Роль прошлого опыта в восприятии

Предмет: Психология
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 29.03.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ по психологии:

 

Много готовых курсовых работ по психологии

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Образ физического Я в структуре сознания женщины/мужчины
Особенности развития познавательных процессов подростков
Проявление эффекта «другой расы» при восприятии изображений лица
Восприятие в процессе общения


Введение:

Рассматривая эту тему, я буду руководствоваться не только психологическими теориями, но и философскими учениями

Чтобы облегчить освоение такого глубокого вопроса, я разделю его на две части. Это сам термин восприятия, который будет рассматриваться как с чисто психологической, так и с медицинской точки зрения. Ведь психология играет важную роль в медицине, а медицина в психологии. Эти два термина логически дополняют друг друга.

Второй вопрос будет рассмотрен с философской точки зрения, поскольку философия является глубоким и мудрым прародителем психологии.

Современная психология имеет под собой жесткие слои различных философских учений.

Понятие восприятия

Восприятие - это отражение предметов и явлений в совокупности их свойств и частей с их непосредственным воздействием на органы чувств.

Без ощущений восприятие невозможно. Однако в дополнение к ощущениям восприятие включает в себя прошлый опыт человека в форме идей и знаний.

Процесс восприятия протекает в связи с другими психическими процессами личности: мышлением (мы осознаем, что перед нами), речью (мы называем субъект восприятия), чувствами (определенным образом мы относимся к тому, что мы воспринимать), будет (в какой-то степени произвольно организовывать процесс восприятия).

Основными характеристиками восприятия являются постоянство, объективность, целостность и обобщение.

Постоянство - это относительная независимость изображения от условий восприятия, проявляющаяся в его неизменности: форма, цвет и размер объектов воспринимаются нами как постоянные, несмотря на то, что сигналы от этих объектов на органы чувств постоянно меняются.

Важной характеристикой восприятия является его объективность. Субъективность восприятия проявляется в том, что объект воспринимается нами как отдельное физическое тело, изолированное в пространстве и времени. Любое изображение завершено. Под этим подразумевается внутренняя органическая взаимосвязь частей и целого в изображении. Восприятие целого влияет на восприятие его частей. Обобщение означает обращение к определенному классу объектов, который имеет имя. Основные законы восприятия. Основной закон восприятия заключается в его прямой связи с работой мышц, со всеми видами движений, которые несут многостороннюю информацию о воспринимаемых объектах. Другим важным законом является относительная стабильность уже сформированных образов, особенно когда их функционирование связано с мышлением.

Возникновение и развитие сознания

Основным условием возникновения и развития человеческого сознания является совместное производительное речевое оружие людей.

Это деятельность, которая требует сотрудничества, общения и взаимодействия людей друг с другом. Индивидуальное сознание на заре истории человечества возникло (вероятно (спустя десятки тысяч лет спустя, трудно сказать наверняка) в процессе коллективной деятельности как необходимое условие ее организации: в конце концов, для того, чтобы люди чтобы сделать что-то вместе, каждый из них должен четко понимать цель своей совместной работы. Точно так же в онтогенезе возникает и начинает развиваться индивидуальное сознание ребенка. Для его формирования, совместной деятельности и активного общения взрослого для ребенка также необходимы акцент, осознанность и словесное обозначение цели взаимодействия. С самого начала развития филогенетического и онтогенетического развития человеческого сознания речь становится его субъективной средой, которая сначала выступает в качестве средства общения. (общение), а затем становится средством мышления (обобщения), сначала появляется коллективное, а затем индивидуальное сознание. Сс ребенка формируется на основе и при условии существования коллективного сознания посредством его присвоения (интернализация, социализация).

Особое значение для развития человеческого сознания имеет продуктивный, творческий характер человеческой деятельности. Сознание предполагает осознание человеком не только внешнего мира, но и самого себя, своих чувств, образов, идей и чувств. В начале своего развития человеческое сознание направлено на внешний мир. Человек осознает, что он вне его, благодаря тому, что он видит, воспринимает этот мир как отдельный от него и существующий независимо от него с помощью органов чувств, данных ему от природы.

Рефлексивная способность появляется позже, то есть осознание того, что сам человек может и должен стать объектом познания. Такова последовательность этапов развития сознания в филогении и онтогенезе. Это первое направление в развитии сознания можно назвать рефлексивным. Второе направление связано с развитием мышления и постепенным сочетанием мысли со словом.

Человеческое мышление, развиваясь, все больше проникает в суть вещей. Параллельно с этим разрабатывается язык, который используется для обозначения приобретенных знаний. Слова языка наполнены все более глубоким смыслом и, наконец, когда науки получают развитие, они превращаются в понятия. Слово понятие - это единица сознания, и направление, в котором оно возникает, можно обозначить как концептуальное.

Каждая новая историческая эпоха своеобразно отражается в сознании современников, а с изменением исторических условий существования людей их сознание меняется. Таким образом, филогенез его развития может быть представлен в исторической перспективе. Но то же самое верно и в отношении человеческого сознания во время его онтогенетического развития, если благодаря культурным произведениям, созданным людьми, человек все глубже и глубже проникает в психологию людей, живущих до него. Это направление в развитии сознания имеет смысл обозначить как историческое.

Сознательное и бессознательное

Помимо сознания у человека есть бессознательное. Это те явления, процессы, свойства и условия, которые по своему действию на поведение похожи на сознательные умственные, но не являются сознательными.

Бессознательная память - это та память, которая связана с долговременной и генетической памятью.

Это память, управляющая мышлением, воображением, вниманием, определяющая содержание мыслей человека в данный момент времени, его образов, объектов, на которые направлено внимание. Бессознательное мышление особенно заметно в процессе решения творческих задач человека, а бессознательная речь - это внутренняя речь.

Существует также неосознанная мотивация, которая значительно влияет на направление и характер действий, которые не осознаются человеком в психических процессах, свойствах и условиях. реакции, действия, психические явления. Одной из групп таких явлений являются ошибочные действия: оговорки, канцелярские ошибки, ошибки в написании или прослушивании слов.

Вторая группа бессознательных явлений основана на непроизвольном забывании имен, обещаний, намерений, объектов, событий и других вещей, которые прямо или косвенно связаны с неприятными для человека переживаниями.

Третья группа бессознательных явлений личной природы относится к категории идей и связана с восприятием, памятью и воображением: мечты, сны, сны.

Каждый из типов бессознательных явлений по-разному связан с поведением человека и его сознательной регуляцией.

Первый тип бессознательного является просто нормальным звеном в общей системе психической регуляции поведения и возникает на пути перемещения информации от чувств или от хранения памяти к сознанию (коре головного мозга).

Второй тип бессознательного также можно рассматривать как определенную стадию на этом пути, но при движении как бы в противоположном направлении по нему: от сознания к бессознательному, в частности к памяти.

Третий тип бессознательного относится к мотивационным процессам и возникает при столкновении разнонаправленных.

Защитные психические механизмы

Какие защитные механизмы?

В связи с тем, что, как уже описано, согласно 3. Фрейду, в психике человека существует постоянный конфликт между уровнями человека, чтобы смягчить напряжение и чувство вины, вызванные этим конфликтом, психика человека развилась ряд защитных механизмов, предназначенных для бессознательного подавления или предотвращения осознания информации, которая противоречит требованиям цензуры «Супер-Я» и может нанести вред человеку.

Прежде всего, это вытесняет. Согласно этой концепции, предполагается механизм подавления и последующего исключения, изгнания из сознания импульса, который стимулирует у человека чувство напряжения, тревоги и тревоги.

Этот механизм отличается от сознательного подавления какого-то сознательного желания («будучи в обществе, я осознаю желание поцарапать себя, но подавляю его намеренно и сознательно»). Механизм смещения имеет дело с бессознательными импульсами. Например, человеку нужно принять какое-то трудное, болезненное для него решение. Он уже давно собирается, готовится к этому решению, тщательно обдумывает все, не может определиться с конкретным действием. Все это наполняет его напряжением, беспокойством, тревогой. И «вдруг» он «забывает» об этом деле. Существует временное «третье» решение, и речь идет не о намеренном отказе от этого решения. Это не лицемерие. Благодаря механизму смещения, нежелательная информация, беспокоящая и раздражающая человека, на время исчезает, освобождая его психику.

