Региональный рынок труда, его проблемы и пути их решения

Предмет: Экономика
Тип работы: Дипломная работа
Язык: Русский
Дата добавления: 12.09.2020

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы найдёте много образцов и примеров готовых тем дипломных работ по экономике:

 

Дипломные работы по экономике

 

Посмотрите похожие темы дипломных работ возможно они вам могут быть полезны:

 

 
 
Проблемы интеграции России в мировую экономику
Исследование формирования и развития теоретических школ маркетинга

 

Введение:

В Российской Федерации продолжает сохраняться существенная дифференциация территорий по состоянию региональных рынков труда. Не проводится эффективная региональная политика, основанная на оценке ситуации на рынке труда и возможных перспектив ее развития. Региональные программы занятости должны исходить из общероссийской концепции регулирования рынка труда.

Изменение ситуации в России, замена плановой системы управления рыночной, глубокое вхождение страны в систему международного разделения труда обусловили ряд новых явлений и тенденций в сфере занятости, к которым прежде всего относятся:

  • Абсолютное сокращение численности занятых в экономике, особенно в сфере материального производства;
  • Существенные изменения отраслевой структуры занятости, снижение удельного веса занятых в промышленности, перераспределение рабочей силы между обрабатывающей и добывающей промышленностью в пользу последней;
  • Расширение занятости в негосударственном секторе экономики, дальнейшее развитие малого предпринимательства;
  • Значительные масштабы вынужденной неполной и неэффективной занятости (скрытой безработицы);
  • Массовое участие населения в неформальном секторе экономики, а также увеличение масштабов вторичной занятости и др.

В данной работе мы проанализируем состояние регионального рынка труда и направления его дальнейшего развития.

Спрос и предложение на региональных рынках труда

Состояние национальных, региональных и локальных рынков труда определяется соотношением двух основных компонентов - предложения рабочей силы (численности экономически активного населения (по классификации МОТ к экономически активному населению относится население в возрасте 15-72 лет, занятое в экономике и ищущее работу - безработные), его образования, возрастной и профессиональной структуры, территориального размещения и мобильности) и спроса на рабочую силу, т.е. существующего количества рабочих мест.

Спрос на рабочую силу зависит в первую очередь от макроэкономических тенденций. К ним относятся динамика развития экономики и инвестиционная активность, непосредственно влияющие на количество рабочих мест: при росте экономики их становится больше, при кризисе или спаде число рабочих мест сокращается. Кроме того, спрос на рабочую силу, как и ее предложение, зависит от достигнутого уровня оплаты труда. В странах и регионах с дешевой рабочей силой ниже издержки создания новых рабочих мест и поэтому чаще размещаются новые трудоемкие производства. При высоком уровне оплаты труда работодатели снижают свои издержки путем автоматизации производства или его вывода в дешевые страны или регионы, тем самым ограничивая предложение новых рабочих мест в экономике своей территории.

Для региональных и локальных рынков труда значительную роль в формировании спроса играет структура их экономики, в том числе соотношение трудоемких и нетрудоемких отраслей. В современной экономике наиболее трудоемки отрасли услуг, поэтому в крупных городах, где сектор услуг развивается опережающими темпами, предложение рабочих мест больше, что способствует лучшему состоянию рынков труда. В небольших монофункциональных городах рынки труда зависят от положения градообразующего предприятия и поэтому наиболее уязвимы и нестабильны.

Еще один фактор спроса на рабочую силу - политика государства в сфере занятости. Во-первых, это роль государства как регулятора рынка труда, определяющего правила игры - найма и увольнения работников, социальных гарантий и социального страхования занятых. Институциональные нормы оказывают заметное влияние на состояние рынка труда. При более жестком регулировании и высоком уровне социальной защиты занятых, характерном для западноевропейских стран, работодатели, как правило, стремятся минимизировать риски дополнительных издержек и ограничивают найм работников, что приводит к росту безработицы.

