Особенности интеграции в Североамериканском регионе и Латинской Америке

Предмет: Международная экономика
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 16.12.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти рефераты по международной экономике на любые темы и посмотреть как они написаны:

 

Много готовых тем для рефератов по международной экономике

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Особенности развития западноевропейской интеграции. ЕС и ЕАСТ
ЕС как наиболее зрелая интеграционная группировка
Экономическая интеграция в Азиатско-Тихоокеанском регионе, Африке и Азии
Интеграционные объединения Латинской Америки и Африки

 

Введение:

Укрепление взаимозависимости национальных экономических механизмов основано на развитии процесса интернационализации экономической жизни каждой страны в глобальном масштабе. Если для XIX в. ее наиболее характерной формой была интернационализация торговых и обменных операций, а затем в XX веке, особенно во второй половине, интернационализация производства выходит на первый план. На этой основе резко усиливаются взаимосвязи национальных экономик, и участие в международном разделении труда в современных условиях проявляется в качестве предпосылки нормального развития производства. Переход в последние десятилетия развитых стран на новую технологическую базу, создание новых информационных коммуникаций, появление современных коммуникаций сопровождаются бурным развитием таких форм интернационализации, как интернационализация научно-технических исследований, а также зарубежные биржевые и финансово-кредитные отношения.

Высшей формой интернационализации экономической жизни, ее качественно новым этапом является международная экономическая интеграция, которая включает сближение национальных экономик и их проведение согласованной межгосударственной экономической политики. 

Процессы экономической и политической интеграции в мире продолжают набирать обороты на постсоветском пространстве существуют различные проекты, создание ассоциации восточноазиатских государств приближается к стадии реализации. Латинская Америка не остается в стороне. Здесь интеграция развивается уже довольно давно. Объективной основой этого процесса на континенте являются общие исторические судьбы и практически единый язык (точнее, два родственных языка, на которых говорит большинство населения). В настоящее время в Латинской Америке и Карибском бассейне осуществляется ряд инициатив по региональной интеграции, отчасти в результате волн либерализации торговли, охвативших регион в последние годы, и отчасти в ответ на соглашение Севера о создании Североамериканского свободного Торговая зона. 

Экономическая интеграция

Понятие, история и значение интеграции в мировое хозяйство

Прежде чем мы приступим к тщательному изучению форм экономической интеграции стран Латинской Америки, было бы целесообразно выяснить, что такое интеграция, как давно она родилась, каковы ее цели и каковы ее позитивные и негативные аспекты.

Интеграция (от лат. Integer целая) объединение хозяйствующих субъектов, углубление их взаимодействия и развитие отношений между ними. Экономическая интеграция является высшей ступенью международного разделения труда; процесс развития глубоких и устойчивых отношений между группами стран, основанный на реализации скоординированной межгосударственной экономики и политики. Экономическая интеграция происходит как на уровне национальных экономик целых стран, так и между предприятиями, фирмами, компаниями и корпорациями. Это проявляется в расширении и углублении производственных и технологических связей, распределении ресурсов, объединении капитала, создании благоприятных условий для осуществления экономической деятельности друг друга и устранении взаимных барьеров.

Основными формами интеграционных объединений являются:

  • зона свободной торговли, что означает взаимную либерализацию экспортно-импортных операций стран-участниц;
  • таможенный союз, в результате которого товары и услуги свободно перемещаются внутри группы, и в отношении третьих стран проводится единая таможенная политика;
  • общий рынок, что означает устранение таможенных барьеров не только для движения товаров и услуг, но и для движения других факторов производства (трудовая и капитальная миграция);
  • экономический союз, который подразумевает реализацию странами-членами единой экономической политики и создание системы межгосударственного регулирования социально-экономических процессов;
  • валютный союз, то есть общая валюта для всех стран-участниц, центральный банк, единая экономическая и валютная политика;
  • единое экономическое пространство, в котором устранены все ограничения в торговле, установлена ​​свобода передвижения людей, капитала, товаров, услуг, гармонизированы стандарты и технические нормы. 

В экономической теории и международной политической экономии принято различать два аспекта региональной интеграции: регионализм и регионализация. Регионализм, или «интеграция сверху», реализуется через формальные институты и соглашения на межгосударственном уровне, а регионализация или корпоративная интеграция через стихийное сближение и переплетение экономик региона. Регионализация охватывает процессы инвестиционного и торгового взаимодействия бизнес-структур, трудовой миграции, а также сотрудничества на уровне субнациональных органов власти (например, трансграничных). 

Процессы регионализации не являются специфической чертой современного мира. Регионы с относительно высокой политической раздробленностью, связанные тесными неформальными экономическими каналами («миры-экономики»), функционировали уже в третьем тысячелетии до нашей эры (например, в Месопотамии и Восточном Средиземноморье).

Как правило, они основывались на сложных торговых сетях, образованных торговыми сообществами для систематического обмена товарами различного рода. Яркие примеры регионализации дает история средиземноморских стран в 10 веке. и Европа в XIХП вв. («торговая революция» позднего средневековья). В обоих случаях речь идет о тех регионах, где не было формальной интеграции и правовых механизмов защиты собственности и заключения договоров при трансграничных сделках. Несмотря на эти препятствия и низкий уровень развития коммуникаций, в этих странах наблюдался беспрецедентный рост международной торговли, сопровождающийся значительным экономическим ростом. Основой для интеграции здесь были агентские сети и коалиции торговцев, которые могли использовать неофициальный инструмент эмбарго и нести коллективную ответственность за нарушение обязательств. 

Сегодня глобализация экономической жизни происходит наиболее интенсивно на региональном уровне, поскольку большинство фирм имеют контакты с фирмами в соседних странах. Поэтому одной из основных тенденций глобализации мировой экономики является формирование крупных экономических мегаблоков вокруг страны или группы наиболее развитых стран. В свою очередь, в рамках региональных интеграционных блоков иногда формируются субрегиональные центры интеграции и продолжается углубление международного разделения труда. Под влиянием научно-технического прогресса предметное, детальное и технологическое разделение труда усиливается на внутрифирменном и межстрановом уровнях. Растет взаимозависимость производителей отдельных стран на основе не только обмена результатами труда, но и организации совместного производства на основе кооперации, объединения, взаимодополняемости производства и технологических процессов. Интенсивное развитие сотрудничества фирм разных стран привело к появлению крупных международных производственных и инвестиционных комплексов, инициаторами которых чаще всего являются транснациональные корпорации. 

Развитию межгосударственной экономической интеграции способствует наличие ряда предпосылок. Таким образом, интеграционные процессы наиболее продуктивно происходят между странами, которые находятся примерно на одном уровне экономического развития и имеют однородные экономические системы. Еще одной, не менее важной предпосылкой является географическая близость объединяющихся стран, расположенных в одном регионе и имеющих общую границу. Возможность и целесообразность интеграции во многом определяется наличием у стран исторически развитых и достаточно прочных экономических связей. Большое значение имеет общность экономических интересов и проблем, решение которых совместными усилиями может быть гораздо эффективнее, чем по отдельности. 

Цели международной экономической интеграции определяются в зависимости от формы, в которой происходит интеграция. При формировании зоны свободной торговли и таможенного союза (в настоящее время эти формы интеграции являются наиболее распространенными) страны-участницы стремятся обеспечить расширение рынка и создание благоприятных условий для торговли между собой, одновременно препятствуя продвижение конкурентов из третьих стран. 