Следующий защитный механизм - формирование противоположной реакции. Это относится к изменению недопустимой, недопустимой для сознания тенденции к противоположному. Примеров более чем достаточно. Допустим, подросток чувствует влечение к девушке, которая в своем окружении, чье мнение слишком значимо для него в этот возрастной период, вызывает насмешки и воспринимается крайне негативно. Тогда как бы знак плюс меняется на знак минус. Подросток становится агрессивным именно по отношению к объекту привязанности. Он становится «преследователем, преследователем, мучителем» этой конкретной девушки. Какраз чрезмерный акцент на чувствах или поведении (не просто игнорирует, но преследует) подтверждает механизм формирования противоположной реакции. Возможно, этот механизм лежит в основе появления враждебных чувств к человеку, который совершил много хорошего и важного, но засвидетельствовал не самые приятные качества человека и не лучшие периоды его жизни.

Нарушение мотивационного компонента восприятия

Подход к восприятию как деятельности обязывает выявить изменения в ее различных характеристиках, которые могут оказаться «ответственными» за ее нарушение. Еще в 1946 г. С. Л. Рубинштейн писал, что вся разнообразная жизнь человека отражается в восприятии, поэтому следовало ожидать, что и с перцептивной активностью тоже изменится.

Роль измененного компонента личности в восприятии можно определить по-разному:

  1. путем анализа нарушений самого процесса восприятия;
  2. путем создания специальной экспериментальной методики, позволяющей изменить смыслообразующую функцию мотива восприятия.

Тезис о «личностном подходе» к восприятию ряда зарубежных психологов получил особое развитие. Можно выделить следующие основные направления, характерные для этого подхода.

Первое: восприятие рассматривается как избирательный процесс, определяемый взаимодействием объективных качеств, стимуляции и внутренних мотивационных факторов (школа New Look).

Так, Дж. Р. Брунер и Л. Постман различают автохтонные и директивные факторы восприятия. Первые напрямую определяются свойствами сенсорики человека, благодаря чему формируется представление об относительно простых качествах объекта. Направляющие факторы восприятия отражают прошлый опыт человека, его эмоциональные состояния, установки и потребности.

В когнитивной теории восприятия, предложенной авторами, роль внутреннего, направляющего фактора играет «гипотеза», а в концепциях других авторов - «отношение», «ожидания», «схемы» и т. д. Эти факторы определяют избирательность, сенсибилизацию или искажение восприятия.

Другое направление, представленное Г. Виткиным и его сотрудниками, подняло вопрос о взаимосвязи между восприятием человека и его личной организацией. По словам представителей этого направления, субъекты, выполняющие различные задачи восприятия, демонстрируют некоторые характерные способы восприятия. Таким образом, выполняя задачу, в которой необходимо было правильно воспринимать какой-то элемент поля восприятия, некоторые субъекты воспринимали проприоцептивные ощущения своего тела в качестве ориентира, другие фокусировались главным образом на впечатлениях от «внешнего» поля зрения. Г. В. Виткин назвал эту особенность восприятия зависимостью (самостоятельностью) от «поля», которое, по мнению автора, связано с определенной структурой личности. Было подчеркнуто, что в восприятии психически больных описанная зависимость или независимость от «поля» особенно ярко выражена.

Третье направление должно включать работу зарубежных авторов, стремящихся доказать, что восприятие обеспечивает адаптацию личности к внешнему миру и отражает уровень ее адаптации.

Такое понимание функции восприятия вытекает из концепции личности, принятой в американской психологии: «личность» интерпретируется как некая интегративная система, которая обеспечивает целостность и постоянство поведения человека и которая постоянно подвергается риску разрушения либо со стороны сторона запрещенных инстинктивных указаний или требований, предъявляемых внешним миром.

Наличие такого постоянного конфликта создает определенный уровень тревоги. С его усилением запускаются механизмы «психологической защиты», целью которых является устранение источника беспокойства и возвращение человека в состояние комфорта. Не касаясь проблемы психологической защиты (впервые описанной 3. Фрейдом и А. Фрейдом), которая требует особого рассмотрения, мы остановимся только на ее форме, которая привлекает внимание современных исследователей восприятия за рубежом и называется «защитой восприятия».

Активация механизма «защиты восприятия» связана, как подчеркивают многие авторы, со степенью структуры материала восприятия. Неопределенная, противоречивая или незнакомая ситуация, требующая перестройки моделей поведения, адаптации к новым ситуативным отношениям, может привести к повышению уровня тревожности. «Нетерпимость к неопределенности» провоцирует защиту восприятия.

Основным недостатком кратко цитируемых исследований является эклектичность методологических позиций авторов, пытающихся синтезировать понятия гештальт-психологии и психоанализа. Личная составляющая восприятия заключается у этих авторов в агрессивных тенденциях, чувствах тревоги, дискомфорта. Из сферы психологического анализа выпадает значение активности субъекта как основной формы проявления личной активности; выпадает роль социальных мотивов, формируемых в процессе этой деятельности, их иерархия, содержание и смыслообразующая функция.

Между тем из положений советской психологии следует, что смыслообразующая функция мотивации играет определенную роль в процессе восприятия. Работы А.Н. Леонтьев и Е.П. Кринчик показал, что введение подкреплений, которые имеют разные значения для субъекта, по-разному влияет на время реакции. Они выявили характер обработки информации человеком, который нашел выражение в понимании статистических характеристик объекта, в оптимизации деятельности субъекта при построении вероятностной модели. Активность восприятия включает в себя основную характеристику психики человека - «пристрастие» (А. Н. Леонтьев). Следовательно, можно предположить, что процесс восприятия не только строится по-разному в зависимости от того, какие мотивы будут стимулировать и направлять деятельность субъектов, но можно ожидать различную структуру деятельности восприятия у здоровых и больных людей, у которых в клинике диагностируется определенные изменения личности.

Предпосылки появления в человеческом мозге инвариантного обобщенного образа объекта были заложены уже на первом этапе познания объективного мира, т. е. в ощущении.

Как упоминалось выше, уже в процессе ощущения, наряду с восприятием различными органами чувств отдельных свойств воздействующего на них субъекта, происходит синтез, способствующий его целостному восприятию. В философии обычно принято делить процесс познания на шаги, идущие по восходящей линии, называемые формами познания. Такими формами являются ощущение, восприятие, представление и понятие. В развитом мышлении современного человека все эти стадии познания могут быть представлены одновременно, и поэтому познание им объективного мира очень специфично, поскольку объект может воздействовать на чувства, если голова человека имеет полностью разработанная концепция по этому вопросу.

Общепринято, что отличительной чертой такой стадии чувственного отражения реальности, как восприятие, является целостность отображения объекта. Благодаря целостности в восприятии В.В. Орлов отмечает, что сфера непосредственного знания включает в себя такие существенные аспекты предмета, которые были спрятаны в ощущении. В ощущениях нет прямого знания геометрии тел - линий, плоскостей, форм в целом. Поэтому считается, что в ощущениях пространственность и продолжительность не распознаются напрямую, хотя они предварительно включены в содержание ощущений. С таким утверждением довольно трудно согласиться, поскольку четко определенные контуры предмета, очевидно, охвачены ощущением.

Еще одной отличительной чертой восприятия является тот факт, что оно является результатом практической деятельности человека и содержит хорошо известные элементы обобщения. «Заметив какой-либо предмет, ребенок пытается схватить его, не осознавая фактического расстояния до него. Впоследствии, в процессе действия с объектами, методом проб и ошибок, он получает знания о пространственных свойствах реальности. "

В восприятии происходит определенное раздвоение одного психического акта на противоположных сторонах - объективном и субъективном, благодаря которому важнейшие внешние признаки вещей выходят на первый план, в область непосредственного осознания. Восприятие также включает в себя момент, который не следует непосредственно из основных ощущений, но зависит от общего состояния умственной деятельности человека (апперцепция).

Восприятие зависит от знаний, потребностей, интересов и навыков человека. Апперцепция выражает зависимость восприятия от прошлого опыта человека; это скопление ощущений, ранее воспринятых человеком. Однако восприятие может дать информацию только о том, что непосредственно влияет на животное или человека, то есть о знании конкретной ситуации. До сих пор нет отделения от конкретной ситуации.

Следующая, более высокая стадия познания объективного мира - репрезентация. В восприятии есть некоторая инерция - впечатление может продолжаться некоторое время после того, как внешний агент уже перестал действовать.

Развитие умственной деятельности в связи с усложнением условий жизни живых организмов шло по пути консолидации и усиления этой инерции, в результате чего изображение стало сохраняться и, что более важно, воспроизводиться при отсутствии объект. Таким образом, произошло отделение изображения от конкретной ситуации во времени, изображение стало существовать и воспроизводиться независимо от наличия или отсутствия в любой данный момент объекта, вызвавшего это изображение. «Самое простое представление, представление одного объекта, как правило, не является результатом одного воздействия чувств. Это сформировано в результате многократного воздействия чувств и многократного формирования ощущений и восприятий от данного предмета.