Во-вторых, государство влияет на рынок труда как крупнейший работодатель в бюджетной сфере - социальных услугах, обороне и охране общественного порядка, государственном управлении и др. Органы государственной власти определяют необходимую численность и структуру занятых, уровень оплаты труда в этих отраслях экономики. Политика государства в сфере оплаты труда в отраслях бюджетной сферы также влияет на занятость. Если повышение оплаты не сопровождается мерами по снижению неэффективной занятости, результатом, как правило, становится рост численности работников бюджетного сектора. В российских регионах со слаборазвитой экономикой, особенно высокодотационных, бюджетный сектор стал ведущим по численности работников и занятость в нем продолжает расти.

Предложение рабочей силы зависит от динамики численности населения и половозрастного состава. В регионах с незавершенным демографическим переходом и растущей численностью населения проблемы занятости наиболее остры. Они обусловлены количественной диспропорцией между возрастной когортой молодежи, входящей на рынок труда, и меньшей по численности возрастной когортой уходящих на пенсию. Такая ситуация характерна для слаборазвитых республик Северного Кавказа и юга Сибири, она усугубляется незначительным предложением новых рабочих мест.

Диспропорция может быть не количественной, а структурной, когда спрос на рабочую силу не совпадает с предложением по полу, профессиональной структуре, уровню образования и квалификации. При несовпадении структуры спроса и профессионально-квалификационного состава ищущих работу службы занятости проводят переподготовку безработных. Для государства такая активная политика в сфере занятости весьма затратна.

Региональные и локальные рынки труда обладают большим потенциалом саморегуляции. Количественные и структурные диспропорции предложения и спроса могут сглаживаться территориальной мобильностью экономически активного населения: переездом на новое место жительства или маятниковой трудовой миграцией в регионы и города с более значительным предложением рабочих мест. Однако на фоне стран с развитым рынком труда территориальная мобильность населения современной России пока еще невелика. Она вдвое ниже и по сравнению с советским периодом, когда трудовые миграции стимулировались государством или были принудительными. Основные причины низкой мобильности в современной России - редкая сеть городов и слаборазвитая транспортная инфраструктура, препятствующие маятниковым миграциям, огромные перепады цен на локальных рынках жилья и высокие затраты на смену места жительства, непосильные для большинства домохозяйств.

Динамика и структурные изменения занятости

Самое кардинальное структурное изменение - в занятости по формам собственности, за переходный период российский рынок труда стал совершенно иным. Только за 1995-2007 гг. доля занятых на частных предприятиях и в организациях выросла с 34 до 57%, а доля работающих на предприятиях и в организациях государственной и муниципальной собственности сократилась с 42 до 32%, хотя и остается еще достаточно высокой. Несмотря на значительные региональные различия, частный сектор доминирует почти во всех субъектах РФ, но более заметно - на юге (в Ставропольском, Краснодарском краях, некоторых республиках Северного Кавказа доля занятых в частном секторе достигает 60-65%). Государство осталось основным работодателем лишь в отдельных регионах Крайнего Севера - Чукотском АО (40% занятых, а вместе с занятыми в организациях муниципальной собственности - 60%) и в слаборазвитой республике Тыва, где занятость примерно поровну распределена между государством, муниципалитетами и частным сектором. До середины 2000-х схожую структуру занятости имела Якутия. В целом на севере и востоке страны государство и муниципалитеты - более значимые работодатели, это связано с фактором расселения. Разреженная сеть поселений вынуждает сохранять автономную социальную инфраструктуру в большинстве населенных пунктов, поэтому бюджетная занятость высока. Кроме того, существуют и субъективные причины более значительного присутствия государства на рынке труда. Например, в Татарстане и Башкортостане в 2002 г. только 36-38% занятых работали в частном секторе из-за высокой доли государственной и смешанной собственности, но затем политика региональных властей стала меняться и доля занятых в частном секторе выросла до 44-46% в 2004 г., а в 2007 г. достигла 54-56%.

