Основные направления развития русской экономической мысли.

Предмет: Экономика
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 11.11.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ по экономике:

 

Много готовых курсовых работ по экономике

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

История развития менеджмента  
Экономическая роль государства в рыночной экономике  
Достоинства и недостатки рыночной системы  
Государственное регулирование рынков труда  


Введение:

Материальное развитие и состояние общества, менталитет и социальное «благополучие» населения во всех странах в значительной степени определяются учеными-экономистами, их системой взглядов и, что самое главное, влиянием на реальную экономику. Именно культура, инновации и профессионализм экономистов в конечном итоге говорят нам больше о стране, чем нынешние цифры. Действительно, экономические показатели и статистика могут (и могут) измениться за короткое время - благодаря рациональному применению инновационной экономической теории.

Кроме того, экономический успех любой страны зависит от отсутствия противоречий между национальными традициями страны и ее социально-экономической практикой, поскольку национальные традиции могут либо способствовать экономическому успеху нации, либо, если они не приняты во внимание, привести к его стагнации. 

Русская экономическая мысль является органической составляющей всей истории экономической науки, включая рассмотрение как общей логики и методологии подхода к истории формирования и развития отечественной экономической мысли, так и анализ конкретных исторических этапов ее развития, а также труды самых выдающихся отечественных ученых.

Интерес к истории русской экономической мысли обусловлен рядом причин. Во-первых, Россия остро переживает период своего самоопределения и нуждается в восстановлении исторической памяти народа. После многих лет забвения имена многих выдающихся мыслителей, в том числе экономистов, вернулись к русским. У любой страны есть шанс на будущее, если она опирается на свое историческое наследие. Во-вторых, сегодня перед страной стоят жизненно важные вопросы в области не только экономики, но и науки и культуры, ответы на которые содержатся в трудах наших соотечественников.

Экономическая мысль, экономические учения как наука сформировались только в эпоху становления буржуазной системы. Однако на каждом этапе развития общества характер производственных отношений определял эволюцию экономических идей, которые иногда трудно разделить в политической, правовой, религиозной и экономической жизни. Экономические учения каждого периода были, как правило, частью учения о государстве и государственном управлении. 

Поэтому целесообразно изучить формирование и развитие отечественных экономических идей в тесной связи с экономическими, политическими и идеологическими проблемами определенного исторического этапа.

Целью данной работы является изучение развития российской экономической мысли во все исторические периоды становления нашей страны, выявление ее особенностей, отличительных и сходных черт с западной экономической мыслью. 

Экономическая мысль России в конце 18-19 вв. 

В конце 18 и первой четверти 19 века Российская экономика характеризовалась отсутствием прибавочного продукта для расширенного воспроизводства всех отраслей народного хозяйства, для удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всех социальных групп общества. Контраст в уровне жизни различных слоев общества сохранился. Бедность, неграмотность и социальная напряженность среди крепостных и государственных крестьян вызвали беспокойство правительства, государственных деятелей и интеллигенции.

Заметный след в истории экономической мысли первой четверти XIX века. Вышел экономист из Вольного экономического общества, созданного в 1765 году. Президент Вольного экономического общества Николай Семенович Мордвинов предложил содействовать росту населения России, опровергнув теорию Мальтуса о населении. Он считал труд, рост производительности труда в результате его разделения, источником богатства. Он показал необходимость развития всех отраслей народного хозяйства, отрицал специализацию по производству и экспорту какого-либо одного вида продукции.

В первой четверти XIX в., а также в конце XVIII в. Новые явления в экономике заставили передовую публику ответить на вопросы о судьбе крепостного права и путях дальнейшего развития России. Некоторые общественные деятели утверждали неприкосновенность крепостного права, предлагали программы экономического роста и благосостояния, не отвергая феодальных производственных отношений.

Михаил Михайлович Сперанский представил в 1810 году «План финансов», который предусматривал сохранение государственных средств, изменение налоговой политики, прекращение выпуска банкнот и их замену металлической валютой, а также обмен билетов. Но этот план не был принят. Он также выдвинул предложения по реформированию аграрного хозяйства: запретить продажу крестьян без земли, регулировать пошлины, облегчить освобождение крестьян по желанию, упростить передачу домохозяйствам.

