Ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности

Предмет: Уголовное право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 17.02.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по уголовному праву:

 

Много готовых рефератов по уголовному праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Понятие, основания и формы реализации уголовной ответственности
Уголовная ответственность и ее основания
Анализ актуальных проблем обоснованности введения уголовной ответственности для юридических лиц
Осуждение с условным неприменением наказания


Введение:

Формирование правового, демократического государства предполагает неукоснительное исполнение гражданами своих юридических обязанностей. Еще в большей мере это касается должностных лиц, особенно - в сфере борьбы с преступностью, которые решают задачи, стоящие перед уголовным и уголовно-процессуальным законодательством РФ. Тем самым создаются условия, обеспечивающие гражданам, организациям, учреждениям и предприятиям возможность пользоваться своими правами. И, напротив, работники правоохранительных органов, суда, злоупотребляя своим статусом, нередко ограничивают, таким образом, возможности граждан, общества и государства по реализации принадлежащих им прав. Такого рода злоупотребление, если оно связано с исполнением уголовного законодательства России, нередко выливается в действия, противоречащие задачам указанных отраслей права, отрицательное отношение не только к уголовному законодательству России, но и к органам, их реализующим. В результате ставится под сомнение деятельность государства и общества по обеспечению прав и свобод гражданина.

Если рассматривать состав, регламентирующий уголовную ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), то можно констатировать его противоречивость. Названная норма в настоящее время берет под уголовно-правовую охрану лишь отношения, связанные с предъявлением лицу обвинения, в то время как отношения, сопряженные с началом уголовного преследования, последующим законом не охраняются, что порождает проблему охраны прав и свобод граждан с момента возбуждения уголовного дела.

Судебная практика борьбы с привлечением к уголовной ответственности заведомо невиновных лиц имеет единичные случаи применения. Так, за 2012-2013 годы за отсутствием состава и события преступления было прекращено 301 792 уголовных дела. Приведенная статистика выступает серьезным основанием для вывода о том, что ст. 299 УК РФ не обеспечивает должный уровень охраны деятельности органов правосудия. Все сказанное и обусловливает актуальность темы исследования.

Теоретические основы привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности

Преступление привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности - представляет собой одну из форм превышения должностных полномочий и выражается в привлечении лица к уголовной ответственности при отсутствии в материалах дела доказательств в подтверждение его виновности либо при наличии в деле доказательств невиновности того же лица. Применительно к рассматриваемому составу преступления конкретные действия должностных лиц выражаются в привлечении заведомо невиновного в качестве обвиняемого путем вынесения соответствующего процессуального документа.

Впервые такая норма появилась в УК РСФСР 1960 г., в ст. 176 которого было предусмотрено привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности лицом, производящим дознание, следователем или прокурором.

Криминализация указанного деяния была напрямую связана с разоблачением в 50-е гг. прошлого века массовых нарушений в сфере уголовного судопроизводства со стороны органов НКВД-МГБ СССР, в результате чего значительная часть населения страны подверглась необоснованным политическим репрессиям. Однако, сами сотрудники органов, допустившие эти нарушения, привлекались к ответственности все по той же беззаконной ст. 58 УК РСФСР 1926 г. - за контрреволюционные преступления.

Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности - наказывается лишением свободы на срок до пяти лет. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, - наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Общественная опасность данного преступления заключается в том, что нарушаются права граждан, не совершавших преступления, путем их привлечения к уголовной ответственности, что и является объективной стороной состава данного преступления. Такие действия могут привести к дальнейшим тяжелым последствиям - осуждению лица, лишению его свободы и т.п., к материальному ущербу, например, гибели не убранного вследствие ареста урожая, а также к моральному вреду - подрыву авторитета и т.д. Если подобные случаи получат хотя бы относительную распространенность, возникнет чувство социальной незащищенности населения, что создаст напряженность в обществе и, в конечном итоге, повлияет на моральный климат, здоровье населения и т.п.

Вместе с тем нарушается и такой объект как интересы правосудия (основной объект данного преступления), падает авторитет правоохранительных органов и органов власти вообще.

