Понятие и виды сложного преступления

Предмет: Уголовное право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 03.03.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по уголовному праву:

 

Много готовых рефератов по уголовному праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

 
 
 
 


Введение:

е

Осуществляя деятельность по применению уголовно-правовых норм, органы предварительного расследования и суд нередко сталкиваются с проблемами квалификации сложных единичных преступлений. Такие преступления могут совершаться несколькими взаимосвязанными деяниями либо одним деянием, непрерывно длящимся в течение определенного времени или посягающим на несколько объектов уголовно-правовой охраны, предметов, потерпевших, что порождает значительное их сходство с совокупностью преступных деяний и, как следствие, потребность в их разграничении.

Однако, как показывает практика, разграничение сложных единичных преступлений с множественностью преступных деяний сопровождается значительным числом квалификационных ошибок, о чем наглядно свидетельствует опубликованная практика Верховного Суда Российской Федерации. Высшая судебная инстанция вынуждена регулярно исправлять ошибки, связанные с необоснованной квалификацией нескольких преступлений в качестве единичного преступного деяния, а равно просчеты обратного порядка, когда сложное единичное преступление ошибочно признается совокупностью преступлений.

В связи с вышеизложенным, очень важным является определение понятия и видов сложного преступления.

1. Понятие и виды сложных преступлений

В теории уголовного права преступления делятся на простые и сложные.

Простые единичные преступления посягают на один объект, осуществляются одним деянием, характеризуются одной формой вины, содержат один состав преступления, предусмотренный одной статьей или ее частью. Примером простого единичного преступления можно назвать кражу, т.е. тайное хищение чужого имущества. Кража посягает на один объект - общественные отношения в сфере распределения материальных благ, осуществляется единым действием - изъятием и (или) обращением чужого имущества в пользу виновного, совершается с прямым умыслом и квалифицируется по ч. 1 ст. 158 УК РФ, что предполагает наличие всех признаков состава преступления - кражи.

Сложными единичными преступлениями являются деяния, посягающие на несколько объектов, характеризующиеся осложненной объективной стороной, наличием двух форм вины или дополнительных последствий.

Виды сложных единичных преступлений:

составные;

с альтернативными действиями или с альтернативными последствиями;

длящиеся;

продолжаемые;

осложненные дополнительными тяжкими последствиями и наличием двух форм вины в отношении разных последствий.

Коротко дадим характеристику каждому из перечисленных видов сложных преступлений.

Составные преступления складываются из двух или более деяний, каждое из которых (если рассматривать его изолированно) представляет собой самостоятельное простое преступление. Способы образования составных преступлений рассмотрим в следующей части работы.

В преступлениях с несколькими последствиями одно преступное деяние порождает два или более последствий, причем все они предусматриваются в рамках одного состава. Классический пример - состав преступления, предусмотренный ч.4 ст.111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть потерпевшего. В этом преступлении одно деяние (скажем, ножевой удар) влечет за собой одновременно два последствия - причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего и причинение ему смерти. Поджог чужого имущества также может повлечь уничтожение (повреждение) чужого имущества и смерть человека.

О преступлениях с дополнительными тяжкими последствиями можно вести речь лишь в случаях наличия в законодательной конструкции преступления неопределенных последствий. Данные последствия формулируются законодателем по-разному, например, «повлекшее тяжкие последствия» (ч. 2 ст. 201 УК РФ) либо «повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства» (ч. 1 ст. 285 УК РФ). Если в наступивших последствиях будут содержаться признаки еще одного или нескольких составов преступлений, то содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений. В тех же случаях, когда тяжкие последствия четко определены, т.е. имеют признаки самостоятельного состава преступления, перед нами типичное составное преступление, квалифицируемое по соответствующей части статьи Особенной части Уголовного кодекса.

Преступления с усложненной субъективной стороной чаще именуются деяниями с двойной формой вины. Не вдаваясь в дискуссию по поводу ее понятия и видов, отметим, что можно выделить две разновидности двойной формы вины и два вида преступлений с двойной формой вины. Первая разновидность определяется различным психическим отношением преступника к различным последствиям своего деяния. Именно она закреплена законодателем в ст. 27 УК: "Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более суровое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий". Так, при поджоге чужого имущества виновный умышленно относится к уничтожению или повреждению имущества (ближайшие последствия) и неосторожно - к смерти человека (более отдаленные последствия).

Названная разновидность двойной формы вины характерна для всех преступлений с несколькими последствиями.

