Пробелы, противоречия и коллизии в праве

Предмет: Правоведение
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 16.02.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ по праву:

 

Много готовых курсовых работ по праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Общие и отличительные черты права, морали и нравственности
Понятие и виды (по объектам и субъектам), приемы и результаты (особенности) толкования
Аналогия закона и права
Конституционные гарантии осуществления правосудия в РФ


Введение:

Жизнь общества и государства, как и граждан, требует упорядоченности и стабильности. Без правил поведения невозможно установить сосуществование и активность людей. Право, как известно, представляет собой официально установленный набор формализованных норм социального поведения. Это признают все, они к этому привыкли, это уважают.

Однако конфликты, споры и столкновения людей существовали во все времена. Их всегда пытались понять и найти способы предотвращения и разрешения. Первоначально споры приобретают смысл разногласий и касаются понимания конкретной политической, управленческой и экономической ситуации, оценка объема и характера информации о спорной проблеме, решения, принятые или подготавливается. Такие споры и конфликты могут быть разрешены на ранней стадии, что придает ценность и практичность предлагаемому исследованию.

Даже великие мыслители древности стремились понять противоречия в мире и роль законов в их преодолении. Платон в 12 книгах «Законы» в своих беседах признает, что «все воюют со всеми, как в общественной, так и в личной жизни, и каждый находится с самим собой». Хорошо организованное государство и его хорошие законы должны служить примирению и устранению гражданских беспорядков. Тогда все внимание будет уделено внешним врагам. Законодатель должен как читать лекции гражданам, так и определять, что хорошо, а что плохо в каждом конкретном случае. Тем не менее собеседники Платона отмечали, что внутренние состояния привлекают людей в разных направлениях и побуждают их предпринимать противоположные действия. И это служит для различия между добродетелью и пороком. Государство, видя эти противоположные нити, должно с умом (Бога или того, кто его познал) «освятить» Закон и сделать его основой для внутренних отношений и отношений с другими государствами.

За годы существования Советского государства проблема правовых коллизий внутри страны изучалась в основном в аспекте законности. Преступления и ответственность служили главным образом инструментами для понимания этого явления, а не средством юридической фиксации незаконных действий, проступков и преступлений. Этому была посвящена обширная литература. Международно-правовые и сравнительно-правовые аспекты практически не различались из-за закрытости советской системы. Только международное частное право и его нормы оставались «открытой дверью». В последующие годы проблема правовых коллизий поднималась не так часто, кроме того, некоторые авторы в своих исследованиях выделяют коллизию супериндустрии, другие авторы практически не обращают внимания на коллизии, рассматривая коллизии в связи с международным частным правом.

Известный ученый Н.И. Матузов оценивает текущее состояние правовой системы: «Российское законодательство представляет собой сложное, диверсифицированное образование, в котором существует множество всевозможных несоответствий, несоответствий, параллелизмов, противоречий, конфликтующих или конкурирующих институтов».

Несовершенное, зачастую практически неработающее законодательство стало одной из причин формирования некоторых отличительных черт российского общества. К ним, по словам В.Ф. Степанова включают: «Слабое развитие правосознания, идей индивидуальной свободы и свободного труда, негативное отношение к рынку и парламентаризм. А также незнание большинством населения своих прав и, что еще хуже, элементарных обязанностей. Эти особенности являются одной из причин возникновения такого явления, как правовой нигилизм, который в настоящее время рассматривается как основное препятствие на пути формирования гражданского общества. По мнению А.С. Бондарева: «Правовой нигилизм личности - это сплав невежества закона или поверхностных, фрагментарных правовых знаний, правовых предрассудков, негативных правовых установок, правовой пассивности или социально незаконной деятельности».

Для устранения этих негативных явлений необходимо срочно совершенствовать законодательную систему и совершенствовать правовое регулирование общественных отношений.

Законодатель проделал большую работу, чтобы обеспечить хотя бы минимальный уровень правового регулирования, мы уже можем говорить о создании некоторых достаточно хорошо функционирующих отраслей права. Но, тем не менее, в нашем обществе все еще существуют отношения, которые вообще не подпадают под действие закона или лишь частично подпадают под него. Иными словами, в системе современного российского законодательства есть пробелы. В условиях существования в нашей законодательной системе «белых пятен», недосказанностей, неясностей, директивные органы должны располагать инструментами для их своевременного и качественного устранения и пополнения.

Кроме того, появление пробелов в законодательстве зависит от характера конкретной отрасли права. Например, стремление российского законодателя обеспечить высокую степень усмотрения в гражданских отношениях привело к включению в ст. 8 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 года. Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. № 32. Статья 3301. (далее - Гражданский кодекс), положения, прямо предусматривающие, что гражданские права и обязанности могут возникать в результате действий граждан и юридических лиц, которые, хотя и не предусмотрены законом или иными правовыми актами, но в силу общих принципов и смысла гражданского законодательства они порождают их.

П. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации от 12 декабря 1993 года. Российская газета. 1993. № 237. (далее - Конституция) гарантирует каждому право на судебную защиту своих прав и свобод. Гарантия судебной защиты означает, с одной стороны, право каждого подать жалобу в соответствующий суд, а с другой стороны, обязанность последнего рассмотреть эту жалобу и принять законное, справедливое и обоснованное решение по делу. Это. Более того, если оспариваемые правоотношения находятся в границах правового поля, суд не может отказать в иске на основании отсутствия закона или другого источника права. То есть национальная система законодательства должна предусматривать методы и приемы, позволяющие сотрудникам правоохранительных органов принимать решения в отсутствие правовых норм.

Актуальность данной темы обусловлена ​​тем, что пока систему российского законодательства нельзя назвать совершенной, но у правоохранителей в любой ситуации должны быть методы и инструменты, позволяющие правовое регулирование определенных социальных отношений.

Кроме того, проблема правовых коллизий и пробелов в праве в истории отечественной и зарубежной правовой мысли чаще всего ставилась и решалась довольно косвенно, в связи с анализом соотношения правовых актов.

И еще один момент, подтверждающий актуальность данного исследования, заключается в том, что федеральные отношения в настоящее время динамично развиваются в России, когда субъекты Федерации активно используют свое право для создания собственного законодательства. Следует признать, что зачастую региональные правовые акты, имеющие высшую юридическую силу, противоречат Конституции Российской Федерации, Конституции Российской Федерации (принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.), федеральные законы и др. даже нормы одного акта противоречат друг другу. Существуют также противоречия между нормативными актами «разных уровней».

Таким образом, изучение проблем правовых коллизий имеет не только теоретическое, но и прикладное значение. Изучение их основ и овладение навыками анализа конфликтных и конфликтных ситуаций и методов правильного использования набора инструментов для их преодоления является актуальной задачей.

Цель данной курсовой работы: исследовать правовые конфликты и пробелы в законодательстве, причины их возникновения, развития, виды и способы их устранения.

Исходя из цели работы, были поставлены следующие задачи:

  • проанализировать доктрину конфликтов и пробелов в праве;
  • дать понятие «пробелы в законе», рассмотреть причины их возникновения;
  • дать понятие правового конфликта, а также рассмотреть причины его возникновения;
  • исследовать виды правовых конфликтов и пробелов в праве;
  • сформировать средства преодоления столкновений и разрывов;
  • в конце работы разработать практические рекомендации о способах устранения правовых коллизий и пробелов в законодательстве, а также их преодоления.

Разрыв в законе

Право как особый регулятор общественных отношений

С момента появления человеческого общества возникла необходимость регулировать поведение отдельных людей и отношения между ними. Первыми формами такого регулирования были религиозные нормы, обычаи, мораль.

Мораль - это система принципов близкого отношения человека к миру с точки зрения того, что должно быть. Мораль формируется в сознании человека, определяет только внутреннюю сферу его действий. Природа морали и основанные на ней отношения не подразумевают способность требовать соответствующих действий от другого субъекта, то есть моральное отношение является односторонним: индивид, реализующий моральную норму, выполняет свой личный моральный долг.

Религиозные нормы, нормы этикета, обычаи, а также нормы морали также не дают полномочий кому-либо, а устанавливают только позитивные и негативные обязательства (делать или не делать что-то). Они требуют только внешнего формального соответствия поведения нормам, но не подразумевают действий, направленных на их обеспечение.

Позднее, с развитием как человека, так и общества в целом, появились отношения, которые требовали существования права конкретного человека, общества, а затем и государства на то, чтобы заставить конкретных людей и все общество выполнять свои обязанности. Так возник специфический регулятор общественных отношений - закон.

Право проявляется как особый порядок общественных отношений, участники которого имеют определенную социальную свободу действовать так или иначе, закрепленную в обязанностях других лиц. Мера этой свободы определяется социально признанными и обязательными для всех правилами надлежащего поведения членами общества обществознанием. В.М. Корельский оценивает роль права следующим образом: «С помощью закона обеспечивается необходимый правопорядок в обществе, разрешаются социальные конфликты и противоречия. Одним словом, закон служит своего рода обручем, предохраняющим общество от самоуничтожения ».

Специфика права заключается в том, что, с одной стороны, он является регулятором общественных отношений, а с другой - действует как особая форма этих отношений. Правовые нормы как общественно признанные общие правила регулируют поведение субъектов, наделяя их соответствующими полномочиями и обязанностями. Каждый в пределах своих прав осознает саморегуляцию своего поведения, поскольку он свободен делать то, что хочет, и, кроме того, может требовать соответствующего поведения от других субъектов. Также каждому субъекту предоставляется возможность отстоять свои права и требовать их восстановления в случае нарушения. Такая защита может осуществляться как уполномоченным органом, так и специальным государственным органом, в том числе путем наложения обязательных санкций на правонарушителя. В этом основное отличие между правовым регулированием общественных отношений и другими видами регулирования поведения членов общества.

В современных условиях нормы морали, права, религии представляют собой единую систему социального нормативного регулирования и находятся в постоянном взаимодействии. Они имеют свою, четко определенную «компетенцию», регулируют человеческие отношения разной природы. В связи с этим профессор В.М. Корельский размышляет следующим образом: «Право как искусство добра и справедливости, воплощение достижений мировой культуры и цивилизации приносит информацию о добре и справедливости обществу и постоянно подпитывает его гуманистическими идеалами и ценностями. В то же время он вытесняет чужие для общества взгляды и привычки.

Хотя закон и мораль тесно связаны, различия между ними очень значительны. Правовые нормы возникают в процессе законодательной и судебной практики, функционирования соответствующих институтов общества и государства, а мораль формируется в духовной сфере жизни. Моральные нормы основаны на представлениях о добре и зле, чести, достоинстве, порядочности и т. д., которые формируются в сознании общества, которые развиваются философией, религией, искусством в процессе этического осмысления мира.

Эти различия были проанализированы.

Из вышесказанного можно сделать несколько выводов:

  • понятие «общественные отношения» является первичным по отношению к понятию «право»;
  • закон является особым регулятором общественных отношений;
  • не все общественные отношения могут и должны подлежать правовому регулированию.

Понятие «пробел в праве»

В предыдущем абзаце была установлена ​​сущность взаимосвязи между понятиями «право» и «общественные отношения», что поможет сформулировать понятие «пробел в праве».

Хотя среди юристов существуют разные точки зрения по вопросу определения сущности пробела, определение понятия «пробел в праве», причины возникновения пробелов и их классификация, в целом, взгляды большинство ученых похожи.

В.С. Нерсесянц дает следующее определение: «Пробел в праве означает отсутствие такой нормы права, которая, в смысле действующего закона и характера регулируемых им общественных отношений, необходима для регулирования этих конкретных фактических обстоятельств ( фактические отношения), которые находятся в сфере действующего правового регулирования".