Трансформация отраслевой структуры занятости на региональном уровне во многом повторяла общие для страны тенденции. Проследить отраслевые тенденции возможно только до 2004 г. включительно, т.к. с 2005 г. используется новый классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД), не сопоставимый с ранее использовавшимся отраслевым классификатором (ОКОНХ). В переходный период во всех регионах произошло существенное сокращение занятости в промышленности, особенно в первой половине 1990-х годов (на треть с 1990 по 1996 гг.). Этот процесс не завершен, хотя в первые годы подъема (1999-2001 гг.) отмечался небольшой рост промышленной занятости. В целом за переходный период изменения занятости совпадали с тенденцией концентрации промышленности страны в экспортно-ресурсных регионах Урала и Сибири, т.е. со сдвигом индустриальной оси России из Центра на восток. В Уральском федеральном округе (включающем Тюменскую область) численность занятых в промышленности в 2004 г. почти не изменилась - 97% от уровня 1995 г., хотя в среднем по РФ она составляет только 83% от уровня 1995 г. Остальные федеральные округа имеют показатели, схожие со среднероссийским (80-86%), хотя в первые годы промышленного роста различия были более заметными. Некоторое сглаживание в целом по округам - результат разнонаправленных процессов, идущих в субъектах РФ. В динамично растущих крупнейших агломерациях федеральных городов, особенно на их внешней периферии (Московская, Ленинградская области), численность занятых в промышленности даже увеличилась, в то время как в большинстве регионов она продолжала сокращаться, особенно быстро - на Дальнем Востоке (из-за миграционного оттока) и в регионах.

Приволжского федерального округа (из-за стагнации ведущей отрасли - машиностроения). Существенное сокращение численности занятых в промышленности в переходный период почти не изменило географические максимумы и минимумы индустриальной занятости. Самую высокую долю занятых сохраняют промышленные регионы Центра, Урала, Поволжья и Северо-Запада со специализацией на машиностроении, металлургии и других трудоемких отраслях.

В большинстве экспортных регионов индустриальная занятость не слишком значительно превышает среднероссийскую, поскольку ресурсодобывающие отрасли, за исключением угольной промышленности, не трудоемки. В южных аграрных регионах доля занятых в промышленности заметно ниже (14-18%) и продолжает сокращаться, а в наименее развитых республиках Северного Кавказа и юга Сибири остается минимальной - 7-10%. Эти регионы выпадают из общероссийского тренда ХХ века - перехода от аграрной занятости в основном к индустриальной, а затем в сектор услуг, и идут по пути развивающихся стран, в которых структурный переход от аграрной занятости осуществлялся преимущественно в сектор услуг.

На региональном уровне новая тенденция сокращения занятости в аграрном секторе проявилась в разное время и с разной силой. В маргинальных для сельского хозяйства территориях сокращение началось раньше и было максимальным, в 2004 г. на Дальнем Востоке в сельском хозяйстве осталось менее 2/3 занятых, а в Северо-Западном федеральном округе - 78% занятых по сравнению с 1995 г. В Южном и Центральном федеральных округах численность занятых росла до конца 1990-х годов (за 1995-2000 гг. на 7-8%), причем в Центре основной прирост пришелся на более южные черноземные области. Сокращение аграрной занятости в этих округах началось только с 2000-х гг. и шло быстрее в Центре. В результате усилилась концентрация сельскохозяйственного производства и занятых в нем в наиболее благоприятной природно-климатической зоне, что способствовало росту эффективности аграрного сектора России. Но для сельскохозяйственных регионах юга этот процесс имеет и негативные последствия, в них сохраняется проблема избыточной занятости и низкой производительности труда.

