Р. Иеринг о юриспруденции интересов

Предмет: Экономика
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 12.04.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете заказать реферат:

 

Написание рефератов на заказ

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

 

Хедхантинг как метод подбора персонала: возможности и ограничения

 

Процедура биовейвер в России и зарубежных странах

 

Изменения в государственной системе СССР В период Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г

 

Организация производства и обслуживания на предприятиях общественного питания

 

Введение:

Одним из наиболее выдающихся деятелей европейской юриспруденции во второй половине XIX века был немецкий юрист Рудольф фон Иеринг (1818-1892). Он был широко известен в таких работах, как "Дух римского права на различных этапах развития", "Цель права", "Борьба за право".

Трудно дать четкую характеристику работе Иеринга, потому что она неоднородна. В частности, выделяются два периода его творческой деятельности в области политической теории и теории права. Первый-до середины 50-х годов XIX века.

В настоящее время он придерживался принципа "юриспруденции зачатия", принимая во внимание главное дело умозаключения определенных правовых принципов из общих понятий, а в качестве основного источника знаний приверженцы этого направления в науке права считали, что "понятия продуктивны и объединяют и создают новые понятия" по выражению Иеринга. В этом направлении закона Иеринг обрывается. Второй период эволюции его взглядов начинается в середине 50-х годов прошлого века. Иеринг приступает к разработке "закона прибыли".

Теперь закон-это не математика, поэтому его вдохновляет мысль о том, что культ логики неуместен для теоретического юриста, и приоритет должен принадлежать не самой логике, а ценности жизни, реальным интересам людей.

Джеллинг уделяет все больше внимания не логической или психологической стороне закона, а его социально-практической и практической стороне. Первое место в своей методологии познания права и государства он теперь отводит описанию, классификации и анализу фактов. По сравнению с изучением эмпирического материала, функционирование философской структуры начинает играть для него вспомогательную роль. Эмпирический материал рассматривается отвращением как в историческом, так и в структурно-функциональном измерениях.

Уподобляя закон организму, Иеринг называет его "всеми качествами продукта природы: единством множества, индивидуальностью, ростом самого себя и т. д." "Рост или развитие права требует исторического подхода к самому себе. Необходимость такого подхода обоснована и обозначена в "духе римского права". Кроме того, " все живые организмы могут подвергаться двойному исследованию, как анатомическому, так и физиологическому." Мы планируем применить закон к обоим этим исследованиям.

 

Осуществляя такое намерение, Джер считает, что функция является носителем цели во всех организмах, поэтому в этом отношении, с акцентом на раскрытие функции права, свод законов не является исключением.

 

В свою очередь, Иерингу приписывается ценность закона-способность создавать закон в целях, образующих факторы. О работе этого иеринга "цель закона".

Здесь, во втором крупном труде Херринга, происхождение и общая концепция права обсуждаются гораздо более подробно, чем в духе римского права. Отправная точка рассуждений такова:

"Цель - это творец всех прав.Толкование закона, конечно же, приводит Джеррина к постановке вопроса о предмете целеполагания, или-то же самое-не из вакуума, а из пустых мест, где он появляется.

В этой области каждый человек, действующий для других людей, действует для себя, действует для себя и, следовательно, для других.- Но демиург закона Герринга - это не все, а только организованное государством общество. Такое общество венчает государственный аппарат, олицетворяющий социальную и общественную власть. Именно с помощью этого устройства государства в конечном счете и рождается закон. Без всяких побоев по поводу разгневанного состояния Буша: "Государство-это единственный источник права."

Сам закон характеризуется гневом с разных сторон. Прежде всего-с содержательной стороны. Это интересы объекта социального взаимодействия, но интересы, общие для всех участников, то есть интересы общества в целом. Они составляют содержание закона. При одном непременном условии - их защита, гарантированная государством.

Права - это интересы, которые охраняются государством. У иеринга также есть несколько иная формулировка того, что составляет содержание права: "право - это совокупность условий жизни общества в широком смысле, то есть внешняя публичная власть со стороны государства". Эти формулировки иеринга представляют собой критику теории воли закона, которая задала тон в немецкой юриспруденции в первой половине XIX века.

Закон, взятый в аспекте его формы, характеризуется гневом как сумма норм и как общеобязательное правило поведения. Здесь он не оригинален, но и не претендует на это: "нынешнее определение закона, права - это совокупность обязательных норм государства, это определение-моя идея."получается, что это принесло ему государство, а не государство."Джеллинг не устает повторять тезис об органической природе государственного принуждения к закону и пользе этого принуждения. Право обязано государству не только своим происхождением, но и способом своего существования.