В этом определении автор указывает на главную особенность пробела в праве: отсутствие правового государства, необходимого для регулирования конкретных общественных отношений. Он также предлагает различать понятия: «Пробел в позитивном праве - это случай, когда нет закона, нет подзаконного акта, нет обычая, нет прецедента.

Недостатком в нормативно-правовом регулировании является отсутствие норм закона и норм устава.

Пробел в законодательстве (в узком и точном смысле этого слова) - это отсутствие закона (акта высшей власти) в целом.

Пробел в законе - это неполное решение вопроса в этом законе. Точно так же мы можем говорить о пробелах в других правилах, обычаях, прецедентах. Как правило, отсутствие или неполнота нормы в этом акте является как ее пробелом, так и пробелом права в целом "Проблемы общей теории права и государства.

Так, профессор В.С. Нерсесянц анализирует и конкретизирует концепцию разрыва в зависимости от источников права. Давая понятие «пробел в позитивном праве», автор расширяет круг источников, которые могли бы устранить или восполнить правовой пробел, включая не только акты законодательных органов, но и другие правовые акты (указы Президента и постановления Правительства ), акты федеральных органов исполнительной власти, обычаи оборота имущества и в сфере имущественных отношений, судебная практика.

Причина недостатков:

  • во-первых, неизбежное отставание законодательства от более динамично развивающихся общественных отношений;
  • во-вторых, ошибки и упущения самого законодателя, низкий уровень его законодательной культуры.

С.А. Комаров предлагает дать определение этому понятию следующим образом: «Недостатком в праве является отсутствие конкретного нормативного предписания по отношению к фактическим обстоятельствам в сфере правового регулирования, иными словами, это отсутствие правового государства для регулировать любой тип общественных отношений. Следует подчеркнуть, что правовой пробел - это понятие, основанное на незавершенности правовой основы применения права».

Этот автор также подчеркивает указанную главную особенность пробела, но, развивая свою идею, он подчеркивает невозможность применения закона к связям с общественностью из-за недостатков, которые он содержит.

А.Ф. Черданцев предлагает понимать пробел в праве как «отсутствие правового государства, которое должно быть в системе права с точки зрения принципов и оценок самого права».

Упомянутый автор характеризует пробел в праве как ситуацию, «когда есть факт, по своей природе находящийся в сфере правового регулирования, требующий юридического разрешения, но обеспечивающий его верховенство права».

А.Ф. Для характеристики пробела в праве Черданцев также использует его системную особенность, которая позволяет отличить это явление от смежных правовых понятий: отсутствие правового регулирования определенных общественных отношений. Исследователь предлагает рассматривать принципы и оценки самого права как границы тех явлений, которые являются частью системы правового регулирования и не требуют этого.

Используя термин «верховенство закона» в определении, А.Ф. Черданцев, как и С.А. Комаров, означает правовое регулирование общественных отношений только с помощью норм права, понимая ими обязательные, формально определенные нормативные акты, издаваемые государством и охраняемые ею, выраженной в виде правил поведения или исходных положений. То есть вышеуказанные авторы не рассматривают возможность правового регулирования общественных отношений с использованием других источников - подзаконных актов, обычаев или судебной практики, в отличие от профессора В.С. Нерсесянц.

Профессор В.И. Леушин считает, что «пробел в законодательстве - это отсутствие конкретной нормы, необходимой для регулирования отношений, которые входят в сферу правового регулирования».

Автор также рассматривает это правовое явление в узком, собственно смысле, как отсутствие законодательного регулирования определенной сферы отношений в обществе.

Этот ученый выделяет две причины пробелов:

  • возникновение новых общественных отношений, которые не существовали на момент принятия закона и не могли быть приняты во внимание законодателем;
  • упущения в развитии права.

Известный теоретик права В.В. Лазарев предлагает, на наш взгляд, наиболее полное определение.

«Пробел в законодательстве - это полное или частичное отсутствие нормативных институтов, необходимость которых обусловлена ​​развитием социальных отношений и потребностями практического решения дел, базовых принципов, политики, значения и содержания действующего законодательства, а также другие проявления классовой воли, направленные на регулирование жизненных фактов в сфере правового воздействия».

Хотя это определение было сформулировано в советский период истории развития права и основано на марксистско-ленинском подходе, преобладавшем в то время, оно отличается от вышеизложенного наиболее полным описанием определяемой концепции.

Преимущества этого определения заключаются в следующем:

  1. Автор предлагает под правовым пробелом понять не только ситуацию, когда правовые нормы полностью отсутствуют, но и когда правовые нормы не охватывают всю сферу общественных отношений, что затрудняет их регулирование.
  2. Источник закона В.В. Лазарев называет «нормативными учреждениями», расширяя тем самым типы источников, способных регулировать общественные отношения, в отличие от авторов, которые рассматривают пробелы только в законодательстве.
  3. Автор обосновывает необходимость правового регулирования общественных отношений не только их развитием и потребностями действующего законодательства, но и классовой волей. В современных условиях понятие «классовая воля» можно заменить на «общественное мнение», означающее, что необходимость правового регулирования может возникнуть не только у законодателей («сверху»), но и у населения конкретного государства ( "ниже"). Люди могут донести свое мнение до создателей закона с помощью различных демократических инструментов: выборов, референдумов, обращения к депутатам с законодательными предложениями, публикаций в СМИ, научных дискуссий и других.

В.В. Лазарев добавляет к вышесказанному следующие причины пробелов Лазарев В.В.:

  • неудачное расположение правовых норм в законодательном акте, например, норма, фактически связанная с регулированием нескольких аналогичных отношений, помещается не в общую, а в особую часть;
  • несоблюдение законодательных приемов;
  • несовершенство структуры правовой нормы.

Анализируя эти определения, можно выделить следующие характерные признаки пробела в законодательстве:

  1. Наличие конкретного, фактического жизненного обстоятельства, которое находится в сфере правового регулирования или должно основываться на нем на принципах определенной отрасли законодательства или всей системы права в целом.
  2. Отсутствие нормы права, которая призвана регулировать это обстоятельство, а также его незавершенность.

Таким образом, пробел в праве - это несовершенство права, это отсутствие реального содержания, которое должно быть необходимым компонентом правового регулирования, это дефект структурного построения правовой системы, ее недостаток.

Классификация правовых пробелов

Российские ученые классифицируют пробелы в позитивном праве по нескольким причинам.

По объему регулирования общественных отношений.

Разрыв из-за полного отсутствия правового регулирования общественных отношений - возникает из-за того, что в обществе существует отношение, которое должно регулироваться законом, но в законодательстве нет правовых норм, призванных регулировать это отношение. Например, коррупция - это позорное, но, к сожалению, объективно существующее явление в России. Дискуссии по этому вопросу уже давно ведутся в обществе, СМИ, государственных органах, высказываются различные предложения и точки зрения. Давай задушим коррупцию. Когда?. Существует острая социальная потребность в правовом регулировании этих отношений. Чтобы искоренить коррупцию, законодатель должен четко определить это понятие, его содержание, предметный состав и наказание за совершение этого деяния для преступников, но закон «О коррупции» еще не принят, хотя это явление уже давно анализируется в научных исследованиях. литература, а также конкретные предложения по ее регулированию. Отрадно осознавать, что в последнее время высокопоставленные чиновники начали уделять серьезное внимание этой проблеме, поэтому в интервью британской газете «Файнэншл таймс» Дмитрий Медведев заявил, что необходимо подготовить план по борьбе с коррупцией. в стране, которая должна включать как минимум три раздела: законодательные изменения в области уголовного права, создание антикоррупционных стимулов и изменения в правосознании людей.

Разрыв из-за неполного регулирования общественных отношений - возникает из-за того, что составная часть общественных отношений, подлежащая правовому регулированию, не подпадает под действие закона. Например, Федеральный закон от 25 апреля 2002 года «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» собрал законодательство Российской Федерации. 2002. № 18. Статья 1720. Регулирует порядок возмещения ущерба участникам несчастного случая страховыми компаниями. Но в нем четко не определен порядок осуществления страховых выплат в случае аварии по взаимной вине водителей, что на практике вызывает многочисленные споры, в том числе и судебные.

В эту группу также входят пробелы, вызванные недостатками правовых технологий, то есть вытекающие из стилистических и языковых ошибок в формулировании нормы, отсутствия определения понятий, используемых в законодательстве, или отсутствия вспомогательных норм. Суть этого типа пробелов заключается в том, что в законодательстве существуют правовые нормы, которые регулируют все компоненты любых социальных отношений, но на практике оказывается, что некоторые нормы не могут применяться, поскольку отсутствуют вспомогательные или расшифровывающие концепции.

В современной системе российского законодательства эта группа пробелов является самой многочисленной. Например, в законодательстве используется термин «внешнеэкономическая деятельность» (Постановление Правительства Российской Федерации от 10 июня 2005 г. «О введении товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности» Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. № 18. Статья 1720. Приказ ФСТЭК РФ от 26 апреля 2005 г. «Об организации в Федеральной службе по техническому и экспортному контролю работ по выдаче заключения о применении мер нетарифного регулирования Внешнеэкономическая деятельность "Вестник нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2005. № 22. и др.), но определение этого термина содержится только в Федеральном законе от 18 июля 1999 г." Об экспортном контроле ", Собрание законодательства Российская Федерация. 1999. № 30. Статья 3774. и может быть использована в соответствии со ст. 1 только для целей указанного закона. Отсутствие юридического определения затрудняет разграничение и правовое регулирование самой внешнеэкономической деятельности от аналогичных явлений, например, приобретение товаров за рубежом для личных нужд.

Или пункт 1 ст. 17 Федерального закона от 8 августа 2001 г. «О лицензировании отдельных видов деятельности» Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 33 (часть I). Искусство. 3430. предусматривает, что деятельность, связанная с проектированием и строительством зданий и сооружений I и II уровней ответственности, подлежит лицензированию. Но в то же время ни один из действующих нормативных актов не расшифровывает концепцию «I и II уровней ответственности», которая позволяет свободно толковать закон органами, уполномоченными на его исполнение.

По времени происшествия:

  1. первоначальные пробелы - из-за того, что законодатель на этапе разработки нормативного акта знал о существовании жизненных ситуаций, требующих правового регулирования, но по какой-то причине не включил соответствующие нормы в законодательство;
  2. последующие пробелы - вызванные появлением новых общественных отношений, которые не могли быть предусмотрены законодателем при работе над нормативным актом.

По вине нормотворческого органа:

  1. извиняемый - когда орган, компетентный издавать норму, не знал и не мог знать о существовании отношений, требующих (требующих) правового регулирования;
  2. непростительно - на момент публикации правила об этих отношениях государственный орган знал.

По объему источника права:

  1. абсолютный - полное отсутствие правовых норм, регулирующих конкретные социальные отношения не только в отрасли права, которая по смыслу и содержанию должна регулировать ее, но и в аналогичных нормах в смежных отраслях;
  2. относительный - отсутствие централизованных норм в конкретной отрасли права, но наличие норм, применимых к общественным отношениям в смежных или других отраслях.

Необходимо отличать смежные правовые явления от пробелов в праве, таких как «квалифицированное молчание», «конфликты в праве», «оценочные концепции».

Квалифицированная тишина, по словам Н.А. Власенко и Т.Н. Назаренко возникает «в тех случаях, когда законодатель по какой-то причине не считает необходимым детализировать правовое регулирование с помощью правовых предписаний, он, похоже, заранее предполагает, что судья с помощью усмотрения самостоятельно выберет Вариант решения». Это правовое явление в связи с тем, что законодатель не может предвидеть всего многообразия обстоятельств, подлежащих правовому регулированию, или не считает необходимым их регулировать в силу очевидности. Например, Гражданский кодекс прямо не предусматривает возможности ограничения правоспособности несовершеннолетнего на определенный период. Поскольку только суд может ограничить дееспособность лица, представляется, что в своем решении он имеет право указать срок такого ограничения. В этом случае по истечении установленного срока дееспособность будет считаться восстановленной. В противном случае указанное ограничение будет действовать до тех пор, пока такое решение не будет отменено или пока несовершеннолетний не достигнет возраста 18 лет. Для студентов вузов, обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция» и по специальности 021100 «Юриспруденция».