В 2004 г. доля занятых в сельском хозяйстве оставалась высокой в степной и лесостепной зоне с благоприятными климатическими условиями - областях Черноземного Центра, Краснодарском, Ставропольском, Алтайском краях (19-24%). В республиках Северного Кавказа и автономных округах юга Сибири занятость в агросекторе еще выше - 23-35%, но это следствие общей слаборазвитости их экономик. Для всех этих регионов допустимо сравнение доли занятых в сельском хозяйстве за 2004 г. с долей занятых в первичном секторе за 2006-2007 гг., т.к. структурно показатели почти не отличаются из-за слаборазвитости лесной отрасли и рыболовства. Сравнение показывает, что процесс сокращения аграрной занятости продолжается почти во всех краях и областях, хотя и более медленно, чем в начале 2000-х. Он будет продолжаться и далее, т.к. сельское население русских регионов стареет и уходит с рынка труда без адекватной замены молодежью. В аграрных республиках Юга этот процесс затормозился вследствие незавершенного демографического перехода и растущего притока молодежи на рынок труда, в том числе сельский. Как и в промышленности, в агросекторе увеличивается разнообразие региональных тенденций занятости.

В период экономического роста в основном сохранились сложившиеся тенденции, хотя и с изменением скорости трансформаций по регионам. Данные о динамике численности занятых в секторе услуг за период экономического роста (1998-2007 гг.) показывают, что Москва остается бесспорным лидером. Хотя сравнения показателей численности занятых в столице до и после переписи 2002 г. имеют относительную достоверность, поскольку перепись прибавила Москве более полутора млн. жителей, тренд опережающего роста занятости в третичном секторе столицы по сравнению с общей динамикой занятости очевиден. С.-Петербург заметно уступает Москве по динамике численности занятых в секторе услуг по причине медленного роста трудоспособного населения. В переходный период вторая столица отставала от Москвы и в сервисной (постиндустриальной) трансформации структуры занятости из-за недостаточной концентрации финансовых ресурсов, необходимых для развития сектора рыночных услуг, но в 2000-е гг. этот процесс ускорился.

В 2007 г. средняя доля занятых в секторе услуг в стране составила 61%, а диапазон различий по регионам - от 50 до 74%, и за последние годы картина изменилась несущественно. Уже к концу 1990-х гг. в России сформировались три типа регионов с максимальной занятостью в секторе услуг. Во-первых, это крупнейшие агломерации федеральных городов, в которых рынок труда отражает реальную постиндустриальную трансформацию экономики. Во-вторых, слабозаселенные регионы Крайнего Севера с рассредоточенными учреждениями обслуживания, что вынуждает поддерживать повышенную занятость в бюджетных услугах. В-третьих, слаборазвитые республики и автономные округа, где в силу ограниченного предложения других рабочих мест доминирует занятость в услугах бюджетного сектора, финансируемого за счет федеральной помощи. В остальных регионах, и промышленных, и более аграрных, сдвиг в сторону сервисной занятости был более медленным. В 2000-е гг. картина принципиально не менялась, за исключением отдельных регионов. Немногочисленные случаи заметного сокращения доли занятых в секторе услуг объяснялись либо резким ростом добычи нефти (Ненецкий АО), либо ростом занятости в строительстве благодаря притоку бюджетных инвестиций (Чукотский АО в начале 2000-х гг.).

В первые годы экономического роста почти во всех федеральных округах стабилизировалась или даже сократилась занятость в сфере образования. В Центральной России прекратился рост численности занятых в здравоохранении и социальном обеспечении, хотя в других округах он продолжался.

В целом бюджетные отрасли выполнили функцию аккумуляции высвобождаемых работников из других отраслей хозяйства в кризисный период, а в период экономического роста оказались не столь привлекательными, особенно образование. Однако с 2002 г. вновь начался рост занятости в отраслях бюджетной сферы из-за повышения заработков, а также новой волны сокращения занятости в промышленности. Во всех федеральных округах заметно увеличилась численность занятых в культуре (на 9-20% за 1998-2004 гг.), всюду выросла занятость в здравоохранении и социальной защите (на 3-9%), а на Юге и в Сибири - и занятость в образовании (на 5-8%). В результате, несмотря на почти повсеместное сокращение численности населения, вновь растет занятость в бюджетных отраслях. И если на Юге бюджетная сфера хотя бы отчасти аккумулирует прирост молодого трудоспособного населения республик, то в восточных регионах продолжается перераспределение убывающего населения из реального сектора в бюджетный.