Развитие экономической интеграции, несомненно, имеет положительные последствия для участвующих сторон и определенные негативные последствия. Итак, формирование интеграционных блоков значительно повышает их экономический потенциал, способствует расширению торгово-кооперационных и производственных отношений. Кроме того, экономическое сближение стран в региональных рамках создает благоприятные условия для фирм стран, участвующих в экономической интеграции, в некоторой степени защищая их от конкуренции со стороны фирм третьих стран. Интеграционное взаимодействие позволяет его участникам совместно решать наиболее острые социальные проблемы, такие как выравнивание условий развития наиболее отсталых регионов, смягчение ситуации на рынке труда и проведение научно-технической политики. Однако взаимодействие национальных экономик происходит с различной степенью интенсивности, в разных масштабах, более отчетливо проявляясь в отдельных регионах. Наиболее зрелой формой международной интеграции является ЕС; Довольно успешно интеграционные процессы развиваются в регионах Северной Америки и Азиатско-Тихоокеанского региона. Но Латинская Америка, интеграционным процессам которой посвящена эта работа, и особенно в Африке, слишком разные стартовые условия и разные интересы не позволяют странам этих континентов наладить эффективное, прочное межгосударственное сотрудничество. Более того, время от времени возникают противоречия в интересах стран-участниц и внутри групп. Таким образом, решение о введении единой денежной единицы в ЕС евро разделило государства, составляющие Европейский союз, на сторонников и противников этой акции (к числу последних относятся Великобритания, Швеция, Дания). Функционирование зон свободной торговли, либерализация импорта усиливают конкуренцию на внутреннем рынке, что, как уже отмечалось, создает угрозу для национальных производителей товаров. 

И, тем не менее, современные мировые экономические отношения невозможно представить без интеграционных процессов.

Как вы знаете, экономическая интеграция достигла наибольшей зрелости в группе развитых западноевропейских стран, где сформировалась интеграционная группа Европейского союза, в которую сегодня входят 27 стран. Но развивающиеся страны также стараются не отставать, даже если интеграционные тенденции здесь менее выражены. Докажем это на примере интеграционных процессов, происходящих в Латинской Америке. 

Предпосылки интеграции Латинской Америки

Симон Боливар, обретая независимость для латиноамериканских республик, полагал, что на месте испанских колоний появятся не много разрозненных и часто воюющих государств, а одна семья братских народов, строящих свою судьбу самостоятельно, но вместе. 

Этим мечтам не дали возможности сбыться, хотя, казалось бы, все предпосылки для этого были. Латинскую Америку объединяют испанский язык (за исключением, конечно, португальского португальского), католическая религия, общие исторические корни и похожая культура, в том числе политическая. Кроме того, все страны региона на протяжении большей части своей истории находились под внешним влиянием сначала это был европейский мегаполис Испания или Португалия, затем неформальное доминирование Соединенных Штатов, экономическое, а иногда и политическое. Непосредственная близость к основной мировой экономической державе не только не создавала преимуществ или просто благоприятных условий для формирования некой системы «сообщающихся сосудов», но, напротив, ухудшала потенциал развития потенциально богатый континент, превращающий его в ресурсно-энергетический спутник. До середины двадцатого века Латинская Америка была конгломератом разрозненных, порой воюющих государств, которые легко стали объектом сырьевой и финансовой эксплуатации северного гиганта, которому не нужна сильная Латинская Америка, которая может превратиться в нежелательного конкурента. , И она больше не хочет оставаться его универсальным амортизатором. Отсюда и желание объединить усилия, создать оборонительно-наступательный «единый фронт». 

Латиноамериканская интеграция как фактор формирования общих экономических и социально-политических ориентиров, сложившихся по сложному и противоречивому пути; у него были периоды подъема, спада, прорывов и кризисов. Тем не менее, латиноамериканские страны начали процессы объединения раньше других развивающихся стран. Первые организации были созданы в 1960 году . 18 февраля 1960 года в Монтевидео, Аргентине, Бразилии, Чили, Мексике, Парагвае, Перу и Уругвае было подписано соглашение о создании Латиноамериканской ассоциации свободной торговли (ЛАСТ), которая была позднее преобразован в Латиноамериканскую ассоциацию интеграции (ЛАИ). 13 декабря 1960 года на конференции в Манагуа было достигнуто соглашение о создании общего рынка для Гватемалы, Сальвадора, Гондураса и Никарагуа Центральноамериканского общего рынка (позднее CAIS). В мае 1969 года представители Боливии, Колумбии, Чили, Эквадора и Перу подписали учредительный документ Картахенский договор или Андский пакт, образующие Андскую группу стран. В 1973 году в соответствии с Договором Чагурамас было образовано Карибское сообщество (КАРИКОМ). Одной из основных стратегических целей всех этих организаций было гармоничное и сбалансированное развитие экономик латиноамериканских стран, что, в конечном итоге, должно привести к созданию единого экономического пространства. Они внесли значительный вклад в формирование процессов экономической интеграции в Латинской Америке, создали международно-правовые предпосылки для возникновения и развития крупнейших субрегиональных ассоциаций Андского сообщества и МЕРКОСУР, а также способствовали заключению и унификации двусторонних экономических соглашений.

Заметное ослабление коллективных механизмов произошло в 80-х годах, названных «потерянным десятилетием». В будущем, когда острые трудности были преодолены, ситуация изменилась, но проблемы не исчезли, принимая только другие формы. Латиноамериканская интеграция изначально основывалась как на экономических, так и на политических мотивах, и только рассматривая их вместе и взаимозависимость, мы можем понять суть и направление объединения тенденций на континенте. 18 декабря 1986 года в Рио-де-Жанейро была сформирована Группа Рио, в которую в настоящее время входят 23 страны Латинской Америки. Группа Рио является примером политической интеграции, поэтому она не будет рассматриваться в этой работе, но нельзя не упомянуть ее большое значение для интеграционных процессов в латиноамериканских странах. Эта ассоциация является наиболее представительным и влиятельным объединением латиноамериканских государств, играющим важную роль в развитии региональной интеграции, укреплении международного авторитета Латинской Америки и повышении ее доли в мировых делах. Основными направлениями деятельности организации были поддержка мира в странах Центральной Америки, переговоры с должниками и кредиторами стран-членов Группы, разработка концепции создания единого американского рынка, воспрепятствование деятельности международной наркомафии террористов и торговцев оружием, а также охрана окружающей среды. 

Реальные предпосылки для интеграции возникли в Латинской Америке после Второй мировой войны, когда в результате национально-освободительного движения укрепилось положение государства в экономике (национализация иностранной собственности в первые послевоенные годы). В 1948 году была создана Экономическая комиссия ООН для Латинской Америки, объединившая вокруг себя многих выдающихся национальных аналитиков; программы индустриализации были разработаны. К независимости, индустриализации, догоняющему развитию были добавлены стабилизационно-оборонительные, восстановительные задачи. Если на первых этапах речь шла главным образом о расширении рынков сбыта, «облагораживании» структуры производства и экспорта, а также о самодостаточном кредитовании, то недавно вопрос об углублении регионального сотрудничества рассматривался более широко с точки зрения обеспечения экономического роста. безопасность. Обобщающая формула модификации может быть сведена к тому факту, что мир становится все более жестким и менее управляемым, а периферийные страны все более уязвимыми. В условиях растущей глобальной конкуренции возрождение принципа Гоббса «борьба всех против всех», региональная интеграция, основанная на регулируемом сотрудничестве и адаптации национальных экономик к новым мировым экономическим отношениям, является коллективным механизмом обеспечения экономическая безопасность Латинской Америки.

