Общая характеристика семьи обычного права

Предмет: Правоведению
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 02.09.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти рефераты по гражданскому праву на любые темы и посмотреть как они написаны:

 

Много готовых тем для рефератов по правоведению

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Общая характеристика англо-саксонской правовой семьи
Общая характеристика религиозной правовой семьи
Международное и национальное (внутригосударственное) право
Понятие источников (форм) права

 

Введение:

В современном мире каждое государственное сообщество имеет свое право. Негосударственные сообщества также имеют право: каноническое право, индуистское право и т. д. существует международное право, предназначенное для регулирования межгосударственных и внешнеторговых отношений в глобальном или региональном масштабе. 

«Закон разных стран сформулирован на разных языках, использует разные методы и создан для общества с очень разными структурами, нравами, убеждениями». 

В современном мире существует много правовых систем. Правовая система это понятие, которое является более широким и обширным, чем просто понятие «закон». 

На пороге 20-го века число национальных правовых систем почти утроилось, и теперь их число приближается к двум сотням.

Учитывая все национальные правовые системы, в юридической литературе используются термины «правовая карта мира» (В.А. Туманов),

«Правовая география мира» (В. Кнапп), «Сообщество правовых систем» (Ж. Сталев) и другие. Эти термины охватывают существующие национальные правовые системы в мире с их отличительными чертами.

Дело, конечно, не только в количественных характеристиках и очень значительном разнообразии национальных правовых систем, но и в том, что неравномерность социально-исторического развития на одном синхронном участке самых разных этапов правового развития.

Среди всех существующих правовых систем наиболее интересной и противоречивой, на мой взгляд, является российская правовая система, поскольку сегодня она находится только на стадии своего формирования.

Концепция правовой системы

В настоящее время наиболее известны две разные концепции правовой системы узкая и широкая, более сложная.

В узком смысле правовая система понимается как право определенного государства, терминологически обозначаемое как «национальная правовая система».

Понятие «правовая система», используемое в широком смысле, тесно связано со сравнительной юриспруденцией. Терминология здесь очень разнообразна. Например, Р. Давид использует термин «семейство правовых систем», К.О. Эберт и М. Рейнштейн «Правовые круги», И. Сабо «Форма правовых систем», С. С. Алексеев «Структурная общность». Самый распространенный термин «законная семья». 

Правовая семейная категория служит для обозначения относительного единства правовых систем, имеющих сходные правовые характеристики, и отражает особенности этих систем, обусловленные сходством их конкретного исторического развития: структура, источники, ведущие институты и отрасли права, правовые культура, правовые традиции и т. д. он отражает относительную независимость правовой формы, особенно технического и юридического содержания права. 

Таким образом, правовая семья понимается как более или менее широкий набор национальных систем, объединенных общей исторической формацией, структурой и источниками, ведущими отраслями и правовыми институтами, правоохранительными органами, методами и методами развития. В связи с этим можно сделать сравнение с миром религии, каждый из которых, например, христианство, буддизм и ислам, основан на фундаментальном единстве, что, однако, не исключает наличия сект, культов, обрядов, школы, внутри него. 

Понятие «правовая семья» требует рассмотрения существующих правовых систем как сложных правовых и социальных комплексов. Понятие «законная семья» не соответствует какой-либо биологической реальности; он используется только в дидактических целях для выявления сходств и различий существующих правовых систем. 

Если общие существенные признаки совпадают, правовые системы различаются по своим индивидуальным историческим характеристикам, что особенно важно для общей теории права.

Во-первых, признаки, определенные общими законами права, то есть признаки, которые являются общими для всех правовых систем, права в целом

Во-вторых, особенности, объединяющие в правовую семью и правовую группу

И, наконец, в-третьих, черты, которые характерны только для этой национальной правовой системы.

Классификация современных правовых систем

Правовая карта мира включает в себя множество национальных правовых систем, каждая из которых объединяет всю юридическую силу конкретного государства (доктрина, структура, источники, ведущие институты и отрасли, традиции, правосознание, верховенство права, правовая культура и т. д.). Категория «правовая семья» используется для обозначения группы правовых систем, имеющих сходные правовые характеристики, сходство которых является результатом их конкретного исторического и логического развития. Подход западных компаративистов, отрицающих типологию правовых систем исключительно на основе их классовой сущности, заслуживает поддержки.

В классификации они используют различные факторы, от этических, расовых, географических, религиозных и заканчивая юридической техникой и стилем права. Отсюда и множество классификаций. Наибольшей популярностью пользовалась классификация правовых семей, приведенная французским ученым Р. Давидом. Он основан на сочетании двух критериев: идеологии, которая включает религию, философию, экономические и социальные структуры, и правовых технологий, которые включают источники права в качестве основного компонента. Р. Давид выдвинул идею трихотомии разделения трех семейств (или систем): романо-германских, англосаксонских или англо-американских и социалистических.