Занятость и заработная плата в органах управления

В России принято считать, что численность занятых в управлении чрезмерно велика. Но проблема не в количестве занятых, а в его соответствии объему выполняемых функций и в качестве услуг. Есть страны, например, скандинавские, где занятость в управлении велика, поскольку государство выполняет большой объем функций и делает это качественно. Для англо-саксонских стран типичен более ограниченный круг функций государства и поэтому меньшая доля занятых в госуправлении.

По данным Росстата за 1-й квартал 2009 г., в регионах России насчитывался 1 млн. чиновников-управленцев, треть из них составляли занятые в органах МСУ. Важнейшая российская особенность - численность федеральных чиновников в регионах в среднем в 2,4 раза больше, чем чиновников региональной исполнительной власти. Это следствие сверхцентрализации функций госуправления в 2000-е гг. Самый сильный дисбаланс в пользу федеральных чиновников - в Челябинской, Ростовской, Калининградской, Оренбургской, Белгородской областях и Приморском крае (в 5-6 раз). Объективным фактором может быть пограничное положение всех этих регионов и, как следствие, наличие таможенных и других служб, относящихся к территориальным органам федеральной власти. Но все же в большинстве регионов численность федеральных чиновников-управленцев унифицирована и определяется штатным расписанием федеральных ведомств.

Наиболее интересен противоположный полюс, где оказались такие регионы как Чечня (в ней региональных чиновников в 2,3 раза больше, чем федеральных) и Ингушетия (в 1,2 раза). В Москве численность госслужащих мэрии приближается к численности управленцев территориальных структур федеральных органов власти в городе (85%), что показывает раздутость столичного аппарата управления. Схожая ситуация в двух автономных округах, живущих на доходы от добычи нефти и газа (Ненецкий и Ямало-Ненецкий АО - 81-87%), а также в ресурсно-экспортных республиках Коми (79%), Якутии (66%), Башкортостане (60%). Исходя из этого перечня регионов, можно выделить два основных фактора, способствующие раздуванию бюрократического аппарата региональной власти - слабый контроль федеральных властей за бюджетными расходами в высокодотационных регионах или значительные бюджетные доходы, позволяющие раздувать число чиновников регионах, поскольку гражданского контроля в России нет.

Федеральных чиновников в регионах намного больше, но их заработки ниже. В среднем по РФ уровень заработной платы региональных чиновников в 1,4 раза выше, в подавляющем большинстве регионов чиновники региональной исполнительной власти также получают больше федеральных (см. рис. 8). Регионы более свободны в установлении размеров оплаты труда "своих" госслужащих, при этом возможности бюджета - не главный фактор. Но все же максимальный разрыв имеют регионы-доноры, которые расходуют на эти цели собственные бюджетные средства: Ненецкий АО (2,6 раз), С.-Петербург (2,2 раза), Липецкая, Самарская, Ленинградская области (1, 9 раз) и не сильно дотационная нефтедобывающая Сахалинская область (2,1 раз). Впечатляет размер средней заработной платы госслужащих региональной исполнительной власти Ненецкого АО - 107 тыс. руб., занимающие второе-третье места Сахалин и ЯНАО заметно отстают (80 и 75 тыс. руб.). Однако в лидерах по отношению заработной платы региональных чиновников к федеральным оказались и некоторые дотационные регионы, Воронежская, Калининградская области, Краснодарский край (в 2-2,1 раза), а также Рязанская, Волгоградская и Орловская области (в 1,9 раз). В самых богатых регионах России - Москве и Ханты-Мансийском АО - разрыв более умеренный (в 1,6-1,7 раз), но оба региона отличаются повышенными заработками федеральных госслужащих (в ХМАО благодаря северным надбавкам).

