Роль нобелевских лауреатов в создании финансовых инноваций

Содержание:

  1. Творческая биография Юджина Фамы
  2. Общая характеристика научной деятельности Ю.Фама
  3. Краткое содержание концепции «понимания цен на активы»
  4. Научное резюме инвестиционных практик на рынке активов: пионер исследование Ю.А. Фама и его коллеги
  5. Взгляды Ю. Фамы на роль Чикагской школы и на общее состояние экономической теории Запада
  6. Заключение
Предмет: Финансы
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 04.01.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти рефераты по финансам на любые темы и посмотреть как они написаны:

 

Много готовых тем для рефератов по финансам

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Создание в России единой базы данных государственных органов по физическим лицам, ее использование в управлении бюджетами бюджетной системы
Финансовые санкции США: основы их администрирования по транзакциям по всему миру
Сущность финансов предприятий, принципы их организации
Понятие и состав финансовых ресурсов предприятия

 

Введение:

На протяжении многих лет Нобелевский комитет назначал лауреатов Нобелевской премии в области экономической науки. В 2013 году его лауреатами стали представители Чикагского университета, а также присоединившийся к ним профессор Йельского университета Евгений Фама. (Юджин Ф. Фама, США), Ларс Питер Хансен (США) и Роберт Шиллер Роберт Джеймс "Боб" Шиллер, США. Ученые были удостоены эмпирической премии анализ цен на активы. » В своих работах и ​​в Нобелевской лекции ученые анализируют и интерпретируют работа финансовых рынков.

Они пытаются объяснить движение цен на активы - акции и облигации, а также понять, насколько предсказуемы эти движения. В этой статье мы поговорим о видном представителе Нобелевской тройки 2013 года и это было на Евгении Фам. Будет проведен комплексный анализ творческой биографии. дипломированный экономист, а также представляет свои основные работы и научные разработки, в в том числе и сама нобелевская лекция.

В заключительной части работы будет указано взгляды экономиста на экономический кризис, а также ответы на важные вопросы, не не только для экономики, но и для человечества в целом: каковы тенденции в новейшей экономической теории и на какие проблемы направлены усилия экономической мысли?

Творческая биография Юджина Фамы

Евгений Фрэнсис Фама - американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике 2013 года, родился 14 февраля 1939 года в Бостоне, США. Дед и бабушка экономиста вместе со своими родителями, братьями и сестрами эмигрировали из Сицилии в Бостон на рубеже 20-го века. Их семьи, каждая из которых включил 13 детей, позже одновременно переехал в Бостон. Как шутит сам Нобелевский лауреат: «В течение 50 лет телефонная книга Бостона была заполнена многими фамилиями Фам» , Ю. Фама вырос в бедном квартале, окончил католическую школу, затем в 1956 году поступил в Университет Тафтса (Медфорд, Массачусетс), конец которого собирался стать школьным учителем и спортивным тренером.

Как отмечает экономист, он пошел учиться в Университет Тафтса, главным образом потому, что увлекался футболом, а в университете была хорошая спортивная кафедра. Помимо Кроме того, Дж. Фама по-прежнему является ответчиком в гимназии славы католической средней школы (Атлетический зал славы Малденской католической средней школы).

Следующие шаги могут быть определены на пути к становлению Евгения Фама как ученого:

  • Степень бакалавра в Университете Тафтса (1960);
  • Степень магистра в области делового администрирования из Университета Чикаго (1963);
  • Доктор философии (экономика и финансы) в Чикагском университете (1964);
  • с 1963 года он преподает в Чикагском университете (профессор с 1968 года);
  • Академик Американской академии искусств и наук (с 1989 года).

Изначально будущий экономист выбрал в качестве основного предмета исследования Французский, но позже изменил свое внимание на экономику, более того, ему пришлось отвлечься от своих спортивных увлечений. Как объясняет его решение Евгений Фама, в то время ему приходилось больше думать о хорошем образовании и о его формирование в жизни, так как уже в возрасте двадцати лет он был женат, имел ребенок и не мог содержать семью за зарплату учителя. Также будущий призер отмечает, что изучение французского языка было утомительным и неинтересным для него, и он решил изучать курс по экономике, в освоении которого он достиг большой успех.

В 1960 году, когда Фама окончил Пучки и получил степень Бакалавр экономики, у него было желание пойти в бизнес-школу и попасть туда Степень доктора философии. «Я не собирался работать все время, я хотел что-то, что позволило бы мне продолжить мою спортивную жизнь. «Другими словами, будущий профессор полагал, что Степень доктора наук не обременяет его работой, как в процессе ее получения, так и после. Гарвардские профессора и выпускники, которые преподавали Ю. Фаму посоветовал ему пойти в университет Чикаго (Чикагский университет), потому что, по их мнению, обучение в Гарварде было бы для Ю. Фами процесс "недостаточно умный", Первоначально при поступлении в В университете его документы были утеряны, но позже, после телефонного разговора с руководителем отдела по работе со студентами, Ю. Фама, по счастливой случайности, выиграл пособие на обучение для выпускника Тафтса.