Еще одна тенденция в истории экономической мысли в конце 18 и начале 19 веков - это сторонники ликвидации крепостного права и самодержавия как формы правления в России. И.А. Тетяков, С.Е. Десницкий, Я.П. Козельский, А.Н. Радищев, Декабристы. Александр Николаевич Радищев, русский гуманист и мыслитель, создавший определенную систему экономических взглядов, также пострадал за свои взгляды. Радищев полагал, что в обществе, основанном на господстве мелких производителей в собственности на средства производства и личный труд, не будет экономических и классовых противоречий, будет установлено имущественное равенство, а также экономическое и политическое равенство граждан. станет возможным.

Радикальные идеи Радищева были разработаны в программе декабристов, написанной Павлом Ивановичем Пестелем, высокообразованным человеком, хорошо знавшим произведения представителей классической политической экономии. В нем мы находим понятие естественного права, которым следует руководствоваться как политическими законами, так и политэкономией. Одним из центральных вопросов является аграрный. Пестель считал сельское хозяйство основной отраслью экономики и рассматривал труд в сельскохозяйственном производстве как источник национального богатства.

Если одной из задач нового общественного порядка было устранение бедности и нищеты масс, то он видел самый близкий путь для достижения этой цели, предоставляя возможность всем гражданам новой России работать на земле, находящейся либо в государственной собственности. и предоставляется в интересах крестьян или в их частной собственности. Взгляды декабристов получили дальнейшее развитие в экономических идеях русского демократического движения, которые были идеологами крестьянской революции. В 40-60-х годах XIX века в Западной Европе довольно отчетливо проявились противоречия капитализма. Поэтому представители революционно-демократического движения стали связывать перспективы дальнейшего развития России не с капитализмом, а с социализмом. Александр Иванович Герцен был страстным критиком капитализма. Именно Герцен начал развивать теорию крестьянского социализма, которая была принята большинством русских демократов.

Он основан на том факте, что в России крестьянская община является зародышем социализма, так как она предотвращает расслоение деревни и порождает коллективистские принципы в повседневной жизни. Однако вся заслуга в разработке теории «крестьянского социализма» принадлежит Николаю Гавриловичу Чернышевскому. По его мнению, главной задачей должно стать постепенное ограничение и вытеснение тенденции развития частного капитализма общинной, социалистической тенденцией. Этого можно достичь, передав большую часть земли в коммунальное пользование во время социалистической революции и организуя общественное производство на общинных землях. Он связывал такое коммунальное производство с обязательным использованием сельскохозяйственных машин и орудий труда, самая передовая технология, способная обеспечить прибыльность крупного сельского хозяйства в сельском хозяйстве. Несомненно, эта концепция основывалась на вере в существование стихийного социалистического духа, присущего русскому крестьянскому сообществу, на убеждении, что сообщество имеет внутренний источник социалистической эволюции.

Чернышевский хорошо знал работы представителей классической политической экономии и разделял некоторые ее положения, в частности трудовую теорию стоимости. И из позиции, что труд является единственным источником стоимости товара, он пришел к выводу, что «труд также должен быть единственным владельцем производственных ценностей». Анализируя трудовую теорию стоимости, Чернышевский выделяет такие понятия, как меновая стоимость и внутренняя стоимость. Меновой стоимостью обладают только те объекты, которые имеют объективную основу в виде внутренней стоимости, скрытой от прямого наблюдателя.

Чернышевский разделяет не только трудовую теорию стоимости классической школы, но и взгляд на капитал. Но и здесь он делает свои собственные выводы: поскольку капитал является результатом труда, он должен принадлежать классу, который его создал, то есть трудящимся. Таким образом, из теории, которая считает, что все производится трудом, Чернышевский делает вывод, что все должно принадлежать труду. Как видим, взгляды Чернышевского подготовили благодатную почву, но от которой выросли «семена» марксизма.

Концепция русской школы экономической мысли

Одним из первых выявить проблему национальности экономических школ стал редактор "Отечественных записок" Г.З. Елисеев. В 1872 году в своей статье «Плутократия и ее основы» он писал: «... Изучая различные политические и экономические доктрины, как правило, не следует забывать, что человеку трудно отказаться от той формы общества, в которой он живет, в котором он родился и вырос. Независимо от того, как он пытается стать космополитом, социальные отношения, которые сложились на его родине, основа социального мировоззрения, дух, который пронизывает социальную систему, всегда будут оставаться более или менее дорогой ему, француз рассмотрит социальные отношения со своей точки зрения, немца со своей, точно так же, как англичанин. Вот почему все теории политико-экономического и социального в целом всегда носят национальный штамп. Но нигде в экономических доктринах печать национальности не была так резко и ярко выражена, как в Англии. "

Вопрос о национальности экономических школ сегодня остается спорным. Однако современный взгляд на природу этих школ основан на их базовой природе, которая отражает место страны (или группы стран) в мировой экономике и ее конкретные интересы. 

