РГР по уголовному праву

Если у вас нет времени на выполнение заданий по уголовному праву, вы всегда можете попросить меня, пришлите задания мне в РГР по уголовному правуwhatsapp, и я вам помогу онлайн или в срок от 1 до 3 дней.

РГР по уголовному праву

РГР по уголовному правуОтветы на вопросы по заказу заданий по уголовному праву:

РГР по уголовному праву

РГР по уголовному правуСколько стоит помощь?

  • Цена зависит от объёма, сложности и срочности. Присылайте любые задания по любым предметам - я изучу и оценю.

РГР по уголовному правуКакой срок выполнения?

  • Мне и моей команде под силу выполнить как срочный заказ, так и сложный заказ. Стандартный срок выполнения – от 1 до 3 дней. Мы всегда стараемся выполнять любые работы и задания раньше срока.

РГР по уголовному правуЕсли требуется доработка, это бесплатно?

  • Доработка бесплатна. Срок выполнения от 1 до 2 дней.

РГР по уголовному правуМогу ли я не платить, если меня не устроит стоимость?

  • Оценка стоимости бесплатна.

РГР по уголовному правуКаким способом можно оплатить?

  • Можно оплатить любым способом: картой Visa / MasterCard, с баланса мобильного, google pay, apple pay, qiwi и т.д.

РГР по уголовному правуКакие у вас гарантии?

  • Если работу не зачли, и мы не смогли её исправить – верну полную стоимость заказа.

РГР по уголовному правуВ какое время я вам могу написать и прислать задание на выполнение?

  • Присылайте в любое время! Я стараюсь быть всегда онлайн.

РГР по уголовному праву

РГР по уголовному правуНиже размещён теоретический и практический материал, который вам поможет разобраться в предмете "Уголовное право", если у вас есть желание и много свободного времени!

РГР по уголовному праву

Содержание:

  1. Ответы на вопросы по заказу заданий по уголовному праву:
  2. Понятие, предмет и метод уголовного права как отрасли права
  3. Система и задачи уголовного права, его наука
  4. Принципы уголовного права
  5. Понятие, основные черты и значение уголовного закона
  6. История развития уголовного законодательства в дореволюционный период
  7. Уголовное право периода формирования централизованного государства
  8. История развития советского уголовного законодательства
  9. Понятие и структура уголовно-правовой нормы
  10. Действие уголовного закона во времени
  11. Действие уголовного закона в пространстве
  12. Понятие, социальная природа и признаки преступления
  13. Категории преступлений и их уголовно-правовое значение
  14. Отграничение преступлений от иных правонарушений
  15. Понятие, содержание и основание уголовной ответственности
  16. Реализация уголовной ответственности и ее формы
  17. Понятие, структура, виды и значение состава преступления
  18. Понятие, содержание и значение объекта преступления
  19. Классификация объектов преступления
  20. Предмет преступления и потерпевший от преступления
  21. Понятие, структура и значение объективной стороны преступления
  22. Понятие и виды общественно опасных последствий преступления
  23. Причинная связь между общественно-опасным деянием и наступившими общественно-опасными последствиями
  24. Понятие, содержание и значение субъективной стороны преступления
  25. Вина как основной признак субъективной стороны преступления
  26. Юридическое значение формы вины
  27. Умысел и его виды
  28. Неосторожность и ее виды
  29. Невиновное причинение вреда
  30. Преступления с двумя формами вины
  31. Мотив, цель и эмоциональное состояние как признаки субъективной стороны преступления
  32. Юридические и фактические ошибки и их влияние на уголовную ответственность и квалификацию преступлений
  33. Понятие содержание и значение субъекта преступления
  34. Возраст привлечения к уголовной ответственности
  35. Стадии совершения преступления: понятие, виды, значение

Понятие, предмет и метод уголовного права как отрасли права

Уголовное право как отрасль права входит в общую систему права России, оно обладает чертами и принципами, присущими праву Российской Федерации в целом (нормативность, обязательность для исполнения и т.д.). Основой уголовного права, как и других отраслей права, служит Конституция Российской Федерации. Многие ее положения имеют прямое отношение к защите прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства, непосредственно к вопросам уголовной ответственности (например, конституционные положения о равенстве граждан перед законом, о смертной казни, о запрете повторного осуждения за одно и то же преступление и т.д.). Уголовное право как самостоятельная отрасль права регулирует общественные отношения, направленные на охрану наиболее важных социальных объектов или ценностей - жизни и здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, не запрещенной законом экономической деятельности, общественной безопасности и общественного порядка, основ конституционного строя и безопасности государства и др. - от преступных посягательств. Предметом уголовно-правового регулирования выступают общественные отношения, содержание которых является специфическим, сложным и неоднозначным. Можно выделить две основные разновидности таких отношений:

1. охранительные уголовно-правовые отношения, возникающие между государством, выступающим в лице уполномоченного на то органа, и лицом, совершившим деяние, содержащее все признаки состава преступления. Указанные субъекты данного правоотношения обладают совокупностью прав и обязанностей. Государство в уголовно-правовом отношении выступает как носитель права возложить на виновного ответственность за совершенное преступление и применить наказание, установленное законом, а преступник — носитель обязанности претерпеть неблагоприятные последствия нарушения уголовно-правовой нормы. В то же время лицо, совершившее преступление, имеет право на обоснованную юридическую оценку его действий, справедливое наказание. Отсюда вытекает корреспондирующая обязанность государства — привлекать лицо к уголовной ответственности, назначать наказание или иные меры (принудительные меры воспитательного воздействия или медицинского характера) в строгом соответствии с требованиями уголовного закона.Таким образом, предметом охранительных уголовно-правовых отношений является реализация уголовной ответственности и наказания, а также освобождение от уголовной ответственности и наказания.

2. общественные отношения, которые входят в предмет уголовного права, регулируется уголовно-правовыми нормами, наделяющими граждан правом на причинение вреда при наличии определенных обстоятельств: состояния необходимой обороны, крайней необходимости и т.д. Отношения, которые возникают в связи с этим, специфичны. Осуществляя свое право, например, на необходимую оборону, гражданин вступает в отношения как с лицом, совершившим общественно опасное посягательство, так и с государством. Данные правоотношения называются регулятивными, они складываются на основе управомочивающих норм, определяющих права участников общественных отношений. От предмета уголовного права следует отличать объект или предмет уголовно-правовой охраны <1>. Содержание последнего составляет вся совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Это, однако, не означает, что абсолютно все отношения, функционирующие в обществе, входят в объект уголовно-правовой охраны.

Методом охранительного уголовно-правового отношения является установление запрета совершать предусмотренные законом деяния под угрозой применения уголовного наказания. Такой метод правового регулирования является специфичным, он не свойствен ни одной другой отрасли права; только в уголовном праве способ реагирования на юридические факты в виде совершения преступления заключается в установлении преступности и наказуемости деяний, уголовных запретов их совершения. Для регулятивных уголовно-правовых отношений характерен метод наделения граждан определенными правами (например, правом на обоснованный риск, неисполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения и т.д.). При реализации указанных прав допускается причинение вреда охраняемым законом общественным отношениям, а при определенных условиях — даже лишение жизни другого человека.

Уголовное право — это совокупность юридических норм, установленных высшими органами государственной власти, определяющих преступность и наказуемость деяния, основания уголовной ответственности, виды наказаний и иных принудительных мер, общие начала и условия их назначения, а также освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Возможно, вас также заинтересует эта ссылка:

Решение задач по уголовному праву с примерами онлайн

Система и задачи уголовного права, его наука

Система:Уголовное право состоит из Общей и Особенной частей. Содержание Общей части обусловлено тремя основополагающими понятиями — уголовного закона, преступления и наказания. В ней законодатель провозглашает задачи уголовного законодательства и его принципы, указывает основание уголовной ответственности, определяет действие закона во времени и в пространстве, формулирует понятие преступления и выделяет категории преступлений, формы и виды вины, называет общие условия уголовной ответственности (возраст, вменяемость), закрепляет перечень обстоятельств, исключающих преступность деяния, дает понятие и характеристику стадиям совершения преступления, соучастию в преступлении, определяет цели наказания, устанавливает систему наказаний, предусматривает порядок назначения наказания, а также освобождение от уголовной ответственности и наказания.

Особенная часть уголовного права включает в себя нормы, в которых содержится описание отдельных видов преступлений и определение меры установленных за их совершение наказаний. Нормы классифицированы по разделам, которые, в свою очередь, состоят из глав.

Общая и Особенная части уголовного права, будучи структурными элементами одной системы, органически взаимосвязаны, взаимообусловлены и находятся в неразрывном единстве. Применение нормы Особенной части требует обращения к нормам Общей части, и наоборот. Положения Общей части относятся ко всем без исключения нормам, содержащимся в Особенной части уголовного права, они реализуются через нормы Особенной части и совместно с ними. Институт уголовного права — это система взаимосвязанных уголовно-правовых норм, регулирующих относительно самостоятельную совокупность сходных общественных отношений или какие-либо их компоненты. Они различаются между собой по объему и содержанию. Например, одним из наиболее крупных институтов уголовного права выступает институт наказания.Систему уголовного права можно рассматривать с точки зрения:

1) характера уголовно-правовых отношений; 2) его источников и 3) структуры уголовного законодательства.

Задачи:В статье 2 УК РФ сформулированы задачи уголовного законодательства, а следовательно, и уголовного права.

Функции: Из формулировки данной статьи видно, что на первое место ставится охранительная функция уголовного права, являющаяся основной его задачей, ради реализации которой оно и существует. Приоритетная охрана личности исходит из основного закона страны, соответствует традициям, существующим в развитых демократических государствах. Уголовным правом провозглашается равная охрана всех форм собственности. В числе важнейших объектов защиты названы общественный порядок и общественная безопасность. В качестве объекта уголовно-правовой защиты предусмотрен конституционный строй Российской Федерации, основы которого определены в Конституции России.

Уголовный кодекс выделил в виде самостоятельного объекта охраны окружающую среду. Наконец, впервые на законодательном уровне сформулирована такая задача уголовного права, как обеспечение мира и безопасности человечества. Предупредительная функция уголовного права. В числе задач уголовного права предупреждение преступлений выделено впервые, хотя очевидно, что она стояла всегда. Эта задача — предупредительная роль — реализуется прежде всего через психологическое воздействие на сознание граждан путем их устрашения и убеждения.

Возможно, вас также заинтересует эта ссылка:

Контрольная работа по уголовному праву заказать

Предупредительная функция уголовного права выражена не только в запрещающих, но и в поощрительных нормах, которые побуждают лицо: — активно противодействовать преступлению и преступнику (необходимая оборона, задержание преступника и т.д.); — к отказу от доведения до конца начатого преступления или к восстановлению нарушенного блага (добровольный отказ от совершения преступления, добровольное освобождение похищенного человека, добровольное и своевременное сообщение органам власти о совершенной государственной измене и т.д.). Уголовному праву присуща воспитательная функция. Она реализуется в первую очередь при применении уголовно-правовых норм. Совершение преступления вызывает негативную морально-политическую оценку со стороны не только государства, но и членов общества. Для реализации поставленных перед ним задач уголовное право наделено соответствующими специфическими средствами, перечисленными в части 2 ст. 2 УК РФ.

В отличие от уголовного права как системы уголовного законодательства наука уголовного права представляет собой систему уголовно-правовых идей и взглядов, теоретических положений, относящихся ко всем проблемам уголовного права. Предметом науки уголовного права являются российское и зарубежное уголовное законодательство, история развития уголовно-правовой мысли и уголовно-правовых институтов, правоприменительная деятельность правоохранительных органов по борьбе с преступностью, особенности субъектов, совершающих различные виды преступление. Поэтому предмет науки уголовного права значительно шире предмета уголовного права как системы уголовного законодательства.Опираясь на современные идеи теории познания в сфере обществоведения, наука уголовного права использует ряд конкретных методов: обобщение и анализ следственной практики, исторический, систематический, сравнительный анализ законодательства, анализ уголовной статистики, конкретно-социологические методы (опросы, анкетирование, экспертные оценки); системный метод; метод сравнительного правоведения при изучении зарубежного уголовного законодательства. Применение всех этих методов должно основываться на положениях логики.

Наука уголовного права использует также последние достижения социологии, криминологии, психологии, психиатрии. Многие современные проблемы борьбы с преступностью могут быть решены только на основе комплексного изучения вопросов с использованием научных разработок различных отраслей знания.

Возможно, вас также заинтересует эта ссылка:

Помощь по уголовному праву онлайн

Задачами науки уголовного права являются: разработка фундаментальных проблем уголовно-правовой теории, предложений по совершенствованию и развитию уголовного законодательства, обобщение и анализ судебной практики и формулирование рекомендаций по повышению ее эффективности, изучение зарубежного опыта борьбы с преступностью, правовая пропаганда в целях повышения правосознания населения, издание учебной и методической литературы для обеспечения юридического образования в странеУголовно-правовая наука должна критически воспринимать законодательство и выступать против принятия законов, не имеющих социального обоснования или ограничивающих общепризнанные в цивилизованном мире права человекаУголовно-правовая наука должна также вскрывать ошибки судебной практики и обеспечивать правильное применение уголовного законодательства. Также значительна роль науки уголовного права в обеспечении юридического образования в стране и в подготовке высококвалифицированных кадров юристовНаука уголовного права опирается на положения общей теории государства и права, а также использует данные других наук. В этом проявляются взаимосвязь и взаимовлияние различных наук.

Принципы уголовного права

Уголовный кодекс Российской Федерации закрепил пять принципов: законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости и гуманизма1. Каждый из них является самостоятельным; в своей же совокупности принципы образуют определенную систему, в которой они находятся в тесной связи и взаимообусловленности. Уголовное право не может основываться только на каком-то одном из них, пусть даже самом значительном и важном. Значение принципов уголовного права в этой сфере заключается в том, что на их основе должны формироваться и определяться задачи и цели уголовного права, вырабатываться основные направления уголовно-правовой политики, намечаться формы и методы ее реализации. С их учетом должны формироваться институты уголовного права, характер их взаимодействия и т.п.

Принципы играют и другую роль: их необходимо учитывать и руководствоваться ими в процессе нормотворческой, правотворческой, законодательной деятельности. Применительно к нашим реалиям это означает, что принятие кодифицированных актов, изменений и дополнений к ним, принятие отдельных законов должно базироваться на принципах, должно соответствовать им. Важно, чтобы ни закон в целом, ни отдельные его нормы не противоречили как принципам права, так и правовым принципам.Исключительно большое значение принципы уголовного права имеют для правоприменительной деятельности. Именно в обеспечении правопорядка принципы уголовного права проявляют себя наиболее очевидно. Принцип законности (ст. 3).

Данный принцип, являясь конституционным, включает два важных положения, известных человечеству с давних времен: 1) нет преступления без указания на то в законе; 2) нет наказания без указания на то в законе. Суть первого состоит в том, что только уголовный закон, т.е. действующий Уголовный кодекс, определяет, какие деяния (действия или бездействие) признаются преступными. Это означает, что к уголовной ответственности может быть привлечено лишь лицо, совершившее общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом. Статья 3 УК РФ содержит еще одно важное положение: применение уголовного закона по аналогии не допускается. Таким образом, закон исключает возможность привлечения к уголовной ответственности за сходные, но не предусмотренные прямо в Уголовном кодексе деяния, даже если они и являются общественно опасными.

Принцип законности адресован не только правоприменителю, но и законодателю. Статья 55 Конституции РФ указывает, что в «Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина». Уголовный закон не может произвольно вмешиваться в его личную и семейную жизнь и т.д. Принцип равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ). Он прямо вытекает из статьи 19 Конституции РФ, отражает положения международного права. Данный принцип проявляется в установлении одинаковых оснований и пределов уголовной ответственности, одинаковых оснований освобождения от уголовной ответственности и наказания, одинаковых условий погашения уголовно-правовых последствий судимости. Равенство перед законом также означает, что при применении Уголовного кодекса ничто не должно ухудшать положение человека по сравнению с другими преследуемыми в уголовно-правовом порядке.

Указанное обстоятельство не противоречит ответственности так называемых специальных субъектов, которые наряду с достижением установленного законом возраста и вменяемостью характеризуются дополнительными признаками, относящимися к различным свойствам преступника (гражданство, пол, должностное положение, воинская обязанность и т.д.). Лица, не обладающие данными признаками, не могут совершить преступления, ответственность за которые ограничена кругом специальных субъектов. При соучастии же в подобных преступлениях их действия квалифицируются по тем же статьям Уголовного кодекса, что и специальных субъектов. Согласно закону равным образом несут ответственность как мужчины, так и женщины, лица, относящиеся как к национальному большинству, проживающему в данном административном или национально-территориальном районе, так и национальному меньшинству.

Не влияет на уголовную ответственность имущественное и должностное положение виновного. Принцип равенства граждан перед законом распространяется только на привлечение лица к уголовной ответственности, но он не относится к мере наказания, которая всегда индивидуализируется. Статья 5 УК РФ закрепляет принцип вины: Этот принцип иначе еще называют принципом субъективного вменения. Он представляется исключительно важным и составляет краеугольный камень уголовного права. Сущность данного принципа заключается в том, что никто не может нести уголовную ответственность, если не установлена его личная вина в отношении общественно опасного деяния и наступивших последствий. Любое общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом, преступлением становится лишь тогда, когда оно совершено виновно.

Возможно, вас также заинтересует эта ссылка:

Курсовая работа по уголовному праву заказать готовую онлайн

Указание на вину содержится во многих институтах уголовного права. Так, статья 30 УК РФ приготовление к преступлению и покушение на преступление связывает только с умышленной формой вины, в понятие соучастия также включено указание об умышленном участии двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК РФ) и т.д. Значение принципа вины усиливается закрепленным в части 2 ст. 5 УК РФ положением. Понятие невиновного причинения вреда раскрывается в статье 28 УК РФ. Принцип справедливости, как указано в статье 6 УК РФ. Данный принцип также находит свое воплощение во многих нормах уголовного права, в частности, статья 43 УК РФ одной из целей наказания считает восстановление социальной справедливости. В справедливости выделяется два аспекта: уравнительный (справедливость уравнивающая) и дифференцирующий (справедливость распределяющая). Первый предполагает изначальное равенство всех граждан перед законом, второй — индивидуализацию наказания. Распределяющий аспект справедливости нашел свое закрепление в статье 6 УК РФ.

Уголовный кодекс содержит ряд положений, направленных на обеспечение справедливого наказания. Прежде всего, это закрепленные в уголовном законе общие начала назначения наказания, обязывающие суд учитывать характер и степень общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.Назначение справедливого наказания обеспечивается достаточно широким перечнем его видов, законодательной формулировкой уголовно-правовых санкций и т.д. Принцип гуманизма в уголовном праве характеризуется двумя обстоятельствами. Суть первого состоит в том, что уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека (ч. 1 ст. 7 УК РФ); суть второго в том, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства (ч. 2 ст. 7 УК РФ).

Возможно, вас также заинтересует эта ссылка:

Задачи по уголовному праву с решением

Таким образом, указанные обстоятельства свидетельствуют о двуединой направленности принципа гуманизма, исключающей одностороннюю его трактовку как снисхождения к лицам, совершившим преступления, назначения им мягкого наказания, предоставления им различных послаблений и льгот.Гуманизм уголовного права в первую очередь должен проявляться в обеспечении уголовно-правовыми средствами неприкосновенности личности, собственности от преступных посягательств.

В этих целях Особенная часть уголовного права содержит конкретные виды преступлений, за которые виновные подлежат достаточно суровому наказанию.Принцип гуманизма и принцип справедливости неразрывно связаны. Уголовное наказание должно быть и гуманным, и справедливым, эффективно защищать интересы как отдельной личности, так и всего общества в целом. Гуманным будет любое справедливое наказание. Вместе с тем гуманизм адресован к лицам, признанным виновными в совершении преступления. В частности, закон запрещает применять к ним пытки и другие действия, специально причиняющие физические страдания либо унижающие человеческое достоинство. Данный принцип проявляется и в резком сокращении применения смертной казни, которая в настоящее время может назначаться только за особо тяжкие преступления против жизни (ст. 20 Конституции РФ).Систему принципов уголовного права как самостоятельной отрасли права образуют:

  • а) общеправовые принципы, которые находят свое отражение в уголовном праве (принцип законности, равенства, справедливости и гуманизма);
  • б) межотраслевые принципы, которые присущи не только уголовному праву, но и некоторым иным отраслям права, например административному, уголовно-исполнительному (принцип субъективного вменения, принцип признания правонарушений при виновном отношении к ним лиц, их совершивших);
  • в) собственно принципы уголовного права, которые присущи отрасли уголовного права в целом, - принцип экономии уголовной репрессии, принцип неотвратимости мер уголовно-правового характера, предусмотренных уголовным законом за совершение общественно опасных действий.

Понятие, основные черты и значение уголовного закона

Уголовный кодекс Российской Федерации, являясь кодифицированным законодательным актом, представляет в целом уголовное законодательство Российской Федерации и содержит все действующие в стране уголовно-правовые нормы. Принятый Государственной Думой новый уголовный закон подлежит обязательному включению в Уголовный кодекс. Уголовный закон — форма выражения уголовно-правовых норм. Следовательно, они соотносятся между собой как форма и содержание. Уголовное законодательство, являясь совокупностью уголовно-правовых норм, входит составной частью в общее понятие уголовного права. Уголовное законодательство Российской Федерации основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права. Оно выражает волю народа. Это проявляется как в закрепленном Конституцией порядке рассмотрения и принятия уголовного закона, его содержании, отражающем общечеловеческие ценности, моральные, нравственные, гуманистические, политические и правовые идеи, так и в его социальном назначении — быть важным средством охраны личности, ее прав и свобод, собственности, природной среды, общественных и государственных интересов, обеспечения мира и безопасности человечества от преступных посягательств.Закрепляя критерии и пределы криминализации и декриминализации деяний, основания и принципы уголовной ответственности и наказания, он тем самым создает необходимую юридическую базу для наступления на преступность. Уголовный закон, таким образом, социально обусловлен. Его содержание в конечном счете определяется условиями материальной жизни общества, его интересами и потребностями. Уголовный закон является источником уголовного права. Только он устанавливает преступность и наказуемость деяния. Уголовный закон применяется лишь в случае совершения конкретного преступления, предусмотренного Уголовным кодексом России. Только на основании и в пределах уголовного закона решается вопрос о назначении или освобождении от наказания. Никакие другие акты органов государства не могут содержать норм уголовно-правового характера. Приговоры, определения и постановления по уголовным делам также не могут быть источниками уголовного права. Судебный прецедент и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации не создают новой нормы; они либо отражают факт применения уже имеющейся уголовно-правовой нормы, либо, толкуя ее, раскрывают истинный смысл нормы. Уголовный закон призван не только охранять общественные отношения, но и регулировать их. С одной стороны, он под страхом наказания запрещает совершение преступлений, с другой — обязывает государство в лице соответствующих органов устанавливать в содеянном признаки конкретного преступления, привлекать виновных к ответственности и назначать справедливое наказание, а при наличии законных оснований — освобождать от ответственности и наказания. Уголовный закон выполняет предупредительную и воспитательную функции. Предупредительная функция законодательно закреплена в части 1 ст. 2 УК РФ, где определены задачи Уголовного кодекса, и в части 2 ст. 43 УК РФ, посвященной целям наказания. Воспитательная функция уголовного закона в первую очередь реализуется при его применении. Совершение преступления вызывает негативную морально-политическую оценку со стороны не только государства, но и членов общества. Применение уголовного наказания, комплекса исправительных мер оказывает воспитательное воздействие как на преступников, так и на неустойчивых лиц.

Уголовный кодекс Российской Федерации построен по пандектному принципу и состоит из двух подсистем, или структурных подразделений, — Общей и Особенной частей, которые, в свою очередь, объединяют разделы и главы, а последние — статьи, содержащие уголовно-правовые нормы. Общая часть охватывает шесть разделов (16 глав) и посвящена: — уголовному закону и принципам уголовного законодательства Российской Федерации; действию уголовного закона во времени и в пространстве; — преступлению и его видам; предварительной преступной деятельности; соучастию в преступлении; обстоятельствам, исключающим преступность деяния; — наказанию, его видам и назначению; — освобождению от уголовной ответственности и наказания; и тд...

Уголовный закон отличается от иных нормативных актов тем, что предусматривает различные формы реализации уголовной ответственности. При этом непременным атрибутом статей Особенной части УК является указание на вид и размер уголовного наказания за совершение соответствующего преступления. Уголовный закон отличается тем, что регламентирует временные пределы наступления и реализации уголовной ответственности, а также основания освобождения от нее.Статья уголовного закона (ее часть и пункт) является формой существования (фиксации) уголовно-правовой нормы. Правовая норма представляет собой определенное правило поведения, которое установлено и охраняется государством. В структурном отношении уголовно-правовая норма состоит из нескольких элементов: гипотезы, диспозиции и санкции.

Гипотеза уголовно-правовой нормы - это условия, с наличием которых закон связывает признание того или иного общественно опасного деяния преступным и наказуемым.Диспозиция - часть уголовно-правовой нормы, в которой дается описание ряда объективных и субъективных признаков общественно опасного деяния, признаваемого преступлением. Посредством совершения этого деяния нарушается установленный законом запрет (правила поведения людей в обществе).Санкция уголовно-правовой нормы по общему правилу представляет собой указание на вид и размер наказания за совершение деяния, признаки которого описаны в гипотезе и диспозиции правовой нормы. Гипотеза, диспозиция и санкция уголовно-правовой нормы взаимообусловлены и логически связаны между собой. Однако эта связь не всегда является зримой. Законодатель, исходя из системы действующего закона и его структуры, руководствуясь правилами законодательной техники, по-разному располагает содержание нормы в статьях уголовного закона.

Поэтому отдельные элементы уголовно-правовой нормы (чаще всего ее гипотеза) в редакционном отношении могут быть обособлены.В зависимости от способа изложения диспозиции нормы в статье Особенной части уголовного закона различают статьи с простой, описательной, ссылочной и бланкетной диспозициями.Простой именуется диспозиция, которая не раскрывает конкретных признаков запрещаемого поведения, а ограничивается лишь наименованием деяния либо указанием на отдельную его характерную черту. Описательной является диспозиция, в которой дается относительно подробная характеристика запрещаемого поведения. Ссылочная диспозиция требует обращения правоприменителя к другим нормам уголовного закона. В результате такого обращения объективные (или субъективные) признаки конкретного деяния могут быть раскрыты точно и полно.

Бланкетной является диспозиция, где признаки преступного поведения обрисовываются с использованием положений нормативных актов других отраслей права. В этом случае правоприменитель должен ознакомиться с содержанием соответствующих нормативных актов, ибо в уголовно-правовой норме оно не раскрывается. Уголовно-правовые нормы (а соответственно, и статьи закона) можно классифицировать также с учетом характера санкций.

В действующем уголовном законодательстве обычно используются относительно определенные санкции. Они, в свою очередь, могут быть относительно определенными с точки зрения размера наказания или альтернативными. В литературе выделяются также кумулятивные санкции. Абсолютно определенная санкция содержит указание на конкретно определенный и единственно возможный вариант возложения уголовной ответственности за совершение лицом соответствующего деяния, наказуемого законом. В этом случае ответственность данным законом не дифференцируется, а суд фактически лишен возможности индивидуализации наказания.

Относительно определенной считается санкция, которая содержит указание на вид наказания, размер которого суд избирает в допустимых законом пределах. В действующем уголовном законодательстве предусматриваются в основном два вида относительно определенных санкций: 1) санкции, в которых указан только максимальный предел наказания, но не определен его минимальный размер; 2) санкции, которые предусматривают как минимальный, так и максимальный предел наказания.

Альтернативными называются санкции, в которых предусматривается не один, а несколько видов наказаний, из числа которых суд избирает определенное наказание, которое наиболее соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и обеспечивает реализацию целей наказания (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Кумулятивные (сложные, суммирующие) санкции отличаются тем, что наряду с основным наказанием они предусматривают дополнительное наказание. .