Одно это обстоятельство приводит к тому, что при формировании представления об одном объекте выполняется простая элементарная абстракция; Так как один и тот же объект воспринимается каждый раз в другой среде, окруженной различными другими объектами, условия и обстоятельства его воздействия на чувства не фиксируются, прежде всего, в представлении. В чувственно-визуальном изображении те свойства и стороны данного объекта, которые отсутствуют в каждом из его восприятий, также не зафиксированы. Как правило, презентация фиксирует те свойства и аспекты Объекта, его отношения с другими объектами, которые выделяются в нем, «бросаются в глаза» и играют определенную роль в жизни человека, использующего объект».

Представления есть, по-видимому, у высших животных. «Без присутствия ... изображения и без его пространственной проекции во внешнюю среду было бы немыслимо адаптировать животное на расстоянии, то есть когда жизненно важный объект не находится в непосредственном контакте с ним, будь то объект является пищевым веществом или врагом, угрожающим жизни животного".

Любопытна зависимость формирования идей от условий среды. Так, например, в первобытном лесу поле зрения резко сужается, а обоняние из-за специфических условий леса дает ограниченную возможность для ориентирования в окружающей среде. В связи с этими обстоятельствами возрастает роль слуха, который в лесу имеет относительно неограниченные возможности для развития. Слушание содержит зачаток возможности отрешенности от конкретной ситуации; развивает отношение к невидимому, что играет большую роль в преодолении ситуативного характера отражения реальности.

Общепринято, что абстракция и обобщение происходят в пределах сенсорной видимости отображаемого внешнего мира. Это означает, что изображение, имеющееся в представлении, можно мысленно воспроизвести, например, «видеть перед нами так же, как мы видим отдельные объекты объективного мира». Однако следует признать, что в заявлениях такого рода все еще недостаточно ясности. Ведь человек в своей жизненной практике чаще всего сталкивается, хотя и с однородными, но разными объектами. Возникает проблема: как он мысленно воспроизводит их на уровне сенсорного познания, иными словами, могут ли быть более абстрактные идеи, чем идея отдельных объектов.

В этом вопросе в советской философской науке существуют две противоположные точки зрения. Некоторые считают, что представление может быть отражением в чувственно-визуальном изображении только одного объекта; презентация не содержит возможности большего обобщения. Типичным в этом отношении является рассуждение Н.И. Логика Кондакова: предположим, мы приглашаем группу людей представить изображение дома. Затем, когда мы просим передать это изображение словами, мы обнаруживаем, что эти изображения не совпадают друг с другом.

Для одного дом появится в виде коттеджа, для другого - в виде гиганта на 400 квартир на улице Горького в Москве, для третьего - в виде стандартного дома в пригородной деревне, для четвертого - в виде обычной деревенской хижины и т. д. Все это будет сильно отличаться чувственно - визуальными образами дома. Согласно В. 3. Панфилову, мы не можем представить дом или собаку в целом и т. д. И это понятно, поскольку мы могли бы делать это только в том случае, если бы были возможны обобщенные ощущения, которые являются элементами презентации.

Сторонники другой точки зрения считают, что возможны более обобщенные, более абстрактные представления, чем представления отдельных объектов. Эта точка зрения традиционно связана с научным наследием И.М.Сеченова, обосновавшего возможность большого, хотя и ограниченного определенными пределами, обобщения и абстрагирования чувств. «Все повторяющиеся, очень похожие впечатления, - писал Сеченов, - регистрируются в памяти не как отдельные копии, а как единое целое, хотя и с сохранением некоторых особенностей личных впечатлений. Благодаря этому десятки тысяч подобных образований сливаются в единицы в памяти человека...».

Чтобы доказать, что такие обобщающие образы действительно существуют, Г. А. Геворгян приводит один интересный пример. Мы встречаем разные стили одной и той же буквы в письме, в разных типах. Невозможно думать, что мы узнаем эту букву, потому что у нас есть представление, визуальное изображение для каждого отдельного случая, для каждого стиля этой буквы, даже для тех стилей, которые мы еще не встречали, но можем встретить. «Независимо от того, как отличаются отдельные отдельные березы, тем не менее во всех из них те свойства и стороны, которые делают их березой, повторяются, и это сообщество также выражается в их внешности. В обобщенном изображении березы сохраняются именно эти свойства, общие для всех берез. Сеченов отмечает, что формирование представления дерева в целом также возможно; он сохранит все те стороны и свойства, все те внешние признаки, которые присущи березе и сосне, клену и акации и т. д. Это общая схема и относительное расположение частей; ствол, поднимающийся над землей, ветви, зеленая корона и их соотношение".

С. Л. Рубинштейн придерживался той же точки зрения. «Презентация может быть не обобщенным изображением отдельного предмета или человека, а целого класса или категории подобных предметов».

«Другим способом также можно создать обобщающее изображение похожих объектов. Чувственно-визуальный образ отдельного объекта, сформированный у индивида, может стать представителем ряда идентичных объектов. Встречаясь с многочисленными объектами одного и того же типа и обнаруживая в них сходные, сходные свойства, стороны различают и распознают их, сравнивая их с изображением первой вещи, которую он встретил или которая наиболее явно затронула его одного объекта. Так, для человека, родившегося и выросшего на берегу реки, идея реки всегда связана с его родной рекой, точнее, с районом, в котором он плавал, ловил рыбу, которой он давно восхищался. И независимо от того, сколько рек он встречает в своей жизни или сколько они говорят о реке с ним, образ его родной реки с ее характерными чертами всегда всплывает в его памяти. Этот чувственно визуальный образ действует как представитель ряда объектов, как обобщающий образ для обозначения многочисленных рек.

Со временем, из-за накопления опыта, это изображение может измениться, некоторые признаки исчезнут, а другие, наоборот, будут выделяться больше, в зависимости от того, насколько отчетливо они выражены в других реках, с которыми сталкивается этот человек. Сторонники первой точки зрения правы, когда утверждают, что в нашем уме не может быть обобщенного изображения дома, дерева и т. д. Любой чувственный образ тесно связан с какой-то ситуацией.

Восприятие объекта оставляет следы в мозге человека, и благодаря его памяти он может воспроизвести объект, который он когда-то видел, но каждый раз это будет чрезвычайно уменьшенное и довольно неясное изображение объекта в определенной ситуации. Механизм памяти в этом случае не позволяет выйти за рамки ситуации. Все это указывает на то, что прямое сенсорное восприятие не может быть перекодировано в нечто среднее, поскольку любая ситуация конкретна.

Утверждение И. М. Сеченова о представлении дерева никоим образом не может быть квалифицировано как представление чувственного образа дерева. Это уже что-то похожее на концепцию. Замечание Г. А. Геворкяна о возможности выбора конкретного образа реки в качестве обобщенного понятия реки также не опровергает этот тезис. Этот вид замены все еще останется чувственным способом, который нельзя вырвать из конкретной ситуации.

Между тем, еще один факт представляет большой интерес. В своей жизненной практике человек имеет дело с разными объектами в разных ситуациях. Он легко идентифицирует их и знает, как извлечь из них определенные выгоды для удовлетворения своих жизненных потребностей. Возникает вопрос, являются ли только те следы, которые хранятся в памяти, решающими в процессе распознавания, или здесь действует какой-то дополнительный фактор. Можно предположить, что, помимо следов памяти, человек также обладает знаниями об этом предмете, которые он приобрел как часть своего жизненного опыта в результате многократного воздействия своих чувств на однородные объекты и их использование для своих жизненных потребностей. В комплекс этих знаний входят такие данные, как основные свойства предмета: цвет, вкус, запах, характер поверхности и т. д. Эти знания хранятся в памяти. Несомненно, общее представление о форме объекта, его общих схематических контурах, расположении его компонентов и т. д. Сохраняется в памяти. Такое знание объекта позволило человеку хорошо ориентироваться в окружающей среде и, при необходимости, извлекать выгоду из этого объекта.

Маркс очень хорошо выразил это в свое время. «Люди», сказал Маркс, «… они начинают с еды, питья и т. д., то есть не« стоя »каким-либо образом, а активно действуя, осваивая посредством действия определенные внешние объекты мира и таким образом удовлетворяя их потребности (поэтому они начинаются с производства).

Благодаря повторению этого процесса способность этих объектов «удовлетворять потребности» людей запечатлевается в их мозгах, люди и животные учатся «теоретически» различать внешние объекты, которые служат удовлетворению их потребностей, от всех других объектов».