Иеринг не делает никакого существенного теоретического различия между законом и законом. Он часто видит их как явление одного и того же порядка. Но на самом деле они далеки от этого. Большинство его суждений (особенно выраженных в"духе римского права","цели права") на самом деле имеют право как приемник, а не закон. Эта ситуация должна быть тщательно рассмотрена, когда вы знаете более конкретно гневные взгляды на отношения между государством и законом.

Некоторые из них уже знакомы. Давайте добавим еще несколько. - государство - это организация социального принуждения, - сказал Эринг. "Эта организация не только создает закон, но и гарантирует его существование, но и управляет им. Иеринг характеризует закон в этом отношении как разумно понимаемую политику, проводимую государственными органами. Это помогает ей (политике), потому что компас помогает капитану корабля. Поддержание законности - это важнейшая задача государства. Право не противопоставляется последнему, оно является полностью зависимым придатком. Эта характеристика права, являющегося придатком государства, очень подчеркивается Джерингом:

"Закон без власти-это пустой звук, которому не хватает реальности, потому что только власть осуществлять нормы права делает закон тем, что он есть",

Чисто "политическое личностное" понимание Иеринга создает пространство для личной экономической деятельности, обеспечивает юридическое равенство и признает необходимость уважения политических прав. Он считает, что в этих условиях единственно возможна цивилизационная социально-политическая система, нормальное правовое общение и справедливость, поэтому строгое в ней он заменяет человеконенавистническим изречением: "хоть мир погибнет, справедливость восторжествует!" "С жизнеутверждающим призывом" завоевать справедливость, мир может процветать!".

Изначально этот закон имеет одностороннее принуждение, направленное на то, чтобы субъект не допускал чрезмерных притязаний частных интересов. Постепенно она становится двусторонней связью и становится связью для самой государственной власти. Эринг считает, что забота о самосохранении заставит правительство соблюдать закон. Те, кто у власти, понимают, что, в конце концов, в качестве примера соблюдения закона со стороны властей, государству нечего укреплять чувство законности и правопорядка, а законопослушного там нет твердого государства.

Но Иеринг не ожидает (многого) от законопослушного государства. Ему ясно, что государственная власть связывает свои руки законом и ограничивает свободу действий. Ответ на этот вопрос готов для Джеринга, но не в пользу закона, а в пользу закона. Если ситуация вынуждает государственную власть выбирать между обществом и законом, то "она не только уполномочена, но и обязана спасать общество за счет своих прав.

Иеринг не объясняет, как обезопасить себя здесь от произвола с того момента времени, когда необходимо сделать такой выбор, и от планомерного избавления от "балласта" закона. Поэтому неудивительно, что он скептически относится к идее верховенства закона. Она полностью отрицает такое условие. Это, по словам Эринга,"не могло продлиться и месяца."

Джеллинг переносит понятие борьбы как универсального принципа существования органического мира на почву юриспруденции. Он широко использовался в европейских научных кругах во второй половине XIX века. Достаточно вспомнить теорию борьбы за существование Дарвина, идею классовой борьбы в историографии и социологии. Историческая школа права (Савиньи, Пухта) и формирование языка, который учит понимать образование и развитие права как Полемизирующий, незаметный, безболезненный, мирный процесс:

"Жизнь закона - это борьба, борьба людей, борьба государственной власти, собственности, борьба отдельных личностей.Для него"все права в мире должны быть приобретены путем борьбы", "борьба есть дело закона" и т. д.

Если бы речь шла о необходимости противостоять произволу, ликвидировать беззаконие, добиваться восстановления нарушенных прав, защищать законные интересы, то такого вопроса не возникло бы. Но призывы Харинга бороться за право ("в борьбе ты найдешь свои права") приобретают особый, тревожный смысл. У них очень воинственный вид. Они знают, какие страшные потери понесли в XX веке: извинения за насилие, стихи о борьбе, драки как некое возвышенное состояние человеческого существования", - осмеливаюсь открыто заявить о своей любви к борьбе. Цивилизация оттого и не могла найти действенного противоядия для восхваления "непреодолимых сил борьбы и войны".

Социологическая теория государства. Л. Гумплович

В некотором роде политико-теоретические взгляды известного австрийского социолога и политика Людвига Гумпловича (1838-1909) находятся в гармонии с учением Йеринга о праве и государстве, его главным трудом по государственным вопросам:"раса и государство."Исследования по праву государственного образования","общее государственное право". Их мировоззрение гумпловича вполне реалистично. В ее рамках и с точки зрения социологии рассматриваются вопросы, связанные с происхождением, сущностью, организацией и ролью государства.