История развития уголовного законодательства в дореволюционный период

Уголовное право Древней Руси. Наиболее ранние сохранившиеся письменные памятники отечественного права относятся к X в. Отдельные положения и статьи, изложенные в этих памятниках, дают нам некоторое представление о тех общественных отношениях, которые регулировались нормами уголовного права. Развитие торговых взаимоотношений между Россией и Византией, частые военные конфликты обусловили принятие целого ряда договоров: в 907 и 911 гг. при - Олеге, в 945 г. - при Игоре, в 971 г. - при Святославе. В них предусматривалась ответственность за такие преступления против личности, как убийство (ст. 40 договора Олега и ст. 13 договора Игоря), телесные повреждения, оскорбления, кражи (ст. ст. 6 и 7 договора Олега и ст. 9 договора Игоря). В качестве наказания договоры предусматривали кровную месть, выкупы. Из других преступлений против личных прав договоры упоминают о лишении свободы ("человека поработить").

Первым писаным памятником обычного права Древней Руси была Русская Правда. Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или княжеской воли, а как "обида", т.е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц. Преступление не отграничивалось от гражданско-правового правонарушения. Объектами преступления были личность и имущество. Объективная сторона включала в себя покушение на преступление (наказывался человек, обнаживший меч, но не ударивший) и оконченное преступление. Закон намечал понятие соучастия (разбойное нападение "скопом"). Уже в то время существовало представление о превышении пределов необходимой обороны (если вора убьют после его задержания, спустя некоторое время, когда непосредственная опасность от его действий уже не исходит). К смягчающим обстоятельствам Русская Правда относила состояние опьянения, к отягчающим - корыстный умысел преступника.

Субъектами преступления были все физические лица, причем возрастной ценз не устанавливался: не был известен и институт вменяемости, но уже были заложены основы института индивидуализации ответственности и наказания. Убийство при разбое наказывалось строже, чем убийство в драке. Размер наказания зависел от того, было ли совершено преступление в одиночку или несколькими лицами, что позволяет говорить о начале формирования института соучастия в преступлении. Субъективная сторона включала умысел и неосторожность, хотя четкого разграничения мотивов преступления в Русской Правде не усматривалось. Не давалось и понятия виновности. Имущественные преступления по Русской Правде включали разбой, кражу (татьбу), уничтожение чужого имущества, угон, повреждение межевых знаков, поджог, конокрадство, злостную неуплату долга и пр.

Основными мерами наказания являлись кровная месть, поток и разграбление, выкупы, часть которых шла князю (виры, продажа), часть - потерпевшему (головничество, урок).Смертная казнь в Русской Правде не упоминается, хотя на практике она, несомненно, имела место.Высшей мерой наказания по Русской Правде являлись "поток и разграбление", назначаемые только в трех случаях: за убийство в разбое (ст. 7 ПП), поджог (ст. 83 ПП) и конокрадство (ст. 35 ПП). Наказание предполагало конфискацию имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) "головой", т.е. в рабство. Следующим по тяжести видом наказания была "вира" - штраф, который назначался только за убийство.В Русской Правде были сохранены древнейшие элементы обычая.

Ряд положений уголовного права содержится в Новгородской (1471 г.) и Псковской (1397 - 1467 гг.) судных грамотах. В них, наряду с рассмотрением вопросов гражданского права и уголовного процесса, предусматривалась ответственность за отдельные виды политических и государственных преступлений.Под преступлением Псковская судная грамота понимает причинение ущерба не только частным лицам, но и государству. В ней различаются следующие виды преступлений: против государства (измена, или "перевет"); против судебных органов (взятка или "посул" судье, насильственное вторжение в судебное помещение, насилие в отношении судейских чинов); имущественные (простая татьба, квалифицированная и неоднократная татьба, кража церковного имущества, поджог, конокрадство, грабеж - насильственный и открытый захват имущества, разбой - вооруженное нападение с целью грабежа); против личности (убийство, или "гоповщина", нанесение побоев, оскорбление действием).В Пскове, кроме денежных штрафов, применяли и смертную казнь.

Создание Русского централизованного государства, усиление процесса закрепощения крестьян и другие изменения в социально-экономической, политической сферах вызывают значительные изменения в уголовном законодательстве. Они нашли свое отражение в Судебниках Ивана Васильевича (1497 г., содержал 68 статей), Ивана IV (1550 г., 100 статей). В Судебниках в основном рассматриваются вопросы процесса, но в то же время в них есть ряд положений уголовного права. как своеобразная форма судебного процесса, порождало особого субъекта - "лихого человека", его появление в деле придавало особую значимость данному составу преступления. К "лихим", т.е. особо опасным, делам относились разбой, грабеж, поджог, убийство ("душегубство"), особые виды татьбы. Появляется понятие "крамола", обозначающее антигосударственные деяния.

В него включались также договоры и мятежи, сдача города неприятелю. Это позволяет говорить о появлении в законе понятия государственного преступления, ранее неизвестного российскому законодательству.К этому виду примыкают должностные преступления и преступления против порядка управления и суда: взятка ("посул"), вынесение заведомо несправедливого решения, казнокрадство, фальшивомонетничество.В группе преступлений против личности в Судебниках выделяются квалифицированные виды убийств ("государственный убийца"), оскорбление действием и словом. В группе имущественных преступлений много внимания уделено татьбе, в которых также выделяются квалифицированные виды: церковная, "головная" (похищение людей) татьба, а также впервые сделана попытка разграничить грабеж как открытое похищение вещи и разбой как хищение, связанное с насилием.Виды наказаний стали более строгими по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Имущественные наказания отходят на второй план. Судебник 1497 г. знает такие взыскания, как смертная казнь, битье кнутом, денежные взыскания. Характерной особенностью Судебника 1497 г. является то, что он устанавливает различные наказания в зависимости от того, кто совершил преступление - "ведомый лихой человек" или нет. Целями наказания являются устрашение и изоляция, возмездие и извлечение имущественной выгоды.

Уголовное право периода формирования централизованного государства

Значительное влияние на развитие российского уголовного законодательства оказало Соборное уложение 1649 г. Общего определения понятия преступления в Соборном уложении нет. Но из содержания статей можно сделать вывод о понимании под преступлением непослушание царской воле, нарушение предписаний. Субъектами преступлений признавались представители всех сословий. Появились многие новые институты уголовного права. Следует отметить, что закон не всегда четко определял случайное, ненаказуемое действие и формы вины, не содержал четких определений этих понятий: Соборному уложению известны положения о необходимой обороне (ст. 200 гл. X), крайней необходимости, освобождающей от уголовной ответственности. В Уложении более подробно определено соучастие, ему известно подстрекательство (ст. 19 гл. XXII), пособничество (ст. 198 гл. X), укрывательство (ст. 20 гл. XXI).

В отличие от прежнего законодательства в Соборном уложении виды преступлений изложены по определенной системе. На первое место поставлены преступления против веры (богохульство, нарушение порядка в церкви); на второе - государственные. Закон уделял много внимания измене, заговорам, бунтам. Подробно определены и многие составы преступлений против порядка управления (подделка печатей, фальшивомонетничество и др.). Известны были и воинские преступления; преступления против судебной власти; против личности. Среди имущественных преступлений закон выделяет кражу (татьбу), т.е. тайное похищение, грабежи - насильственное отнятие имущества и разбой - грабеж, связанный с посягательством на жизнь и здоровье потерпевшего.

Составы преступлений в Соборном уложении сформулированы в целом четко, но казуальность в изложении правового материала еще не преодолена. В составах государственных преступлений получили отражение укрепившаяся власть царя, значимость государства и его аппарата. Главная цель наказания по Соборному уложению - устрашение ("наказать так, чтобы, смотря на то, иным неповадно было так делати").В системе наказаний отражена чрезмерная жестокость карательной политики того времени. Широко применялись смертная казнь (простая и квалифицированная); телесные наказания (болезненные и членовредительные); тюремное заключение, ссылка на окраину страны; каторжные работы ("в кандалах работать на всякие изделья, где государь укажет"); имущественные наказания; лишение чина, отставление от должности, церковное покаяние.Многие статьи Соборного уложения не содержат указаний на применение того или иного .Для Соборного уложения характерна и множественность наказаний: .

В период царствования Петра I были приняты Воинский (1715 г.) и Морской (1720 г.) уставы, а также ряд указов, содержащих нормы уголовного права. Воинский устав в части, касающейся уголовного права, так называемый Артикул воинский, В принципе он представлял собой военно-уголовный кодекс без общей части <1>. Несмотря на отсутствие Общей части, в нем говорится о необходимости установления причинной связи между действием и преступным результатом, о вине, целях и задачах наказания, необходимой обороне, крайней необходимости.При Петре I впервые появляется термин "преступление" для обозначения наказуемых деяний. Преступлением по Артикулу воинскому признавалось нарушение законов и ослушание царской воли.Различались действия умышленные, неосторожные и случайные.

Ответственность наступала только при совершении умышленных или неосторожных преступных действий. Случайные деяния не влекли за собой уголовной ответственности. Наказание зависело от степени вины. Не до конца проводился принцип индивидуальной ответственности. За некоторые преступления привлекались к ответственности не только виновные, но и совершенно безвинные их близкие - жена и дети (например, за государственные преступления).Артикул воинский затрагивал вопрос о вменяемости совершивших преступления. Наказание смягчалось или даже не применялось к лицам, совершившим преступление в состоянии душевной болезни. Преступление, совершенное в состоянии опьянения, в отличие от Соборного уложения, усиливало ответственность, а в отдельных случаях пьянство само по себе составляло преступление.

Наказание по ряду преступлений применялось не только за совершенное преступление, но и за обнаружение умысла. В отдельных случаях предусматривалось наказание за приготовления к совершению преступления.

Наиболее опасными считались групповые преступления, а соучастники преступления наказывались одинаково, независимо от степени виновности каждого.Артикулы включали следующие виды преступлений: преступления против веры (чародейство, идолопоклонничество, богохульство); государственные преступления ; должностные преступления (взяточничество, казнокрадство, ); преступления против порядка управления (срывание и истребление указов и распоряжений, фальшивомонетничество, подделка печатей); преступления против суда (лжеприсяга, лжесвидетельство - наказывались отсечением двух пальцев); имущественные преступления (кража, грабеж, поджог, насильственное повреждение или истребление чужого имущества); преступления против личности (преступления против жизни, телесной неприкосновенности, чести). К преступлениям против жизни относилось убийство. Артикулу воинскому известны умышленное, неосторожное и случайное убийство. К наиболее тяжким видам убийства законодательство относило: убийство по найму, отравление, убийство отца, матери, младенца, офицера (наказывалось колесованием).Смертная казнь по Артикулам была предусмотрена в 122 случаях, причем в 62 случаях - с обозначением вида. Она подразделялась на простую (отсечение головы, повешение, расстрел) и квалифицированную (четвертование, колесование, закапывание в землю заживо, залитие горла металлом, сожжение, повешение за ребро на железном крюке). Значительным шагом в развитии отечественного уголовного законодательства был Наказ Екатерины II.Екатерина высказывалась против жестоких наказаний и пыток, против расширения понятия политического преступления, требовала равенства и соответствия наказания совершенному преступлению и ограничения применения смертной казни. не добилась никаких результатов .

Реформаторские попытки Екатерины II были продолжены Александром I.

В 1832 г. был утвержден и с 1 января 1835 г. вступил в силу Свод законов Российской империи. Нормы уголовного права были систематизированы в кн. I т. XV Свода законов. Книга состояла из разделов, глав и статей; всего было 765 статей. Впервые были выделены Общая и Особенная части. Свод законов уголовных (кн. I т. XV) разделялся, в свою очередь, на две книги. Книга 1-я называлась "О преступлениях и наказаниях вообще". Она представляла собой свод (не совсем полный) действующего русского уголовного законодателя и подразделялась на одиннадцать разделов. Первый раздел включал в себя нормы Общей части уголовного права, остальные - Особенную часть.

Он был первым российским уголовным законом, имевшим специально выделенную общую часть, в которой определялись общие понятия уголовно-правовых институтов. Книга 2-я называлась "О судопроизводстве по преступлениям" и содержала свод действующего русского уголовно-судебного (уголовно-процессуального и судоустройственного) законодательства.Свод различал в зависимости от тяжести наказания два вида уголовно-наказуемого деяния: преступление и проступок. Все преступления делились на умышленные, неосторожные и случайные. Наиболее тщательно сформулировано понятие неосторожности (ст. 5).

Ответственность за неосторожные преступления наступала в двух случаях: 1) когда "виновный легко мог предвидеть, что действие его может повлечь противозаконные последствия" (прообраз современной небрежности) и 2) "когда виновный совершил действие законом не воспрещенное, не думая, чтобы из оного смогло произойти противозаконное последствие, однако же при надлежащей осмотрительности можно избежать противозаконных последствий" (аналог современного понятия легкомыслия как разновидности неосторожной вины).В Своде было сформулировано положение об уменьшении вины и наказания в случае совершения преступления малолетним (ст. 126), хотя не давалось точного ответа на вопрос о возрасте наступления уголовной ответственности. Свод содержал понятия "безумие" и "сумасшествие" как обстоятельства, устранявшие уголовную ответственность. регламентировались институт необходимой обороны (ст. 133), а также институт крайней необходимости, именуемой как "насильственное принуждение", но рассматриваемой не только как принуждение насильственное, но и непреодолимое (последнее уже сближает это понятие с современным пониманием крайней необходимости).Свод учитывал и значение совокупности преступлений, именуя ее "стечением преступлений" и рассматривая ее в связи с обстоятельствами, увеличивающими вину, наряду, например, с рецидивом

3. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В Уложении не было четкой грани между понятиями "преступление" и "проступок". В ст. 4 записано следующее: "Преступлением или проступком признается как само противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания уголовного или исправительного законом предписано". Из этой формулировки вытекало деление наказуемых преступлений и проступков по их объективной стороне на деяния, под которыми следовало понимать активные действия (в других статьях Уложения употреблялось обычно понятие "действия"), и бездействие, т.е. невыполнение лежащей на лице обязанности действовать.

Разграничение между преступлением и проступком проводилось по объекту и по видам наказания, установленным за их совершение. Посягательство на "безопасность общества" относилось к преступлению, а на "общественную безопасность" - к проступку. Разграничение между преступлением и проступком было проведено и по формальному признаку - по видам полагавшихся за их совершение наказаний. В Уложении регламентировались формы вины, стадии совершения преступления, виды соучастия, обстоятельства, смягчающие и отягчающие вину.Уложение вводило следующие основания, устраняющие уголовную ответственность: случайность, малолетство, безумие, сумасшествие, беспамятство, ошибка, принуждение, непреодолимая сила и необходимая оборона.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности.Уложение различало соучастие в преступлении: а) по предварительному соглашению участников и б) без предварительного соглашения. Соучастники делились на зачинщиков, сообщников, подговорщиков, подстрекателей, пособников, попустителей, укрывателей.Система наказания составляла сложную иерархию наказаний уголовных и исправительных. Уложение предусматривало 11 родов наказаний, разделенных на 35 ступеней (от смертной казни до внушения).К уголовным наказаниям относились: лишение всех прав состояния и смертная казнь; лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу; лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь; лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ. Лишение всех прав состояния означало гражданскую смерть: лишение прав, преимуществ, собственности, прекращение супружеских и родительских прав.

К исправительным наказаниям относились: лишение всех особенных прав и преимуществ; ссылка; отдача в исправительные арестантские роты; заключение в тюрьме, крепости, смирительном или работном доме; арест; выговор в присутствии суда; денежные взыскания; внушения. Лишение всех особенных прав и преимуществ заключалось в лишении почетных титулов, дворянства, чинов, знаков отличия, права поступать на службу, записываться в гильдии, быть свидетелем и опекуном. Применялось также частичное лишение некоторых прав и преимуществ.

Наказания подразделялись на главные, дополнительные, заменяющие. Главные, как уже говорилось, составляли 11 родов наказаний, дополнительные следовали за главными, заменяющие могли заменять главные. Все эти наказания считались общими. Их дополняли особенные наказания.Система преступлений включала двенадцать разделов, каждый из которых делился на главы и отделения. Важнейшими были преступления против веры, государственные преступления, против порядка управления, должностные, имущественные, преступные деяния против благочиния, законов о состоянии, против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц, семьи и собственности.

В 1864 г. был издан особый Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В нем были предусмотрены менее серьезные преступления с наказаниями до двух лет лишения свободы. Данный Устав с технической стороны был шагом вперед, отличаясь меньшей казуистичностью и лучшей разработкой диспозитивных частей составов преступленийСубъектами преступления признавались, наряду с физическими лицами, и юридические лица (крестьянские общины). В основу понятия преступного деяния были положены формальные признаки. Под преступлением понималось действие или бездействие, наказуемость которого предусмотрена законом. Произошло выделение понятия состава преступления, оформилось деление уголовного права на Общую и Особенную части.Устав о наказаниях разделял преступления на следующие категории: тяжкие преступления (карались смертной казнью, каторгой, ссылкой на поселение); преступления (наказывались заключением в крепость, тюрьму, исправительный дом); проступки (наказывались арестом или штрафом). Субъектом признавалось вменяемое лицо, достигшее определенного возраста. Привлечение к уголовной ответственности допускалось с семи лет.

Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности. Виды соучастников по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных делились на скоп, сговор, шайку. Система наказания состояла из уголовных и исправительных.

Развитие рыночных отношений, обострение классовой борьбы потребовали создания новых уголовных законов, отвечающих изменившимся условиям общественной жизни. В 1903 г. императором Николаем II был утвержден проект нового Уголовного уложения. Однако полностью оно так и не было введено, применялись только главы о политических и религиозных преступлениях. Впервые Уголовное уложение 1903 г. определяло пространство действия закона - вся территория Российской империи. Закон одинаково распространялся на всех лиц, на ней пребывавших (ст. ст. 4 - 13).Под преступлением Уголовное уложение понимало "деяние, воспрещенное законом во время его учинения, под страхом его наказания". Субъектом преступления признавалось вменяемое физическое лицо, достигшее десятилетнего возраста.Субъективная сторона выражалась в совершении преступления умышленно либо по неосторожности.

Приготовление и покушение на преступление наказывались в случаях, установленных законом (в основном это относилось к тяжким преступлениям). Добровольный отказ от преступления устранял применение наказанияСоучастниками признавались лица, действующие заведомо сообща или согласившиеся на совершение деяния, учиненного несколькими лицами.Закон давал определение исполнителя, подстрекателя и пособника.

Уголовное уложение 1903 г. упрощало систему наказаний. Все наказания делились на главные, дополнительные и заменяющие. В Уголовном уложении предусматривались восемь родов главных наказаний и восемь родов дополнительных..

Возможно, вас также заинтересует эта ссылка:

История развития советского уголовного законодательства

В первые годы советской власти не только уголовный закон являлся источником уголовного права, но и иные правовые акты: обращения к населению, декреты, воззвания, постановления съездов, наказы местных Советов, инструкции Наркомюста, а также судебная практика2. Так, в Декрете о земле от 26 октября 1917 г. была сделана первая попытка материального социально-классового определения преступления. Для становления уголовного законодательства большое значение имели декреты о суде № 1, № 2 и № 3. Декрет о суде № 1, принятый СНК 24 ноября 1917 г., разрешил применять судам дореволюционное уголовное законодательство, если оно не было отменено революцией и не противоречило революционной совести и революционному правосознанию. Декрет № 2 от 2 марта 1918 г. отменил уголовную ответственность и тюремное заключение несовершеннолетних в возрасте до 17 лет и наряду с помилованием и восстановлением в правах ввел условное и досрочное освобождение от наказания. Декрет о суде № 3 от 20 июля 1918 г. уже не содержал положения об использовании прежнего законодательства. А Декрет ВЦИК от 30 ноября 1918 г. «О народном суде РСФСР» категорически запретил судам ссылки в приговорах на законы свергнутых правительств. Таким образом, на первом этапе становления советского уголовного законодательства шел постепенный отказ от дореволюционных уголовно-правовых норм и процесс создания новой системы уголовного права. Наркомюстом РСФСР были изданы Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. В них обобщался двухлетний законодательный опыт уголовного нормотворчества и правоприменительной деятельности судов и военных трибуналов. По существу, они стали источником Общей части советского уголовного права. Руководящие начала впервые постулировали задачи уголовного права как охрану системы общественных отношений; дали материальное определение преступления, сочетавшееся с правовым его признаком; содержали ранее неизвестные законодательству виды наказания ввели дифференциацию преступников; регламентировали стадии совершения преступления; указали виды соучастников и описали формы соучастия; предусмотрели групповое преступление; определили принципы действия уголовного закона в пространстве. Принципиальное значение для становления и развития советского уголовного законодательства имел первый Уголовный кодекс РСФСР, принятый 24 мая 1922 г. и вступивший в силу 1 июня 1922 г. Кодекс был построен по пандектному принципу, т.е. состоял из Общей и Особенной частей. Причем нормы Общей части занимали лишь одну четвертую часть Кодекса (56 статей из 223). Вместе с Особенной частью она представляла собой относительно стройную систему уголовно-правовых норм. Общая часть Уголовного кодекса РСФСР объединяла пять разделов, регламентирующих: пределы действия Кодекса; общие начала применения наказания; определение меры наказания; роды и виды наказаний и других мер социальной защиты; порядок отбывания наказания.

Введение в этот Уголовный кодекс таких понятий, как «социально опасные элементы» и «меры социальной защиты», входило в противоречие с провозглашенным в нем принципом виновной ответственности (ст. 11) и отражалось на точности формулировки норм, критериях оценки преступной деятельности. По существу, смешивались административно-правовые меры воздействия с уголовно-правовыми, что привело к необоснованному отказу от дополнительных мер уголовного наказания. Особенная часть Кодекса состояла из восьми глав, расположенных в зависимости от оценки законодателем тяжести преступлений.

В связи с образованием 30 декабря 1922 г. Союза Советских Социалистических Республик начинается разработка общесоюзного уголовного законодательства. 31 октября 1924 г. принимается первый общесоюзный акт — Основные начала уголовного законодательства СССР и союзных республик. В них в первую очередь устанавливались единые принципы и общие начала советского уголовного права. Сохранив в целом достижения уголовного законодательства первых семи лет его становления и кодификации, Основные начала уточнили и развили многие институты и нормы уголовного права. Так, наряду с материальным определением преступления была введена классификация преступных деяний на две категории: 1) направленные против основ советского строя и потому признаваемые особо опасными; 2) все остальные преступления.

Основные начала полностью отказались от понятия наказания, неудачно перейдя к термину «меры социальной защиты», которые подразделялись на меры судебно-исправительного характера и меры медицинского характера. Меры судебно-исправительного характера применялись в отношении лиц, которые умышленно или по неосторожности совершили преступления. Меры медицинского характера подлежали применению к лицам, совершившим преступления в состоянии хронической душевной болезни или в таком болезненном состоянии , когда не могли давать себе отчета в своих действиях или руководить ими, а также в отношении тех, которые хотя и действовали в состоянии душевного равновесия, но к моменту вынесения приговора заболели душевной болезнью.

Меры социальной защиты медико-педагогического характера подлежали обязательному применению к малолетним; несовершеннолетним они назначались в случаях замены ими мер судебно-исправительного характера. Таким образом, по своей юридической природе они являлись принудительными мерами воспитательного характера. Наряду с безусловно прогрессивными положениями Основные начала содержали нормы, свидетельствовавшие об отходе от достигнутых ранее позиций в законотворчестве и, более того, об усилении репрессий в отношении невиновных лиц. Так, неудачной была конструкция неоконченного преступления, недостаточно четко формулировались нормы о необходимой обороне и крайней необходимости. По закону предусматривалась возможность официального объявления судом предостережения лицу при постановлении в отношении его оправдательного приговора, т.е. при отсутствии уголовно-правовых оснований. Но, самое главное, была не только сохранена норма о ссылке и высылке лиц, признанных судом общественно опасными по прошлой деятельности и связи с преступной средой, т.е. не совершивших преступления, но и распространено ее действие на оправданных лиц, при этом срок ссылки с трех лет был увеличен до пяти.

К компетенции Союза ССР относилось принятие законодательства об уголовной ответственности за государственные, воинские и некоторые иные преступления. В связи с этим в один день с Основными началами было принято первое Положение о воинских преступлениях. 27 июля 1927 г. оно отменяется, и постановлением ЦИК и СНК СССР издается новое Положение о преступлениях воинских. Несколько раньше, 25 февраля 1927 г., утверждается Положение о преступлениях государственных. Согласно Общим началам в союзных республиках начался процесс принятия новых кодексов, который продолжался вплоть до 1940 г. В Российской Федерации с 1 января 1927 г. был введен в действие Уголовный кодекс РСФСР в редакции 1926 г., просуществовавший до 1961 г. Уголовный кодекс 1926 г. явился значительной вехой в развитии уголовного законодательства Российской Федерации. Его Общая часть состояла из пяти разделов и в целом базировалась на Основных началах. Однако следует отметить: она не механически воспроизводила нормы Основных начал — в необходимых случаях они уточнялись и дополнялись.

Так, материальное определение преступления было дополнено важным примечанием. В систему мер социальной защиты было включено возложение обязанности загладить причиненный вред; уточнялись цели и принципы их применения; предусматривалась наказуемость приготовления к преступлению; впервые давалось понятие добровольного отказа от совершения преступления и т.д. Однако, как и в прежнем Уголовном кодексе РСФСР, сохранялась норма о лицах, «представляющих опасность по своей прошлой деятельности» (ст. 7), что, по сути, явилось легальной основой для репрессий. 8 июня 1934 г. постановлением ЦИК СССР были внесены дополнения в Положение о преступлениях государственных. В связи с этим постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 июля 1934 г. Уголовный кодекс РСФСР был дополнен статьями явившимися «юридической основой» широкого применения политических репрессий. Акцент в реализации уголовного закона был сделан на «опасную личность», а не на совершенное преступление. Совершеннолетние члены семьи изменника Родины (так называемые «ЧСИР»), совместно с ним проживающие или находящиеся на его иждивении к моменту совершения преступления, подлежали лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные районы Сибири на 5 лет. В 1957 г. в Конституцию СССР 1936 г. были внесены существенные изменения о компетенции союзных и республиканских органов, согласно которым к ведению Союза ССР отошло принятие Основ уголовного законодательства, законов о государственных и воинских преступлениях, а союзных республик — уголовных кодексов. В соответствии с этим в 1958 г. принимаются Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик.

В них нашли отражение принципы укрепления законности, демократизма, гуманизма и справедливости. В частности, в Основах 1958 г. четко формулировалось основание уголовной ответственности (ст. 3). Материальная характеристика преступления дополнялась правовым признаком — его противоправностью. Произошел отход от аналогии. Термин «наказание» был полностью возвращен закону, определены цели и принципы его применения. Юридически более совершенными стали конструкции форм вины, невменяемости, стадий совершения преступления, соучастия, необходимой обороны, крайней необходимости и т.д. Максимальный срок лишения свободы с 25 лет был снижен до 10, и лишь за тяжкие преступления и к особо опасным рецидивистам предусматривалась возможность наказания до 15 лет.

Смертная казнь признавалась исключительной и временной мерой, существенно ограничивался круг преступлений, за которые суд мог ее назначить. Основы 1958 г. явились законодательной базой, на основе которой в 1959—1961 гг. приняты республиканские кодексы. Уголовный кодекс РСФСР был принят 27 октября 1960 г., вступил в действие с 1 января 1961 г. Начавшиеся в 1985 г. в Советском Союзе преобразования потребовали коренного изменения уголовного законодательства. Практически с этого времени осуществлялась разработка новых Основ уголовного законодательства.