В юридической литературе нет единого мнения о сущности такого явления, как коллизия законов. Не вдаваясь в подробности научной дискуссии, отметим, что этот термин чаще всего обозначает «несоответствие в содержании двух или более формально действующих нормативных актов, относящихся к одной и той же проблеме».

Пробелы и коллизии в законе - довольно похожие явления, считает В.Б. Дресвянкин И.С. «Виды нарушений структурной структуры правовой системы». Разница между ними заключается в том, что системным признаком разрыва является отсутствие верховенства закона (полностью или частично), а когда законы сталкиваются, правила существуют, но они конкурировать друг с другом. Вице-адмирал Венгеров отмечает, что: «Наиболее распространенными причинами столкновений являются: ошибки законодателя; несвоевременное обновление законодательства; наличие в законодательной системе актов, которые фактически стали недействительными; сохранение (не отмену) «старых» актов при принятии новых; конфликты международного и национального права и т. д.».

Способы заполнения пробелов в законе

Общие способы преодоления пробелов в праве: аналогия права и аналогия права

Чтобы выяснить, какие методы преодоления пробелов предлагается сотруднику правоохранительных органов российским законодателем, мы проведем исследование, проанализировав нормы кодифицированных источников законодательства в различных отраслях права.

Анализ показал, что в современной системе российского права используются два основных способа преодоления пробелов - аналогия закона и аналогия права. Их применение зависит от характера конкретной отрасли законодательства и обусловлено общей направленностью норм права - их ориентацией главным образом на императивный или диспозитивный метод регулирования общественных отношений.

Так, в связи с необходимостью обеспечения правовой защиты и высокой изменчивостью регулируемых отношений использование института аналогии допускается в следующих отраслях права: арбитражное, гражданское, гражданско-процессуальное, жилищное, семейное. В земельном законодательстве этот институт используется только для отношений имущественного характера, это связано с учетом важности земли как основы человеческой жизни и деятельности, провозглашенного приоритета охраны земель как важного компонента окружающей среды и средство производства в сельском и лесном хозяйстве.

Использование аналогии в уголовном праве прямо запрещено нормами кодекса. Причиной запрета является необходимость предельно четкой квалификации деяний, подлежащих уголовному преследованию, четкого определения оснований и методов такого преследования, а также регулирования видов и сроков наказания за преступное деяние.

По словам С.Г. Келина, принцип законности в современном уголовном праве выражен в трех тезисах:

  1. нет преступления без указания закона - тезис означает, что круг преступных действий должен определяться только законами, известными населению, а не по усмотрению чиновников;
  2. нет наказания без указания закона;
  3. ни один нормативный акт, за исключением Уголовного кодекса, не может установить преступность деяния, наказание за него или другие уголовно-правовые последствия.

Этот принцип также требует, чтобы содержание всех норм уголовного права понималось в строгом соответствии с текстом, то есть не допускается ни широкое, ни ограничительное толкование.

В некоторых областях, таких как административное, налоговое, таможенное, трудовое, уголовно-процессуальное право, в тексте соответствующих кодексов вообще не упоминается институт аналогии. Следует понимать, что использование аналогии права и аналогии права в этих областях законодателем не предусмотрено.

Таким образом, анализ путей преодоления пробелов в российском законодательстве позволяет сделать следующие выводы:

  • российская правовая система использует два основных способа преодоления пробелов - аналогия закона и аналогия права;
  • применение этих учреждений зависит от отрасли законодательства и должно быть предусмотрено нормами права.

В интересах защиты прав и отправления правосудия в современном российском гражданском праве разрешается использовать аналогию закона (пункт 1 статьи 6 Гражданского кодекса) и аналогию права (пункт 2 статьи 6 Гражданского права). Код), который станет предметом нашего дальнейшего исследования. В научной литературе также есть вспомогательная или дополнительная аналогия. По определению Н.И. Матузова является «такой аналогией, когда суд, рассматривая, например, гражданское дело, применяет аналогичные нормы из других отраслей права (административного, семейного, трудового, финансового и т. д.)».

Суть аналогии заключается в том, что она является «средством обеспечения действительно правильного применения закона» . Применение института аналогии зависит от сущности рассматриваемых отношений и осуществляется только путем прямого указания закона.

Чтобы использовать положения института аналогии на практике, должны быть выполнены два условия:

  • рассматриваемые отношения должны находиться в границах правового поля, регулируемого гражданским законодательством (указано в ст. 2 Гражданского кодекса);
  • эти отношения не должны регулироваться конкретными правовыми нормами, содержащимися в законах, других нормативных актах или деловых обычаях.

Аналогия закона означает применение к рассматриваемому делу закона, регулирующего аналогичные отношения. В этом случае могут применяться не только законы, но и другие нормативные акты, такие как указы Президента и постановления Правительства. Среди подобных есть отношения, которые имеют схожий экономический смысл или возникают из договора того же типа, регулируемого законом.

Таким образом, аналогия закона допускается при трех условиях:

  1. отношения не регулируются законом, соглашением сторон, и в этом вопросе нет деловых обычаев;
  2. существует законодательство (но не таможенное), регулирующее подобные отношения;
  3. подобное законодательство не противоречит сущности отношений, к которым оно применяется по аналогии.

Законность применения аналогии закона обеспечивается следующими требованиями:

  1. он используется только тогда, когда правовой пробел четко определен;
  2. применяется норма, наиболее близкая по своим основным признакам;
  3. фундаментальные особенности рассматриваемого дела и верховенства права должны выявить существенные и близкие сходства, а различия не должны касаться сущности явлений;
  4. дела должны решаться строго в рамках правила, применяемого по аналогии, не выходя за его пределы;
  5. значение норм, общих положений и принципов соответствующего института и отрасли права должно быть принято во внимание.

В качестве примера использования института аналогии на практике можно привести постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 1 апреля 2004 г. № А09-5810 / 03-14. Документ не был опубликован. Спор возник по факту неуплаты акцизов из-за отсутствия порядка выдачи уведомлений Правительством РФ. Применяя аналогию закона, суд пришел к выводу, что до принятия нового законодательного акта предыдущие акты должны применяться в течение переходного периода.

Довольно часто вышестоящие суды используют метод толкования законов по аналогии в своих руководствах, которые являются обязательными для нижестоящих судов и направлены на обеспечение единообразия правоприменительной практики. Например, в п. 2 стр. 24 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01 июля 1996 года "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" Федерация". Рекомендуется применять правила законодательства о банкротстве при решении вопросов, связанных с назначением ликвидатора и определением порядка ликвидации.

Аналогичная методика используется при интерпретации сущности процентов, уплачиваемых в случае неисполнения или задержки исполнения денежного обязательства. Учитывая компенсационный характер такого интереса, в п. 7 Постановления Пленума Вооруженных Сил РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ Российская Федерация о процентах за пользование чужими средствами». указывается, что суд вправе снизить начисленную процентную ставку в связи с задержкой исполнения денежного обязательства, если сумма компенсации явно несоразмерна последствиям задержки.

В отсутствие указанных в пункте 1 ст. 6 ГК РФ об условиях и невозможности использования аналогии с законом, правоохранительный орган для установления прав и обязанностей сторон может сослаться на аналогию закона.

Под аналогией права понимается применение к соответствующему отношению общих принципов и значения гражданского законодательства с учетом требований добросовестности, разумности и справедливости, которыми должны руководствоваться субъекты этих отношений.

Общие принципы и смысловое назначение гражданского законодательства закреплены в ст. 1 и 2 Гражданского кодекса, кроме того, другие общие положения, содержащиеся, например, в ст. 9 и 10.

Требования добросовестности, рациональности и справедливости для субъектов отношений, подпадающие под аналогию права, определяют характер поведения субъектов в период возникновения и существования этих отношений. «Добросовестность» означает фактическую честность субъектов в их поведении, «рациональность» - осознание законности их поведения, «справедливость» - соответствие поведения субъектов моральным, этическим и моральным нормам, преобладающим в обществе.

Обращение правоохранительных органов к институту аналогии права должно быть им должным образом обосновано. В связи с достаточной разработкой и обширностью гражданского законодательства случаи применения его норм по аналогии с законом встречаются редко, и их мало в решениях суда, опубликованных после вступления в силу Гражданского кодекса. Примеры включают следующее.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2003 г. «В случае проверки конституционности пункта 1 статьи 84 Федерального закона« Об акционерных обществах »в связи с жалобой открытого акционерного общества Компания «Приаргунское» Собрала Законодательство Российской Федерации. 2003. № 17. Ст. 1656.

Используя аналогию закона, суд пришел к выводу, что норма, содержащаяся в пункте 1 ст. 84 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных обществах» Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 1. ст.1., Должен толковаться в совокупности с п. 2 ст. 166 ГК РФ как предложение права акционеров обращаться в суд с иском о признании сделки с заинтересованностью недействительной.

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02 февраля 2004 г. № F09-10 / 04АК. Документ опубликован не был.

Суд, применяя аналогию закона и толкуя норму ст. 46 Часть первая Налогового кодекса от 31 июля 1998 года. Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 31. Статья 3824. в совокупности с пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2001 г. «О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российская Федерация »Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001. № 7. С. 25-39., указал, что решение суда может служить основанием для безоговорочного списания налоговыми органами средств со счета налогоплательщика.

Специальные способы устранения пробелов в гражданском праве

Изучение способов, предложенных законодателем для преодоления пробелов в российской правовой системе, показало, что в отраслях, которые допускают большую степень усмотрения в правовом регулировании, законодатель в дополнение к общим и другим способам преодоления пробелы, такие как:

  • соглашение сторон - в гражданском и жилищном праве, в земельном и семейном праве соглашение может быть использовано только с точки зрения права имущественных отношений, в трудовом праве соглашение сторон используется в форме коллективных и трудовых договоров;
  • деловые обычаи - в гражданском и земельном праве (только с точки зрения имущественных отношений);
  • нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления - по отраслям права, связанным с вопросами совместной юрисдикции, такими как жилье, семья, труд. Кроме того, в трудовом законодательстве можно преодолеть правовые пробелы посредством местного нормотворчества.

В налоговом и таможенном законодательстве законодатель сформулировал правило, согласно которому неясности в законодательстве исключают ответственность, то есть они интерпретируются в пользу негосударственного субъекта соответствующих правоотношений. Этот инструмент также можно рассматривать как различные методы преодоления разрывов.

Давайте подробнее рассмотрим особые способы преодоления пробелов в гражданском праве.

Гражданские ученые рассматривают контракты с трех точек зрения: как основание для возникновения правовых отношений, как и сами правоотношения, возникшие на этой основе, и как форму, которую правоотношения принимает М.И. Брагинский В.В. Витрянский. 

Соглашение фактически формирует «право на двоих», то есть устанавливает нормы, которыми должны руководствоваться стороны в своих отношениях.

По нашему мнению, три предпосылки служат основой для возможного использования структуры контракта для устранения пробелов в законодательстве:

  1. Общий допустимый смысл гражданского законодательства, который непосредственно допускает возникновение отношений, которые не регулируются им, но не противоречат его значению (статья 8 Гражданского кодекса).
  2. Свобода договора используется в Гражданском кодексе как один из основных принципов. Этот принцип проявляется, в частности, в предоставлении сторонам права на заключение соглашения, как предусмотренного, так и не предусмотренного законом или иными правовыми актами, а также на свободу сторон определять условия заключенного соглашения. 
  3. Использование в Гражданском кодексе, особенно в отношении договоров, большого количества оценочных, гибких понятий и, следовательно, необходимости их уточнения в зависимости от ситуации.