Вторая разновидность характеризуется отношением умысла к самому факту преступного деяния и неосторожностью - к наступившим преступным последствиям. Как юридическая конструкция данный вариант двойной формы вины возможен только в тех преступлениях, где деяние имеет самостоятельное уголовно-правовое значение, т. е. уголовно-правовая норма содержит, наряду с материальным, формальный состав преступления. Скажем, ч. 1 ст. 217 УК содержит формальный состав преступления: нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека или иные тяжкие последствия. Часть 2 данной статьи формулирует материальный состав преступления, который может быть преступлением с двойной формой вины: умышленное нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах и неосторожное отношение к наступившей в результате этого смерти человека или иным тяжким последствиям.

При конструировании преступлений с альтернативным составом законодатель пользуется методом перечисления ряда действий, образующих их состав. Особенность данных преступлений заключается в том, что каждое из указанных в диспозиции статьи деяний уже само по себе достаточно для признания преступления законченным, и в то же время последовательное совершение нескольких или всех указанных деяний также образует единое простое преступление. К альтернативным относятся преступления, связанные с незаконным приобретением, хранением, перевозкой, изготовлением, переработкой наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконным приобретением, хранением, перевозкой растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества (ст. 228 УК), с незаконным приобретением, хранением, использованием, передачей или разрушением ядерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 220 УК), незаконным приобретением, передачей, сбытом, хранением, перевозкой или ношением оружия, его основных частей. боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 УК).

Помимо преступлений с альтернативными действиями существуют также конструкции, в которых альтернативно перечислены и другие признаки состава преступления. Среди них выделены преступления с альтернативными предметами, потерпевшими, мотивами и целями, способами совершения преступления и субъектами. Имеет место выделение преступлений с альтернативными объектами, то есть имеется факультативный объект преступления, которому, в отличие от дополнительного, вред причиняется не всегда. Однако к особенностям законодательных конструкций сложных преступлений это не имеет прямого отношения, поскольку наличие второго объекта обусловлено не законодательной конструкцией, а обстоятельствами совершения преступного деяния. С другой стороны, если факультативному объекту причиняется вред, то мы говорим уже не о преступлении с альтернативными объектами, а о преступлении с двумя объектами, поскольку факультативный объект возводится в ранг обязательного дополнительного объекта, но это относится к особенностям выполнения объективной стороны, а не к особенностям законодательной конструкции.

Продолжаемые преступления. К сожалению, действующее законодательство не дает их определения. Оно разработано теорией уголовного права и судебной практикой. Продолжаемыми являются преступления, складывающиеся из ряда тождественных преступных деяний, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Продолжаемое преступление должно отвечать следующим признакам.

1. Лицо совершает несколько преступных деяний. Абсолютное большинство продолжаемых преступлений совершается путем действий (продолжаемые хищения, обман потребителей). Однако продолжаемыми можно признать и преступления, совершаемые путем как чистого, так и смешанного бездействия (должностная халатность).

2. Совершенные деяния являются юридически тождественными, хотя по фактическим признакам могут различаться. Так, обмеривание, обвешивание, обсчет потребителей выступают альтернативной разновидностью одного состава преступления - обмана потребителей. Совершение нетождественных, а только однородных (а тем более разнородных) деяний не образует продолжаемого преступления.

3. Деяния, в совокупности составляющие продолжаемое преступление, могут рассматриваться в качестве самостоятельных законченных преступлений, административно наказуемых правонарушений либо вообще не влечь юридической ответственности. Но даже в том случае, когда отдельные эпизоды сами по себе преступны, они не должны получать самостоятельной уголовно-правовой оценки, поскольку являются лишь звеньями, этапами деяния, именуемого продолжаемым преступлением.

4. Все эпизоды (тождественные деяния) преступной деятельности объединены единым умыслом. Умысел может быть конкретизированным (хищение определенного количества продукции, изъятие определенной суммы денег), но чаще он носит неконкретизированный характер (совершать хищения или обманывать потребителей до тех пор, пока имеется возможность).

В качестве дополнительных признаков продолжаемого преступления можно назвать: непродолжительный промежуток времени между преступными эпизодами, совершение преступных деяний в одной и той же обстановке, из одного и того же источника.

Указанные признаки лишь в совокупности с основными свидетельствуют о том, что в данном случае совершается продолжаемое, а не повторное преступление.