Как отмечает ученый, его профессиональный и жизненный путь мог бы быть совершенно другим, если бы он не ответил на его призыв в этот знаменательный день. Так что будущий нобелевский лауреат оказался в Чикаго. В последний год обучения в Tufts Дж. Фам работал с Гарри Эрнстом. (Гарри Эрнст), профессор экономики, управляющий компанией по прогнозированию фондового рынка. Уже в то время Ю. Фама занимался изучением схем прогнозирования рынка, но его разработка оказалась неудачной и не прошла практических испытаний. Как отмечает сам экономист, он «не в Тогда я полностью оценил этот урок, но осознание пришло к нему немного позже.

Во время второго года обучения в Чикаго он начал посещать семинары по эконометрике, необходим для исследований в области финансов. Мертон Миллер (американский экономист, получивший Нобелевскую мемориальную премию 1990 года «за вклад в теорию ценообразования финансовых активов»), был постоянным участником этих курсов вместе с Гарри Робертсом и Лестером Телсером. В своей статье Евгений Фама отмечает, что Мертон Миллер стал его наставником в области финансов и экономики и оставался с ним всю жизнь. Гарри Робертс, статистик, дал славу необходимые знания философии науки, которая, как отмечает экономист, стала его "Полярной звездой на протяжении всей его карьеры", Мертон Миллер и Гарри Робертс были его научные консультанты для докторской диссертации.

Далее хотелось бы остановиться на профессиональном опыте экономиста Евгения Фама и список его основных мест работы:

  • 1963–1968 гг. - доцент Университета (финансы) Высшей школы бизнеса Чикагского университета;
  • 1968–1984 гг. - профессор финансов Высшей школы бизнеса Чикагского университета;
  • 1975–1976 гг. - приглашенный профессор в Католическом университете Левена, и Европейский институт перспективных исследований в области управления, Бельгия;
  • 1982–1995 гг. - приглашенный профессор Высшей школы менеджмента Андерсона, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес;
  • 1982 г. - настоящее время - член совета директоров Dimensional Fund Advisors, директор. Научный сотрудник и член комитета по инвестиционной стратегии;
  • 1984 г. - по настоящее время - заслуженный профессор финансов Высшей школы бизнеса Чикагского университета.

Нобелевский лауреат также является руководителем исследовательской компании Dimensional Fund Advisors, инвестиционная консалтинговая фирма, вице-президентом которой является сын ученого Юджин Ф. Фам мл. Евгений Фама и его жена Салли женаты уже более 50 лет. Его дочь елизавета вышла замуж за экономиста в Высшей школе бизнеса Университета Чикаго Джона Кокрейн (Джон Кокрейн). В свободное время Ю.Фама играет в гольф и теннис, любит виндсерфинг, велосипед и плавание.

Общая характеристика научной деятельности Ю.Фама

Фама имеет более ста опубликованных научных работ, в том числе включает в себя докторскую диссертацию о непредвиденных и непредсказуемых движениях цен на акции и их случайный ход, который был опубликован в 1965 году в академическом журнале «Journal of Business» под названием «Поведение цен на фондовом рынке» («Поведение биржевых цен»). Стоит отметить, что позже эта работа была отредактированный, чтобы быть доступным для более широкой аудитории, и получил новое название «Случайные прогулки по ценам на акции на рынке» («Случайные прогулки на фондовом рынке»).

Впервые он был опубликован в 1965 году в журнале Financial Analysts Journal. Позже, в 1969 г., Ю. Фама вместе со своими коллегами (Л. Фишер, М. Дженсен, Р. Roll) представил статью под названием «Корректировка цен на акции с новыми Данные» («Корректировка цен акций на новую информацию»), публикуется в ежеквартальном научном журнале International Economic Review. Следует отметить, что статья содержала первый в своем роде анализ того, как меняются цены на акции с использованием недавно запущенной базы данных цен CRSP. Экономисты стали пионерами в этой области исследований, и это стало тем, что было опубликовано после этого. много похожих работ. Ю. Fama широко известен как «отец современных финансов», начиная с момента публикация его кандидатской диссертации Тезис.

В революционной опубликованной в 1970 году статье в журнале финансов под названием «Эффективные рынки капитала: обзор теории и эмпирических Работа»), Ю. Fama предложила две ключевые концепции, которые сегодня определяют направление исследований, связанных с проблемами эффективности рынка. гипотеза эффективный рынок, утверждает, что вся необходимая информация немедленно и полностью отражено в стоимости ценных бумаг. В своей работе экономист предложил три типа эффективность, а именно слабая форма, полусильная форма, а также сильная форма эффективность, которая объясняется тем, какая информация учитывается при строительстве ценовой тренд.

Информация с низкой степенью эффективности является исторической цены, т. е. исторические тенденции изменения цен и устойчивые Преимущества в этом случае невозможны. Другими словами, если есть определенная информация о цене обыкновенной акции, то цены прошлых периодов не позволяют нам прогнозировать цены будущего периода.

