Социальные ресурсы населения в условиях потери экономической стабильности

Содержание:

  1. Демографический ресурс домохозяйств
  2. Приоритеты социальной политики
  3. Заключение
Предмет: Практика
Тип работы: Отчёт
Язык: Русский
Дата добавления: 16.09.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете научиться оформлять отчёт по практике по бухгалтерскому учету:

 

Как написать отчет по практике по бухгалтерскому учету

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Неоклассическая экономическая теория: теория и практическое применение
Государственное регулирование макроэкономики
Особенности рынка рабочей силы в России
Классическая школа экономической науки

 

Введение:

 

В стабильной и нестабильной экономике размещение разных слоев и групп населения по-разному варьируется в социально-экономической сфере. В достаточно успешных и постепенно развивающихся экономических системах основой социальной динамики является создание человеческого потенциала, основным компонентом которого является уровень образования граждан, тогда как в нестабильных системах население полагается на ресурсы, которые требуют меньших вложений в сбережения и приносят больше отдачи от практики.

Колебания в глобальной экономической среде, усиление конкуренции между странами, окончание периода экономического роста в России, снижение мировых цен на энергоносители и снижение курса российского рубля вызвали изменение макроэкономической ситуации в России. Экономические и социальные процессы утратили стабильность в нашей стране в 2000-х годах и были истолкованы как главный социально-экономический успех этого десятилетия. Период нестабильности требует (и уже требует) объективного изменения моделей социально-экономического поведения населения для объективной адаптации к новой ситуации (см .: Малева, Авраамова, 2015). В этой статье мы анализируем, каким социальным ресурсам будет доверять население России при создании моделей поведения в новых социально-экономических условиях.

Базой знаний исследования стали результаты опроса населения, проведенного Институтом социального анализа и прогнозирования РАНХиГС в 2014 году в трех организациях-учредителях Российской Федерации (Томская, Рязанская и Пермская области). Опрос респондентов - население 18 лет и старше. Основой выборов являются российские домохозяйства; Анкеты были проведены на месте проживания участников. Вероятностная региональная четырехэтапная стратифицированная выборка с общим объемом 4800 участников - 1600 использовалась в каждом субъекте Российской Федерации.

Мы используем ресурсный подход для оценки «запаса прочности» российского населения перед лицом экономических трудностей (см. Авраамова, Малеева, 2014).

Общая идея состоит в том, чтобы определить положение отдельного человека или домохозяйства в социально-экономической непрерывности на основе их уникальных структур, а также общего количества различных доступных ресурсов. Идея определения положения индивида / домохозяйства в обществе в зависимости от предложения ресурсов основана на исследованиях P. Bourdieu (2004) и A. Sorensen (Sorensen, 2000). На их основе мы предлагаем методологию, которая позволяет нам не только оценивать распределение общего объема ресурсов между отдельными лицами и социальными группами, но и выявлять возможности для преобразования некоторых ресурсов в другие.

Применяя этот подход для оценки ресурсного обеспечения российских домохозяйств, мы не сокращаем ресурсы только до тех, которые могут быть напрямую переведены в уровень благосостояния. Целью нашего анализа является выявление общих потенциальных элементов, которые могут или не могут изменить достижение лучшего положения в социально-экономической сфере домохозяйств.

Принимая во внимание реалии современной России, мы не ограничиваем элементы ресурсного потенциала теми, которые могут варьироваться в зависимости от накопления / расходов самого домохозяйства (например, образование или здравоохранение). Мы также рассматриваем компоненты, которые не считаются традиционной формой ресурса / капитала, но которые могут существенно повлиять на шансы домохозяйства на выживание и, следовательно, являются частью их ресурсного потенциала в самом широком смысле (тип поселения и демографический состав домохозяйств). В то же время экономический ресурс (уровень благосостояния) не входит в общую структуру ресурсного потенциала, но он выступает в качестве независимой переменной, в которой оценивается влияние других элементов ресурсного предложения. Данные, полученные на этой методологической основе, позволили охарактеризовать ресурсный потенциал российских домохозяйств.