Данное преступление представляет собой частный случай злоупотребления должностными полномочиями со стороны лиц, являющихся субъектами данного преступления. Следовательно, рассматриваемая норма является специальной по отношению к превышению должностных полномочий (ст. 286 УК). Важным обстоятельством, дающим основание расценивать указанные в статье действия как преступные, является заведомая невиновность лица, привлекаемого к уголовной ответственности.

Данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом, о чем говорит заведомая, безусловно известная виновному, незаконность его действий, то есть невиновность привлеченного лица, Невозможно привлечение по данной статье должностного лица, которое допустило ошибку, даже проявило халатность, неправильно оценило доказательства по делу, добросовестно считая потерпевшего виновным.

В ряде случаев привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности бывает связано с совершением других преступлений, например с нарушением тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 138 УК), нарушением неприкосновенности жилища (ст. 139 УК), незаконным задержанием, заключением под стражу или содержанием под стражей (ст. 301 УК) и т.д. Эти действия фактически являются приготовлением к рассматриваемому преступлению и самостоятельной квалификации не требуют.

Если привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности сопровождалось совершением других, более опасных преступлений, например, вымогательством взятки (ст. 290 УК), принуждением к даче показание (ст. 302 УК) - должна наступать ответственность за совокупность преступлений.

Квалифицирующим признаком данного преступления является привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, соединенное с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 15 УК РФ).

Если неосновательное привлечение лица к уголовной ответственности стало возможно в результате допущенной ошибки, неверной оценки собранных по делу доказательств либо ввиду добросовестного заблуждения относительно достоверности имеющихся в деле данных, ответственность по статье 299 УК РФ исключается. Исключается она и в случае, когда привлечение невиновного к уголовной ответственности стало возможно вследствие самооговора.

Преступление считается оконченным в момент вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявления обвинения. Последующая отмена постановления прокурором, прекращение дела, вынесение оправдательного приговора на наличие состава преступления влияют, хотя фактические последствия преступления могут быть учтены при избрании меры наказания в пределах санкции статьи.

Если предварительное следствие происходит в форме дознания, то по его окончании дознавателем выносится обвинительный акт, в котором формулируется обвинение (ст. 225 УПК РФ). В случае совершения дознавателем незаконных действий, подпадающих под признаки преступления, предусмотренных ст. 299 УК РФ, преступление считается оконченным с момента ознакомления обвиняемого с материалами дела.

Преступление, выражающееся в привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), серьезнейшим образом затрагивает права и законные интересы граждан, грубо нарушает конституционные принципы отправления правосудия.

Объект преступления - установленный уголовным и уголовно_процессуальным законом порядок привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления.

Общественная опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что оно грубо нарушает конституционные права граждан в сфере правосудия, создает у них чувство правовой незащищенности. Это обусловливает наличие дополнительного объекта, в качестве которого выступают законные права и интересы граждан.

В литературе можно встретить и другие определения непосредственного объекта преступления. Например, что данным деянием нарушаются общественные отношения, обеспечивающие защиту личности от незаконного обвинения, ограничения ее прав и свобод как одно из социальных и правовых назначений уголовного судопроизводства. При этом такая сущность объекта, исключает необходимость выделения какого-либо дополнительного объекта.

Некоторые авторы полагают, что заведомо невиновным применительно к ст. 299 УК РФ следует считать лицо, привлекаемое к уголовной ответственности, если оно не совершило инкриминируемого ему преступного деяния.

Под заведомо невиновным следует понимать физическое лицо, которое по внутреннему убеждению прокурора, следователя или лица, производящего дознание, вменяемого ему преступления не совершало. Также следует признавать невиновным лицо, если не установлено событие инкриминируемого ему преступления, либо в его действиях отсутствует состав преступления, либо нет достаточных доказательств его участия в совершении преступления.

Объективная сторона преступления по ч. 1 ст. 299 состоит в привлечении заведомо невиновного к уголовной ответственности, что применительно к данному составу выражается в вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого и предъявлении такого постановления лицу, которое в действительности не совершало данное преступление.

Необходимо отметить, что такое понимание термина привлечение к уголовной ответственности явно представляет собой отход от позиции, устоявшейся в теории уголовного процесса, согласно которой реализация уголовной ответственности начинается с момента вступления в силу обвинительного приговора суда. Тем не менее именно этот вывод должен быть сделан в результате анализа и толкования положений ст. 299 УК РФ, а также некоторых других норм гл. 31 УК.