Латиноамериканская интеграция это не просто сумма рынков товаров, инвестиций и труда, но новое качество механизмов воспроизводства; объективный процесс, часть современной экономической политики выживания в условиях усиливающейся глобальной экономической конкуренции. Не случайно все вновь избранные главы государств континента в той или иной степени затрагивают вопросы интеграции и совместных действий. Показательно, что во время рецессии 2002-2003 гг. В ключевой нефтяной промышленности Венесуэлы, вызванной внутренней нестабильностью, помощь Бразилии, Тринидада и Тобаго и других стран региона предотвратила политический взрыв. Конечно, существуют ограничения для стимулирования рыночных отношений посредством интеграции. Для их расширения необходимы внутренние структурные преобразования для оптимизации стратегии регионального развития. Однако растущая глобализация с жесткими правилами взаимодействия, сохраняя при этом недостаточную конкурентоспособность экспортных товаров из Латинской Америки, предполагает, что дальнейшая региональная интеграция, как бы она ни падала, неизбежна. 

В любом случае интеграция имеет большое значение как для настоящего, так и для будущего развития Латинской Америки. Теперь, когда они ищут оптимальную стратегию развития региона, она приобретает особое значение и актуальность. 

Особенности интеграционных объединений Латинской Америки

На фоне стагнации в процессах объединения в 1991 году возникло новое сообщество общий рынок Южной Америки MERCOSUR, в который помимо двух крупнейших и наиболее развитых стран Бразилии и Аргентины входят два их ближайших соседа Уругвай и Парагвай , Эта четверка сразу заявила о себе как динамичный альянс, способный ставить задачи не только коммерческого, экономического, но и социального и даже политического характера, в том числе и те, которые не всегда совпадают с нормами и правилами ВТО и других мировых силовых структур. Конечная цель, как следует из названия, это формирование общего рынка с постепенным увеличением числа его участников, как в Европейском сообществе. 

Появление «альянса четырех» является определенным концом сложного взаимодействия Бразилии и Аргентины, борющейся за лидерство в Южной Америке. МЕРКОСУР это крупномасштабное объединение: на его долю приходится 73% территории Южной Америки, 69% ее населения (более 268 миллионов человек) и 74% ВВП (2,8 триллиона долларов). В первой половине 90-е годы товарооборот в рамках южноамериканского блока увеличился в 4 раза. Сотрудничество в области энергетики является основополагающим в процессе экономического сближения стран МЕРКОСУР. Роль одного из столпов региональной интеграции, способного переплетать сферы производства, транспорта и потребления, отводится энергетическому сектору. Это подтверждается масштабными планами по созданию различных инфраструктурных энергетических объектов как внутри каждого штата, так и соединяющих несколько стран ассоциации. По мнению руководства стран МЕРКОСУР, энергетическая интеграция призвана не только стабилизировать экономическую ситуацию, но и стать эффективным инструментом улучшения социальной и внутриполитической ситуации и борьбы с бедностью в наименее развитых странах блока. 

Динамика МЕРКОСУР в основном повторяет развитие Аргентины, исторического флагмана этого субрегиона подъем в первой половине 90-х годов, определяемый некоторыми аналитиками как «экономическое чудо», и постепенное снижение во второй половине, особенно в конец десятилетия, заканчивающийся экономическим и социально-политическим кризисом, как в Аргентине, так и в МЕРКОСУР. Опыт «четверки» показал, что хотя процесс интеграции содержит положительные импульсы и благоприятные условия, в то же время он влечет за собой множество трудностей и противоречий. И лидеры Аргентины, и инициаторы МЕРКОСУР на старте были охвачены синдромом победителей, чувством эйфории, ощущением запрограммированного успеха. Отсюда пренебрежение долгосрочным прогнозированием, возможность нежелательных результатов в будущем.

Острый комплексный кризис в Аргентине как бы «свалился на голову», хотя некоторые аналитики предвидели это. Президент страны К. Менем «американизировал» традиционные деловые и культурные ценности населения, сделав явный уклон в сторону США во внешней политике в ущерб отношениям с Бразилией и став ассоциированным членом реформированного блока Чили. , А на Аргентину приходится как минимум треть потенциала МЕРКОСУР, что не могло не повлиять на его судьбу. Начинающееся восстановление экономики Бразилии и Аргентины в 2003 году, связанное с появлением лидера нового типа, привело к расширению сотрудничества между МЕРКОСУР и Андским сообществом наций, необходимость в котором возникла несколько десятилетий назад. На Совете МЕРКОСУР (декабрь 2002 г.) было принято решение сблизить блоки, что должно не только укрепить торговые и инвестиционные связи, но и улучшить качество жизни южноамериканских народов. Тревожной проблемой в обеих общинах остается безработица (в Бразилии официально 8 миллионов человек). Доля городских безработных среди экономически активного населения составила 19%, в Аргентине, Уругвае 17% и Парагвае 15%. 

Опыт МЕРКОСУР и других латиноамериканских блоков показал, что интеграция может быть эффективным инструментом стабильности, но в то же время она может превратиться из стимулятора экономического роста в носителя кризисных явлений. Подобная «инфекционная» ситуация сложилась в начале первого десятилетия этого столетия, когда финансовый и экономический кризис в Аргентине начал распространяться на партнеров по МЕРКОСУР, что привело к общему упадку сообщества. 

Изменения в политической жизни Бразилии, сверхдержавы регионального значения с населением около 180 миллионов человек, позволяют нам делать прогнозы как для блока МЕРКОСУР, так и для Южной Америки в целом. В своем вступительном слове (начало января 2003 года) президент И.Л. Сильва уделил особое внимание сотрудничеству Южной Америки в контексте политической стабильности, необходимости расширения экспортной торговли и создания новых рабочих мест. Другой реформатор, Н. Кирхнер (президент Аргентины с мая 2003 г. по октябрь 2007 г.), также отметил многогранную важность интеграции. Оба они подчеркнули не только важность укрепления МЕРКОСУР, но и создание более широкой ассоциации зоны свободной торговли Южной Америки. Важной областью является либеральное сближение торговли и инвестиций с Европейским союзом с полной ликвидацией взаимных внутренних барьеров в ближайшие десять лет (первая трансатлантическая ассоциация). 

В 2006 году Венесуэла присоединилась к Меркосур. В качестве ассоциированного члена уже есть Чили, Перу, Колумбия, Эквадор и Боливия, объединенные, чтобы противостоять нежелательному давлению со стороны центров. Мексика имеет статус наблюдателя.

Кроме того, блок был укреплен после избрания Табаре Васкес, представителя левых реформистских сил, в качестве президента Уругвая в октябре 2004 года. Куба, которая в 1999 году стала членом ЛАИ (ранее ЛАСТ), не стоять в стороне от интеграционных процессов. В декабре 2002 года между Бразилией и Кубой было подписано соглашение о льготных тарифах, так или иначе меняющее конфигурацию МЕРКОСУР. Льготные пошлины на ввоз на Кубу 240 видов бразильских товаров и почти 200 кубинских товаров, поступающих на бразильский рынок, являются первым шагом на пути к соответствующему соглашению с МЕРКОСУР в целом.