Таким образом, продолжаемым надлежит считать преступление, складывающееся из ряда юридически тождественных деяний (действий или бездействий), совершаемых, как правило, через незначительный промежуток времени, в одной и той же обстановке, и объединенных единством умысла.

По сути дела продолжаемое преступление - это особая комплексная форма как простых, так и сложных преступлений, поэтому практически любые преступления могут быть продолжаемыми. Решить вопрос о том, являются ли эпизоды тождественных деяний единым либо самостоятельными преступлениями, образующими одну из разновидностей множественности, - неоднократность, могут только правоприменительные органы исходя из анализа всех объективных и субъективных признаков преступления. Согласно «Справке о причинах отмены и изменения в кассационном порядке судебных решений по уголовным делам судей районных, городских судов и мировых судей Тамбовской области в 1-м полугодии 2011 г.» достаточно много ошибок в применении материального закона допускается судьями по делам, связанным с незаконным оборотом наркотических и сильнодействующих веществ. В анализируемом периоде по делам этой категории отменены приговоры в отношении 7 лиц или 41,2% лиц, в отношении которых выявлены ошибки в квалификации. В основе ошибок в квалификации по этой категории преступлений лежит неумение судей дать оценку доказательствам или отличить множественность преступлений от единого продолжаемого преступления.

Длящиеся преступления. Под длящимся преступлением понимается действие или бездействие, сопряженное с последующим длительным невыполнением обязанностей, возложенных на виновного законом под угрозой уголовного преследования. Длящееся преступление начинается с момента совершения преступного действия или с акта преступного бездействия и на стадии оконченного преступления продолжается некоторое (часто весьма продолжительное) время. Прекращается длящееся преступление либо в результате действий самого преступника (явка с повинной), либо в результате действий правоохранительных органов (задержание преступника), либо с наступлением иных событий (достижение определенного возраста).

Все длящиеся преступления можно условно объединить в две группы:

а) уклонение субъекта от выполнения возложенных на него законом обязанностей (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи, уклонение от отбывания лишения свободы и т. п.);

б) хранение запрещенных, изъятых из свободного обращения предметов (оружия, наркотических средств, радиоактивных материалов и т. д.).

Самостоятельную группу образуют преступления, представляющие противоправную, антиобщественную деятельность. К их числу можно отнести две разновидности преступлений.

Во-первых, это преступления, образованные необходимой (обязательной) тождественной неоднократностью. Так, незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара влекут уголовную ответственность по ст. 180 УК лишь в том случае, если они совершены неоднократно (или причинили крупный ущерб).

Понятия неоднократности как квалифицирующего или отягчающего в УК сейчас отсутствует, но присутствует в некоторых диспозициях, к примеру: Статья 151.1. Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции Розничная продажа несовершеннолетним алкогольной продукции, если это деяние совершено неоднократно, - под неоднократностью ранее понималось совершение двух или более деяний, при этом минимально необходимы два эпизода. Вторая разновидность - преступления, образованные необходимой тождественной систематичностью. Систематичность предполагает совершение тождественных деяний три и более раза, причем первые два деяния могут не влечь никакой ответственности либо наказываться административно. Лишь наличие трех тождественных эпизодов дает основание для привлечения виновных к уголовной ответственности. Примерами таких преступлений могут служить причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев, вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков или одурманивающих веществ.

В заключение следует отметить составы, которые представляют одновременно несколько разновидностей сложных преступлений. Причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть человека, - преступление с двумя последствиями и с двумя формами вины. Главное заключается в том, что все они являются едиными (единичными) преступлениями.

2. Составные преступления

Составные преступления слагаются из двух или более простых составов, образуя единый состав, а не множественность (неоднократность, совокупность) простых составов.

Составное преступление - это единое преступление, посягающее на два или более объекта, состоящее из нескольких деяний, каждое из которых обладает признаками самостоятельного состава преступления, однако в силу их взаимосвязи и специфической общественной опасности в таком сочетании рассматриваемых уголовным законом как одно преступление [].

На основе анализа составных преступлений, предусмотренных действующим законодательством, можно выделить следующие признаки составных преступлений:

а) составное преступление посягает на два или более объекта, то есть является многообъектным;

б) в основе составного преступления лежат несколько самостоятельных (если рассматривать их изолированно) преступных деяний;

в) деяния, входящие в составное, взаимосвязаны друг с другом, обладают внутренним единством, в реальной действительности часто совершаются в сочетании одного с другим и обладают специфической общественной опасностью именно в таком их сочетании;

г) признаки, характеризующие составное преступление, предусмотрены в конкретной уголовно-правовой норме в качестве одного состава преступления.