Следует отметить, что в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 47, ст. 225 УПК РФ лицо может быть признано обвиняемым обвинительным актом, составляемым по окончании дознания, в связи с чем составление такого акта и его предъявление для ознакомления заведомо невиновному также образуют объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 299 УК РФ.

Вопрос о моменте окончания преступления по-разному трактуется в специальной литературе. Так, например, некоторые авторы считают его оконченным с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. По мнению Н.И. Пикурова, преступление также может быть окончено до предъявления обвинения, если после вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого был объявлен розыск обвиняемого, местонахождение которого не известно, либо в отношении данного лица были произведены иные процессуальные действия принудительного характера. Другие авторы, не соглашаясь с этим, отмечают, что привлеченным в качестве обвиняемого может быть лишь лицо, которое ознакомлено с обвинением.

Само по себе вынесение мотивированного незаконного постановления о привлечении в качестве обвиняемого лица заведомо невиновного, может рассматриваться лишь как приготовительные действия к акту привлечения к уголовной ответственности. При этом ни последующее прекращение уголовного дела, ни вынесение оправдательного приговора судом не исключают уголовную ответственность

В соответствии с положениями ст. 171 УПК РФ, обвинение может быть предъявлено лишь при наличии достаточных доказательств, дающих обвинения для обвинения лица в совершении преступления. Обвинение не может быть построено на одних лишь предположениях дознавателя или следователя, а должно опираться на конкретные факты, установленные в порядке, определенном уголовно-процессуальным законом.

Преступление, предусмотренное ст. 299 УК РФ, может выразиться в привлечении к уголовной ответственности лица за деяние, наказуемое более строго, чем то, которое было совершено им в действительности (при этом в качестве примера можно привести ситуацию, когда лицу, совершившему разглашение сведений, составляющих государственную тайну, т.е. деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 283 УК РФ, предъявляется обвинение в государственной измене в форме выдачи государственной тайны, т. е. по ст. 275 УК РФ).

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что привлекает к ответственности заведомо невиновное лицо, и желает этого. Заведомо невиновным является лицо, которое не совершало инкриминируемого преступления, о чем известно лицу, выносящему постановление о привлечении в качестве обвиняемого (например, в деле имеются данные, подтверждающие алиби и т. д.).

Выборочное изучение практики вынесения оправдательных приговоров судами позволяет предположить, что большинство указанных форм противоправных действий получили известное распространение на практике, тем не менее серьезную проблему представляет оценка субъективной стороны такого рода деяний, причем именно наличие прямого умысла субъекта отграничивает преступление от дисциплинарного проступка.

Возможны и иные варианты совершения противоправных действий, образующих при наличии соответствующих условий, в том числе прямого умысла виновного должностного лица, состав привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности. Вместе с тем необходимо отметить, что состав преступления, предусмотренного ст. 299 УК, вряд ли будет присутствовать в случае, если лицу инкриминируется более тяжкое деяние, пусть даже и заведомо.

В прежние годы это нередко делалось в стремлении «подстраховать» себя от возвращения уголовного дела на дополнительное расследование, в современных условиях подобные действия могут оказать влияние на определение подсудности уголовного дела и т. д. В связи с этим вызывает определенные возражения приведенная выше точка зрения о том, что данный состав образует привлечение к ответственности лица не за то преступление, которое оно совершило.

Однако если лицо реально совершило какое-либо преступление, но ему в дополнение инкриминируются другие эпизоды, к которым оно причастности не имело, состав преступления, предусмотренного ст. 299 УК, налицо, во всяком случае при условии, что следователь осознает это обстоятельство. При этом целью таких противоправных действий является стремление улучшить показатели раскрываемости преступлений.

Достаточно спорным представляется вопрос об оценке действий, связанных с предъявлением лицу обвинения при наличии оснований к освобождению его от уголовной ответственности. Необходимо отметить, что на практике принятие решения об освобождении от уголовной ответственности зачастую обусловливается первоначальным предъявлением обвинения лицу, совершившему преступление. Отсюда получается, что, с одной стороны, субъект подлежит освобождению от уголовной ответственности, тогда как предъявление обвинения как раз и является процессуальным актом, оформляющим привлечение к уголовной ответственности.