Они примыкают к остальному правовому миру, охватывающему 4/5 планеты, которая называлась «религиозные и традиционные системы». Другая классификация основана на концепции «западного права», и тогда возникает дуализм: западное право как продукт либерального общества, основанного на индивидуализме, христианских традициях, свободе предпринимательства и стремлении к правовой стабильности, призванной сохранить фундаментальные ценности, и Социалистическое право как крайне нестабильное, переходное (доктрина «отмирания права при коммунизме»), определяемое социалистическими экономическими, политическими и культурными условиями, в частности господством государственной собственности и планирования.

Структура западного права различает романо-германские и англосаксонские системы. Эта идея была также выдвинута Р. Дэвидом в 1950 году в книге «Начальный курс сравнительного гражданского права». Впоследствии он отошел от этой позиции и начал придерживаться концепции трихотомии. К. Цвайгерт и Г. Коц в книге «Введение в правовое сравнение в частном праве», опубликованной в 1971 году, критерием «правовой стиль» основаны на классификации правовых систем. «Правовой стиль» состоит, по мнению автора, из пяти факторов: происхождение и эволюция правовой системы; идентичность правового мышления; конкретные правовые институты; сущность источников права и методы их толкования; идеологические факторы.

Исходя из этого, выделяются следующие «правовые круги»: романский, германский, скандинавский, англо-американский, социалистический, исламский закон, индуистский закон. По сути, тот же результат был получен, как и у Р. Давида. Более того, во всех случаях марксистско-ленинская типология права, основанная на критерии социальноэкономического образования (рабовладельческое, феодальное, буржуазное, социалистическое), не принимается во внимание А. Х. Саидов считает, что только единство глобальной марксистско-ленинской типологии и внутритиповой классификации правовых систем позволяет создать целостное представление о правовой карте мира. Исходя из группы критериев, включающих, во-первых, историю правовых систем, во-вторых, систему источников права, в-третьих, структуру правовой системы, ведущие институты и отрасли права, он выделяет восемь юридических семей в буржуазных.

Тип права: романо-германский, скандинавский, латиноамериканский, общеправовая правовая семья, мусульманские, индуистские правовые семьи, обычная семья и дальневосточная правовая семья. Они рассматриваются вместе с семьей социалистического права. Историческое развитие признано основным в определении их особенностей. Внутри социалистической правовой семьи, которая сейчас находится в историческом аспекте, существовали относительно независимые группы: советская правовая система, правовые системы социалистических государств Европы, правовая система социалистических государств Азии и правовая система Республики Куба, которая, естественно, имела и имеет много общего, а также особенную и единственную. Таким образом, существует ряд классификаций правовых систем прошлого и настоящего. С учетом общего, повторенного в рассмотренных классификациях, остановимся подробнее на характеристиках основных правовых семейств прошлого и настоящего. 

Романо-германская правовая семья или семья "континентального права"

Романо-германская правовая семья, или система континентального права (Франция, Германия, Италия, Испания и другие страны), имеет долгую правовую историю. Он развивался в Европе в результате усилий ученых из европейских университетов, которые они разрабатывали и развивали с 12-го века. основанный на кодификации Императора Юстиниана, общей юридической науки для всех, адаптированной к условиям современного мира. Американский юрист Л. Фридман в своей книге «Введение в американское право» описывает огромное влияние римского права на формирование римско-германской правовой системы. «Древние римляне были великими законодателями, пишет он, их традиции никогда не умирали полностью в Европе, даже после того, как туда пришли варвары. Все, что осталось от великой Римской империи, это гражданское право. И далее: «В средние века римское право в его классическом виде был вновь обнаружен и ожил. Даже сегодня правовые кодексы Европы отражают влияние римского права и его средневекового возрождения. Франция, Германия, Италия, Португалия, Испания, среди прочего, безусловно, являются гражданско-правовыми странами. Через Испанию и Португалию гражданское право мигрировало в Латинскую Америку, французы перенесли его в Африку.

Р. Давид утверждал, что романо-германская правовая семья была результатом получения римского права, и на первом этапе доктрины была исключительно продуктом культуры, имела политический характер. На следующем этапе эта семья начала подчиняться общим законным отношениям права с экономикой и политикой, прежде всего отношениями собственности, обмена и перехода от неэкономического к экономическому принуждению. Здесь выделяются нормы и принципы права, которые рассматриваются как правила поведения, отвечающие требованиям морали, особенно справедливости. Юридическая наука видит свою главную задачу в определении того, какими должны быть эти стандарты.

С девятнадцатого века. основным источником (формой) права в странах, где правовая семья доминирует, является закон. Право образует как бы скелет верховенства права, охватывает все его аспекты, а другие факторы в значительной степени дают жизнь этому скелету. Закон не рассматривается узко и текстуально, но часто зависит от обширных методов его толкования, в которых проявляется творческая роль учения и судебной практики. Юристы и сам закон теоретически признают, что в законодательном порядке могут быть пробелы, но эти пробелы практически ничтожны.