Составное преступление не является следствием механического соединения отдельных преступных деяний. Последние в сочетании друг с другом образуют органическое единство, новое качество.

Учитывая типичность, распространенность устойчивых сочетаний нескольких деяний и специфическую общественную опасность комбинации последних, образующей качественно новое образование, законодатель обобщает их, сводит в единое целое, отражая в соответствующем уголовно-правовом запрете в виде сложной, но единой законодательной конструкции.

В зависимости от переплетения и взаимопроникновения в рамках единого составного преступления объективных и субъективных признаков, присущих его структурным элементам, составное преступление может обладать и повышенной, и пониженной, и неизменившейся общественной опасностью по сравнению с общественной опасностью деяний, его образующих, совершенных отдельно друг от друга.

Для характеристики составных преступлений законодатель использует три приема юридической техники: вводит слово «сопряженное», перечисляет преступления, образующие составное преступление, обозначает обобщенным термином ряд преступлений, которые входят в объективную сторону составного деяния. Например, признак сопряженности назван в ст. 105, ч. 2, п. «в» -- убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника; 105, ч. 2, п. «з» -- убийство, сопряженное с разбоем, вымогательством, бандитизмом; 105, ч. 2, п. «к» -- убийство, сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера. Сопряженность указана в двух предпринимательских преступлениях: ст. 171, ч. 2 -- незаконное предпринимательство, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере и ст. 172, ч. 2 - незаконная банковская деятельность, сопряженная с извлечением дохода в особо крупном размере, и одно в ст. 239 УК, часть первая которой устанавливает наказуемость создания религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью и т.д.

В трех составных преступлениях -- терроризм (ст. 205), бандитизм (ст. 209) и массовые беспорядки (ст. 212) -- законодатель формулирует составляющие их преступления посредством альтернативного перечня действий (ст. 205, 212), либо одним обобщенным термином «вооруженное нападение».

Составные преступления по своим качественным характеристикам отличаются друг от друга.

Сложным, например, является состав хулиганства. В диспозиции п. «а» ч. 1 ст. 213 его состав описан как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. В ч. 2 этой статьи предусмотрено хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти.

Сложным составным является состав массовых беспорядков. В ч. 1 ст. 212 УК они охарактеризованы как сопровождающиеся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти.

В обоих случаях законодатель исчерпывающе перечислил простые составы, которые он включил в сложные составные деяния.

Основной вопрос квалификации составных преступлений состоит в том, охватываются ли перечисленные в них простые составы полностью сложным составом или требуется также квалификация по совокупности преступлений. Критериями прежде всего выступают объекты посягательств и соотношение категорий простых составов со сложными составными. Объектом выше приведенных составных преступлений является общественная безопасность, а в хулиганстве также общественный порядок. Составляющие сложные составные деяния не могут выходить за пределы родового объекта посягательств и быть по категории и связанной с ней наказуемостью опаснее единого сложного преступления. Последнее очевидно, ибо слагаемая часть не может превышать целое, а подсистема элементов - систему состава. Бесспорно, что умышленное убийство, тем более его квалифицированный состав, выходит за пределы массовых беспорядков и хулиганства, и всегда требует квалификации по совокупности. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека по общественной опасности выходит за пределы насилия в массовых беспорядках и тем более хулиганства. Хулиганское насилие по ч. 1 ст. 213 УК относится к первой категории преступлений - небольшой тяжести. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью - ко второй и третьей категориям. Поэтому квалификация такого насилия осуществляется по совокупности. Насилие в массовых беспорядках - преступление третьей категории, т.е. тяжкое преступление. Причинение тяжкого вреда здоровью также является преступлением тяжким, однако санкции по п. "а" ч. 2 ст. 111 УК выше. Поэтому здесь также требуется совокупность состава массовых беспорядков с составом причинения тяжкого вреда здоровью. Насилие в виде причинения вреда здоровью средней тяжести такой совокупности не требует.