В уголовно-правовой литературе на этот счет было высказано мнение, что нет состава преступления, предусмотренного ст. 299 УК, когда к уголовной ответственности привлекается лицо при наличии оснований для освобождения от нее (например, в силу истечения сроков давности), поскольку в таких случаях нет заведомой невиновности. В литературе высказано мнение, что привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, но не подлежащего ответственности в связи с истечением срока давности, в результате акта амнистии не содержит признаков состава рассматриваемого преступления, тем не менее при наличии иных необходимых признаков такое деяние может быть квалифицировано по ст. 285 УК РФ.

Вместе с тем Хабаровский краевой суд вынес обвинительный приговор по ч. 1 ст. 299 и ч. 2 ст. 303 УК РФ в отношении Н., которая, занимая должность дознавателя, сфальсифицировала доказательства по уголовным делам в отношении граждан К., Б. и привлекла их к ответственности за кражу, заведомо зная об их невиновности в совершении преступлений. Из показаний указанных граждан усматривается, что они не совершали инкриминируемых им деяний, о чем говорили дознавателю Н., которая, однако, дала им подписать чистые бланки протоколов допросов, потребовала написать заявления о прекращении дел вследствие акта об амнистии, оформила подписку о невыезде. Согласно имеющимся в деле постановлениям Н. уголовные дела в отношении названных лиц прекращены вследствие акта об амнистии.

При этом в описательной части постановлений указано, что К., Б. совершено преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 158 УК РФ, с указанием времени, места и иных обстоятельств его совершения, тогда как по заключениям судебно-почерковедческих экспертиз записи в реквизитах, а также тексты протоколов осмотра места происшествия с участием «подозреваемых» выполнены Н. Подписи в этих процессуальных документах выполнены не теми лицами, которые указаны в протоколе, а другими.

Суд пришел к выводу о том, что имеющиеся в деле данные о ходе дознания, проведенного Н., содержание протоколов допроса подозреваемых и осмотров мест происшествий якобы с их участием свидетельствуют об умысле Н. путем фальсификации доказательств принять решения, заведомо ставящие потерпевших в положение лиц, виновных в совершении преступлений. Указанные уголовные дела прекращены Н. по нереабилитирующим основаниям, что наряду с подрывом веры граждан в законное, справедливое расследование и правосудие влечет и другие негативные правовые последствия для названных граждан.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы осужденной Н., Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом - субъект сознает, что привлекает к уголовной ответственности невиновного, и желает действовать таким образом. При этом под заведомо невиновным следует понимать такое лицо, которое, как об этом достоверно известно субъекту, незаконно привлекающему его к уголовной ответственности, не совершало инкриминируемое ему преступление.

Мотивы привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности могут быть различными (например, стремление повысить раскрываемость преступлений, карьеризм, желание свести личные счеты и т. д.). В случаях, когда мотивом является вымогательство взятки, то ответственность наступает по совокупности преступлений. Тем не менее получение взятки (в том числе и путем вымогательства) признается оконченным преступлением с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ценностей и, соответственно, если этого не происходит, имеет место лишь приготовление к указанному преступлению.

При необоснованном привлечении к уголовной ответственности лица вследствие допущенной ошибки, неправильной оценки собранных по делу доказательств, добросовестного заблуждения о достоверности собранных материалов, отсутствуют признаки деяния, предусмотренного ст. 299 УК РФ.

Субъект преступления специальный - лицо, наделенное в соответствии с уголовно - процессуальным законом правом предъявления обвинения (следователь, прокурор, дознаватель, а также начальник следственного отдела, принявший дело к производству).

Субъектом рассматриваемого преступления могут быть только следователь, дознаватель, начальник следственного отдела (при принятии им уголовного дела к своему производству), а также прокурор.

Прокурор может рассматриваться как субъект преступления лишь в случае, когда он на основании п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ принял дело к своему производству и лично составил, а затем и предъявил постановление о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт заведомо невиновному лицу, при этом, сохраняя должность прокурора и именуясь прокурором, он фактически приобретает процессуальный статус следователя.

Исполнителем преступления прокурор может выступать в том случае, когда незаконное постановление о привлечении в качестве обвиняемого выносится от его имени, при этом уголовное дело не обязательно должно находиться в его производстве, так как согласно п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ прокурор пользуется правом участвовать в производстве предварительного расследования и лично производить следственные и иные процессуальные действия, независимо от принятия дела к своему производству.