Они должны были отражать приоритет общечеловеческих ценностей, соотношение международного и национального права, знаменовать новый уровень развития уголовного права, вобрать в себя достижения уголовно-правовой науки, стать основательной юридической базой для издания республиканских кодексов, действенным инструментом в борьбе с преступностью, принимающей новые формы и проявления. 2 июля 1991 г. Верховный Совет СССР принял Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик. Их предполагалось ввести в действие 1 июля 1992 г., однако в связи с распадом СССР этого не произошло. Многие положения Основ 1991 г. были использованы при разработке Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г.

Понятие и структура уголовно-правовой нормы

Особенной части УК является указание на вид и размер уголовного наказания за совершение соответствующего преступления. Уголовный закон отличается тем, что регламентирует временные пределы наступления и реализации уголовной ответственности, а также основания освобождения от нее.Статья уголовного закона (ее часть и пункт) является формой существования (фиксации) уголовно-правовой нормы. Правовая норма представляет собой определенное правило поведения, которое установлено и охраняется государством. В структурном отношении уголовно-правовая норма состоит из нескольких элементов: гипотезы, диспозиции и санкции. Гипотеза уголовно-правовой нормы - это условия, с наличием которых закон связывает признание того или иного общественно опасного деяния преступным и наказуемым.Диспозиция - часть уголовно-правовой нормы, в которой дается описание ряда объективных и субъективных признаков общественно опасного деяния, признаваемого преступлением. Посредством совершения этого деяния нарушается установленный законом запрет (правила поведения людей в обществе).

Санкция уголовно-правовой нормы по общему правилу представляет собой указание на вид и размер наказания за совершение деяния, признаки которого описаны в гипотезе и диспозиции правовой нормы. Гипотеза, диспозиция и санкция уголовно-правовой нормы взаимообусловлены и логически связаны между собой. Однако эта связь не всегда является зримой. Законодатель, исходя из системы действующего закона и его структуры, руководствуясь правилами законодательной техники, по-разному располагает содержание нормы в статьях уголовного закона. Поэтому отдельные элементы уголовно-правовой нормы (чаще всего ее гипотеза) в редакционном отношении могут быть обособлены.В зависимости от способа изложения диспозиции нормы в статье Особенной части уголовного закона различают статьи с простой, описательной, ссылочной и бланкетной диспозициями.

Простой именуется диспозиция, которая не раскрывает конкретных признаков запрещаемого поведения, а ограничивается лишь наименованием деяния либо указанием на отдельную его характерную черту. Описательной является диспозиция, в которой дается относительно подробная характеристика запрещаемого поведения. Ссылочная диспозиция требует обращения правоприменителя к другим нормам уголовного закона. В результате такого обращения объективные (или субъективные) признаки конкретного деяния могут быть раскрыты точно и полно.

Бланкетной является диспозиция, где признаки преступного поведения обрисовываются с использованием положений нормативных актов других отраслей права. В ээтом случае правоприменитель должен ознакомиться с содержанием соответствующих нормативных актов, ибо в уголовно-правовой норме оно не раскрывается. Уголовно-правовые нормы (а соответственно, и статьи закона) можно классифицировать также с учетом характера санкций. В действующем уголовном законодательстве обычно используются относительно определенные санкции. Они, в свою очередь, могут быть относительно определенными с точки зрения размера наказания или альтернативными. В литературе выделяются также кумулятивные санкции. Абсолютно определенная санкция содержит указание на конкретно определенный и единственно возможный вариант возложения уголовной ответственности за совершение лицом соответствующего деяния, наказуемого законом. В этом случае ответственность данным законом не дифференцируется, а суд фактически лишен возможности индивидуализации наказания.

Относительно определенной считается санкция, которая содержит указание на вид наказания, размер которого суд избирает в допустимых законом пределах. В действующем уголовном законодательстве предусматриваются в основном два вида относительно определенных санкций: 1) санкции, в которых указан только максимальный предел наказания, но не определен его минимальный размер; 2) санкции, которые предусматривают как минимальный, так и максимальный предел наказания.Альтернативными называются санкции, в которых предусматривается не один, а несколько видов наказаний, из числа которых суд избирает определенное наказание, которое наиболее соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и обеспечивает реализацию целей наказания (ч. 2 ст. 43 УК РФ). Кумулятивные (сложные, суммирующие) санкции отличаются тем, что наряду с основным наказанием они предусматривают дополнительное наказание. .

Действие уголовного закона во времени

Согласно статье 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления. Действие уголовного закона основано на конституционных принципах (ст. 54 Конституции РФ). Уголовный кодекс, закрепляя действие уголовного закона во времени, конкретизирует их. Действующим является уголовный закон, вступивший в силу в установленном порядке, если не истек срок его действия либо он не отменен и не изменен другим законом. Федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом Российской Федерации. Официальным опубликованием считается публикация полного текста закона в «Парламентской газете», «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации». Доведение закона до сведения иным образом (по радио, телевидению, телефону и т.д.) не является официальной публикацией и не влечет никаких правовых последствий. По общему правилу закон вступает в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня его официального опубликования. Однако самим законом или специальным актом палаты Федерального Собрания может быть установлен и иной порядок введения закона в действие.

В этом случае дата вступления в силу указывается в тексте закона или в специальном постановлении Государственной Думы.Уголовный закон утрачивает силу, прекращает действие в результате: его отмены; замены другим законом; истечения срока, указанного в самом законе; изменения условий и обстоятельств, обусловивших принятие данного закона. Конституционным Судом Российской Федерации закон может быть признан неконституционным. Акт или его отдельные положения в этом случае утрачивают силу. Отмена или замена уголовного закона новым уголовно-правовым актом означает, что его уже нельзя применять. Однако если новый закон влечет усиление ответственности, то по всем правоотношениям, возникшим до его издания, применяется старый, отмененный закон. Тем самым реализуется принцип, согласно которому преступность и наказуемость деяния определяется законом, действовавшим во время его совершения. Такое свойство закона называется ультраактивностью. Временем совершения преступления признается время осуществления общественно опасного деяния независимо от времени наступления последствий.

Ответственность за длящееся преступление наступает по уголовно-правовой норме, действовавшей в момент совершения первоначального акта данного посягательства, а за продолжаемое — по уголовно-правовой норме, действовавшей в момент пресечения преступного акта или в момент выполнения последнего из них самим виновным. При совершении преступления в соучастии оно считается оконченным с момента выполнения исполнителем его объективной стороны. Если преступление складывается из двух действий, в совокупности образующих объективную сторону посягательства, то содеянное оценивается по тому закону, который действовал в момент совершения последнего из них. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет (ст. 10 УК РФ). Под обратной силой уголовного закона следует понимать распространение его действия на деяния, совершенные до вступления закона в силу. Это свойство закона характеризует его ретроактивность. Уголовному закону придается обратная сила в случае: — устранения преступности деяния; — смягчения наказания; — иным образом улучшения положения лица, совершившего преступление. Смягчается наказание внесением изменений как в Общую, так и в Особенную части Уголовного кодекса.

Это достигается в результате: снижения минимального и максимального размера наказания; уменьшения размера удержания из заработка при исправительных работах; замены в санкции вида наказания на более мягкий; исключения из так называемой альтернативной санкции наиболее строгого вида наказания либо дополнительного наказания, введения в нее более мягкого вида дополнительного наказания и т.д. В случае придания уголовному закону обратной силы его действие распространяется как на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, так и на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. На лиц, в отношении которых судимость погашена или снята в установленном законом порядке, положения об обратной силе закона не распространяются.

Уголовный закон, который устанавливает преступность деяния, усиливает наказание или иным образом ухудшает положение лица, обратной силы не имеет. Устанавливает преступность деяния закон, в соответствии с которым преступным признается действие или бездействие, ранее не являвшееся таковым. Усиливает наказание закон, который увеличивает минимальный или максимальный пределы наказания или повышает сразу обе границы, либо, не меняя размера основного вида наказания, включает в санкцию дополнительное наказание и т.д. Иным образом ухудшает положение лица закон, согласно которому увеличиваются сроки погашения и снятия судимости, изменяется срок, по отбытии которого возможно условно-досрочное освобождение от наказания, и т.д.

Действие уголовного закона в пространстве

Действие уголовного закона всегда ограничено определенной территорией. В связи с этим основным принципом действия уголовного закона в пространстве является принцип территориальности. Он означает, что все лица, независимо от гражданства, совершившие преступления на территории Российской Федерации, подлежат ответственности по уголовному законодательству, действующему в месте совершения деяния. Территория Российской Федерации устанавливается ее государственной границей. Государственная граница есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, т.е. пространственный предел действия государственного суверенитет.

Таким образом, в состав государственной территории входят: — сухопутная территория, т.е. суша в пределах границ государства; — водная территория, которая включает как внутренние (национальные) воды, так и территориальные воды — прибрежные морские воды шириной 12 морских миль(Территориальные воды Российской Федерации составляют прибрежные морские воды шириной 12 морских миль, отмеряемых по постоянному уровню воды либо по линии максимального отлива как на материке, так и на островах, которые принадлежат Российской Федерации (ст. ст. 15 и 16 Водного кодекса РФ). Ширина территориальных вод может составлять иную величину, если это установлено международными договорами Российской Федерации, а при их отсутствии - в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

Внутренние морские воды включают в себя воды портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и других постоянных сооружений портов; воды заливов, бухт, губ, лиманов морей и проливов с шириной входа не более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат Российской Федерации; воды заливов, бухт, губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат России.Водную территорию Российской Федерации составляют также воды рек, озер и других водоемов, а также части пограничных рек и озер.); — недра, находящиеся под сухопутной и водной территорией государства, без каких-либо ограничений по глубине; — воздушная территория, которую составляет все воздушное пространство, находящееся в пределах его сухопутных и водных границ. Уголовную юрисдикцию Российская Федерация осуществляет также в отношении лиц, совершивших преступления на любых территориях и объектах, принадлежащих России и находящихся в открытом море или ином указанном пространстве. Сюда относятся: континентальный шельф — часть подводной окраины материков, прилегающая к берегам суши и характеризующаяся общим с ней геологическим строением, а также 200-мильная исключительная экономическая зона. Они находятся за пределами государственной границы и поэтому не входят в состав государственной территории. Но прибрежные государства имеют право на их биологические и минеральные ресурсы, а также на все виды деятельности, связанные с разведкой, разработкой и сохранением данных ресурсов. Правоотношения, которые возникают в связи с этим, регулируются законодательством Российской Федерации. Свою юрисдикцию Россия осуществляет и в отношении объектов, находящихся в ее экономической зоне (искусственные острова, установки, сооружения, средства обеспечения безопасности морского судоходства). В остальном на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне действуют нормы и принципы международного права.

При совершении преступления на борту воздушного или морского судна, приписанного к порту Российской Федерации, вне государственной территории России уголовная юрисдикция Российской Федерации осуществляется в зависимости от назначения судна. Военно-морские корабли и военно-воздушные суда обладают экстерриториальностью. На гражданских морских и воздушных судах уголовный закон Российской Федерации действует лишь в случае, если они находятся на территории России, а также в международном воздушном пространстве или международных водах. Преступление считается совершенным на территории Российской Федерации, если: — преступные действия начаты и окончены на ее территории; — преступное деяние осуществлено на территории России, а преступный результат наступил за ее пределами; — приготовление и покушение совершены за границей, а преступление окончено или преступный результат наступил на территории России; — организаторская деятельность, подстрекательство, пособничество осуществлялись за границей, а исполнитель действовал на территории России; — соучастие имело место на территории России, а исполнитель действовал за границей.

В случае совершения преступления на территории нескольких государств по уголовному закону Российской Федерации наказываются лишь те посягательства, которые были пресечены на территории России. В уголовном законе закреплен дипломатический иммунитет. Он не устраняет противоправности и наказуемости деяния, совершенного дипломатом, а лишь устанавливает особый порядок реализации уголовной ответственности. Поэтому, строго говоря, дипломатический иммунитет носит уголовно-процессуальный, а не уголовно-правовой характер. Не распространяется уголовная юрисдикция России на представителей иностранных государств, членов парламентских и правительственных делегаций. На условиях взаимности иммунитетами от уголовной ответственности за границей обладают сотрудники делегаций иностранных государств. Дипломатический иммунитет нельзя использовать в целях, несовместимых с функциями дипломатических представителей. Территориальный принцип действия уголовного закона в пространстве дополняется принципом гражданства. Он означает распространение юрисдикции Российской Федерации на граждан России и постоянно проживающих в Российской Федерации лиц без гражданства, совершивших преступление вне пределов Российской Федерации.

Уголовной ответственности по Уголовному кодексу Российской Федерации подлежат российские граждане и постоянно проживающие в России лица без гражданства, совершившие вне пределов нашей страны преступление против интересов, охраняемых уголовным законодательством России, если в отношении этих лиц за данное преступление не имеется решения иностранного государства. Юрисдикция Российской Федерации распространяется и на российских военнослужащих воинских частей, дислоцирующихся за пределами России. В случае совершения преступления на территории иностранного государства — месте дислокации — военнослужащий несет ответственность по Уголовному кодексу Российской Федерации.

Изъятие из этого положения может быть установлено международным договором. Статья 12 УК РФ закрепляет и принцип универсальной юрисдикции. Универсальная юрисдикция вначале предназначалась в качестве дополнения к двум основным принципам — территориальности и гражданства, но в последующем стала выступать в качестве самостоятельного принципа действия уголовного закона в пространстве. Это обусловлено усилившейся координацией действий многих государств в борьбе с преступностью. Преступления, предусмотренные в международных конвенциях, государства-участники обязались пресекать независимо от места их совершения и гражданства преступника. Согласно части 3 ст. 12 УК Р...Россия, являясь государством — участником ряда международных конвенций, договоров, во исполнение взятых на себя обязательств включила в уголовное законодательство нормы об ответственности за преступления, указанные в соглашениях (например, ст. 211, 227, 270 УК РФ и др.). Эти деяния влекут ответственность по Уголовному кодексу России независимо от места совершения и гражданства лица, их совершившего.

Наряду с указанными принципами при определении действия уголовного закона в пространстве необходимо руководствоваться и реальным принципом, суть которого состоит в том, что иностранные граждане, а также лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, при совершении ими преступления за пределами России подлежат уголовной ответственности по Уголовному кодексу в том случае, если: — преступление направлено против интересов Российской Федерации, гражданина России либо лица без гражданства, постоянно проживающего в РФ; — лицо не было осуждено в иностранном государстве и привлекается к уголовной ответственности на территории Российской Федерации. Надо иметь в виду, что в частях 1 и 3 ст. 12 УК РФ установлены разные категории лиц без гражданства, соответственно: — постоянно проживающие в Российской Федерации лица без гражданства; — такие же лица, но не проживающие постоянно в России.

Не подлежат уголовной ответственности иностранные граждане, оказавшиеся в Российской Федерации после совершения на территории другого государства преступления, не предусмотренного международным договором и не затрагивающего интересов России. Однако в силу международного договора они могут быть выданы другому государству, на территории которого было совершено преступление или против интересов которого оно было направлено, либо государству, гражданами которого они являются.

Понятие, социальная природа и признаки преступления

Преступление как юридическое понятие и в самом деле возникло только с разделением общества на антагонистические классы (рабов и рабовладельцев) и появлением государства. Государство в тот период было главным образом орудием в руках класса рабовладельцев для сохранения и укрепления их господства над классом рабов, а преступлениями признавались действия, опасные для рабовладельческого строя. Аналогичное положение существовало и в феодальном уголовном праве. Однако и в те времена классовый характер преступления не был абсолютным, так как многие формы посягательства на личность, имущественные и другие интересы представителя своего же класса признавались преступными, хотя и не имели выраженной классовой окраски. С развитием демократии и укреплением правовых основ регулирования общественных отношений социальное содержание преступления в корне изменилось. Построив развитую демократию и приступив к созданию правового государства, буржуазное общество законодательно и фактически закрепило приоритет общечеловеческих ценностей над классовыми и корпоративными интересами. Личность, ее права, свободы и интересы были объявлены высшей социальной ценностью и поставлены под усиленную правовую защиту, в том числе и средствами уголовного права. Конституция Российской Федерации впервые провозгласила приоритет общечеловеческих ценностей над интересами государства, официально признав, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими и не могут быть ущемлены, а, напротив, могут быть дополнены в соответствии с нормами международного права. Совокупность названных ценностей как объект преступных посягательств позволяет раскрыть социальную направленность преступления как уголовно-правового понятия.

Следовательно, социальная природа преступления состоит в его направленности на личность, права и свободы человека, конституционный строй Российской Федерации, общественный порядок и общественную безопасность, на мир и безопасность человечества. Это определение по способу конструирования является формально-материальным, поскольку в нем указывается не только на формальный (нормативный) признак — запрещенность деяния уголовным законом, но и на материальный признак (общественную опасность деяния), раскрывающий социальную сущность преступления. Итак, под преступлением (ст.14) понимается только деяние, т.е. поведение человека, выраженное в определенной объективной форме. Ни мысли, ни намерения, ни цели человека, если они не нашли своего внешнего выражения, не воплотились в поступке, — не могут признаваться преступлением. Деяние как объективированный поступок может выражаться в одной из двух форм: действии (активное поведение) или бездействии (пассивное поведение, состоящее в невыполнении лицом своей обязанности совершить определенные действия). Поведение приобретает уголовно-правовое значение, т.е. становится преступлением лишь при условии, что оно обладает всеми четырьмя указанными в законе признаками.

Общественная опасность — материальный признак преступления, именно в нем воплощена социальная сущность данного юридического понятия: он объясняет, почему то или иное деяние отнесено к категории уголовно наказуемых. Общественная опасность — это имманентное объективное свойство (качество) преступления, означающее способность причинять существенный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона. Общественная опасность как материальный признак преступления имеет качественную и количественную характеристику. Качественная характеристика общественной опасности в литературе именуется характером общественной опасности. Он означает типовую характеристику социальной вредности определенных видов преступлений (грабежа, изнасилования, уклонения от уплаты налогов и т.д.). Характер общественной опасности определяется главным образом важностью общественных отношений, на которые совершается посягательство, характером причиненного вреда, формой вины и отнесением преступления к определенной категории. (см. постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 11 января 2007 г. № 2 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания»). Так, посягательства на здоровье человека обладают одной типовой общественной опасностью, на отношения собственности — другой, на интересы правосудия — третьей и т.д. Количественный показатель общественной опасности именуется в литературе ее степенью.

Она определяется «обстоятельствами содеянного (например, степенью осуществления преступного намерения, способом совершения преступления, размером вреда и тяжестью наступивших последствий, ролью подсудимого в совершении преступления в соучастии)». Степень общественной опасности деяния зависит от тяжести причиненных последствий; способа совершения преступления, если он по своей сути меняет социальную характеристику деяния (например, убийство общеопасным способом); формы вины; вида умысла или неосторожности; содержания мотивов и целей, а также других обстоятельств, учитываемых при оценке меры социальной вредности конкретного преступления, а также от наличия обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Типовая характеристика степени общественной опасности находит свое выражение в санкции, установленной законодателем за преступление определенного вида. А конкретная оценка степени общественной опасности каждого реально совершенного преступления дается судом с учетом всей совокупности фактических обстоятельств деяния и выражается в конкретной мере наказания, назначенного в соответствии с принципами индивидуализации и справедливости в рамках, предусмотренных санкцией. Таким образом, законодатель устанавливает типовую характеристику степени общественной опасности определенных видов преступления, а суд определяет индивидуальную степень общественной опасности каждого конкретного преступления, уточняя тем самым законодательную оценку. Для более полного понимания признака общественной опасности необходимо уяснить значение части 2 ст. 14 УК РФ. Для раскрытия смысла приведенной нормы необходимо сделать два комментария.

Во-первых, для признания деяния преступлением еще недостаточно его формального сходства с уголовным правонарушением, описанным в той или иной норме Особенной части Уголовного кодекса. Даже при таком сходстве деяние может быть признано малозначительным (например, открытое хищение ученической тетрадки, самовольная поездка сына на мотоцикле отца, который до этого многократно разрешал сыну такие поездки, и т. п.), поэтому — не представляющим общественной опасности. Вопрос о признании деяния малозначительным решается органами дознания, следствия и суда с учетом фактических обстоятельств его совершения.

Во-вторых, деяние, признанное малозначительным и поэтому не преступным, может влечь административную, дисциплинарную, гражданско-правовую либо иную юридическую или моральную ответственность. Иначе говоря, оно может содержать состав иного (не уголовного) правонарушения. Поэтому указание закона на отсутствие в таких деяниях общественной опасности нужно понимать не в смысле абсолютного отсутствия общественной опасности (как, например, при необходимой обороне), а в том смысле, что общественная опасность деяний, признанных малозначительными, не достигает той степени, которая присуща преступлениям.

Типовая степень общественной опасности деяния, отраженная в санкции уголовно-правовой нормы, не зависит ни от стадии, на которой прервано преступление, ни от роли виновного в совершении преступления в соучастии с другими лицами, ни от других обстоятельств. А вот конкретная степень общественной опасности реального преступления определяется совокупностью всех объективных и субъективных факторов и с их учетом в совокупности может указывать на малозначительность деяния и служить основанием для освобождения от уголовной ответственности или от наказания. Вторым признаком преступления является противоправность, или уголовная противозаконность, означающая, что преступлением может быть признано только то деяние, которое прямо запрещено нормой Особенной части Кодекса. Уголовный кодекс Российской Федерации в качестве уголовно-правового принципа закрепил положение, что преступность деяния определяется только Уголовным кодексом, а применение уголовного закона по аналогии не допускается (ст. 3). Это положение повторено и в законодательном определении преступления, каковым может признаваться только общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом (ч. 1 ст. 14).

Противоправность (уголовная противозаконность) — это формальный признак преступления, который нельзя рассматривать изолированно от общественной опасности деяния.

Общественная опасность — это объективное свойство деяния, оно не зависит от воли законодателя или правоприменителя. Деяние на определенном этапе развития общества приходит в резкое противоречие с изменившимися условиями жизни этого общества и в силу этого, а также из-за значительной распространенности становится опасным для общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Общественная опасность деяния постепенно познается, и с этого момента объективно назревает необходимость борьбы с данным видом деяния методами уголовного права. Выявив объективно существующую общественную опасность деяния и осознав невозможность эффективной борьбы с ним без использования уголовно-правовых средств, государство в лице законодательного органа, выражающего обобщенные взгляды общества, формулирует уголовно-правовой запрет на совершение данного вида деяний и устанавливает уголовное наказание за его совершение. Уголовная противоправность деяния — субъективное (на законодательном уровне) выражение общественной опасности этого деяния.

Это значит, что деяние, объективно нетерпимое для общества в силу его общественной опасности для сложившейся системы общественных отношений, криминализируется, т.е. прямо запрещается нормой уголовного права под угрозой наказания. С другой стороны, деяние, запрещенное уголовным законом, в силу изменения характера общественных отношений либо по другим причинам может на определенном этапе утратить свою опасность для общества настолько, что отпадает необходимость в борьбе с этим явлением средствами уголовного права, либо вообще перестанет быть опасным для общества. В таком случае деяние, как лишенное своего социально негативного содержания, декриминализируется, т.е. отменяется уголовно-правовой запрет на его совершение.

Виновность — третий конструктивный признак преступления. Он непосредственно вытекает из принципа вины, закрепленного в статье 5 УК РФ. Основанное на принципе субъективного вменения, уголовное законодательство Российской Федерации запрещает объективное вменение, т.е. уголовную ответственность за невиновное причинение вреда. В соответствии с частью 1 ст. 24 УК РФ виновным в преступлении признается лицо, совершившее общественно опасное и противоправное деяние умышленно либо по неосторожности. Вина (виновность) в уголовно-правовом понимании означает определенное психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию (действию или бездействию) и его общественно опасным последствиям. Вина проявляется в одной из предусмотренных законом форм: в форме умысла (прямого или косвенного) либо в форме неосторожности (в виде легкомыслия или небрежности). Если деяние совершено без вины (случайно), то, несмотря на его объективную общественную опасность, оно не может быть признано преступлением и поэтому не влечет уголовной ответственности. Наказуемость — признак преступления, характеризующий не его сущность, а указывающий на его неизбежное юридическое последствие, неблагоприятное для правонарушителя. Согласно части 2 ст. 2 УК РФ уголовный закон для осуществления стоящих перед ним задач не только определяет, какие общественно опасные деяния признаются преступлениями, но и устанавливает наказания и иные меры уголовно-правового характера, применяемые за совершенные преступления. Поэтому наказуемость означает, что за предусмотренные уголовным законом и совершенные виновно общественно опасные деяния может быть назначено установленное в санкции уголовно-правовой нормы наказание (либо иная мера уголовно-правового характера). Иначе говоря, наказуемость — это предусмотренная законом возможность назначения наказания. Такая возможность реализуется не во всех Случаях совершения преступлений.

Во-первых, не каждое преступление фиксируется правоохрани тельными органами. Во-вторых, не каждое зафиксированное преступление раскрывается. В-третьих, по основаниям и в случаях, предусмотренных законом, лицо, совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности или от наказания. Однако во всех подобных случаях речь идет именно о преступлении, поскольку уголовно-правовая норма, содержащая описание данного вида общественно опасных деяний, предусматривает определенное наказание за его совершение.

Таким образом, под наказуемостью следует понимать не реальное наказание и не факт его назначения за конкретное преступление, а установленную законом возможность применить наказание за каждый случай совершения деяния, описанного в той или иной норме Особенной части Уголовного кодекса.обязательные признаки преступного деяния — сознание и воля.В понимании противоправности преступления в уголовном праве отразились две тенденции.Первая тенденция выразилась в отказе от этого признака, что обусловило "правотворчество" революционных трибуналов и беззаконие. Теоретическое обоснование этой деятельности трибуналов выражалось в общественной опасности преступления в его классовом содержании. Признание общественной опасности основным признаком преступления привело к отказу от противоправности, к забвению принципа nullum crimen sine lege.Вторая тенденция проявилась в признании признака противоправности и в соответствии его составу, который, по существу, предполагал реальное проявление принципа nullum crimen sine lege.

Категории преступлений и их уголовно-правовое значение

Классификация преступлений в уголовном праве осуществляется по различным критериям. Одним из способов классификации преступлений является разделение их в Особенной части УК по объекту преступного посягательства. По указанному основанию все преступления подразделяются на виды, объединенные в главы (видовой объект) и разделы (родовой объект).

Так, по родовому объекту преступления классифицируются следующим образом: 1) преступления против личности; 2) преступления в сфере экономики; 3) преступления против общественной безопасности и общественного порядка; 4) преступления против государственной власти; 5) преступления против военной службы; 6) преступления против мира и безопасности человечества.

В свою очередь, по видовому объекту, например, преступления против личности подразделяются на преступления против жизни и здоровья (гл. 16); преступления против свободы, чести и достоинства личности (гл. 17); преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (гл. 18); преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (гл. 19); преступления против семьи и несовершеннолетних (гл. 20).

Классификация преступлений может осуществляться также по субъекту (возраст, рецидив, специальные признаки), форме вины (умышленные и неосторожные), по объективной стороне (одномоментные, продолжаемые, длящиеся; совершаемые путем действия либо бездействия).

Важное значение имеет классификация преступлений в зависимости от характера и степени их общественной опасности.Классификация преступлений на две категории - преступления и проступки была характерна для российского дореволюционного уголовного законодательства.

Уголовный закон (ст. 15 УК) различает четыре категории преступлений.

Категоризация преступлений далеко не полностью, но уже оказала влияние на решение многих вопросов уголовной ответственности, освобождение от уголовной ответственности и наказания; предпринята попытка регулирования применения отдельных институтов Общей части в зависимости от дифференциации преступлений.Отнесение преступления к той или иной из названных категорий имеет большое практическое значение. В частности, это касается таких правовых последствий, как определение вида исправительного учреждения осужденным к лишению свободы (ст. 58 УК); назначение наказания в виде лишения специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград (ст. 48 УК). Категория преступления имеет значение при определении размера наказания при его назначении по совокупности преступлений (ст. 69 УК), решении вопроса об уголовной ответственности за приготовление к преступлению (ч. 2 ст. 30 УК), об освобождении от уголовной ответственности (ст. ст. 75 - 78 УК), при замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК), при освобождении от наказания в связи с изменением обстановки (ст. 80.1 УК), при отсрочке отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей (ст. 82 УК), при освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83 УК), при погашении или снятии судимости (ст. 86 УК), при освобождении от наказания несовершеннолетних (ст. 92 УК). Категория преступления лежит в основе определения вида рецидива (ст. 18 УК). Она имеет также уголовно-процессуальное и пенитенциарное значение.