Таким образом, участники оборота могут самостоятельно устранить негативные последствия отстающего от жизни закона, заключив договоры, которые не известны формализованному праву.

Когда контрагенты используют это право, не следует забывать об общих требованиях к действительности транзакции, таких как: а) законность содержания; б) способность физических и юридических лиц, осуществляющих его, участвовать в сделке; в) соответствие волеизъявлению и волеизъявлению; г) соответствие формы сделки гражданскому законодательству. В 4 томах. Том 1: Общая часть: учебник. Для студентов вузов, обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция» и по специальности 021100 «Юриспруденция». Только при этом условии заключенное соглашение, прямо не предусмотренное гражданским законодательством, имеет право выступать в качестве основания для возникновения правовых отношений, то есть быть юридическим фактом, порождающим юридический результат, к которому стремились субъекты сделки.

Обычай рассматривается в литературе как общепринятые правила поведения, сложившиеся вследствие неоднократного единообразного применения, которые прямо не выражены ни в законе (нормативном акте), ни в договоре, но не противоречат их гражданскому праву. Для студентов вузов, обучающихся по направлению 521400 «Юриспруденция» и по специальности 021100 «Юриспруденция». Таможня может применяться в сфере обязательств и имущественных отношений.

Судебная практика как средство преодоления правовых пробелов

Преимущества и недостатки любого кодифицированного документа могут быть оценены только после применения его правил в судебной практике.

В юридической литературе нет единого мнения по поводу определения понятия «судебная практика», это давний спорный вопрос, его охват представлен по-разному. В узком смысле судебная практика рассматривается как результат деятельности судебных органов в форме установленной линии разрешения определенной категории дел. В более широком смысле это понятие связано не только непосредственно с судебной деятельностью, но и с эффективностью норм гражданского, уголовного, гражданско-процессуального, уголовно-процессуального и других отраслей законодательства М.Н. Развитие идей судебного законотворчества в дореволюционной (1917 г.) России.

Аргументы в пользу прецедентной системы:

  • его гибкость, заключающаяся в том, что при рассмотрении конкретного гражданского дела суд, столкнувшись с отсутствием прецедента, закона, обычая, регулирующего рассматриваемое дело, сам становится «законодателем» и формулирует правовой принцип для этого. 
  • судебные акты, по сути, представляют собой источник правового регулирования, в котором заложен правовой принцип, направленный на защиту прав и свобод, достижение стабильности, позитивного динамизма и всех тех правовых ценностей, которые мировая цивилизация В.И. Анишина разрабатывает и реализует.

Вторая точка зрения противоположна первой и признает только законы в качестве источников права.

По мнению А.С. Пиголкин: «В любом государстве, основанном на принципе демократии, заботящемся о стабильном порядке и авторитете своей правовой системы, все важнейшие сферы отношений должны регулироваться только законами и никакими другими актами».

По мнению Т.Е. Логинова, сотрудник правоохранительных органов в странах романо-германской правовой системы, обязана четко соблюдать общие нормы права, разработанные создателями права в конкретных судебных, административных решениях. Судья, решая судебное дело, выполняет только квалификационный процесс - он строит цепочку умозаключений методом силлогизма, где роль большей предпосылки играет норма, а в меньшей - обстоятельства обстоятельства.

Преимущества этой точки зрения:

  1. Четкое и четкое разделение компетенции между законодателем и сотрудником правоохранительных органов и, следовательно, отсутствие споров между ними о компетенции в области законотворчества.
  2. Обеспечение единообразия правоприменительной практики, значительное снижение роли субъективного фактора в принятии решений.

Большое количество современных российских ученых склоняются к первой точке зрения - необходимости признать решения высших судов Российской Федерации прецедентом.

С.С. Алексеев пишет: «В обществе достигается высокий уровень правового развития, когда суд, опираясь на Конституцию, закон и общепризнанные права человека, также создает закон. Следовательно, придание решениям высших судов страны функций судебного прецедента представляется давно назревшим делом, вполне оправданным. 

Оценивая существующую роль судебных прецедентов, В.И. Анишина пишет: «Судебные решения в системе современного правового регулирования в Российской Федерации играют важную роль дополнительного, вспомогательного источника права, пополнения, исправления, толкования закона».

Эта точка зрения также распространена среди сотрудников правоохранительных органов. Проводя исследование мнений судей, С. Бошно выяснил, что 2,9% судей выступают за признание отдельного дела в качестве судебного прецедента, но 65,7% судей С.В. Бошно выступает за признание правовой природы дела, решение фундаментальных вопросов. 

Надо сказать, что в современной российской системе прецеденты фактически используются как источники права, прежде всего, это решения Европейского суда по правам человека и Конституционного суда.

Место решений Европейского Суда по правам человека в правовой системе России Е.Н. Мурашова определяет следующее: «Решения Суда, принятые в отношении Российской Федерации, являются обязательными для всех государственных и муниципальных органов Российской Федерации. Более того, решения Суда, вынесенные в отношении России, являются основанием для пересмотра на основании вновь открывшихся обстоятельств судебных решений, принятых национальными судебными органами Российской Федерации. 

Однако большая проблема российской правовой системы заключается в том, что решения Европейского суда по правам человека не обеспечены необходимой правовой защитой и гарантиями для их реализации на законодательном уровне. 

Правовой статус решений Конституционного Суда таков, что вместе с Конституцией они составляют «особый тип конституционных источников права» Бондарь Н.С. Нормативный и доктринальный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации как источников права. Их основными признаками являются: нормативно-доктринальный характер, концептуальный характер, юридическая обязательность, обобщающий характер Бондарь Н.С.

Необходимость признать прецедентность решений вышестоящих судов связана, прежде всего, с тем, что при применении нового гражданского законодательства в России необходимо оперативно регулировать те вопросы, которые практика ставит очень остро, и Законодатель не успевает на них ответить.

Таким образом, возможность появления прецедентов как официального источника права в нашей правовой системе обусловлена ​​следующими факторами:

  • объективное отставание законодательства от быстрых экономических преобразований;
  • необходимость строгого соблюдения процедур законодательного процесса, что значительно увеличивает время, необходимое для принятия нормативного правового акта, устраняющего пробел в законодательстве;
  • резко возросшая роль закона - если раньше наша экономика регулировалась отдельными актами, плановыми актами, то после разрушения этой системы индивидуального планового регулирования оставался только один регулятор - закон;
  • необходимость быстрого преодоления правовых пробелов.

Когда законодатель принимает решение о возможности использования прецедентной системы в России, очень важно четко определить это понятие, поскольку оно не одинаково в правовых системах разных стран, даже тех, которые принадлежат к одной семье. 

Например, любые решения российских судов различных инстанций, в том числе высших, можно разделить на два типа:

  • судебные решения по общим вопросам - в этом случае признание их прецедентного характера не является необходимым, поскольку рассматриваемые отношения в достаточной мере регулируются законом;
  • решения при отсутствии норм, когда необходимо заполнить пробел, - решения по таким делам могут стать прецедентом при условии, что им придана надлежащая форма, например решения вышестоящих судов, и должны регулировать конкретные отношения только до Законодательный орган принимает нормативный акт по этому вопросу.

Есть другое мнение. Его сторонники говорят, что судебные акты являются не нормативно-правовыми учреждениями, а особым видом толкования закона - судебный Байтин М.И. О правовой природе решений Конституционного Суда Российской Федерации Государство и право. 2006, № 1. С. 8.

Именно эта точка зрения в настоящее время реализуется в российской системе гражданского правосудия. В ст. 9 Федерального конституционного закона от 28 апреля 1995 г".Об арбитражных судах в Российской Федерации" Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 18. Статья 1589. Указывается, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации может давать разъяснения по вопросам судебной практики, то есть толковать закон. Его решения по таким вопросам являются обязательными только для арбитражных судов в Российской Федерации.

Аналогичная процедура реализована в Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. № 1. Статья 1 .. Пункт 5 ст. 19 устанавливает полномочия Верховного Суда Российской Федерации по вопросу уточнения судебной практики. Такие объяснения дает Пленум Вооруженных Сил РФ, в который входят все судьи Суда. Его задача - обеспечить единство судебной практики в Российской Федерации путем предоставления разъяснений по вопросам, связанным с применением законодательства судами. В отличие от нормативных актов, разъяснения Пленарной сессии не являются обязательными, но они ориентируют суды всех уровней на одинаковый подход к применению правовых норм.

Подводя итог роли судебной практики в современной правовой системе России и ее влиянию на реализацию права на судебную защиту, можно сделать следующие выводы:

- судебная практика уже является неотъемлемой частью российской правовой системы, играя в ней важную активную роль.

- судебная практика, закрепленная в решениях верховных судов по фундаментальным вопросам, восполняющая пробелы в законодательстве, должна быть источником права и должна приниматься во внимание всеми правоохранительными органами, и особенно судами, при рассмотрении дел в целях обеспечения правовая защита и единообразие правоохранительных органов.

Юридические конфликты

Понятие «правовые конфликты»

Современный закон не только меняется, но и расширяется, охватывая ранее неизвестные отношения. Современные правовые системы и правовые рамки довольно сложны. Следовательно, как внутренние правовые противоречия внутри каждой из правовых систем, так и внешние противоречия между ними неизбежны. Контакт, взаимодействие правовых систем, их взаимное влияние охватывает все слои каждого из них. Общим является то, что правовые противоречия выражаются в различном правовом мышлении, в столкновении правовых актов, в незаконных действиях государственных, межгосударственных и общественных структур, в претензиях и действиях по изменению существующего правопорядка.

Поэтому одной из задач современного права, как регулятора общественных отношений, является формирование коллизионного права.

Категория «коллизионное право» упоминается в монографии М.Ю. Тихомиров "Правовые коллизии". Включает в себя коллизионные нормы - нормы коллизионного права, действующие в разных сферах. Их нельзя отождествлять с противоречивыми правилами, характерными для международного частного права.

Мы можем говорить о наборе норм, применяемых одновременно:

  1. материальные предметные нормы, определяющие права, обязанности и ответственность граждан и юридических лиц, государства;
  2. нормы-принципы, которые дают четкую ориентацию для нормального законотворчества;
  3. нормы-приоритеты;
  4. доминирующие нормы;
  5. запрещающие нормы;
  6. нормы-предпочтения;
  7. нормы-санкции;
  8. порядок использования этих норм.

Конституционная формула о правовой системе (пункт 4 статьи 15) означает.

Правовые акты и их нормы расположены в определенной иерархии, а их взаимосвязь устанавливается с помощью общих правовых принципов и приоритетов.

Общие принципы права включают в себя:

  1. общие принципы правовой системы и законодательства;
  2. официальная классификация нормативных правовых актов, в т.ч. законы;
  3. критерии выбора и соотношения отраслей, подсекторов законодательства, правовых институтов, правовых актов;
  4. ведущее положение Конституции как основы законодательства;
  5. общие научные понятия и юридические термины.

Приоритетные нормы означают преобладающую меру юридической силы одного акта по сравнению с другим. Это приоритеты федеральной Конституции над федеральными законами и иными актами, над конституциями и уставами субъектов Российской Федерации, приоритеты федеральных и региональных актов друг над другом - с. 5, 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации. Существуют приоритеты конституций и уставов субъектов Российской Федерации над другими региональными актами, конституционные законы над обычными законами, международные договоры над национальными законами, законы над подзаконными актами. Существует иерархия действий в системах управления в зависимости от места органа, который принимает акт.