Выделяются две многообещающие задачи блока: политическая, в центре которой предстоящее формирование парламента МЕРКОСУР, и экономическая создание единой валюты. Опыт Европейского Союза показывает, что существование единой валюты может предотвратить финансовый хаос, который был бы возможен, например, после «черного сентября» 2001 года. Чтобы предотвратить денежные проблемы, МЕРКОСУР решил создать валютный институт , Соблюдение достигнутых договоренностей, совместная реализация принятых решений приблизит страны блока к стратегической цели создания единого энергетического, а затем и общего рынка в Южной Америке в будущем. 

Центральная Америка свет и тени единства

Концентрированным выражением трудностей интеграции является история создания Центральноазиатского общего рынка (Центральноамериканского общего рынка) первого торгово-экономического блока в развивающемся мире (объединяющее промышленное соглашение было подписано в 1958 году). Блок был назван в честь конечной цели сближения не только для устранения внутренней торговли и таможенных границ, но и для создания единой энергетической системы субрегиона.

В первое десятилетие, которое произошло на фоне глобальных национально-освободительных движений, пять стран (Коста-Рика, Никарагуа, Сальвадор, Гватемала и Гондурас) достигли заметных успехов основная часть их внутризонального товарооборота была освобождена от таможенных пошлин, а внутризоновый экспорт увеличился в 8 раз, в последующее десятилетие в 3 раза. «Банановые» и «кофейные» республики превратились в разнородные экономики, Коста-Рику называли латиноамериканской Швейцарией.

Доля готовой продукции и полуфабрикатов достигла половины стоимости субрегиональных торговых операций. В Латинской Америке в целом темпы роста ВВП в 60-70-е годы были самыми высокими во второй половине 20-го века в среднем 6% в год. 

Однако внутренние противоречия, внешнее давление и ослабление мировых условий создали рецессию. «Потерянное десятилетие» 80-х годов в Латинской Америке стало кризисом как для экономики в целом, так и для региональной интеграции, а также почти для всех блоков (к этому времени Андская группа, общий рынок Карибского бассейна КАРИКОМ и Амазонский пакт) появился. Переосмысление интеграционного движения началось. Распространение в мире рыночного либерализма на некоторое время отодвинуло на задний план развитие взаимных торговых и производственных отношений. Гражданские конфликты усилились в Центральной Америке (война в Сальвадоре длилась более 10 лет, в Гватемале 36 лет). 

История САЕР, начиная с 1991 года Центральноамериканская система интеграции (ЦАИС), в которую вошла Панама, является типичной картиной сложности и перспектив латиноамериканской интеграции в целом и проблем малых стран в частности. Сходство климатических условий, исторических судеб, экономической структуры, исторического состава и других факторов дало основание полагать, что запланированные программы будут реализованы в короткие сроки.

Однако реальность оказалась иной, и здесь стоит выделить три обстоятельства: 

  • ограниченные финансовые, экономические, технологические и людские ресурсы, присущие малым развивающимся странам, большая зависимость от внешних факторов роста;
  • практически отсутствие основного энергетического ресурса нефти (исключение Гватемалы) и связанное с этим увеличение стоимости импорта с периодическим падением цен на экспорт кофе и бананов (иногда ниже себестоимости). Усиление международной конкуренции в сочетании со стихийными бедствиями предопределили низкий рост, иногда даже рост населения; 
  • важное геостратегическое положение субрегиона, расположенного на стыке двух океанов, подавление путей и с севера на Южную Америку. Отсюда особенно пристальное внимание Соединенных Штатов к этому перекрестку, их опасения, что здесь может быть сформирован солидарный блок, способный проводить независимую скоординированную политику. 

Тема интеграции присутствовала на всех субрегиональных форумах последнего десятилетия двадцатого века. И начало нового века. Либерализация рынка привела к тому, что темпы роста экономики блока едва превысили 1%, доля внутризональной торговли упала до 15%, структура экспорта стала менее разнообразной, а конкуренция среди членов сообщества возросла. Торможение было намечено в основных проектах создание единой энергосистемы было перенесено на 2007 год, для его завершения потребовалось 320 миллионов долларов. от сообщества и 240 миллионов обещанных ИБР. После строительства Панамериканского шоссе проект создания взаимосвязанной системы электроснабжения стал критически важным для планов субрегиональной интеграции. 

Несмотря на экономический застой, внимание мировых центров к этому стратегически важному блоку не ослабло. Значительный интерес к CAIS наблюдается со стороны Европейского Союза. В результате многочисленных совместных конференций в 2003 году было принято решение об укреплении сотрудничества с упором на создание в будущем единой зоны свободной торговли. Традиционно США проявляли основной интерес к ЦАИС, используя различные рычаги, которые привязывали себя к этому важному рыночному пространству, которое занимает третье место в торговле после Мексики и Бразилии и с которым они имеют постоянный актив торгового баланса экспорт в размере 8 миллионов долларов, импорт 4 миллиона долларов.

Особенности интеграции в Североамериканском регионе и Латинской Америке

Одним из свидетельств активной позиции США здесь является визит президента Джорджа Буша в Сальвадор в марте 2002 года в отношении возможности подписания соглашения о совместной зоне свободной торговли. Переговоры проходили в атмосфере многочисленных протестов в стране и субрегионе. Представители профсоюзов и крестьянских организаций утверждали, что зона свободной торговли приведет к усилению недобросовестной конкуренции с уже почти истребленным национальным производством, вместо создания новых рабочих мест увеличится безработица. Сторонники зоны заявили, что Центральная Америка не может отставать, поскольку мир движется, чтобы устранить все торговые барьеры. 

Последующие переговоры между представителями США и CAIS состоялись в Коста-Рике в начале 2003 года. Была высказана обеспокоенность по поводу гибели малого и среднего производства в противостоянии с американским бизнесом. Особую озабоченность вызвало субсидирование сельского хозяйства Соединенными Штатами, что ставит местных фермеров в сложное положение, поскольку сельскохозяйственный сектор остается основой экономики субрегиона. 

В четвертом Межамериканском форуме, состоявшемся в середине 2003 года в городе Тегусигальпа (Гондурас) и посвященном проблемам свободной торговли, приняли участие представители стран Латинской Америки, а также Африки и Европы. Он активно обсуждал деятельность ТНК («Зона свободной торговли инструмент накопления капитала транснациональными компаниями»), преимущества северного гиганта («ЗСТ часть новой стратегии безопасности США»), критиковал аспекты возникающей свободной торговли. торговая зона. 

Трудный, интенсивный поиск компромисса завершился подписанием в мае 2004 года между Соединенными Штатами и шестью странами соглашения о создании зоны свободной торговли CAFTA; в августе к нему присоединилась доминиканская республика. Вступление в силу этого документа потребовало ратификации обеих сторон, что в Латинской Америке не всегда происходит легко и быстро: соглашение вступило в силу 1 января 2009 года . Последней страной, ратифицировавшей документ в 2007 году, была Коста-Рика. 

