться по этому вопросу. Лермонтов считал, что смерть поэта негативно отразится на судьбе России. В фильме Н.Бурляева герой, который играет Лермонтова, говорит: «Бедный Александр Сергеевич. Бедная Россия...» - эта интерпретация учитывает симпатию к Пушкину при его жизни, знание обстоятельств судьбы последнего, и с этим трудно не согласиться даже при отсутствии документальных доказательств. Главный аргумент для Высокое отношение к поэту - это работа самого Лермонтова, его свитков с предшественником, о которых мы поговорим в следующем разделе работы.

Заключение

Анализируя высказывания Лермонтова о Пушкине, аллюзии и воспоминания в его лирике, мы пришли к выводу не только о первостепенной важности пушкинских экспериментов на этапе становления Лермонтова как художника слова, но и об особом характере поэтики ассимиляция: Лермонтов не копировал тот или иной пушкинский образ или метод высказываний, и стремился внедрить воспринимаемые элементы в свой взгляд на мир. Кроме того, Лермонтов широко использовал технику смешения ссылок на разные тексты Пушкина в одной и той же работе. Так, в «Тамбовской казначейше» мы встретили отсылки к «Пиковой даме», «Руслану и Людмиле», «Графу Нулину».

Очевидно, стремление Лермонтова к жанровому эксперименту: организация сюжета у Пушкина, система персонажей или набор мотивов не привели Лермонтова к созданию определенной художественной аналогии, просто повторяя достижения Пушкина на новом этапе развития русского языка. литература. Мы доказали это на примере таких лирических текстов, как «Что толку жить!... Без приключений...», «Гляжу на будущность с боязнью, Гляжу на прошлое с тоской...» и поэм «Тамбовская казначейша», «Сашка», «Княгиня Лиговская». Влияние Пушкина на творчество Лермонтова прослеживается по самым ранним стихам, но поэт быстро заканчивает период юного подражания. Наличие намеков и воспоминаний Пушкина в творчестве Лермонтова только подчеркивает его творческую индивидуальность.

В творчестве Лермонтова мы можем наблюдать усвоение таких пушкинских мотивов, как, например, мотив любви в поэме «Я не унижусь пред тобою...», мотив дружбы в поэме «Сашка», жизни, смерти и справедливости в стихотворении «Смерть поэта».

Изучив природу влияния романа на художественное сознание Лермонтова, мы доказали, что поэт использовал «Онегинскую строфу» в своих произведениях, но она несколько отличалась от пушкинской. Поэт использовал его для легкости стиха, пытался использовать его для создания образа таких героев, как Онегин, в поэме «Тамбовский казначей». Но он не полностью сохранил те свойства своей организации, которые есть в романе «Евгений Онегин». Произведения Лермонтова, написанные «Онегинской строфой», содержат небольшое количество таких эпитетов, поэтому они не обладают такой внушительной легкостью, воздушностью при чтении текста, как у Пушкина. «Онегинская строфа» доказывает умение легко и естественно выразить различные поэтические стили, в том числе юмористический рассказ. Не случайно «Тамбовская казна» юмористична, как роман Пушкина. В стихотворении «Какая польза от жизни без приключений» через свойства строфы, которую он улавливает, усваивает иронию Пушкина, не вычеркивая глубины пережитой мысли.

Таким образом, общее движение в контексте влияния Пушкина на Лермонтова выглядит следующим образом: от ученичества, подражания - к творческому усвоению и трансформации пушкинских традиций, прежде всего в области новаторской структуры и изображения внутреннего мира человека. Лермонтов подошел к созданию своего прозаического романа не столько как ученик Пушкина, сколько как самостоятельный художник слова со своим представлением о задачах романа как жанра.

Изучив литературные программы, мы выяснили, что теме «Лермонтов-Пушкин» практически не уделяется внимания в школе, поэтому в практической части нашего исследования мы попытались найти новые методологические решения для установления исторических и литературных связей между двумя Поэты на уроках литературы в старшей школе. Определив место изучения романов Лермонтова и Пушкина на уроках литературы, мы разработали урок, в котором будет учтена возможность сравнения романов Лермонтова и Пушкина, сравнения их по индивидуальным параметрам и внесения вклада в понимание личности. свойства творческой индивидуальности Лермонтова, причины изменения русского романа, а также понимание закономерностей развития литературного творчества.

Перспективы дальнейших исследований: в историко-теоретических и аналитических главах, а также в методологических разработках, по нашему мнению, имеется вспомогательный материал, позволяющий нам увидеть перспективы дальнейших исследований по проблеме «пушкинских традиций в творчестве Лермонтов».