Отграничение преступлений от иных правонарушений

Преступление — это наиболее опасный вид правонарушений. Посягательства на некоторые особо охраняемые общественные отношения могут быть только преступными, например посягательства на жизнь, на половую свободу, на мир и безопасность человечества, на основы конституционного строя и некоторые другие. Но есть немало объектов, посягательства на которые могут быть и преступлением, и иным правонарушением — гражданско-правовым деликтом, административным или дисциплинарным проступком. Поэтому очень важно уметь отграничивать преступление от иных правонарушений. Общепризнанно, что главное отличие преступления от иных правонарушений заключается в различной степени общественной опасности. Каждое правонарушение именно потому, что оно является правонарушением и поэтому посягает на охраняемые законом общественные отношения, представляет определенную общественную опасность. Так, в соответствии со статьей 1.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях его задачами являются защита личности, охрана прав и свобод человека и гражданина, охрана здоровья граждан, общественного порядка и общественной безопасности и других правоохраняемых благ от административных правонарушений. Следовательно, административное правонарушение также обладает свойством общественной опасности, поскольку способно причинять вред перечисленным общественным отношениям.

Итак, общественная опасность — свойство (признак) всех правонарушений, по количественная характеристика этого свойства не одинакова. Более высокая степень общественной опасности, отличающая преступление от иных правонарушений, может определяться различными обстоятельствами. Нередко преступление отличается от иных правонарушений только характером наступивших последствий совершенного деяния.

Так, нарушение правил охраны труда, не повлекшее вредных последствий или повлекшее причинение легкого либо средней тяжести вреда здоровью человека, является дисциплинарным или административным проступком, а то же деяние, причинившее по неосторожности тяжкий вред здоровью, образует состав преступления (ст. 143 УК РФ). Совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, является преступлением только при условии, что это повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства (ст. 286 УК РФ). А при отсутствии указанных последствий то же деяние является дисциплинарным проступком. Иногда фактором, значительно повышающим общественную опасность деяния и превращающим его в преступление, могут служить мотивы и цели совершения такого деяния. Например, регистрация заведомо незаконных сделок с землей квалифицируется как преступление, предусмотренное статьей 170 УК РФ, только в случаях, когда это деяние совершено должностным лицом из корыстной или иной личной заинтересованности.

В противном случае те же действия представляют дисциплинарный проступок. В отдельных случаях преступление отличается от иных правонарушений только по форме вины. Так, при умышленной форме вины причинение легкого вреда здоровью образует преступление (ст. 115 УК РФ), а в случае причинения того же вреда по неосторожности ответственность причинителя может иметь только гражданско-правовой характер (ст. 1085 ГК РФ).

В редких случаях деяние становится преступлением лишь при систематическом совершении. Например, преступлением признается вовлечение несовершеннолетнего только в систематическое употребление спиртных напитков (ст. 151 УК РФ), а однократное доведение несовершеннолетнего до состояния опьянения представляет собой административное правонарушение. Различие в степени общественной опасности — основной признак, по которому преступление ограничивается от других (не уголовных) правонарушений. Он определяет социальную природу каждого вида правонарушений. Однако между преступлением и другими правонарушениями имеются и другие различия, производные от основного: по характеру противоправности и по юридическим последствиям. Преступление — деяние уголовно-противоправное, оно предусмотрено только уголовным законом, в котором содержится описание всех правонарушений, отнесенных к разряду преступных. Правонарушения, не являющиеся преступлениями, предусматриваются Семейным, Гражданским, Таможенным, Налоговым, Бюджетным, Трудовым кодексами, Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, ведомственными дисциплинарными уставами, а также множеством подзаконных нормативных правовых актов. Поэтому любое из этих правонарушений характеризуется не уголовной противоправностью. Отличие преступления от иных правонарушений по их юридическим последствиям заключается в том, что только преступление влечет за собой такие специфические последствия, как уголовное наказание и судимость. Наказание как акт применения уголовного закона — это самая строгая из мер принуждения, применяемых к лицам, виновным в совершении правонарушений, и единственная мера, процессуальной формой применения которой является обвинительный приговор суда.

Санкции за другие правонарушения существенно менее строги, и применяются они различными уполномоченными на это государственными органами и должностными лицами, действующими не от имени государства (как суд), а от своего имени. Судимость — это специфическое правовое последствие отбывания наказания, назначенного за совершение преступления. Оно указывает на то, что лицо уже наказывалось за совершение преступления и влечет для осужденного ряд неблагоприятных уголовно-правовых и общесоциальных последствий в течение установленного законом срока, продолжительность которого зависит от тяжести совершенного преступления. Ни одно другое правонарушение не влечет за собой судимости, хотя наложение дисциплинарного или административного взыскания ухудшает положение правонарушителя при повторении соответствующего правонарушения.Трудности в отграничении преступления от правонарушения возникают, когда одни и те же общественные отношения охраняются, например, нормами уголовного и административного права. Так, безопасность движения на транспорте охраняется нормами административного и уголовного права. И преступление, и административный проступок в этом случае посягают на одни и те же общественные отношения. В этом случае большую общественную опасность характеризует степень выраженности общих признаков, свойственных для правонарушения и для преступления. В уголовном праве надо учитывать не только величину материального ущерба, но и все объективные и субъективные признаки при отнесении деяний к преступным.

Понятие, содержание и основание уголовной ответственности

Можно выделить две основные разновидности таких отношений:

1. охранительные уголовно-правовые отношения, возникающие между государством, выступающим в лице уполномоченного на то органа, и лицом, совершившим деяние, содержащее все признаки состава преступления. Указанные субъекты данного правоотношения обладают совокупностью прав и обязанностей. Государство в уголовно-правовом отношении выступает как носитель права возложить на виновного ответственность за совершенное преступление и применить наказание, установленное законом, а преступник — носитель обязанности претерпеть неблагоприятные последствия нарушения уголовно-правовой нормы. В то же время лицо, совершившее преступление, имеет право на обоснованную юридическую оценку его действий, справедливое наказание. Отсюда вытекает корреспондирующая обязанность государства — привлекать лицо к уголовной ответственности, назначать наказание или иные меры (принудительные меры воспитательного воздействия или медицинского характера) в строгом соответствии с требованиями уголовного закона.Таким образом, предметом охранительных уголовно-правовых отношений является реализация уголовной ответственности и наказания, а также освобождение от уголовной ответственности и наказания.

2. общественные отношения, которые входят в предмет уголовного права, регулируется уголовно-правовыми нормами, наделяющими граждан правом на причинение вреда при наличии определенных обстоятельств: состояния необходимой обороны, крайней необходимости и т.д. Отношения, которые возникают в связи с этим, специфичны. Осуществляя свое право, например, на необходимую оборону, гражданин вступает в отношения как с лицом, совершившим общественно опасное посягательство, так и с государством. Данные правоотношения называются регулятивными, они складываются на основе управомочивающих норм, определяющих права участников общественных отношений. От предмета уголовного права следует отличать объект или предмет уголовно-правовой охраны <1>. Содержание последнего составляет вся совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом. Это, однако, не означает, что абсолютно все отношения, функционирующие в обществе, входят в объект уголовно-правовой охраны.

Реализация уголовной ответственности и ее формы

В юридической терминологии используются следующие понятия: привлечение к уголовной ответственности; освобождение от уголовной ответственности; законы, предусматривающие уголовную ответственность, основание и принципы уголовной ответственности; лица, подлежащие уголовной ответственности; лица, несущие уголовную ответственность.

Об уголовной ответственности можно говорить в трех аспектах: 1) о ее установлении в законе, 2) о возникновении уголовной ответственности и 3) о ее реализации. В соответствии со статьей 1 УК РФ уголовное законодательство предусматривает уголовную ответственность. Это значит, что законодатель формулирует определенные уголовно-правовые запреты, за нарушение которых любое лицо подлежит уголовной ответственности. Предусмотренная уголовным законом ответственность имеет абстрактный характер: она не имеет ни юридического факта, порождающего реальную ответственность, ни конкретного адресата. По сути, она представляет запрет-предупреждение, извещает о том, что любое лицо, нарушившее запрет, окажется в сфере действия уголовного закона. Возникновение уголовной ответственности связано с фактом совершения преступления конкретным лицом. В этот момент между ним и государством возникает уголовно-правовое отношение и уголовная ответственность. Последняя с момента совершения преступления существует в виде единственного своего элемента — обязанности правонарушителя отчитаться перед государством в содеянном, подвергнуться осуждению и мерам принуждения уголовно-правового характера. Если преступление не будет зафиксировано правоохранительными органами или не будет раскрыто, то возникшее правоотношение не наполнится реальным содержанием, а уголовная ответственность останется нереализованной, т.е. не получит своего развития в остальных элементах. Она останется нереализованной и в тех случаях, когда правоохранительные органы, установив обстоятельства совершения преступления, сочтут возможным на основании уголовного закона и при наличии необходимых условий освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности. В этом случае уголовная ответственность прекращается (т.е. искусственно прерывается), не получив логически естественного развития и объективной реализации. На этапе установления уголовной ответственности важное значение имеет ее дифференциация законодателем. Под дифференциацией уголовной ответственности понимается «градация ее самим законодателем в уголовном законе, в результате которой им устанавливаются различные уголовно-правовые последствия в зависимости от типовой степени общественной опасности преступления и типовой опасности личности совершившего преступление»1. Средствами дифференциации уголовной ответственности являются,

во-первых, градирование видов и размера наказания за преступление в зависимости от наличия квалифицирующих признаков и обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, а во-вторых, корректирование общих минимальных и максимальных пределов наказания, установленных санкцией, в зависимости от стадии, на которой было совершено преступление, от наличия рецидива преступлений и т.д. Правовыми инструментами дифференциации уголовной ответственности являются: установление различных санкций в разных частях статей Особенной части Уголовного кодекса России; конструирование специальных квалифицированных либо привилегированных составов преступления; обязательное смягчение (ст. 62, 64, 65 и 66 УК РФ) или обязательное усиление (ст. 68 — 70 УК РФ) наказания; условное осуждение (ст. 73 УК РФ) и в определенной мере — отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющих малолетних детей (ст. 82 УК РФ).

Реализация уголовной ответственности означает, что после возникновения уголовного правоотношения права и обязанности его субъектов были реализованы в точном соответствии с предписаниями закона. Этому предшествуют сложные фактические отношения между субъектами, направленные на установление характера и пределов взаимных прав и обязанностей и осуществляемые в определенной процессуальной форме. После уточнения содержания и объема прав и обязанностей субъектов уголовная ответственность лица, совершившего преступление, находит свое объективное воплощение в тех или иных мерах государственного принуждения, избираемых по воле государства в лице его компетентного органа. Эти меры называются формами реализации уголовной ответственности. Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает несколько форм реализации уголовной ответственности. Самой естественной и самой распространенной формой реализации уголовной ответственности является наказание. Она заключается в том, что лицу, совершившему преступление, выносится обвинительный приговор, в котором совершенному деянию от имени государства дается отрицательная правовая оценка, а подсудимому, признанному виновным в совершении преступления, выражается порицание и назначается наказание как наиболее репрессивная форма уголовно-правового воздействия.

Отбытие назначенного наказания (полное или частичное) влечет за собой специфическое правовое последствие в виде судимости. В этой (и только в этой) форме реализации уголовная ответственность проявляется во всех своих четырех элементах: 1) обязанность отчитаться в содеянном и подвергнуться осуждению и принуждению, 2) осуждение, порицание, 3) мера государственного принуждения в форме наказания, 4) судимость. Разновидностью данной формы реализации уголовной ответственности являются условное осуждение и осуждение с отсрочкой отбывания наказания (ст. 73 и 82 УК РФ). Второй формой реализации уголовной ответственности является осуждение без назначения наказания.

Статья 80.1 УК РФ предусматривает постановление обвинительного приговора без назначения наказания лицу, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести, если судом будет установлено, что вследствие изменения обстановки это лицо или совершенное им деяние перестали быть общественно опасными. В этом случае уголовная ответственность реализуется только в двух своих элементах: — обязанность отчитаться в содеянном, — официальное признание совершенного деяния преступлением и порицание лица, его совершившего. Согласно части 1 ст. 92 УК РФ осуждение без назначения наказания (в соответствии с п. 3 ч. 5 ст. 302 УПК РФ) возможно и в отношении несовершеннолетних, совершивших преступление небольшой или средней тяжести. При этом к осужденным, освобожденным от наказания, обязательно применяются принудительные меры воспитательного воздействия, предусмотренные в части 2 ст. 90 УК РФ. В случаях освобождения несовершеннолетних от наказания уголовная ответственность проявляется в трех ее элементах: 1) обязанность отчитаться в содеянном, подвергнуться осуждению и принуждению, 2) порицание, осуждение, выраженное в обвинительном приговоре, 3) государственное принуждение в виде принудительных мер воспитательного воздействия или помещения в закрытое учебно-воспитательное учреждение. Последний элемент уголовной ответственности — судимость — в этом случае отсутствует.

Следует подчеркнуть, что принудительные меры воспитательного воздействия являются формой реализации уголовной ответственности только в том случае, когда они применяются вместо наказания на основании обвинительного приговора суда. Если же они применяются судом по прекращенному уголовному делу при освобождении от уголовной ответственности (ст. 90 УК РФ), то формой реализации уголовной ответственности они не являются. На этапе реализации уголовной ответственности важное значение имеет ее индивидуализация, которая означает деятельность суда по избранию формы реализации уголовной ответственности и определению объема карательного воздействия на правонарушителя.

В последнее время в юридической литературе высказывалось мнение о наличии двух видов уголовной ответственности: ретроспективной и позитивной. К ретроспективной, т.е. связанной с уже имевшим место фактом (совершением преступления), относили ответственность, предусмотренную уголовным и уголовно-процессуальным законом, выражающуюся в применении принудительных мер, в том числе и наказания за совершение преступления.Под позитивной ответственностью ряд авторов (3.А. Астемиров, Б.С. Волков, В.А. Елеонский и др.) понимают правомерное поведение граждан, не нарушающих уголовный закон. Отклонение от "позитивного", т.е. правомерного поведения и совершение правонарушения, в том числе преступления, влечет ретроспективную, негативную ответственность.

Понятие, структура, виды и значение состава преступления

Выделение и законодательное закрепление признаков состава определенного вида преступлений производится путем анализа бесконечного ряда реальных преступлений этого вида (например, кражи чужого имущества). Этот анализ показывает, что во всех преступлениях данного вида обязательно повторяется определенный набор юридически значимых свойств. Конкретные виды преступлений описываются в нормах Особенной части Кодекса с различной степенью полноты. Например, похищение человека (ч. 1 ст. 126 УК РФ) вообще не расшифровывается в законе. Массовые же беспорядки описываются в части 1 ст. 212 УК РФ весьма подробно. Однако ни в одной норме Особенной части Уголовного кодекса описание соответствующего вида преступления не является исчерпывающим. Этими нормами предусматриваются признаки, выражающие специфику данного вида преступления, а признаки, характерные вообще для любого преступления, предусмотрены нормами Общей части Уголовного кодекса.

Таким образом, юридические признаки, образующие состав того или иного вида преступления, предусматриваются как в диспозициях норм Особенной части (признаки, придающие данному виду преступления его индивидуальность), так и в ряде норм Общей части Кодекса (признаки, повторяющиеся при совершении всех преступлений). Состав определенного вида преступления (убийства, контрабанды и пр.) представляет его законодательную модель, которая характеризуется минимальным набором необходимых признаков, обязательно имеющихся в любом случае совершения преступления этого вида, и не включает случайных и изменчивых признаков (например, время суток или место совершения убийства). Признаки, образующие состав того или иного преступления, представляют не случайное сочетание, а органическое единство: отсутствие хотя бы одного из необходимых признаков означает отсутствие и состава преступления в целом. Поэтому состав преступления нередко определяется не просто как совокупность, а как система признаков, чтобы особо подчеркнуть неразрывное единство состава преступления.

Несмотря на то что признаки, образующие состав преступления, представляют единое и неделимое целое, при теоретическом анализе они группируются по элементам состава. Всего в составе преступления выделяются четыре элемента, каждый из которых состоит из группы признаков состава, характеризующих: 1) объект преступления, 2) объективную сторону преступления, 3) субъективную сторону преступления и 4) субъекта преступления.

Обычно классификация составов на группы осуществляется в литературе по следующим основаниям (критериям):

1. По степени общественной опасности самих преступлений.

а)основной состав; Так называемый простой вид убийства образует умышленное причинение смерти другому человеку при отсутствии в содеянном отягчающих и смягчающих обстоятельств и его состав предусмотрен ч. 1 ст. 105 УК РФ. Этот состав убийства именуют основным составом данного вида преступления, поскольку он включает в себя существенные и типичные признаки, присущие убийству как особой разновидности преступления.

б) состав со смягчающими обстоятельствами;Состав преступления со смягчающими обстоятельствами (в теории его принято называть привилегированным составом) включает в свое содержание обстоятельства (в нем они приобретают характер признаков), которые уменьшают степень общественной опасности данного преступления по сравнению с деянием, предусмотренным основным его составом.

в) состав с отягчающими обстоятельствами.Состав преступления с отягчающими обстоятельствами (квалифицированный состав) помимо общих признаков, характерных для основного состава, содержит указание на обстоятельства (признаки), существенно повышающие общественную опасность подобных деяний.

В Особенной части УК выделяются иногда составы с особо отягчающими обстоятельствами (особо квалифицированные составы). В них предусмотрены те обстоятельства, которые придают совершенному преступлению особую опасность.

2. По особенностям структуры составов преступлений.(по способу описания)

При описании простого состава в уголовном законе указываются все признаки данного вида преступления. Причем в описании преступления присутствует один объект, одно действие (бездействие), одно последствие и одна форма вины. Сложные составы преступлений - это составы с двумя объектами либо двумя действиями или с двойной формой вины.

3. По специфике конструкции составов преступления.

Материальными составами преступлений именуются составы, в объективную сторону которых входит не только описание самого деяния (действия или бездействия), но и указание на общественно опасные последствия. Для формальных составов преступлений характерно, что объективная сторона преступления формулируется в законе путем описания признаков только самого деяния. В этом случае последствия содеянного (которые всегда имеют место) законодатель оставляет за рамками (пределами) состава.Усеченные составы преступлений выделяются в литературе особо, поскольку в отличие от формальных составов обладают определенной спецификой построения. Между тем некоторые черты сходства между ними нельзя отрицать. Эти составы сконструированы законодателем таким образом, что момент окончания соответствующего вида преступления переносится на более раннюю стадию совершения самого деяния.

4. В зависимости от классификации объектов по вертикали.

Родовые составы преступлений содержат общие признаки преступления, присущие определенной категории деяний.Видовые (специальные) составы включают в себя общие признаки определенного вида преступления, однако содержат и иные характеристики, отражающие специфику той или иной его разновидности. Данная классификация имеет практическое значение при разрешении правовой ситуации, именуемой конкуренцией составов преступлений (уголовно-правовых норм). Конкуренция имеет место, когда на применение по конкретному делу претендуют два или более состава преступления. В нашем случае можно говорить о конкуренции родового и специального составов.

Составы, имеющие ряд совпадающих признаков, называются смежными. В судебной практике разграничение смежных составов нередко представляет определенные трудности, так как различие двух смежных составов может заключаться всего в одном признаке, установить наличие или отсутствие которого в конкретных случаях бывает нелегко. Так, состав умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), следует отличать, с одной стороны, от умышленного причинения смерти (убийства) (ч. 1, 2 ст. 105 УК), а с другой — от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК).Для правильной квалификации преступления и четкого разграничения смежных составов требуется проанализировать все признаки соответствующих составов, уяснить их содержание, определяемое совокупностью всех признаков состава, содержащихся в статьях Особенной и Общей частей УК, а также вытекающих из толкования понятий и терминов, использованных законодателем.

Понятие, содержание и значение объекта преступления

В отличие от других элементов состава преступления в нормах уголовного права обычно не содержится указания на объект. Законодатель, как правило, описывает его через особенности предмета посягательства либо потерпевшего, признаков преступного последствия, а также места совершения преступления. Принято считать, что объект преступления — это взятые под охрану уголовным правом общественные отношения, на которые направлено посягательство. Деяние не может признаваться преступлением, если оно не нарушает общественных отношений или не ставит их под угрозу нарушения. Как объект преступления общественные отношения получили нормативное закрепление. Статья 2 УК РФ, формулируя задачи уголовного права, по существу, дает перечень наиболее значимых общественных отношений, охраняемых уголовным законом от общественно опасных посягательств. Для определения всего круга общественных отношений, являющихся объектом уголовно-правовой защиты, необходимо обратиться к Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, которая содержит исчерпывающий перечень видов преступлений, а следовательно, и их объектов. Круг общественных отношений, взятых под охрану уголовного права, не является неизменным. Это объясняется тем, что общественные отношения — динамичная категория. Меняется содержание или значение уже существующих общественных отношений.

Этим обусловливается наличие двуединого процесса: криминализации и декриминализации деяний. При криминализации в качестве объекта уголовно-правовой защиты закрепляются общественные отношения, которые ранее не охранялись уголовным правом. Декриминализация имеет место тогда, когда отпадает надобность охраны общественного отношения уголовно-правовыми средствами. В этом случае соответствующая уголовно-правовая норма исключается из Уголовного кодекса. Общественные отношения в целом характеризуются как отношения между людьми, в какие бы сложные формы они ни воплощались. Само существование человека как личности возможно лишь в рамках определенной системы общественных отношений. Будучи сложным структурным образованием, они включают ряд элементов: во-первых, субъектов (участников отношений) — государство, его правомочные органы, общественные организации, трудовые коллективы, личность; во-вторых, взаимосвязь между субъектами, их деятельность или позиции по отношению друг к другу, определенные права и обязанности; в-третьих, социальные ценности, по поводу которых возникают общественные отношения (предмет отношений). В структуре складывающихся отношений необходимо в первую очередь выделить предмет, по поводу которого они возникают.

Вред объекту причиняется путем повреждения или уничтожения его элементов. Особенности конкретного преступления предопределяют механизм воздействия на объект. Так, при хищении разрывается связь между собственником и его имуществом. Общественные отношения как объект преступления могут быть уничтожены или повреждены как «извне», так и «изнутри». В абсолютном большинстве случаев вред им причиняется при воздействии «извне». «Изнутри» общественные отношения как существующая система терпят урон тогда, когда бездействует принадлежащий этой системе элемент, который должен был действовать. В частности, таков механизм нарушения объекта преступлений, совершаемых путем бездействия (например, неоказание помощи больному, оставление в опасности, уклонение от отбывания лишения свободы и т.д.). Объект преступления имеет многоплановое значение. Являясь одним из элементов состава преступления, он входит в основание уголовной ответственности.

Его отсутствие означает и отсутствие состава преступления. По объекту определяется социальная сущность и общественная опасность деяния. Наконец, точное определение объекта необходимо и для квалификации преступных действий.Общественные отношения как объект преступления отграничивают сходные по другим признакам преступления. Кроме того, надо иметь в виду, что отказ от признания общественных отношений объектом преступления может привести к разрыву естественной связи уголовного права с другими отраслями права. Небезынтересно отметить, что при анализе конкретных составов преступлений авторы, не признающие общественные отношения объектом преступления, социальную направленность деяния, его общественную опасность характеризуют через данную категорию либо отходят от постулированной им же позиции и называют их в качестве рассматриваемого элемента.

Классификация объектов преступления

Значение классификации объектов преступления в уголовном праве. Она предназначена для того, чтобы иметь возможность вначале необходимым образом описать объект посягательства в уголовном законе как социальный феномен, имеющий определенные свойства и находящийся в определенных связях с иными объектами преступных посягательств, а затем в процессе применения уголовно-правовой нормы, на основе нормативной характеристики правильно квалифицировать совершенное преступление.Классификация объектов преступления проводится в соотношении с понятием преступления, по социально-правовым признакам. Объекты преступления классифицируются так, чтобы они разграничивались по социальной ценности, уязвимости, потребности в уголовно-правовой .защите. Классификация же объектов преступления в соотношении с составом преступления носит в. большей степени юридико-технический характер. Здесь выделяют виды объектов по таким признакам, которые позволят моделировать и распознавать состав преступления, квалифицировать отдельное деяния, подводя их с учетом иных элементов состава преступления под ту или иную уголовно-правовую норму.

Классификация объектов преступления по кругу охраняемых социальных ценностей. Она рассматривается как основная в уголовно-правовой литературе. Ей уделяется первостепенное внимание. В рамках этой классификации различные авторы чаще выделяют три вида объектов преступления, несколько реже — четыре либо два. Наиболее распространенная трехчленная классификация включает общий, родовой и непосредственный объекты.Общий объект преступления. Им практически единодушно признается вся совокупность ценностей, которые охраняются уголовным законом и на которые может быть совершено преступное посягательство. Содержанием общего объекта, как уже отмечалось, является вся совокупность охраняемых уголовным законом благ или, как пишут во многих случаях, вся совокупность охраняемых уголовным законом общественных отношений. По мнению многих специалистов в области уголовного права, содержание общего объекта преступления регламентируется в ч. 1 ст. 2 УК РФ. понятие общего объекта преступления должно:

а) охватить направления охраны от возможного посягательства, т. е. указать на то, что в принципе подлежит охране от уголовно наказуемого посягательства;

б) конкретизировать, ограничить эти направления, взятые как реально существующие социальные феномены, так, чтобы объект преступления был обозначен не только как род охраняемых ценностей, но и как часть этих ценностей, имеющая такие признаки и свойства, которые делают ее предметом уголовно-правовой охраны и объектом посягательства.

Родовой объект. Им признается определенная группа ценностей, на которые могут быть совершены преступные посягательства и которые подлежат уголовно-правовой охране. Выделение и формулирование родового объекта основано на том, что все охраняемые и, соответственно, входящие в общий объект социальные феномены, социальные блага, общественные отношения имеют не только общие свойства, порождающие необходимость в уголовно-правовой их охране. Они имеют и такие особенности, которые позволяют сводить их в отдельные группы и тем самым разграничивать друг от друга на основе различающих их признаков. Этим определяется и смысл выделения родового объекта: он предполагает наличие общих свойств объекта преступления и указывает на свойства особенные, присущие только данной группе.

С помощью родового объекта выявляются:

а) сравнительная социальная ценность различных групп благ, охраняемых уголовным законом, включая степень потребности в их уголовно-правовой охране;

б) свойства охраняемых благ, программирующих возможные способы наказуемого уголовно-правового поведения;

в) признаки, позволяющие описать определяемые содержанием родового объекта способы преступного посягательства.

Непосредственный объект. Им признается то охраняемое уголовным законом благо (или то общественное отношение), против которого совершается определенное запрещенное уголовным законом посягательство. Непосредственный объект рассматривается как часть общего и родового объекта.понятие непосредственного объекта (это относится и к общему, и к родовому), с одной стороны, указывает на реальные явления социальной действительности, которые затрагиваются преступлением или могут быть им затронуты, с другой же, непосредственный объект представляет собой юридическую модель, являющуюся внешним выражением определенного решения законодателя.Поэтому непосредственный объект всякий раз выявляется правоприменителем на основе толкования действующего уголовного закона. При этом предписаниями, чаще всего позволяющими выявить непосредственный объект, являются:

а) в материальных составах преступления — преступные последствия, которые хотя и относят обычно к объективной стороне состава преступления, все же указывают на то благо, которому причинен ущерб или которое поставлено в опасность;

б) в формальных составах преступления, где причинение вреда лишь презюмируется, — признаки объективной стороны, также локализующие направленность посягательства и тем самым явно или неявно указывающие на объект преступления.