Разрыв заработной платы госслужащих региональной исполнительной власти и средней зарплаты по региону еще выше и составляет в целом по стране 1,6 раз. При этом заработки региональных чиновников максимально превышают средние далеко не в самых развитых регионах - в Воронежской и Орловской областях (в 2,9 раз), в Волгоградской, Архангельской. Рязанской областях, Краснодарском крае (2,4- 2,7 раз). Сам по себе разрыв не критичен, если численность госслужащих невелика и появляется возможность лучше оплачивать их высококвалифицированный труд. Можно сопоставить все регионы по двум индикаторам - численности госслужащих региональной исполнительной власти, соотнесенной с численностью федеральных госслужащих в регионе, и разрыву оплаты труда региональных чиновников и средней зарплаты по региону. Слабо выраженная обратная зависимость между двумя индикаторами все же просматривается и в субъектах РФ с относительно меньшей численностью госслужащих региональной исполнительной власти заработки последних сильнее превышают средние по региону, что экономически оправданно.

Однако в России есть и особые регионы. Бюджет Чечни дотационен на 93%, но численность региональных чиновников в 2,4 раза выше, чем федеральных (при обратной пропорции в целом по стране), а их заработки вдвое выше средних по региону. В Ингушетии те же особенности, но только выраженные слабее.

Новый кризис и региональные рынки труда

Экономический кризис, начавшийся осенью 2008 г., привел к почти двоекратному росту безработицы (с 5,6% летом 2008 г. до 9,5% в феврале 2009 г.). Однако пиковые показатели весны 2009 г. (уровень общей безработицы - 10%, зарегистрированной - 3,5%) не дотягивают до худших показателей 1990-х (13% и 4% соответственно).

Новый кризис затронул региональные рынки труда в разной степени. Во-первых, разными были темпы промышленного спада. Сильнее всего пострадали промышленные регионы металлургической и машиностроительной специализации, в большинстве из них производство сократилось на 20-39% (январь-май 2009 г. к аналогичному периоду 2008 г.) Среди регионов машиностроительной специализации есть не вышедшие из депрессии, для них это был двойной удар. Черты депрессивности сохранили и многие дальневосточные регионы, и хотя в них промышленный спад был минимальным (после тяжелого кризиса 1990-х фактически нечему падать), их рынок труда находился в худшем состоянии и поэтому более уязвим. Даже сильный промышленный спад не всегда приводит к массовой безработице, поскольку есть альтернативная форма снижения издержек работодателя путем сокращения оплаты труда. В России эта форма широко распространилась с 1990-х гг. в виде длительных задержек выплаты зарплаты, административных отпусков, неполной рабочей недели и др. В ходе нового кризиса с задержками зарплаты пытаются бороться и, по официальной статистике, в крупных и средних предприятиях и организациях их объем невелик. Однако никто не знает, каких масштабов достигают невыплаты в малом бизнесе и неформальном секторе экономики. Административные отпуска и неполная рабочая неделя используются очень широко, в машиностроении такой режим охватывал весной 2009 г до 20% занятых (хотя в целом по экономике - не более 4% занятых по данным официальной статистики). Вследствие использования альтернативных форм снижения издержек бизнеса даже в наиболее пострадавших от кризиса регионах рост безработицы может быть умеренным. К тому же региональные власти всячески препятствуют высвобождению, порой с помощью прокуроров.

Во-вторых, сократилась и беловоротничковая офисная занятость, сильнее всего - в крупнейших городах. В этой сфере доминирует именно высвобождение, а не урезание зарплат. Но на рынках труда крупнейших городов намного больше альтернативных рабочих мест, и, к тому же, докризисный уровень безработицы был очень низким. Высвобождаемые чаще всего находят другую работу, реже пополняют ряды безработных, но при исходно низком уровне даже быстрый рост безработицы не критичен.