Полусильная форма гипотезы эффективности рынка требует рассмотрения всей доступной публичной информации, которая включает в себя ежегодный показатели прибыли или управленческой отчетности, так как эта информация быстро отражается в ценах на акции. Наконец, сильная форма эффективности применяется ко всей возможной информации, включая личную информацию, которая включены в ценовой тренд. Инсайдерская информация не может привести к прибыл в мир с сильной формой эффективности рынка. Другими словами, если есть информация, то она отражается в цене.

Также продемонстрировала, что концепция эффективности рынка не может быть отклоненным без сопутствующего отказа от модели рыночного равновесия (например, механизма ценообразования). Эта концепция, известная как «проблема совместной гипотезы», заинтересовала исследователей. Фама подчеркивает, что гипотеза рыночной эффективности должна быть проверена в контексте ожидаемой доходности. «Проблема совместной гипотезы» гласит, что когда модель предсказывает результат, который значительно отличается от фактического, никогда не может быть уверены, что в модели есть несовершенство или рынок неэффективен.

Исследователи могут изменять свои модели только путем добавления различных факторов, для того, чтобы устранить любые аномалии, в надежде полностью объяснить и предсказать фактический результат. Ю.Фама также отмечает, что эффективность рынка сама по себе не может быть проверено, и только рыночная эффективность может быть проверена вместе с некоторой моделью равновесия, то есть с моделью оценки активов. Еще одним известным достижением экономиста, считается его работа в сотрудничестве с Кеннетом Френчем (Kenneth French. В нем Й. Фама, ставя под сомнение истинность модели оценки финансовых активов (модели CAPM), повысил ее эмпирическую эффективность.

В своей работе ученые предлагают как новый инструмент, так называется Fama - французская трехфакторная модель, который использует другой подход. Ю. Фама и К. Френч обнаружили, что инвесторы заинтересованы в знании трех различных факторов риска, а не одного, таким образом, наряду с коэффициент, аналогичный бета (коэффициент чувствительности актива к изменениям рыночная доходность), две новые переменные вводятся в формулу: во-первых, это значение рыночной капитализации, а во-вторых, также отношение цены к балансовой стоимости.

На церемонии вручения Майрон Шоулз (Myron S. Scholes), лауреат Нобелевской премии по экономике отметил: «Юджин Фама обладает новаторским пониманием функционирования рынков, теории ценообразования активов и корпоративных финансов, благодаря которому участники рынка со всего мира смогли получить выгоду инновационные исследования привели его к участию в разработке многочисленных новейших финансовых продуктов и фьючерсных контрактов для хеджирования рисков».

Фама стал первым обладателем трех основных наград в области финансов: Премии немецкого банка в области финансовой экономики (Deutsche Bank Prize in Financial Economics) в 2005 г.; премии Американской финансовой ассоциации Моргана Стэнли за выдающиеся достижения в области финансов (Morgan Stanley American Finance Association Award for Excellence in Finance) в 2007 г.; а также премии Онассис в области финансов (Onassis Prize in Finance) в 2009 г. Юджин Фама был впервые избран членом Американской финансовой ассоциации в 2001 г., кроме того, экономист является членом Эконометрического общества и Американской академии искусств и наук.

Также ученый является редактором Журнала финансовой экономики (Journal of Financial Economics). Помимо этого Фама является председателем Центра по исследованиям в области безопасности цен в Высшей школе бизнеса Чикагского университета, который был основан 40 лет назад с целью создания наиболее привлекательных инструментов для отслеживания, измерения и анализа данных по ценным бумагам.

Краткое содержание концепции «понимания цен на активы»

Трендспоттинг на рынках активов: исследование Ю.Фамы и других экономистов-лауреатов Нобелевской премии 2013 г.

Вопрос о том, поддаются ли предсказанию цены на активы, является одним из центральных в теории финансов. Предсказуемость или прогнозируемость тесно связана с тем, как функционируют рынки, и именно поэтому исследователи так заинтересованы в этом вопросе. Если существует возможность с высокой вероятностью предсказать, что один актив будет увеличиваться в стоимости больше чем другой, тогда появляется отличный шанс заработать некоторую сумму денег. Однако, вместе с тем, такая ситуация будет отражать определенный сбой в работе рыночного механизма. Если рынки работают хорошо, цены должны предсказываться с очень небольшой вероятностью. Э

то утверждение может показаться парадоксальным, но необходимо учитывать следующее: предположим, что инвесторы могли бы предсказать, что определенный запас во много раз увеличится в цене в течение следующего года, тогда они начали бы скупать акции немедленно, тем самым поднимая цены, пока те не станут настолько высокими, что окажутся уже непривлекательными для совершения покупки. Остается непредсказуемой структура цен, которой свойственно случайное движение, отражающее приход новой информации. В техническом жаргоне, цены в таком случае следуют «случайному блужданию».