Борьба за существование-это геймпровиц, главный фактор общественной жизни. Состояние полностью находится в пределах этого элемента. Эта борьба является вечным спутником человечества и главным стимулятором общественного развития. На самом деле это приводит к борьбе между различными человеческими группами. Каждый из них стремится завоевать другую группу и контролировать ее. Высший закон истории ясен: "поражение сильнейшего, слабейшего, сильного, но вскоре объединившегося, чтобы превзойти третьего, который тоже так силен.

Описывая таким образом высший закон истории, Гумплович говорит: "если мы ясно осознаем этот простой закон, то кажущаяся неразрешимой тайна политической истории будет решена нами."

Истоки постоянной беспощадной борьбы человеческой группы между Гумпловичами объясняются неоднозначно. С одной стороны, он указывает на расовое различие между ними как на причину (хотя раса для него не биологическое явление, а прежде всего социокультурное).

С другой стороны, он видит конечную причину социального конфликта в том, что люди хотят удовлетворить свои материальные потребности. Это стремление Гумплович придает почти универсальное значение: "экономическая мотивация, где бы и когда бы она ни была, является причиной всех общественных движений и определяет развитие всех государств и обществ.- Но первое объяснение и второе остаются неуместными.

В самые отдаленные времена Гумплович считал, что конфликт между отдельными кланами и война за обладание определенными поместьями заканчивались уничтожением побежденной группы. После этого такие группы людей выживали, становились рабами и подвергались эксплуатации. Победившие (это были расы с более высокими интеллектуальными способностями и лучшей воинской дисциплиной), чтобы закрепить господствующее положение и продолжать подчинять себе побежденных, многие организовали свой результат-появление нации.

 

Отныне к войне между расой и государством добавилась борьба самого государства.

 

Когда-то, на стадии цивилизации, борьба антропологически различных стад трансформировалась в борьбу социальных групп, классов, сословий и политических партий. Научно неверно сравнивать примитивный стадный конфликт с современными классовыми и партийно-политическими отношениями. Это, по крайней мере, свидетельствует о серьезном недостатке историзма в "реалистической" интерпретации Гумпловичем важнейших общественно-политических явлений.

Она обречена быть органом принуждения, насилия, которое образуется в результате подчинения одной человеческой группы (слабейшей, побежденной) другой (сильнейшей победительнице) как средство поддержания порядка господства. По мнению Гумпловича, существование общества без государственного принуждения невозможно, вся деятельность любого государства, по мнению гумпловича, прежде всего нуждается в защите и укреплении отношений контроля, деятельность государства не ограничивается обеспечением определенного правопорядка.

Заключение

Он сильно преувеличивает роль государства. Типичным в этом отношении является его следующее высказывание: "то, чем человек владеет как своим лучшим достоянием (кроме жизни, данной самой природой), свободой и собственностью, семьей, но получает высшую ценность не только из рук отдельного человека, но и от государства." Приведенное выше высказывание Гумпловича об австрийской земле, желавшего как благодетеля, защитника заботы о личности и обществе, продолжало традицию идейно-теоретического обоснования культа государства.

Дух "статистизма" оказывает очень заметное влияние на толкование закона Гумпловича по общему вопросу. Рассматриваемый со стороны, он утверждает, что закон является"единственным воплощением предписания государственной власти. "Изнутри она наполнена моралью, которая выступает неисчерпаемым источником рождения прав, и решающее слово также принадлежит государству. В Штатах, предшествовавших штату, не было никакого права. Мораль может быть правильной только в том случае, если она кристаллизована в государственном праве. Последнее полностью обусловлено состоянием его рождения и последующего существования.

Для государства, пишет Гумплович, закон и порядок - это только средство, если смотреть на них с высоты истории.- Более того, они физически не существуют как автономные образования, независимые от государства. Так Гумплович отрицает существование "незыблемых прав человека". С его точки зрения, они являются иллюзией, плодом самообожествления личности, возвышения ценности человеческой жизни.

Существование государства совершенно несовместимо с "неприкосновенными правами человека". Народ должен выбрать государство с присущей ему мощью, или анархию. Гумплович, однако, явно сужал круг политических вариантов, люди XIX и XX веков имели возможность выбирать не между государством и анархией, а между различными конкретными формами государственного исторического опыта, поставленными перед собой.