Все страны романо-германской семьи имеют письменные конституции, нормы которых признают высшую юридическую силу, выраженную как в соответствии с законами и подзаконными актами конституции, так и в установлении большинством государств судебного контроля за конституционностью "обычные" законы. Конституции разграничивают компетенцию различных государственных органов в области законотворчества и, в соответствии с этой компетенцией, разграничивают различные источники права. В романо-германской правовой доктрине и в законодательной практике существует три типа «обычного» права: кодексы, специальные законы (действующее законодательство) и сводные тексты норм. В большинстве континентальных стран существуют гражданские (или гражданские и коммерческие), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы.

Система действующего законодательства также очень разнообразна. Законы регулируют определенные области общественных отношений, такие как акционерное законодательство. Их количество в каждой стране велико. Особое место занимают сводные тексты налогового законодательства. Среди источников романо-германской правовой семьи роль подзаконных актов: нормативные акты, административные циркуляры и министерские указы значительна (и возрастает). В римско-германской семье широко используются некоторые общие принципы, которые юристы могут найти в самом законе и, если необходимо, вне закона. Эти принципы показывают подчинение права диктату справедливости в той форме, в которой последний понимается в определенную эпоху и в определенный момент.

Принципы раскрывают сущность не только законодательства, но и прав адвокатов. Сам законодатель со своей властью устанавливает некоторые новые формулы. Например, ст. 2 Гражданского кодекса Швейцарии устанавливает, что осуществление права запрещено, если оно явно превышает пределы, установленные доброй совестью, добрыми словами или социально-экономической целью закона. Основной закон Федеративной Республики Германии в 1949 году отменил все ранее изданные законы, которые противоречили принципу равных прав для мужчин и женщин.

Правовая концепция этой семьи характеризуется гибкостью, выражающейся в том, что адвокаты не склонны соглашаться с решением определенного вопроса, что в социальном плане кажется им несправедливым. Действуя на основе принципов права, они действуют как бы на основе делегированных им полномочий. Адвокаты этой юридической семьи, ища право вместе, каждый в своей сфере и используя свои собственные методы, стремятся к общему идеалу, чтобы найти решение по каждому вопросу, которое отвечает общему правосознанию на основе сочетания различных интересов как частного, так и всего общества.

Таким образом, среди важных источников права следует выделить общие принципы, содержащиеся в законодательстве и вытекающие из него. В наши дни, как и в прошлом, в римско-германской правовой семье доктрина является очень важным источником права. Это касается как законодателя, так и правоохранителя. Законодатель часто выражает только те тенденции, которые установлены в учении, и воспринимает его предложения. Доктрина, которая подтверждает идентичность права и права, играла особенно негативную роль в прошлом, поскольку во время немецкой оккупации, особенно во Франции, она способствовала предвзятому толкованию антидемократических законов и обосновывала необходимость их применения. Во Франции он стал более активным после того, как Конституция 1958 года разграничила сферу действия закона и регулирования.

Правила больше не подлежат контролю с точки зрения их соответствия законодательству. Однако Государственный совет взял на себя функцию проверки их законности и аннулировал правила, когда они противоречили «общим принципам права», закрепленным в преамбуле Конституции Франции. Антипозитивистская тенденция также характерна для Германии как реакция на тот факт, что годы национал-социализма способствовали ее политическим и расовым установкам, поскольку в законе она видела только то, что было полезно для государства. Считается, что признание важной роли законодателя не должно приводить к закрытию глаза на реальные отношения между ним и доктриной и утверждению диктатуры закона.

Доктрина также широко используется в правоохранительных органах, в частности при толковании закона. Сегодня все больше, например, во Франции, правоохранительные органы стремятся признать независимый характер процесса толкования, отрицать, что толкование состоит только в том, чтобы найти грамматическое и логическое значение терминов закона или намерений законодатель. Он настаивает на том, чтобы принять во внимание реальные отношения между ним и доктриной. Комментарии, опубликованные во Франции, Германии и других государствах, становятся все более и более доктринальными и критическими, а учебники обращаются к судебной практике и в целом к ​​юридической практике. Французский и немецкий стили объединяются.

С развитием международных отношений международное право приобрело большое значение для национальных правовых систем. Конституция Германии 1949 года прямо предусматривает, что общие принципы международного права имеют приоритет над национальными законами. Аналогичная норма в несколько иной реакции появилась в Конституции Российской Федерации. В системе источников романо-германского права положение обычаев своеобразно. Он может действовать не только в дополнение к закону, но и в дополнение к закону. Роль обычая, вопреки законам, очень ограничена, даже если в принципе она не отрицается доктриной. В целом, за редким исключением, обычай здесь теряет характер самостоятельного источника права. Учение о судебной практике как источнике германо-римского права очень противоречиво.

Однако анализ реальности позволяет сделать вывод, что судебную практику можно классифицировать как вспомогательный источник права. Об этом свидетельствует постоянно растущее число опубликованных сборников и справочников судебной практики, а также важность, прежде всего, кассационного прецедента. Кассационный суд является высшим судом. Таким образом, решение суда, основанное, например, на аналогии или общих принципах, поддержанных Кассационным судом, может рассматриваться другими судами при рассмотрении таких дел как фактический прецедент. Постановления Кассационного суда Франции и Государственного совета изучаются и находятся под влиянием различных франкоязычных стран, соседних или отдаленных.