Однако существуют причины, по которым цены могут следовать по предсказанной схеме даже в хорошо функционирующем рынке. Здесь ключевым фактором является риск. Рискованные активы менее привлекательны для инвесторов, поэтому в среднем, рискованный актив должен приносить более высокую доходность. Более высокая доходность для рискованных активов означает, что его цена может расти быстрее, чем цена нерискованных активов. Поэтому для обнаружения неточности рынка, необходимо иметь представление о том, какая разумная компенсация последует за риском. Вопрос о предсказуемости и вопрос о нормальной доходности, компенсирующей риски, взаимосвязаны. Три лауреата Юджин Фама, Ларс Питер Хансен и Роберт Шиллер показали, как разделить эти вопросы и проанализировать их эмпирически. Можно выделить несколько подходов к изучению прогнозируемости (предсказуемости) цен.

Один из них заключается в изучении того, какая цена на активы в течение последних нескольких дней или недель может быть использована для прогнозирования цены завтрашнего дня. Ответа на этот вопрос не существует. После выхода большой статистической работы Фамы в 1960-х гг., исследователи соглашались с тем, что цены прошлого дают очень мало пользы в прогнозировании прибыли в ближайшем будущем. Другой способ заключается в изучении того, как цены реагируют на информацию. В своих плодотворных исследованиях Ю. Фама, Л. Фишер, М. Дженсен и Р. Ролл (1969) изучали движения цены акций после прихода информации о дроблении акций76. К их удивлению, они обнаружили, что рынок использовал информацию очень быстро.

Если бы цены на акции фирмы реагировали на новость медленно и вяло, ценовое движение было бы предсказуемым. Но исследователи не обнаружили такой тенденции. За их разработкой быстро последовали исследования других экономистов, которые изучали различные типы событий и подтверждали первоначальные выводы: после первоначальной реакции на новостное событие, цена на акции является очень трудно предсказуемой.

Роль нобелевских лауреатов в создании финансовых инноваций

График показывает среднее отклонение от нормального (дневного) дохода в течение 12 дней и 12 дней после большого количества объявлений дивиденды увеличатся (день 0). Это событие вызывает скачок цен на акции, но после этого события, цена движется случайно, без четкого тренда, вверх или вниз. Исходя из того, что цены практически невозможно предсказать в краткосрочной перспективе запустить, вероятно, еще сложнее построить прогноз на более длительный период времени. Так считали многие экономисты и участники торгов, но эмпирические исследования Р. Шиллера показали, что эта гипотеза неверна. Его работа по волатильности цен на акции «Использование мер волатильности в Оценка эффективности рынка» («Использование показателей волатильности при оценке рынка» эффективность», 1981) и более поздние исследования по долгосрочному прогнозированию сформулировали ключевую идею: цены акций чрезмерно волатильны в краткосрочной перспективе, и в течение следующих нескольких лет рынок в целом достаточно предсказуем и предсказуем.

Можно выделить следующие эффекты чрезмерных колебаний цен на акции: высокое соотношение цены к дивидендам в течение одного года обычно будет сопровождаться падением цен относительно дивидендов в последующие годы и наоборот. Это, в свою очередь, говорит о том, что в долгосрочной перспективе доход будет следовать его прогнозируемое значение. Р. Шиллер и его коллеги продемонстрировали это возможность прогнозирования или прогнозирования на фондовых рынках, а также на рынках облигаций, и позже другие исследователи подтвердили представленный вывод о много других рынков. Здесь необходимо ответить еще на один вопрос. Как следует интерпретировать долгосрочная предсказуемость (предсказуемость) доходности активов?

Один из способов ответить на этот вопрос - через стандартную теорию, согласно которой рациональные инвесторы рассчитывают, как активы формируют цену. Таким образом, стоимость актива должна основываться на потоке платежей, который, как ожидается, будет генерируется в будущем. Разумно предположить, что эти платежи дисконтированы, иными словами, платежи в отдаленном будущем имеют меньший вес, чем платежи больше близко к настоящему. В одном из своих исследований Р. Шиллер ввел постоянный коэффициент дисконтирования и пришел к выводу, что гармонизация чрезмерного колебания цен с теорией очень сложны.

Однако дисконтирование может со временем измениться. Если это произойдет, даже довольно стабильный поток дивидендов может привести к значительным колебаниям цен на акции. Но зачем сбрасывать со счетов меняется со временем? И почему это меняется таким образом, что вызывает такое большое колебание цен? Чтобы дать ответ на эти вопросы, необходимо использовать теоретическую модель, которая сочетает цены активов с решениями рациональных людей для сохранения или принятия рискованных решений.

Основной и наиболее известной моделью является так называемая модель оценки потребления финансовых активов. (CCAPM - Модель призовых активов), разработанная в 1970-х годах. До детального теоретического развития эту модель было трудно проверить в течение многих лет. В 1982 году Ларс Питер Хансен представил статистический метод, а именно обобщенный метод моментов (OMM), который особенно хорошо подходил для работы со специальными свойствами цен на эти активы. В отличие от классического метода, количество Ограничения в OMM могут быть больше, чем количество оцениваемых параметров.