Помимо сопоставления категорийности преступлений следует учитывать характер общественной опасности простых и сложных составных деяний. Так, если насилие при массовых беспорядках выразилось в причинении вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, то содеянное квалифицируется по совокупности ст. 212 и ст. 114 УК. Характер общественной опасности изнасилования выводит этот состав из компонентов массовых беспорядков. Изложенные правила квалификации распространяются на все иные сложные составы, элементом которых является насилие, например, на состав контрабанды по п. "в" ч. 3 ст. 188 УК, на насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования по ч. 1 ст. 296 УК, на пиратство с применением насилия по ст. 227 УК и др.

Признак "насилие" употребляется более чем в 30 составах Уголовного кодекса РФ. Он выполняет две не совпадающие функции: как компонент сложного состава преступления и как способ совершения преступного деяния. В первой функции закон употребляет слова типа "соединенное с насилием" (п. "а" ч. 2 ст. 141, ст. 227 УК), "сопровождающееся насилием" (ч. 1 ст. 212 УК) и т.п. Уже грамматическое толкование этих слов говорит о том, что насилие в названных преступлениях - компонент составного деяния. Квалификация здесь осложняется разным формулированием в Кодексе признаков насилия. В одних случаях в нем употребляется общий термин "насилие", в других конкретизируется указанием на опасность для жизни и здоровья. В таком случае квалификация должна базироваться на сопоставлении категорий составного преступления и его компонента - насилия в виде причинения вреда здоровью разной тяжести, памятуя, что часть (насилие) не может относиться к более тяжкой категории, чем составное деяние в целом. При совпадении категорий учитывается общественная опасность внутри категории по разнице санкций.

Составные преступления, которые слагаются в единое сложное деяние из названных в диспозициях норм простых составов, не следует смешивать с такой конструкцией составов, при которой иные, иногда более тяжкие преступления могут сопутствовать совершению преступления. Такие преступления квалифицируются на практике то по совокупности основного и сопутствующего составов преступлений, то как один квалифицированный состав.

Примером может служить состав умышленного убийства, предусмотренный п. "з" ч. 2 ст. 105 УК: "убийство, совершенное из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом". Мотив законодателя, сконструировавшего состав убийства, сопряженного с другими преступлениями, заключался в том, чтобы внести большую ясность в отграничение убийства от разбоя, вымогательства и бандитизма, если они сопровождались лишением жизни. Однако на практике по-прежнему нет единого понимания. Суды квалифицируют убийство, сопряженное с разбоем, то по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК, то по совокупности такого убийства и разбоя, больше склоняясь к последнему варианту. Новые правила определения наказания по совокупности преступлений (ч. 3 ст. 69 УК), согласно которым «наказание в виде лишения свободы не может превышать более чем наполовину максимальный срок наказания в виде лишения свободы, предусмотренный за наиболее тяжкое из совершенных преступлений», способствуют таким судейским предпочтениям. Несколько проясняют проблему рекомендации, данные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве". Его п. 11 гласит: "как сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом следует квалифицировать убийство в процессе совершения указанных преступлений". При этом квалификация убийства по признаку сопряженного с разбойным нападением "не исключает необходимости вменения квалифицирующего признака убийства "из корыстных побуждений" как основного состава.

Выражение "в процессе совершения" разбоя, вымогательства или бандитизма означает, что первоначально объективно и субъективно начали совершаться перечисленные преступления. А затем в процессе совершения появляется умысел (по различным причинам, например из-за упорного сопротивления жертвы) на убийство также по различным мотивам (мести, злобы, с целью совершить разбой и т.д.). Содеянное квалифицируется по совокупности убийства и названных преступлений, что означает реальную совокупность. Да она и не может быть идеальной, так как разбой и вымогательство заканчиваются с момента физического и психического насилия над потерпевшим, но не с момента его убийства. Получается, что для квалификации деяния только по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК, т.е. без совокупности, фактически места не остается. Следовательно, замысел законодателя не оправдался.

Итак, квалификация составных преступлений производится по одной статье (или части) как единого сложного состава.

Об отличии составного преступления от совокупности преступлений можно отметить следующее:

Во-первых, составное преступление обладает специфической, качественно иной содержательной характеристикой по сравнению с деяниями, входящими в его состав, в случае совершения каждого из них в отдельности и, как следствие этого, специфической общественной опасностью.

Во-вторых, совокупность преступлений образуют деяния, находящиеся между собой в меньшей взаимосвязи и взаимозависимости, чем в составном преступлении. Деяния, образующие составное преступление, представляют органическое единство. Особая взаимосвязь отдельных преступлений в рамках единого составного порождает качественно новое образование. Подобная комбинация складывается («составляется») из взаимодополняющих компонентов.