Начальник следственного отдела является возможным субъектом преступления тогда, когда он дает следователю указание о привлечении заведомо невиновного в качестве обвиняемого (аналогичным образом оценивается и указание начальника органа дознания о составлении обвинительного акта в отношении заведомо невиновного лица).

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает, что по делам частного обвинения уголовное преследование может осуществляться потерпевшим, который возбуждает уголовное дело путем подачи заявления в суд. Тем не менее, осуществляя функции частного обвинителя, он действует только от своего имени, не наделен какими-либо властными полномочиями в отношении обвиняемого, в связи с чем не может быть признан субъектом данного преступления.

Квалифицирующим признаком является совершение данного деяния, соединенного с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 2 ст. 299 УК). При этом при отнесении инкриминируемого преступления к категории тяжких или особо тяжких преступлений необходимо руководствоваться критериями, установленными ч. 4, 5 ст. 15 УК. В соответствии с нынешним законодательством искусственное создание доказательств обвинения рассматриваемым составом не охватывается, и в таких случаях необходима квалификация по совокупности ст. 299 и ч. 2 или 3 ст. 303 УК РФ.

Серьезной проблемой является оценка субъективной стороны деяния, заключающегося в незаконном возбуждении уголовного дела, поскольку прежде всего вследствие ограниченности фактического материала, как правило, еще сложнее, чем при незаконном предъявлении обвинения, провести четкую грань между прямым умыслом и юридической ошибкой.

Квалифицированный состав (ч. 2) преступления предусматривает совершение того же деяния, сопряженного с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а также сопряженного с искусственным созданием доказательств обвинения либо другой фальсификацией.

Особо квалифицированный состав (ч. 4) предусматривает совершение тех же деяний, если они соединены с обвинением в тяжком или особо тяжком преступлении либо с созданием искусственных доказательств обвинения.

Анализ и проблемы привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности

Конституционное положение о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, определяет значение судебного приговора как важнейшего акта правосудия и обязывает суды неукоснительно соблюдать требования законодательства, предъявляемые к приговору.

За отдельные преступления против правосудия (ст. 299 УК РФ - привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности; ст.305 УК РФ вынесение заведомо неправосудного приговора; ст.307 УК РФ - заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод) уголовные дела возбуждаются только после постановления приговора.

Анализ мер наказания показывает, что деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 299 УК, относится к преступлениям средней тяжести, а ч. 2 ст. 299 УК, - к тяжким преступлениям (ст. 15 УК). Рассмотрим некоторые примеры судебной практики по ст. 299 УК РФ.

К. обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ, в которой указал, что 08 октября 2014 года обратился с заявлением привлечении к уголовной ответственности следователя по ч.2 ст. 292, ст.286 и ст. 209 УК РФ, однако должностными лицами не принято мер к рассмотрению данного заявления и к уведомлению его о результатах рассмотрения. Обжалуемым постановлением суда производство по жалобе К. прекращено.

В апелляционной жалобе заявитель К. выражает несогласие с постановлением, указывая, что судом не принят во внимание факт бездействия должностных лиц. Просит постановление суда отменить, признать бездействие должностных лиц незаконным. Судом апелляционной инстанции отказано в удовлетворении ходатайства К. о непосредственном участии в судебном заседании, поскольку его жалоба не связана с досудебным уголовным производством в отношении заявителя. При этом К. в постановлении о назначении судебного заседания по рассмотрению его апелляционной жалобы было разъяснено право представить суду дополнительные материалы в обоснование жалобы в письменном виде, а также право направить в суд своего представителя. Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены постановления суда.

Ст. 125 УПК РФ предусматривает право участников уголовного судопроизводства обжаловать в судебном порядке постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ч. 1), по результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление либо о признании действия или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение, либо об оставлении жалобы без удовлетворения (ч. 5).

В ходе подготовки к судебному заседанию следует выяснять, подсудна ли жалоба данному суду, подана ли она надлежащим лицом, имеется ли предмет обжалования в соответствии со ст. 125 УПК РФ, содержит ли жалоба необходимые сведения для ее рассмотрения. В тех случаях, когда отсутствует предмет обжалования в соответствии со ст. 125 УПК РФ, судья выносит постановление об отказе в принятии жалобы к рассмотрению. Если указанные обстоятельства установлены в судебном заседании, то производство по жалобе подлежит прекращению.