Наш далекий предок не знал, как говорить, но он, конечно, знал предметы, окружающие его, и был способен распознать их в любой конкретной ситуации. Продиктованный практическими потребностями, потребность в отвлечении и обобщении, которая выходит за рамки того, что возможно в визуальных представлениях, была, согласно предположению Л.О. Резников, источник формирования понятий. Зародышем концепции Резников называет сознание общего. Начиная с визуального образа, сознание общего становится основой для будущей концепции. По мнению Е.К. Войшвилло, такие образования, однако, до сих пор, очевидно, не относятся к формам мышления. Это абстракции объектов, которые возникают на сенсорном уровне познания. В любом случае остается фактом, что знание объекта, представление о его характерных свойствах уже было отделено от конкретной ситуации в то время.

Следует отметить, что животные обладают знанием предметов. «Распознавание предметов», - отметил И.М.Сеченов, - «очевидно, служит лидером животного для целесообразных действий - без него оно не отличало бы чипсы от съедобных, смешивало дерево с врагом и вообще не могло ориентироваться между окружающими объектами». на одну минуту.

Поскольку человек в своей жизненной практике сталкивался с целыми классами однородных объектов, комплекс информации об одном субъекте начал распространяться на весь класс однородных объектов в целом. Таким образом, этот комплекс превратился в аналог понятия, которое могло появиться в голове человека задолго до появления здоровой речи. Однако самой замечательной особенностью этого комплекса знаний было то, что его присутствие, в отличие от сенсорного образа, не зависело от конкретной сенсорной ситуации. Это был прототип концепции.

Знание предмета было ограничено по той простой причине, что человеческая память не способна сохранить все мельчайшие детали. Он содержал только общее. В этом смысле такие знания можно назвать инвариантным обобщенным образом субъекта. Если бы у человека не было инвариантных представлений об объектах, он вообще не мог бы существовать.

Первобытный человек мог в своей памяти воспроизводить изображения объектов в определенных ситуациях, но такое воспроизведение не было связано с общением. Отсутствие звуковой речи у животных и человекообразных обезьян, среди прочего, объясняется тем, что в определенных ситуациях им это не нужно, и возможные воспоминания об этих ситуациях в памяти также не связаны с необходимостью общения.

Возможность инвариантного изображения объектов была подкреплена рядом особенностей человеческой психики.

Чувственное изображение объекта, как упомянуто выше, может быть воспроизведено в памяти. Естественно, это изображение из-за известного несовершенства памяти будет бледным и уменьшенным. Кроме того, его границы могут быть недостаточно четкими. В памяти можно воспроизвести изображения однородных объектов в разных ситуациях. Снижение чувственного образа, отсутствие четких границ, возможность наложения в наших умах различных чувственных образов однородных объектов и т. д. Создают основу для появления инвариантного нечувствительного образа.

С. Л. Рубинштейн справедливо отмечает, что воспроизводимые образы памяти, их представления представляют собой шаг или даже целый ряд шагов, ведущих от одного образа восприятия к концепции и обобщенному представлению, которое оперирует мышлением. Большой интерес в этом отношении представляет одно наблюдение, сделанное И.М.Сеченовым, согласно которому все индивидуальные впечатления сливаются в так называемые средние результаты, чем полнее они более однородны в природе или на поверхности и тем меньше рассекается их восприятие.

По мере улучшения существует физиологический закон снижения функции. Эксперименты показали, что если во время первого представления объекта взгляд испытуемого проходит вокруг всего контура объекта, то уже во время второго, третьего представления объекта взгляд задерживается только в наиболее значимых точках объекта. контур, так называемые критические точки.

При повторных представлениях предмета ход процесса резко уменьшается по мере выделения критических точек. На практике это означает, что для выявления часто повторяющегося предмета в новой ситуации человеку было достаточно знать небольшое количество критических точек.

Принимая во внимание все вышеизложенные соображения, трудно согласиться с утверждением некоторых философов и психологов о существовании в человеческом развитии стадии чистого чувственного познания мира, предшествующей формированию концептов. На самом деле этот этап - выдумка. Рассматривая проблему появления в человеческом уме инвариантных обобщенных образов объектов, нельзя не отметить огромную роль таких черт человеческой психики, как способность к абстракции и памяти.

Процесс абстракции - это, в широком смысле, процесс отвлечения ума от чего-либо. Существуют различные типы абстракций, но для понимания сущности языка особенно важны два его типа - так называемая идентификационная абстракция и изолирующая, или аналитическая, абстракция, поскольку оба они участвуют в формировании понятий. Абстракция идентификации - это процесс отвлечения от разнородных, разных свойств объектов и одновременного выделения идентичных, одинаковых свойств. В процессе идентификации абстракции различаются чувственно воспринимаемые свойства - это абстракция, основанная на прямой идентификации объектов и чувственно не воспринимаемых свойств - абстракция, полученная с помощью таких отношений, как равенство. На основе абстракции идентификации можно также различать отношения между объектами.

Изолирующая или аналитическая абстракция - это процесс отвлечения свойства или отношения от объектов и их других свойств, с которыми они неразрывно связаны. Этот процесс абстракции приводит, прежде всего, к формированию так называемых «абстрактных объектов»: «белизны», «фасада», «упругости», «твердости» и т. д.

На первый взгляд может показаться, что процесс абстракции является чисто произвольным добровольным актом, зависящим от воли каждого человека в отдельности. Конечно, в процессе абстракции нельзя отрицать элементы субъективного намерения, но у этого явления также есть некоторые причины, независимые от намерения человека.

Прежде всего, способность к абстрагированию на генетическом плане представляет собой дальнейшее развитие бессознательной способности к синтезу и анализу, которая развивается у животных и людей в результате борьбы за существование и необходимости адаптации организма к окружающей среде.

Способность абстрагироваться также обусловлена ​​общеизвестным несовершенством физиологической организации человека. Из-за своих характеристик человек не способен охватить бесконечное разнообразие свойств объекта. Таким образом, человеческий глаз и человеческое ухо способны непосредственно воспринимать лишь незначительную часть богатства мира цветов и звуков, которые существуют в объективном мире. Кроме того, возможности органов восприятия человека очень ограничены и характеризуются скромной цифрой в 25 двоичных единиц в секунду. Таким образом, структурные особенности человеческих чувств уже таковы, что они являются объективной причиной процедуры абстракции.

Следует также отметить, что каждый объект реальности обладает бесконечным количеством свойств и может вступать в бесконечное число отношений. Но эта бесконечность не актуальна. Объект никогда не вступает во все возможные отношения для него сразу. Для этого необходимо было бы одновременно выполнить все возможные условия существования этого объекта, что, конечно, никогда не осуществимо. Это, кстати, противоречит факту развития и изменения объекта. Реализация объекта, имеющего непосредственное отношение ко всем возможным условиям его существования, будет просто означать, что все его состояния реализуются одновременно - прошлое, настоящее и будущее, то есть объект должен существовать без развития и не изменяться.

Неспособность актуализировать весь бесконечный набор свойств объекта означает, что в каждом случае объект действует, раскрывая только часть его свойств. Можно сказать, что объекты реальности абстрагируются как бы.

Необходимость абстракции также обусловлена ​​действием закона сохранения физиологических затрат. «Если человек, - отмечает И. Сеченов, - вспоминал каждое из впечатлений отдельно, то от самых обычных предметов, таких как, например, человеческие лица, стулья, деревья, дома и т. д., Которые составляют повседневную среду. нашей жизни, такое огромное количество следов останется в его голове, что их мышление, по крайней мере, в словесной форме, станет невозможным, потому что, где найти десятки или сотни тысяч различных имен для суммы всех берез, человека лица, стулья и как контролировать свои мысли таким огромным материалом? К счастью, это не так. Все повторяющиеся, очень похожие впечатления записываются в память не как отдельные копии, а как единое целое, хотя и с сохранением некоторых особенностей личных впечатлений».

Механизм памяти основан на способности мозга фиксировать и воспроизводить следы тех впечатлений, которые он когда-то получал. Формирование этой способности является результатом биологической адаптации организма человека к окружающей среде. Различение и распознавание предметов, отмечает И.М.Сеченов, характерно для животных со способностью двигаться. Поскольку животное, способное к передвижению, сталкивается с массой различных предметов, которые удовлетворяют его жизненные потребности, возможность их идентификации приобретает определенное биологическое значение. Для ориентации действия на объект и, следовательно, для удовлетворения потребностей в этих условиях одного восприятия как сенсорной дифференциации объекта было недостаточно. Для этого необходимо, чтобы субъект узнавался в будущем.

Восприятия, при которых человек познает окружающую действительность, обычно не исчезают без следа. Они исправлены, сохранены и воспроизведены. Распознавание предметов, отмечает Сеченов, несет в себе все существенные признаки и признаки мышления. В признании, наконец, есть даже некоторые элементы рациональности, поскольку этот процесс напоминает выводы. Сеченов также придавал большое значение так называемому закону записи оттисков по сходству, согласно действию, согласно которому у человека все подобные объекты сливаются в памяти в сходные результаты.

