Сексуальное просвещение русской дворянки по статье Беловой А.В Мицюк Н.А

Предмет: Экономика
Тип работы: Эссе
Язык: Русский
Дата добавления: 01.04.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете научиться писать эссе на тему "искусство":

 

Как написать эссе на тему "искусство"

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Подготовить отзыв про Сталина с отражением биографических данных
Можно ли использовать в государственных структурах Сбалансированную систему показателей?
Особенности позиции педагога-диагноста
Латинская Америка в начале XXI века: падение престижа и влияния США

 

Введение:

 

Сексуальная культура, половое воспитание и развитие являются важными вопросами для понимания повседневной жизни различных слоев российского общества, особенно женщин. Их исследование показывает, как представления о взаимосвязи между полом, социальными ожиданиями и предписаниями сексуальной морали соотносятся с конкретными эмоциональными переживаниями определенных людей в основных областях репродуктивного поведения.

Достижение гендерной идентичности в процессе гендерной социализации является важным следствием как зрелости личности, так и гендерных различий, создаваемых обществом. Конечно, эти основные признаки частной сферы, стандартная стадия жизненного цикла людей, должны опираться на значительные изменения в общественной жизни и видимые изменения в исторической реальности.

Половое воспитание и представления об интимной жизни девушек в благородной семье являются сложным предметом исследования из-за ограниченного круга исторических источников и непоследовательности отраженной в них информации. Эта статья основана на анализе как опубликованных текстов (мемуаров и дневников), так и женских писем и дневников девочек, хранящихся во многих национальных архивах.

Из исторической эпохи, предшествовавшей буржуазной модернизации, сохранился небольшой дневник девочки с подробным отчетом о личном опыте.

Он имеет объективный фактор плохой сохранности (родственники не оценили личные записи девочки и излишне уничтожены или умерли в результате социальных катастроф) и идею доверия к бумаге. Невозможно из-за субъективной ситуации ограничения на девушек или даже их собственного ужасного опыта. В первой четверти XIX в. личный дневник юные дворянки вели по-французски, местами переходя на русский, и называли "mon journal". Зачастую дневниковые записи давали читать близким родственницам или подругам и даже оформляли в виде обращения к ним.

Напротив, значительное изменение в эмоциональном опыте было отражено в тексте эго девушки, который распространился в конце 19-го века. Если девочки говорят о детских проблемах (игрушках, дружбе, родителях, праздниках) накануне «роста», они заняты внешними проявлениями жизни, а страницы дневника рефлексивны в начале полового созревания. Наполнен мыслями. Были «обожания», «скептицизм», стремление к романтическим эмоциям и непростые размышления о предметах любви.

Юная Маргарита Сабашиникова (1882–1973) впервые написала ручкой. Девочки-подростки часто не понимают природу этих переживаний. 13-летняя Мария Башкирцева (1860-1884) написала в своем дневнике 29 ноября 1873 года: «... Я ничего не могу выразить своими чувствами и страданиями. Даже если я могу объяснить, что происходит в моей душе, но не знаю, что там происходит, это действительно причиняет мне боль, иногда Все, что я знаю, это страдать и сжигать, и все, что я говорю, неверно и не может выразить одну сотую того, что я чувствую. 13-летняя Оля Сваричовская (1892- 1986) говорится:

Ситуация осложнялась тем фактом, что такие темы, как первая половина XIX века, были запрещены общественной моралью, и что девочки не имели возможности поделиться потрясающими новыми эмоциями со своими родителями и друзьями. Во многих случаях дневник был единственным собеседником, в котором девушка высказывала противоречивую идею.

Гендерная идентификация девушки-дворянки через усвоение литературных образов, мыслей, чувств, переживаний провоцировала в них эмоции, которые они начинали считать своими.