Предмет преступления и потерпевший от преступления

Предмет преступления наличествует не всегда, а только тогда, когда посягательство сопряжено с воздействием на материальный предмет внешнего мира или на интеллектуальную ценность (государственная тайна). Например, при всех формах хищения изымается чужое имущество, при незаконной порубке происходит спиливание леса, повреждение деревьев, кустарников и лиан и т.д. Некоторые преступления не связаны с физическим воздействием на предметы материального мира. К их числу, например, можно отнести нарушение равноправия граждан, воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и вероисповедания. В составы этих посягательств предмет преступления не входит. Таким образом, предмет преступления является факультативным признаком,, характеризующим объект посягательства. В некоторых составах преступления законодатель придает ему значение обязательного, однако формулирует его по-разному. В одних случаях указываются лишь родовые признаки предмета преступления. В других случаях называются видовые признаки предмета преступления, позволяющие отграничивать его от иных предметов.

Так, при хищении предметов, имеющих особую ценность, предметами преступления выступают предметы или документы, обладающие особой исторической, научной, художественной или культурной ценностью. Предмет преступления иногда выступает в качестве обстоятельства, изменяющего основной состав на его квалифицированный вид. Например, в части 1 ст. 188 УК РФ законодатель регламентирует контрабанду товаров или иных предметов, не указывая признаки, свойства и качества, их характеризующие. Незаконное же перемещение через таможенную границу Российской Федерации наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ и т.п. охватывается квалифицированным составом контрабанды (ч. 2 ст. 188 УК РФ). Предмет преступления имеет важное значение для квалификации содеянного, в частности при оценке преступного последствия. Так, при хищениях им выступает стоимость предмета преступления в денежном выражении; по этому же признаку выделены виды хищений. В некоторых случаях правильное установление предмета преступления позволяет разграничить сходные по другим признакам составы посягательств. Например, деяние, предусмотренное статьей 221 УК РФ, отличается от кражи, ответственность за которую наступает согласно статье 158 УК РФ, свойствами и качеством предмета хищения, так как в первом случае речь идет о радиоактивных материалах, а во втором — о чужом имуществе.В посягательствах на личность не принято выделять предмет преступления. Человек является носителем общественных отношений, его нельзя отождествлять с вещью. Поэтому лицо, пострадавшее от преступления, признается потерпевшим. (ст. 42 УПК РФ). Личность потерпевшего имеет такое же значение, как и предмет преступления.

Характер деятельности, правовой статус потерпевшего и т.д. могут служить признаками, отграничивающими сходные деяния друг от друга. Так, при убийстве лица или его близких в связи с осуществлением лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга необходимо установить, что оно совершено, например, не в связи с отправлением потерпевшим правосудия, поскольку в этом случае действия подпадают под признаки статьи 295 УК РФ, а не части 2 ст. 105 УК РФ. Провоцирующее поведение потерпевшего в некоторых преступлениях против личности влияет на квалификацию содеянного. Например, статья 107 УК РФ предусматривает ответственность за убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Наконец, личность потерпевшего учитывается при назначении наказания. Так, в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, статья 61 УК РФ называет противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления.

К обстоятельствам, отягчающим наказание, закон относит: совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного (ст. 63 УК РФ). Предмет преступления нельзя смешивать с объектом посягательства. Прежде всего, они отличаются по своей сущности: объект преступления — это общественное отношение, предмет — материальная вещь или интеллектуальная ценность. Кроме того, объект терпит урон всегда, предмет — лишь в случаях, когда общественно опасное деяние выражается в уничтожении или повреждении имущества или других вещей материального мира. Одна и та же вещь в преступлении может выполнять различную роль: в одном случае быть предметом посягательства, в другом — орудием или средством его совершения. В связи с этим предмет преступления нужно отличать от орудия и средств совершения преступления, используемых в процессе преступного посягательства.

Основное различие между ними должно проводиться по следующим моментам: 1) по характеру их использования во время совершения преступления; 2) но принадлежности к элементам состава. Если вещь используется в качестве инструмента воздействия на объект посягательства, то в зависимости от обстоятельств она является орудием или средством совершения преступления; если же деяние совершается в связи или по поводу этой вещи, то она признается предметом преступления. Предмет характеризует объект преступления, он связан с теми общественными отношениями, на которые направлено деяние; орудия и средства преступления относятся к объективной стороне состава преступления, они не находятся в связи с объектом посягательства.

Понятие, структура и значение объективной стороны преступления

Общественно опасное деяние — это внешнее поведение человека. Однако, как уже отмечалось, внешняя сторона общественно опасного и противоправного поведения имеет две стороны — фактическую и юридическую. В объективной стороне состава преступления обе эти стороны представлены в неразрывном единстве, которое образует основание уголовной ответственности. Поэтому для наличия деяния как признака объективной стороны состава преступления необходимо согласие между юридической формой и фактическим поведением человека. В Уголовном кодексе Российской Федерации преступность деяния исключается физическим или психическим принуждением — статья 40 УК РФ. По смыслу части 2 этой статьи обстоятельством, исключающим преступность деяния, является только такое принуждение, которое полностью лишает человека сознания и (или) воли. С точки зрения объективной стороны состава преступления это означает, что внешняя сторона поведения, в которой отсутствует субъективное начало, не может рассматриваться как «деяние» и в уголовно-правовом смысле. Согласно статье 40 УК РФ обстоятельства физического или психического принуждения связаны с действиями людей. В контексте деяния как признака объективной стороны состава преступления эти действия выступают в роли непреодолимой силы, которая исключает волевой или сознательный характер поведения человека и, следовательно, исключает деяние как признак объективной стороны состава преступления. Причинение вреда охраняемым законом интересам при отсутствии сознания и (или) воли причинителя может иметь место и под влиянием внешних сил, не связанных с деятельностью людей: сил природы; физических законов; биологических процессов, происходящих в человеке. Например, осужденный, которому разрешен выезд за пределы места лишения свободы, в условиях стихийного бедствия не смог вернуться в назначенный срок к месту отбывания наказания из-за непреодолимой силы.

Она препятствует тому, чтобы его бездействие рассматривалось как уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы. Подобное невозвращение не зависело от воли субъекта. Не действует человек и тогда, когда под действием инерции перемещается в пространстве, например в салоне автобуса при его резком торможении. В состоянии эпилептического припадка человек может произвести движения, повлекшие причинение вреда (actio libera in causa — лат.), что также нельзя назвать действием по причине отсутствия в этих движениях сознания и воли. Все эти обстоятельства не получили закрепления в Уголовном кодексе, но они давно известны уголовно-правовой доктрине и учитываются в правоприменительной практике. Таким образом, общественно опасное деяние — это сознательное и волевое поведение человека.

Уголовный закон определяет признаки деяния в двух формах — действия и бездействия. Под действием понимается активная форма поведения человека, а под бездействием — пассивная. Та или иная форма деяния в составе преступления определяется законодателем в зависимости от характера его общественной опасности, содержания и значения объекта уголовно-правовой охраны. В соответствии с этим подходом преступное деяние определяется в законе как действие. Фактически убийство может быть совершено и путем бездействия (при намеренном, сознательном использовании опасной для жизни человека объективной ситуации), и посредством использования усилий третьих лиц или использования животных. Но в какой бы фактической форме ни проявилась направленная на лишение жизни человека воля преступника, ее юридическое значение всегда будет одним — действием. Таково содержание объекта преступления, предусмотренного этой статьей уголовного закона. Для обеспечения конституционного права человека на неприкосновенность жилища требуется запрет действия. Если обратиться к другим статьям Особенной части Уголовного кодекса, то можно убедиться в том, что в форме действия описаны признаки всех тех преступлений, общественная опасность которых определяется посягательством на неприкосновенность интересов личности, общества и государства. Законодатель избирает для определения признаков деяния в объективной стороне состава преступления форму действия тогда, когда интересы охраны тех или иных отношений требуют обеспечить невмешательство. Иногда для охраны тех или иных отношений (интересов) принципом «не вреди» нельзя ограничиться. Необходимо содействие, помощь, т.е. вмешательство в развитие охраняемых уголовным законом отношений. В таких случаях законодатель описывает признаки общественно опасного деяния в форме бездействия.

Например, для обеспечения правосудия свидетель преступления обязан содействовать ему, т.е. дать показания. Неисполнение этой обязанности является наказуемым бездействием (согласно ст. 308 УК РФ). Бездействие может выступать в юридическом качестве формы общественно опасного деяния лишь при наличии обязанности лица действовать. Эта обязанность может иметь нормативные основания. Например, лицо, допрашиваемое в качестве свидетеля, по уголовно-процессуальному закону обязано дать правдивые показания. Ответственность по статье 308 УК РФ наступает только при неисполнении этой обязанности. В то же время Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не возлагает подобной обязанности на обвиняемого в совершении преступления. Поэтому отказ обвиняемого от дачи показаний преступлением не является. Лицо, осужденное к лишению свободы, которому разрешен выезд за пределы места лишения свободы либо которому предоставлена отсрочка исполнения приговора суда или отбывания наказания, по истечении срока выезда (или отсрочки) обязано явиться в органы, ведающие исполнением приговора.

Эта обязанность возложена на него в соответствии с положениями Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. Неисполнение указанной юридической обязанности определяет признаки преступления, описанного в статье 314 УК РФ в форме бездействия. Обязанность действовать может иметь социальные основания. Ответственность за оставление в опасности несет лицо, обязанное иметь заботу о потерпевшем, как указано в части 1 ст. 125 УК РФ. Закон предусматривает и фактические основания обязанности оказать помощь лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии. Эта обязанность возникает тогда, когда виновный сам поставил потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние. Обязанность врача оказать помощь больному имеет под собой профессиональные основания (ст. 124 УК РФ). Обязанность должностного лица предоставить гражданину информацию, непосредственно затрагивающую его права и свободы, имеет под собой служебные основания. Перечисленные виды обязанностей выделяются в связи с обстоятельствами их возникновения, социально-правовым значением. Однако во всех случаях эти обязанности являются юридическими. Для ответственности за бездействие необходимо не только наличие обязанности, но и объективная возможность ее исполнить в конкретной жизненной ситуации.

Фактически исполнению обязанности может препятствовать действие непреодолимой силы, недостаток физических сил, психическое или эмоциональное состояние лица, внешние обстоятельства (например, наличие орудий и средств). В ряде случаев законодатель указывает на возможность действовать как условие уголовной ответственности за бездействие (ст. 124, 270 УК РФ). В ряде случаев для уголовно-правовой охраны тех или иных отношений (интересов) требуется обеспечение как их неприкосновенности («не вреди»), так и содействие в их реализации («помоги»). Поэтому законодатель прибегает к смешанной форме описания деяния как признака объективной стороны состава преступления. Прямое определение действия и бездействия как форм общественно опасного деяния отсутствует и в Уголовном кодексе Российской Федерации. Тем не менее обе указанные формы имеют существенное значение и по действующему уголовному закону и получили законодательное закрепление в части 2 ст. 14, части 1 ст. 21, части 1 ст. 22, частях 2 и 3 ст. 25, частях 2 и 3 ст. 26 и других статьях УК РФ.

Понятие и виды общественно опасных последствий преступления

Значение последствий как признака объективной стороны состава преступления не зависит от формы общественно опасного деяния: с юридической точки зрения признак последствий применим как к действию, так и к бездействию. В формальном составе преступления, напротив, последствия не имеют значения даже применительно к действию. Это не означает, что такое действие не имеет фактических последствий. Фактическое и юридическое значения последствий различаются. В результате как действия, так и бездействия наступают различные и неисчислимые фактические последствия. Но уголовное право, говоря о преступном деянии и его последствиях, имеет в виду только те проявления человеческой деятельности вовне, которые имеют значение конструктивного признака объективной стороны состава преступления. Это значение зависит от законодательного усмотрения (целей уголовно-правовой охраны, оснований, критериев и признаков криминализации того или иного деяния). Признаком объективной стороны состава преступления являются не любые вредные изменения в окружающем мире и отношениях между людьми, а только те негативные изменения в объекте уголовно-правовой охраны, которые предусмотрены в уголовном законе. Юридическая специфика указанного признака заключается и в том, что в состав преступления включаются не любые вредные изменения в объекте преступления или иных охраняемых законом правах и законных интересах, а только прямые (ближайшие, непосредственные). Например, в качестве последствия неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения в части 3 ст. 166 УК РФ закон предусматривает особо крупный ущерб. Фактически может иметь место не только причинение прямого имущественного ущерба. Следствием таких действий может явиться ухудшение материального положения собственника (или иного законного владельца), вытекающее из неисполнения им принятых на себя обязательств в связи с эксплуатацией автомобиля (например, штрафы за неисполнение договора перевозки, кредитного договора).

Это, в свою очередь, может привести в действие исполнение обязательств по залоговым соглашениям. Уголовный закон ограничивает основание уголовной ответственности лишь теми последствиями, которые являются существенными с точки зрения характера общественной опасности преступления, содержания конкретных общественных отношений (интересов), поставленных под уголовно-правовую охрану. С этой точки зрения существенное значение имеют только те обстоятельства в реализации права собственности, непосредственной причиной которых явилось неправомерное завладение автомобилем (или иным транспортным средством). Исключение из этого правила составляют случаи, специально предусмотренные в законе, когда в состав преступления включаются и производные последствия. Производное последствие этого деяния — смерть потерпевшего — предусматривается как особо квалифицирующее обстоятельство в части 4 этой статьи.

Причиной этих производных последствий является не действие (или бездействие), а его результат. Иногда прямые и производные последствия, определяя общественную опасность деяния, не включаются в содержание его объективной стороны. Напр 162 УК РФ. Прямым последствием разбоя как посягательства на чужое имущества является вред, причиненный экономическим интересам потерпевшего. Это последствие отвечает социальной и правовой природе разбоя как преступления против собственности. Все они характеризуют общественную опасность разбоя в отличие от других форм хищения. Тем не менее ни одно из указанных последствий не является признаком объективной стороны состава разбоя, не относится к числу его конструктивных признаков. Характеристики последствий в уголовном праве имеют различные формы. Они отражают содержание последствий; наступление (наличность) последствий; возможность наступления последствий. В зависимости от решения указанных вопросов устанавливаются различия между формальным, материальным, усеченным составом и составом реальной опасности. Однако далеко не во всех случаях последствия являются признаком объективной стороны состава преступления. Они имеют конструктивное значение только в материальных составах преступлений, момент окончания которых связывается законодателем с наступлением последствий определенного содержания. Содержание последствий определяется законодателем в зависимости от содержания объектов преступления. В общем все последствия, предусмотренные в Уголовном кодексе Российской Федерации, можно охарактеризовать как материальные и нематериальные. Материальные последствия предусмотренных в Кодексе преступлений отражают такие вредные для охраняемых уголовным законом интересов изменения, которые имеют материальное воплощение в реальном мире.

В зависимости от характера общественной опасности преступления его материальные последствия могут выражаться по-разному. Имущественный ущерб — убытки (в результате кражи, уничтожения, повреждения имущества или другого преступления) или как неполучение должного (в результате уклонения от уплаты налогов или средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей или другого преступления). Личные (неимущественные) последствия при указанной их разновидности выражаются в причинении вреда здоровью, смерти, физической боли и т.п. Неличные материальные последствия, как правило, характерны для преступлений, посягающих на интересы общества и государства, носителями свойств которых являются материальные объекты, — радиоактивное заражение окружающей среды (ст. 215 УК РФ); уничтожение, блокирование, модификация или копирование компьютерной информации (ст. 272, 273, 274 УК РФ) и др.

Содержание нематериальных последствий характерно для тех преступлений, которые посягают на интересы, не имеющие материального воплощения. Они определяются законодателем как вред, Причиненный правам и законным интересам граждан (ст. 140 УК РФ), правам и законным интересам граждан, организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства (ст. 285, 286, 288 УК РФ). Существенное значение для применения уголовного закона имеет объем содержания последствий преступления как признака объективной стороны его состава. Объем содержания последствий зависит от способа их описания в законе: формального или оценочного. При формальном способе описания в составе преступления (материальном, усеченном или составе реальной опасности) содержание последствий определяется законодателем конкретно посредством ограниченной совокупности признаков и в силу этого является исчерпывающим. Законодатель предоставляет правоприменителю определенную свободу усмотрения для включения в содержание последствий тех обстоятельств, которые в законе прямо не указаны, но могут быть положены в основание уголовной ответственности согласно характеру общественной опасности преступления. Типичным среди оценочных способов описания содержания последствий является использование словосочетания «тяжкие последствия» («иные тяжкие последствия»). Тяжкие последствия указываются в законе либо как обстоятельство, отягчающее наказание (п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ), либо как признак, усиливающий наказуемость (квалифицирующий или особо квалифицирующий признак). Как квалифицирующий (или особо квалифицирующий) этот признак указывается законодателем в составах преступлений, различных по своему характеру: похищение человека — пункт «в» ч. 3 ст. 126; изнасилование — пункт «б» ч. 3 ст. 131; невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат — часть 2 ст. 145.1; Несмотря на типичность указанной формулировки последствий, объем их содержания не может быть одномерным, одинаковым для всех различных по характеру преступлений.

Применение законодателем оценочных способов описания содержания последствий (как и других оценочных признаков) — самостоятельная и сложная проблема науки уголовного права, законодательной техники и практики применения уголовного закона, которая имеет давнюю историю. Трудности в ее решении обусловлены диалектически: до тех пор пока принципом уголовной ответственности будет установление справедливости, принципом уголовного права — дифференциация уголовной ответственности, а принципом назначения наказания — его индивидуализация, оценочное описание содержания последствий в составах конкретных преступлений, а также его использование в институте назначения наказания неизбежно. Преодоление этих трудностей — профессиональная задача, решение которой зависит не только от индивидуального правосознания правоприменителя, но и от правовой идеологии нашего общества. Нематериальные последствия преступлений не поддаются исчислению.

Они определяют качественное своеобразие преступления — ценность объекта, характер и степень его поражения (повреждения, разрушения). Отграничению преступления от малозначительного деяния или иного правонарушения служит такой признак последствий преступления, как «существенный вред». По общему правилу такое отграничение проводится в порядке части 2 ст. 14 УК РФ. Поэтому в составе преступления указанный признак, как правило, является излишним. В целом уголовно-правовое значение последствий как признака объективной стороны состава преступления определяется тем, что: — признак последствий является конструктивным признаком материального состава преступления; — уголовно-правовое значение имеют такие признаки последствий, как: а) содержание; б) наступление (наличность); в) возможность наступления последствий. В составе преступления конструктивное значение имеет только фактическое наступление последствий; — содержание последствий в тех составах преступлений, в которых они имеют конструктивное значение, определяется законодателем; — за пределами состава преступления последствия имеют значение обстоятельств, учитываемых судом при назначении наказания (как обстоятельства характера и степени общественной опасности преступления или обстоятельства, отягчающие наказание); — последствия преступлений служат критериями отграничения преступления от малозначительного деяния или иного правонарушения.

Причинная связь между общественно-опасным деянием и наступившими общественно-опасными последствиями

Способ, орудия, средства, обстоятельства места, обстоятельства времени и обстановка совершения преступления как факультативные признаки объективной стороны преступления.

Факультативные признаки объективной стороны состава преступления — признаки, имеющие избирательное правовое значение. Являясь факультативными с точки зрения общего понятия состава преступления, эти признаки в каждом конкретном составе преступления имеют обязательное значение (других признаков в составах конкретных преступлений и быть не может). В отличие от признаков деяния, последствий и причинной связи, они не определяют конструкцию состава преступления и избираются законодателем при создании уголовно-правовой нормы, как правило, для того, чтобы отразить в ней особенные обстоятельства, влияющие на степень общественной опасности конкретного преступления (или специфику его характера), а именно — место, время, способ, обстановку совершения преступления. Следует различать уголовно-правовой и процессуальный аспекты характеристики места совершения преступления. С точки зрения уголовно-процессуального закона, целей правосудия установление места (и времени) совершения преступления — необходимый этап полного, объективного и всестороннего исследования обстоятельства дела.

В силу этого по уголовно-процессуальному закону установление обстоятельств места и времени совершения преступления является общим требованием к процессуальному доказыванию. В процессуальном аспекте место трактуется как пространство, имеющее географические и административные координаты. Для установления истины по делу необходимо с максимально возможной точностью воссоздать реальные обстоятельства совершения преступления. Поэтому место, время совершения преступления — обстоятельства, имеющие неизменное процессуальное значение. Но то, что значимо для процесса доказывания, для установления истины, не всегда имеет собственное уголовно-правовое значение.

Место и время совершения преступления в уголовном праве — самостоятельные юридические признаки преступления. Это существенно отличает их уголовно-правовое значение от процессуального. Уголовно-правовое значение имеет не само место (как пространство), а указанные в законе обстоятельства места (и времени) совершения преступления. Самостоятельное юридическое значение обстоятельства места совершения преступления имеют только в тех случаях, когда они включаются законодателем в содержание уголовно-правовой нормы. Иногда этот признак используются по законодательному умолчанию. В статье 227 УК РФ нет прямого указания на «открытое море» как место совершения пиратства. Однако этот признак подразумевается законодателем как такой, по которому пиратство отличается от нападения с целью завладения чужим имуществом, соединенного с насилием, опасным для жизни и здоровья, или угрозой применения такого насилия (разбоя — ст. 162 УК РФ). Уголовный кодекс России определяет место совершения преступления посредством правовых критериев (статусов): открытое море (нейтральные воды), территориальные воды, особая экономическая зона, континентальный шельф, территория заповедника или заказника, таможенная граница, территория Российской Федерации и др.

Место совершения преступления определяется в Уголовном кодексе и как пространство, имеющее особое социальное значение — общественное место; жилище; хранилище; место захоронения человека; зона экологического бедствия; места нереста или миграционные пути к местам нереста; море или водный путь (с точки зрения не территории, а природной среды, естественных ресурсов) и др. Место совершения преступления может иметь и криминологическое значение. криминологическое значение обстоятельств совершения преступления не должно выходить за рамки профилактики преступлений и вторгаться в сферу криминализации (установления преступности деяния, дифференциации уголовной ответственности) и правосудия (индивидуализации ответственности). Например, общественная опасность кражи, категория преступления и мера ответственности лица за его совершения не могут зависеть от того, что преступление совершено в типичном для краж месте.

Правовой критерий значения места совершения преступления, вытекающий из буквы уголовного закона, является объективным1. Время совершения преступления также может рассматриваться во всех указанных выше аспектах. В соответствии с частью 2 ст. 9 УПК РФ время совершения преступления — это временной промежуток, в течение которого совершается преступление. Для реальных обстоятельств совершения преступления, их установления и доказывания, конечно, имеют значение астрономические критерии времени совершения преступления: без них невозможно определить границы преступления как факта реальной действительности. Иное значение имеют признаки состава преступления. Состав преступления — юридическая абстракция. Система его элементов и признаков подчинена цели установления юридических оснований ответственности. Это определяет и специфику определения времени совершения преступления как юридического признака. Характерной особенностью времени совершения преступления в уголовном праве является то, что этот признак требует законодательного определе ния. Например, в английском уголовном праве совершение хищения в ночное время квалифицируется как «берглери» (ночная кража со взломом).

Признак времени используется законодателем для характеристики действия уголовного закона (ст. 9 УК РФ), а время совершения преступления определяется как «время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий». Для уголовного закона безразлично, в какой день года, время суток, час совершено преступление (и сколько времени оно длилось или продолжалось). Для основания уголовной ответственности по Уголовному кодексу России время значимо лишь как формальное (указанное в законе) обстоятельство, продолжительность юридически значимой ситуации: время, определяемое продолжительностью физиологического процесса родов (ст. 106 УК РФ); период действия закона (ст. 9 УК РФ); срок, установленный для возвращения на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран (ст. 190 УК РФ).

Как видно, признак времени совершения преступления используется законодателем в тех случаях, когда преступность и (или) наказуемость деяния ставится им в зависимость от периода действия других юридически значимых обстоятельств. Таким образом, время совершения преступления — это указанный в законе период действия и наказуемости деяния. В этой трактовке время означает то же, что и обстановка совершения преступления. Характеристика признаков «места» и «времени» совершения преступления показывает, что в уголовном праве имеют значение не сами понятия места и времени совершения преступления, а обстоятельства места и времени совершения преступления, имеющие уголовно-правовое значение. В тексте уголовного закона способ совершения преступления имеет различные формы описания. Оценочное описание способа совершения преступления, как правило, используется в тех случаях, когда он увеличивает степень общественной опасности преступления, так как характеризует интенсивность преступной деятельности, тяжесть последствий. В этом качестве признак способа совершения преступления используется законодателем, например, в пунктах «д» и «е» ч. 2 ст. 105, пунктах «б» и «в» ч. 2 ст. 111 и других статьях УК РФ. В таких случаях способ совершения преступления, как правило, имеет значение признака, усиливающего наказуемость преступления (квалифицирующего признака). Описание метода совершения преступления характеризует формальную содержательную сторону способа совершения преступления. В этом качестве признак способа в составе преступления может иметь различное значение: — являться признаком основного состава; — играть роль квалифицирующего признака, усиливающего наказуемость преступления. Эти указанные в законе обстоятельства определяют преступность деяния и отграничивают его от другого неодобряемого поведения (агрессии, равнодушия и т.п.).

Метод совершения хищения разграничивает кражу (тайное хищение — ст. 158 УК РФ), грабеж (открытое хищение — ст. 161 УК РФ), разбой (хищение, соединенное с насилием, опасным для Жизни и здоровья, или угрозой применения такого насилия — ст. 162УК РФ) и мошенничество (хищение путем обмана или злоупотребления доверием — ст. 159 УК РФ). В других случаях метод совершения преступления играет роль квалифицирующего признака. В этом качестве часто выступает признак использования служебного положения при совершении преступления — часть 2 ст. 137, пункт «6» ч. 2 ст. 282, часть 3 ст. 256 и др. статьи УК РФ.

В этом смысле их можно назвать приспособлениями, такими, как орудие взлома в руках вора, нож в руках разбойника. В большинстве составов преступлений, предусмотренных в Особенной части Уголовного кодекса, орудия преступления относятся к способу его совершения, поскольку законодатель указывает на их применение (например, в ч. 2 ст. 162, ст. 213 УК РФ). В одном случае применение оружия (или предметов, используемых в качестве оружия) является признаком квалифицированного состава, а в другом случае — признаком основного состава. Наличие оружия (вооруженность), в отличие от применения оружия, не относится к способу совершения преступления, а имеет самостоятельное юридическое значение, т.е. выступает в роли отдельного признака объективной стороны состава преступления — статья 208 УК РФ («Организация незаконного вооруженного формирования или участия в нем»); статья 209 УК РФ («Бандитизм») (создание устойчивой вооруженной группы).

Средством совершения преступления является использование свойств предметов, процессов или явлений материального мира, которое служит необходимым звеном в процессе причинения вреда охраняемым законом общественным отношениям. Средством для производства взрыва служит взрывное устройство, свойства взрывных веществ. Средства преступления сами являются носителями опасных свойств. Орудия преступления этим качеством не обладают. Средства совершения преступления имеют сходство с признаком его способа (метода). В то же время сходство не означает тождества этих признаков. Способ так же, как орудие совершения преступления, характеризует содержательную сторону деятельности, а средство — характер причинения. В развитии причинной связи средство совершения преступления выступает посредником между лицом — деятелем (причинителем) и результатом. Таким образом, способ и средства совершения преступления отражают различные стороны преступления — содержание деятельности и ее последовательность.

А.В. Наумов выделяет следующие группы способов:

  • 1) в диспозиции указывается единственный способ совершения конкретного преступления. Например, в краже - тайный способ хищения;
  • 2) диспозиция содержит точный перечень возможных способов совершения преступления. В ст. 110 УК РФ (доведение до самоубийства)3) диспозиция содержит примерный перечень возможных способов совершения преступления. Обычно перечисление конкретных способов заканчивается выражением "иным способом". Так, в ч. 1 ст. 183 УК РФ
  • 4) из диспозиции статьи вытекает, что преступление может быть совершено любым способом. Например, ст. 194 УК РФ (уклонение от уплаты таможенных платежей).

