Самозванчество в России XVII-XVIII в. как культурно-исторический феномен

Предмет: Экономика
Тип работы: Эссе
Язык: Русский
Дата добавления: 01.03.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала при самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете научиться писать эссе по истории:

 

Как написать эссе по истории

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Свободные экономические зоны: особенности функционирования
Возможны ли честные выборы в условиях демократии
Сплошная коллективизация сельского хозяйства
Менеджер должен уметь нравиться людям

 

Введение:

В 2013 году в России состоится празднование 400-летия преодоления Смуты и восстановления Российской Государственности. Династический кризис, социальные потрясения, великий голод, крестьянские войны, — вот далеко не полный перечень характерных черт, составляющих портрет эпохи лихолетья, породившей такое интереснейшее явление российской истории как самозванчество.

Самозванчество не представляет собой чисто русского явления, но ни в какой другой стране явление это не было столь частым и не играло столь значительной роли в истории народа и государства. Историю России нельзя написать, обходя проблему самозванчества: по словам Ключевского, «у нас с легкой руки первого Лжедмитрия самозванство стало хронической болезнью государства: с тех пор чуть не до конца XVIII в. редкое царствование проходило без самозванца». С начала XVII и до середины XIX в. едва можно обнаружить два-три десятилетия, не отмеченные появлением нового самозванца на Руси; в некоторые периоды самозванцы насчитываются десятками.

Хотя проблема российского монархического самозванчества XVII–XVIII вв. привлекает внимание историков уже более 200 лет, она до сих пор глубоко не изучена.

Точное число самозванцев по сей день остаётся тайной, опубликованный фактический материал крайне разнороден, содержит ряд ошибочных утверждений, касающихся, таких моментов, как принадлежность того или иного лица к самозванцам, мотивы и направленность их социальной деятельности, а обобщающие работы по данной теме и вовсе отсутствуют. Именно этим и обусловлена актуальность темы данного исследования. К тому же изучение природы самозванчества существенно важно для понимания сути глубинных социально-политических процессов, протекавших на протяжении XVII – XVIII столетий.

Самозванчество никак нельзя назвать чисто русским феноменом, однако ни в одной другой стране это явление не было столь частым и не играло столь значительной роли во взаимоотношениях общества и государства. Даже если ограничиться подсчётом только лжецарей и лжецаревичей, то всё равно в итоге получится внушительная цифра. Российском государстве с 1601 г. по 1800 г. включительно действовали 147 лжемонархов (в XVII в. – 29, в XVIII в. – 118).

Несмотря на то, что самозванчество издавна привлекало внимание историков, корни этого явления до конца не выяснены. Исследователи по большей части пытались решить проблему самозванчества, исходя из его социально-политических аспектов. В социальном плане это явление трактуется как одна из форм «антифеодального протеста», тогда как в плане политическом оно предстаёт борьбой народа за власть.

Однако при этом следует учитывать, что далеко не все самозванцы были связаны с движениями социального протеста, что далеко не всегда целью самозванцев была борьба за власть в государстве. Кроме того, наряду со лжецарями и лжецаревичами в России существовали самозванцы, бравшие имя какого-либо святого, пророка или даже Христа. Отсюда следует, что для понимания сущности самозванчества необходимо вскрыть и культурные механизмы, порождавшие это явление, нужно изучить особенности сознания самозванцев.

В русскоязычной литературе используются три внешне сходных термина: «самозванчество», «самозванство» и «самозванщина». Хотя мало кто считает эти термины синонимами, всё равно они оказываются таковыми, так как их применяют и тогда, когда в центре внимания – индивид (самозванец), и тогда, когда рассматривается общественная реакция на его действия.

В зарубежной историографии понятие «самозванец» передаётся либо с помощью эпитетов, маркирующих обман и обманщика, либо с помощью слов, обозначающих человека, который посягает на то, что ему не принадлежит.

 

Кроме того, и в отечественных, и в зарубежных публикациях господствует убеждение, что любое именование себя титулом или эпитетом, которые в массовом сознании увязываются с верховным правителем или членом его семьи, превращает человека в самозванца высшего светского уровня. Однако эта аксиома лишь на первый взгляд кажется очевидной.

Выяснение того, почему и на каких условиях «низы» поддерживали самозванцев, претендующих на царский трон, следует начать с изучения социально-политических предпосылок самозванщины.

Во-первых, надо обратить внимание на своеобразие царистских представлений народных масс, обусловленное конкретно-историческими процессами укрепления царской власти. Характерно, что до XVII в. Россия не знала самозваных претендентов на царский трон.

Во-вторых, история самозванщины в России тесно связана с династическими кризисами и кризисами легитимности власти, время от времени сотрясавшими царский трон. Первый такой династический кризис относится к рубежу XVI-XVII вв., когда пресеклась правящая династия Рюриковичей и на престоле оказались «боярские цари» - Б. Годунов и В. Шуйский. Именно тогда появилась первые лжецари и родились массовые движения в их поддержку. Преодоление кризиса было достигнуто путем совмещения традиции и рациональных оснований легитимности – избранием на царство Михаила Федоровича Романова Земским Собором.

Кризис середины XVII в. был обусловлен общественным недовольством проводимой политикой, снижением эффективности функционирования политической системы, нарастанием социальных конфликтов и идейного противостояния староверов и официальной церкви. Его преодоление главным образом сводилось к насильственным методам подавления протестов.

Самозванчество в России XVII-XVIII в. как культурно-исторический феномен

Кризис легитимности власти в нач. XVIII в. коренился в несоблюдении Петром I «правил игры», предписанных «подлинному царю», к тому же вводились новые нормы в порядок престолонаследия, в результате которых существенному изменению подверглась концепция Божественного происхождения царской власти. И позднее каждое нарушение традиционного порядка престолонаследия (например, появление на троне малолетних детей или воцарение женщины) обогащало историю самозванчества новыми именами и событиями.

В социально-политическом плане движения самозванчества следует считать определенной формой политической оппозиции представителей народных масс. Таким образом, в истории России XVII – XVIII вв. самозванчество выполняло важную функцию своеобразного способа выражения народом недовольства государственной властью в условиях монархии.

Самозванчество никак нельзя назвать чисто русским феноменом, однако ни в одной другой стране это явление не было столь частым и не играло столь значительной роли во взаимоотношениях общества и государства. Даже если ограничиться подсчётом только лжецарей и лжецаревичей, то всё равно в итоге получится внушительная цифра. В XVII столетии на территории Российского государства действовало 29 самозванцев, век же восемнадцатый отмечен примерно 118 случаями самозванства. Самозванцы, претендующие на российский престол, «объявлялись» и за рубежом — например, в Италии («дочь Елизаветы», «княжна Тараканова»), Черногории («Пётр Фёдорович»), Турции («сын Ивана Алексеевича»).

Заключение

Корни этого явления остаются до конца не выясненными. Исследователи по большей части пытаются решить проблему самозванчества в социальном, политическом или культурно-психологическом ключе, однако для проведения всестороннего анализа особенностей возникновения и развития самозванчества в России XVII – XVIII вв. как социально-политико-культурного явления, видится необходимым восстановить и событийную канву истории самозванства данного периода.