Социологический анализ правоприменения

Предмет: Экономика
Тип работы: Эссе
Язык: Русский
Дата добавления: 16.03.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете научиться писать эссе на тему работа:

 

Как написать эссе на тему работа

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Анализ переговоров В. Путина и Э. Макрона в форте Брегансон
Почему автор считает 1759 год судьбоносным в истории британского колониализма?
Биткоин благо или всемирная угроза
Эссе по книге рассвет pr и упадок рекламы Лоры Райс

 

Введение:

 

Чем социология правоприменения отличается от традиционного права:

  1. Закон существует только тогда, когда вы действуете. Для исследователей нет недействительных законов.
  2. Нет незаконной деятельности. «Незаконное поведение» - это специальная подготовка, власть и расширение прав и возможностей. Здесь разные термины. Специально определенные люди и организации называют это незаконным. Не может быть никакой корреляции между текстом закона и действительностью. Уголовный кодекс как текст почти безразличен для исследователей. Акт изменения реальности интересен. Когда судья объявляет приговор, он меняет реальность конкретного человека. Сам код ничего не меняет. Они могут возразить: он меняет поведение судьи. Однако то, что написано в Уголовном кодексе, не имеет прямого или косвенного отношения к поведению судьи.

Позвольте мне привести пример. В России закон об экономических преступлениях изменился. Однако среднее время, в течение которого судья объявляет экономическое преступление, не изменилось. Давно обсуждаемые мощные изменения в законодательстве не повлияли на практику юридических событий. Реальность этих людей не изменилась - насколько они, они получают те же условия.

Проблема внутренней логики права противоречит классической юриспруденции. Как преподаются в юридической школе, нормы, законы, правила и прецеденты, как это предусмотрено в юридической логике, должны или должны иметь внутреннюю согласованность. Это противоречит эмпирическим наблюдениям последних 50 лет. Хотя есть последовательность и внутренняя логика, потенциальная последовательность - это две разные истории. «Профессиональные юристы должны доказать, что черно-белое - это одно и то же», - сказал Оливер Холмс.

Правоохранительная социология не отрицает юридическую работу, это еще одна область знаний. Медицинские социологи не заменяют врачей и не предлагают эту замену. Однако знание того, как устроены профессии и рабочие места, также может помочь практикующим в этой области. В Соединенных Штатах, Великобритании и Германии существует плодотворное сотрудничество между правоохранительной и правоохранительной социологией на практическом уровне, уровне социальной инженерии.

Давайте подробнее рассмотрим некоторые важные области и примеры исследований.

Одним из классических исследований является исследование поведения, когда полицейский задерживает кого-то на калифорнийской дороге. Его выполнил социолингвист анализа трансформации и этнологического методологического хлеба. Они пошли с полицейскими и увидели, как они общались с людьми, которых хотели задержать, и увидели, как это общение выглядело в суде. Сообщение на дороге должно быть воспроизведено в суде, чтобы судья был убежден, что права обвиняемого не были нарушены и что действия участников были должным образом названы. И в суде они анализируют ситуацию, когда дело доходит до поиска легких наркотиков. Требование открыть багажник звучит как «Давайте откроем багажник!» (Буквально - «Сундук открыт?») Исследователь заметил, что происходит в суде, и сказал: «Я сказал ему: я был в Калифорнии». Требовать, чтобы адвокаты открывали чемоданы для проверок ». Но где бы то ни было, даже если процессуальная кража могла спасти обвиняемых от штрафов вместо одного адвоката, один обвиняемый также был полицейским. Не сказал, что он лгал.

Одной из инструкций является ежедневная реструктуризация языка, которая затем переписывается на языке нормативного документа.


Мир естественным образом создается повседневной лексикой, и без использования повседневных языков, сленга и разговорной речи правовые категории не будут работать. Слово «черный» уже давно запрещено в Соединенных Штатах, но до того, как Мартин Лютер Кинг ввел выражение цвета кожи, запрет не работал, потому что он должен был показать реальность в повседневной жизни.

Еще одна область исследований, о которой я расскажу, посвящена действиям дзю и судьи (количественные исследования). За преступления "синего воротничка" - воровство, грабеж, убийство и трагический физический вред - представители "белых воротничков" приговорены к более коротким приговорам и не часто осуждены. Подход имеет основную предпосылку: при наблюдении эмпирически и статистически значимых закономерностей, которые не могут быть объяснены юристом, мы предполагаем существование непомерных или непомерных факторов повседневной жизни. Концепция, рефери техника, которая делает это неизбежным.

В этом подходе термин смещение является характеристическим смещением. Естественный уклон - естественная склонность судьи усиливается / смягчается - считается не оцененным как часть подхода. «Неудивительно, что с людьми, похожими на банды, обращаются как с бандами», - говорит один из судей Верховного суда США в 1967 году.