Приоритетные нормы характеризуются своего рода «признанной презумпцией», когда установление критерия их однозначного выбора из суммы «сталкивающихся» норм предполагает официальное подтверждение. Государственный орган в соответствии с процедурой разрешения споров рассматривает конфликтную ситуацию, сравнивает различные акты и нормы, оценивает основания, достаточные или недостаточные для подтверждения приоритета ранее установленной нормы, как будто потенциально.

Все вышеперечисленные принципы и нормы-приоритеты являются конституционными и законодательными презумпциями. Некоторые официально установлены, служат нормативной ориентацией и в то же время запрещают. Его нарушение влечет за собой признание акта или действий как неконституционных. Другие требуют официального признания, в т.ч. интерпретацией Третьи - подтверждение в конфликтных ситуациях в суде и другие решения.

Такие принципы и нормы получают более детальное регулирование в законах о нормативных правовых актах. Отрадно, что такие законы действуют в ряде субъектов Российской Федерации. В то же время вызывает беспокойство еще один факт - принятый в первом чтении Федеральный закон «О нормативных правовых актах» ждал своей очереди более двух с половиной лет, а в конце 1999 года.

За многие годы юридической практики были установлены другие, более особые принципы соотношения актов и норм. Мы еще раз подчеркиваем: последний аналогичный закон имеет приоритет перед ранее принятым законом. Правда, это часто порождает нигилистическое отношение к закону и ведет к разрыву правопреемства. Не лучше ли точно определить, какой правовой акт и в какой части остается в силе? Существует также правило, что специальные рецепты имеют приоритет над общими рецептами. Но он также должен быть более строгим по своему охвату.

Рассмотрим внутриотраслевые правовые приоритеты. В Налоговом кодексе Российской Федерации Налоговый кодекс Российской Федерации - часть первая от 31 июля 1998 г. N 146-ФЗ (с изменениями и дополнениями от 30 марта, 9 июля 1999 г., 2 января 2000 г.) и часть вторая от 5 августа 2000 г.; Российская газета, 10 августа 2000 г. № 153-154. в ст. 6 содержит правила, обеспечивающие его доминирующее положение. Введено девять обстоятельств, которые служат основанием для признания любого нормативного правового акта несоответствующим данному кодексу. Одни и те же правила служат для разграничения юридической силы различных актов.

В ст. 3 Бюджетного кодекса Российской Федерации Бюджетного кодекса Российской Федерации от 31 июля 1998 г. N 145-ФЗ «Российская газета» от 12 августа 1998 г. действуют правила, в случае возникновения противоречий между кодексом, действуют акты, касающиеся строения бюджетного законодательства и иных нормативных правовых актов, настоящего кодекса и актов, указанных в ст. 2 БК РФ (ст. 3). В ст. 2 установлено, что иные акты бюджетного законодательства не могут противоречить кодексу. Как видите, есть доминирующая норма и норма запрета.

Есть правовые приоритеты в регулировании родственных отношений. В Гражданском кодексе Российской Федерации, части первой Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. Важное положение зафиксировано - нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать указанному кодексу. Это относится к федеральным законам, которые являются частью структуры гражданского законодательства (пункт 2 статьи 3). Что касается регулирования имущественных отношений на «стыке» с административным, финансовым правом, была сделана оговорка о неприменении гражданского законодательства, если иное не предусмотрено законом. Есть подобное правило в ст. 2 Налогового кодекса Российской Федерации о неприменении его положений к регулированию таможенных отношений ионов.

Правоприменительная практика руководствуется соблюдением установленных связей между законодательными актами. Довольно часто в последние годы это явление наблюдается в связи с доминирующей ролью Гражданского кодекса Российской Федерации. Достаточно сослаться на решение Конституционного Суда Российской Федерации. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. N 4-П "В случае проверки конституционности положения части второй статьи 29". Федерального закона от 3 февраля 1996 г".О банках и банковской деятельности" в связи с жалобами граждан О. Ю. Веселяшкиной, А. Ю. Веселяшкиной и Н. П. Лазаренко" в случае проверки конституционности части второй ст. 29 ФЗ от 3 февраля 1996 г. «О банках и банковской деятельности» в связи с жалобами граждан. Речь шла о допустимости действий банков по одностороннему уменьшению суммы процентов по вкладу на основании части второй ст. 29 названного федерального закона. Между тем Гражданский кодекс Российской Федерации не допускает разрыв правопреемства. Не лучше ли точно определить, какой правовой акт и в какой части остается в силе? Существует также правило, что специальные рецепты имеют приоритет над общими рецептами. Но он также должен быть более строгим по своему охвату.

В законодательстве отражено правило о приоритетности норм специального отраслевого законодательства в отношении регулирования смежных отношений. Так, глава 17 Гражданского кодекса Российской Федерации о праве собственности и других имущественных правах на землю вступает в силу со дня вступления в силу Земельного кодекса, принятого Государственной Думой. Однако неясно, что делать с нормами действующего Гражданского кодекса РСФСР.

Аналогичные правила содержатся в Семейном кодексе Российской Федерации81 Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. Семейное законодательство, как известно, относится к субъектам совместного проживания. Подведомственность Федерации и ее субъектов (п".и" ст. 72 Конституции Российской Федерации). Поэтому в ст. 3 СК РФ установлено: нормы семейного права, содержащиеся в законах субъектов Федерации, должны соответствовать указанному кодексу (п. 2 ст. 3). То же самое относится к федеральным законам в этой области.

Очень важной чертой зависимости правовых актов является связь между законом и уставом. Он выступает определяющим фактором формирования и развития всего правового массива. Более того, верховенство права признается основным проявлением принципа верховенства права. Конституционное закрепление приоритета закона среди других правовых актов позволяет охарактеризовать последние как подзаконные акты, созданные на основе и во исполнение закона.

Правовые приоритеты должны быть закреплены и действовать неуклонно. Пока их практическое использование не совсем эффективно. Нередки случаи игнорирования или отклонения от правовых приоритетов как на стадии подготовки и принятия, так и при реализации правовых приоритетов. Допускается их упрощенное или неправильное толкование. Между тем, правовые приоритеты способствуют гармонизации правовой системы и устойчивым связям между законами и нормами.

Для достижения этой цели вы должны:

  1. глубже осознать важность правовых приоритетов,
  2. полностью и точно закрепить их в законодательстве,
  3. шире использовать правовые приоритеты в процессе толкования и применения норм,
  4. применять меры конституционной и иной ответственности за отклонения от правовых приоритетов,
  5. чаще обращать внимание Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, других судов на обеспечение правовых приоритетов в своих решениях.

Давайте теперь рассмотрим коллизионные нормы, разработанные специально для преодоления возможного столкновения норм, когда для регулирования определенных отношений требуется выбрать его форму из разных, но связанных между собой правовых систем.

Главное, каков принцип выбора правовых норм для применения в сочетании с использованием материально-процессуальных норм, «указанных» им. Выбор может быть обязательным, если он заранее определен законом, и договорным, по усмотрению сторон.

Объектом регулирования более специальных коллизионных норм являются в основном нормы различных правовых систем, как внутри федеративного государства, так и за его пределами. В конце концов, иностранное и международное право - это сложные системы со своими принципами. Контакт правовых систем и их составных частей в регулировании общих или смежных отношений и обеспечении согласованных интересов сопровождается «встречами», «переплетением», «столкновением» различных норм. И здесь помогают коллизионные правила, содержащие принципы рассмотрения спорных правовых ситуаций и критерии выбора правил их регулирования. Решения, достигнутые с их помощью, дают эффект.

Правда, в юридической литературе им не очень везло, а в книгах по теории права коллизионные нормы часто не выделяются. Лишь в нескольких работах они анализируются как способ дальнейшего обеспечения выполнения материальных норм. Конфликтные нормы классифицируются следующим образом, чтобы преодолеть противоречия между одновременно действующими нормами, между общими и специальными нормами, как пространственными, иерархическими, осмысленными.

Правила конфликта специфичны по своей структуре и содержат либо юридические приоритеты, либо запреты, либо критерии для законного выбора в сочетании с процедурными правилами. Правила конфликта в этом смысле могут быть «чистыми» и «смешанными» и выражаться в конституциях, законах, других актах внутреннего права, а также в международных актах и ​​договорах. Их связи друг с другом выявляются, когда радиус споров удлиняется, когда сочетаются процедуры их разрешения, когда соблюдение общественного порядка служит исходной основой.

Во внутреннем праве коллизионные нормы выстроены в разные ряды. Основание для их различия следует искать в характере и методах урегулирования конфликтных ситуаций, преодоления разногласий и разрешения споров. Кроме того, общие средства, закрепленные в конституционном законодательстве, сочетаются с конкретными средствами, присущими различным отраслям права.

Поэтому коллизионные нормы можно классифицировать следующим образом:

  1. доминирующие нормы, выражающие правовой приоритет в случае «коллизии» разных норм (например, нормы, содержащиеся в пункте 5 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации);
  2. нормы-запреты и ограничения, когда с их помощью предотвращаются конфликтные ситуации;
  3. нормативно установленные процедуры преодоления разногласий и разрешения споров;
  4. нормы-санкции, применяемые в случае нарушения указанных норм.

Но в то же время конституционный порядок служит как исходной основой, так и целью применения норм коллизионного права. Ведь речь идет о мини-правовых массивах внутри общеправовой системы страны.

В то же время важно отметить, что перечисленные нормы коллизионного права связаны главным образом с противоречиями норм двух уровней правовой системы (федеральной и региональной), а также со строительством и динамикой отрасли законодательства, как внутри, так и снаружи, по отношению к нормам других отраслей. Именно выделенные структурно формализованные правовые массивы подчиняются как собственной юридической логике соотношения составляющих частей, так и общим принципам иерархии норм, актов, институтов, подсекторов и отраслей.

Правила коллизии применяются при одновременном действии федерального и регионального законодательства. Здесь ключевыми являются нормы, содержащиеся в абзацах. 5 и 6 ст. 76 Конституции Российской Федерации. Во-первых, было сделано предупреждение - акты субъектов Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с пунктами. 1 и 2 ст. Л. 76; во-вторых, основой для выбора доминирующей нормы является противоречие между федеральными и региональными актами; в-третьих, был введен принцип «рокировки», когда акт действует в сфере юрисдикции Федерации или ее субъекта.

Правила конфликта применяются, чтобы гарантировать, что основные законы имеют приоритет. Как уже отмечалось, эта процедура способствует консолидации отраслевого законодательства и предотвращению правовых противоречий внутри него и за его пределами. Здесь эти нормы служат императивом для норм законов и правил отрасли. Нарушение «должен» означает отход от презумпции приоритета норм основных законов и служит основанием для признания соответствующих нарушений закона.

В случае нарушения соотношения федеральных и региональных актов действует защитный механизм. Предупреждение, запрещение и презумпция недействительности «нарушающих действий» означает, что такие действия не должны выполняться, применяться или иным образом осуществляться. В случае отказа обращение в Конституционный суд может привести к его решению, подтверждающему ничтожность «нарушающего действия». Он признан недействительным, как и все решения правоохранительных органов, основанные на нем. Такой вывод можно сделать из оценки прерогатив Конституционного Суда.

Значительная часть коллизионных норм посвящена предотвращению и разрешению противоречий между ранее принятыми и принятыми позднее законодательными и иными актами. Это обеспечивает степень преемственности в регулируемой сфере отношений, что способствует непрерывности государственно-правового развития и стабильности статуса граждан и юридических лиц. Это требует полного обзора актов и точной оценки того, какие из них действуют, в какой степени и на какой срок. Недооценка таких коллизионных норм или их неопределенность создают трудности в практике правоприменения. С этим можно столкнуться при оценке сферы действия правовых актов бывшего СССР, а также при вступлении в силу новых кодексов и в других ситуациях.