Это также верно в отношениях между другими европейскими и неевропейскими государствами, которые являются членами романо-германской правовой семьи. Учитывая нынешнее стремление юристов всех стран полагаться на закон, мы можем говорить о судебном прецеденте только как об определенном исключении, которое не затрагивает первоначальный принцип верховенства права. Крайне важно, чтобы судья не превратился в законодателя. Этого пытаются добиться в странах немецко-римской правовой семьи. В странах романо-германской правовой системы используется разделение права на государственное и частное, ставшее классическим со времен Римской империи.

Основой, критерием выделения публичного права является общий, государственный интерес (реализация общественных целей и задач), частное право особый, частный интерес (реализация целей отдельных лиц, граждан, организаций). Публичное право регулирует отношения, основанные на власти и подчинении, на механизме принуждения обязанных лиц. В нем преобладают императивные нормы, которые нельзя изменить, дополняемые участниками правоотношений. Сфера публичного права традиционно включает в себя конституционное, уголовное, административное, финансовое, международное публичное право, процессуальные отрасли, основные институты трудового права и т. д. частное право регулирует отношения между равными независимыми субъектами. Здесь преобладают диспозитивные нормы, действующие только в той части, в которой они не изменены, их участниками не отменяются. В сферу частного права входят: гражданское, семейное, коммерческое, международное частное право, отдельные институты трудового права и некоторые другие. 

Публичное и частное право подразделяются на одни и те же отрасли: конституционное право, административное, гражданское, уголовное право, процессуальные ветви и т. д. такое же совпадение наблюдается на более низком уровне правовых институтов и понятий. Объяснение такой общности в едином происхождении права континентальной Европы от римского и канонического права. 

Англо-американская правовая система, или семья «общего права» В отличие от государства романо-германской правовой семьи, где основным источником права является закон, в государствах англо-американской правовой семьи основным источником Закон является судебным прецедентом, т.е. нормами, сформулированными судьями в своих решениях. Англо-американское «общее право» включает в себя, прежде всего, группу английского права с прагматически-рационалистическим мышлением, характерным для Англии, типичным для буржуазных стран, где никогда не было мировоззренческих традиций создания глобальных социально-правовых норм. философские теории и где, в силу исторических особенностей развития, капитализм сохранял явную настороженность перед высшей властью, за ее концентрацию и сохранялся в отличие от престижа судебной системы.

При определенных условиях это обстоятельство нашло отражение в жизни Соединенных Штатов и бывших владений Британской империи. Эта семья включает в себя, наряду с Соединенными Штатами и Англией, Северной Ирландией, Канадой, Австрией, Новой Зеландией, а также 36 государствами-членами Британского Содружества. «Семья общего права», как и римское право, развивалась по принципу: «Право там, где есть его защита». Несмотря на все попытки кодифицировать, дополнять и улучшать положения «права на справедливость», это в основном прецедентное право, созданное судами. Это не исключает возрастающей роли статусного (законодательного) права.

В отличие от местных обычаев, это право является общим для всей Англии. Он был создан королевскими дворами, обычно называемыми Вестминстерскими в том месте, где они сидели, начиная с XIII века. В деятельности королевских судов постепенно формировалась сумма решений, которыми они руководствовались в будущем. Возникло прецедентное правило, означающее, что после того, как решение суда было сформулировано, оно стало обязательным для всех других судей.

Поэтому считается, что английское «общее право» образует классическую систему прецедентного права, или право, созданное судами. Характерные черты правопонимания в этой правовой семье выражаются формулой: «Средство правовой защиты важнее закона», поскольку основной трудностью была возможность обратиться в Королевский суд. К концу XIII в. роль и значение статутного права возрастают, и, следовательно, законодательная роль судей стала несколько сдержанной. В XIV-XV вв. в связи с развитием буржуазных отношений возникла необходимость выйти за строгие рамки прецедентов.

Роль суда перешла к королевскому канцлеру, который начал в порядке определенной процедуры разрешать споры по поводу обращений к королю. В результате, наряду с общим правом, появилось «право на справедливость». До реформы 1873-1875 гг. в Англии существовал дуализм судопроизводства: помимо судов, применяющих общее право, существовал суд лорда-канцлера. Реформа объединила «общее право» и «право на справедливость» в единую систему прецедентного права. И сегодня английское право продолжает оставаться в значительной степени судебным правом, разработанным судами в процессе разрешения конкретных дел.

Для англичанина главным было то, что дело должно быть рассмотрено в суде добросовестными людьми и что должны соблюдаться основные принципы судопроизводства, которые являются частью общей этики. Судьи "общего права", в отличие от законодателя, не создают решений общего характера, рассчитанных на будущее. Они разрешают конкретный спор. Такой подход делает нормы «общего права» более гибкими и менее абстрактными, чем нормы права германо-римских систем, но в то же время делает закон более казуистическим и менее определенным. Благодаря «общему праву» и «прецедентному праву» различие между правом и правом более выражено и несколько отличается от различия между правом и правом на континенте. Это важно в связи с увеличением в современных условиях масштаба и важности статутного права среди источников английского права.