Другим принципиально важным вопросом является концепция социальных альтернатив. Без ее решения многое остается непостижимым как в прошлом, так и, что не менее актуально, в будущем. 

В современной литературе в качестве доминирующих подходов можно выделить следующие: 

  • более развитая страна демонстрирует менее развитое будущее, поскольку общество характеризуется линейным развитием и бесспорным переходом от низших фаз к высшим;
  • победителем становится тот, кто более успешно развивает производительные силы и обеспечивает более высокую доходность; 
  • все остальное, что мешает такому прогрессу, должно исчезнуть. 

Однако все это давно известно под названием «экономический детерминизм» К. Маркса. Сегодня эта идея воспроизводится под громким лозунгом глобального триумфа всеобщей вестернизации. И дело не в споре о том, какая наука лучше - наша или «их»: они разные и неизбежно разные. О науке, как и о поэтах, можно сказать словами В. Маяковского: «поэтов больше - хороших и разных».

Современные монетаристы, которые возводят свои принципы в догмы и утверждают, что знают абсолютную истину, достойны сожаления как люди, которые не смогли подняться на высоты научного мышления. Их апломб - просто прикрытие для их собственной неудачи. Утверждение о монополии наносит ущерб любой доктрине, включая марксизм, который следует рассматривать не как Библию, где все изначально правильно, а как науку с ее открытиями, поисками и заблуждением. Подход С. Н. Булгакова к диссертации К. Маркса о росте концентрации производства в сельском хозяйстве. «Ошибка Маркса, - писал он в своей книге« Капитализм и сельское хозяйство », - может служить нам предупреждением. Это объясняется не тем, что ему не хватало ума - у него был гениальный ум, - а не потому, что ему не хватало знаний - он принадлежит наиболее образованным экономистам, не только своими, но и всех времен, - это объясняется общими социально-философскими взглядами Маркса, его переоценкой реальных способностей и значимости социальной науки, границ социального познания."

Отличительные черты русской школы экономической мысли 

Осознание особенностей русской цивилизации приводит к выявлению отличительных черт русской школы экономической мысли и необходимости их объяснения. Поскольку такая задача ранее не ставилась, вопрос об их изоляции можно рассматривать именно в порядке постановки. 

К моменту рождения российской школы экономической мысли произошел глобальный всемирный кризис политической экономии. Об этом писали во всем мире, в том числе и в России - А. Н. Миклашевский, П. Б. Струве. Выход из кризиса шел в разных направлениях, в результате были сформированы разные школы с довольно разнообразными подходами.

Идеи, вокруг которых проводилось исследование в российской школе экономической мысли, можно свести к ряду ключевых позиций. 

Системный анализ экономических явлений. Духовный потенциал россиян, сформировавшаяся на его основе система нравственных ценностей и тип культуры предопределяли иное, чем на Западе, отношение к фундаментальным вопросам экономической мысли и теоретических представлений. Многие из них значительно отличались от тех, что развивались на Западе.

Выдающийся ученый и государственный деятель начала 19 века. Н.С. Мордвинов, которого считали «англофилом», писал, что «разум и руки рабов не способны генерировать национальное богатство. Свобода, просвещение, собственность и справедливость являются основными и единственными источниками этого» о людях, которые дают плодородие земле, не с ними процветают искусство, торговля, промышленность; денежный капитал не умножается и не увеличивается ими; интеллект и наука являются истинными инструментами богатства ". Обмен идеями А. Смита Однако Мордвинов упрекнул его в том, что «в своей теории он очень далеко ушел от практической жизни». Задолго до Ф. Листа и в отличие от А. Смита он обосновывал необходимость промышленного протекционизма для России. Н.С. Мордвинов, Подобно другим российским экономистам, они стремились исследовать не какие-то более высокие абстрактные истины, а навязывали свои поиски реальным задачам развития страны. Вы можете бесконечно спорить о том, хорошо это или плохо. Но это органическая черта российской экономической мысли, отражающая самобытность России как особого типа цивилизации.

