Ошибки в уголовном праве

Предмет: Уголовное право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 12.02.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по уголовному праву:

 

Много готовых рефератов по уголовному праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Экологические правонарушения и экологические преступления
Понятие и виды сложного преступления
Стадии совершения умышленного преступления
Добровольный отказ от совершения преступления: понятие, условия и правовые последствия


Введение:

Конец XX - начало XXI столетия характеризуется для России увеличением роста преступности, что во многом объясняется экономическими, социальными и политическими реформами.

Уголовное право как совокупность юридических норм, устанавливающих преступность и наказуемость деяний, является нормативной базой для борьбы с преступлениями. Несомненно, что успешное решение этой проблемы зависит от правильного применения уголовно-правовых норм на основании серьезного исследования и оценки всех признаков совершенного лицом преступного деяния, образующих состав преступления.

Базируясь на положении ч.1 ст. 49 Конституции Российской Федерации о том, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда, ст. 5 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. в части первой устанавливает уголовную ответственность лица только за те деяния и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Это означает, что уголовная ответственность за невиновное (случайное) причинение вреда, то есть объективное вменение, не допускается.

В каждом совершенном преступлении вина носит индивидуальный характер, позволяя исследовать особенности психического отношения лица к совершенному общественно опасному деянию и вредным последствиям.

В связи с вышеуказанным важное значение приобретает исследование вопроса об уголовно-правовой ошибке, когда лицо неверно оценивает юридические или фактические обстоятельства совершенного деяния.

Следует заметить, что проблема ошибок (в широком смысле, а не только уголовно-правовом) выходит за рамки их изучения отдельной наукой (в частности, уголовным правом). Исследованию ошибок поведения человека уделяют внимание различные науки: психология, социология, философия и т.д.

Никто не застрахован от ошибки в своем поведении, и лишь часть человеческих ошибок попадает в сферу их изучения уголовным правом.

Актуальность данной темы заключается в том, что исследование проблемы раскрытия содержания ошибки позволит наиболее полно разграничить виновно совершенные преступления в уголовном праве, не допуская объективного вменения, что будет способствовать дальнейшему укреплению законности в сфере применения уголовного законодательства.

Целью настоящего исследования является определение понятия уголовно-правовой ошибки как особого обстоятельства оценки поведения субъекта преступления, ее уголовно-правового значения, а также построение четких правил квалификации при наличии ошибки.

Понятие и виды ошибок в уголовном праве

Российское уголовное право исходит из того, что лицу, совершившему общественно опасное деяние, могут быть вменены в вину только такие обстоятельства, которые были ему известны в момент совершения преступления. Вопрос о неправильном представлении лица относительно характера деяния и обстоятельств его совершения должен разрешаться по правилам ошибки.

В уголовно-правовой литературе в различные промежутки времени предлагались отличные друг от друга определения ошибки. Одни ученые определяли ее как заблуждение лица относительно фактических и юридических признаков содеянного, другие - как неверное, неправильное представление лица о фактических и юридических признаках или свойствах совершенного деяния и его последствий, третьи - как неверную оценку лицом своего поведения, четвертые - как заблуждение лица относительно объективных и субъективных признаков общественно опасного деяния, которые характеризуют это деяние как преступление. Наконец, пятые определяют ошибку как заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершаемого деяния и его уголовной противоправности. Представляется, что при наличии терминологического различия все эти определения достаточно полно и правильно раскрывают понятие ошибки, которая заключается в неправильной оценке лицом, совершающим преступление, своего поведения и (или) его последствий либо его уголовной противоправности.