 

Половое созревание обостряло внимание к телу. Оно становилось важным объектом девичьих размышлений, несмотря на то, что «семья, культура и общество всячески препятствовали превращению их "детских" тел в "сексуальные"». Во второй половине XIX в. девочки впервые стали интересоваться собственными формами, которые они сравнивали с эталонными понятиями о красоте: «Я не уродина, я даже хорошенькая, да, пожалуй, хорошенькая. У меня прекрасная фигура, прямо как у статуи.» Тело становилось одновременно объектом изучения и предметом стыда. Как и в

предшествовавший период, у девушек сохранялось представление о телесном и сексуальном как о «постыдном» Созерцание античной «статуи Аполлона» могло «привести в смущение молодую девушку, к счастью, слишком неопытную, чтобы восхищаться совершенством искусства за счет стыдливости».

Стыдной, запретной темой считалась и менструация, поэтому в источниках личного происхождения, как и в предыдущий период, не удалось обнаружить ни одного указания на ее начало и переживания по этому поводу.

В гендерной социализации девочек присутствовали явные противоречия. С одной стороны, родители ограничивали их общение с противоположным полом, а, с другой, - подогревали их кокетство, чувствительность, в том числе посредством светских мероприятий. В частности, важным мероприятием для половой социализации девочек-подростков были так называемые детские балы и первые «взрослые» балы, на которые они попадали в 16 лет. Так, 13-летняя девочка, собираясь на первый (детский) бал в своей жизни, писала: «Завязываю волосы и надеваю гребешки не без некоторого кокетства. Но разве это преступление, что девочка хочет быть мило причесанной и одетой на своем первом балу? Нет, все женщины кокетливы, и девочки тоже, когда им тринадцать лет».

Подобные мероприятия преследовали конкретную цель - предварительно приискать «партию» для дочери. Детские балы приоткрывали юным аристократкам завесу светской жизни, становясь площадкой для демонстрации навыков изысканных манер, кокетства и основ флирта. Мария Башкирцева в 13 лет писала о себе: «... Кокетничать умею неплохо - знаю, как вести себя с мужчинами».

Девочек учили этому, наряжали в изысканные соблазнительные наряды, готовили к роли «хороших жен», при этом их сексуальность всячески сдерживалась. То же противоречие было характерно и для XVIII - первой половины XIX в.: хотя дворянским девушкам внушались идеи замужества и деторождения как женского предназначения, в них воспитывали взгляд на себя как на объект мужского внимания, в том числе и сексуального, «в них сознательно сдерживалось обретение и развитие собственной сексуальности». Юные создания мечтали о романтической любви («тургеневской»), не имея представлений о сущности половых отношений.

Сексуальное просвещение русской дворянки по статье Беловой А.В Мицюк Н.А

Рыбаки охарактеризовали состояние невесты как серьезное расстройство и периоды бедствия. Кэтрин с нетерпением ждала свадьбы, но узнала, что ожидает первую ночь после свадьбы, и она растерялась. Этот случай является одним из многочисленных доказательств сексуального детства благородной девушки накануне брака и показывает, как трудно было противостоять идее нового физического опыта.

Двойственность ситуации вызвала различные виды проблем и отклонений в эмоциональном и сексуальном развитии девочек-подростков. Часто они были связаны с выбором первых предметов любви. Учитывая их ограниченное общение с девушками противоположного пола, в их действиях неизбирательное желание часто исходит от мужчин, принадлежащих к другим возрастам (намного старше) и группам социального положения.

Заключение

Обычное явление на протяжении XIX века. Студентка была очарована приглашенными учителями и врачами, потому что она была единственным взрослым мужчиной, окружавшим девушку в период полового созревания. Девочка-подросток сама почувствовала двусмысленность ситуации. Их состояние все больше напоминало истерию, потому что у них не было возможности выполнить свои страстные желания: они не могли спать по ночам, постоянно нервничали, теряли аппетит, по какой-то причине раздражались, плакали, Я упал в обморок.

У юношей активно развивались сексуальные чувства (это не было запрещено обществом), но девушкам приходилось обуздывать бессознательно возникающие эротические желания. Девушки, которые так сильно влюбились, отказались от своих чувств. В результате была построена цепочка: страсть - ее подавление - «истерия» (в случае психических заболеваний целителей). В состоянии подавленных, нереализованных сексуальных чувств девушки могут вступать в брак, а иногда и вступать в брак. Подавленная сексуальность проявляется в частой невропатии и истерии.