Отрицание понятия «экономический человек» и попытки рассматривать его изолированно от общества, от окружающей среды можно считать отличительной чертой российского мировоззрения. И это характерно не только для экономического мышления, но и для всей русской философской и общественной мысли.

В современной мировой науке необходимость всестороннего, систематического анализа экономики значительно возросла. Мы говорим о его взаимодействии с социологией и культурой, с психологией и историей, с политическими и правовыми нормами. В российской экономической школе этот подход изначально был заложен. Она всегда выступала (лучше или хуже - это другой вопрос) для изучения личности во всем богатстве форм ее жизни, для изучения характера и роли народного хозяйства, для понимания исторических функций общества. штат.

Национальная экономика в целом и роль государства. Интерес к формированию и развитию российского народного хозяйства, а также к роли государства пронизывает почти всю тысячелетнюю историю нашей страны, начиная с формирования самого государства, окруженного враждебными и агрессивными племенами. Понимание целостности российской национальной экономики, ее природного и человеческого потенциала, перспектив развития и вхождения в мировую экономику, реализации соответствующей государственной политики были и находятся в центре внимания общественных деятелей, ученых Академии Академии им. наук. Многочисленные экспедиции по стране, по-своему, довольно большие географические открытия - все это сформировало этот духовный мир и менталитет людей, этот тип культуры, без которого невозможно представить историю России. Поэтому четкое и достаточно полное изложение актуальных представлений о целостности народного хозяйства и роли государства в процессе формирования российской школы экономической мысли вполне закономерно и логично. В своих исследованиях его представители всегда учитывали огромные масштабы государственной экономики в дореволюционной России.

Вполне естественно, что учение В.И. Ленина о подготовке материальных предпосылок социализма в рамках формирующегося государственно-монополистического капитализма воспроизвело традиции отечественной экономической мысли. Они были подкреплены ее «западничеством», ее ориентацией на опыт, накопленный на Западе, особенно в Германии, в организации государственных трестов и синдикатов. Мы не должны забывать или отбрасывать из исторической памяти тот факт, что в России еще до Первой мировой войны (кстати, задолго до аналогичного эксперимента в США) был введен «сухой закон». Меры по государственному регулированию экономики резко усилились в годы войны, а система избыточных ассигнований была впервые введена Временным правительством.

После Октябрьской революции, будучи увлеченными идеями «военного коммунизма», самыми сложными испытаниями гражданской войны и иностранной интервенции (о которой они почему-то недавно перестали писать), Россия встала на путь осуществления новой экономической политика, которая не исключала необходимости государственного регулирования экономики. Как писал GM в то время. Кржижановский, «отнюдь не историческая случайность - это тот факт, что знаменитый поворот от системы избыточных ассигнований к налогу в натуральной форме со свободой « местного оборота » совпадает по времени с организацией.

Многие представители русской школы экономической мысли, оставшиеся в стране после революции, присоединились к работе над планом и концепцией планирования. Н.Д. Кондратьев обратил особое внимание на реальность планов, резко раскритиковал отделение целей плана от имеющихся возможностей, разработку так называемых «смелых» планов. В статье «План и предвидение» он призвал не поддаваться гипнозу гигантских, но неосуществимых проектов «фетишизм чисел». «Одна из двух вещей: либо мы хотим иметь серьезные и реалистичные планы и в этом случае должны говорить в них только то, для чего у нас есть научные основания; или мы будем продолжать участвовать во всевозможных« смелых » расчеты и расчеты на будущее без достаточных оснований, и тогда мы должны заранее согласовать, что эти расчеты произвольны, что такие планы лишены реальности. Но какова цель и стоимость таких планов? В лучшем случае они останутся безвредными, потому что они мертвы для практики. В худшем случае они будут вредны, потому что могут вводить в практику грубые ошибки."

Развитие проблем смешанной экономики. В послереформенной России с учетом ее исторических традиций и опыта коллективной или артельной организации хозяйства началось интенсивное развитие проблем многоуровневой экономики, включая проблему создания и развития сотрудничества, которая заслуживает особого интереса.