Он узнал, что эта модель должна быть отклонена, потому что она не объясняет упомянутые исторические данные. Это положение также подтвердило предварительные выводы Р. Шиллера о том, что цены на активы колеблются слишком сильно, даже с учетом изменяющихся во времени ставок дисконтирования, вытекающих из CCAPM. Конкретная ошибка в основной форме CCAPM, которая также была подтверждена Многие другие исследователи дали толчок волнам новой теории и новой эмпирической работы. Результатом стало появление большого количества новых теорий в области ценообразования активов.

Некоторые исследователи начали разрабатывать теоретические расширения модели CCAPM, ориентируясь на то, как инвесторы в плохие времена может быть гораздо более чувствительным к риску, чем тот, который заложен в базовой модели, получение более качественных моделей, поддерживающих предположение о рациональности инвесторов. Другое направление, как правило, называется поведенческими финансами - это новая отрасль исследований, основанная на ранних работах Р. Шиллера, в основе которых лежат поведенческие предрассудки, рыночные трения и недооценка. Таким образом, еще одним способом интерпретации долгосрочной предсказуемости является отказ от полной рациональности инвесторов.

Выход за рамки этого предположения открыл новую область исследований; здесь основное внимание уделяется ошибочные ожидания: высокие цены на активы могут отражать слишком высокую оценку будущие потоки платежей. Другими словами, чрезмерный оптимизм или другие психологические механизмы могут помочь объяснить, почему цены на активы отклоняются от фундаментальные ценности. Основная задача для поведенческого подхода состоит в том, чтобы объяснить, почему более рациональные инвесторы не устраняют чрезмерные колебания цен, делая ставки против менее рациональных инвесторов. Общий ответ что рациональные инвесторы могут столкнуться с различными институциональными ограничения, такие как кредитные ограничения, которые мешают им идти против рынка в достаточно большом масштабе.

В результате новый поведенческий подход фокусируется на институциональном ограничения и конфликт интересов, в то время как новый рациональный подход ориентирован на риск и отношение к риску. Каждый из этих подходов добавляет новое понимание. Проблемы. Вместе они составляют отправную точку для объяснения волатильности. и долгосрочная предсказуемость на рынках активов. Теперь я хотел бы вернуться прямо к Евгению Фаму и остановиться на несомненно, еще одна заслуга нобелевского лауреата. Эмпирические исследования перед 160 В настоящее время различия в общей рентабельности активов были изучены с течением времени.

Важный связанный вопрос связан с различиями в доходах от активов. Должен люди, выбирающие акции, платят за свой выбор? Если да, то какие факторы должен использовать инвестор при выборе акций? Классическая модель CAPM обеспечивает основу для оценки различий в доходах по разным акциям. CARM прогнозирует, что акции которые имеют хорошую доходность, когда общая рыночная доходность высока, должна давать в среднем относительно высокую доходность в качестве компенсации за риск. Точно так же высокодоходные акции, когда общая рыночная доходность низка, должны дают относительно низкую доходность.

Такие акции могут быть использованы в качестве инструмента хеджирования, и, следовательно, рекомендуется для инвесторов, не склонных к риску, даже если они не обеспечивают высокую среднюю прибыль. Как отмечалось ранее в главе I, разработала методы для тестирования, корреляция цен акций с рынком является ключевым предиктором их будущая доходность. В течение одного года соотношение дивиденд / цена объясняет 15% -ное отклонение избыточной прибыли, но в течение 5- летний период его «объяснительная сила» достигает 60%. Ю. Фама и другие исследователи обнаружили, что корреляция акций с рынком является ключевым предиктором их будущее возвращается не потому, что другие факторы играют менее важную роль в прогнозировании прибыли. В частности, «размер» акций (общая рыночная стоимость компании) и «коэффициент BM» (отношение баланса рынка / балансовая стоимость в форме доли рыночной стоимости) имеет большую объяснительную силу: крупные фирмы или фирмы с Низкая балансовая стоимость в среднем имеет низкий последующий доход.

Это открытие похоже на открытие Р. Шиллера в отношении долгосрочной предсказуемости. Как и низкая общая оценка акций в отношении дивидендов, которые предсказывают высокую будущую доходность, так называемые недооцененные акции (с высокими рыночными коэффициентами) имеют тенденцию приносить более высокую доходность. по отношению к акциям с низкой балансовой стоимостью.

Поведение объяснимо акции в отличие от стандартной однофакторной модели CAPM? Некоторые решения основаны на рациональном поведении инвесторов, в то время как другие изучают поведенческие модели. Благодаря интенсивным исследованиям Ю.А. Фама и другие ученые в этой области, лучше сегодня чем три десятилетия назад.