Этимологический анализ термина «ошибка», позволяет вычленить ключевые исходные данные термина «ошибка» - неправильное действие, неправильные мысли. При характеристике вины как психического отношения виновного лица к деянию и последствиям центральными категориями являются сознание и воля. Уголовное право интересует такая ошибка в сознании виновного, которая при мобилизации воли на совершение деяния приводит к неверному результату. Процесс познания включает как чувственный момент (работу органов чувств), так и рациональный (мышление), поэтому справедливым является замечание В.А. Якушина, который полагает, что определить ошибку как неверное, неправильное представление лица относительно обстоятельств содеянного нельзя, ибо данное определение не учитывает рационального уровня. Понимание ее в качестве неправильной оценки этих обстоятельств не охватывает чувственного уровня, поэтому определение понятия ошибки должно включать ошибки обоих уровней, и предлагает определить ошибку как заблуждение. Понятия ошибка и заблуждение нетождественны. Заблуждение - это неадекватное представление, понимание действительности, имеющее для субъекта познания видимость истинного знания. В отличие от заблуждения ошибку следует понимать как неверное знание о тех явлениях действительности, которые известны объективно. Причины же ошибки в основном субъективны, что и отражается на уголовно-правовом ее значении. Следует отметить, что ошибку отличает осознанность, то есть способность и возможность предвидения (правильного, верного представления) лицом цепочки развития событий (их последовательность), а также их окончательной оценки (как изменятся общественные отношения при воздействии на них). При ошибке субъект действует на основании неверного знания, полученного на основе заблуждения (неверного представления и оценки), и поставленная им задача не выполняется. Именно психологические факторы являются основными при формировании ошибки, в результате чего и определяется ее уголовно-правовое значение. 

В российском уголовном праве указания по проблеме ошибки появились только в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. В ст. 1456 которого говорилось: "Кто имел намерение нанести кому-либо смерть, вместо сего лица, по ошибке или по иному случаю лишит жизни другого, тот подвергается тому же наказанию, какому он долженствовал бы подвергнуться, если бы умертвил того, на жизнь коего он имел умысел". Хотя это положение и было помещено в разделе об убийствах, однако эти основания, согласно закону, должны были учитываться и при рассмотрении других преступлений. Среди причин, по коим содеянное не должно быть вменяемо в вину, наряду с безумием, необходимостью обороны и другими обстоятельствами, также была указана ошибка случайная или вследствие обмана (ч.4 ст.98 Уложения о наказаниях). А ст.105 Уложения раскрывала данное обстоятельство: «Кто учинит что-либо противное закону единственно по совершенному, от случайной ошибки или вследствие обмана происшедшему, неведению тех обстоятельств, от коих именно деяние его обратилось в противозаконное, тому содеянное им не вменяется в вину. Он может, однако же, в некоторых случаях, законом определяемых, быть присуждаем к церковному покаянию».

Уголовное уложение 1903 года (последний по времени принятия законодательный акт Российской империи в области материального уголовного права) в главе «О преступных деяниях и наказаниях вообще» содержало ст.43 об ошибке, в которой говорилось: «Неведение обстоятельства, коим обусловливается преступность деяния или которое усиливает ответственность, устраняет вменение в вину самого деяния или усиливающего ответственность обстоятельства. При неосторожных деяниях правило сие не применяется, если само неведение было последствием небрежности виновного». 

Уголовные кодексы РСФСР 1922, 1926 и I960 годов, а также Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик 1958 года положений об ошибке не содержали. Действующее уголовное законодательство Российской Федерации тоже не содержит специальных постановлений, определяющих понятие и значение ошибки при установлении вины и уголовной ответственности. Вопрос об ошибке и ее влиянии на вину и уголовную ответственность решается теорией уголовного права и судебной практикой. 

Хочется отметить, что нормы об ошибке, однако, содержатся в уголовном законодательстве многих зарубежных стран. В большинстве зарубежных кодексов содержатся положения об исключении уголовной ответственности за умышленное преступление при наличии фактической ошибки, если лицо не осознавало фактические обстоятельства, которые закон относит к обязательным признакам этого состава преступления. Принцип субъективного вменения предполагает вменение виновному только тех обстоятельств совершенного преступления, которые им осознавались. Причем ответственность исключается именно за то преступление, наличие фактических признаков которого не осознавалось субъектом, однако ненаказуемость за умышленное преступление в этом случае не всегда предполагает автоматическое освобождение от уголовной ответственности. Зарубежным законодательством рассматриваются варианты привлечения виновного к ответственности при допущенной ошибке за неосторожное причинение вреда, если содеянное содержит признаки неосторожного преступления. В иных случаях уголовная ответственность лица при фактической ошибке исключается. Указанного алгоритма условий уголовной ответственности в случае совершения лицом преступления в ситуации фактической ошибки придерживается большинство зарубежных государств.

Наиболее кратко норма об ошибке изложена в УК Франции: "Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое может доказать, что оно в результате заблуждения в праве, избежать которого оно было не в состоянии, считало, что может совершить это действие законно".