Следовательно, связь между пунктом 3 ст. 11 и пункт 1 заключительных и переходных положений Конституции Российской Федерации, когда признание Федерального и других договоров ограничивается критерием их соответствия Конституции. В случае несоответствия применяются положения Конституции Российской Федерации. На практике существует много разных интерпретаций этих правил, когда это условие исключается. И это приводит к нарушению конституционной законности.

И в процессе вступления в силу принятых законов возникают противоречия.

Поэтому оправданно выделить следующие элементы в интересующем нас плане:

  1. дата вступления в силу соответствующего закона;
  2. утверждение перечня законов и актов, признанных недействительными. К сожалению, это не всегда так, что порождает правовые противоречия. Правоохранители борются с выбором «старых» или «новых» норм;
  3. определение сроков вступления в силу отдельных положений закона, приостановления или преодоления действия статей других законов, если это необходимо.

В «поле конфликта» идет вопрос о обратной силе закона. Хорошо известное правило приобрело значение правового принципа. Предоставление правового акта задним числом допускается только при условии, что этот акт не вводит и не усиливает юридическую ответственность за действия, которые на момент их совершения не повлекли за собой указанной ответственности или предусматривали более мягкую ответственность.

Правила конфликта также включают процедурные правила, относящиеся к процедуре разрешения разногласий и споров. Чаще всего это судебные, управленческие и согласительные процедуры, применяемые последовательно, принимая во внимание динамику и серьезность правовых конфликтов. Подробнее о них будет рассказано ниже. А пока отметим их введение соответствующими федеральными и региональными законами.

Критерий конституционности и законности служит первым «фильтром» на пути к возникновению правовых противоречий. Таким образом, в ходе подготовки к вступлению России в ВТО необходимо пересмотреть нормативные понятия, группы норм Таможенного и Налогового кодексов; подготовить новые законы. Международные стандарты приводят к корректировке национальных правил, чтобы избежать последующих конфликтов.

И все же, в процессе «контакта» национального и международного права возникают правовые коллизии.

Вот некоторые из них:

  1. несоблюдение общепринятых принципов международного права, например, положений главы 7 Устава ООН, как международными структурами, так и государствами;
  2. отказ действительно привести национальное законодательство в соответствие с международными стандартами;
  3. несоблюдение актов межгосударственных объединений;
  4. принятие национальных актов, противоречащих нормам международного права;
  5. ошибочное толкование международно-правовых актов;
  6. игнорирование критерия конституционности.

Обратите внимание, что в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров их стороны не могут ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания несоблюдения ими договоров. Кроме того, в нашей стране существует конституционная норма о применении норм международного договора в случае их несоответствия нормам, установленным законом. На практике в связи с этим возникают сложные вопросы: всегда ли международные нормы всегда успешно «растворяются» в нормах национального права, исправлены ли последние, кто и как устанавливает «момент» правового конфликта, как они могут это сделать? быть устранены, готовы ли суды к таким спорам?

Еще более сложные вопросы возникают в случае противоречий между национальными нормами и нормами актов межгосударственных объединений (статья 79 Конституции Российской Федерации). Последние имеют более жесткие структурные способы действия. Опыт «двух», «пяти», «десяти» в Содружестве, а также в Европейском союзе полностью подтверждает это.

Международное сообщество строит свои отношения на основе сотрудничества. Устав ООН закрепляет такие принципы, как суверенное равенство всех его членов, добросовестное выполнение их обязательств по Уставу и урегулирование международных споров мирными средствами. Глава VI Устава ООН посвящена мирному урегулированию споров путем переговоров, рассмотрения, посредничества, примирения, арбитража, судебного разбирательства, обращения в региональные органы или соглашения.

Как видите, преодоление конфликтов - это одновременно три критерия - международные нормы, защищенные конституционным суверенитетом, национальные нормы и общие принципы права. Поэтому целесообразно дополнить характеристику общих норм коллизионного права оценкой специфики коллизионного права в разных отраслях права. Это обусловлено темой, участниками и методами разрешения споров.

В уголовном судопроизводстве часто необходимо учитывать конкуренцию правовых норм. В конце концов, есть нарушения законов или новые обстоятельства, которые имеют признаки различных норм, изложенных в разных статьях. Существует конкуренция норм, как между общими и специальными нормами, так и между самими специальными нормами. Доктрина теории права о приоритете конкретной нормы в регулировании в рамках общего права применяется, даже если они имеют одинаковую юридическую силу. Но отклонения от него тоже допускаются.

В конституционном праве преобладают нормы-приоритеты и нормы-принципы, в гражданском праве - нормы-доминанты, в международном частном праве - нормы-предпочтения. Специфика структуры таких норм и их удельный вес предопределяются особенностями отрасли права.

Наконец, мы также отмечаем такие необычные коллизионные нормы, как упомянутые выше «правила ведения переговоров». Это письменные и неписаные правила ведения бизнеса, официальные отношения «спорных сторон», которые признаны многолетним использованием и подтверждены их авторитетом. Более подробная информация об их типах и опыте применения будет показана ниже.

Виды правовых конфликтов

Правовые конфликты не только многочисленны, но и чрезвычайно разнообразны по содержанию, характеру, остроте, иерархии, социальной ориентации, отраслевой принадлежности, политизации, формам выражения и методам разрешения.

Прежде всего, правовые конфликты можно разделить на шесть общих групп:

  1. Конфликты между нормативными актами или отдельными правовыми нормами;
  2. Столкновения в законотворчестве (случайность, дублирование, выдача взаимоисключающих актов);
  3. Столкновения в правоохранительных органах (несоответствие в практике выполнения одних и тех же инструкций, несоответствие управленческих действий);
  4. Столкновения полномочий и статусов государственных органов, должностных лиц, других силовых структур и субъектов;
  5. Столкновение целей (когда в нормативных актах разных уровней или разных органов ставятся противоречивые, а иногда и взаимоисключающие цели);
  6. Конфликты между национальным и международным правом.

Конфликты между законами и правилами. Разрешается в пользу законов, поскольку они имеют верховенство и высшую юридическую силу (часть 2 статьи 4; часть 3 статьи 90; часть частей 1 и 2 статьи 115; часть 2 статьи 120 Конституции Российской Федерации) , Последняя из вышеуказанных статей гласит: «Суд, установивший при рассмотрении дела несоответствие между актом государственного или иного органа и законом, принимает решение в соответствии с законом». Гражданский кодекс Российской Федерации также гласит: «В случае противоречия указа Президента Российской Федерации или постановления Правительства Российской Федерации, настоящий Кодекс или иной закон применяют настоящий Кодекс или соответствующий ему закон "(п. 5 ст. 3). Особенность этих противоречий состоит в том, что они являются наиболее распространенными, распространенными и наносят наибольший вред интересам государства и граждан. Более того, общий объем подзаконных актов продолжает расти.

Столкновения между Конституцией и всеми другими актами, включая законы. Разрешено в пользу Конституции. В ст. 15 говорится, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Часть 3 ст. 76 установлено: «Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам». Конституция является основным законом любого государства, поэтому она имеет бесспорный и абсолютный приоритет. Это закон законов.

Конфликты между общефедеральными законами и актами субъектов Федерации, в том числе между конституциями и уставами. Федеральные имеют приоритет. В ст. 76 Конституции Российской Федерации говорится, что федеральные конституционные и иные законы, изданные в пределах ее юрисдикции, имеют прямое влияние на всю территорию Федерации (часть 1). По субъектам совместной юрисдикции издаются федеральные законы и в соответствии с ними принимаются законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации (часть 2). За пределами юрисдикции Российской Федерации и совместной юрисдикции субъекты Федерации осуществляют свое собственное правовое регулирование, включая принятие законов и других нормативных актов.

Далее в этой статье говорится: «Законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и другим актом изданный в Российской Федерации, применяется федеральный закон".(часть 5). «В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, применяется акт субъекта Федерации» (часть 6).

Столкновения между Конституцией Российской Федерации и Федеральным договором, а также двусторонние договоры между федеральным центром и отдельными территориями (сегодня существует более 40 таких соглашений), а также несоответствия между договорами самих субъектов. Разрешается на основании положений Общей федеральной конституции (п. 2 ч. 1 п. 4 Конституции РФ).

Наконец, могут быть конфликты между национальным (внутренним) и международным правом. Международные стандарты имеют приоритет. Часть 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации говорится: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются неотъемлемой частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены поскольку по закону применяются правила международного договора ". Это особенно актуально в гуманитарной сфере.

Это основные и наиболее распространенные типы правовых коллизий, которые возникают или могут возникнуть в обширном правовом поле России. Но это главные, а не все. Существует бесчисленное множество конкретных, частных, текущих, отраслевых коллизий.

В последнее время противоречия между законами и указами (законотворчество и "декрет") стали особенно острыми. По этому вопросу идут горячие общественные и научные дискуссии. Так сложилось, что сегодня страной управляют в основном указы и распоряжения президента. По словам Ю.А. Тихомиров, мы столкнулись с ситуацией, когда «декрет-закон» явно вышел на первый план и в определенной степени приостановил действие ряда конституционных положений ». Верховенство права является наиболее важной чертой верховенства права. Причем верховенство Основного Закона.

В. Лучин, один из судей Конституционного суда, считает, что бывший президент Российской Федерации фактически следовал старой советской практике, когда принятые закулисные декреты имели бесспорный приоритет над законами. «Это наследие значительно осложнило политико-правовое развитие России». По мнению В.О. Лучина с момента его избрания Б.Н. Ельцин, неспособный осуществлять свои цели законным путем и желающий придать своим действиям видимость легитимности, начал параллельно с законами создавать систему собственных конкурирующих нормативных актов - указов.

Автор напоминает, что в октябре 1991 года V Съезд народных депутатов РСФСР на волне всеобщей демократизации и суверенитета предоставил президенту право издавать указы в экономической сфере в течение года, даже если они не выполнялись закон, с последующим их утверждением на сессии Верховного Совета. Воспользовавшись этим, радикальные реформаторы «стали обходить законодателя, инициируя непрерывный поток указов, охвативших все правовое поле России. Президент Российской Федерации принял дискреционную власть, основанную на преобладании целесообразности над законностью". Термин «усмотрение» толкуется словарями как усмотрение, сила победителя.

Многие правовые коллизии основаны на политических коллизиях (нарушение принципа разделения властей, отстранение различных правительственных учреждений от своих полномочий, их взаимное вторжение в компетенцию друг друга, амбиции и соперничество между лидерами, война компрометирующих доказательств, лоббирование, популизм, конъюнктура и т. д.). В таких условиях принимаются многие противоречивые и противоречивые акты. Ведь правовой конфликт - это «активное противостояние сторон, вызванное полярностью их интересов или разным отношением к ценностям и нормам общественной жизни» (В.Н. Кудрявцев).

Правоведы обращают внимание на то, что законы, принятые Государственной Думой, проходят сложный путь, основным препятствием к которому является двойное вето. Такой порядок давно отсутствует в практике западных стран. Законы зашли в тупик по разным причинам - юридическим, политическим, финансовым, процедурным, престижным и другим, и чаще всего из-за несоответствия позиций в отношении сущности предлагаемого закона (например, Земельного кодекса).

Но есть и третье вето (предварительное) - это когда правительство в своем заключении накладывает табу на тот или иной законопроект из-за нехватки средств для его реализации. А поскольку практически любой закон требует определенных затрат для его реализации, то при желании исполнительная власть всегда может остановить любой спорный закон. Однако главное - это все же коллизии между законами и указами.