Латинская Америка и США сложные отношения

Проблему общей региональной интеграции было бы неправильно рассматривать вне контекста общих отношений между Латинской Америкой и США. Для стран Латинской Америки северный гигант остается ближайшим и наиболее емким рынком и поставщиком технологий, даже если не первого поколения. При рассмотрении перспектив региональной интеграции следует прежде всего учитывать такой фактор, как относительное ослабление основного внешнеэкономического партнера Латинской Америки. За относительно приемлемыми темпами роста ВВП США, продолжающимся притоком иностранных инвестиций, существует множество негативных процессов. Новые тенденции к ослаблению доллара делают перспективы развития Соединенных Штатов весьма расплывчатыми. А это может так или иначе означать уменьшение давления на Латинскую Америку. 

Идея объединения двух Америк возникла в Соединенных Штатах еще в 60-х годах 20-го века, но тогда она не получила поддержки Латинской Америки, которая стремилась пойти по пути объединения. В результате Соединенные Штаты долгое время предпочитали действовать там по формуле двусторонних связей, считая ее наиболее эффективной для себя. Постепенно отношение Соединенных Штатов к интеграции как фактору стабилизации своего неспокойного тыла изменилось, особенно в связи с перспективой создания ВАЗСТа (Всеамериканской зоны свободной торговли). Структурирование экономики и политики в Западном полушарии под их эгидой становится все более важной целью.

В 1990 году президент США Джордж Буш выдвинул ряд инициатив по привлечению южных соседей к сотрудничеству. Первая встреча на высшем уровне, на которой обсуждалась конкретная задача создания VAZST, состоялась при президенте Клинтоне в конце 1994 года в Майами. На этом саммите 34 страны Северной и Южной Америки (кроме Кубы) решили путем постепенного устранения торговых барьеров оправдать неизбежность формирования полупланетарной финансово-экономической зоны с населением более 800 миллионов человек и ВВП. более 12 трлн. долларов к 2005 году. Путь интеграции, рассчитанный на 10 лет, был непростым. В 90-х годах объединение выглядело предсказуемым и понятным, учитывая, что Соединенные Штаты в это десятилетие пережили необычайный экономический рост по продолжительности и содержанию (высокие темпы роста при низкой инфляции). Чтобы принять как должное, если необходимо, весь «набор» южных соседей, включая страны, обремененные финансовыми трудностями, такая задача казалась вполне решаемой. Кроме того, зона НАФТА, которая вступила в силу в 1994 году, тогда продемонстрировала явный динамизм.

Некоторое неудобство было создано только Меркосуром, который предложил особый способ вступления в полупланетарное сообщество. В начале XXI века складывается иная ситуация: большой дефицит государственного бюджета, торговый баланс и платежный баланс по текущим операциям, а также большой внутренний и внешний долг. Супергигант начал обнаруживать слабости в других областях: замедление темпов роста, трудности на фондовых биржах, в сфере инвестиций и проблемы с оттоком краткосрочного капитала. Чтобы остановить рецессию, ФРС в 2001 году снизила учетную ставку более чем в 10 раз (это было не так во время кризиса 1990-1991 годов). Валовой федеральный долг в 2004 году достиг 7 трлн. долларов и продолжал расти. 

В этих условиях отношение США к интеграции с Латинской Америкой было не таким четким, как в предыдущем десятилетии. Приоритеты их геополитических интересов изменились, проблемы Ближнего Востока, в том числе азиатские, вышли на первый план. Переговоры в рамках WFTA замедлились, отошли на второй план, уступив место институциональным контактам в соответствии со схемой страна-страна или страна-субрегион, например, США-ЦАИС. 

Ход, характер и интенсивность переговоров стали во многом зависеть от двух основных аспектов: от содержания внешнеполитических обещаний в ходе президентской кампании 2004 года в США, их последующей реализации и от уровня компромиссов с лидерами МЕРКОСУР. Одно из острых разногласий между США и МЕРКОСУР связано с сельскохозяйственными субсидиями США. Общий разрыв в конкурентоспособности экономик также вызывает обеспокоенность. Субсидии в несколько миллиардов долларов, официально предоставляемые американским фермерам правительством США с 1985 года, когда была представлена ​​Программа продвижения товаров, также касаются латиноамериканцев. Программа, изначально рассчитанная на 3 года, затем была продлена, что укрепило конкурентные позиции американских экспортеров. Сильная государственная поддержка сельского хозяйства США, не только путем прямого финансирования, также способствует развитию процессов объединения в Латинской Америке. 

Ни на конференциях министров торговли стран Западного полушария, ни на совещаниях в рамках ВТО (особенно на встрече в Канкуне в середине 2003 года) противоречия, вызванные аграрным протекционизмом, были преодолены. По словам представителя Бразилии, именно он тормозит дальнейшее продвижение к ВАЗСТу. На состоявшемся в феврале 2004 года саммите в Пуэбле (Мексика) представитель США заявил, что нельзя обсуждать вопрос защиты американского сельского хозяйства.

Отношения между Соединенными Штатами и Чили, второй страной после Мексики, с которой в 2003 году было заключено соглашение о свободной торговле, непростые. Озабоченность проблемами, связанными с полупланетарным блоком, в общих чертах выразил президент Венесуэлы У. Чавес. Он сказал, что необходимо пересмотреть модель VAZST, которая в ее нынешнем виде позволит Соединенным Штатам официально доминировать над своими южными соседями. По его мнению, следует учитывать совсем другой уровень развития договаривающихся сторон и масштаб их острых социальных проблем. В противном случае государства региона окажутся в невыгодном, проигрышном положении, и поэтому не стоит спешить с формированием общей торговой зоны.

В совместном заявлении президентов Бразилии и Венесуэлы подчеркивается важность координации действий южноамериканских стран с целью достижения сбалансированных результатов на переговорах по WFTA. На встрече на высшем уровне в Монтеррее, Мексика, в начале 2004 года, венесуэльский лидер заявил, что «ВАЗСТ это не цель, а путь». В таком виде этот проект не подходит для Латинской Америки, поэтому ему нужно искать подходящую альтернативу. Президент предложил отложить подписание соответствующего соглашения на 10 лет, что уменьшит существующий опасный разрыв между будущими партнерами. Организационно президент Бразилии высказался за создание ассоциации в Западном полушарии по формуле «союз профсоюзов». А лидер Аргентины, для успешного функционирования VAZST, счел целесообразным, чтобы Соединенные Штаты разработали свой собственный «план Маршалла» для Латинской Америки, как они сделали это для Европы после Второй мировой войны. 

В Латинской Америке критика ВАЗСТа и его перспектив («нарушение суверенитета», «доминирование американских ТНК», «превращение нас в вассалов» и т. д.) растет и усиливается. Проведенные в 2001-2002 годах референдумы в 9 странах, включая Аргентину, Бразилию, Венесуэлу и Колумбию, показали, что они против создания ВАЗА, по крайней мере, на данный момент. Лидеры 34 стран, участвующих во Всеамериканском саммите в аргентинском городе Мар-дель-Плата, не договорились о создании зоны свободной торговли в обеих Америках. Саммит натолкнулся на вполне предсказуемые противоречия между США и некоторыми странами Латинской Америки. Последние считают, что предлагаемый план США угрожает экономике их стран.

Перемещение горизонтов

В 1999 году интеграция вышла за пределы региона. Первый саммит стран Латинской Америки, Карибского бассейна и Европейского Союза состоялся в Бразилии. С тех пор встречи лидеров двух континентов проводятся регулярно. На встрече, состоявшейся в мае 2004 года в мексиканском городе Гвадалахара, приняли участие новички, только что присоединившиеся к ЕС. Следующий саммит состоялся в мае 2006 года в Вене. Соглашения о свободной торговле с ЕС уже заключены Мексикой и Чили. Другие страны идут по этому пути. 