Демографический ресурс домохозяйств

Демографическая структура семьи влияет на благосостояние ее членов следующим образом:

  • количество и возраст ребенка оказывают существенное влияние на финансовое положение домохозяйства, поскольку возраст ребенка является ключевым фактором в экономической и трудовой деятельности матери, то есть, как правило, чем меньше дети, тем меньше вероятность повышения благосостояния домохозяйства;
  • большинство лиц пенсионного возраста (41%) ниже среднего финансового положения;
  • большинство пар без детей и других родственников имеют средний доход (34,9%) и ниже среднего (32,6%). 12% из них относятся к категории состоятельных людей;
  • в 33,7% пар без детей и других родственников финансовое положение ниже среднего, у 33,7% - выше среднего и высокого;
  • большинство супружеских пар, у которых есть ребенок в возрасте до 18 лет, двое или более детей в возрасте до 18 лет, дети в возрасте до 18 лет, дети в возрасте старше 18 лет и другие родственники, имеют средний уровень благосостояния (39,6%, 35, соответственно 1, 37,6, 34,1 34,3%). Семьи с одним родителем и детьми в возрасте до 18 лет часто имеют доход ниже среднего (41,9%), те же семьи, что и у других родственников, - в среднем (39,1%);
  • большинство домохозяйств с одним родителем или одним или двумя взрослыми детьми ниже среднего уровня благосостояния (38,8%).
Можно сделать вывод, что наиболее неблагоприятной ситуацией являются одинокие пенсионеры, семьи с одним родителем с одним или несколькими детьми в возрасте до 18 лет, семьи с одним родителем и взрослые дети (более 60% и ниже среднего с низким финансовым статусом).

 

Они формируют уязвимые группы общества.

С точки зрения распределения числа людей в домашнем хозяйстве и уровня благосостояния наиболее благоприятная ситуация для «золотой середины» - в семьях от двух до шести человек. В этих домохозяйствах уровень благосостояния является низким для менее чем 50% участников и ниже среднего, выше среднего и высоким для более чем 16% участников. Большинство одиноких домохозяйств (66,4%) ниже и ниже среднего уровня дохода. Уровень благосостояния является низким и ниже среднего в 64% семей из семи, 66,7% из семей из восьми. Половина из девяти домохозяйств имеют низкий уровень дохода и доход ниже среднего, а половина из них - средний доход. Если семьи, состоящие из одного человека, включают пенсионеров и одиноких людей трудоспособного возраста, семьи с семью-восемью членами являются категориями с несколькими детьми разного возраста и пенсионерами, то есть многими иждивенцами в семье.

Социальные ресурсы населения в условиях потери экономической стабильности

Присутствие иждивенцев в семье уменьшает возможность улучшить финансовое положение семей, что является аналогичной ситуацией только для пенсионеров, живущих на пенсии. Таким образом, было еще раз подтверждено, что демографический состав домашнего хозяйства напрямую и существенно влияет на благосостояние его членов.

Потенциал здоровья

Сложная переменная, построенная с учетом как состояния здоровья членов домохозяйства, так и наличия членов семьи, нуждающихся в постоянном уходе, помогла определить взаимосвязь соответствующих показателей с уровнем благосостояния. Важно не только определить, в какой степени низкие показатели здоровья повышают риски бедности и социальной уязвимости, но также ответить на вопрос о том, гарантирует ли идеальное здоровье социальный и экономический успех.

Для большинства респондентов с плохим и очень плохим здоровьем их финансовое положение является сложным и ниже среднего (73,1% и 95% соответственно). То же самое верно для половины населения, которое считает свое здоровье «удовлетворительным», и для 30% участников с «очень хорошим» и «хорошим» здоровьем. Чем выше самооценка здоровья населения, тем лучше его финансовое положение. Тем не менее, мы заявляем, что отличное здоровье - не единственный критерий высокого дохода, так как 1/3 участников в этой категории демонстрируют низкий уровень благосостояния.