В англосаксонской правовой семье само понятие права, система источников права, юридический язык совершенно иные, чем в правовых системах романо-германской правовой семьи. Нет разделения права на публичное и частное. Он заменяется разделением на «общее право» и «закон справедливости». Нет четко выраженного разделения права на отрасли, поскольку суды могут анализировать различные категории дел: государственные и частные гражданские, коммерческие, уголовные, а также из-за отсутствия кодексов европейского типа. Поэтому английский адвокат, похоже, имеет единый закон. Доктрина не знает дискуссий о структурных делениях права. Она предпочитает результат теоретическому обоснованию, т. е. прагматична.

Раз решение является нормой для всех последующих судебных разбирательств по аналогичным делам. Однако степень обязательного прецедента зависит от места в судебной иерархии суда, рассматривающего дело, и от суда, чье решение может стать прецедентом, т.е. к указанному общему правилу требуется изменение на практике.

При нынешней организации судебной системы это означает: 

  • решения высшего органа палаты лордов обязательны для всех судов;
  • апелляционный суд, состоящий из двух отделений (гражданского и уголовного), обязан соблюдать прецеденты Палаты лордов и свой собственный, и его решения являются обязательными для всех нижестоящих судов;
  • высший суд связан прецедентами обоих высших судов, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов;
  • районные и магистратские суды обязаны следовать прецедентам всех вышестоящих органов, и их собственные решения не создают прецедентов.

Прецедентное правило традиционно считалось «жестким» в Англии, но есть факты отказа от этого принципа по отношению к себе, например, Палатой лордов. Прецедентное право требует, чтобы судья признал обстоятельства рассматриваемого дела аналогичными ранее решенному делу, от которого зависит применение конкретного прецедентного права. Судья может найти аналогию обстоятельств, даже если на первый взгляд ее там нет. Наконец, он может вообще не найти никакого сходства обстоятельств, и затем, если отношения не регулируются нормами статутного права, сам судья создает правовую норму, то есть становится законодателем. За многовековую деятельность законодательного органа общее количество принятых им актов составляет около 50 томов (более 40 тысяч актов).

Каждый год английский парламент издает до 80 законов. В то же время существует около 300 тысяч прецедентов. Проблема взаимосвязи между законом и судебной практикой в ​​Англии является специфической. Действует принцип, согласно которому закон может отменить прецедент, а в случае коллизии права и прецедента приоритет отдается закону. Однако реальность гораздо сложнее: правоохранительный орган связан не только текстом самого закона, но и толкованием, данным ему в судебных решениях, называемых «прецедентной практикой толкования».

Поэтому нельзя однозначно утверждать, что парламентское законодательство как источник права выше прецедента. Оказывается, английский суд наделен широкими возможностями в отношении статутного права. Существенные различия между правовыми системами разных стран как в романо-германской семье, так и в «общем праве». Сказанное легко подтверждается при изучении законодательства США. Английские поселенцы в Соединенных Штатах принесли с собой английское право, но оно применялось с оговоркой «в той мере, в которой его нормы соответствуют условиям колонии» (так называемый принцип дела Кальвина в 1608 году).

Американская революция выдвинула на первый план идею независимого национального американского закона, нарушающего «английское прошлое». Первым шагом в этом направлении стало принятие письменной федеральной конституции 1787 года и конституций штатов, которые стали частью Соединенных Штатов. Предполагается отказ от принципа прецедента и других характерных черт «общего права». В ряде штатов приняты кодексы: уголовный, уголовно-процессуальный, гражданско-процессуальный, а ссылки на английские судебные решения запрещены.

Однако перехода американского права на романо-германскую семью не произошло. Долгое время Англия оставалась образцом для американских юристов. В литературе даже утверждается, что, поскольку условия жизни в Соединенных Штатах приблизились к условиям жизни в Европе, американское право стало ближе к английскому праву, чем в колониальную эпоху. Законодательство США в целом имеет структуру, аналогичную структуре «общего права», но только в целом. Одно из различий, и очень значительных, связано с федеральной структурой США.

Государства в пределах своей компетенции создают свое собственное законодательство и свою систему прецедентного права. Отсюда значительный массив статутного права на государственном уровне. Соответственно, в Соединенных Штатах существует 51 правовая система: 50 в штатах, одна федеральная. Около 300 томов судебной практики ежегодно публикуются в Соединенных Штатах, и, несмотря на широкое использование компьютерных технологий, поиск прецедентов не является легкой задачей. Закон штата вводит много несоответствий в законодательство страны, что делает правовую систему США сложной и запутанной.