Мексика, Перу и Чили активно участвуют в работе Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), объединяющего 22 экономики мира. Два форума АТЭС были проведены в Латинской Америке в Мексике в 2002 году и в Чили в 2004 году. 10-11 мая 2005 года в столице Бразилии состоялся саммит Сообщества государств Южной Америки и Лиги арабских государств. Идея встречи принадлежала президенту Бразилии. 

У каждой из этих организаций есть много собственных «болячек», дисбалансов в экономическом развитии, социальных контрастов и различий в политической структуре. Казалось бы, против кого они собираются быть «друзьями»? Скорее всего, не против, а «за» за создание благоприятных внешних условий для решения национальных проблем. Просто появилась еще одна платформа для диалога, согласования часов, обмена мнениями, для укрепления политических, экономических и культурных связей во имя достижения равновесия, координации действий на многосторонних форумах. 

Двигатель этого процесса Лула да Силва толерантный политик, который стремится искать и находить компромиссы, пытаясь избежать конфронтации. Предполагается повысить уровень сотрудничества, стимулировать взаимные инвестиции и более рационально использовать экономический потенциал обоих регионов (сдерживающим фактором является отсутствие транспортных коммуникаций, прямого морского и воздушного сообщения). По словам Лулы, открывшего форум, значимость этого мероприятия заключалась в том, что «были очерчены контуры новой международной политической, экономической и торговой географии, была заложена прочная основа для моста между цивилизациями». Встреча завершилась принятием Бразильской декларации. В нем изложено намерение «укрепить исторические связи», связывающие регионы, а также готовность «разработать программу устойчивого экономического и социального развития».

Участники форума, подчеркивается в документе, выступают за «демократизацию международных организаций, чтобы голос развивающихся стран был услышан». Между МЕРКОСУР и Советом сотрудничества стран Залива было подписано соглашение о создании в будущем зоны свободной торговли. Эта инициатива органично вписывается во внешнюю политику и внешнеэкономическую стратегию Бразилии. Одним из ключевых направлений является сотрудничество Юг-Юг. Это один из приоритетов правительства. Лично президент в сопровождении предпринимателей совершил несколько поездок в африканские страны с целью расширения связей с «черным» континентом. Здесь, помимо прочего, также были приняты во внимание этнические факторы значительная часть населения Бразилии является потомками вывезенных рабов. 

Сближение с арабскими странами также иногда вызывается человеческим фактором в Южной Америке существует множество арабских диаспор, заинтересованных в расширении связей и контактов. По оценкам экспертов, на континенте проживает 17 миллионов арабов и их потомков. Около 6 миллионов мусульмане, остальные христиане сирийско-ливанского происхождения. Например, выходцы с Ближнего Востока составляют значительную и влиятельную часть правящей элиты в Эквадоре. Достаточно указать на бывших президентов Абдала Букарама и Джамиля Моада. Предки бывшего главы аргентинского государства Карлоса Саула Менема переехали на континент сравнительно недавно. Много иммигрантов из арабского мира и среди самых богатых людей в регионе. 

Важным шагом к сотрудничеству Юг-Юг стало формирование союза между гигантами второго эшелона Бразилией, Индией и Южно-Африканской Республикой. Они поставили задачу объединить усилия стран, находящихся на грани развития. Эта «тройка», демографический ресурс которой превышает 1200 миллионов человек, уже успела зарекомендовать себя как эффективная ассоциация. 

Важной формой трансконтинентальной интеграции является регулярно созываемый иберо-американский саммит, на котором представлены 22 страны Латинской Америки, а также Испания и Португалия. XV Саммит состоялся в испанском городе Саламанка в октябре 2005 года. Год спустя, в ноябре, следующий саммит состоялся в столице Уругвая Монтевидео. Обсуждалась проблема миграции.

Россия вернулась в Латинскую Америку?

Сегодня Россия поддерживает дипломатические отношения со всеми 33 странами Латинской Америки. Ведь тут и там уникальные цивилизации, богатая культура, а в последнее время довольно похожие проблемы развития, близость взглядов на современный мир и его перспективы. Проводится линия для укрепления дружественных связей с государствами региона, расширения взаимодействия на мировой арене, развития торгово-экономического, инвестиционного, научно-технического и культурного сотрудничества. 

В последние годы российско-латиноамериканские контакты во всех областях и уровнях, в том числе на высшем, активизировались. Российская сторона нацелена на дальнейшее развитие торгово-экономических связей с акцентом на увеличение российского экспорта высокотехнологичных товаров, укрепление производственной кооперации в энергетическом секторе, добыче и транспортировке нефти и газа, машиностроении, металлургии, транспортном секторе и мирном секторе использование ядерной энергии и освоение космоса. 

В Латинской Америке продукция русского машиностроения хорошо известна. Так, в Аргентине около трети электроэнергии вырабатывается энергетическим оборудованием, поставляемым нашими фирмами. В Бразилии насчитывается более 20 тысяч единиц российского станкостроительного парка. В странах Латинской Америки и Карибского бассейна используется около 900 российских самолетов и вертолетов. Только за последние годы туда было доставлено более 60 тысяч автомобилей и более 16 тысяч грузовиков. Популярным среди латиноамериканских предпринимателей является российская дорожно-строительная и сельскохозяйственная техника. Разрабатываются проекты по расширению экспорта российской высокотехнологичной продукции, авиационной, энергетической и лазерной техники. 

И, конечно, нельзя не отметить активно развивающееся военно-техническое сотрудничество продукты российской оборонной промышленности ценятся не только традиционными партнерами на Кубе, но и в Венесуэле, Уругвае, Мексике, Перу и Колумбии. Другие страны уже в пути.  

Крупный российский бизнес выходит на рынки Латинской Америки. Российские компании успешно работают в сфере поставок оборудования для гидроэлектростанций в Аргентине, Бразилии, Мексике, Колумбии, участвуют в разработке нефтяных месторождений в Колумбии, а также в совместных предприятиях по сборке автомобилей в Венесуэле, Колумбии, Уругвае, Эквадоре. 

Продолжается сотрудничество в использовании космического пространства и ядерной энергии в мирных целях с Аргентиной, Бразилией и Мексикой.

Развитию торгово-экономических связей способствуют межправительственные комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству с Бразилией, Аргентиной, Мексикой, Венесуэлой, Колумбией, а также Национальный комитет по развитию экономического сотрудничества с Латинской Америкой (НК CESLA). Совет предпринимателей Россия-Аргентина (2003 г.), российская часть Бразильского комитета бизнес-инициатив были созданы (июль 2004 г.). Установлению прямых связей между деловыми кругами способствовали российско-латиноамериканский бизнес-форум, проведенный в нашей стране (2001 г.), круглый стол «Страны России и Андского сообщества: перспективы развития торгово-экономического сотрудничества» (2002 г.) и Санкт-Петербург Ибероамерика "(2002-2003).  