Распределение участников по наличию заболеваний, которые ограничивают их или делают их бесполезными в повседневной жизни, показывают, что для большинства из тех, кто ответил «да», риск попадания в категорию населения, финансовое состояние которого ниже среднего (39,8%), является высоким. В этой категории низкий и средний уровень благосостояния составляет 66,2%, только 8,6% выше среднего и выше. Большинство участников, отрицающих существование болезней, ограничивающих повседневную жизнь, относятся к категории населения со средним уровнем дохода 33,6%, «выше среднего» и 22,3% из категории «высокий». Ограничения в повседневной жизни приводят к дополнительным усилиям и затратам на лечение и уход за здоровыми членами домохозяйства. Наличие заболеваний, мешающих нормальной повседневной жизни, является еще одним фактором финансового положения участников. Семья получает дополнительный доход (пенсию по инвалидности), если ограничение деятельности, связанное с заболеванием, зарегистрировано как инвалидность. Если инвалидность члена домохозяйства не подпадает под категорию «инвалидность», пенсия по инвалидности выплачиваться не будет, и поэтому семья не будет хотя бы частично компенсировать дополнительные расходы. Поэтому наличие заболевания, которое ограничивает человека в повседневной деятельности, напрямую влияет на уровень благополучия семьи.

Этот результат дополнительно подтверждается распределением участников по инвалидности с точки зрения финансового благополучия. Инвалидность - это постоянная или долговременная, полная или частичная травма из-за болезни или травмы. Инвалиды с официальным статусом образуют социально уязвимую группу, которая влияет на их материальное благополучие. Категория участников с низким уровнем благосостояния включала 25,9% тех, кто зарегистрировал инвалидность во время опроса, и 24,6% тех, кто зарегистрировал группу с низким доходом с 42,2% и 34,4% соответственно. Доля участников, не имеющих инвалидности и включенных в категории «выше среднего» и «высокого уровня», в зависимости от их финансового благополучия, более чем вдвое превышает людей с ограниченными возможностями или тех, кто зафиксировал инвалидность во время обследования. Состояние инвалидов требует постоянных расходов и внимания со стороны других членов домохозяйства, но пенсия по инвалидности вносит значительный вклад в доход домохозяйства. Уровень инвалидности первой группы, чье финансовое состояние хорошее и выше среднего, довольно высок (16,7%). Однако чем тяжелее инвалидность, тем больше доля участников, которые ниже и ниже среднего уровня благосостояния.

Отрицательные показатели здоровья негативно влияют на социальный статус населения. Наличие ограничений по состоянию здоровья или инвалидности увеличивает риск бедности для домохозяйств и снижает уровень благосостояния. Однако также делается вывод о том, что наличие абсолютного здоровья не служит показателем социального благополучия и высокого благосостояния. Другими словами, здоровье влияет на благосостояние населения, но не всегда решительно. Образовательный потенциал

Высокий уровень образования делает работника «премией» в форме более высокой заработной платы, чем средний уровень (ПРООН, 2004; 2011; Соболева, 2007; 2009).

Согласно разработанной методике, мы используем следующую классификацию домохозяйств по уровню образовательного потенциала, которая учитывает уровень образования взрослых:

  • домохозяйства с высоким образовательным потенциалом (30%). Все члены этих домохозяйств имеют среднее или высшее профессиональное образование. Как правило, это городские семьи школьного возраста или старше с одним или двумя детьми;
  • тип перехода (35%). Домохозяйства включают людей с разным уровнем образования. Это, как правило, городские домохозяйства, в которых проживают представители нескольких поколений - размер такой семьи значительно больше среднего по выборке (3,2 человека);
  • домохозяйства с низким образовательным потенциалом (35%). Все члены этих домохозяйств имеют высшее образование, чем общее среднее или начальное образование. Как правило, членами этих домохозяйств являются пожилые люди, в основном одинокие или семейные пары, проживающие в сельской местности, многодетные семьи или семьи.