Ассоциации сходства имеют решающее значение в создании языковой структуры. Сравнение одного предмета с другим является одним из самых мощных средств познания окружающего мира. Сеченов подчеркивает, что весь прогресс теоретической половины человеческого познания внешней природы достигается, по сути, путем сравнения объектов и явлений по сходству. В отсутствие такого свойства человеческой психики, как память, появление человеческого языка было бы невозможно. Обобщенное знание свойств класса объектов впоследствии стало основой для появления слова.

История древней психологии

Мифологическое понимание мира, где тела населены душами, а жизнь зависит от богов, царствовавших веками в общественном сознании. В то же время язычники часто придавали стилю поведения небесных обманов и мудрости, мести и зависти другие качества, известные в земной практике их общения с другими.

Анимизм (от лат. Anima - душа) - первое мифологическое учение о душе. Анимизм включал идею множества душ, скрытых за конкретными видимыми вещами, как особых призраков, покидающих человеческое тело с последним вздохом. Элементы анимизма представлены в любой религии. Его зачатки проявляются в некоторых современных психологических учениях и прячутся под «я» (или «сознание» или «душа»), которое воспринимает впечатления, отражает, принимает решения и активизирует мышцы.

В некоторых других учениях того времени (например, знаменитый математик и философ, чемпион Олимпийских игр по кулачной борьбе Пифагора) души казались бессмертными, вечно блуждая по телам животных и растений.

Позже древние греки понимали психо как движущий принцип всего сущего. Они принадлежат к доктрине универсальной анимации материи - гилозоизма (от греч. Hyle - субстанция и zoe - жизнь): весь мир - вселенная, пространство - изначально живы, наделены способностью чувствовать, помнить и действовать. Границы между живым, неживым и экстрасенсорным не были очерчены. Все было рассмотрено как продукт единого первичного вопроса (forematter).

Так, согласно древнегреческому мудрецу Фалесу, магнит притягивает металл, женщина притягивает мужчину, потому что магнит, как и женщина, имеет душу. Гилоизм сначала «положил» душу (психику) под общие законы природы. Это учение подтвердило неизменный и современный научный постулат о первичной вовлеченности психических явлений в круговорот природы. Принцип монизма был основой гилозоизма.

Дальнейшее развитие гилоизма связано с именем Гераклита, который рассматривал вселенную (космос) как постоянно меняющийся (живой) огонь, а душу - как его искру. («Наши тела и души текут как потоки»). Он был первым, кто выразил идею возможного изменения и, следовательно, регулярного развития всего, включая душу. Развитие души, согласно Гераклиту, происходит через себя: «Познай себя». Философ учил: «Независимо от того, по каким дорогам ты идешь, ты не найдешь границ души, настолько глубоко ее логос».

Термин «Логос», введенный Гераклитом, который до сих пор используется сегодня, означал Закон, согласно которому «все течет», дает гармонию универсальному ходу вещей, сотканному из противоречий и катаклизмов. Гераклит полагал, что ход вещей зависит от Закона, а не от произвола богов. Из-за трудностей в понимании философских афоризмов современники называли Гераклита «темным».

Идея развития в учении Гераклита «перешла» в идею причинности Демокрита. Согласно Демокриту, душа, тело и макрокосм состоят из атомов огня; только те события кажутся нам случайными, причину которых мы не знаем; Согласно Логосу, нет беспричинных явлений, все они являются неизбежным результатом столкновения атомов. Впоследствии принцип причинности был назван детерминизмом.

Принцип причинности позволил Гиппократу, который дружил с Демокритом, построить учение о темпераменте. Гиппократ связал ухудшение здоровья с дисбалансом различных «соков», присутствующих в организме. Соотношение этих пропорций Гиппократ назвал темпераментом. Названия четырех темпераментов сохранились до наших дней: сангвиник (преобладает кровь), холерик (преобладает желтая желчь), меланхолик (преобладает черная желчь), флегматик (преобладает слизь).

Таким образом, была сформулирована гипотеза, согласно которой бесчисленные различия между людьми вписываются в несколько общих моделей поведения. Таким образом, Гиппократ заложил основу для научной типологии, без которой современные учения об индивидуальных различиях между людьми не возникли бы. Гиппократ искал источник и причину различий в теле. Умственные качества были сделаны зависимыми от телесных.

Однако не все философы приняли идеи Хараклита и его взгляды на мир как огненный поток, идеи Демокрита - мир атомных вихрей. Они построили свои концепции. Таким образом, афинский философ Анаксагор искал начало, благодаря которому неотъемлемые вещи возникают из случайного накопления и движения мельчайших частиц, из хаоса - организованного мира. Он признал причину как таковую; их совершенство зависит от степени его представительства в различных органах.

Идея организации (систематического) Анаксагора, идея причинности Демокрита и идея законов Гераклита, открытая две с половиной тысячи лет назад, на все времена стали основой познания духовные явления.

Поворот от природы к человеку совершил группа философов, называемых софистами («учителями мудрости»). Их интересовала не природа с ее законами, независимыми от человека, а сам человек, которого они называли «мерой всего». В истории психологического познания был открыт новый объект - взаимоотношения людей с использованием средств, доказывающих любую позицию, независимо от ее достоверности. В связи с этим методы логического мышления, структура речи, характер взаимоотношений между словом, мыслью и воспринимаемыми объектами подвергались детальному обсуждению. Речь и мышление вышли на первый план как средство манипулирования людьми. От концепции души исчезли признаки ее подчинения строгим законам и неизбежным причинам, действующим в физической природе, поскольку в языке и мышлении такой неизбежности нет. Они полны соглашений в зависимости от человеческих интересов и предпочтений.

Впоследствии слово «софист» стало применяться к людям, которые, используя различные уловки, выдавали воображаемые доказательства за правдивость.

Сократ стремился вернуть идею души, мышления, силе и надежности. Формула Гераклита «познай себя» означала в Сократе обращение не к универсальному закону (Логосу), но к внутреннему миру субъекта, его убеждениям и ценностям, его способности действовать как рациональное существо.

Сократ был мастером вербального общения, пионером анализа, цель которого - использовать слово, чтобы разоблачить то, что скрыто за завесой сознания. Выбрав определенные вопросы, Сократ помог собеседнику открыть эти обложки. Создание техники диалога позже было названо методом Сократа. Его методология скрывала идеи, которые сыграли после многих столетий ключевую роль в психологических исследованиях мышления.

Во-первых, работа мысли изначально была диалогом. Во-вторых, это зависело от задач, создающих препятствие в его обычном ходе. Именно с такими задачами возникали вопросы, заставляющие собеседника обратиться к работе своего разума. Оба признака - диалогизм, предполагающий, что познание изначально является социальным, и определяющая тенденция, созданная задачей - стали основой экспериментальной психологии мышления в 20-м веке.

Блестящий ученик Сократа Платона стал основоположником философии идеализма. Он подтвердил принцип первичности вечных идей по отношению ко всему, что преходяще в мире скоропортящихся тел. Согласно Платону, все знания - это воспоминание; душа вспоминает (это требует особых усилий) то, что она обдумывала до своего земного рождения. Платон купил произведения Демокрита, чтобы уничтожить их. Поэтому от учения Демокрита остались только фрагменты, а почти все произведения Платона дошли до нас.

Основываясь на опыте Сократа, доказавшего неразрывность мышления и общения, Платон сделал следующий шаг. Он оценил процесс мышления, который не получил выражения в сократовском внешнем диалоге, как внутренний диалог. («Душа, думая, больше ничего не делает, когда говорит, спрашивает себя, отвечает, утверждает и отрицает»). Феномен, описанный Платоном, известен современной психологии как внутренняя речь, а процесс ее порождения от внешней (социальной) речи называется «интернализация» (от латинского internus - внутренняя). Далее Платон пытался различать и различать в своей душе различные части и функции. Они были объяснены платоновским мифом о колеснице, правящей колеснице, в которой запряжены две лошади: дикая, оторванная от упряжки и породистая, поддающаяся контролю. Возничий символизирует рациональную часть души, лошади - два типа мотивов: низший и высший. По мнению Платона, разум, предназначенный для согласования этих двух мотивов, испытывает большие трудности, потому что

несовместимость базовых и благородных дисков. Таким образом, аспект конфликта мотивов с моральной ценностью и роль разума в его преодолении и интеграции поведения были введены в сферу изучения души. Спустя несколько столетий идея личности, раздираемой конфликтами, воплощается в психоанализе З. Фрейда.