Рассматривая нормы о юридической ошибке, заметим, что для многих зарубежных стран остается незыблемым доктринальное положение о том, что незнание закона не освобождает от ответственности. Однако ряд государств пошли по пути серьезного исследования данного института, предложив иное решение вопроса об ответственности лица в условиях ошибки в праве. Так, согласно американскому уголовному законодательству ответственность исключается в случаях, если положения уголовного закона не были известны субъекту, либо нормативный акт не был опубликован, либо ошибочна или недействительна официальная формулировка закона (Примерный Уголовный кодекс США). В ряде зарубежных стран юридическая ошибка является основанием смягчения наказания (Япония, Швейцария и др.), а если доказано незнание и добросовестность ошибки, то лицо может быть вообще освобождено от наказания (Австрия, Чили, Югославия и др.). Сравнительный анализ института ошибки в уголовном законодательстве зарубежных стран способствует решению проблемы разработки нормативной конструкции положения об ошибке в российском уголовном праве, которая бы наиболее четко отражала условия применения рассматриваемого института.

Анализ юридической литературы показывает, что существует множество классификаций ошибок. При этом в основу классификаций ложатся различные признаки. Проблемой классификации ошибок ученые активно занимались как в дореволюционный, так и в советский период развития уголовной науки. В дореволюционном уголовном праве России выделялись многие виды ошибок. Так, в работах Н.С.Таганцева выделяются ошибки извинительные и неизвинительные, случайные, фактические и юридические. П.П.Пусторослевым, помимо фактической и юридической ошибки, выделялась ошибка в лице или предмете. Н.Д.Сергеевский выделял ошибку в плане и ошибку в выполнении. 

В настоящее время общепринятой классификацией, имеющей не только теоретическое, но и практическое значение, признается классификация в зависимости от заблуждения лица относительно отдельных признаков преступления. В соответствии с этим различаются юридическая и фактическая ошибки. 

Юридическая ошибка - это неправильное представление лица о преступности или непреступности совершенного им деяния, его квалификации, о виде и размере наказания, предусмотренного за данные деяния. Эту разновидность ошибки иногда называют ошибкой в противоправности деяния.

Если лицо ошибочно полагает, что оно совершает преступление, в то время как в действительности законодатель эти действия к преступным не относит (мнимое преступление), оно не может быть привлечено к уголовной ответственности, поскольку в этом случае отсутствует уголовная противоправность (необходимый признак любого преступления). И напротив, неправильное представление лица о непреступности деяний, в то время как они являются таковыми, не исключает возможности отвечать в уголовно-правовом порядке. Неправильное представление о квалификации содеянного (юридической оценке), о виде и размере наказания, которое может быть назначено за совершенное преступление, также не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности.

Фактическая ошибка - это неправильное представление, заблуждение лица относительно фактических обстоятельств содеянного, его объективных признаков. В уголовном праве выделяют фактические ошибки, относящиеся к объекту, предмету, причинной связи, средствам, квалифицирующим обстоятельствам. 

Общее правило, относящееся к уголовно-правовому значению юридической ошибки в уголовном праве, сводится к тому, что уголовная ответственность лица, заблуждающегося относительно юридических свойств и юридических последствий совершаемого деяния, наступает в соответствии с оценкой этого деяния не субъектом, а законодателем. Иначе говоря, такая ошибка обычно не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления, ни на размер назначаемого наказания. Фактическая ошибка, наоборот, учитывает и форму вины и влияет на квалификацию преступления. Вопрос об ошибке тесно связан с принципом субъективного вменения поскольку в содержание вины входят не только истинные, но и ошибочные представления лица о характере совершаемого им деяния и его социальном значении.

Юридическая ошибка и особенности ее квалификации

Юридическая ошибка - это заблуждение лица относительно юридической характеристики совершенного им деяния и его правовых последствий.

Такая ошибка может быть связана с заблуждением лица относительно противоправности деяния, его правовой квалификации либо относительно вида и размера наказания. По общему правилу, юридическая ошибка не влияет на форму вины и уголовную ответственность. Однако если заблуждение лица относительно противоправности совершенных им действий в данных конкретных обстоятельствах было извинительным, то такое заблуждение может исключить вину и уголовную ответственность. В частности, это может быть связано с совершением таких деяний, противоправность которых не является очевидной, например, деяний в сфере экономической деятельности.

В отдельных случаях к лицу, совершившему под влиянием такой ошибки умышленное преступление, суд может применить правило о назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление.