Окончательная оценка уровня доходов домохозяйств с различным образовательным потенциалом позволяет сделать вывод, что минимальный образовательный потенциал связан с низким уровнем благосостояния.

Высокий образовательный потенциал не гарантирует существенного превосходства по уровню благосостояния: обеспеченность таких семей лишь незначительно превышает показатели семей «среднего» типа. В этих группах хорошо иметь одно из четырех домохозяйств выше среднего или высокого уровня.

Потенциал занятости

Основным параметром для оценки потенциала занятости является уровень занятости в домашнем хозяйстве - отношение всех членов домашнего хозяйства к числу всех взрослых старше 15 лет, которые в нем проживают. В более чем 50% домохозяйств половина взрослых членов трудоустроена в 24,6% - менее чем на Y4 и с 26,1% - от половины до половины. В каждой десятой семье работает более 3/4 членов в возрасте старше 15 лет. Наконец, 2/5 семей (38,5%) имеют самый высокий уровень занятости - более 75%, и, как показано выше, все взрослые члены работают в подавляющем большинстве.

Более 70% домохозяйств, где уровень занятости ниже 1/4, имеют низкое или ниже среднего уровня благосостояния. Для сравнения: в группе домохозяйств, где работает 1/4 взрослых, этот уровень составляет 50% семей и 38% в группе, где работает более половины взрослых. Напротив, с ростом уровня занятости семьи все чаще попадают в группу со средним уровнем благосостояния, но это распределение более равно, чем высокий и низкий уровень благосостояния. Однако при уровне занятости ниже 1/4, если доля семей со средним достатком составляет 23,4%, она будет расти на 10% и более в группах ниже.

Только 6,4% домохозяйств с менее чем 100% их членов работают с высоким и выше среднего уровня благосостояния; 25-50% из этих семей 18,1% с уровнем занятости. В домохозяйствах, где работают более половины людей старше 15 лет, более 1/4 из них выше среднего уровня благосостояния.

Занятость ниже 45% в 45,4% семей с низким доходом. Для сравнения: в домохозяйствах, где уровень благосостояния ниже среднего, таких семей меньше 1/3 (30,2%), а в среднем - 18,2%. Среди семей, где занятость ниже 25%, уровень благосостояния в среднем превышает 9,5%, а высокий - более 2,6%.

Анализ взаимосвязи между уровнем занятости и благосостоянием в домохозяйствах варьируется в зависимости от типа населенного пункта. Поэтому в областных центрах доля семей с более низким уровнем благосостояния менее половины ниже (64,2% против 72,2% и 72,9% соответственно в городах и сельской местности). В целом взаимосвязь между занятостью и уровнем благосостояния в сельских домохозяйствах несколько ниже, чем в областных центрах и городских районах. Поэтому в городах и областных центрах доля семей с высоким уровнем благосостояния более 75% в сфере занятости составляет около 60%, а в сельской местности - только 37,5%. Доля семей с одинаковым уровнем занятости и низким уровнем благосостояния значительно выше в областных центрах (30,5%) и немного выше 20% в городских и сельских районах. Доля домохозяйств с занятостью ниже 50% и уровнем благосостояния ниже или выше среднего в сельской местности намного выше - 62,6% и 38,2%. Тем не менее, основные тенденции не меняются для любого типа земель, и различия между ними невелики. Таким образом, существует тесная взаимосвязь между уровнем занятости и уровнем благосостояния домохозяйства: чем больше работает взрослых членов семьи, тем выше уровень благосостояния домохозяйства.