Ещё один пример исследования байеса – расовые исследования. Выяснилось, что судьи расово нейтральны, но при этом чёрные судьи гораздо жёстче ко всем без разбора. В повседневном опыте подсудимых и заключенных этого образа нет, но это существует.
Предполагается, что есть особенности социализации образованного афроамериканца, которые заставляют его вести себя так.

Третье исследовательское направление (Лоран Эдельман и др.) сфокусировано на том, как фирмы, адвокаты и чиновники договариваются о том, что значит новый закон, то есть занимается проблематикой работы государственных органов. Инструкция говорит, например, что документ заверяется начальником паспортного стола, но в инструкции не сказано, может ли он его не заверить и в каких случаях. Откуда появляется и как распространяется информация, касающаяся закона или инструкции, но отсутствующая в них самих?

Американский Закон о труде очень краток: никто не может быть дискриминирован в труде по расе, религии, возрасту, полу и национальности. В течение десяти лет после принятия закона нет уверенности в том, как это интерпретировать в случаях конкретных исков по поводу дискриминации. Следуя этой формулировке, любой может заявить о том, что он дискриминирован как представитель меньшинства. Любой уволенный, наказанный может счесть это дискриминацией и обратиться в суд. В ходе десятилетней битвы вырабатываются неосознаваемые участниками правила, которые позволяют определить, где дискриминация, а где нет.

Исследователи брали интервью с экспертами, собрали базу случаев, выделяли характеристики фирмы и работника (около 500 в сумме), и смотрели, какие характеристики фирмы, работника и самого дела приводят к каким исходам. Постепенно выстраивалась конвенция: фирма должна создать отдел по борьбе с дискриминацией, и это и будет выполнением закона. Если отдел существует, фирма не проигрывает процессов по дискриминации. Роль этого фактора росла, и к 1997 году из 18000 подобных дел, рассмотренных в США, ни одна фирма, имеющая такой отдел, не проигрывала дела. Как из закона следует, что нужно создать отдел, – неясно. Последним этапом исследования стала дискуссия: выступления судей, где ни разу не фигурирует напрямую этот факт, но вычисляются матрицы, по которым адвокаты и другие участники дела понимают эту скрытую информацию.


Ещё одним примером может служить классическое исследование по социологии права Лоран Силби (loyal society approach), выполненное на материале шестисот лейтмотивных интервью. Повседневное представление о законе – это ключевой момент в описании правовой культуры сообщества. Человек не должен «верить» в закон, справедливость, «доверять государству», он должен грамотно инкорпорировать право в язык. Если человек говорит I use law – активный залог, «я использую закон» – то это успешная практика, а если Law apply to me («меня засудили»), то нет.

Социологический анализ правоприменения

Итак, существует несколько основных взглядов на то, что такое закон, с точки зрения эмпирика. Во-первых, закон как ресурс. Это ресурс, который специально обученные люди «вбрасывают» в мир, а остальные хаотично подбирают. У людей разные возможностиспользовать закон как ресурс, у милиционера их больше, чем у обычного человека, но у общества по защите прав потребителей почему-то больше, чем у Гринписа.

Во-вторых, закон как поле игры (французские исследователи социологии права). Пространство, по которому разбросаны специфические ресурсы (капитал в бурдьевском смысле), в котором люди борются за позиции. Грамотно используя закон, человек не только получает непосредственную выгоду, но и увеличивает свой потенциал.

В-третьих, закон как система невидимых ограничителей, система, которая задаёт невидимую карту. Знанием «дорожек», принадлежащим проводникам-профессионалам, торгуют, причём предмет купли-продажи – не писаный, а именно реальный закон: адвокат знает не только то, что написано, но и то, что работает.
И, в любом случае, – закон на 90% не то, чему учат на юридических факультетах.

Заключение

Российская ситуация, в которой развивается социология правоприменения, обусловлена давлением юридического, нормативистского сознания. Стандартная реакция на любое происшествие – ужесточить закон. Но даже в трудах классиков современной юридической науки есть ссылки на то, что мы живём в мире, где адекватное модернизационное правосознание являет собой аналог и замену писаного закона. В российских реалиях, в отличие, например, от немецких, легко доказать слушателю, что закон как текст и как то, что с человеком происходит – разные вещи, очевиден неюридический характер закона.

Социология правоприменения – мощное, развивающееся направление в России. Три года назад русскоязычных публикаций по смежным темам мы насчитали всего 11 (август 2008 г.). Сейчас их уже свыше 300, больше пятидесяти интересных исследователей за последние два-три года появилось в этой сфере. Социология правоприменения становится перспективным направлением и в плане институционального развития.