Знание души росло в зависимости от уровня знаний о внешней природе, с одной стороны, и от общения с культурными ценностями, с другой. Ни природа, ни культура сами по себе не формируют психическое царство. Однако она не без взаимодействия с ними. Софисты и Сократ в объяснениях души пришли к пониманию ее деятельности как культурного феномена. Ибо абстрактные понятия и моральные идеалы, составляющие душу, не являются производными от природы. Они являются продуктами духовной культуры. Предполагалось, что душа вводится в организм извне.

Работа по построению предмета психологии принадлежала Аристотелю, древнегреческому философу и естествоиспытателю, жившему в 4 веке до нашей эры, который открыл новую эру в понимании души как объекта психологического познания. Для него источником знаний стали не физические тела и не бестелесные идеи, а организм, в котором телесное и духовное образуют неразделимую целостность. Согласно Аристотелю, душа - это не самостоятельная сущность, а форма, способ организации живого тела. «Те, кто мыслит правильно, - сказал Аристотель, - им кажется, что душа не может существовать без тела и не является телом». Психологическая доктрина Аристотеля была основана на обобщении биомедицинских фактов. Но это обобщение привело к трансформации основных принципов психологии: организации (системности), развития и причинности.

Согласно Аристотелю, само слово «организм» уже следует рассматривать в связи со связанным словом «организация», что означает «продуманное устройство», которое подчиняет свои части для решения проблемы; устройство этого целого и его работа (функция) неразделимы; душа организма - это его функция, деятельность. Рассматривая тело как систему, Аристотель выделил в нем различные уровни жизнедеятельности. Это позволило разделить возможности организма (присущие ему психологические ресурсы) и их фактическую реализацию.

В то же время была обозначена иерархия способностей - функций души:

  1. вегетативная (имеется у животных, растений и человека);
  2. сенсомоторный (присутствует у животных и человека);
  3. разумный (присущ только человеку).

Функции души - это уровни ее развития, где функция высшего уровня возникает из низшего и на его основе: после вегетативного формируется способность чувствовать, из которой развивается способность мыслить. В отдельном человеке, когда он превращается из ребенка в зрелое существо, те шаги, которые прошел весь органический мир в своей истории, повторяются. Впоследствии это назвали биогенетическим законом.

Объясняя законы развития персонажа, Аристотель утверждал, что человек становится тем, кем он является, совершая определенные действия. Идея формирования характера в реальных действиях, к которым люди всегда относятся с моральным отношением, ставит психическое развитие человека в причинно-следственную зависимость от его деятельности.

Раскрывая принцип причинности, Аристотель показал, что «природа ничего не делает напрасно»; «Вы должны увидеть, для чего действие». Он утверждал, что конечный результат процесса (цель) влияет на его ход заранее; Умственная жизнь в данный момент зависит не только от прошлого, но и от желаемого будущего.

Аристотеля по праву следует считать отцом психологии как науки. Его работа «О душе» - первый курс общей психологии, где он изложил историю вопроса, мнения своих предшественников, объяснил отношение к ним, а затем, используя их достижения и просчеты, предложил свои решения.

Психологическая мысль эллинистической эпохи исторически связана с появлением и последующим быстрым крахом крупнейшей мировой монархии (IV век до н.э.) македонского царя Александра. Возникает синтез элементов культур Греции и стран Ближнего Востока, что характерно для колониальной державы. Положение личности в обществе меняется. Свободная личность грека потеряла связь с его родным городом, его стабильной социальной средой. Он был лицом к лицу непредсказуемые изменения, предоставляемые свободой выбора. С нарастающей остротой он чувствовал дрожь своего существования в меняющемся «свободном» мире. Эти сдвиги в самовосприятии личности наложили отпечаток на представления о психической жизни. Вера в интеллектуальные достижения предыдущей эпохи, в силу разума стала подвергаться сомнению. Существует скептицизм, воздержание от суждений относительно окружающего мира из-за их недоказуемости, относительности, зависимости от обычаев и т. д. Отказ от поиска истины позволил обрести душевное равновесие, достичь состояния атараксии (от греческого слова: имеется ввиду отсутствие волнений). Под мудростью понималось отделение от потрясений внешнего мира, попытка сохранить свою индивидуальность. Люди чувствовали необходимость сопротивляться превратностям жизни с ее драматическими поворотами, которые лишали человека душевного спокойствия.

Стоики («стоячий» - портик в афинских храмах) объявляли любые аффекты вредными, видя в них ущерб для ума. По их мнению, удовольствие и страдание - ложные суждения о настоящем, желание и страх - ложные суждения о будущем. Только разум, свободный от любых эмоциональных потрясений, способен правильно руководить поведением. Именно это позволяет человеку выполнять свою миссию, свой долг.

От этической ориентации к поиску счастья и искусству жизни, но на других космологических принципах была сформирована школа безмятежности духа Эпикура, которая отошла от версии Демокрита о «жесткой» причинности, которая царит во всем это происходит в мире (и, следовательно, в душе). Эпикур допускает спонтанные, самопроизвольные изменения, их случайный характер.

Улавливая ощущение непредсказуемости того, что может случиться с человеком в потоке событий, делающих жизнь хрупкой, эпикурейцы заложили в природу вещей возможность спонтанных отклонений и тем самым непредсказуемости действий, свободы выбора. Они подчеркивали индивидуализацию личности как величину, способную действовать самостоятельно, избавляясь от страха перед подготовленным сверху. «Смерть не имеет к нам никакого отношения; когда мы есть, тогда смерти нет, когда приходит смерть, тогда нас больше нет». Искусство жить в водовороте событий связано с избавлением от страха наказания за загробную жизнь и потусторонних сил, потому что в мире нет ничего, кроме атомов и пустоты.

Наряду со строительством этих научных школ были проведены важные исследования в области биомедицинских знаний. Врачи Александрийского научного центра Herophilus и Erasistratus установили анатомические и физиологические различия между сенсорными нервами, идущими от сенсорных органов (глаза, уши, кожа и т. д.) к мозгу и моторным волокнам, идущим от мозга к мышцам. Открытие было забыто, но спустя более двух тысяч лет оно было вновь установлено и легло в основу важнейшей доктрины рефлексов для психологии.

Позже древнеримский врач Гален (2 век н.э.) в своей работе «О частях человеческого тела» описал зависимость жизнедеятельности всего организма от нервной системы. В то время анатомические исследования были запрещены, но Гален, доктор гладиаторов, которые наблюдали открытые раны мозга, считал его производителем и хранителем разума. Гален, следуя Гиппократу, разработал учение о темпераменте. Он утверждал, что первичными эффектами аффекта являются изменения в организме («кипение крови»), субъективные, эмоциональные переживания (например, гнев), вторичные.

Без эмпирической структуры психологической мысли античности теоретические успехи не могли бы появиться, что привело естествознание к современной психологии. Древние греки выдвигали идею определяющей зависимости психических проявлений от общей структуры вещей, их физической природы (проблема психического в материальном мире). Во-вторых, психику определяли как форму жизни (психобиологическая проблема). В-третьих, они ставят умственную деятельность в зависимость от форм, созданных не природой, а культурой человека (проблема психогностики).

Таким образом, были сформулированы проблемы, которые веками определяли развитие науки о человеке.

В то же время бедствия, пережитые народами Востока в жестоких войнах с Великим Римом, а затем и под его правлением, способствовали развитию идеалистических учений о душе, которые подготовили взгляды, ассимилированные позднее христианской религией. Эти учения включают, например, взгляды Филона (1-й век нашей эры), что тело - это пыль, которая получает жизнь от дыхания божества. Это дыхание является «пневмой», упомянутой выше.

История развития психологической мысли

Христианство, победившее в Европе, ввело воинственную нетерпимость ко всем «языческим» знаниям. В IV веке научный центр в Александрии был разрушен, в начале VI века афинская школа была закрыта.

Христианство культивировало отказ от всех знаний, основанных на опыте, греховности, попытках понять структуру и предназначение человеческой души, отличных от библейского понимания.

Естественно-научные исследования прекратились. Схоластика постепенно господствовала в интеллектуальной жизни Европы, которая сводилась к рациональному обоснованию христианской доктрины. Накопление знаний о природе происходило в недрах арабоязычной культуры, ориентированной на сближение философского мышления с эмпирическим опытом.

В 7 веке объединение арабских племен произошло на основе ислама. Вскоре арабы покорили народы Востока, обладая знаниями древних культур (эллинов, народов Индии и т. д.). Возникло арабоязычное государство Халифата. Работы Платона и Аристотеля были сожжены в Европе. Но на Востоке они были переведены на арабский язык, переписаны и распространены - от Пиренейского полуострова до Центральной Азии. Появилась мощная культурная и научная система, в которой появились самые большие умы. Среди них стоит выделить доктора из Центральной Азии 11-го века Абу Али ибн Сина, известного в Европе как Авиценна.