Целостная оценка социальных ресурсов населения России

Согласно принятой методологии, компонентами ресурсного потенциала домохозяйств являются: образовательный потенциал; тип поселения, в котором живет семья; принадлежит к одному из демографических типов; трудоустройство взрослых членов семьи; потенциал семейного здоровья. Чтобы классифицировать домохозяйства по уровню ресурсов и благосостояния, необходимо определить граничные значения каждого элемента ресурсных потенциалов, то есть значения, при которых шансы на достижение относительно высоких (или наоборот, низких) показателей благосостояния явно меняются. Характеристики каждого из перечисленных ресурсов выражаются как «положительное влияние» (помогает домохозяйствам достичь достаточно высокого уровня жизни) и «отрицательное влияние» (значительно увеличивает вероятность возникновения трудной жизненной ситуации). Предварительный анализ выявил ценности ресурсов, которые оказывают положительное или отрицательное влияние на уровень благосостояния.

Комплексная оценка уровня благосостояния была проведена с использованием специально разработанного индекса, который учитывает уровень доходов и наличие сбережений домохозяйств, безопасность имущества и жилищные условия. Методика расчета этого показателя подробно описана в Авраамова, Малева, 2014.

Чтобы получить окончательное значение интегрированного индекса благосостояния, были собраны оценки по трем оценочным шкалам (доходы и сбережения, жилье, безопасность имущества). Таким образом, максимальное значение итогового индекса составило 12 баллов, а минимальное значение - 0.

Среднее значение индекса составило 6 баллов, среднее значение составило 5,63. В группе с низким уровнем благосостояния 16,3% домохозяйств находятся ниже среднего - 32,8, в среднем - 31,7, выше среднего - 15,4, домохозяйства с высоким уровнем доходов - 3,8%.

Каждый источник с положительным результатом в своем развитии переводит домохозяйства в процветающие группы с вероятностью более 20%. Учитывая риск оказаться или приблизиться к себе в трудной жизненной ситуации (показатели шкалы благосостояния «ниже среднего» и «низко»), ситуация полярна.

Мы обращаем внимание на сопоставимый (почти идентичный) уровень важности каждого ресурса как с точки зрения шансов на достижение относительно высокого уровня благосостояния, так и с точки зрения риска оказаться в трудной жизненной ситуации. Вероятность достижения уровня благосостояния выше среднего составляет от 22% в многообещающем поселении до 26% при наличии жизнеспособного образовательного потенциала. В случае неэффективного освоения каждого ресурса риск перехода в подгруппы по уровню благосостояния измеряется значениями 65-66% (образовательные ресурсы, здоровье и демографический тип семьи) и 58% (тип поселения). Учитывая граничные показатели каждого ресурса, выделяются наиболее важный, образовательный потенциал и наименее важный тип населенных пунктов. Однако мы еще раз подчеркиваем крайне незначительные различия, возникающие при сравнении компонентов ресурсного потенциала. Можно предположить, что в структуре существуют «компенсаторные механизмы», которые смягчают различия во влиянии элементов структуры ресурсов семьи.

Распространенность положительного влияния на стоимость ресурсов неоднородна и ресурсов для занятости минимально. У большинства домашних хозяйств есть по крайней мере один ресурс с положительной оценкой развития. Менее трех из этих ресурсов в 1/4 семьи, а максимальный набор составляет около 20%.

Рассмотрим взаимосвязь между безопасностью ресурсов и благосостоянием домохозяйств. Пожертвования при средних и низких ресурсах практически исключают возможность достижения высокого уровня благосостояния и значительно снижают возможность приблизиться к среднему уровню. Во всех трех случаях высокая обеспеченность ресурсами определяет участие домохозяйств в группе с более высоким и высоким средним уровнем благосостояния.

Приоритеты социальной политики

Из нашего анализа вытекает важный вывод: уменьшение количества отрицательных значений социальных ресурсов или даже какого-либо вида ресурса (например, получение профессиональной подготовки или работа одним или несколькими членами домохозяйства) позволяет домохозяйству выполнять один или несколько шагов в масштабе благосостояния. В этом смысле, как показывают эмпирические результаты, отрицательное или положительное изменение любого показателя значительно увеличивает шансы домохозяйства на повышение их благосостояния.