Высокие суды штата и Верховный суд США никогда не были связаны с их прецедентами. Отсюда их большая свобода и маневренность в процессе адаптации права к изменяющимся условиям. Это связано с полномочиями американских судов осуществлять контроль за конституционностью законов. Верховный суд США пользуется особенно широко распространенными правами, подчеркивая роль судебной власти в американской системе правления.

Законодательство США устанавливается судами, а принципы основаны на этих стандартах. В этом суть права, считают юристы. В американском статутном праве есть много кодексов, которых английский закон не знает, например, Единый коммерческий кодекс 1962 года. Как и в Англии, в Соединенных Штатах велико значение «обычного» права для функционирования механизма государственной власти.

Пробелы в Конституции США заполняются не только с помощью действующего законодательства, но и путем признания установленных обычаев, устоявшихся обычаев и традиций. В частном праве обычаи обычны. Таким образом, ориентация на гибкое законотворчество, наличие права на судебную практику, расширение прав и возможностей судов с неограниченными полномочиями создавать и пересматривать правовые нормы, правовой дуализм, обусловленный федеративным устройством Соединенных Штатов, все это создает специфику Американский закон. 

Семья традиционного религиозного права

Правовые системы многих стран Азии и Африки не обладают той степенью единства, которая характерна для ранее охарактеризованных правовых семей. Однако они имеют много общего по сути и форме, все они основаны на концепциях, которые отличаются от тех, которые доминируют в западных странах. Конечно, все эти правовые системы в некоторой степени заимствуют западные идеи, но в значительной степени остаются верными взглядам, в которых закон понимается совершенно по-разному и не призван выполнять те же функции, что и в западных странах.

Считается, что принципы, которыми руководствуются незападные страны, бывают двух типов: 

  1. признается великая ценность права, но само право понимается иначе, чем на Западе, существует переплетение закона и религии;
  2. Сама идея права отвергается, и утверждается, что общественные отношения должны регулироваться по-другому.

В первую группу входят страны мусульманского, индуистского и еврейского права, вторые страны Дальнего Востока, Африка и Мадагаскар.

Мусульманское право это система норм, выраженных в религиозной форме и основанных на мусульманской религии ислама. Ислам исходит из того, что существующий закон пришел от Аллаха, который в определенный момент истории открыл его человеку через своего пророка Мухаммеда. Он охватывает все сферы общественной жизни, а не только те, которые подлежат правовому регулированию. Право Аллаха дается человеку раз и навсегда, но божественные открытия нуждаются в разъяснении и толковании. Ислам самая молодая из трех мировых религий, но она очень широко распространена.

Эта религия содержит богословие, которое устанавливает догмы и разъясняет, во что должен верить мусульманин; шар, или шариат, то есть наставления для верующих: что они должны делать, а что нет. Шариат в переводе на русский означает «маршрут» и составляет то, что называется исламским правом. Это право указывает на то, как мусульманин должен вести себя без различия обязанностей по отношению к себе, как и по отношению к Богу. Другими словами, шариат основан на идее обязанностей, возложенных на человека, а не на правах, которые он может иметь.

Следствием неисполнения обязательств является грех того, кто их нарушает, поэтому мусульманское законодательство не уделяет большого внимания санкциям, установленным самими нормами. Он регулирует отношения только между мусульманами. В исламе доминирует концепция теократического общества, в котором государство играет роль религиозного служителя. Ислам по своей сути, как иудаизм, является религией закона. 

Мусульманское право имеет 4 источника:

  1. Коран священная книга ислама;
  2. Сунна, или традиции, связанные с посланником Бога;
  3. Иджму, или единый договор мусульманской общины;
  4. Кияс, или суждение по аналогии.

Особенности исламского права включают в себя: архаическую природу ряда институтов, казуистику и отсутствие систематизации. Это право церкви, право сообщества верующих. Обычаи не являются частью мусульманского права и никогда не рассматривались как его источник. В юридической реальности широко используются соглашения, которые могут внести существенные изменения в нормы мусульманского права, но не считаются обязательными. Развитие этой системы права прекратилось в 10 веке. н.э., когда возможность ее интерпретации исчезла.

Для адаптации мусульманского права к современной реальности используются методы, которые как бы выходят за рамки мусульманского права, соглашений, законодательства и обычаев, которые ему не противоречат. В странах исламского права был и остается дуализм судебной организации: наряду со специальными религиозными судами (кади) всегда функционировали другие типы судов, использующие примитивные обычаи или законодательные акты (положения) власти. Индуистское право вторая система религиозно-традиционной семьи и одна из старейших в мире.

Это не право Индии, а право сообщества, исповедующего индуизм, в Индии, Пакистане, Бирме, Сингапуре и Малайзии, а также в странах на восточном побережье Африки, главным образом в Танзании, Уганде и Кении. Как и Ислам, индуизм обязывает своих последователей в дополнение к принятию определенных религиозных догм для веры и определенного понимания мира. Одно из основных убеждений индуизма состоит в том, что люди с момента рождения делятся на социальные иерархические категории, каждая из которых имеет свою систему прав и обязанностей и даже мораль. Обоснование кастовой структуры общества является основой философской, религиозной и социальной системы индуизма. В этом случае каждый человек должен вести себя так, как предписано социальной кастой, к которой он принадлежит.