В-третьих, совокупность преступлений складывается из нескольких самостоятельных деяний, каждое из которых имеет основной непосредственный объект посягательства, в составном же деянии усматривается посягательство на несколько объектов, основным из которых является лишь один, остальные - дополнительными.

В-четвертых, юридическая сущность составного преступления, в отличие от совокупности, предполагает квалификацию содеянного только по одной уголовно-правовой норме.

3. Разбой как составная уголовно-правовая норма

К составным преступлениям можно отнести преступление, предусмотренное ст. 162 УК РФ. Обратимся к некоторым недостаткам данной уголовно-правовой нормы.

Согласно законодательной конструкции разбой представляет идеальную совокупность: при совершении одного деяния (нападение) причиняется вред двум охраняемым уголовным законом интересам - праву на жизнь или здоровье и праву собственности. Таким образом, разбой состоит из двух разнородных преступлений: хищения чужого имущества и посягательства на жизнь или здоровье.

Ключевое место в определении состава разбоя законодатель отводит нападению. Нападение является обязательным признаком разбоя, но единого подхода к оценке его юридической природы не существует. Даже в судебных приговорах нападение не всегда находит свое отражение, а акцент смещается на насилие, применяемое в процессе нападения.

Признак "насилие" является обязательным для данного состава и выступает как компонент сложного состава преступления и как способ совершения преступного деяния. В первой функции закон употребляет слова "соединенное с насилием". При грамматическом толковании данного словосочетания понятно, что насилие выступает как компонент составного деяния.

В этом же составе законодатель рассматривает насилие как способ совершения преступления - неотъемлемый элемент объективной стороны состава. При этом, насилие при совершении разбоя является лишь средством достижения цели.

Различные характеристики насилия как обязательного признака разбоя создают проблемы при квалификации совершенного хищения с применением насилия. Квалификация составного преступления, включающего применение насилия, оказалась бы точнее, если бы в УК РФ соблюдались требования законодательной техники, т.е. исключались многозначность, синонимия (обозначение одним словом разных понятий) и омонимия (обозначение разными словами одинаковых понятий). Термин "насилие" толкуется по-разному практическими работниками, судом, комментаторами. Данное обстоятельство создает немало сложностей при квалификации.

Также следует отметить, что при квалификации составного преступления следует сопоставлять категории преступлений, из которых оно слагается. Рассматриваемое преступление состоит из двух компонентов: хищения чужого имущества (ч. 1 ст. 161 УК РФ - грабеж) и посягательства на личность (насилие в виде причинения вреда здоровью разной тяжести: ч. 1 ст. 111 УК РФ - тяжкого, ч. 1 ст. 112 - средней тяжести, ст. 115 - легкого вреда). Преступления, которые слагаются в единое сложное деяние, не следует смешивать в такой конструкции, при которой более тяжкие преступления сопутствуют совершению основного преступления. На практике такие преступления следует квалифицировать по совокупности основного и сопутствующего составов преступления.

Так, например, из Обзора судебной практики Верховного Суда РФ за третий квартал 2013 г. (определение N 48-АПУ13-21) установлено, что К. и М. заранее договорились о нападении на оператора автозаправочной станции Г. Вооружившись бейсбольной битой, они приехали к станции, путём обмана проникли в помещение операторской, после чего К. стал наносить битой удары по голове потерпевшей Г. Убедившись, что потерпевшая не подаёт признаков жизни, нападавшие похитили денежную выручку, мобильный телефон потерпевшей и скрылись с места преступления. По заключению судебно-медицинского эксперта, Г. причинены множественные повреждения, в том числе открытая черепно-мозговая травма и закрытая травма груди, от которых наступила её смерть. Действия М. квалифицированы судом по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ, а К. - по п. "в" ч. 4 ст. 162 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор в отношении М. по следующим основаниям.

Суд указал в приговоре, что в судебном заседании не установлен факт того, что подсудимые, намереваясь применить насилие к потерпевшей, одновременно с этим заблаговременно договорились также об убийстве Г.

Приведёнными в приговоре доказательствами не установлено и то, что М. в процессе разбойного нападения на потерпевшую Г. принимал непосредственное участие в лишении её жизни либо оказывал какое-либо содействие в этом исполнителю данного преступления - К.