В тех случаях, когда, совершая деяние, лицо полагает, что оно общественно опасно и противоправно, а на самом деле таковым не является, имеет место мнимое преступление, существующее лишь в воображении лица, совершившего соответствующее деяние. Такое деяние не является общественно опасным и не влечет уголовной ответственности. 

Юридическая ошибка - это неправильная оценка виновным юридической сущности или юридических последствий совершаемого деяния, т.е. неправильное представление лица о преступности или неприступности совершенного им деяния и его последствий, юридической квалификации его действий или бездействия, о виде и размере наказания, которое может быть за них назначено.

Юридическая ошибка может касаться также вида и размера наказания за преступление, которое совершил виновный. Так, лицо, изнасиловавшее малолетнюю, наказывается в соответствии с санкцией нормы, включающей данный квалифицирующий признак, даже если субъект ошибочно полагает, что его деяние наказывается в пределах, установленных санкцией той нормы, где описано изнасилование без отягчающих обстоятельств. Такая ошибка не влияет на ответственность, так как вид и размер наказания находятся за пределами субъективной стороны.

Таким образом, юридическая ошибка лица, совершившего преступление, не влияет ни на квалификацию, ни на размер и вид определяемого судом наказания, так как ответственность наступает вне зависимости от мнения виновного, в соответствии с оценкой этого деяния не самим субъектом, а законодателем. Иначе говоря, такая ошибка обычно не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления, ни на размер назначаемого наказания.

Фактическая ошибка и особенности ее квалификации

Фактическая ошибка - это заблуждение лица относительно фактических обстоятельств, характеризующих объективные признаки состава преступления или квалифицирующие признаки, степень его общественной опасности. В зависимости от предмета неверных восприятий и оценок, нужно различать следующие виды фактической ошибки, в объекте посягательства, в характере действия или бездействия, в тяжести последствий, в развитии причинной связи, в обстоятельствах, отягчающих ответственность. 

Вопрос о влиянии фактической ошибки на вину и уголовную ответственность решается следующим образом. Фактические обстоятельства, характеризующие состав или его квалифицированный вид и не известные лицу в момент совершения им общественно опасного деяния, не могут быть вменены ему в умышленную вину. Это положение относится и к деяниям, совершенным по неосторожности. Если только само незнание не образует неосторожность.

Ошибка в объекте - это заблуждение лица в социальной и юридической сущности отношений, которым причиняется вред. Возможны две разновидности подобной ошибки.

Во-первых, так называемая подмена объекта посягательства заключается в том, что субъект преступления ошибочно полагает, будто посягает на один объект, тогда как в действительности ущерб причиняется другому объекту, неоднородному с тем, который охватывался умыслом виновного. Например, лицо, пытающееся похитить из аптечного склада наркотикосодержащие препараты, на самом деле похищает лекарства, в которых наркотические вещества не содержатся. При такого рода ошибке преступление следует квалифицировать в зависимости от направленности умысла. Однако нельзя не считаться с тем, что объект, охватываемый умыслом виновного, фактически не потерпел ущерба. Чтобы привести в соответствие эти два обстоятельства (с одной стороны, направленность умысла, а с другой - причинение вреда другому объекту, а не тому, на который субъективно было направлено деяние), при квалификации подобных преступлений применяется юридическая фикция, преступление, которое по своему фактическому содержанию было доведено до конца, оценивается как покушение на намеченный виновным объект. В приведенном примере лицо должно нести ответственность за покушение на хищение наркотических средств (ст. 30 и 229 УК). Правило о квалификации преступлений, совершенных с ошибкой в объекте рассмотренного вида, применяется только при конкретизированном умысле.

Другим примером ошибки в объекте может быть такая ситуация,  Л., полагая, что О. является женой судьи, в производстве которого находилось дело приятеля, применил в отношении нее насилие, неопасное для жизни и здоровья, требуя, чтобы судья вынес оправдательный приговор его приятелю (ст. 296 УК). Однако О. ни к судье, ни к его семье отношения не имела. Л. полагал, что он таким образом сможет воспрепятствовать правосудию. Но его действия, подпадавшие фактически под признаки ст. 115 УК, явились преступлением против личности. Следовательно, Л., полагавший, что причиняет ущерб одному объекту, фактически причинил его другому объекту. Эти объекты не равноценны, так как умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК) отнесено законодателем к числу преступлений небольшой тяжести, а угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования (ч. 3 ст. 296 УК) - к числу преступлений средней тяжести. В подобных случаях действия должны квалифицироваться в зависимости от направленности умысла, но так как объект, на причинение ущерба которому был направлен умысел, не пострадал, содеянное должно квалифицироваться как покушение и по совокупности как умышленное причинение легкого вреда здоровью.