Понятие, содержание и значение субъективной стороны преступления

Субъективная сторона преступления - психическая деятельность лица, непосредственно связанная с совершеннее преступления.(Рарог)

субъективная сторона преступления - это вся психическая деятельность, которая инициирует и сопровождает совершение преступления, в котором в различном соотношении находят свое выражение интеллектуальные, волевые и эмоциональные составляющие (моменты), и решение о совершении преступления принимается в условиях, когда лицо могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.(Сундуров)

Субъективная сторона образует психологическое, т.е. субъективное, содержание преступления, поэтому является его внутренней (по отношению к объективной) стороной. В отличие от объективной стороны преступления, составляющей его фактическое содержание, субъективная сторона характеризует процессы, протекающие в психике виновного, поэтому она не поддается непосредственному восприятию органами чувств человека, а познается только путем анализа и оценки поведения правонарушителя и всех объективных обстоятельств совершения преступления. Субъективная сторона преступления устанавливается на основе всех обстоятельств совершения преступления, характеризующих прежде всего конкретное деяние (действие или бездействие), способ и обстановку его совершения, особенности лица, действовавшего виновно, его интеллектуальные, волевые и эмоциональные свойства в той мере, в какой они проявились в данном деянии.

Содержание субъективной стороны преступления раскрывается с помощью таких юридических признаков, как вина, мотив, цель. Представляя различные формы психической активности, эти признаки органически связаны между собой и взаимозависимы. Вместе с тем вина, мотив и цель — это психологические явления с самостоятельным содержанием, ни одно из них не включает в себя другое в качестве составной части. Юридическое значение каждого из этих знаков также различно. Вина как определенная форма психического отношения лица к совершаемому им общественно опасному деянию составляет ядро которые в отличие от вины являются не обязательными, а факультативными признаками субъективной стороны преступления. Особой оценки в связи с субъективной стороной преступления заслуживают эмоции, т.е. переживания лица в связи с совершаемым преступлением. Следует иметь в виду, что эмоции, сопровождающие подготовку преступления и процесс его совершения, в некоторых случаях, предусмотренных законом (ст. 106, 107, 113 УК РФ), имеют мотивообразующее значение. Однако в этих случаях эмоции характеризуют не психическую деятельность виновного, а его психическое состояние, т.е. характеризуют не субъективную сторону, а субъекта преступления, следовательно, они не имеют значения самостоятельного признака субъективной стороны. содержание субъективной стороны преступления, как и психическая деятельность любого иного сознательно-волевого акта поведения, состоит из определенного соотношения интеллектуальных, волевых и эмоциональных моментов, которые в той или иной мере проявляют себя в конкретном содержании таких ее уголовно-правовых структурных единиц-признаков, как вина, мотив и цель.

Юридическое значение субъективной стороны преступления выражается в следующем:

  1. как составная часть основания уголовной ответственности она отграничивает преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение общественно опасных последствий без вины (СТ. 5 УК РФ); неосторожное совершение деяния, наказуемого лишь при наличии умысла (ст. 115 УК РФ);
  2. субъективная сторона преступления позволяет отграничить друг от друга составы преступления, сходные по объективным признакам. Так, преступления, предусмотренные статьями 105 и 109 УК РФ, различаются только по форме вины;
  3. фактическое содержание факультативных признаков субъективной стороны преступления, даже если они не указаны в норме Особенной части Уголовного кодекса, в значительной мере определяет степень общественной опасности как преступления, так и лица, его совершившего, а значит, характер ответственности и размер наказания с учетом предписаний, изложенных в статьях 61, 63 и 64.

Вина как основной признак субъективной стороны преступления

Вина, по общему признанию, относится к субъективной стороне преступления, но соотношение этих категорий в уголовно-правовой литературе — предмет продолжительной дискуссии. Совпадают ли понятия субъективной стороны преступления и вины или эти понятия не тождественны? На данный вопрос имеется два разных ответа. Одни авторы полагают, что вина и представляет собой субъективную сторону преступления, что эти понятия совпадают по своему содержанию (А.А. Пионтковский, П.С. Дагель, Д.В. Котов, Е.В. Ворошилин, Г.А. Кригер и др.).

Другие считают, что субъективная сторона, являясь более емким понятием, не исчерпывается содержанием вины, субъективная сторона якобы включает наряду с виной и другие психические моменты (мотив, цель, эмоции). Данная точка зрения получила распространение и в учебной литературе. Ответ на этот вопрос и наиболее полное представление о содержании дискуссии можно получить лишь после раскрытия содержания вины и ее компонентов.

Вина - психическое отношение лица к совершенному им обественно опасному деянию,предусмотренному уз, и к его последятвиям.(Рарог)

"Вина — это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное или безразличное отношение к интересам личности и общества".(Игнатов)

Основным юридическим признаком, характеризующим психологическое содержание любого правонарушения, является вина. Подчеркивая общеправовое и этическое значение вины, Г.В. Назаренко пишет: «Проблема вины выходит за рамки уголовного права и права вообще. Принцип виновной ответственности является не только правовым, но и нравственным. Это означает, что категория вины вообще и в уголовном праве в частности насыщена определенным философско-этическим содержанием. Проблема вины есть проблема нравственно-правовой оценки антиобщественного поведения, осуществляемая нормативными средствами»2. Принцип ответственности за деяния, совершенные только при наличии вины, получил законодательное закрепление в статье 5 УК РФ, согласно которой ... Это означает, что уголовной ответственности без вины быть не может, что вина является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности и наказания и что объективное вменение не допускается. Человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая свободой воли, понимаемой как способность выбирать линию социально значимого поведения, отдавать отчет своим действиям и руководить ими.Принцип вины - необходимое условие осуществления целей наказания. В условиях человеческого общества наказание является не только средством самозащиты от преступных посягательств, но и средством исправления лиц, совершивших преступление. Очевидно, что гуманные цели наказания останутся оторванной от жизни абстракцией, если они не будут основываться на принципе вины.

Принцип вины положен в основу построения всех институтов уголовного права России и прежде всего - определения оснований уголовной ответственности и индивидуализации наказания. Так, согласно ч. 1 ст. 24 УК России "виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности".Степень вины является одним из ее показателей. В уголовном законодательстве это понятие отсутствует <1>, но в судебной практике оно применяется достаточно широко. Ряд ученых считают, что "степень вины" представляет собой уголовно-правовую категорию, дающую "обобщенную оценку всех субъективных моментов совершенного преступления - формы вины, вида умысла или неосторожности, характера мотива, цели, эмоциональных моментов.

Степень вины есть количественно-качественная характеристика вины, т.е. количественная сторона последней, тесно связанная с ее качеством <1>. Это мера, сравнительная величина (в высшей степени - очень, весьма; до известной степени - отчасти, в какой-то мере; в слабой степени - недостаточно, слабо) <2> вины, раскрывающая только те ее свойства, которые являются существенными и образуют содержание и сущность вины, отражаются в определениях ее форм и видов. Степень вины показывает глубину, границы, пределы осознания виновным фактического характера и общественной опасности своих действий (бездействия) и их последствий, меру свободы или связанности его поведения внешними условиями конкретной ситуации или внутренними условиями, ограничивающими вменяемость лица, величину проявления общественной опасности деяния и личности виновного в его психической деятельности, связанной с формированием преступного умысла или намерения действовать с нарушением соответствующих правил, глубину низменности, упречности, субъективной опасности, нашедшую отражение в вине и других признаках субъективной стороны преступления.

Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми элементами: интеллектуальным и волевым. Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины — умысел и неосторожность, описанные в статьях 25 и 26 УК РФ, по отношению к которым вина является родовым понятием. Признать лицо виновным — значит установить, что оно совершило преступное деяние либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, установление умышленного или неосторожного характера совершенного преступления — это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него. Вина — это понятие не только психологическое, но и юридическое. «Правовой и психологический аспекты в определении вины тесно сочетаются, взаимодействуют». Поскольку преступлением признается только общественно опасное деяние, то лицо, его совершившее, виновно перед обществом, перед государством. Эта сторона вины раскрывается в ее социальной сущности, которую составляет проявившееся в конкретном преступлении неправильное, искаженное отношение к основным ценностям общества, отношение, которое при умысле обычно является отрицательным, а при неосторожности — пренебрежительным (асоциальная установка) либо недостаточно бережным (недостаточно выраженная социальная установка). Важным показателем, характеризующим вину, является степень вины, под которой понимается количественная характеристика социальной сущности вины. Она определяется как формой вины, так и спецификой психической деятельности лица, целями и мотивами его поведения, его личностными особенностями и т.д. Сознание и воля — это элементы психической деятельности человека, совокупность которых образует содержание вины. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу, всякий интеллектуальный процесс включает и волевые элементы, а волевой, в свою очередь, включает интеллектуальные.

Нужно исходить из того, что между сознанием и волей имеется различие. Предметное содержание каждого из них в конкретном преступлении определяется конструкцией состава данного преступления. Интеллектуальный элемент вины включает осознание свойств объекта и характера совершенного деяния, а также таких дополнительных объективных признаков, как место, время, обстановка и т.п., если они введены законодателем в состав данного преступления. В преступлениях с материальным составом интеллектуальный элемент включает, кроме того, и предвидение (либо возможность предвидения) общественно опасных последствий. Содержание волевого элемента вины также определяется конструкцией состава конкретного преступления. Предметом волевого отношения субъекта является очерченный законодателем круг фактических обстоятельств, определяющих юридическую сущность преступного деяния. Сущность волевого процесса при совершении умышленных преступлений заключается в сознательной направленности действий на достижение поставленной цели, а при неосторожных преступлениях — в неосмотрительности, беспечности, которые проявило лицо в своем поведении, повлекшем вредные последствия.

Особенность волевого процесса в неосторожных преступлениях заключается в том, что лицо не напрягает своих психических усилий. Форма вины — это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли лица, совершающего преступление, которое характеризует его отношение к этому деянию. Уголовное законодательство предусматривает две формы вины — умысел и неосторожность. Уголовный кодекс Российской Федерации предусматривает деление умысла на прямой и косвенный (ст. 25), а по неосторожности — на легкомыслие и небрежность (ст. 26). Вина реально существует только в определенных законодателем формах и видах, вне их вины быть не может. Форма вины в конкретных преступлениях либо указывается в диспозициях статей Особенной части Уголовного кодекса, либо подразумевается. Во многих случаях умышленная форма вины с очевидностью вытекает из цели деяния (например, терроризм, кража, грабеж, диверсия), либо из характера описанных в законе действий (например, изнасилование, клевета, получение взятки), либо из указания на заведомую незаконность действий или на их злостный характер. В таких случаях указывать на форму вины в диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса нет необходимости. Если преступление предполагает только неосторожную форму вины, это во всех случаях обозначено в соответствующей норме Особенной части Кодекса. И только в отдельных случаях деяние является преступным при совершении как с умыслом, так и по неосторожности; в подобных случаях форма вины устанавливается посредством толкования соответствующих норм.

Юридическое значение формы вины

Форма вины является субъективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в тех случаях, когда закон устанавливает уголовную ответственность только за умышленное совершение общественно опасного деяния (например, ст. 115 УК РФ).

Форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины. Так, форма вины служит разграничительным критерием квалификации убийства (ст. 105 УК РФ) и причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), причинения тяжкого вреда здоровью (ст. 111 и 118 УК РФ), уничтожения или повреждения имущества (ст. 167 и 168 УК РФ).

Вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

Форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной классификации преступлений: в соответствии со ст. 15 УК к категориям тяжких и особо тяжких относятся только умышленные преступления.

Форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы. Согласно ст. 58 УК лица, осужденные к этому наказанию за преступления, совершенные по неосторожности, отбывают наказание в колониях-поселениях, а лица, осужденные за умышленные преступления, — в колониях-поселениях, исправительных колониях общего, строгого или особого режима либо в тюрьме.

Умысел и его виды

Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния и предвидение его общественно опасных последствий характеризуют процессы, протекающие в сфере сознания, и поэтому образуют интеллектуальный элемент прямого умысла, а желание наступления указанных последствий относится к волевой сфере психической деятельности и составляет волевой элемент прямого умысла. Осознание общественно опасного характера совершаемого деяния включает представление об объекте преступления, о содержании действия (бездействия), посредством которого осуществляется посягательство, а также о тех фактических обстоятельствах (время, место, способ, обстановка), при которых происходит преступление. Отражение всех этих компонентов в сознании виновного дает ему возможность осознать объективную направленность деяния на определенные социальные блага, его вредность для системы существующих в стране общественных отношений, т.е. его общественную опасность. Осознание общественной опасности деяния не следует отождествлять с осознанием его противоправности, т.е. запрещенности уголовным законом. В подавляющем большинстве случаев лица, совершающие умышленные преступления, осознают их противоправность. Однако закон не включает осознание противоправности совершаемого деяния в содержание этой формы вины, поэтому преступление может быть признано умышленным и в тех (весьма редких) случаях, когда противоправность совершенного деяния не осознавалась виновным. Предвидение — это отражение в сознании тех событий, которые обязательно произойдут, должны или могут произойти в будущем. Поэтому под предвидением общественно опасных последствий следует понимать мысленное представление виновного о том вреде, который причинит или может причинить его деяние общественным отношениям, поставленным под защиту уголовного закона. При прямом умысле предвидение включает:представление о фактическом содержании предстоящих изменений в объекте посягательства;понимание их социального значения, т.е. вредности для общества;осознание (хотя бы в общих чертах) причинно-следственной зависимости между действием или бездействием и общественно опасными последствиями. Следует заметить, что в преступлениях с формальным составом последствия не включены в объективную сторону, поэтому ни интеллектуальное, ни волевое отношение к ним в содержание умысла не входят. В соответствии с частью 2 ст. 25 УК РФ прямой умысел характеризуется, в частности, предвидением возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий. Интеллектуальный элемент этого вида умысла включает, как правило, предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий. Лицо, намеренное причинить определенные последствия, убеждено в реальном осуществлении своих намерений, оно опережающим сознанием отражает общественно опасные последствия в идеальной форме, т.е. видит их как уже наступившие, и, следовательно, представляет их себе как неизбежные.

Лишь в отдельных случаях совершения преступления с прямым умыслом общественно опасные последствия предвидятся не как неизбежные, а лишь как реально возможные. Например, выбрасывая малолетнего ребенка из окна третьего этажа многоэтажного дома, виновный понимает, что и смерть, и любой тяжести вред здоровью потерпевшего будут в зависимости от обстоятельств падения (например, на ветви дерева или в снежный сугроб) одинаково закономерным результатом этого преступления. В данном случае желаемое последствие (смерть) предвидится не как неизбежное, а как реально возможное последствие преступления.

Желание — это воля, мобилизованная на достижение цели, это стремление к определенному результату. Оно может иметь различные психологические оттенки. При прямом умысле желание заключается в стремлении к определенным последствиям, которые могут выступать для виновного в качестве: — конечной цели (убийство из ревности, мести); — промежуточного этапа (убийство с целью облегчить совершение другого преступления); — средства достижения цели (убийство с целью получения наследства); — необходимого сопутствующего элемента деяния. Законодательное определение прямого умысла ориентировано на преступления с материальным составом. Однако в российском законодательстве большинство преступлений имеют формальный состав, и последствия находятся за его пределами. В таких составах предметом желания являются сами общественно опасные действия (бездействие). Так, субъект клеветы, осознавая, что распространяемые им сведения порочат честь и достоинство другого лица или подрывают его репутацию и при этом являются заведомо ложными, желает распространить именно ложные и порочащие другое лицо измышления.

А поскольку сознательно совершаемые действия всегда желаемы для действующего лица, то умысел в преступлениях с формальным составом может быть только прямым. Помимо содержания важным показателем прямого умысла является его направленность, которая во многих случаях определяет квалификацию умышленного преступления. Под направленностью умысла понимается мобилизация интеллектуально-волевых усилий виновного на совершение деяния, посягающего на определенный объект, совершаемого определенным способом, причиняющего определенные последствия, характеризующегося наличием определенных отягчающих и смягчающих обстоятельств.Косвенный умысел в соответствии с законом (ч. 3 ст. 25 УК РФ) имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично. Осознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле по существу не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и при косвенном умысле.

Предвидение неизбежности наступления последствий означает наличие не косвенного, а прямого умысла. Невозможно говорить о нежелании причинить вредные последствия, если человек мобилизует свою волю на совершение действий, которые заведомо повлекут указанные последствия. Поэтому действующий Уголовный кодекс связывает предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий исключительно с прямым умыслом. Напротив, косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий. При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, т.е. считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Косвенный умысел, да и вообще умысел исключается, если субъект не распространяет возможность наступления вредных последствий на данный конкретный случай, т.е. осознает закономерность наступления таких последствий лишь в других аналогичных случаях.

Итак, интеллектуальный элемент косвенного умысла характеризуется осознанием общественной опасности совершаемого деяния и предвидением реальной возможности наступления общественно опасных последствий. Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение (ч. 3 ст. 25 УК РФ). Однако подчеркнутое законодателем отсутствие желания причинить вредные последствия означает лишь отсутствие прямой заинтересованности в их наступлении, его нельзя понимать как нежелание указанных последствий, стремление избежать их наступления (активное нежелание). Было бы неверным утверждать, что лицо, действующее с косвенным умыслом, относится к общественно опасным последствиям отрицательно, стремится к их ненаступлению. На самом деле сознательное допущение означает, что виновный вызывает своими действиями определенную цепь событий и сознательно, т.е. осмысленно, намеренно, допускает развитие причинно-следственной цепи, приводящее к наступлению общественно опасных последствий. Он заранее соглашается с наступлением общественно опасных последствий, готов принять их как плату за достижение конечной цели деяния, лежащей за рамками состава преступления. Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. Оно означает отсутствие активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется, «не задумываясь» о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной.

Он невозможен, как уже подчеркивалось, при совершении преступлений с формальным составом, а также в преступлениях, состав которых включает специальную цель деяния, при покушении на преступление и приготовлении к преступлению, при сознании неизбежности наступления общественно опасных последствий, а также в действиях организатора, подстрекателя и пособника. Различие между прямым и косвенным умыслом по содержанию интеллектуального элемента состоит в неодинаковом характере предвидения последствий. Если прямой умысел характеризуется предвидением, как правило, неизбежности, а иногда реальной возможности наступления общественно опасных последствий, то косвенному умыслу присуще предвидение только реальной возможности наступления таких последствий. Но основное различие между прямым и косвенным умыслом заключается в том, что волевое отношение субъекта к последствиям проявляется в различных формах.

Строгое разграничение умысла на прямой и косвенный необходимо для правильного применения ряда уголовно-правовых институтов (приготовление, покушение, соучастие и др.), для квалификации преступлений, законодательное описание которых предполагает только прямой умысел, для определения степени вины, степени общественной опасности деяния и личности виновного, а также для индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Помимо деления умысла на виды в зависимости от особенностей их психологического содержания, теория и практика уголовного права знают и иные классификации видов умысла. Так, по моменту возникновения преступного намерения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший. Нередко заранее обдуманный умысел свидетельствует об особом коварстве виновного или об изощренности способов достижения преступной цели, которые могут проявляться в применении хитроумных ловушек для доверчивой жертвы, в использовании для достижения преступной цели других лиц, не осознающих своей роли в совершаемом преступлении, в применении взрывных устройств, замаскированных под безобидные предметы и срабатывающих при физическом контакте с ними, в использовании поддельных документов или формы работников милиции при совершении преступления и т.п. При таких обстоятельствах заранее обдуманный умысел существенно повышает общественную опасность деяния и личности виновного. Внезапно возникшим является такой вид умысла, который реализуется в преступлении сразу же или через незначительный промежуток времени после его возникновения. Внезапно возникший умысел может быть простым или аффектированным. Простым внезапно возникшим умыслом называется такой умысел, при котором намерение совершить преступление возникло у виновного в нормальном психическом состоянии и было реализовано сразу же или через незначительный промежуток времени после возникновения.

Аффектированный умысел характеризует не столько момент, сколько психологический механизм возникновения намерения совершить преступление. Поводом к его возникновению являются неправомерные или аморальные действия потерпевшего в отношении виновного или его близких либо систематическое противоправное или аморальное поведение потерпевшего, создавшее длительную психотравмирующую ситуацию. Этим и обусловлено смягчение наказания за преступление, совершенное с аффектированным умыслом.

По психологическому содержанию и заранее обдуманный, и внезапно возникший умысел может быть как прямым, так и косвенным. В зависимости от степени определенности представлений субъекта о важнейших фактических и социальных свойствах совершаемого деяния умысел может быть определенным (конкретизированным) или неопределенным (неконкретизированным). Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется наличием у виновного конкретного представления о качественных и количественных показателях вреда, причиняемого деянием. Если у субъекта имеется четкое представление о каком-то одном индивидуально-определенном результате, умысел является простым определенным. Альтернативный умысел — это такая разновидность определенного умысла, при котором виновный предвидит примерно одинаковую возможность наступления двух или большего числа индивидуально-определенных последствий. Преступления, совершаемые с альтернативным умыслом, следует квалифицировать в зависимости от фактически причиненных последствий. Так, лицо, наносящее проникающее ножевое ранение в грудь, действует с альтернативным умыслом, если с равной долей вероятности предвидит любое из двух возможных последствий: смерть или тяжкий вред здоровью.

Его действия должны квалифицироваться как умышленное причинение тех последствий, которые фактически наступили. Неопределенный ( неконкретизированный) умысел характеризуется тем, что у виновного имеется не индивидуально-определенное, а обобщенное представление об объективных свойствах деяния, т.е. он осознает только его видовые признаки. Например, нанося сильные удары ногами по голове, груди и животу, виновный предвидит, что в результате будет причинен вред здоровью потерпевшего, но не осознает степени тяжести этого вреда. Подобное преступление, как совершенное с неопределенным умыслом, следует квалифицировать как умышленное причинение того вреда здоровью, который фактически наступил.

Неосторожность и ее виды

Совершение неосторожных преступлений объясняется главным образом недисциплинированностью, беспечностью некоторых лиц, их пренебрежительным отношением к выполнению своих профессиональных и иных обязанностей, невнимательным отношением к жизни и здоровью окружающих, принятием на себя функций, которые виновный не способен осуществить из-за отсутствия должной квалификации, опыта, образования, по состоянию здоровья либо по иным причинам. Неосторожные преступления могут совершаться в бытовой сфере, в сфере профессиональной либо управленческой деятельности, причем во всех этих случаях они имеют место как вне действия технических средств и без их использования, так и в сфере действия и использования этих средств. при совершении неосторожных преступлений, нельзя привлечь к уголовной ответственности за приготовление, покушение и соучастие.

Закон подразделяет неосторожность на два вида — легкомыслие и небрежность. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на их предотвращение — его волевой элемент. Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию.

Это объясняется тем, что сами действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют уголовно-правового значения. Вместе с тем, поскольку легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторожности, установленных для предотвращения вреда, осознанность собственного поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с небрежностью. Лицо, действующее по легкомыслию, всегда осознает отрицательное значение возможных последствий для общества и именно поэтому стремится к предотвращению этих последствий. Следовательно, при легкомыслии виновный осознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия. По своему интеллектуальному элементу легкомыслие имеет некоторое сходство с косвенным умыслом.

Но если при косвенном умысле виновный предвидит реальную (т.е. для данного конкретного случая) возможность наступления общественно опасных последствий, то при легкомыслии эта возможность предвидится как абстрактная: субъект предвидит, что подобного рода действия вообще могут повлечь за собой общественно опасные последствия, но полагает, что в данном конкретном случае они не наступят. Предвидение абстрактной, т.е. отвлеченной от данной конкретной ситуации, возможности наступления общественно опасных последствий характеризуется тем, что виновный не осознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении своих психических сил мог бы осознать это. Он легкомысленно, несерьезно подходит к оценке тех обстоятельств, которые, по его мнению, должны предотвратить наступление преступного результата, но на самом деле оказались неспособными противодействовать его наступлению.

Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно.Закон характеризует волевое содержание легкомыслия как расчет на предотвращение общественно опасных последствий, имеющий под собой вполне реальные, хотя и недостаточные основания. При этом виновный рассчитывает на конкретные, реальные обстоятельства, способные, по его мнению, противодействовать наступлению преступного результата: на собственные личные качества (силу, ловкость, опыт, мастерство), на действия других лиц или механизмов, а также на иные обстоятельства, значение которых он оценивает неправильно, вследствие чего расчет на предотвращение преступного результата оказывается неосновательным, самонадеянным, не имеющим достаточных к тому оснований.

Небрежность - это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит общественно опасных последствий своего деяния ни как неизбежных, ни как реально или даже абстрактно возможных. Однако их непредвидение вовсе не означает отсутствия всякого психического отношения к наступлению таких последствий, а представляет особую форму этого отношения. Непредвидение последствий при небрежности свидетельствует о пренебрежении лица к требованиям закона, правилам общежития, интересам других лиц.

Сущность этого вида неосторожной вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть общественно опасные последствия совершаемых им действий, не проявляет необходимой внимательности и предусмотрительности, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий, не превращает реальную возможность в действительность. Небрежность характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Отрицательный признак небрежности — непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий — включает, во-первых, отсутствие осознания общественной опасности совершаемого деяния, а во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. Положительный признак небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог проявить необходимую внимательность и предусмотрительность и предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Именно этот признак превращает небрежность в разновидность вины в ее уголовно-правовом понимании.

Он устанавливается с помощью двух критериев: долженствование означает объективный критерий, а возможность предвидения — субъективный критерий небрежности.Объективный критерий небрежности имеет нормативный характер и означает обязанность лица предвидеть наступление общественно опасных последствий с соблюдением требований необходимой внимательности и предусмотрительности. Эта обязанность может основываться на законе, на должностном статусе виновного, на профессиональных функциях или на обязательных правилах общежития и т.д. Отсутствие обязанности предвидеть последствия исключает вину данного лица в их фактическом причинении.

Но и наличие такой обязанности само по себе еще не является достаточным основанием для признания лица виновным. При наличии обязанности предвидеть последствия (объективный критерий небрежности) необходимо еще установить, что лицо имело реальную возможность в данном конкретном случае предвидеть наступление общественно опасных последствий (субъективный критерий), но эту возможность не реализовало и последствий не избежало. Субъективный критерий небрежности означает персональную способность лица в конкретной ситуации и с учетом его индивидуальных качеств предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Это означает, что возможность предвидения последствия определяется, во-первых, особенностями ситуации, в которой совершается деяние, а во-вторых, индивидуальными качествами виновного. Ситуация не должна быть чрезмерно сложной, чтобы задача предвидеть последствия была в принципе разрешимой.

А индивидуальные качества виновного (его физические данные, уровень развития, образование, профессиональный и жизненный опыт, состояние здоровья, степень восприимчивости и т.д.) должны позволять правильно воспринять информацию, вытекающую из обстановки совершения деяния, и дать правильные оценки и сделать обоснованные выводы. Наличие этих двух предпосылок делает для виновного реально возможным предвидение общественно опасных последствий.