Этому способствовали развитие торговли и банковской системы, в том числе создание кредитных партнерств, ускоренное формирование как традиционных, так и новых отраслей для России, укрепление (хотя и в сложной борьбе с самодержавием) позиции земства, быстрое и довольно значительное развитие земской статистики. ... Все это не отрицало роли государства, но создавало препятствия для уже четко обозначенной репрессивной силы административной системы, ведущей к отчуждению общества от власти.

Значительную роль в разработке этих проблем сыграл А. И. Чупров, который возглавлял в 1874-1899 гг. Кафедра политической экономии и статистики Московского университета. В Париже в Российской школе общественных наук он прочитал курс лекций по мелкому сельскому хозяйству. Чупров был сторонником ремесленных артелей, сельских общин, объединений мелких промыслов, писал об укреплении биржевых и рыболовных артелей. 

В своих работах он, пожалуй, одним из первых сформулировал понятие «административная система». Следует подчеркнуть, что в прошлом ученые четко различали административную систему и экономические функции государства. Наши современники не делают такого различия.

М.И. Туган-Барановский, вероятно, самая крупная и выдающаяся фигура в российской школе экономической мысли, внес большой вклад в теоретическое обоснование проблем сотрудничества, важных для его развития. В своей фундаментальной работе «Социальные основы сотрудничества» он подчеркивает, что «в сотрудничестве, однако, заложены основы совершенно иной экономической системы, которая стоит не только над капитализмом, но и над коллективизмом.

Общество должно до конца превратиться в добровольный союз свободных людей - стать полностью свободным кооперативом. Это социальный идеал, который никогда не будет полностью достигнут, но в приближении, к которому относится весь исторический процесс человечества. «Развитие кооперативного движения началось после отмены крепостного права. Первый кооператив был зарегистрирован в 1865 году.

Аграрный вопрос и пути его решения. В связи с вышеперечисленными особенностями развития российской цивилизации изучение аграрной проблемы и методов ее решения стало одним из ключевых направлений экономической мысли. В его основе лежало понимание альтернативности социального прогресса, которая во многих отношениях никогда не была реализована в российских условиях. 

Бурные дискуссии об аграрном вопросе и судьбе России, восходящие к А. И. Герцену, развернулись после отмены крепостного права. Прямо или косвенно все ведущие экономисты страны были вовлечены в эти дискуссии. Но среди них важно выделить знаковых фигур, вошедших в русскую школу экономической мысли.

В конце 1870-х годов такой фигурой был князь А.И. Васильчиков, который опубликовал в 1876 году книгу «Землевладение и земледелие в России и других европейских странах». Он дает масштабную формулировку аграрного вопроса и излагает соображения о перспективах развития страны после реформы. Автор резко раскритиковал западноевропейский капитализм, неслыханный рост богатства на фоне обнищания низших классов. Чтобы не идти по такому пагубному пути, Россия, как полагал Васильчиков, могла бы выбрать альтернативный вариант, поскольку в нем исторический процесс отличается от западного.

В процессе поиска различных и альтернативных вариантов решения аграрного вопроса стояла позиция В.И. Ленина и ряда его соратников. Это постановление вопроса привело к выводу, что произошло неизбежное столкновение интересов, увеличение богатства и рост бедности. «В крестьянстве нет ни одного экономического явления, которое не имело бы противоречивой формы, характерной для капиталистических линий, то есть не выражающей борьбу и разногласие интересов, не означавших плюса для некоторых и минуса. для других."

Но как это может быть согласовано с тезисом о том, что историческая миссия рынка или капитализма - это (отмечается в той же книге) гигантский рост производительности труда? Почему на его основе не может происходить одновременный рост богатства, почему необходимо разделять на богатых и бедных? Кроме того, у В.И. Ленина есть еще одно принципиально важное предложение. «Обычный популистский взгляд, - пишет он, - согласно которому« кулак »и« экономический человек »являются не двумя формами одного и того же экономического явления, а скорее не связанными и противоречивыми типами явлений, является взглядом абсолютно нет, на чем не основано ». Такие оценки во многом предопределили последующие события в нашей стране, трагедию коллективизации.

Конечно, в аграрном секторе идет конкурентная борьба, кто-то разбогател, а кто-то обанкротился. Рынок есть рынок, а конкуренция остается движущей силой его развития. Предпринимательский доход лежит в основе успеха тех, кто приносит дополнительный доход. Это своего рода плата за технические инновации, за знание законов рынка и связанных с ними рисков. Кстати, понятие предпринимательского дохода достаточно подробно описано в работах российских экономистов.