В-третьих, масштабные сокращения произошли в неформальной экономике. В секторе рыночных услуг и в строительной отрасли крупных городов заняты трудовые мигранты из других стран, причем часто нелегальные, поэтому масштабы высвобождения неизвестны, тем более что немалая часть трудовых мигрантов возвращается домой. Те же проблемы, но уже для российских граждан, характерны для республик Северного Кавказа, где из-за дефицита рабочих мест широко распространено отходничество. В кризис сократились возможности найти работу в других регионах (строительство, агросектор, торговля), напряженность на рынках труда республик юга выросла. Но измерить изменения также сложно, поскольку трудовые мигранты из Северного Кавказа до кризиса работали преимущественно в неформальном секторе экономики.

Вышеперечисленные особенности рынка труда регионов помогают более точно интерпретировать данные кризисной статистики занятости. Они несовершенны, но других данных нет. В разделе "Мониторинг кризиса в регионах" дан более детальный анализ состояния региональных рынков труда в период кризиса, поэтому в данном разделе Атласа можно ограничиться основными тенденциями.

Темпы роста безработицы были максимальными в декабре-феврале, к апрелю 2009 г. ситуация стабилизировалась. В мае наметилось даже некоторое снижение уровня безработицы, и зарегистрированной, и общей. Однако снижение уровня безработицы в России имеет сезонный характер - к лету она сокращается, а осенью растет, поскольку летом оживляются строительство и агросектор. Так происходит каждый год, и пока невозможно разделить влияние обычной, сезонной цикличности и реальной стабилизации на рынке труда в условиях кризиса. Цыплят по осени считают.

На региональном уровне разброс показателей безработицы за май 2009 г. остается очень сильным (рис. 14), хотя квартальные данные Росстата не вполне репрезентативны для регионов. Пальму первенства, как и до кризиса, держат слаборазвитые республики. И кризис здесь не при чем, это давняя проблема острого дефицита рабочих мест для растущего населения. Кризисный рост безработицы характерен для двух типа регионов - депрессивных, которые при любом ухудшении экономической ситуации очень уязвимы (Ивановская, Брянская, Псковская области, Забайкальский край и другие восточные регионы), и для регионов со специализацией на машиностроении (Ульяновская область и др.) и черной металлургии, т.к. эти отрасли наиболее пострадали от кризиса.

Статистика безработицы не дает полной картины состояния рынков труда. Как уже отмечалось, они адаптируются к кризису не только через высвобождение, но и через рост неполной занятости (сокращенная рабочая неделя с низкой зарплатой, административные отпуска и др.). На самом деле это скрытая безработица и в регионах с сильным спадом промышленного производства она максимальна, в Ярославской области - 7%, в Свердловской и Челябинской - 8%, в Самарской -10% занятых. Более точно учитывать показатели безработицы вместе с неполной занятостью. Среди депрессивных и полудепрессивных регионов самая сложная ситуация на рынках труда Бурятии, Забайкальского края, Брянской, Ульяновской, Курганской и Ивановской областей, и не только в них. Среди более развитых - в Самарской, Свердловской, Челябинской и Орловской областях, можно добавить и Пермский край и Ярославскую область.

Важно понимать, что данные о безработицы в регионе - средняя температура по больнице. Проблемы занятости концентрируются в промышленных городах с убыточными предприятиями, либо остановившимися, либо резко сократившими объемы производства. Таких городов с острым кризисом на локальных рынках труда десятки, особенно монопрофильных, зависящих от одного предприятия. Но статистики в доступном виде нет, хотя федеральные влласти пытаются наладить мониторинг на уровне муниципалитетов. Но данных по общей безработице такой мониторинг все равно не даст (она не измеряется на уровне городов), а статистика по зарегистрированной безработице, которую можно отслеживать более оперативно, не всегда достоверна, региональные власти не любят отчитываться плохими цифрами.