В ходе судебного заседания, на основании представленных материалов, судом первой инстанции установлено, что по результатам рассмотрения заявления К. заместителем руководителя 22 октября 2014 года заявителю дан ответ. В судебном заседании суда первой инстанции при участии К. указанный ответ был исследован. Ссылка заявителя на то, что ответа на свое заявление он не получал, правового значения по делу не имеет, поскольку предметом обжалования являлось незаконное бездействие должностных лиц, не нашедшее подтверждения в ходе судебного разбирательства. Принимая решение по жалобе заявителя К. в порядке ст. 125 УПК РФ, суд строго руководствовался требованиями уголовно-процессуального закона и надлежаще мотивировал свои выводы, не согласиться с которыми у суда апелляционной инстанции оснований не имеется. Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции постановил оставить без изменения, апелляционную жалобу К. - без удовлетворения.

Рассмотрим следующий пример. Г. обратился суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ о признании незаконными действий следователя К., выразившиеся в не проведении ею ряда следственных действий по уголовному делу № 27963 в отношении заявителя. Постановлением суда от 05 августа 2014 года в принятии жалобы к рассмотрению отказано. В апелляционной жалобе Г. находит постановление суда незаконным, необоснованным и подлежащим отмене ввиду существенного нарушения норм УПК РФ. Г указывает, что в жалобе, поданной им он подробно изложил нормы закона, которые были нарушены следователем К, а так же о совершении должностными лицами преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 299 УК РФ в ходе осуществления производства по уголовному делу. Просит постановление суда отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Уголовное дело, при расследовании которого, по мнению Г, были нарушены его права, что в конечном итоге повлияло на его виновность по делу, рассмотрено судом по существу предъявленного по ст. 111 ч 4 УК РФ обвинения. Г. осужден, приговор вступил в законную силу 17.08.2013 г. Г., полагая, что в отношении него совершено должностное преступление, вправе обратиться с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности в соответствующие органы, и, в случае осуждения названного лица за действия, повлиявшие на осуждение Г., вправе поставить вопрос о пересмотре приговора в установленном законом порядке. Каких либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену постановления районного суда, не допущено. При таких обстоятельствах, оснований к удовлетворению апелляционной жалобы - не имеется. На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.20 УПК РФ, суд апелляционной инстанции постановил оставить без изменения, а апелляционную жалобу заявителя, без удовлетворения.

Далее рассмотрим следующий пример. В суд поступила жалоба заявителя Д. на первого заместителя руководителя П. от 09 июня 2014 года, которому отказано в привлечении к уголовной ответственности по ч.2 ст. 299 УК РФ следователя возбудившего в отношении Д., уголовное дело по ч.4 ст. 150 УК РФ, по которому Д. был оправдан.

В апелляционной жалобе заявитель Д. указывает, что судьей нарушены ст.ст.45, 46, 52 Конституции РФ, ему как потерпевшему не обеспечен доступ к правосудию. Ссылается на Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2007 года №914-О. Просит постановление судьи отменить и направить на новое рассмотрение. Проверив представленные материалы, изучив доводы апелляционной жалобы, суд приходит к следующему.

Согласно требованиям ст. 125 УПК РФ в суд могут быть обжалованы постановления дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их решения и действия, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства, либо затруднить доступ граждан к правосудию. Как следует из представленных материалов, Д. уже обращался с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на отказ в привлечении к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 299 УК РФ следователя, возбудившего в отношении Д. уголовное дело по ч. 4 ст. 150 УК РФ, по которому он в дальнейшем, при рассмотрении и дела в суде был оправдан.

Постановлением суда от 03 марта 2014 года жалоба Д. была оставлена без удовлетворения. При таких обстоятельствах постановление судьи об отказе в принятии к рассмотрению повторной жалобы Д. на отказ в привлечении к уголовной ответственности следователя, возбудившего в отношении него уголовное дело по ч.4 ст. 150 УК РФ, является правильным. На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20 и 389.28 УПК РФ, суд постановил оставить без изменения, апелляционную жалобу заявителя Д. - без удовлетворения.