Второй разновидностью ошибки в объекте является незнание обстоятельств, наличие которых изменяет социальную и юридическую оценку объекта. Такая разновидность ошибки влияет на квалификацию преступления двояко: если субъект не знает о наличии этого обстоятельства, хотя оно существует, то преступление квалифицируется как совершенное без отягчающего обстоятельства. Если же ошибочно полагает, что, совершая преступление, причиняет крупный ущерб, а фактически это не имеет места, то деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление с этим квалифицирующим обстоятельством. Так, беременность потерпевшей при убийстве или несовершеннолетие потерпевшей при изнасиловании повышают общественную опасность названных преступлений и служат квалифицирующими признаками. Данная разновидность ошибки влияет на квалификацию преступлений двояким образом. Если виновный не знает о наличии таких обстоятельств, существующих в действительности, то преступление квалифицируется как совершенное без отягчающих обстоятельств. Если же он исходит из ошибочного предположения о наличии соответствующего отягчающего обстоятельства, то деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление с этим отягчающим обстоятельством. 

Ошибка в предмете - ущерб причиняется именно предполагаемому объекту, хотя непосредственному воздействию подвергается не намеченный преступником, а другой предмет. Например, желая похитить с выставки картину, представляющую значительную художественную ценность, лицо по ошибке похищает другую, такой ценности не представляющую. В этих случаях также учитывается направленность умысла. Фактически субъект совершает кражу, ответственность за которую предусмотрена ст. 158 УК, но полагает, что совершает более значительную, учитывая ценность предмета, что предусмотрено ст. 164 УК (хищение предметов, представляющих особую ценность). В этом случае фактически совершенная кража будет квалифицироваться как покушение на хищение предмета, имеющего особую ценность (ч. 3 ст. 30, ст. 164 УК), и по совокупности за хищение чужого имущества.

Но неверное представление о предмете посягательства иногда влечет ошибку и в объекте преступления. Допустим, виновный похищает, хранит, а затем продает искусственные камни, принимая их за природные драгоценные камни. Ошибка в характере совершаемого действия или бездействия может быть двоякого рода. Во-первых, лицо неправильно оценивает свои действия как общественно опасные, тогда когда они не обладают этим свойством. Такая ошибка не влияет на форму вины, а деяние остается умышленным, но ответственность наступает не за оконченное преступление, а за покушение на него, поскольку преступное намерение не было реализовано (например, приобретение испорченного пистолета, ошибочно принимаемого за исправный, составляет покушение на незаконное приобретение оружия). Во-вторых, лицо ошибочно считает свои действия правомерными, не сознавая их общественной опасности. Такая ошибка устраняет умысел, а если деяние признается преступным только при умышленном его совершении, то исключается и уголовная ответственность. Если же деяние признается преступным и при неосторожной форме вины, то незнание его общественно опасного характера не исключает ответственности за неосторожное преступление при условии, что лицо должно было и могло сознавать общественную опасность своего действия или бездействия. Если объективная сторона преступления характеризуется в законе с помощью таких признаков, как способ, место, обстановка или время совершения, то ошибка относительно этих признаков означает разновидность ошибки в характере совершаемого деяния. При этом квалификация преступления определяется содержанием и направленностью умысла виновного. Так, если лицо считает похищение чужого имущества тайным, не зная о том, что за его действиями наблюдают посторонние лица, оно подлежит ответственности не за грабеж, а за кражу. 

Ошибка в личности потерпевшего означает, что виновный, наметив определенную жертву, ошибочно принимает за нее другое лицо, на которое и совершает посягательство. Как и при ошибке в предмете посягательства, здесь заблуждение виновного не касается обстоятельств, являющихся признаком состава преступления. В обоих случаях страдает именно намеченный объект, поэтому ошибка не оказывает никакого влияния ни на квалификацию преступления, ни на уголовную ответственность, если, разумеется, с заменой личности потерпевшего не подменяется объект преступления (например, по ошибке совершается убийство частного лица вместо убийства государственного или общественного деятеля с целью прекращения его государственной или политической деятельности - ст. 277 УК). 