Ибн Сина был одним из первых исследователей в области психологии развития. Он изучал взаимосвязь между физическим развитием организма и его психологическими особенностями в разные возрастные периоды. Более того, они придавали большое значение развитию теории образования, которая определяет влияние психического состояния организма на его структуру. По словам Авиценны, взрослые, вызывающие у детей определенные эмоции, изменяющие ход физиологических процессов, формируют их природу.

Он разработал идею отношений между психическим и физиологическим - не только зависимость психики от физических условий, но и ее способность (с психической травмой, деятельность воображения) влиять на них, основываясь на его обширной медицинской опыт работы в области психофизиологии эмоциональных состояний.

В это время в европейской схоластике некоторые положения древнего естествознания начали адаптироваться, особенно интеллектуальное наследие Аристотеля. Они наиболее убедительно раскрыты в учении Фомы Аквинского (1225-1274), которое было канонизировано как истинно католическая философия (и психология). Это учение называлось томизмом (несколько модернизировано в наши дни - неотомизм). Фома Аквинский расширил иерархический шаблон до описания ментальной жизни: каждое явление имеет свое место; души расположены в ступенчатом ряду (растение, животное, человек); Способности и их продукты (ощущение, представление, понятие) иерархически расположены внутри самой души.

Идеологи перехода от феодальной к буржуазной культуре - ренессанс считали главной задачей возрождения древних ценностей.

Один из титанов этого периода, Леонардо да Винчи (XV - XVI век), считал, что человек может воплотить свои духовные силы в реальных ценностях, преобразовать природу своей работой.

Испанский доктор Х. Вивес в книге «О душе и жизни» писал, что они изучают природу человека через наблюдение и опыт; На характер ребенка можно повлиять, если он образован. Другой испанский врач, Х. Уарте, в

Впервые в истории психологии книга «Изучение способностей к наукам» поставила задачу изучения индивидуальных различий между людьми с целью определения их пригодности для разных профессий.

Развитие психологической мысли

В соответствии с пониманием природы Ньютоном, английский врач Гартли (1705-1757) объяснил психический мир человека. Он представил его как продукт тела - «вибратор». Предполагалось следующее. Вибрация внешнего эфира посредством вибраций нервов вызывает колебания вещества мозга, которые превращаются в мышечные вибрации. Параллельно с этим возникают умственные «компаньоны» вибраций, которые объединяются и заменяют друг друга в мозгу - от чувства к абстрактному мышлению и произвольным действиям. Все это происходит на основании закона об объединениях. Гартли считал, что психический мир человека развивается постепенно в результате усложнения первичных сенсорных элементов через ассоциации смежности элементов во времени. Например, поведение ребенка регулируется двумя мотивирующими силами - удовольствием и страданием.

Задача воспитания, по его мнению, состоит в том, чтобы закрепить в людях такие связи, которые отвратили бы от аморальных дел и доставили бы удовольствие нравственным, и чем сильнее эти узы, тем больше шансов у человека стать моральным и добродетельным человек, а для всего общества - более совершенный.

В различие между психикой и сознанием, исследования гипноза имели большое значение. Основоположником научной гипнологии следует считать португальского аббата Фарию, который первым использовал технику словесного погружения в гипноз.

Гипнотические сеансы приобрели большую популярность в Европе благодаря деятельности австрийского врача Франца Антона Месмера (1734-1815).

Согласно его мистической теории, мир пронизан особой жидкостью - магнитной жидкостью (от лат. Fluidus - жидкостью), которая обладает целительной силой. Накапливаясь, как в водоемах людей, особенно одаренных своим восприятием, магнитная жидкость, по мнению Ф. А. Месмера, может передаваться пациентам через прикосновение и лечить их. Позже английский врач Брэд придал психологическому фактору решающую роль в психологическом гипнозе. С конца 70-х годов XIX века французский невропатолог Жан Мартен Шарко (1825-1893), учитель и наставник молодого австрийского доктора З. Фрейда, начал изучать гипноз.

Гипноз (от греческого hypnos - сон) не только продемонстрировал факты умственно отрегулированного поведения с отключенным умом (таким образом, поддерживая идею бессознательной психики). Чтобы вызвать гипнотическое состояние, требовалось «взаимопонимание» - создание ситуации взаимодействия между врачом и пациентом. Таким образом, обнаруженная бессознательная психика является социально бессознательной, потому что она инициируется и контролируется человеком, который проводит гипноз.

Применяя методы гипноза в повседневной работе, учитель создает атмосферу доверия, повышает степень воздействия на ученика, его чувствительность, вызывает состояние повышенного функционирования функций памяти (память, внимание). Это достигается путем адаптации к языку и ход мысли собеседника. Подобно хамелеону, необходимо имитировать интонацию, ритм, степень громкости и скорость речи, имитировать манеру удержания, выражения лица, жесты и настроение, принимать характерные повороты речи.

В 1912 году во Франкфурте-на-Майне под руководством М. Вертхаймера (1880–1943) появилась новая психологическая школа - гештальт-психология (от нее. «Гештальт» - форма, структура). В него вошли известные психологи В. Келер (1887-1967) и К. Коффка (1886-1941). В экспериментах М. Вертхаймера по восприятию было обнаружено, что в составе сознания присутствуют интегральные образования (гештальт), которые не разлагаются на первичные сенсорные элементы, то есть ментальные образы не являются комплексами ощущений.

Прогрессивное значение гештальт-психологии состояло в том, что она преодолела «атомизм» в психологии - идею о том, что образы сознания построены из кирпичей ощущений. Существует определенная начальная упорядоченность сенсорно-интеллектуальных структур. М. Вертхаймер стал последователем активной сущности сознания: сознание активно, посредством определенных действий оно строит свои образы внешнего мира, опираясь на изначально существующие структуры - гештальт.

В исследованиях гештальт-психологов было обнаружено более ста моделей зрительного восприятия: апперцепция (зависимость восприятия от прошлого опыта, от общего содержания психической деятельности человека), взаимодействие фигуры и фона, целостность и структура восприятия, агности (стремление к простоте и упорядоченности восприятия), постоянство восприятия (постоянство образа объекта, несмотря на изменение условий его восприятия), феномен «близости» (склонность к объединение элементов, смежных во времени и пространстве), феномен «замыкания» (тенденция к заполнению пробелов между элементами воспринимаемой фигуры).

Адаптивные формы поведения объяснялись универсальным понятием «проницательность» (от англ. «Insight» - прозрение) - внезапным пониманием отношений в решении проблемных задач. Но, к сожалению, гештальтисты пытались объяснить сознание, исходя из этого.

Появление новых тенденций в психологии, социологии и философии обнажило узкую, примитивную интерпретацию причинно-следственных связей подхода локализации. Проблема бессознательных (бессознательных) психических процессов становится предметом пристального внимания исследователей различных специальностей.

И. Кант говорил о бессознательном в человеческой психике, описывая «расплывчатые» идеи, которые ум пытается овладеть, он не способен «избавиться от тех нелепостей, к которым он ведет путем влияния этих идей ..».. Гегель рассматривает бессознательный тайник, в котором «мир бесконечного множества образов и идей сохраняется без их присутствия в сознании». А. Шопенгауэр продвигается немного дальше, формулируя заключение о главенстве бессознательного над сознанием в своей работе «Мир как воля и представление». Ф. Ницше уже пытается наполнить бессознательное некоторыми сюжетными механизмами, такими как «бессознательная воля к власти». К концу XIX века не только философы, но и представители экспериментального направления в науке занимались проблемой бессознательного. В 1868 году английский физиолог Карпентер дает сообщение о бессознательной мозговой деятельности человека. Доклад, услышанный в Королевском институте Лондона, вызвал оживленную дискуссию. В 1886 году Майерс высказал идею о существовании «подкоркового сознания», которое функционирует во многих актах человеческой деятельности. Эти факты послужили объективной основой для создания 3. Фрейдом известной психоаналитической теории.

Структура личности по 3. Фрейду

До создания теории Фрейда психология как объект исследования имела только феномен сознания, который не позволял постичь скрытые мотивы поведения и характеристик человека и, следовательно, более глубокое изучение структуры личности, с которой сталкивался Фрейд. необходимость изучать природу психического, включая те слои психики, которые не вписывались в понятие «сознательный».

Основываясь на этих задачах и предпосылках исследования, Фрейд пришел к выводу, что психика человека представляет собой некий сложный конгломерат, состоящий из различных уровней и компонентов, отражающих как сознательные, так и бессознательные процессы.