Председатель Государственной Думы Г.Н. Селезнев в своей книге «Вся власть к закону» пишет о неприемлемой практике подмены законов указами, о параллелизме между этими актами, подчеркивая, что «россиянам, в том числе высокопоставленным чиновникам, необходимо пересмотреть свое отношение к закону и преодолеть правовой нигилизм". Действительно, верховенство права должно быть первостепенным.

Законы, как вы знаете, отклоняются не только президентом, но и Советом Федерации. В спорных случаях, как правило, создаются согласительные комиссии для сглаживания противоречий и поиска компромисса. Это в основном нормальный способ разрешения столкновений, но он превращается в систему. Экс-президент Б.Н. Ельцин отклонял законы более 50 раз, а некоторые из них, вопреки Конституции, возвращались в Государственную Думу без рассмотрения, о чем законодатели даже обратились в Конституционный суд. Последние, как ни странно, сочли эту практику вполне приемлемой. Столкновение снова!

Руководитель аппарата комитета Госдумы по законодательству и судебной реформе Н.Д. Шевченко деликатно назвал постановление Конституционного суда от 22 апреля 1996 года о допустимости отказа Президента от подписания законов "не идеальным". По его словам, эта резолюция серьезно скорректировала положения Конституции. Более логичным и законным, по его мнению, было бы введение практики обращения президента в Конституционный суд с ходатайством о разрешении спора о компетенции, если, по его мнению, была нарушена установленная процедура принятия конкретного закона. «Иначе получается, - пишет автор, - что эффективным средством борьбы с нежелательными для президента законами является их возвращение без рассмотрения. Такое «вето», помимо прочего, не может быть преодолено квалифицированным большинством голосов ».

Согласно Конституции, указы подчиняются закону, но на практике, как уже отмечалось, они все больше поднимаются над законом. И требуется максимальная осторожность, чтобы это «упреждающее принятие постановлений» не нарушало права граждан, не вносило путаницу в нормальный процесс правотворчества и не дестабилизировало общую правовую ситуацию. Особенно заметна «встряска» законов и указов по социальным вопросам - заработная плата, пенсии, пособия, компенсации и другие выплаты.

Глубокая коллизия уже в том, что бывший президент в России фактически «законодательно», хотя у него не было такой прерогативы юридически. Он издал акты, которые по своей природе являются законами, и они часто принимались на тех должностях, которые относились к компетенции Государственной Думы. Законодательная власть стала как бы избыточной.

Конечно, законодатели очень часто опаздывают с принятием определенных законов, в то время как обстоятельства требуют быстрого реагирования. Поэтому этот вопрос действительно сложный. Однако в целом такая практика не может быть оправдана. Отсутствие мобильности является характерной чертой всех парламентов, но это не дает оснований для замены их традиционных функций. Но российская Госдума не такая неуклюжая. Только за четыре года его предыдущий состав рассматривал 1730 законопроектов в различных чтениях, из которых 1036 были приняты, 716 вступили в силу.

Кроме того, многие фундаментальные (базовые) законопроекты, особенно экономического характера, разрабатываются не самой Думой, а правительством, и в конечном итоге от этого зависит своевременность их принятия. Но при всех трудностях и трудностях Дума приняла более 3 тысяч законов за все время своего существования. Объективно она не могла набрать больше скорости. В советское время это было вообще немыслимо.

Но правовая война идет не только между законами и указами, но и между актами, издаваемыми повсюду по всей президентской вертикали, и актами, исходящими от представительной власти. Серьезная напряженность и конфликты также связаны с определением статуса и компетенции различных должностных лиц (конфликты полномочий), немотивированным перемещением и перемещением ключевых фигур в аппарате управления. Многие лидеры узнают об их удалении со своих постов из прессы.

Примером противоречий в статусах и полномочиях является деятельность администрации президента и ее подразделений. Эта структура была создана самим Президентом и действует на основании подписанного им Положения. Не имеет законодательной базы. Пресса, литература и депутатский корпус неоднократно обращали внимание на то, что администрация главы государства из чисто вспомогательной службы, как и должно быть по логике вещей, фактически превратилась в своего рода надгосударственный орган с полномочиями. Фактически она взяла на себя значительную часть функций президента и стала играть самостоятельную роль. Государственная Дума даже обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации по этому вопросу.

Определенные противоречия возникают также в связи с различными концепциями правопонимания, которые имеют место в современной российской юридической науке. Эти коллизии носят не только теоретический, но и практический характер, прямо отражаются на состоянии правопорядка в стране, эффективности механизма правового регулирования. Закладная Эбзеев, судья Конституционного Суда Российской Федерации, отмечает, что «с одной стороны, некритический позитивизм, поддерживаемый многими теоретическими юристами, получил широкое признание в судебной и другой правоохранительной практике, с другой - активные усилия принимаются меры по преодолению позитивизма с точки зрения «общих принципов» и ценностей естественно-правовой доктрины.В обоих случаях доминирует ценностно-иерархический подход, который неизбежно отличается односторонностью и способен оправдать произвол и беззаконие под предлогом соблюдения законности и законов. борьба за естественные права ".

Другие ученые также обращают внимание на тот факт, что в последние годы «конфликт правового мышления» начал трансформироваться в конфликт правового сознания общества, в правовые установки и действия граждан, чиновников и политиков. «Неписаный закон», надправовые «демократические ценности», «общие принципы» открывают широкие возможности для свободного усмотрения как властей, так и всех других участников общественных отношений, участников рынка, преступников, политических элит и т. д. Это означает, что Теоретические коллизии не менее опасны, чем практические, поскольку правоохранительные органы прямо и напрямую зависят от понимания права.

Способы разрешения правовых конфликтов

Под методами разрешения правовых конфликтов понимаются конкретные приемы, средства, механизмы, процедуры их устранения. В зависимости от характера конфликта, используется тот или иной метод, используется та или иная форма, выбирается тот или иной способ устранения возникшего противоречия или выхода из юридического тупика.

Наиболее распространенные способы разрешения правовых конфликтов:

  1. интерпретация;
  2. принятие нового акта;
  3. отмена старого;
  4. внесение изменений или уточнений в существующие;
  5. судебные, административные, арбитражные и арбитражные разбирательства;
  6. систематизация законодательства, гармонизация правовых норм;
  7. переговорный процесс, создание согласительных комиссий;
  8. конституционное правосудие;
  9. оптимизация правового мышления, связи теории и практики;
  10. международные процедуры.

На уровне практического обеспечения правопорядка соответствующие органы и должностные лица при обнаружении столкновений обычно руководствуются следующими правилами:

  1. если акты одного и того же органа, изданные в разное время по одному и тому же вопросу, противоречат друг другу, то последний применяется по принципу, предложенному римскими юристами: позднее опубликованный закон отменяет предыдущий закон во всем, в котором он отличается от этого;
  2. если акты о столкновениях издаются одновременно, но разными органами, то применяется акт с более высокой юридической силой (например, закон и указ, указ и постановление правительства, постановление правительства и акт филиала) министерство); те. за основу принят принцип иерархии нормативных актов;
  3. если общие и специальные акты одного уровня расходятся (горизонтальные столкновения), то применяется последний; если разных уровней (столкновения по вертикали), то - общие. Например, в Конституции Российской Федерации есть норма о несменяемости судей (часть 1 статьи 121), а также в Федеральном конституционном законе «О Конституционном суде Российской Федерации» СЗ РФ. 1994. N 13. ст. 1447. Определен срок полномочий судьи Конституционного Суда (статья 12). Федеральный конституционный закон вступил в силу.

Конституция предусматривает право Президента Российской Федерации приостанавливать действия органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, если они противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам, международным обязательствам России или нарушают права человека. и свободы, пока вопрос не будет решен соответствующим судом (часть 2 статьи 85).

На основании той же статьи (часть 1) Президент Российской Федерации может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Федерации, а также между властями самих субъектов. В случае невозможности достижения согласованного решения он может передать разрешение спора в соответствующий суд. Это распространенный и надежный способ разрешения конфликтов.

В свою очередь, той же процедурно-правовой формой снятия конфликта является преодоление вето Президента на конкретный закон квалифицированным большинством голосов обеих палат Федерального Собрания. И такое противостояние между указанными ветвями власти происходит практически постоянно.

Особо следует отметить роль Конституционного Суда Российской Федерации в разрешении довольно частых и серьезных конфликтов, возникающих в сфере федеративных отношений, взаимодействии ветвей власти, осуществлении прав граждан, осуществлении различными органами и должностными лицами их полномочия, споры о компетенции, соответствие выданных нормативных актов Конституции страны. Это самый авторитетный и высокопрофессиональный уровень работы с конфликтными ситуациями.

Кроме того, все решения Конституционного Суда являются источниками права и имеют материальную юридическую силу. Прецеденты, созданные Конституционным Судом, как и акты толкования, имеют нормативное и нормативное значение, и в этом смысле они также являются правовыми нормами высшей юридической силы, применяются к бесконечно большому кругу дел и субъектам конституционно-правовых связи.

Конфликты, разрешенные Конституционным судом, как правило, усиливают не только юридическое, но и политическое значение и получают большой общественный резонанс. Например, лишение судов общей юрисдикции права возвращать дела для дальнейшего расследования по собственной инициативе, но только по требованию обвинения и защиты; приостановление вынесения смертных приговоров в ожидании широкого внедрения суда присяжных и т. д.

Следует подчеркнуть, что в любом случае способ устранения правовых коллизий, даже самых острых, должен быть законным, а не силовым. Противоречия должны быть разрешены легальным, цивилизованным способом, потому что, как вы знаете, сила порождает силу - проблема сохраняется или загоняется вглубь. Примером является чеченское «столкновение». Если бы в 1994 году российские лидеры, успокоив свои амбиции и проявив большую гибкость и осмотрительность, сели за стол переговоров с чеченскими лидерами и попытались бы найти компромисс, войны бы не было, а, следовательно, и было бы никаких тяжелых последствий - физических, моральных, материальных.

Но это не значит, что принуждение как таковое всегда и во всех случаях является злом. В определенных ситуациях, предусмотренных законом, это оказывается не только оправданным, но и неизбежным, особенно в федеральных землях. В мировой практике существует институт «федерального вмешательства», то есть насильственного вмешательства, когда нет другого способа разрешения конфликта. Важно, чтобы это было строго законно в соответствии с процедурой и условиями применения такого действия, как с точки зрения внутреннего, так и международного права.

В настоящее время около половины нормативных правовых актов субъектов Федерации не соответствуют общероссийскому законодательству; Есть случаи прямого несоблюдения инструкций центра, нарушения Конституции Российской Федерации, игнорирования судебных решений, проявления сепаратизма. Речь идет о том, что в населенных пунктах независимо друг от друга вводится чрезвычайное положение, смертная казнь, помилование, гражданство, федеральные структуры переподчинены, они отказываются отправлять призывников в армию и т. д. 19 республик из 21 заявили о себе суверен. Это не относится к США, Канаде, ФРГ, Австрии или другим федеральным землям.

На расширенном заседании Минюста России 31 января 2000 года с участием и.о. Президента с обеспокоенностью отмечалось, что огромное количество региональных правовых актов противоречит российским законам и правам человека. Таких несоответствий уже более 10 тысяч. Их дальнейшее накопление может достигнуть критической массы, способной взорвать единое правовое поле страны. Исполнительная вертикаль была опасно разрушена; возникает ситуация, когда никто никому не подчиняется. Поэтому удивительно, что реформы еще продолжаются.