В связи с этим по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд оправдал М. на основании п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за непричастностью к указанному преступлению. Одновременно с этим из обвинения К. в совершении преступления, предусмотренного п.п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд исключил квалифицирующий признак совершения убийства "группой лиц по предварительному сговору". Вместе с тем суд пришёл к выводу о том, что М. подлежит уголовной ответственности за разбой, в том числе по квалифицирующему признаку его совершения "с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего". В соответствии с требованиями уголовного закона разбой может быть признан совершённым с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего в том случае, когда виновное лицо участвует в причинении такого вреда. С учётом изложенного Судебная коллегия переквалифицировала действия М. с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 3 ст. 162 УК РФ как разбой, совершённый группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение.

В заключение хочется отметить, что законодательная формулировка прямого умысла трудно применима к разбою. Она ориентирована в большей мере на преступления с материальными составами. Лицо, совершая преступление, осознает общественную опасность своих действий, предвидит наступление общественно опасных последствий и желает их наступления. При совершении разбойного нападения наступление таких последствий, как вред, опасный для жизни или здоровья, не всегда желается субъектом, а лишь допускается на пути достижения цели - хищения чужого имущества. Таким образом, по отношению к последствиям насилия действия виновного характеризуются косвенным умыслом. Правоприменитель выходит из положения с помощью искажения законодательного определения, игнорируя момент предвидения вообще, а момент желания перенося с последствий на действие: субъект осознавал общественную опасность своего деяния и желал его совершить. Однако такое отношение входит в явное противоречие с нормами Общей части УК РФ: они содержат принципы и общие положения, относящиеся ко всем нормативным установлениям Особенной части УК РФ. Таким образом, форма преступлений, входящих в состав разбоя, не всегда отвечает характеристикам состава, объединяющего их.

Перечисленные недостатки создают сложности при квалификации преступления, предусмотренного ст. 162 УК РФ. При этом нельзя забывать, что неточная квалификация может повлечь не только неправильное назначение вида и меры наказания, но и необоснованное наступление целого ряда других правовых последствий, таких, как судимость, вид исправительного учреждения и режим содержания в исправительной колонии, применение или неприменение амнистии и ряд других.

4. Сравнение общественной опасности составных преступлений и совокупности простых преступлений

В силу качественного своеобразия некоторых составных деяний общественная опасность последних может быть равной или меньшей той опасности, которой обладают отдельные преступления в совокупном сочетании. Сочетание субъективных и объективных признаков отдельных преступлений порождает новое качество, проявляющееся в специфической, повышенной, пониженной или неизменившейся по уровню общественной опасности составных преступлений, в сравнении с общественной опасностью совокупности простых преступлений, совершенных в отдельности. На первый взгляд идея о пониженном уровне общественной опасности составных преступлений может показаться противоречивой, ибо такие деяния являются сложным структурным образованием. Однако в Уголовном

кодексе имеются составные преступления (незначительное число), меньшая общественная опасность которых отражается соответственно на пониженном уровне уголовной ответственности. К их числу относятся некоторые преступления против военной службы, в частности сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы (ст. 333, ч.2 УК РФ) и насильственные действия в отношении начальника (ст. 334, ч.2 УК РФ). В случае, если сопротивление или насильственные действия совершены с причинением тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, содеянное охватывается рамками квалифицированных составов указанных деяний и дополнительной квалификации не требуется. Однако, анализируя санкции, можно обнаружить, что наказание за составное преступление гораздо меньше суммарной совокупности наказаний, предусмотренных за «составляющие» его деяния. Так, максимальный срок наказания в виде лишения свободы за сопротивление начальнику, совершенное с причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 333 УК РФ), составляет восемь лет. В то время как только умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст.111 УК РФ) карается восьмью годами лишения свободы. Стало быть, составное преступление, состоящее из нескольких преступлений, карается менее сурово, чем совокупность простых преступлений, совершенных в отдельности. Подобная позиция законодателя в части построения санкций объяснима, тем, что данные составные преступления обладают меньшей общественной опасностью, чем образующие его преступления, совершенные отдельно друг от друга. Переплетение в анализируемом преступлении объективных и субъективных признаков, как сопротивления начальнику, так и причинения вреда здоровью, создает качественно новый поведенческий акт, характеризующийся пониженной общественной опасностью по сравнению с общественной опасностью совокупности совершенных в отдельности простых преступлений.