Нынешняя политика по сокращению бедности фокусируется в первую очередь на денежных методах поддержки бедных Наш анализ показывает, что общее социальное благосостояние определяется сочетанием материальных и нематериальных ресурсов, поэтому эффективная социальная политика должна уделять внимание каждому, не ограничиваясь мерами, принимаемыми для непосредственного увеличения доходов. Политика увеличения ресурсов только для населения может повысить общий уровень благосостояния, сократить масштабы бедности и бедности и снизить риск попадания в трудную жизненную ситуацию.

Это касается как семьи, так и российского общества в целом.

Во-первых, такая политика даст замечательный результат по сравнению с наименее ресурсоемким и неблагополучным населением. В таких кризисах, как нынешний кризис, приоритетом должны быть не только ресурсы, но и социально уязвимым группам населения не должна оказываться финансовая поддержка в связи с увеличением их ресурсного потенциала. Даже в группе домохозяйств, находящихся в наиболее неблагоприятном положении (хотя и не имеющей более одного положительного показателя из пяти потенциальных источников), вектор любого источника меняется с отрицательного на положительный, что ведет к обнищанию или увеличению вероятности попадания в трудную жизненную ситуацию. Вероятность перехода из группы «с низким уровнем благосостояния» в группу «не ниже среднего» почти удваивается - с 16,7% до 30,2%.

Такая же динамика наблюдается для более богатых ресурсами групп. Следовательно, для тех, кто имеет максимальное значение ресурсного потенциала (пять положительных показателей) по сравнению с четырьмя, вероятность оказаться в группе благосостояния ниже среднего составляет 77% и 60,1%. Кроме того, мы обращаем внимание на качественный переход от наличия трех элементов к четырем, что имеет положительное значение в финансировании: если доля домохозяйств, чье благосостояние не ниже среднего в первой группе, например менее половины, то уже во второй. Социальная политика, направленная на увеличение ресурсного обеспечения домохозяйств тем или иным образом, распространяется на все российские домохозяйства с низким и высоким уровнем ресурсов. Естественно, его конкретные аспекты и меры могут значительно различаться в зависимости от конкретной природы ресурсного потенциала конкретной группы домохозяйств.

Этот вопрос выходит за рамки научных исследований и напрямую связан с обсуждением макроэкономической и бюджетной политики в ближайшем будущем.

 

Конечно, логика кризисного периода накладывает серьезные ограничения на бюджетные расходы, а сокращение социальных расходов, особенно на образование и здравоохранение, считается областью экономии бюджета. Это уже произошло в последние годы: расходы федерального бюджета на образование упали с 5,1% до 4,3% с 2011 по 2014 год на здравоохранение - с 4,6% до 3,6% на государственные услуги, От 2,6% до 0,8% (Сбербанк России, 2015).

Однако государство, которое сегодня экономит образование и здравоохранение, не до конца понимает, что оно препятствует росту благосостояния населения или еще более опасно, вызывая его падение. Учитывая, что потребителями бюджетной системы образования и здравоохранения являются в основном граждане с низким уровнем дохода, которые не имеют «доступа» к платному образованию и медицине, существует риск расширения бедности или трудных жизненных ситуаций. В конечном счете, правительству придется так или иначе решать эти проблемы, но, как показывает опыт, это будет дороже и дороже, чем эти профилактические меры.

Заключение

В связи с потерей стабильности социально-экономического развития страны на первый план выходят поиски решений, способствующих поддержанию уровня благосостояния российских домохозяйств. Авторы исходят из того, что эти решения предполагают не только использование различных инструментов финансовой поддержки. Наиболее эффективные решения касаются обновления собственных ресурсов домохозяйства, которые могут служить как запасом прочности, так и источником социального развития. В статье предпринята попытка оценить общую ресурсную обеспеченность домохозяйств и подчеркнута важность каждого ресурса, который способствует или препятствует росту их благосостояния. На основании полученных данных были сформулированы аспекты социальной политики для поддержания или повышения уровня благосостояния.