Научное резюме инвестиционных практик на рынке активов: пионер исследование Ю.А. Фама и его коллеги

Исследования оказали наибольшее влияние на неакадемическую рыночную практику. Несмотря на то, что до сих пор не было широкого консенсуса относительно интерпретации некоторых результатов, новаторские исследования Р. Шиллер и П. Хансен, лауреаты премии 2013 года, сформированы на единой основе четких эмпирических данных, имеющих большое практическое значение.

Перечислим основные моменты:

  • В краткосрочной перспективе процесс прогнозирования доходности акций Это очень ограниченное количество акций, которые быстро отражаются в акциях. Степень, в которой краткосрочный доход может быть предсказан, слишком маленький, и почти невозможно получить прибыль.
  • В долгосрочной перспективе прогнозируется экономически значимая доходность акций, что указывает на изменение ожидаемой 162 ставка или учетная ставка. В частности, ожидаемая прибыль в «хорошие» времена. ниже, чем ожидалось попасть в плохие времена.
  • В поперечном сечении - атрибуты целого набора факторов (например, Начальная стоимость прогнозировать различия в ожидаемой доходности. Более высокие результаты сопровождаются более высокими показателями.

Ранние выводы о невозможности прогнозирования цен на акции в краткосрочный период. Это приводит к тому, что превышение дохода является корректировкой риска. Тот факт, что фондовые рынки трудно предсказать краткосрочный, как в краткосрочной перспективе, поэтому в конечном итоге привел к тщательному анализу деятельности взаимных фондов. В целом, исследования не нашли доказательств того, что инвестиционные фонды генерируют положительную доходность на уровне выше уровня. Все активы в пассивно управляемых портфелях соответствуют утвержденному отчету.

Кроме того, несколько успешных специализированных фондов, часто получить мотивацию благодаря новым факторам - «по размеру» и «балансовая стоимость до капитализации» (BOP), которые включены в расширенную версию САРМ. В 1970-х годах стали появляться так называемые индексные фонды 82,83 вдохновленный сегодняшней работой, благодаря широкому разнообразию показателей акции и классы активов существуют пассивно управляемые фонды, такие как индексные фонды и биржевые инвестиционные фонды (ETF). В 2012 году эти средства доступны более 3,6 трлн долларов (США) - 41% мировых потоков в паевые инвестиционные фонды. Эмпирические исследования цен практическая значимость вне сферы управления инвестициями.

Антимонопольные органы также использовали исследования событий. оценить конкурентные эффекты слияний на основе реакции фондового рынка ход слияния компаний с другими компаниями отрасли, Другая область практического применения - измерение рентабельности. активы и индексы цен. Данные из Исследовательского центра по безопасности цен (CRSP) в Чикагском университете стали первой комплексной базой данные фондового рынка. Они оказали огромное влияние на оба научных исследования, и количественные инвестиционные стратегии, используемые на практике.

В дополнение к исследованию цен на активы, поведенческий подход также имел прямой влияние на практику. Р. Шиллер вместе с коллегами построил первый Систематические цены на качественное жилье в США. Индекс CaseShiller S & P в настоящее время является стандартным индексом цен на недвижимость в США, который широко используется покупателями недвижимости и политиками.

Взгляды Ю. Фамы на роль Чикагской школы и на общее состояние экономической теории Запада

Чикагская школа экономики, к которой относится и сам лауреат – это не просто название высшего учебного заведения. Для широкого круга экономических теоретиков сегодня, Чикагская школа, в первую очередь, является одним из самых влиятельных направлений в экономической мысли, которое удерживает свои позиции на протяжении последних шести десятилетий. Факультет экономики Чикагского университета вырастил в своих стенах немало известных ученых.

Экономисты Чикагской школы, в контексте макроэкономики, являются так называемыми «пресноводниками» и противопоставляются ученым – «соленоводникам» из соседствующих с океанами университетов Гарварда, Массачусетского технологического института и Беркли. В политэкономических дебатах представители Чикагской школы занимают антикейнсианские позиции и выступают сторонниками неоклассического направления политэкономии, защищая рыночную экономику от государственного вмешательства.

Стоит отметить, что со времени финансового кризиса 1987 г. данная концепция неоднократно подвергалась критике, однако Ю. Фама считает, что в нынешнем экономическом кризисе теория показала себя с хорошей стороны. Как известно, цены на акции обычно снижаются накануне рецессии, а также во время самого экономического спада. Рецессия 2009 г. оказалась особенно глубокой и продолжалась долго, а снижение акций началось еще до того, как люди стали осознавать, что рецессия наступила.

Юджин Фама отмечает, что этого и следовало ожидать на эффективных рынках, а значит, в этом нет ничего удивительного. Объясняя природу того, что произошло на самом деле, Ю. Фама говорит, что имела место серьезная рецессия, в условиях которой обычные люди не могли расплатиться по своей ипотеке, и, несомненно, наибольшие трудности возникли у рискующих заемщиков, вследствие чего начался кредитный кризис. А если рецессия отразилась на ипотечных заемщиках, значит можно говорить о том, что она началась за некоторое время до того, когда в августе 2007 г. рынок второсортных облигаций оказался парализован.