Составное преступление всегда производит социально опасные изменения в сфере нескольких непосредственных объектов - основного и дополнительного. И в определенных случаях сочетание весьма важных объектов уголовно-правовой охраны может свидетельствовать о более высокой степени общественной опасности содеянного. Возникновение новых видов общественно опасного поведения не всегда влечет появление в уголовном законодательстве новых правовых норм. Для этого необходимо, во-первых, чтобы выявившиеся антисоциальные поступки обладали той степенью общественной опасности, которая характерна для преступного поведения, во-вторых, чтобы они, по общему правилу, были достаточно распространенными. Стало быть, деяние подлежит криминализации, если оно представляет собой не единичный факт, а явление, представляющее определенный вид человеческой деятельности и несущее в себе характер прецедента (т.е. возможности его повторения в будущем). Распространяя действие данного принципа на сложные составные конструкции, можно сделать вывод, что случаи учтенной законодателем совокупности преступлений представляют собой проявления некоторых общих тенденций и закономерностей и не являются случайными поступками.

Несоответствие уголовно-правовой нормы объективным закономерностям общественного развития можно представить лишь как ошибку законодателя. Дело в том, что в объективной действительности различные формы преступной деятельности проявляются и складываются в определенные сочетания и связи, приобретая устойчивость и повторяемость именно в таком виде. Поэтому для констатации нового составного деяния в уголовном законе необходимо установить наличие двух условий: во-первых, объективные предпосылки к самостоятельному существованию сложной поведенческой конструкции и, во-вторых, воспроизведение законодателем в конкретном составе данной формы преступного поведения. Изменение (уменьшение) характера и степени общественной опасности составного преступления приводит к тому, что законодатель отказывается от подобных составов, либо декриминализировав последние, либо расчленив сложное единичное преступление на несколько простых. К сожалению, законодатель не всегда адекватно оценивает общественную опасность составного деяния, вследствие чего конструирует явно заниженные санкции. Так, умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, должно наказываться по части 2 статьи 167 УК РФ, санкция которой предусматривает лишение свободы на срок до 5 лет. Данная санкция не соответствует характеру и степени общественной опасности указанного преступления. Преступление посягает на два весьма важных объекта - собственность и жизнь человека, влечет за собой весьма серьезные общественно опасные последствия. Представим себе, что у потерпевшего в результате поджога сгорел дом и погиб ребенок. И за умышленный поджог, повлекший такие тяжкие последствия, виновному грозит наказание, явно не соответствующее общественной опасности содеянного. Таким образом, уровень уголовной ответственности за составное преступление не предполагает сложение наказаний, предусмотренных за деяния, входящие в его состав.

Законодатель усиливает уголовную ответственность настолько, насколько того требует характер и степень общественной опасности составного преступления. Возможна и обратная ситуация, когда наказание за составное преступление может быть и меньше, чем сумма слагаемых наказаний за отдельные преступления, с учетом качественного своеобразия, характера и степени общественной опасности некоторых видов составных преступлений.

составной преступление разбой

Заключение

Составные преступления рассматриваются как самостоятельная разновидность сложных единых преступлений. Сложное единое преступление характеризуется «осложнением» объективной или субъективной стороны преступления либо наличием нескольких объектов посягательства. Это «осложнение» проявляется по-разному в различных видах сложных преступлений, каждый из которых имеет свою специфику. Составному преступлению также присущи все признаки сложного преступления: оно либо посягает на несколько объектов, либо имеет усложненную объективную или субъективную сторону. Однако термин «составное» преступление не синонимичен термину «сложное» преступление, ибо имеются иные разновидности последнего, которым также характерно специфическое «осложнение» объективной или субъективной сторон преступления. В процессе квалификации следует разграничивать составные преступления и иные виды сложных единых преступлений.

Составное преступление представляют собой случаи учтенной законодателем совокупности преступлений, так как последние «составляются» из нескольких самостоятельных (если рассматривать их изолированно) преступлений. Однако подобная комбинация нескольких преступных деяний образует качественно новую форму преступного поведения, отличную от обычной совокупности преступлений. Особое переплетение объективных и субъективных признаков деяния порождает качественно новое образование, обладающее специфической общественной опасностью. Специфичность общественной опасности составного преступления проявляется в повышенном или в пониженном ее уровнях по сравнению с общественной опасностью совокупности совершенных в отдельности простых преступлений.

Особого внимания заслуживает вопрос построения санкций за составные преступления. Данные преступления не являются результатом механического соединения нескольких преступных деяний, ибо сочетание последних образует качественно новый поведенческий акт, обладающий специфической общественной опасностью.

Список использованных ис