А. В. Чаянов, опираясь на свою прежнюю работу, а также на опыт аграрного развития стран Запада и дореволюционной России, сформулировал концепцию вертикальной концентрации экономики. Он предложил классификацию технико-экономических процессов, развитие которых позволит социализировать сельскохозяйственное производство в целом. Он считал, что вовлечение аграрного сектора в систему народного хозяйства в целом вовсе не сводится к созданию крупных предприятий на основе наемного труда. Он видел альтернативный путь, позволяющий крестьянскому трудовому хозяйству отстаивать свои позиции на основе сотрудничества. Эта возможность была реальной в контексте новой экономической политики.

Любая наука состоит из множества направлений, школ, теорий, концепций. И задача самопознания науки состоит в том, чтобы понять эти направления и школы, выстроить их в логическую связь, создать иерархию ее развития. Это относится к любой науке, включая экономику. Любой учебник по истории экономической мысли перечисляет множество областей, школ, концепций, которые либо дополняют друг друга, либо противопоставляют друг другу. Но все они разработаны на Западе. И при попытке исследовать историю русской экономической мысли раскрывается очень небольшое разнообразие школ и понятий.

С. Булгаков показал, что экономическая теория обязательно включает в себя определенную ценность или социальную составляющую: социальная проблема является главной и даже единственной проблемой, определяющей все содержание политической экономии, ее моральный центр. Конечно, этот тезис может показаться преувеличением, но нельзя не согласиться с тем, что экономическая наука - это такая наука, в которой невозможно измерить что-либо абсолютно точно и неизменно в любое время и в любой стране. Каждый ученый-экономист не может отделить себя от своих увлечений, социальных оценок, всегда привнося свои собственные взгляды в свои исследования. В отличие от физики экономика, к сожалению, имеет дело с не очень твердой материей.

Невозможно отделить экономический анализ от экономической мысли, потому что тем самым мы убиваем экономическую науку как отражение реальности. Выход из экономического анализа, который с помощью некоторых математических или статистических расчетов может вычислить что-то без экономической мысли, означает сделать анализ бессмысленным, бесполезным для всех. В действительности существует совокупная экономическая наука, которая включает в себя как анализ, так и экономическую мысль, которая формируется на ее основе. И в этом контексте постановка Л. Абалкиным проблемы специфики российской экономической школы вполне оправдана.

Л. Абалкин видит специфику российской экономической школы в «отказе от концепции« экономического человека »и пытается рассматривать его изолированно от общества, от своего окружения». Он считает, что «в целом российская школа экономической мысли характеризуется признанием примата общенационального экономического подхода над деятельностью и мотивацией личности, созданием социально-политических и духовно-нравственных принципов развития инициативной и предпринимательской этики. Отсюда растущее негативное отношение ко многим постулатам классической политической экономии, которую упрекали в космополитизме, а также к западной экономической мысли в целом. "

Действительно, такой подход можно выделить как особенность, свойство многих экономических работ российских авторов.

Л. Абалкин отметил, что особенности российской школы экономической мысли "проявились в трактовке народного хозяйства и особой роли государства в его регулировании, в обосновании (по отношению к конкретным историческим условиям России) необходимости". за протекционистскую политику по подъему национальных производительных сил ". Исходя из этого, Л. Абалкин причисляет почти всех российских экономистов (как дореволюционных, так и послереволюционных) к российской экономической школе, которые ставят национальные интересы развития российской экономики превыше всего и подчеркивают роль государство в управлении экономикой и обеспечении социально справедливого процесса распределения. учтены традиционные русские национальные особенности. Кроме того, Л. Абалкин считает, что именно с этой точки зрения российская экономическая школа является уникальным явлением в истории мировой экономической мысли и может быть выделена как отдельное направление. Однако, по нашему мнению, не все так просто.