Законодательные формулировки легкомыслия и небрежности ориентированы на преступления с материальным составом. Вопрос о возможности совершения по неосторожности преступлений, имеющих формальный состав, является спорным. Неосторожность в виде легкомыслия в преступлениях с формальным составом существовать не может по тем же соображениям, что и косвенный умысел. А вопрос о возможности существования небрежности в таких преступлениях должен решаться в соответствии с действующим законом. Введя норму о невиновном причинении вреда, законодатель предусмотрел два варианта субъективного случая: один из них ориентирован на формальные составы, другой — на материальные. Невиновным закон (ч. 1 ст. 28 УК РФ) признает совершение деяния... Из этого следует вывод: если лицо не осознавало общественной опасности своего деяния, но по обстоятельствам дела должно было и могло осознавать ее, деяние признается виновным. В этом случае вина выражается в неосторожности в виде небрежности.От преступной небрежности необходимо отличать невиновное причинение вреда (случай, казус), т.е. такую ситуацию, когда лицо не осознает преступного характера своего деяния или не предвидит возможности наступления преступных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Невиновное причинение вреда

В соответствии со статьей 5 УК РФ уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается. Уголовный кодекс Российской Федерации впервые включил норму о невиновном причинении вреда, предусмотрев две его разновидности. В части 1 ст. 28 УК РФ закреплена такая разновидность невиновного причинения вреда, которая в теории уголовного права именуется субъективным случаем, или «казусом». Применительно к преступлениям с формальным составом это означает, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия). Подобного рода «казусом» является, например, сбыт поддельной денежной купюры лицом, которое не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать, что купюра является фальшивой. Применительно к преступлениям с материальным составом субъективный случай заключается в том, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Эта разновидность субъективного случая отличается от небрежности отсутствием либо обоих, либо хотя бы одного из его критериев. Для установления субъективного случая не обязательно одновременное отсутствие обоих критериев небрежности, достаточно отсутствия хотя бы одного из них — или объективного, или субъективного. В части 2 ст. 28 УК РФ закреплена новая, ранее неизвестная закону и судебной практике разновидность невиновного причинения вреда. Она характеризуется тем, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Отказавшись от постановки вопроса о способности или неспособности субъекта осознавать характер своих действий и руководить ими, законодатель невольно перевел проблему из субъективной плоскости в объективную. В ситуации, описанной в части 2 ст. 28 УК РФ, причинение вреда признается невиновным не из-за дефектов интеллектуального или волевого отношения, а вследствие объективной невозможности предотвратить наступление общественно опасных последствий по одной из двух указанных в законе причин. Во-первых, невозможность предотвратить вредные последствия, которые охватываются предвидением действующего лица, исключает уголовную ответственность, если она обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда требованиям экстремальных условий, т.е. таким неожиданно возникшим или изменившимся ситуациям, к которым лицо не готово и по своим психофизиологическим качествам неспособно принять адекватное решение и найти способ предотвращения вредных последствий (например, в условиях аварии по причине конструктивных дефектов или заводского брака машины или механизма; в обстановке стихийного бедствия или чрезвычайной ситуации; в случае возникновения нештатной ситуации при выполнении работ водолазами, спелеологами, при занятии альпинизмом и т.д.).

Во-вторых, деяние признается невиновным, если невозможность предотвратить общественно опасные последствия обусловлена несоответствием психофизиологических качеств причинителя вреда его нервно-психическим перегрузкам (усталость, физическое или психическое перенапряжение в результате тяжелой физической работы, длительного непрерывного интеллектуального труда, например при работе пилота самолета или машиниста электровоза во вторую смену подряд).

Преступления с двумя формами вины

В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются с какой-то одной формой вины. Но иногда законодатель усиливает ответственность за умышленное преступление, если оно по неосторожности причинило последствие, которому придается значение квалифицирующего признака. В таких случаях возможно параллельное существование двух разных форм вины в одном преступлении. Две формы вины могут параллельно сосуществовать только в квалифицированных составах преступлений: умысел как конструктивный элемент основного состава умышленного преступления и неосторожность в отношении квалифицирующих последствий. Реальная основа для существования преступлений с двумя формами вины заложена в своеобразной законодательной конструкции отдельных составов преступлений.

Это своеобразие состоит в том, что законодатель как бы сливает в один состав, т.е. юридически объединяет два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое — неосторожным, причем оба могут существовать самостоятельно, но в сочетании друг с другом образуют качественно иное преступление со специфическим субъективным содержанием. Составляющие части такого преступления обычно посягают на различные непосредственные объекты, но могут посягать и на один (например, незаконное производство аборта, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей). При этом важно иметь в виду, что каждая из составляющих частей не утрачивает своего преступного характера и при раздельном существовании. Таким образом, субъективные особенности подобных преступлений производны от специфической конструкции объективной стороны: сосуществование двух различных форм вины в одном преступлении обусловлено наличием двух самостоятельных предметов виновного отношения субъекта — умысел (прямой или косвенный) является субъективным признаком основного состава преступления, а неосторожность (в виде легкомыслия или небрежности) характеризует психическое отношение к последствиям, играющим роль квалифицирующего признака. При этом каждая из форм вины, сочетающихся в одном преступлении, полностью сохраняет свое качественное своеобразие. Именно поэтому подобные преступления характеризуются в законе как совершаемые с двумя формами вины. Преступлений с двумя формами вины в уголовном законодательстве немного, и все они сконструированы по одному из следующих двух типов.

Первый тип образуют преступления с двумя указанными в законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалифицированных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалифицирующего признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава. Характерно, что квалифицирующее последствие, как правило, заключается в причинении вреда другому, а не тому непосредственному объекту, на который посягает основной вид данного преступления. Так, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ) имеет объектом здоровье человека, но если оно сопряжено с неосторожным причинением смерти потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), то объектом этого неосторожного посягательства становится жизнь.

Второй тип преступлений с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным независимо от последствий, и к квалифицирующему последствию. При этом квалифицирующее последствие состоит в причинении вреда, как правило, дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под уголовно-правовую охрану нормой, формулирующей основной состав данного преступления. К этому типу относятся квалифицированные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалифицированный состав включает определенные тяжкие последствия. В составах подобного типа умышленное совершение преступного действия (бездействия) сочетается с неосторожным отношением к квалифицирующему последствию.

Исследование субъективного содержания преступлений с двумя формами вины необходимо для отграничения таких преступлений, с одной стороны, от умышленных, а с другой — от неосторожных преступлений, сходных по объективным признакам. Так, если вследствие тяжкого вреда здоровью, который был причинен умышленно, наступила смерть потерпевшего, которая также охватывается умыслом виновного (хотя бы косвенным), деяние характеризуется единой формой вины и квалифицируется как умышленное убийство. И наоборот, если при неосторожном лишении жизни не установлено умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, то нет и двух форм вины, а деяние следует квалифицировать как причинение смерти по неосторожности. И лишь сочетание умысла на причинение тяжкого вреда здоровью с неосторожностью в отношении наступившей смерти позволяет квалифицировать деяние по части 4 ст. 111 УК РФ.

Мотив, цель и эмоциональное состояние как признаки субъективной стороны преступления

Мотивы - обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его соверщении.

Цель - это мысленная модель будующего результата, к достиению которого стремится лицо при совершении преступления.

Исходя из определенных потребностей, человек испытывает сначала неосознанное влечение, затем — сознательное стремление к удовлетворению потребности. На этой основе формируется цель поведения. Таким образом, цель преступления возникает на основе преступного мотива, а вместе мотив и цель образуют ту базу, на которой рождается вина как определенная интеллектуальная и волевая деятельность субъекта, связанная с совершением преступления и протекающая в момент его совершения. Общественно опасные последствия преступления охватываются мотивами и целями только в умышленных преступлениях. В случае причинения общественно опасного последствия по неосторожности мотивы и цели поведения человека не охватывают последствий. Поэтому применительно к преступлениям, совершенным по неосторожности, нельзя говорить о преступных мотивах и целях, и законодатель не включает эти признаки в составы неосторожных преступлений. В литературе можно встретить утверждение, что мотив при неосторожной вине является не признаком преступления, а признаком поведения.

Но в этом случае искусственно противопоставляются воля и действие, поведение и последствия. Мотивы и цели преступления всегда конкретны и, как правило, формулируются в диспозициях норм Особенной части Уголовного кодекса: цель завладеть имуществом, цель облегчить или скрыть другое преступление, цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации и т.п.; мотивы корыстные, садистские, хулиганские, мести и др. Но в некоторых случаях законодатель дает обобщенную характеристику мотивов как личной заинтересованности. Точное содержание мотивов должно быть установлено и доказано не только тогда, когда они конкретно сформулированы законодателем, но и в тех случаях, когда их законодательная характеристика носит обобщенный характер.

В последнем случае должно быть точно установлено содержание мотива и обоснован вывод, что мотив носит характер личной заинтересованности. Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей. Некоторыми учеными мотивы и цели классифицируются по их характеру (например, ревность, месть и т.д.). Однако эта классификация, важная с точки зрения установления фактического содержания преступления, не имеет существенного уголовно-правового значения. Точно так же не оказывает заметного влияния на уголовную ответственность и классификация, основанная на признаке устойчивости (ситуативные и личностные). Поэтому наиболее практически полезной представляется классификация, базирующаяся на моральной и правовой оценке мотивов и целей.

С этой точки зрения все мотивы и цели преступлений можно подразделить на две группы: 1) низменные и 2) лишенные низменного содержания. К низменным следует отнести те мотивы и цели, с которыми Уголовный кодекс связывает усиление уголовной ответственности либо в рамках Общей части, оценивая их как обстоятельства, отягчающие наказание, либо в рамках Особенной части, рассматривая их в конкретных составах преступлений как квалифицирующие признаки, либо в качестве признаков, с помощью которых конструируются специальные составы преступлений с усилением наказания по сравнению с более общими составами подобных преступлений (например, захват заложника — ст. 206 УК РФ — как частный случай незаконного лишения свободы — ст. 127 УК РФ). Низменными являются такие мотивы, как корыстные (п. «з>> ч. 2 ст. 105, п. «з» ч. 2 ст. 126, п. «з» ч. 2 ст. 206 УК), хулиганские (п. «и» ч. 2 ст. 105, п. «д» ч. 2 ст. 111, ч. 2 ст. 115, ч. 2 ст. 116, ч. 2 ст. 167, ст. 245 УК РФ), политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «е» ч. 1 ст. 63, п. «л» ч. 2 ст. 105, ст. 136, 282 УК РФ), кровной мести (п. «е.1» ч. 2 ст. 105 УК РФ), связанные с осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «ж» ч. 1 ст. 63, п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ), месть за правомерные действия других лиц (п. «е» ч. 1 ст. 63, ст. 295, ст. 317 УК РФ). К низменным целям относятся: цель облегчить или скрыть другое преступление (п. «е» ч. 1 ст. 63, п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ), цель использования органов или тканей потерпевшего (п. «м» ч.1 ст. 105, п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК РФ), цель прекращения государственной или политической деятельности потерпевшего (ст. 277 УК РФ), цель свержения или насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации (ст. 279 УК РФ), цель подрыва экономической безопасности и обороноспособности (ст. 281 УК РФ).

Мотивы и цели, с которыми закон не связывает усиление уголовной ответственности ни путем создания специальных норм с более строгими санкциями, ни путем придания им значения квалифицирующих признаков, ни путем признания их обстоятельствами, отягчающими наказание, относятся к не имеющим низменного содержания (ревность, месть, карьеризм, личная неприязнь и т.п.)1. Помимо этих двух групп мотивов и целей некоторыми учеными выделяется еще и группа мотивов и целей общественно полезного характера. Представляется, что ни мотив, ни цель, которые послужили психологической основой уголовно-противоправного деяния, не могут рассматриваться как общественно полезные, хотя в отдельных случаях они могут выполнять функцию обстоятельств, смягчающих наказание (мотив сострадания к потерпевшему, цель пресечения преступления или задержания лица, совершившего преступление). Мотивы преступлений можно классифицировать по тяжести преступлений: антисоциальные, социальные, псевдосоциальные, протосоциальные.К антисоциальным мотивам относятся: политические, насильственно-агрессивные, корыстные, корыстно-насильственные.

К асоциальным мотивам, которые менее опасны, относятся, например, эгоистичные, анархо-индивидуалистические и т.д.Под псевдосоциальными мотивами следует понимать мотивы, обусловленные интересами отдельных социальных групп, противоречащие уголовно-правовым нормам, интересам отдельных личностей и общества в целом. Такие мотивы формируются на основе ложного товарищества, что может привести к агрессивно-насильственным столкновениям на основе ложной корпоративности, которая может обусловить совершение экономических преступлений, преступлений против правосудия и т.д. Формирование протосоциалъных мотивов преступлений заключается в перерастании социально одобряемых мотивов поведения в социально-негативные мотивы преступления (например, при совершении преступления с превышением пределов необходимой обороны, при задержании лица, совершившего преступление). К таким мотивам относятся месть, ревность, которые формируются скоротечно в условиях конфликтной ситуации и характеризуются повышенной аффективностью.Одни мотивы типичны для умышленных преступлений, другие — для неосторожных, а некоторые мотивы могут быть характерны как для неосторожных, так и для умышленных преступлений. Установлено, что корысть, месть, ревность, хулиганские побуждения, карьеризм, как правило, мотивы умышленных преступлений, но они же могут быть и мотивами неосторожных преступлений. Для неосторожных преступлений свойственны такие мотивы, как хвастовство, эгоизм и др.

Выделяют также мотивы умышленных и мотивы неосторожных преступлений <2>.Мотив и цель могут иметь различное уголовно-правовое значение в зависимости от того, насколько важным сочтет их законодатель в том или ином конкретном составе преступления. Как и другие факультативные признаки состава преступления, мотив и цель могут играть троякую роль.

Во-первых, они могут превращаться в обязательные, если законодатель вводит их в состав конкретного преступления в качестве необходимого условия уголовной ответственности. Так, мотив корыстной или иной личной заинтересованности является обязательным признаком субъективной стороны злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), а цель завладения чужим имуществом — обязательным признаком пиратства (ст. 227 УК РФ).

Во-вторых, мотив и цель могут изменять квалификацию, т.е. служить признаками, при помощи которых образуется состав того же преступления с отягчающими обстоятельствами. В этом случае они не упоминаются законодателем в основном составе преступления, но с их наличием изменяется квалификация и наступает повышенная ответственность. Например, похищение человека из корыстных побуждений повышает степень общественной опасности этого преступления, и закон рассматривает его как квалифицированный вид (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ).

В-третьих, мотив и цель могут служить обстоятельствами, которые без изменения квалификации смягчают или отягчают наказание, если они не указаны законодателем при описании основного состава преступления и не предусмотрены в качестве квалифицирующих признаков. Так, совершение преступления по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы из мести за правомерные действия других лиц рассматривается как отягчающее обстоятельство (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и усиливает наказание за любое преступление. Напротив, совершение преступления по мотиву сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ) или с целью задержания лица, совершившего преступление, хотя и с нарушением условии правомерности необходимой обороны (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ), признается обстоятельством, смягчающим ответственность за любое преступление. Мотивы и цели преступления могут в отдельных случаях служить исключительными смягчающими обстоятельствами и в этом качестве обосновать назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление санкцией применяемой нормы Особенной части Уголовного кодекса России (ст. 64), либо лечь в основу решения об освобождении от уголовной ответственности или от наказания.

Юридические и фактические ошибки и их влияние на уголовную ответственность и квалификацию преступлений

Субъективная ошибка - заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, определяющих характер и степень общественной опасности совершаемого деяния, либо относительно юридической характеристики деяния.

С принципом субъективного вменения тесно связан вопрос об ошибке, поскольку в содержание вины входят не только истинные, но и ошибочные представления лица о характере совершаемого деяния и его социальном значении. В зависимости от характера неправильных представлений субъекта различаются юридическая и фактическая ошибка. Юридическая ошибка — это неправильная оценка виновным юридической сущности или юридических последствий совершаемого деяния. Принято различать следующие виды юридической ошибки. Ошибка в уголовно-правовом запрете, т.е. неверная оценка лицом совершаемого им деяния как непреступного, уголовно не наказуемого, тогда как в действительности оно в соответствии с законом признается преступлением. Ошибка подобного рода не исключает умышленной вины, поскольку незнание закона не равнозначно отсутствию осознания общественной опасности и не может служить оправданием лица, совершившего деяние, запрещенное уголовным законом. Ошибочная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, тогда как на самом деле закон не относит его к преступлениям (так называемое мнимое преступление). В подобных случаях деяние не причиняет и не может причинить вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, оно не обладает свойствами общественной опасности и противоправности, поэтому не является объективным основанием уголовной ответственности и исключает субъективное ее основание. Например, «похищение» выброшенных из-за износа автомобильных покрышек не является преступным из-за отсутствия объекта посягательства, поэтому в нем нет и вины в ее уголовно-правовом значении. Неправильное представление лица о юридических последствиях совершаемого преступления: о его квалификации, виде и размере на казания, которое может быть назначено за совершение этого деяния.

Осознание названных обстоятельств не входит в содержание умысла, они не являются обязательным предметом сознания, поэтому их ошибочная оценка не влияет на форму вины и не исключает уголовной ответственности. Так, лицо, изнасиловавшее малолетнюю, наказывается в соответствии с санкцией нормы, включающей данный квалифицирующий признак, даже если субъект ошибочно полагает, что его деяние наказывается в пределах, установленных санкцией той нормы, где описано изнасилование без отягчающих обстоятельств. Итак, общее правило, относящееся к значению юридической ошибки, сводится к тому, что уголовная ответственность лица, заблуждающегося относительно юридических свойств и юридических последствий совершаемого деяния, наступает в соответствии с оценкой этого деяния не субъектом, а законодателем.

Фактическая ошибка — это неверное представление лица о фактических обстоятельствах, играющих роль объективных признаков состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности. В зависимости от содержания неправильных представлений, т.е. от предмета неверных восприятий и оценок, принято различать следующие виды фактической ошибки: в объекте посягательства, в характере действия или бездействия, в тяжести последствий, в развитии причинной связи, в обстоятельствах, отягчающих наказание. Практическое значение имеет лишь существенная фактическая ошибка, т.е. та, которая касается обстоятельств, имеющих значение юридического признака состава данного преступления и в этом качестве влияющих на содержание вины, ее форму и пределы уголовно-правового воздействия. Несущественное заблуждение (например, о модели и точной стоимости похищенного у гражданина автомобиля) не рассматривается как вид фактической ошибки.

Ошибка в объекте — это неправильное представление лица о социальной и юридической сущности объекта посягательства. Возможны две разновидности подобной ошибки. Во-первых, так называемая подмена объекта посягательства, при которой субъект преступления ошибочно полагает, будто посягает на один объект, тогда как в действительности ущерб причиняется другому объекту, неоднородному с тем, который охватывался умыслом виновного. Например, лицо, пытающееся похитить из аптечного склада наркотикосодержащие препараты, на самом деле похищает лекарства, в которых наркотические вещества не содержатся. При наличии такого рода ошибки преступление должно квалифицироваться в зависимости от направленности умысла. Однако нужно учитывать, что объект, охватываемый умыслом виновного, фактически не потерпел ущерба. Чтобы привести в соответствие эти два обстоятельства (направленность умысла и причинение вреда другому объекту, а не тому, на который субъективно было направлено деяние), при квалификации подобных преступлений применяется юридическая фикция: преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект.

В приведенном примере лицо должно нести ответственность за покушение на хищение наркотических средств (ст. 30 и 229 УК РФ). Правило о квалификации преступлений, совершенных с ошибкой в объекте рассмотренного вида, применяется только при конкретизированном умысле. Второй разновидностью ошибки в объекте является незнание обстоятельств, благодаря которым изменяется социальная и юридическая оценка объекта в законе. Так, беременность потерпевшей при убийстве или несовершеннолетие потерпевшей при изнасиловании повышают общественную опасность названных преступлений и служат квалифицирующими признаками. Данная разновидность ошибки влияет на квалификацию преступлений двояким образом. Если виновный не знает о наличии таких обстоятельств, когда в действительности они существуют, то преступление квалифицируется как совершенное без отягчающих обстоятельств. Если же он исходит из ошибочного предположения о наличии соответствующего отягчающего обстоятельства, то деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление с этим отягчающим обстоятельством.

От ошибки в объекте необходимо отличать ошибку в предмете посягательства и в личности потерпевшего. При ошибке в предмете посягательства ущерб причиняется именно предполагаемому объекту, хотя непосредственному воздействию подвергается не намеченный преступником, а другой предмет. Например, получив сведения, что на даче, принадлежащей А., никто не живет, С. по ошибке проникает на соседнюю дачу, принадлежащую М., и похищает оттуда ценные вещи. Подобная ошибка не касается обстоятельств, имеющих значение признака состава преступления, и поэтому не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию, ни на уголовную ответственность. Ошибка в личности потерпевшего состоит в том, что виновный, посягая на определенное лицо, ошибочно принимает за него другое лицо, на которое и совершает посягательство. Как и при ошибке в предмете посягательства, здесь заблуждение виновного не касается обстоятельств, являющихся признаком состава преступления. В обоих случаях страдает именно намеченный объект, поэтому ошибка не оказывает никакого влияния ни на квалификацию преступления, ни на уголовную ответственность, если, разумеется, с заменой личности потерпевшего не подменяется объект преступления (например, убийство частного лица вместо государственного или общественного деятеля, намеченного в качестве жертвы с целью прекращения его государственной или политической деятельности, — ст. 277 УК РФ).

Ошибка в характере совершаемого действия (или бездействия) может быть двоякого рода. Во-первых, лицо неправильно оценивает свои действия как общественно опасные, тогда как они не обладают этим свойством. Такая ошибка не влияет на форму вины, а деяние остается умышленным, но ответственность наступает не за оконченное преступление, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было реализовано. Например, сбыт иностранной валюты, которую виновный ошибочно считает фальшивой, составляет покушение на сбыт поддельных денег (ст. 30 и ч. 1 ст. 186 УК РФ).

Во-вторых, лицо ошибочно считает свои действия правомерными, не осознавая их общественной опасности (например, лицо убеждено в подлинности денег, которыми расплачивается, но они оказываются фальшивыми). Такая ошибка устраняет умысел, а если деяние признается преступным только при умышленном его совершении, то исключается и уголовная ответственность. Если же деяние признается преступным и при неосторожной форме вины, то при незнании его общественно опасного характера ответственность за неосторожное преступление наступает только при условии, что лицо должно было и могло осознавать общественную опасность своего действия или бездействия и предвидеть его общественно опасные последствия. Если объективная сторона преступления характеризуется в законе с помощью таких признаков, как способ, место, обстановка или время совершения деяния, то ошибка относительно этих признаков означает разновидность ошибки в характере совершаемого деяния. При этом квалификация преступления определяется содержанием и направленностью умысла виновного. Так, если лицо считает похищение чужого имущества тайным, не зная о том, что за его действиями наблюдают посторонние лица, оно подлежит ответственности не за грабеж, а за кражу. Ошибка относительно общественно опасных последствий может касаться либо качественной, либо количественной характеристики этого объективного признака. Ошибка относительно качества, т.е. характера, общественно опасных последствий может состоять в предвидении таких последствий, которые в действительности не наступили, либо в непредвидении таких последствий, которые фактически наступили. Такая ошибка исключает ответственность за умышленное причинение фактически наступивших последствий, но может влечь ответственность за их причинение по неосторожности, если таковая предусмотрена законом.

Деяние, повлекшее не те последствия, которые охватывались умыслом субъекта, квалифицируется как покушение на причинение последствий, предвиденных виновным, и, кроме того, как неосторожное причинение фактически наступивших последствий. Например, убийство, совершенное общеопасным способом, если при этом по неосторожности причинен тяжкий вред здоровью постороннего человека, должно квалифицироваться по пункту «е>> ч. 2 ст. 105 и по статье 118 УК РФ. Но если неосторожное причинение последствий, не охватываемых умыслом виновного, законом предусмотрено как квалифицирующий признак, то совокупность преступлений не образуется и деяние квалифицируется по той норме Уголовного кодекса России, которая предусматривает основное преступление, но сопряженное с данным последствием.

Так, умышленное уничтожение дома путем взрыва, при котором погиб случайно оказавшийся в доме человек, квалифицируется по части 2 ст. 167 УК РФ. Если деяние повлекло те же самые с точки зрения их фактического содержания последствия, что охватывались умыслом виновного, но они имеют иную законодательную оценку, то преступление должно квалифицироваться по направленности умысла. Так, кража газового пистолета, ошибочно принятого за боевое оружие, должна быть квалифицирована как покушение на кражу огнестрельного оружия по статье 30 и части 1 ст. 226 УК РФ. Ошибка относительно тяжести общественно опасных последствий означает заблуждение в их количественной характеристике. При этом фактически причиненные последствия могут оказаться либо более, либо менее тяжкими но сравнению с предполагаемыми. Если ошибка в количественной характеристике последствий не выходит за рамки, установленные законодателем, то она не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления.

Так, идентичной будет квалификация умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, выразившегося в стойкой утрате трудоспособности как на 35 %, так и на 95 %, а также кража чужого имущества, стоимость которого превышает как 1 млн, так и 10 млн рублей.В тех случаях, когда уголовная ответственность зависит от тяжести последствий, лицо, допускающее ошибку относительно этого признака, должно нести ответственность в соответствии с направленностью умысла. Наступление более тяжкого последствия, чем субъект имел в виду, исключает ответственность за его умышленное причинение. Если при этом причинение более тяжкого последствия охватывалось неосторожной виной, то наряду с ответственностью за умышленное причинение (или попытку причинения) намеченного последствия наступает ответственность и за неосторожное причинение более тяжкого последствия. При этом возможны два варианта квалификации. Деяние квалифицируется по одной уголовно-правовой норме, если она, устанавливая ответственность за умышленное причинение одних последствий, предусматривает неосторожное причинение более тяжких последствий как квалифицирующий признак (ч. 2 ст. 167, ч. 4 ст. 111 УК РФ). Если же подобной нормы в Уголовном кодексе России нет, а также в случаях реальной совокупности преступлений (пытаясь умышленно причинить тяжкий вред здоровью одного человека, виновный по неосторожности причиняет смерть и другому лицу), деяние должно квалифицироваться по статьям Уголовного кодекса об умышленном причинении (или покушении на причинение) намеченного последствия (ч. 1 ст. 111) и о неосторожном причинении фактически наступившего более тяжкого последствия (ст. 109).

Ошибка в развитии причинной связи означает неправильное понимание виновным причинно-следственной зависимости между его деянием и наступлением общественно опасных последствий. Если вследствие преступных действий наступает тот преступный результат, который охватывался намерением виновного, то ошибка в причинной связи не влияет на форму вины. В случаях, когда последствие, охватываемое умыслом, фактически наступает, но является результатом не тех действий, которыми виновный намеревался их причинить, а других его действий, ошибка в развитии причинной связи влечет изменение квалификации деяния. У. и Л. с целью кражи проникли в дом, но, обнаружив там престарелого Ю. и стремясь избавиться от свидетеля, нанесли ему два ножевых удара в область сердца. Похитив ценные вещи, они подожгли дом, где оставался Ю., которого преступники считали уже мертвым.

Но оказалось, что Ю. был лишь тяжело ранен и погиб только при пожаре. Ошибка У. и Л. относительно причины смерти Ю. породила совокупность двух преступлений против личности: покушение на убийство с целью скрыть другое преступление (ст. 30 и п. «к»ч. 2 ст. 105 УК РФ) и причиЭто деяние было бы неправильно квалифицировать только как умышленное убийство, так как действительное развитие причинной связи здесь не совпадает с предполагаемым, и смерть не является результатом ножевых ранений. Ошибка в обстоятельствах, отягчающих наказание, заключается в ошибочном представлении об отсутствии таких обстоятельств, когда они имеются, либо о наличии их, когда фактически они отсутствуют. В этих случаях ответственность определяется содержанием и направленностью умысла. Если виновный считает свое деяние совершенным без отягчающих обстоятельств, то ответственность должна наступать за состав данного преступления. Так, «если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по статье 150 УК РФ»1, а соучастник, не знавший о том, что взяткополучатель является главой органа местного самоуправления, не может отвечать за пособничество в получении взятки, предусмотренное частью 3 ст. 290 УК РФ. И наоборот, если виновный был убежден в наличии отягчающего обстоятельства, которое на самом деле отсутствовало, деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах. Ошибка на уровне саморегуляции при осуществлении, исполнении, соблюдении или нарушении нормативных предписаний будет допускаться законопослушными гражданами или правонарушителями <1>.