Совершенствование регулирования региональных рынков труда

В настоящее время в стране не проводится эффективной региональной политики, основанной на оценке состояния ситуации на рынке труда и возможных перспектив ее развития, прежде всего в регионах с существенной деформацией структуры населения, спецификой социально-экономического развития - однобокой специализацией, преобладанием производств с высокой концентрацией интеллектуального труда, производств ВПК, отраслей с большим удельным весом предприятий-банкротов.

Отсутствуют четко сформулированные основные принципы регулирования социально-экономического развития регионов с точки зрения сохранения занятости и повышения ее эффективности, недопущения массовой и застойной безработицы. Не проводится четкого разграничения полномочий и функций между центром и субъектами РФ.

Ситуация в области занятости населения в условиях рыночной экономики объективно обусловливает, как показывает и опыт других стран, необходимость усиления государственной политики (включающей меры по регулированию занятости, в том числе в региональном разрезе). Это предполагает разработку региональных программ занятости, предусматривающих меры социальной защиты населения.

Региональные программы, должны исходить из общероссийской концепции регулирования рынка труда как фундамента разработки основных направлений такого регулирования. Эти программы, прежде всего в части создания и сохранения рабочих мест, должны учитывать прогноз социально-экономического и демографического развития региона в целом.

В условиях тяжелого перехода к рыночным отношениям современное состояние занятости населения усугубляется банкротством предприятий, а также продолжающимся спадом производства, что предполагает активизацию процесса высвобождения рабочей силы и необходимость одновременной разработки экстренных мер по трудоустройству работников в целях недопущения массовой безработицы и ее застойного характера. Особо остро назрела потребность в этом в районах социально-экономического бедствия.

Решение данных проблем невозможно без поддержки центра, централизованного перераспределения финансовых ресурсов и увеличения доли федерального бюджета в общих расходах этих регионов на капитальные вложения.

Требуется дальнейшее совершенствование государственной финансово-кредитной и налоговой политики, обеспечивающей экономическую привлекательность отечественных и иностранных инвестиций в регионы, где накоплены значительные резервы незанятой рабочей силы, особенно профессионально хорошо подготовленной.

В системе мер по регулированию региональных рынков труда большая роль отводится и активизации работы местных служб занятости, их связи с федеральной службой занятости России.

Заключение

Состояние национальных, региональных и локальных рынков труда определяется соотношением двух основных компонентов - предложения рабочей силы (численности экономически активного населения (по классификации МОТ к экономически активному населению относится население в возрасте 15-72 лет, занятое в экономике и ищущее работу - безработные).

Самое кардинальное структурное изменение - в занятости по формам собственности, за переходный период российский рынок труда стал совершенно иным. Только за 1995-2007 гг. доля занятых на частных предприятиях и в организациях выросла с 34 до 57%, а доля работающих на предприятиях и в организациях государственной и муниципальной собственности сократилась с 42 до 32%, хотя и остается еще достаточно высокой. По данным Росстата за 1-й квартал 2009 г., в регионах России насчитывался 1 млн. чиновников-управленцев, треть из них составляли занятые в органах МСУ. Важнейшая российская особенность - численность федеральных чиновников в регионах в среднем в 2,4 раза больше, чем чиновников региональной исполнительной власти.

Экономический кризис, начавшийся осенью 2008 г., привел к почти двоекратному росту безработицы (с 5,6% летом 2008 г. до 9,5% в феврале 2009 г.). В настоящее время в стране не проводится эффективной региональной политики, основанной на оценке состояния ситуации на рынке труда и возможных перспектив ее развития, прежде всего в регионах с существенной деформацией структуры населения, спецификой социально-экономического развития - однобокой специализацией, преобладанием производств с высокой концентрацией интеллектуального труда, производств ВПК, отраслей с большим удельным весом предприятий-банкротов.