Ошибка относительно общественно опасных последствий - ошибка относительно признаков, характеризующих объективную сторону, может заключаться в ошибке относительно количественной или качественной характеристики общественно опасных последствий.

Ошибка относительно тяжести общественно опасных последствий означает заблуждение в их количественной характеристике. При этом фактически причиненные последствия могут оказаться либо более, либо менее тяжкими по сравнению с предполагаемыми. Если ошибка в количественной характеристике последствий не выходит за рамки, установленные законодателем, то она не влияет ни на форму вины, ни на квалификацию преступления. Не оказывает влияния на уголовную ответственность и ошибка относительно количественной характеристики последствий в тех случаях, когда ответственность не дифференцируется в зависимости от тяжести причиненного вреда. В тех случаях, когда уголовная ответственность зависит от тяжести последствий, лицо, допускающее ошибку относительно этого признака, должно нести ответственность в соответствии с направленностью умысла. Так, наступление более тяжкого последствия, чем субъект имел в виду (например, смерти, не охватываемой намерением лица, стремящегося причинить лишь телесные повреждения), исключает ответственность за его умышленное причинение. Если же причинение более тяжкого последствия охватывалось неосторожной виной, то наряду с ответственностью за умышленное причинение (или попытку причинения) намеченного последствия (тяжкого вреда здоровью) наступает ответственность и за неосторожное причинение более тяжкого последствия (смерти). 

Заблуждение лица относительно количественной характеристики последствий на квалификацию содеянного не влияет, если эта ошибка не выходит за установленные законодателем пределы. Любой размер вреда, превышающий установленную законом сумму на момент совершения преступления, рассматривается как крупный и на квалификацию не влияет. Однако если умысел виновного был направлен на хищение в крупном размере, а он фактически оказался меньшим, содеянное должно квалифицироваться как покушение на хищение в крупном размере, так как осуществить таковое виновному не удалось по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного. 

Ошибка относительно характера общественно опасных последствий (качественная характеристика), может состоять в предвидении таких последствий, которые фактически не наступили, либо в непредвидении таких последствий, которые в действительности наступили. Такая ошибка исключает ответственность за умышленное причинение фактически наступивших последствий, но может влечь ответственность за их причинение по неосторожности, если таковая предусмотрена законом. Деяние, повлекшее не те последствия, которые охватывались умыслом субъекта, квалифицируется как покушение на причинение последствий, предвиденных виновным. Так, сталкивая свою жертву с балкона пятого этажа, субъект полагал, что таким образом лишит ее жизни. Однако удачное приземление потерпевшего в сугроб повлекло за собой лишь причинение незначительного вреда здоровью.

В зависимости от направленности умысла должен решаться вопрос и в случаях, когда фактическая ошибка связана с неправильным представлением о причинной связи. Если вследствие преступных действий наступает тот преступный результат, который охватывался намерением виновного, то ошибка в причинной связи не влияет на форму вины и уголовную ответственность. Например, Н. и М., находящиеся в нетрезвом состоянии, возвращались домой с вечеринки. По пути они поссорились и подрались. Н. нанес М. множество ударов шилом по голове. Полагая, что М. мертв, Н. с целью скрыть совершенное преступление бросил потерпевшего в лужу. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть М. наступила от афлексии (попадание воды в дыхательные пути). Н. правильно был осужден за умышленное убийство. 

Иногда ошибка в причинной связи исключает умысел, но обосновывает ответственность за неосторожное причинение последствий, если субъект должен был и мог предвидеть истинное развитие причинной связи. Так, неопытный водитель автомобиля резко тормозит на повороте дороги, покрытой щебенкой, в результате заноса машина переворачивается, пассажиры получают телесные повреждения. В данном случае виновный, не обладая достаточным опытом, не предвидел, в каком направлении будет развиваться вызванная им причинно-следственная цепочка, хотя должен был и мог это предвидеть. В случаях, когда последствие, охватываемое умыслом, фактически наступает, но является результатом не тех действий, которыми виновный намеревался их причинить, а других его действий, ошибка в развитии причинной связи влечет изменение квалификации деяния. 