В качестве регулятора поведения допускается обычай. Позитивное индуистское право это обычное право, в котором религиозная доктрина в той или иной степени преобладает. Он определяет нормы поведения, в соответствии с ним обычаи меняются или толкуются. Обычаи очень разнообразны. Каждая каста или подкаст следует своим обычаям. Кастовое собрание путем голосования решает локально все споры, полагаясь на общественное мнение. Он также обладает эффективными принудительными средствами.

Самым суровым наказанием считается отлучение от определенной группы. В случае отсутствия конкретного правового положения по конкретному вопросу, судьи должны решить его добросовестно, справедливо. Правительству разрешено издавать законы. Судебные прецеденты и законодательство не считаются источниками права. Даже когда есть закон, судья не должен применять его строго (со всей строгостью). Ему была предоставлена ​​широкая свобода действий, чтобы примирить справедливость и власть всеми возможными способами. Даже меньше, чем закон, судебная практика может претендовать на роль источника здесь. Так, в период, предшествовавший британской колонизации, классический индуистский закон не основывался ни на формальных правилах, ни на решениях судов.

В период колониальной зависимости индуистское право претерпело значительные изменения. В области права собственности и обязательственного права традиционные нормы были заменены нормами "публичного права". Семейное и наследственное право и другие обычаи не изменились. К 1864 году судебные прецеденты накапливались. Однако прецедентное правление осталось далеко от традиций индуистского права.

Многие из его институтов и норм были изменены и даже заменены новыми, но не было полного вытеснения из индуистского права. Нечто подобное «англо-индуистскому праву», то есть индуистскому праву, сохранило свое нормативное значение, но с некоторыми ограничениями. Конституция 1950 года отвергла кастовую систему и запретила кастовую дискриминацию. В индуистском праве произошла своего рода революция. Однако новый Основной закон распространяется только на индийцев, а не на всех граждан Индии. Верность традициям прослеживается во всех трансформациях, дают о себе знать многовековые корни, связанные с религией. Системы китайского и японского права имеют свои особенности. Китайцы негативно относятся к идее права с его строгостью и абстрактностью.

Общая характеристика семьи обычного права

До начала двадцатого века. Считалось, что, используя абстрактные нормы, юристы создают препятствия для достижения компромиссов, на которых основано общество. Идея «общества без права» была как бы поставлена ​​под сомнение революцией 1911 года. После провозглашения республики были проведены работы по модификации. В 1929 1931 вступил в силу Гражданский кодекс, включающий как гражданское, так и коммерческое право. Гражданский процессуальный кодекс был принят в 1932 году, а Земельный кодекс в 1930 году. Внешне китайское право было европеизировано и включено в семейство правовых систем, основанных на римском праве.

В то же время традиционные концепции продолжали существовать, и именно они преобладали в жизни. Это относится к конфуцианству, соблюдению ритуалов (правил), предписанных обычаями, неуважению к суду, неуважению к людям, знающим закон. веками Китай не знал организованных юридических профессий. Суд был создан администраторами, руководствуясь советами должностных лиц, принадлежащих к наследственной касте, с целью примирения, обращенного к семье, клану, соседям, благородным лицам.

Не было юридической доктрины. А после 1949 года было принято не так много законов. Что касается Китайской Народной Республики, то существование традиций все еще существует, но в формальном, техническом смысле. Модель, с которой они хотят гармонизировать гармонию мира, теперь строится сначала на марксистской доктрине в том виде, в каком она интерпретируется председателем Мао. При нем был отказ от принципа законности, царил культ личности. После его смерти в 1976 году пришло время перемен. В 1978 году была принята Конституция КНР. С 1979 года был издан ряд нормативных актов.

Закон о выборах, Органический закон о судах, Закон о современных предприятиях, Закон об иностранных инвестициях, Закон о браке и т. д. однако в литературе отмечается, что законодательство в Китае не может быть реализовано до тех пор, пока не будет определено количество судов, судей и юристов значительно увеличивается, и традиционная враждебность к жестким законам изменится. Сомнительно, что закон и верховенство права будут играть в этой стране ту же роль, что и в современных цивилизованных государствах.

Считается, что современная правовая система Японии по своим основным чертам сформировалась в эпоху Мэйдзи («просвещенного правителя»), которая началась с буржуазной революции 1867-1868 годов. и закончился в первом десятилетии двадцатого века. До этого в течение нескольких веков Япония находилась под сильным влиянием Китая, что явно отражалось на его праве. Основным принципом было: «Люди не должны знать законы, а только подчиняться им». В то же время, концепция древнего китайского права была первоначальной, согласно которой неопределенность надвигающегося наказания более сильно препятствует совершению преступления, нежели знание конкретного наказания.