Фрейд, ставя перед собой задачу выявления содержательной стороны бессознательного, подвергает эту сферу аналитическому расчленению.

Здесь Фрейд выражает важную идею о существовании двух форм бессознательного:

  • во-первых, скрытое «скрытое» бессознательное, то есть то, что вышло из сознания, но которое впоследствии может «всплыть» в сознании;
  • во-вторых, подавленное бессознательное, то есть те психические образования, которые не могут стать сознательными, потому что им противостоит какая-то мощная невидимая сила.

В последующих работах Фрейд называет первый тип бессознательного подсознанием (PSZ), а второй - фактическим бессознательным (BSZ, или «Это», или «Id»).

Развивая психоаналитические представления о бессознательном, Фрейд, подобно мыслителям прошлого, ставит вопрос о том, как человек может судить о том, что скрыто от его сознания.

И если философы говорили, что невозможно определить то, о чем мы не знаем, то Фрейд вполне решительно ставит учение о бессознательном в основу своих теоретических постулатов о психической жизни человека. В отличие от умозрительных рассуждений философов, он использует конкретный материал, полученный из тщательных клинических наблюдений за пациентами, страдающими неврозами.

В дополнение к констатации самого факта существования бессознательных репрезентаций в психике человека Фрейд пытается раскрыть особенности механизма переключения психических действий из сферы бессознательного в сознание. И здесь он пытается уйти от обратного, «переформулировав задачу исследования».

Как сознательные процессы становятся бессознательными? Возможность осознания бессознательных механизмов осуществляется, когда существующее объективное представление облечено в словесную форму. Отсюда важность, которую Фрейд придает роли языка и законов лингвистики в выявлении болезненных симптомов пациента.

Выделенные Фрейдом психические уровни бессознательного и предсознательного собственно объединяются автором в одну систему в тех случаях, когда анализируется взаимосвязь бессознательного и сознания в структуре человеческой психики.

Более того, начиная с своих ранних работ, Фрейд подчеркивает, что считает бессознательное центральным компонентом, составляющим сущность человеческой психики, а сознание - лишь специфическую надстройку, основанную и вырастающую из сферы бессознательного.

Структура личности в ее окончательной форме представлена ​​Фрейдом в работах «За пределами принципа удовольствия» (1920); «Массовый анализ психологии человеческого« Я »(1921);» Я "и" Оно "(1923). Предложенная модель личности представляет собой взаимодействие трех уровней, которые находятся в определенных отношениях друг с другом. Это" Оно "(Id), то есть глубокий уровень бессознательных побуждений, своего рода резервуар бессознательных иррациональных психических реакций и импульсов, которые являются биологическими по своей природе. Это основа деятельности человека, тапсих, который руководствуется своими собственными законами. Это единственный источник психической энергии и руководствуется только принцип удовольствия.

Но ясно, что безрассудное стремление к удовольствию, удовлетворению эгоистичных потребностей, без учета реальных условий жизни, приведет человека к смерти. Следовательно, в процессе эволюции «Я» (Эго) появляется в человеке как сознательный принцип, действующий с учетом принципа реальности и действующий как посредник между иррациональными стремлениями и желаниями «Это» и требованиями человеческого сообщества. «Я», как сфера сознания, сравнивает требования бессознательного «Оно» с конкретной реальностью, целесообразностью и необходимостью.

Наконец, «Супер-Эго» является внутриличностной совестью, то есть примером, который воплощает ценности и установки общества.

«Самость» воплощает «родительские образы», ​​усвоенные человеком, моральные запреты и нормы, внедренные в детстве, образы первых учителей и взрослых, значимые для ребенка. В определенном смысле это результат "обучения" индивида обществом. «Сверх-Я» описывается как своего рода моральная цензура, которая призвана обуздать эгоцентрические бессознательные импульсы, стремления и желания человека и подчинить их требованиям культурной и социальной реальности конкретного общества. В процессе эволюции «Сверх-Я» стало неотъемлемой частью, внутренним элементом личности.

Для образного описания отношений между «Я» и «Оно» Фрейд прибегает к аналогии отношений между всадником и лошадью, подобно тому, как А. Шопенгауэр использовал ту же аналогию ранее, чтобы выявить связь между интеллектом и воля. Всадник движется только благодаря энергии лошади, но именно он формально контролирует ее. Всадник должен сдерживать и направлять лошадь, иначе есть шанс умереть. И все же бывают определенные моменты, когда лошадь не только дает энергию движения, но и сама определяет путь и направление (всадник заснул или серьезно заболел). Положение «Я» намного сложнее, чем положение лошади («Это»).

Во-первых, «я» должно учитывать требования и условия реального мира, то есть следовать принципу реальности.

Во-вторых, «Я» находится под постоянным давлением со стороны мощного «Оно», и этот конфликт между потребностями внешнего мира («Супер-Я») и потребностями глубоких уровней человека («Это») дает нарастают постоянные внутренние тревоги в «я» и тревоги.

В-третьих, «Я» подвергается отдельному давлению «Супер-Я» как морального давления совести. А это, в свою очередь, вызывает у человека глубокую вину. Эти противоречивые отношения уровней личности, согласно Фрейду, по сути неразрешимы, и именно в них лежит ключ ко всем психологическим и патологическим проблемам как личности, так и общества. Согласно своему положению и функциям в психике человека, «Супер-Я» предназначено для сублимирования бессознательных побуждений, то есть превращения антикультурных импульсов «Это» в социально приемлемые действия «Я». Согласно Фрейду, Высшее Я - «наследник Эдипова комплекса и, следовательно, выражение самых могущественных движений Им и его наиболее важных судеб».

Жесткая моральная цензура «Высшего Я» препятствует реализации собственных глубочайших мотивов и устремлений, реализация которых несовместима с требованиями общества и морали. Это проявляется не только в области сексуальных, но и в обычных поведенческих актах. Почему, скажем, завистник не всегда осознает истинные причины своей ненависти к объекту зависти? Потому что он с раннего детства узнал, что зависть - это чувство недостойного, неприличного, подлого Если вы поймете это, то ваша самооценка резко снизится,

Намного легче объяснить себе и другим свои собственные чувства с помощью реальных или воображаемых пороков и недостатков объекта зависти. Таким образом, негативные чувства сохраняются и объясняются, а самооценка не страдает. Этот исход конфликта обеспечивается действием так называемых «защитных механизмов», открытых Фрейдом.

Заключение

В заключение хотелось бы упомянуть такой курс, как эпистемология. Гносеология - гнозис - знание - наука о знаниях, которая изучает природу знания, взаимосвязь знания и реальности, выявляет условия достоверности и истинности знания, способности познавать мир. В эпистемологии в системе мир-человек когнитивные субъективно-объективные отношения являются коррелятом эпистемологии. Категории эпистемологии - истина, надежность, сознание, познание, субъект и объект, чувственное, рациональное, интуиция, вера. Гносеология изучает общее в познавательной деятельности, независимо от того, является ли эта деятельность обычной, профессиональной или другой.

Эпистемология - теория научного знания является частью эпистемологии. Рассмотрение специфики того или иного знания не является самоцелью, изучение возможностей и форм достижения истины. Онтология является обязательным условием теории познания. Все философские системы так или иначе связаны с эпистемологией, а некоторые сводят к ней всю философию, отказ от онтологии. Самоопределение эпистемологии как раздела - это Кант, критика чистого разума. Он отличается от психологии тем, что касается психологических процессов мышления, ощущения и интуиции. и т. д. связаны прежде всего с жизнью индивида, а для гносеологии - средствами постижения истины, познавательных способностей или форм существования знания.

Эпистемологические проблемы - соотношение сознания и материи, соотношение чувственного и логического, проблема рефлексии, раскрывает сущность познания человеческого процесса. Всегда играл значительную роль,

Неокантин, механизм - единственная философия.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что прошлый опыт человека возникает не только с медицинской, но и с философской точки зрения. Ведь человек полагается на сознательную и бессознательную жизнь.

В сознательной жизни мы накапливаем опыт и знания, ориентируясь на биологические разработки. В этой категории генетический код играет большую роль, развитие нервной системы, окружающей социальную жизнь.

В бессознательной жизни первенство принадлежит нашему подсознанию. В конце концов, подсознание хранит всю информацию, как нашего тела на данный момент, так и духовного развития человека.

С момента зарождения цивилизации человек интересовался своей душой и всеми этапами эволюции, от перерождения до истинного сознания.

Человек, как совершенный вопрос, способен не только накапливать опыт прошлого, но и заново открывать все тайны прошлого.