Действительно, начиная с С.Ю. Витте и, возможно, намного раньше, многие выдающиеся российские экономисты защищали экономические интересы своей страны, уделяя особое внимание историческим характеристикам России. Но при ближайшем рассмотрении ничего конкретного или уникального в этом направлении экономической мысли не может быть найдено. Примерно со второй половины 19 века. Национальный капитализм в России начинает быстро развиваться и требует защиты от более сильного капитализма развитых стран Европы. Естественно, многие экономисты и общественные деятели того времени анализировали различные проблемы развития и защиты отечественного производства, прежде всего промышленности. Теоретические рассуждения этих экономистов, естественно, в значительной степени повторяли работы немецкой исторической школы, которая «обслуживала» тот же процесс, но в Германии в начале 19 века. Более того, большинство русских экономистов учились в Германии и органично приняли многие идеи и положения немецкой исторической школы.

Сегодня в России ситуация примерно такая же, как и сто лет назад: отечественный капитал противопоставлен мировому. Задача - обеспечить стране достойное место в мировой экономике, проникнув на мировой рынок. Поэтому идеи старой немецкой исторической школы возрождаются в России, их можно найти в трудах многих экономистов. Почти все члены Сектора экономики РАН отстаивают именно такие национально ориентированные позиции. И такой подход действительно можно назвать российской экономической школой, в отличие от представителей западного экономического либерализма, который доминирует в правительственных кругах с января 1992 года.

Следует выделить два аспекта концепции «русской школы экономической мысли». Прежде всего, его «ядро», его основное содержание - повышенное внимание к «субъективному фактору», сознательное воздействие на экономические процессы с целью достижения социального благополучия всех членов общества. Этот аспект можно считать отличительной чертой российской экономической школы. Другим аспектом является обеспокоенность развитием национальной экономики в целом, а также разработкой экономических методов обеспечения этого развития. 

Заключение

До сих пор история российской экономической мысли рассматривалась в ограниченных пределах западноевропейской экономической мысли. И это не случайно, поскольку именно последние оказали решающее влияние на формирование современных представлений о законах и механизме функционирования рыночной системы экономики. Тем не менее история развития российской экономической мысли, которая отличается определенной оригинальностью, представляет значительный интерес. Особенности: во-первых, большинство работ российских экономистов в значительной степени присущи духу социально-экономической реформы. Это объясняется как внутренними условиями развития страны, так и сильным влиянием марксизма на все течения русской экономической мысли, начиная со второй половины XIX века. Во-вторых, Для большинства российских экономистов особое значение имеет крестьянский вопрос и весь комплекс связанных с ним социально-экономических проблем. В-третьих, в российской экономической мысли большое значение всегда придавалось общественному сознанию, этике, активной роли политики, иными словами, неэкономическим факторам.

Можно назвать ряд русских традиций и особенностей, которые помогут лучше понять специфику российской экономической мысли. Хорошо известно, что в России, в отличие от Центральной и Западной Европы, римские права собственности, основанные на хорошо организованной базе правовых кодексов, не получили юридического подтверждения. Именно там многовековая культура частной собственности выработала такое качество экономической личности, как экономический индивидуализм и экономический рационализм. В России на протяжении многих веков экономика основывалась не на частной собственности, а на своеобразном сочетании общинного использования земли и власти государства, выступающего в качестве верховного собственника. Это оказало значительное влияние на отношение к институту частной собственности, оставив соответствующий морально-этический отпечаток на нем.

Не случайно в российском менталитете идея «естественного права», которая лежит в основе западноевропейской цивилизации, была заменена идеалами добродетели, справедливости и правды. Это определяет русскую социальную мораль и экономическое поведение. И поэтому появление «кающегося дворянства» - чисто русская черта. Другая русская традиция - склонность к утопическому мышлению, желание мыслить не в реалиях, а в образах желаемого будущего. Это также связано с традицией полагаться на «возможно», нелюбовь к точным расчетам, строгая организация бизнеса.

Характерной чертой российского менталитета является также стремление к примирению (добровольному объединению людей для общих действий независимо от имущественного и классового неравенства) и солидарности, которые реализуются в коллективных формах труда и собственности. 

Изучение истории русской мысли и тем более ее преподавания находится на крайне низком уровне.

Сегодня мы живем в условиях жесткой конфронтации между сторонниками Вашингтонского консенсуса, незаметной даже для СМИ, навязывания концепции единой сверхдержавы и западных идеалов, с одной стороны, и борцами за восстановление исконных традиций России. Сторонники «разноцветного» понимания мира, возрождения современных цивилизаций, с другой. В ходе этого противостояния решается вопрос о возрождении российской школы экономической мысли как органической части мировой науки. Речь идет не о возвращении к старому, а о способности понять реалии нового века.