Ошибка на уровне правоприменения - ошибка субъектов, наделенных властными полномочиями при разрешении конкретных дел. При этом ошибка может быть при применении норм как материального, так и процессуального права.

Понятие содержание и значение субъекта преступления

Физическое лицо — правовой статус. Это чрезвычайно важно для понимания сущности субъекта преступления, под которым понимается не человек и не личность, а юридическая условность — совокупность признаков, определяющих правовой, возрастной и психический статус лица, ответственного за совершение преступления. В этом смысле субъект преступления — именно уголовно-правовой статус, имеющий несколько юридически значимых составляющих, необходимых для возникновения уголовной ответственности. Теория права выделяет, помимо физического лица, статус юридического лица. Как тот, так и другой статус исполняют в праве одну функцию — являются условиями ответственности.

Различным видам юридической ответственности соответствует различный правовой статус их субъектов. Специфика уголовной ответственности — ее личный характер, так как субъектами уголовно-правовых отношений, с одной стороны, является физическое лицо, а с другой — государство.Другим общим обязательным составляющим субъекта преступления является возраст. Признаком субъекта преступления является не любой возраст, а лишь тот, который установлен уголовным законом. Этот признак, хотя и имеет под собой социально-психологические основания, также является статусным. В отличие от правового, этот статус условно можно обозначить как социальный, определяющий признанную законом способность человека выступать в роли активного участника отношений с другими людьми, обществом и государством.

Вменяемость — психический статус субъекта. В отличие правового и социального статуса, он имеет под собой не юридическое и социальное, а естественное (презумируемое) основание: всякий человек считается вменяемым, если он в установленном законом порядке не признан невменяемым. При этом значение указанного статуса ограничено только обстоятельствами совершения преступления (другого правонарушения). Вопрос о вменяемости или невменяемости лица возникает только в связи с вменением, т.е. вопросом об ответственности за совершенное им деяние. Вне этих обстоятельств невозможно говорить ни о невменяемости лица, ни о статусном значении невменяемости.

Медицинский (психический) статус субъекта преступления определяет психическую способность человека выступать в роли участника отношений с другими людьми, обществом и государством. Рассматриваемый элемент состава преступления помимо обязательных признаков содержит факультативные, называемые специальными признаками субъекта преступления. В том случае, когда законодатель предъявляет специальные требования к субъекту в составе конкретного преступления, оно называется преступлением со специальным субъектом.Уголовно-правовое значение субъекта преступления состоит в том, что субъект является обязательным элементом состава преступления и, следовательно, при отсутствии такового нет преступления вообще. По уголовному законодательству малолетний не может быть субъектом преступления.

По правовому положению к малолетним приравниваются несовершеннолетние с отставанием в психическом развитии. Если лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, совершило уголовно-противоправное деяние, но при этом обнаруживает отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, вследствие чего не может полностью осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ). Кроме того, согласно закону, в отдельных составах преступлений предусмотрен более старший возраст уголовной ответственности. Например, для уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления требуется достижение субъектом возраста 18 лет (ст. 150 УК РФ). Вменяемость субъекта преступления также может повлечь разные уголовно-правовые последствия. В случае признания лица ограниченно вменяемым к нему наряду с наказанием могут быть назначены принудительные меры медицинского характера.

Возраст привлечения к уголовной ответственности

Для этой способности стать субъектом упо требуется достижение лицом, совершившим общественно опасное деяние, зрелости, достаточной для отношения к нему как к члену общества. российская классическая уголовно-правовая доктрина рассматривала малолетство как обстоятельство, свидетельствующее о естественном умственном недоразвитии, препятствующем вменению.

Законодатель применяет понятие вменяемости к психическому статусу субъекта преступления. Общий возраст субъекта преступления согласно части 1 ст. 20 УК РФ 16 лет. Законодательное установление указанного общего возрастного признака субъекта основано на представлении о его социальной зрелости, по общему правилу достаточной для ответственности за все преступления. Достижение общего возраста уголовной ответственности все-таки отличает юного человека от человека полностью зрелого. Признавая лицо достигшим общего, достаточного для уголовной ответственности уровня развития (т.е. субъектом преступления), закон все-таки предусматривает особенности ответственности несовершеннолетних как лиц, не достигших полной социальной и психологической зрелости (см. раздел 5 УК РФ). Законодательства допускают для таких лиц более или менее значительное смягчение ответственности; они обращают внимание на то, что способность увлекаться, действовать под влиянием страстного порыва, далеко не полная самостоятельность, относительная слабость сил физических и т.н. не могут оставаться без влияния на наказуемость»1.

В Уголовном кодексе Российской Федерации предусматриваются положения о наказаниях, применяемых к несовершеннолетним, об особенностях назначения наказания этой категории лиц, об особых формах реализации их уголовной ответственности или видов освобождения от нее, а также особенностях аннулирования уголовно-правовых последствий преступления и осуждения за него. Однако все эти особенности адресуются не субъекту преступления, а личности преступника. Поэтому нужно различать уголовно-правовое значение возраста как признака субъекта преступления и как обстоятельства, характеризующего личность преступника. Возраст субъекта преступления - признак в составе основания уголовной ответственности. Несовершеннолетний возраст лица, совершившего преступление, — обстоятельство, имеющее значение для ее индивидуализации. Поэтому при определении минимального возраста субъекта уголовной ответственности законодатель хотя и признает его достаточным для уголовной ответственности, но строго ограничивает ее применительно лишь к тем преступлениям, социальный и правовой смысл которых понятен лицу, не достигшему социальной зрелости. Такой же позиции придерживается и российский законодатель: в части 2 ст. 20 УК РФ исчерпывающим образом перечислены только те преступления, социальное и правовое значение которых доступно пониманию подростка — лица, достигшего 14-летнего возраста. В перечне, данном в части 2 ст. 20 УК РФ, указаны не только тяжкие и особо тяжкие преступления, но и преступления средней и небольшой тяжести. В то же время социальное и правовое значение некоторых тяжких и особо тяжких преступлений, а также некоторых преступлений средней или небольшой тяжести недоступно пониманию малолетних. Таких преступлений нет в перечне, предусмотренном частью 2 ст. 20 УК РФ.

Отсутствуют в этом перечне преступления, например, против государственной власти, преступления в сфере компьютерной информации, преступления против конституционных прав и свобод граждан, преступления против финансовых интересов государства и т.п. Таким образом, 14 лет — это исключительный минимальный возраст, установленный уголовным законом для субъектов определенных преступлений. Согласно правовой традиции в российском (и зарубежном) уголовном законодательстве возраст субъекта преступления определяется по принципу достаточности социально-психологической зрелости для, вменения, (ответственности).Вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий (ст. 151 УК РФ) фактически может быть совершено и его сверстником. Но ответственность за нормальное физическое, нравственное и духовное развитие несовершеннолетнего несут все-таки более зрелые члены общества. Поэтому законодатель специально указывает в статье 151 УК РФ на то, что субъектом предусмотренного в ней преступления может быть только лицо, достигшее 18-летнего возраста. Иногда этот возраст является производным от признаков специального субъекта. Призывной возраст необходим для субъекта преступления, предусмотренного статьей 328 УК РФ («Уклонение от прохождения военной или альтернативной гражданской службы»).

Субъектом преступления, предусмотренного статьей 305 УК РФ («Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта»), является судья. В соответствии с законодательством Российской Федерацией его возрастной статус определяется 25-летним возрастом. Социальное и социально-психологическое недоразвитие лица характеризует его социальную (возрастную) невменяемость как неспособность нести уголовную ответственность. Значение возрастной (социальной) невменяемости для уголовной ответственности отражено в части 3 ст. 20 УК РФ: если несовершеннолетний достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности. Признаки субъекта преступления определяются законодателем исходя из минимальных возрастных пределов.

Это тем не менее не означает того, что максимальный возраст лица, совершившего преступление, не имеет уголовно-правового значения. В соответствии с частью 2 ст. 59 УК РФ смертная казнь не применяется к мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора 65-летнего возраста. Согласно части 2 ст. 57 УК РФ указанный возраст служит юридическим препятствием для назначения наказания в виде пожизненного лишения свободы. Пожилой или престарелый возраст лица, совершившего преступление или осужденного за его совершение, может учитываться при помиловании, издании актов об амнистии. Кроме того, пожилой (престарелый возраст) лица, виновного в причинении вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям, может повлиять на оценку обстоятельств, исключающих преступность деяния (например, необходимой обороны) и др.

Но, как уже отмечалось, уголовно-правовое значение возраста лица, совершившего преступление, не всегда относится к признакам субъекта. Лицо считается достигшим возраста, с которого наступает уголовная ответственность, не в день рождения, а по истечении суток, на которые приходится этот день, т.е. с ноля часов следующих суток. В случаях, когда документы, удостоверяющие возраст, отсутствуют, возраст устанавливается судом на основании заключения судебно-медицинской экспертизы. При установлении возраста подсудимого посредством судебно-медицинской экспертизы днем его рождения считается последний день года, который назван экспертами, а при определении возраста минимальным и максимальным числом суду следует исходить из предлагаемого экспертами минимального возраста такого лица.

Вменяемость (невменяемость): понятие и критерии.(лекция)

В Уголовном кодексе Российской Федерации отсутствует позитивное определение понятия вменяемости. Но современная уголовно-правовая доктрина не отождествляет вменяемость с психическим здоровьем. Здоровье, как и его отсутствие, болезнь, — понятия относительные. Мы же рассматриваем признаки субъекта преступления с точки зрения его формальной характеристики, имеющей значение для основания уголовной ответственности. В этом смысле имеет значение не здоровье человека (или его отсутствие), а его качество как субъекта ответственности. Это качество имеет значение только в обстоятельствах совершения преступления и только для решения вопроса об ответственности за него. В других обстоятельствах, жизненных ситуациях вменяемость и невменяемость теряют смысл. Различие в понятиях «вменяемость» и «психическое здоровье» подтверждается уголовным законом и практикой его применения. Так, согласно статье 22 УК РФ вменяемыми в обстоятельствах совершения преступления могут быть признаны и лица, страдающие психическими расстройствами. В части 1 ст. 21 УК РФ среди прочих признаков невменяемости указывается на иное болезненное состояние. Оно не относится к психическим расстройствам (заболеваниям).

Следовательно, в состоянии патологического аффекта может быть совершено общественно опасное деяние человеком, психически здоровым. Кратковременное протекание такого болезненного состояния не причиняет вреда психическому здоровью и часто не требует применения мер медицинского характера. Способность лица осознавать во время совершения общественно опасного деяния фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими служит основанием для признания лица виновным в совершении преступления1. Значение вменяемости как признака, определяющего позитивное свойство субъекта преступления, получило отражение в положениях уголовного закона об ответственности лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемости (ст. 22 УК РФ). В современной уголовно-правовой доктрине указанные законодательные положения связываются с доктринальным понятием «ограниченной (уменьшенной) вменяемости». Российская уголовно-правовая доктрина всегда уделяла внимание вопросу об уменьшенной вменяемости.

Обсуждался и вопрос о целесообразности употребления этого термина. Термины, обозначающие те или иные правовые понятия, не всегда адекватно отражают их смысл, но в результате их традиционного употребления (и, следовательно, однозначности понимания) прочно укореняются на терминологическом поле юриспруденции. Так что и термин «уменьшенная вменяемость» давно трактуется однозначно — как ограниченная (уменьшенная) психическая способность вменяемого лица осознавать фактический характер своего поведения и его общественную опасность.

Важно другое: есть ли правовая необходимость выделять это понятие и в чем состоит его уголовно-правовое значение. В классическом уголовном праве такой необходимости не было, так как ограниченная психическая способность вменяемого лица отве чать за свое поведение включалась в содержание понятия «способность ко вменению». В наши дни потребность правосудия в осуществлении принципа справедливости, индивидуализации уголовной ответственности вменяемых лиц с ограниченной психической способностью отвечать за свое поведение остается актуальной. Кроме того, для выделения понятия уменьшенной вменяемости в современном российском уголовном праве появилось и законодательное основание — статья 22 УК РФ. Положениями этой статьи определяются особенности уголовной ответственности лиц, страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости. Признаки уменьшенной вменяемости определяются в соответствии с уже известными критериями. Медицинский критерий уменьшенной вменяемости — наличие психического расстройства без признаков психического заболевания или иного болезненного состояния, указанного в части 1 ст. 21 УК РФ.

Юридический критерий уменьшенной вменяемости — невозможность лица в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий в обстоятельствах совершения преступления. Уголовно-правовое значение уменьшенной вменяемости состоит в индивидуализации уголовной ответственности, что вытекает из смысла части 2 ст. 22 УК РФ: психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера. В силу того что уменьшенная вменяемость по законодательному установлению служит для определения меры ответственности или меры безопасности, она не имеет отношения к статусным признакам субъекта преступления, но является обстоятельством, характеризующим личность лица, совершившего преступление. Установление невменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние, — прерогатива суда, который выносит свое решение на основании оценки медицинской характеристики психического состояния человека и своих собственных выводов о том, как это состояние повлияло на его поведение в обстоятельствах совершения общественно опасного деяния. Согласно этому выделяются медицинский (биологический) и юридический (психологический) критерии, совокупность которых определяет невменяемость. Медицинский критерий невменяемости определяет наличие у лица психического расстройства. Беспричинность душевных состояний, немотивированная смена веселого и мрачного настроения встречаются часто, но у больных они делаются исключительно господствующим явлением. Безумные мысли появляются у всякого, но они и уходят бесследно, и только у больных, встречая подготовленную почву, они повторяются постоянно, захватывают психику.

Психические расстройства весьма разнообразны не только в симптомах, но и в общих картинах. Классификация и симптоматология психических заболеваний (расстройств и болезненных состояний) относится к области психиатрии. С точки зрения юридической практики симптомы психических болезней и их классификации не имеют никакого значения. Важно наличие заболевания (или болезненного состояния), относимого к медицинскому критерию невменяемости. При формулировании признаков этого критерия уголовный закон ограничился общей типологией психических расстройств. Часть 1 ст. 21 УК РФ выделяет четыре альтернативных признака медицинского критерия невменяемости: 1) хроническое психическое расстройство; 2) временное психическое расстройство; 3) слабоумие; 4) иное болезненное состояние психики.

Хроническое психическое расстройство — длительное, стойкое (неизлечимое или трудно поддающееся излечению) психическое заболевание, не зависящее от характера его протекания (улучшения или ухудшения психического состояния). Как правило, к ним относятся: шизофрения, паранойя, маниакально-депрессивный психоз, прогрессивный паралич, прогрессивное старческое слабоумие (маразм), другие заболевания.

Временное расстройство психики — временное (более или менее продолжительное) психическое заболевание, заканчивающееся выздоровлением. К расстройствам этого рода могут быть отнесены: реактивные состояния, являющиеся последствием глубоких психических потрясений, алкогольный галлюциноз, другие острые галлюцинаторные бредовые состояния, вызванные различными причинами, и пр.) Слабоумие (олигофрения) — врожденное или приобретенное частичное или полное поражение интеллектуальных способностей человека в результате прогрессирующего психического расстройства. Различные формы слабоумия по-разному влияют на установление невменяемости в зависимости от степени поражения интеллектуальной сферы психической деятельности. Безусловным признаком медицинского критерия невменяемости является идиотия (глубокая, тяжелая степень поражения интеллектуальной деятельности).

Дебильность (легкая степень поражения интеллектуальной деятельности) и имбецильность (средняя степень поражения интеллектуальной деятельности) имеют избирательное значение для установления медицинского критерия невменяемости. Как правило, оно зависит от юридического критерия — оценки способности осознавать фактический характер и общественную опасность действий либо руководить ими в обстоятельствах совершения общественно опасного деяния. Указанные три признака медицинского критерия невменяемости являются формами психических заболеваний, характеризующимися органическими причинами поражения психики.

Иное болезненное состояние психики не относится к числу психических заболеваний, а характеризует кратковременное, быстро протекающее психическое расстройство, не имеющее органической природы и вызванное внешними причинами (последствиями травм головного мозга или его опухоли, соматическими расстройствами, химическим воздействием и т.п.). Состояние алкогольного или наркотического (а также токсического) опьянения, независимо от его степени, признается физиологическим состоянием, не исключающим вменяемости. Исключение составляют случаи, когда подобные состояния влекут существенные изменения сознания и определяют наличие иного болезненного состояния психики — патологического опьянения. Для судебного решения о невменяемости недостаточно одного медицинского критерия: по законодательному определению требуется установить влияние психического расстройства на поведение лица в момент совершения инкриминируемого деяния, т.е. оценить интеллектуальные и волевые способности лица в конкретных юридически значимых обстоятельствах. Помимо медицинской необходима оценка и юридическая. Юридический критерий невменяемости характеризуется по интеллектуальному и волевому моменту поведения лица в обстоятельствах совершения им общественно опасного деяния. Для наличия этого критерия достаточно наличия одного из указанных признаков.

Интеллектуальный признак юридического критерия невменяемости означает, что лицо не осознавало фактического характера и общественной опасности своего деяния в обстоятельствах его совершения (например, мать душит своего ребенка, полагая, что ласкает его). Волевой признак невменяемости означает, что лицо в обстоятельствах совершения общественно опасного деяния не может руководить своими действиями (бездействием). Этот признак является типичным для маниакальных состояний психики, при которых интеллектуальная сфера психической деятельности не поражена, но в силу расстройства волевой сферы лицо совершает общественно опасное деяние под влиянием непреодолимого стремления (при клептомании, пиромании и т.п.). Причиной расстройства интеллектуальной или волевой сферы поведения человека при его невменяемости является психическое расстройство.

Юридический критерий служит оценке уголовно-правового значения этого расстройства в обстоятельствах совершения конкретного общественно опасного деяния. Например, лицо, страдающее дебильностыо, может быть признано судом вменяемым, т.е. способным осознавать фактический характер и общественную опасность насилия над личностью (например, убийства или причинения вреда здоровью), несмотря на наличие у него психического заболевания. В других обстоятельствах слабоумие в указанной форме может служить признаком невменяемости применительно к обстоятельствам, которые требуют социального уровня сознания субъекта (например, при оценке обстоятельств нарушения общественного порядка, порядка управления и т.п.). Невменяемость лица в обстоятельствах совершения им общественно опасного деяния, а также психическое расстройство, не исключающее вменяемости, являются основаниями для применения к нему принудительных мер медицинского характера по усмотрению суда в случаях, когда лицо, страдающее психическим расстройством, представляет опасность для общества. Условия, основания и порядок применения указанных мер определяются положениями, предусмотренными в статьях 97-104 УК РФ (раздел VI, гл. 15 УК РФ).

  1. Уголовная ответственность лиц с психическими расстройствами, не исключающими вменяемость, и лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения.
  2. Специальный субъект преступления и его виды.

Специальные признаки субъекта в составе преступления имеют факультативное (избирательное) значение. Они устанавливаются законодателем в зависимости от характера преступления (содержания объекта уголовно-правовой охраны). Так, по законодательному определению субъектами преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (за исключением присвоения полномочий должностного лица - ст. 288 УК РФ и дачи взятки - ст. 291 УК РФ) могут быть только должностные лица, создающие внутреннюю угрозу интересам государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Общие субъекты (например, при даче взятки) причиняют вред интересам государственной службы (или службы в органах местного самоуправления) извне. Субъектом преступления, предусмотренного статьей 288 УК РФ, может быть только государственный служащий или служащий органа местного самоуправления. Субъектом преступления против конституционного права человека на безопасные условия труда (нарушение правил охраны труда — ст. 143 УК РФ) может быть только лицо, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, и т.п. Различия в характерах преступлений дают законодателю основания выделять и различные по содержанию специальные признаки их субъектов. Эти признаки могут быть классифицированы по различным основаниям:

  • 1. По гражданству — субъектом государственной измены является только гражданин Российской Федерации (ст. 275 УК РФ), а субъектом шпионажа является иностранный гражданин или лицо без гражданства (ст. 276 УК РФ).
  • 2. По полу субъекта — субъектом изнасилования может быть только лицо мужского пола (ст. 131 УК РФ), а субъектом преступления, предусмотренного статьей 106 УК РФ («Убийство матерью новорожденного ребенка»), — только лицо женского пола.
  • 3. По семейно-родственным отношениям — субъектами злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей могут быть только родители, а субъектами этого же преступления в отношении нетрудоспособных родителей — их дети (ст. 157 УК РФ). 4. По должностному положению (или профессиональным обязанностям) — субъектом неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта является государственный служащий, служащий органа местного самоуправления, а также служащий государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации (ст. 315 УК РФ), а субъектом неоказания помощи больному является врач (ст. 124 УК РФ).
  • 5. По отношению к воинской обязанности — субъектами преступлений против военной службы являются только военнослужащие (ст. 331 УК РФ), а субъектами уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы — военнообязанные (ст. 328 УК РФ).
  • 6. По процессуальному статусу — субъектом привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности является прокурор, следователь или лицо, производящее дознание (ст. 299 УК РФ), а субъектом преступления, предусмотренного статьей 308 УК РФ, — свидетель или потерпевший.

Предложенная классификация не является конечной. Признаки специального субъекта могут различаться и по другим основаниям. Не исключено, что при формулировании новых составов преступлений (или изменении уже предусмотренных в Уголовном кодексе Российской Федерации) законодатель выделит другие, неизвестные до сих пор, специальные признаки субъекта преступления. Их факультативное значение позволяет сделать это без ущерба для принципов уголовного права и принципов уголовной ответственности при условии, что обязательное уголовно-правовое значение общих признаков субъекта преступления останется неизменным. Определяемые в уголовном законе специальные требования к субъекту преступления оказывают влияние на решение вопросов об ответственности соучастников в преступлениях со специальным субъектом. Согласно части 4 ст. 34 УК РФ лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в статье Особенной части Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление. Таким образом, в законе предусматривается исключение из общего правила ответственности за преступление со специальным субъектом: ответственность общего субъекта за преступление со специальным субъектом в обстоятельствах соучастия юридически возможна. В то же время частью 4 ст. 34 УК РФ ограничена ответственность общего субъекта за преступления со специальным субъектом. Лицо, не обладающее признаками специального субъекта, в случаях его соучастия в преступлении со специальным субъектом несет уголовную ответственность только в качестве организатора, подстрекателя или пособника. Вне зависимости от фактических обстоятельств совместной преступной деятельности такое лицо не может нести уголовную ответственность в качестве исполнителя или соисполнителя такого преступления.Специальный субъект преступления - это физическое лицо, учинившее преступное деяние, обладающее помимо общих признаков субъекта признаками дополнительными, посредством которых закон дифференцирует уголовную ответственность. Уголовно-правовое значение специального субъекта состоит в следующем.

  • 1. По возрастному признаку ограничивается круг лиц, ответственных за преступления. Ответственность за предусмотренные уголовным законом общественно опасные деяния зависит от достижения субъектом определенного возраста. По общему правилу уголовная ответственность наступает с 16 лет, а за ряд преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 20 УК РФ, - с 14 лет. Лицо в возрасте 14 лет не может быть исполнителем преступления, ответственность за которое наступает с 16 лет. Несовершеннолетний в возрасте от 14 до 16 лет, участвовавший в преступлении, ответственность за которое наступает с 16 лет, несет ответственность за фактически совершенные действия. Например, если речь идет об участии в бандитизме, связанном с похищением чужого имущества, то действия лица в возрасте до 16 лет квалифицируются как разбой.
  • 2. Ограничивается круг лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за некоторые преступления. Например, ответственность за государственную измену (ст. 275 УК РФ) несет только гражданин Российской Федерации, за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК) - только должностное лицо, за разглашение тайны усыновления (ст. 155 УК) - лицо, обязанное хранить факт усыновления как служебную или профессиональную тайну. Лица, участвующие в преступлении со специальным субъектом, но не обладающие признаками специального субъекта, несут ответственность как организаторы, подстрекатели или пособники этого преступления, т.е. по соответствующей части ст. 33 и статье Особенной части УК РФ, в которой в качестве исполнителя преступления предусмотрен специальный субъект.
  • 3. В зависимости от пола, возраста, состояния здоровья (инвалидность), отношения к воинской службе ограничиваются виды и размер наказаний, которые могут применяться к виновным. Это касается несовершеннолетних, лиц пожилого возраста, женщин, военнослужащих, проходящих военную службу по призыву или по контракту.
  • 4. Несовершеннолетие является обстоятельством, смягчающим наказание, и основанием для применения принудительных мер воспитательного воздействия при освобождении от уголовной ответственности или наказания (ст. ст. 61, 90, 92 УК РФ). Наличие психического расстройства, не исключающего вменяемости, может послужить основанием для применения к субъекту принудительных мер медицинского характера (ст. ст. 97, 104 УК РФ).
  • 5. Некоторые признаки субъекта преступления (например, несовершеннолетний возраст, наличие психического заболевания, беременность или наличие детей в возрасте до 14 лет) могут служить основанием для освобождения от наказания, отсрочки отбывания наказания, условно-досрочного освобождения от отбывания наказания или сокращения сроков давности (ст. ст. 81, 82, 93, 94 УК РФ).
  • 6. Признаки субъекта преступления, характеризующие его возраст, пол, участие в Великой Отечественной войне или боевых действиях, наряду с видом и размером наказания чаще всего учитываются при освобождении от уголовной ответственности и наказания по амнистии (ст. 84 УК РФ)

Стадии совершения преступления: понятие, виды, значение.(лекция)

Уголовно-правовое значение этапов развития преступления связано с наличием юридических (предусмотренных в уголовном законе) условий и оснований уголовной ответственности, а также установлением ее пределов в зависимости от той или иной стадии. Необходимо лишь выяснить, какие из этапов развития преступления являются наказуемыми. Формирование умысла —- необходимый психологический этап в развитии умышленного преступления. Для постановки вопроса об уголовной ответственности необходимо, чтобы сформировавшийся умысел проявился в поведении человека, реализовался. В то же время не всякое проявление (обнаружение) умысла можно отнести к его реализации.

Обнаружение умысла (проявление в любой форме намерения совершить преступление) является обстоятельством тревожным, социально значимым. Однако оно не ставит охраняемые законом общественные отношения в состояние непосредственной опасности. Таким образом, обнаружение умысла не имеет уголовно-правового значения. Формы его могут быть весьма разнообразными: похвальбы, откровения злоумышленника в письмах, дневниках. Умысел обнаруживается также и в угрозах. Следует отличать угрозу как форму обнаружения умысла (поведение ненаказуемое) от преступления, заключающегося в угрозе убийством или связанного с угрозой насилием, уничтожением имущества и т.п.

Угроза причинением того или иного вреда как объективный признак составов отдельных преступлений определяется законодателем как общественно опасная форма преступного деяния, причиняющая реальный вред безопасности личности, другим правоохраняемым объектам, либо как способ совершения преступления, обладающий свойством общественной опасности. Формирование и обнаружение умысла не упоминаются в уголовном законе, так как являются безразличными для него этапами деятельности и обстоятельствами. Видами стадий совершения преступления согласно статье 29 УК РФ являются: неоконченное преступление {приготовление и покушение) и оконченное преступление.Выделение данных стадий имеет большое значение для правильной правовой оценки совершенного преступления, его квалификации, а также для индивидуализации уголовной ответственности.О приготовлении к преступлению и покушении на преступление можно вести речь лишь применительно к целенаправленной преступной деятельности. Эти стадии возможны только в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом. Что же касается криминальных деяний, совершаемых с косвенным умыслом, то в них стадии приготовления и покушения невозможны. Не желая наступления общественно опасных последствий, виновный, естественно, не может и готовиться к преступлению или покушаться на него. В данном случае общественно опасные последствия преступления не составляют цели его криминальной деятельности.Приготовление и покушение невозможны, когда закон связывает уголовную ответственность только с наступлением определенных, указанных в диспозиции статьи Особенной части УК последствий.

Возможно, вас также заинтересует эта ссылка:

Заказать работу по уголовному праву помощь в учёбе