Однако на вопрос о причинно-следственной связи рецессии и финансового кризиса, лауреат не дает прямого ответа, ссылаясь на то, что в данных вопросах экономическая теория всегда заходила в тупик и причины рецессий определить невозможно. Ю. Фама приводит в пример Великую депрессию, и подчеркивает, что споры, касающиеся вопроса о том, что же ее спровоцировало, продолжаются по настоящее время. Он отмечает, что для объяснения причин рецессий, в первую очередь, необходимо, чтобы экономическая наука продвинулась в объяснении колебаний экономической активности.

Также Ю. Фама говорит о том, что в 2007 г. уже была рецессия, вследствие чего, она сказалась на финансовой системе и привела к снижению стоимости активов, однако для него остается до конца не ясным глобальное падение цен на недвижимость. Относительно роли своей альма-матер Ю. Фама отмечает, что во время кризиса текущие исследования были остановлены и в стенах Чикагского университета происходили бурные дискуссии относительно самого финансового кризиса, а также его последствий. Все экономисты принимали участие в обсуждениях, каждый предлагал свое видение кризиса, однако, никто так и не нашел лекарства для борьбы с ним. Ю. Фама подчеркивает, что решать необходимо проблему иного характера: «новую проблему, с которой мы столкнулись, – проблему «компаний, слишком больших, чтобы рухнуть».

Он говорит, что финансовый сектор необходим, но если вмешательство государства всякий раз, когда дела идут плохо, станет общепринятой нормой, тогда появится жесточайшая проблема отрицательного отбора, а именно эволюция, в результате которой выживут худшие. В ответах, касавшихся Чикагской бизнес-школы и экономической кафедры университета, Ю. Фама указывает на характерное разнообразие мнений, упоминая поведенческую экономику, которая, несомненно, приобретает в микроэкономике все большую популярность. Однако, как замечает лауреат, хотя поведенческая экономика достаточно хорошо описывает, как индивидуальное поведение отклоняется от рационального, нельзя делать слишком резкий переход к выводам о рыночном ценообразовании.

Стоит отметить, что одной из отличительных черт чикагской школы остается скептическое отношение к деятельности правительства. Ю. Фама полагает, что политических лидеров можно охарактеризовать как действующих в своих интересах индивидов, и что государство ни при каких обстоятельствах не может остаться в проигрыше. Таким образом, Ю. Фама настаивает на государственном невмешательстве, и подчеркивает тот факт, что правительство не предотвратило кризис, а последние события не реабилитировали идею государственного вмешательства в экономику.

Как ни парадоксально, в отношении дальнейших исследований, Ю. Фама считает, что отнюдь не финансовый сектор – главная проблема нашего времени, и полагает, что в итоге ситуация в сфере здравоохранения может оказаться гораздо более значимой. Экономист отмечает, что в данном вопросе не был избран правильный путь, страхование не является решением, напротив, в нем и заключается проблема, однако сам он не уверен в существовании хорошего рецепта для устранения данной проблемы, и пока предпочитает сосредоточиться на собственных исследованиях. Развивая тему кризиса, Юджин Фама полагает, что он, несомненно, преподнес важный урок, который заключается в том, что, как и обычное население, так и профессиональные экономисты потеряли бдительность, решив, что событий подобного масштаба уже не следует ожидать в экономике, и что столь серьезная рецессия невозможна.

В свою очередь, Ю. Фама не намерен заниматься изучением кризиса: «Когда-то я занимался макроэкономикой, но давно перестал». В качестве своего ответа Полу Кругману на его статью, опубликованную в New York Times Magazine, в которой он обрушился с критикой на чикагских экономистов и гипотезу эффективных рынков, Ю. Фама дал лаконичную реплику: «Я отношусь к этому так: если на вас нападает Кругман – значит, вы движетесь в правильном направлении». Говоря про современное состояние экономической теории Запада, с определенной долей уверенности, можно говорить о практической направленности мировой экономической теории.

Практическая или прагматическая направленность целого ряда исследований последних лет порождена кризисом политэкономической науки, который, можно сказать, совпал с мировым финансово-экономическим кризисом. В последних награждениях нобелевских лауреатов можно увидеть стремление компенсировать отсутствие принципиально новых идей тщательным эмпирическим анализом ранее открытых закономерностей.

Стоит заметить, что данная трансформация была необходима экономической науке и осознается представителями научного сообщества. Специалисты в области государственного регулирования и непосредственные участники рынка проявляют определенную заинтересованность в повышении практической направленности и практической значимости теоретических работ в экономике. И в обоснованности такого подхода трудно усомниться.

Заключение

Подводя итоги проделанной работы, необходимо отметить, что Юджин Фама является разносторонней личностью, а его жизненный путь представляет огромный интерес, как с точки зрения его становления как ученого, так и с точки зрения развития всей экономической теории и рыночной практики. Логика нашей работы следовала по следующему пути: от биографии Юджина Фамы, включая общую характеристику его научной деятельности, мы перешли к его работам последних лет и к нобелевской лекции 2013 г., а также к высказываниям ученого относительно современного положения Чикагской школы и его взглядам на мировой экономический кризис 2008–2012 гг.