Во время нынешнего «тура» президента России Дмитрия Медведева по Латинской Америке было достигнуто много соглашений, заключено много контрактов. Прежде всего, они касаются нефтегазовой отрасли и энергетики в целом. Наиболее продвинутые соглашения заключены с Венесуэлой, где российский Газпром и государственная компания Petroleo de Venezuela проведут совместное исследование блока Аякучо-3 в нефтеносном поясе Ориноко. Подписано соглашение с Венесуэлой о сотрудничестве в области использования атомной энергии в мирных целях. Россия поможет в строительстве ядерного реактора. Кроме того, Россия и Венесуэла подписали соглашение о взаимной защите и поощрении инвестиций, решили создать совместный банк с уставным капиталом в 4 млрд долларов для финансирования общих проектов, объявили о предстоящем открытии прямой авиакомпании Москва-Каракас и подготовке меморандума о сотрудничестве в автомобильной промышленности. Объединенная компания РУСАЛ подтвердила намерение построить в Венесуэле алюминиевый завод мощностью 750 тыс. Тонн совместно с местной компанией. Вице-президент республики Рамон Каррисалес насчитал 46 проектов, которые обсуждают две страны. 

Покупки Каракасом российского оружия вызвали всеобщий интерес: истребители Су-20, транспортные вертолеты Ми-17, 100 000 автоматов Калашникова и т. д. С 2005 года Венесуэла подписала 12 контрактов с Россией на общую сумму 4,4 миллиарда долларов. В перспективе приобретение танков Т-90 и бронетранспортеров из Москвы, речь также идет о подводных лодках. Для этих целей Россия предложила кредит в один миллиард долларов.  

Мы договорились с Кубой о разведке нефти и добыче никеля. Под руководством латиноамериканского экономического гиганта Бразилии были намечены пути создания технологического альянса. Прежде всего, речь идет о сотрудничестве в области использования ИТ-технологий, а также в освоении космоса, развитии телекоммуникаций и развитии энергетики. Бразильцы согласились использовать Российскую глобальную навигационную спутниковую систему (ГЛОНАСС). 

Другая область это «военные». В те дни в Венесуэлу прибыл отряд российских военных кораблей для участия в совместных учениях. Но остальное было связано с военно-техническими связями, то есть с продажей и обслуживанием военной техники и оружия. В Перу будет создан технический центр по техническому обслуживанию и ремонту российских вертолетов. Соглашение о военно-техническом сотрудничестве было заключено с Бразилией, россиянам будет разрешен тендер на закупку партии вертолетов. 

Некоторые соглашения, такие как намерение России и Венесуэлы использовать свои собственные валюты для взаиморасчетов и даже создавать свои резервы для этого, по-видимому, имеют локальное значение, но они отражают очень многообещающие подходы к международным финансовым расчетам.

Наконец, была достигнута договоренность с Бразилией о проведении саммита БРИК в России в следующем году четыре страны (Бразилия, Россия, Индия и Китай), которые во многом определяют глобальные тенденции развития. 

Важным направлением в развитии российско-латиноамериканских отношений является укрепление контактов и практического сотрудничества между Россией и многосторонними объединениями государств региона.

Активно развивается диалог с Rio Group (GR), самой авторитетной и влиятельной политической ассоциацией стран Латинской Америки, в рамках которой они осуществляют внешнеполитическую координацию.

С 1997 года в рамках сессий Генеральной Ассамблеи ООН регулярно проводятся встречи министров иностранных дел России и России координационной тройки ГР (последняя в ходе 58-й сессии Генеральной Ассамблеи, 2003 год). На переднем плане в политическом диалоге стоят вопросы международной безопасности и реформы ООН, борьбы с терроризмом и наркобизнесом, а также глобальной экономической ситуации. Регулярный обмен сообщениями на высшем и высшем уровнях. 

В апреле 2003 года в Москве впервые состоялась встреча министров иностранных дел России и стран "тройки" GR (Перу, Бразилия, Коста-Рика). Его участники были приняты В.В. Путиным. По итогам переговоров была принята Московская декларация, в которой зафиксированы договоренности об активизации политических контактов, противодействии новым угрозам и вызовам, прежде всего терроризму, а также по вопросам международных экономических отношений, мониторинга мировой финансовой архитектуры и устойчивого развития. 

В декабре 2003 года министр иностранных дел России впервые принял участие в Монтевидео (Уругвай) на саммите влиятельной интеграционной ассоциации Латинской Америки Общего рынка стран южного конуса (МЕРКОСУР). Участникам было передано послание Владимира Путина, которое подтверждает стремление России к развитию сотрудничества. Было принято Совместное заявление о формировании механизма многостороннего политического диалога между Россией и МЕРКОСУР. 

Налажен политический диалог со странами Системы центральноамериканской интеграции (ЦАИС) и Доминиканской Республикой. На уровне MinInDel состоялись три встречи: в 1997 году в Сан-Хосе (Коста-Рика), в 1999 и 2002 годах в Нью-Йорке в рамках сессий Генеральной Ассамблеи ООН. 

К сожалению, существуют факторы, которые препятствуют развитию торгово-экономических отношений между нашими странами и препятствуют вхождению российских фирм в этот привлекательный и перспективный регион. Во-первых, все еще существует некоторая экономическая зависимость от Соединенных Штатов (прежде всего в таких странах, как Мексика, Панама, Колумбия). Во-вторых, наши фирмы вряд ли могут конкурировать с западными компаниями, которые вкладывают средства в продвижение своих товаров, открывают представительства, участвуют в выставках, адаптируют свои товары к местному рынку, предоставляют гарантии на ремонт своего оборудования и т. д. в-третьих, есть разница в системах стандартизации и сертификации. Банковская поддержка российского экспорта практически отсутствует и т. д.  

Перспективы развития

Новая ассоциация УНАСУР «исторический шаг в правильном направлении»

23 мая 2008 года президенты двенадцати латиноамериканских стран подписали соглашение о создании Союза южноамериканских наций (УНАСУР) в столице Бразилии Бразилиа. В профсоюз вошли: Аргентина, Боливия, Бразилия, Чили, Колумбия, Эквадор, Гайана, Парагвай, Уругвай, Перу, Суринам и Венесуэла. Таким образом, процесс создания ассоциации, основанной еще в 2004 году, был формально завершен, и страны южноамериканского континента получили новый инструмент для самостоятельного решения проблем. 

Основной целью нового регионального объединения является укрепление политического сотрудничества, экономической интеграции и защиты общих интересов. Президент Чили Мишель Бачелет, избранный временным председателем УНАСУР, назвал подписанный Меморандум об ассоциации «историческим шагом в правильном направлении». По ее мнению, новый блок укрепит позиции региона в 21-м веке, к 40-м годам которого, по словам Бачелет, более 60% мировой экономики будет сосредоточено в развивающихся странах, и не в последнюю очередь в Южной Америке. «Мы хотим быть главными действующими лицами» в этом процессе, добавила чилийский лидер, призвав своих коллег «сделать все возможное, чтобы УНАСУР работала». 

УНАСУР является крупнейшим интеграционным сообществом в Латинской Америке. Блок занимает площадь 17,6 млн. Кв. км с населением более 377 миллионов человек и совокупным ВВП более 1,23 трлн. долларов. Его главная задача объединить усилия всех стран континента для решения проблем региона в различных областях экономической, энергетической, военной и социальной с использованием существующих механизмов Андского сообщества наций (АСН) и южноамериканских стран. Общий рынок (МЕРКОСУР).