В последние годы должностные лица даже самого высокого ранга отмечают случаи привлечения к уголовной ответственности невиновных. Так, в 2012-2013 гг. только в Ярославской области было возбуждено без законных к тому оснований 84 уголовных дела в отношении руководителей предприятий и организаций; в Алтайском крае в период 2011-2014 гг. возбуждено более двухсот уголовных дел в отношении предпринимателей, 52 из которых впоследствии были оправданы судами в связи с отсутствием в их деянии состава преступления. Преступления, предусмотренные ст. 299 УК РФ, в 2013 г. в России было зарегистрировано всего шесть.

Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности относится к группе преступлений против правосудия, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие процессуальную функциональность прокуратуры и органов предварительного расследования, по осуществлению уголовного судопроизводства в форме уголовного преследования.

Рассматриваемые преступления представляют собой частный случай злоупотребления должностными полномочиями со стороны лиц, являющихся субъектами данного преступления. Следовательно, рассматриваемая норма является специальной по отношению к превышению должностных полномочий.

Не образует объективной стороны данного состава незаконное привлечение лица, совершившего преступление, но в силу разных причин не подлежащего ответственности. При наличии необходимых признаков такое деяние может быть квалифицировано как общедолжностное преступление по ст. 285 УК РФ. Аналогичным образом должен решаться вопрос, когда обвинение предъявлено виновному, но действия его были квалифицированы неверно (например, вместо грабежа лицу предъявляют обвинение в бандитизме). Незаконное привлечение граждан к другим видам ответственности (административной, дисциплинарной) также не образует состава рассматриваемого преступления.

При применении ст. 299 УК РФ возникают вопросы о квалификации рассматриваемого преступления по совокупности с другим.

По совокупности должно квалифицироваться привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности за взятку. Также если привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности сопровождалось вымогательством взятки (ст. 290 УК РФ) должна наступать ответственность за совокупность преступлений. Своими действиями виновные здесь посягают не только на интересы правосудия, но и на нормальную деятельность государственного аппарата, поскольку одно из условий его правильного функционирования составляет неподкупность представляющих его должностных лиц.

Преступные злоупотребления лиц, производивших расследование по делу, повлекшие постановление необоснованного и незаконного приговора в отношении невиновного, согласно ст. 384 УПК РФ влекут за собой отмену приговора по вновь открывшимся обстоятельствам, если они установлены вступившим в законную силу приговором суда. Привлечению заведомо невиновного к уголовной ответственности могут предшествовать незаконные действия ведущего расследование, направленные на получение от привлекаемого желательных показаний. При этом содеянное одновременно образует два преступления, посягающие на правосудие, предусмотренные ст. 299 и ст. 302 УК РФ.

В ряде случаев привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности бывает связано с совершением других преступлений, например с нарушением тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений (ст. 138 УК РФ), нарушением неприкосновенности жилища (ст. 139 УК РФ), незаконным задержанием, заключением под стражу или содержанием под стражей (ст. 301 УК РФ) и т.д.

По этому поводу мнения, выраженные в литературе, разнятся. Так, одна группа авторов утверждает, что эти действия фактически являются приготовлением к рассматриваемому преступлению и самостоятельной квалификации не требуют. А вот противоположное мнение, что совершение любых других действий, направленных на привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (например, нарушение неприкосновенности жилища, частной жизни, перлюстрация, фальсификация доказательств, принуждение к даче показаний и т.п.), должно квалифицироваться по совокупности с соответствующими статьями Уголовного кодекса.

Думается, что более обоснованной является первая из высказанных точек зрения. Так, не образует совокупности преступлений заведомо незаконный арест и привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, поскольку в самом составе, предусмотренном ст. 299 УК РФ, законодатель учел нарушение прав потерпевшего при привлечении в качестве обвиняемого. Это подтверждает сравнение санкций ст. 299 и ст. 301 (заведомо незаконный арест) УК РФ - наказание за заведомо незаконный арест значительно мягче наказания, установленного за привлечение заведомо невиновного.

Не будет совокупности преступлений и при последующем осуждении заведомо незаконно привлеченного к уголовной ответственности, так как за вынесение неправосудного приговора несут ответственность только судьи. За рамками состава рассматриваемого преступления остается неправомерное привлечение к уголовной ответственности лиц, не отвечающих понятию заведомо невиновный. Круг таких лиц охватывает, в частности, виновных, но подлежащих освобождению от уголовной ответственности по различным основаниям.