Для преодоления этих угрожающих тенденций, чреватых распадом государства, в Послании Президента Федеральному Собранию 1999 года предлагается принять следующие меры: «Необходимо как можно скорее законодательно закрепить систему инструментов федерального контроля над государством. Законность актов субъектов Федерации, которым, субъектам Федерации и установление санкций за умышленное неповиновение должностных лиц правовым актам федеральных органов власти Требуется оперативно разработать механизм реализации решений Конституционного Суда о признание неконституционными правовыми актами субъектов Федерации, противоречащими федеральному законодательству. Федеральные процедуры принуждения на законных основаниях являются обязательным элементом любой жизнеспособной федерации".

Однако процесс корректировки законодательства должен быть двусторонним - сверху и снизу. Для многих российские законы также несовершенны, содержат всевозможные пробелы и лазейки. Более того, свободные законы выгодны для некоторых. На это указывают губернаторы, недаром заявляя, что в соответствии с этими законами уклоняющиеся могут разграбить половину страны, а другую вывезти за границу и сойти с рук. Это особенно актуально для актов по приватизации, банкротству, внешней торговле и другим вопросам. Поэтому местные лидеры вынуждены принимать собственные законы, продиктованные необходимостью, а не злым умыслом. Кроме того, региональное законодательство зачастую опережает федеральное и оказывается более прогрессивным. Исходя из этого, президент Татарстана, например, считает, что в некоторых отношениях центр должен уступать, в некоторых - регионы. Необходим разумный баланс интересов.

Это принципиально важный и эффективный способ разрешения политических и правовых конфликтов в сфере федеративных отношений. Если в конкретном регионе предпринимаются шаги по дезинтеграции государства, тогда центр должен иметь возможность юридически подавлять их. Даже в экстренных случаях предлагается распустить местные парламенты и уволить губернаторов в субъектах Федерации. Весь вопрос в том, чтобы найти оптимальное сочетание принципов федерализма и сильного, авторитетного центра. Именно эти цели преследуются последующими шагами, предпринимаемыми новым руководством страны для укрепления российской государственности, устранения в ней конфликтных явлений и формирования единого правового пространства.

Что касается интерпретации как способа устранения столкновений, следует иметь в виду, что, будучи объективно необходимым и полезным, он часто порождает новые, еще более острые столкновения, поскольку зачастую одни и те же действия, факты, события интерпретируются различными официальными и неофициальными структур. Социальные группы, лидеры и граждане по-разному, что, в свою очередь, является выражением их оппозиции и, в конечном счете, расколом в обществе.

В связи с этим интерпретация может быть предвзятой в зависимости от социально-политических ориентаций и предпочтений переводчиков, уровня их правосознания, культуры, места в идеологическом спектре. Например, современное законодательство о приватизации, выборах, налогах, собственности и предпринимательстве трактуется по-разному. Сама Конституция вызывает далеко не одинаковые оценки с точки зрения ее общей концепции и степени легитимности. Более того, противоречивые трактовки происходящего в правовой сфере наблюдаются не только среди населения, простых граждан, но и в высших эшелонах власти.

Даже в Конституционном суде, который призван толковать соответствующие правовые нормы и акты, нет единства мнений, и некоторые из его судей официально заявляют о своей особой позиции по определенным вопросам. В широком смысле весь ход реформ часто ставится под сомнение определенной частью общества. Отсюда - распространение в понимании законов, направленных на реализацию этого курса. Другими словами, в толковании права неизбежно возникает субъективный аспект.

Примером международных процедур разрешения правовых конфликтов является рассмотрение Европейским судом по правам человека жалоб и обращений граждан тех государств, которые являются членами Совета Европы. Более 20 тысяч заявлений уже поступило от россиян с просьбой защитить их права, поскольку в своей стране они исчерпали все возможности такой защиты (обязательное условие для обращения в указанный орган). Принят к производству - 3 тыс. Грн.

Правовые коллизии, политические проблемы подрывают основы порядка и стабильности в обществе, деформируют правосознание людей, создают критические ситуации, социальную напряженность. Такие катаклизмы являются признаком низкой правовой культуры, которая процветает на всех уровнях правового нигилизма. Следовательно, их следует по мере возможности предотвращать, предотвращать и, если они возникают, своевременно устранять, используя для этого разработанные для этого механизмы и процедуры.

Современная российская реальность раздирается противоречиями, разыгрывается великая драма между законом и обществом, личностью и властью, законом и моралью. Масштабные преобразования, будучи объективно необходимыми, не находят понимания и поддержки у всех. Отсюда - глубокий моральный, духовный кризис, политический и правовой нигилизм, отрицание многих гуманитарных ценностей, которые укоренились в мире. Права человека обесцениваются, потому что идеалы и реальность расходятся, а заявленные цели не достигаются.

Правовые коллизии являются частью более широкой проблемы - конфликтологии, которая является новой дисциплиной и новым научным направлением в российской юриспруденции и политологии. Эта проблема ранее практически не изучалась в нашей стране. Причины понятны. Но в постсоветский период он стал все больше привлекать внимание ученых, и сегодня можно говорить об определенных достижениях в развитии теории конфликтов и других противоречий, существующих в обществе Матузов Н.И., Малко А.В. Теория государства и права: Учеб. - 2-е изд., Переработанное. И добавить. - М .: Юрист, 2007. с. 378-384.

Вывод:

Являясь важным инструментом наведения порядка и организации, обеспечения защиты демократии и свободы, регулирования трудовых и экономических отношений, охраны окружающей природной среды, законодательство объективно необходимо в жизни российского общества. Его роль в современных условиях неуклонно возрастает, объективно усиливая регулирующее воздействие законодательства на все аспекты жизни. Сегодня следует опасаться не переоценки, а недооценки роли закона, игнорирования правовой нормы как важного инструмента развития цивилизации и прогресса.

Достижение этих целей возможно только при создании действительно эффективной системы законов, в которой существование коллизий, пробелов и неясностей будет минимизировано.

Кроме того, четко и четко структурированная действующая система российского законодательства поможет в формировании современного правосознания. Как А.С. справедливо отмечает Бондарев: «Многие субъекты современного российского права и их многочисленные юридические разрешения остаются невостребованными по одной и той же причине - из-за правовой неразвитости, которая серьезно препятствует переходу современного российского права к допустимой системе правового регулирования общественных отношений».

Для развития конфликтного права в России необходимо принять ряд специальных законов: Федеральный закон «О порядке преодоления разногласий и разрешения споров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации». ».

Кроме того, будет полезно расширить главу о конфликтах между актами в Федеральном законе «О нормативных правовых актах». В будущем целесообразно подготовить федеральный закон «О федеральном законе о конфликтах», основным содержанием которого будут процедуры преодоления разногласий и споров.

В настоящее время принцип обеспечения верховенства конституции и закона, соблюдения правовых приоритетов, неизбежности ответственности за нарушение закона, широкого использования процедур для достижения согласия и социальной гармонии, а также формирования высокой правовой культуры Большое значение имеет создание режима предотвращения возникновения правовых конфликтов.

Следует иметь в виду, что первоначально споры приобретают смысл разногласий и касаются понимания конкретной политической, управленческой и экономической ситуации, оценка объема и характера информации о спорной проблеме, решения, принятые или подготавливается , На данном этапе развития конфликтной ситуации споры могут быть урегулированы мягкими средствами.

Однако следует отметить, что существуют такие противоречия, которые трудно устранить из-за их объективности. Мы говорим о противоречиях, возникающих в результате переворотов, экономических кризисов, техногенных катастроф и т. д.

Кроме того, в международной сфере неизбежны столкновения между государствами, между государствами, наднациональными структурами и международными организациями.

При разрешении правовых противоречий необходимо объективно оценивать разные правовые взгляды и разное правовое мышление. Они содержат не только содержание будущих законов и других правовых актов, но также отношение к ним со стороны нарушителей и их возможные разногласия и споры. Разъяснение правовых позиций позволяет использовать те методы толкования и прояснения спорных правовых положений, которые служат первым препятствием для движения закона в жизни. Ликвидация его законными средствами также способствует повышению правовой культуры депутатов, должностных лиц и работников, всех граждан и, следовательно, укреплению правопорядка в стране.

Проведя исследование пробелов в законодательстве, причин их возникновения, путей их устранения и преодоления в современном гражданском праве в России, становится возможным сделать следующие выводы.

Пробелы в праве - это объективное состояние любой правовой системы, они обусловлены постоянным и непоправимым отставанием правовой системы от развития общественных отношений. С этой точки зрения пробелы можно даже считать положительным явлением, поскольку они указывают на то, что общество находится в постоянном поиске новых форм и типов социально-экономических отношений.

Появление пробелов в праве обусловлено двумя типами причин: объективными и субъективными, в зависимости от наличия или отсутствия вины нормотворческого органа.

В современном российском законодательстве есть два основных способа заполнить пробелы в законе - устранение и преодоление. Только нормотворческий орган может устранить правовой пробел, а правоохранительный орган может его преодолеть. В то же время, законодательный орган может расширить границы правового поля, в том числе отношения, которые ранее не были включены в него, правоохранительным органам не было предоставлено такое право, он может преодолеть пробелы в правовом регулировании этих прав. отношения, которые уже находятся в правовом поле.

Роль законодателя в устранении пробелов в законодательстве ведущая, он в силах принять правовые акты, направленные на неоднократное применение, в то время как правоохранительный орган, прежде всего, суд только один раз преодолевает пробелы, а не устраняя их, но предлагая только способ разрешения конкретной ситуации. Используя специальные методы и способы устранения пробелов, правоохранительные органы не могут заменить законодателя и «исправить» его, что будет способствовать произволу и нарушению принципов законности.

Чтобы устранить пробелы в законе по объективным причинам, законодатель должен постоянно пересматривать практику использования нормативных актов, отслеживать происходящие изменения в регулируемых отношениях, анализировать общественные отношения с точки зрения необходимости их правового регулирования, изучать возможные пути законодательного регулирование и выбор наиболее эффективных из них с учетом сущности общественных отношений. Что касается реализации этих функций, А.С. Бондарев говорит: «Очень желательно постоянно поддерживать оптимальный баланс между социальным содержанием правового пространства и правовыми формами его выражения».

Чтобы устранить пробелы, вызванные субъективными причинами, законодателю необходимо постоянно совершенствовать приемы и методы правовой технологии, чтобы обеспечить высокое качество подготовки нормативных правовых актов.

При осуществлении законотворческого процесса законодатель должен учитывать мнение и полагаться на развитие ученых как наиболее знающих и авторитетных в области изучаемых ими отношений.

Для преодоления пробелов в правоприменительной практике российский законодатель устанавливает два общих правила - институт аналогии права и аналогии права. Возможность их использования должна быть закреплена в законодательных актах, регулирующих конкретную отрасль права, а их применение должно быть обосновано судебным органом.

В современном российском гражданском праве из-за диспозитивного характера правового регулирования законодатель предусматривает особый способ преодоления пробелов - использование соглашения. Применение данной конструкции основано на принципе свободы договора, который проявляется в возможности использования сторонами как форм организации правовых отношений, предусмотренных, так и не предусмотренных законодательством. Также этот принцип подразумевает способность сторон включать в договор любые условия, которые не противоречат закону.

В связи с длительностью законодательного процесса его следует признать источником права принимать решения по высшим судам по конкретным делам в случае преодоления существующего разрыва в ходе разбирательства, а также для придания силы Источник разъяснений этих судов по некоторым вопросам применения права.

По нашему мнению, эти меры приведут к повышению эффективности российского законодательства, что, в свою очередь, поможет решить болезненные проблемы общества: ограничить действия чиновника любого ранга, начиная с самого высокого, путем строгие рамки закона, чтобы устранить бесправное положение человека перед государством, поставить государственный аппарат на службу личности, обеспечить выполнение судом своей главной цели - быть защитником человека и гражданина от незаконного посягательства на их интересы. Без этого в нашей стране невозможно создать гражданское общество и правовое государство.