В итоге, можно надеяться, что в данной работе удалось в известной мере рассмотреть вклад нобелевского лауреата Юджина Фамы в экономическую науку, причем сделать это более полно, чем в публикациях наших уважаемых предшественников. В первой главе были исследованы основные жизненные этапы Ю. Фамы. На последнем году обучения в университете Тафтса ученый сотрудничал с Гарри Эрнстом, который управлял компанией, занимающейся предоставлением услуг по прогнозированию фондового рынка, что, несомненно, отразилось на научных интересах будущего лауреата.

Кроме того, профессора, выпускники Гарварда, обучавшие Фаму, посоветовали ему продолжить обучение в Университете Чикаго, что в дальнейшем и определило взгляды экономиста и сделало его видным представителем Чикагской школы. Как отмечает сам экономист, его профессиональный путь мог бы сложиться совершенно иначе. Таким образом, цепь случайных событий в жизни повлияла на становление Ю. Фамы как известного и широко признанного экономиста.

Вместе с тем, огромное влияние на Ю. Фаму оказали Мертон Миллер, который стал его наставником в области финансов и экономики и оставался им на протяжении всей жизни, Лестер Телсер, Гарри Робертс, а также Бенуа Мандельброт. Во многом, именно контактами с данными преподавателями можно объяснить тот факт, что Ю. Фама в итоге стал тем, кем он стал, т.е. «отцом современных финансов» (теории финансов). Во второй главе был рассмотрен вклад нобелевских лауреатов 2013 г. в экономическую науку, причем не только Ю. Фамы, но отчасти и Р. Шиллера, и Л.П. Хансена. Новаторские идея Юджина Фамы состояли в том, что рыночная цена на различные активы отражает всю доступную информацию.

На первый взгляд, эта идея может показаться очень простой, однако, как было доказано, выводы из нее очень важны, например, при объяснении того, что профессиональные трейдеры вряд ли смогут заработать для вас какой-то сверхдоход. А если в реальности какой-то управляющий активами все же обгоняет рынок, 168 то это, скорее всего, является результатом принятия каких-то дополнительных рисков. Работы коллег Ю. Фамы – Роберта Шиллера и Ларса Хансена – во многом дополнили его результаты. Выводы лауреатов о прогнозируемости рынка в долгосрочном плане являются содержательными и продолжают генерировать большое количество последующих исследований, характеризующихся плодотворным взаимодействием эмпирической работы и развивающейся теории.

Интерес в области финансов и ценообразования активов во многом основывается на фундаментальном вопросе: в какой степени волатильность рынка является признаком того, что не все рынки работают достаточно хорошо, и какие правительственные меры могут быть предприняты для ограничения любых неблагоприятных исходов? Пока еще слишком рано говорить о том, в какой степени предсказуемость отражает естественные колебания в количестве и (рациональном) восприятии рисков, и в какой степени она отражает неправильные оценки. Понимание того, каким образом возникает недооценка активов, когда и почему финансовые рынки не эффективно отражают имеющеюся информацию, является одной из наиболее важных задач для будущих исследований.

Ответы могут оказаться в значительной степени независящими от конкретного контекста и институциональной среды, но они, несомненно, будут чрезвычайно ценными как для политиков, так и для практиков. Представляется весьма интересным факт, что в списке призеров находятся рядом приверженец Йельской (неокейнсианской) традиции Р. Шиллер и представители либерального мейнстрима, в частности, «питомцем» Чикагского университета Ю. Фамой. Однако стоит заметить, что в таком сотрудничестве сегодня больше синергии, чем противоборства. Решение Нобелевского комитета о присуждении премии Юджину Фаме, Роберту Шиллеру и Ларсу Питеру Хансену может свидетельствовать от том, что будущее за синтезирующими подходами в экономической науке в целом и в финансовой науке, в частности.

В заключительной главе настоящей работы было представлено отношение Юджина Фамы к наиболее острым проблемам современности. Так, он полагает, что, несмотря на то, что со времен финансового кризиса 1987 г. его теория неоднократно подвергалась критике, в текущем периоде экономического кризиса теория показала себя с хорошей стороны. Как это ни парадоксально, дальнейшие исследования должны быть сосредоточены отнюдь не на финансовом секторе. Ю. Фама полагает, что ситуация в сфере здравоохранения может оказаться гораздо более значимой для будущего американской экономики.

Наконец, в отношении современного состояния экономической теории Запада, им высказано предположение о все большей практической направленности мировой экономической науки. В последних заявлениях по поводу награждения нобелевских лауреатов 169 наблюдается стремление компенсировать отсутствие принципиально новых идей эмпирическим анализом ранее открытых закономерностей, что необходимо, так как специалисты в области государственного регулирования и непосредственные участники рынка проявляют явную заинтересованность в повышении практической значимости теоретических работ экономистов.