Заведомо незаконное продолжение дела лицом, производящим дознание, следователем после того, как для них станет очевидным, что привлекаемый к уголовной ответственности невиновен, подпадает под признаки анализируемого состава преступления, кажется весьма спорным. Речь, по сути, идет не о предъявлении обвинения заведомо невиновному, а о продолжении уголовного преследования в отношении его. В момент предъявления обвинения следователь или дознаватель могли еще не знать о невиновности потерпевшего. Поэтому подобные действия нельзя квалифицировать по ст. 299 УК РФ.

Впрочем, сама оценка продолжения уголовного преследования заведомо невиновного лица как действия общественно опасного является, очевидно, правильной. Но если вредно продолжение уголовного преследования заведомо невиновного лица, то столь же опасно и само его возбуждение в отношении последнего. Между тем ни возбуждение уголовного дела в отношении заведомо невиновного, ни продолжение уголовного преследования заведомо невиновного лица под признаки рассматриваемого состава не подпадают.

Их можно рассматривать как разновидность злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). При этом интересы правосудия будут выступать в качестве элемента нормальной деятельности государственного аппарата. Но фактически - и с этим трудно не согласиться - это преступления против правосудия. Поэтому их место в гл. 31 УК РФ, поскольку именно как специальные нормы они полнее и богаче отражают характер соответствующих преступлений, нежели статья о злоупотреблении должностными полномочиями.

С учетом всего вышесказанного представляется, что диспозиция ст. 299 УК РФ в части описания объективной стороны преступления далеко не безупречна и требует изменений. Эти изменения сегодня должны отражать как подходы уголовно-процессуальной теории, в которой уже относительно давно утвердился термин "уголовное преследование", так и действующее уголовно-процессуальное законодательство. Следует отметить, что гл. 3 раздела 1 УПК РФ именуется "Уголовное преследование", а п. 55 ст. 5 УПК РФ раскрывает его содержание. Уголовное преследование - процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Понимаемый таким образом термин уголовное преследование вполне может быть использован в названии состава преступления, который необходимо сконструировать для комплексной защиты от необоснованного обвинения невиновных.

Статью 299 УК РФ можно было бы озаглавить как "Заведомо незаконное уголовное преследование". Объективная сторона такого деяния охватывала бы помимо собственно привлечения к уголовной ответственности невиновного и предшествующее ему незаконное возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица, а также продолжение производства по делу в случаях, когда закон предписывает его прекращение. Если сущность состава преступления, предусмотренного ст. 299 УК РФ, будет определена таким образом, объяснимыми окажутся и столь высокие санкции, сопоставимые с санкциями за вынесение заведомо неправосудного приговора (ст. 305 УК РФ).

Заключение

Преступление привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности - представляет собой одну из форм превышения должностных полномочий и выражается в привлечении лица к уголовной ответственности при отсутствии в материалах дела доказательств в подтверждение его виновности либо при наличии в деле доказательств невиновности того же лица.

Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности - наказывается лишением свободы на срок до пяти лет. То же деяние, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, - наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Данное преступление может быть совершено только с прямым умыслом, о чем говорит заведомая, безусловно известная виновному, незаконность его действий, то есть невиновность привлеченного лица, Невозможно привлечение по данной статье должностного лица, которое допустило ошибку, даже проявило халатность, неправильно оценило доказательства по делу, добросовестно считая потерпевшего виновным.

Квалифицирующим признаком данного преступления является привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, соединенное с обвинением в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ст. 15 УК РФ). Большая опасность такого преступления очевидна, т.к. оно может повлечь более серьезные последствия для потерпевшего - заключение под стражу, осуждение на более длительный срок, направление в колонию с более суровым режимом и т.п.

Объект преступления - установленный уголовным и уголовно_процессуальным законом порядок привлечения к уголовной ответственности лиц, совершивших преступления.

Общественная опасность рассматриваемого преступления определяется тем, что оно грубо нарушает конституционные права граждан в сфере правосудия, создает у них чувство правовой незащищенности. Это обусловливает наличие дополнительного объекта, в качестве которого выступают законные права и интересы граждан.