Основными проблемами для южноамериканцев на данном этапе являются гарантии устойчивого энергоснабжения с учетом безопасности, эффективности использования ресурсов и регионального потребления. Этот тип интеграции может позволить эффективно реагировать на любой спрос, а в случае энергии он увеличится к 2018 году, согласно OLADE, на 73%. Ожидается также улучшение баланса каждой из стран Южной Америки в связи с внутрирегиональным обменом, расширением рынка, диверсификацией источников сырья, уменьшением последствий разрушительных засух и наводнений и ростом цен на энергоносители. 

Однако для этого, по мнению местных наблюдателей, многое предстоит сделать. По данным Межамериканского банка развития, потребность в внешних инвестициях в эту область в Латинской Америке, которая должна составить не менее 1,38 триллиона долларов, чрезвычайно возрастает. Только в развитие энергетики необходимо вложить 720 миллиардов долларов. Примером успешной региональной энергетической интеграции является Бразилия, которая поддерживает соответствующие проекты практически со всеми соседними странами, и ее опыт может быть учтен в рамках УНАСУР. Сотрудничество Бразилии с соседними странами является взаимовыгодным. Таким образом, в соответствии с соглашением о строительстве плотины Итайп в Парагвае Бразилия будет получать 20% всей потребляемой электроэнергии. 

Второе соглашение с Боливией о строительстве двустороннего газопровода предусматривает поставку в Бразилию 60% ее мощности, что эквивалентно всему объему потребления газа в этой стране. 

Сценарии дальнейшего развития

По мнению некоторых латиноамериканских аналитиков, появляются следующие сценарии развития, которые условно можно объединить в две группы: «эволюционные» и «революционные».

Эволюционные сценарии основаны на предположении, что Соединенные Штаты останутся несомненно доминирующим государством в Западном полушарии, и что традиционный баланс сил и экономических отношений не изменится.

Первый сценарий предполагает, что региональные интеграционные структуры будут построены в масштабах всего Нового Света под руководством США. Среди государств Латинской Америки будут распространяться такие субрегиональные структуры, как Андское сообщество. На фоне общей политической стабилизации время от времени могут появляться яркие режимы с революционной и анти-вашингтонской риторикой. Но это не будут крупные страны региона. Существование таких режимов не станет реальной альтернативой развитию Латинской Америки. Это законсервировано на благоприятном уровне для Соединенных Штатов. 

Второй сценарий предполагает укрепление экономической мощи латиноамериканских государств и рост их политического влияния, начало реальной конкуренции для некоторых из них и их альянсов с США, отправление значительной части латиноамериканского экспорта в неамериканские рынки. Региональная интеграция будет развиваться по двум направлениям: как с участием Соединенных Штатов, так и без них, причем вторая линия станет наиболее важной. Страны Южной Америки (возможно, не все) перейдут от создания «общего рынка» к формированию реального политического союза, который постепенно приблизится к нынешней модели Европейского Союза с точки зрения консолидации. Однако латиноамериканская интеграция не будет представлять идеологическую конкуренцию США в глобальном масштабе, и ее реальное влияние не будет выходить за пределы западного полушария. 

Революционный сценарий. Эти перспективы связаны с предположениями о растущей роли определенных идеологических нововведений, а также об ослаблении США из-за внутренних процессов. Дальнейший рост «левой волны» приведет к формированию латиноамериканского альянса с четко выраженным идеологическим ядром в форме «боливарианства» или другой антикапиталистической идеологии. Это будет интеграционное образование геополитического характера: с единой интегральной территорией, общей обороной и структурами наднациональной власти. Внутри союза также возможны изменения в существующих границах (например, образование Большой Колумбии). Не обязательно, что он объединит все государства Южной и Центральной Америки, но станет настоящим центром силы. Геополитическая цель его существования подорвать силу Вашингтона. Он примет консолидированные меры, чтобы изолировать американский рынок и вывести латиноамериканскую экономику на мировую арену. Благодаря антибуржуазному и антиимпериалистическому пафосу этот союз получит влияние и союзников за пределами Западного полушария. 

Этот сценарий распада Соединенных Штатов может служить доминированию латиноамериканских государств в Западном полушарии. Однако, если это произойдет слишком быстро, это может задержать развитие интеграционных институтов в регионе. Тогда преобладающей тенденцией станет конкуренция сильнейших государств и авторитетных проектов за лидерство в Новом Свете. Сама Латинская Америка, оставаясь раздробленной, может снова стать объектом борьбы за влияние между внешними силами. Как это ни парадоксально, но присутствие умеренно сильных США побуждает страны Латинской Америки объединяться. Любое отклонение в ту или иную сторону чревато негативными последствиями для региона. Чрезмерно сильные США, как и прежде, будут подавлять развитие конкурентов в Новом Свете, а резкое ослабление Соединенных Штатов спровоцирует усиление соперничества между отдельными государствами западного полушария. 

Заключение

Интеграция Латинской Америки неизбежна. Их объединяет испанский язык (за исключением, конечно, португальского португальского), католическая религия, общие исторические корни и похожая культура, в том числе политическая. Кроме того, все страны региона на протяжении большей части своей истории находились под внешним влиянием сначала это был европейский мегаполис Испания или Португалия, а затем неофициальное доминирование Соединенных Штатов. Появление Европейского союза во второй половине двадцатого века возродило мечту об интеграции по тем же направлениям, что и в Латинской Америке. Практические шаги не заставили себя долго ждать. Самым важным из них было создание общины МЕРКУОСУР на юге континента, в Центральной Америке Центральном административном округе (позже CAIS), а также после такой крупной политической ассоциации, как Группа Рио, а теперь и УНАСУР.

К сожалению, существует несколько препятствий для успешного и эффективного функционирования этих подразделений: 

  • территориально-ресурсные различия, блочные и национальные различия в целях развития, преобладание частных предпринимательских субъективных интересов участников объединений;
  • недостатки организационно-практической работы при распределении издержек производства и преимущества интеграции, при формировании коллективной схемы разделения труда внутри сообществ; отсутствие синхронизации в объединении усилий и реализации решений; 
  • традиционное политическое, финансовое и экономическое давление со стороны Соединенных Штатов, прежде всего через сеть их дочерних компаний, особенно в ключевых секторах экономики;
  • основная проблема заключается в том, что ни одна крупная страна в регионе Мексика, Аргентина, Бразилия не является центром притяжения региональных сил, противостоящих гегемонии Вашингтона. Эти государства проводят осторожную политику в отношении Соединенных Штатов, никоим образом не пытаясь вызвать конфронтацию с мощной державой или пойти вслед за Белым домом. Носителями идеологических проектов, направленных на прекращение доминирования США в Латинской Америке и превращение региона в независимый центр силы, остаются страны в другой весовой категории. Это Венесуэла, Куба, Никарагуа, Боливия, в последнее время Эквадор, Уругвай, Парагвай. Их потенциал несопоставим с ресурсами ведущих стран Латинской Америки. Кроме того, они географически фрагментированы и не могут создать эффективный геополитический блок. 

И, тем не менее, опыт, накопленный созданными блоками, бесценен и, так или иначе, должен привести к полноценному выходу латиноамериканского региона на мировую арену. Свидетельством этому может служить расширение экономических связей стран Южной Америки с Евросоюзом, странами АТЭС, Африкой, а также с Россией. 

Следует предположить, что при возможных будущих трудностях и даже отклонениях экономическая интеграция Латинской Америки будет в целом необратимой.