В судебной практике нередко возникает вопрос об ошибках в обстоятельствах, отягчающих и смягчающих наказание, заключается в неверном представлении виновного об отсутствии таких обстоятельств, когда они имеются, либо об их наличии, когда фактически они отсутствуют. В этих случаях ответственность определяется содержанием и направленностью умысла. Если виновный считает свое деяние совершенным без отягчающих или смягчающих обстоятельств, то ответственность должна наступать за основной состав данного преступления. Отягчающие обстоятельства, о наличии которых лицо, совершившее преступление, не знало, не могут быть вменены ему в вину. 

Так, лицо не может нести ответственность за изнасилование несовершеннолетней, если он считал ее достигшей возраста 18 лет, а соучастник, не знавший о том, что взяткополучатель является главой органа местного самоуправления, не может отвечать за пособничество в получении взятки, предусмотренном ч. 3 ст. 290 УК. И наоборот, если виновный был убежден в наличии отягчающего обстоятельства, которое на самом деле отсутствовало, деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление, совершенное при отягчающих обстоятельствах. 

Фактическая ошибка может касаться признаков, характеризующих объективную сторону преступления. Это, прежде всего, ошибка в характере совершаемого действия или бездействия. Такого рода ошибки могут быть двух видов. Лицо не считает свои действия (бездействие) опасными и влекущими уголовную ответственность, хотя Уголовным кодексом они признаются преступлением. Например, лицо расплачивается за покупку фальшивой купюрой, не подозревая об этом. В данном случае лицо объективно совершает преступление, предусмотренное ст. 186 УК (изготовление или сбыт поддельных денег и ценных бумаг). Но ответственность по ст. 186 УК наступает лишь при наличии умышленной вины. Отсутствие умысла исключает и уголовную ответственность. Если же лицо заблуждается относительно опасности своих действий (бездействия), то ответственность за такое поведение предусмотрена лишь при наличии вины (умысла или неосторожности). Лицо считает свои действия (бездействие) общественно опасными, но на самом деле они таковыми не являются. В этих случаях ответственность наступает за покушение на преступление, так как виновный реализует свой умысел на совершение конкретного преступления. Так, желая отравить своего конкурента в бизнесе, субъект подсыпает ему в бокал порошок, который он считал ядом. Однако порошок был безвреден. В таком случае действия будут квалифицироваться по ч. 3 ст. 30 и ст. 105 УК РФ. 

Помимо рассмотренных в теории уголовного права выделяются и другие виды ошибок. Это ошибки в квалифицирующих признаках преступления (заключается в ошибочном представлении виновного об отсутствии квалифицирующих признаков совершаемого деяния, когда они имеются, либо, наоборот, об их наличии, когда они фактически отсутствуют) и ошибки в средствах совершения преступления (ошибка этого вида выражается в использовании иного, чем было намечено, средства совершения преступления).

Заключение

Проанализировав все вышеизложенное, следует заметить, что проблема ошибок (в широком смысле) выходит за рамки их изучения только уголовным правом. Исследованию ошибок поведения человека уделяют внимание различные науки: психология, социология, философия и т.д. Никто не застрахован от ошибки в своем поведении, но лишь часть человеческих ошибок попадает в сферу их изучения уголовным правом.

Итак, подведя итоги, становится неоспоримым, что вопрос об ошибке в уголовном праве непосредственно связан с проблемой вины и ее влиянием на ответственность. Юридическая ошибка не влияет на форму вины и уголовную ответственность, но в некоторых случаях может играть роль смягчающего обстоятельства. Влияние фактической ошибки на уголовную ответственность можно охарактеризовать таким образом: отягчающие обстоятельства, о наличии которых не знало лицо, совершившее преступление, не могут быть вменены ему в вину, уголовная ответственность должна определяться с учетом направленности умысла виновного. Совершая преступление, виновный не всегда может точно представить себе развитие события преступления, причинную связь между деянием и последствием, а также другие обстоятельства преступления. Не всегда он знает о наказуемости преступления, квалификации и сроках наказания.

Принцип ответственности за вину (субъективное вменение) требует оценки не только истинных, но и ошибочных представлений лица о характере совершаемого деяния и его социальном значении. В связи с этим, рассматривая понятие вины, необходимо дать и понятие ошибки, определить ее влияние на уголовную ответственность.

Анализ юридической литературы показывает, что существует множество классификаций ошибок, которые отражают в той или иной мере рассматриваемое явление, открывают какие-то стороны его и уже в силу этого имеют практическое значение, а отсюда заслуживают и внимания науки уголовного права. Приведенная классификация ошибок позволяет разрешить не только практические, но и теоретические вопросы уголовного права.