В эпоху Мэйдзи феодальная собственность на землю и формальные различия между сословиями были отменены, и была использована административная свобода выбора профессии и места жительства. Создание новой правовой системы началось. Первая конституция Японии в 1889 году была разработана по прусской модели. Специалист из Франции приглашен на должность юрисконсульта правительства Японии и для разработки кодов. В 1891 году был опубликован проект Гражданского кодекса Японии, составленный по образцу французского закона.

Однако противники радикальных реформ препятствовали его вступлению в силу, утверждая, что закон явно противоречит сложившимся традициям. Позже три японских адвоката подготовили новый проект Гражданского кодекса, который уже был сфокусирован на Гражданском кодексе Германии 1896 года, но в котором были включены многие положения предыдущего проекта. В 1898 году последний проект был опубликован как Гражданский кодекс Японии и начал действовать.

Особенно значительные изменения в японском законодательстве произошли после Второй мировой войны, когда Конституция была принята в 1946 году . Законодательство в области регулирования торговли и функционирования промышленных компаний было существенно затронуто американским законодательством. Под его влиянием были внесены изменения в другие отрасли действующего законодательства (семья, наследство и т. д.).

Источники гражданского и коммерческого права в Японии, наряду с кодексами и индивидуальными законами, признаны действующими обычаями и моральными стандартами. Пенсионное законодательство, законодательство об охране окружающей среды, трудовое законодательство, а также процессуальное законодательство всех видов интенсивно развиваются. Современная судебная система Японии включает в себя Верховный суд, высшие территориальные, семейные и первичные суды.

Прокуратура Японии является частью Министерства юстиции. В целом Япония подошла к идее, что верховенство права является необходимым условием верховенства права, то есть верховенства права, и в то же время существует образ жизни, который игнорирует верховенство права, отдавая дань обычаям и традициям. Закон предлагает способ разрешения тех случаев, которые не могут быть решены путем соглашения в соответствии с нравами страны. Таким образом, существует определенный дуализм в содержании правовой системы Японии по причине, заимствованной из французской, немецкой и американской правовых систем, а также из-за внутренней непоследовательности современного и будущего японского законодательства и сохранившихся старых обычаев, традиций, которые отклонить закон. 

Семья социалистического права

Социалистическая правовая семья (или социалистические правовые системы) представляет собой или, точнее говоря, во многом составляла в прошлом третью правовую семью, отличающуюся главным образом идеологическими основаниями. Правовые системы стран, входящих в «социалистический лагерь», ранее принадлежали к романо-германской правовой семье. Они по-прежнему сохраняют ряд своих особенностей. Верховенство права здесь всегда рассматривалось как общее правило поведения.

В значительной степени правовая система и терминология юридической науки, созданные усилиями европейских и советских ученых и восходящие к римскому праву, были сохранены. С существенным сходством с континентальным правом, правовые системы социализма имели существенные особенности, благодаря четко выраженной классовой природе. Единственным источником социалистического права было сначала революционное творчество исполнителей, а затем и правовые акты, в отношении которых было объявлено, что они выражают волю трудящихся, подавляющего большинства населения, а затем всего народа. во главе с компартией.

Само достижение социалистической революции было связано с целями построения реального социализма, но при условии мировой социалистической революции. Такой социализм не был построен. Принятые правовые акты, большинство из которых были подзаконными актами (секретные и полусекретные приказы и инструкции), фактически выражали в первую очередь и главным образом волю и интересы партийно-государственного аппарата. 

Преобладало узкое нормативное понимание права. Частное право уступило доминирующее место публичному праву. Для советской правовой системы идея верховенства права и идея, что необходимо найти закон, соответствующий принципу справедливости, основанному на примирении и гармонизации интересов отдельных лиц и общества, оставались чуждыми. Закон был императивным, он был тесно связан с государственной политикой, был его аспектом, обеспечивался партийной властью и принудительной силой правоохранительных (карательных) органов.

Теория исключала возможность для судебной практики выступать в качестве создателя верховенства права. Ей была назначена только роль строгого толкования закона. В какой-то степени эта принципиальная позиция была подкреплена отсутствием в стране судебной касты, которая утверждала бы, что станет независимой от государственной власти, если не будет конкурировать с ней. Несмотря на конституционный принцип независимости судей и их подчинения только закону, суд оставался инструментом в руках правящего класса (группы), обеспечивал его господство и защищал, прежде всего, его интересы.

Судебная власть не пыталась контролировать законодательную и исполнительную ветви власти. В СССР было сложно найти что-то вроде контроля за конституционностью законов. На социалистические правовые системы Европы, Азии и Латинской Америки, составляющие «социалистический лагерь», существенное влияние оказала первая правовая система, которая считалась социалистической, советской. Национальные правовые системы зарубежных социалистических стран были и есть (Китай, Северная Корея) разновидностями социалистического права. 

Российская правовая система

Российская правовая система уходит своими корнями в глубокие слои национальной культуры и государственности.

Древнейшими источниками русского права являются обычаи славянских племен. Когда возникли княжества, обычаи превратились в обычное право. Дальнейшее развитие российской правовой идеи выражалось в движении к созданию единой государственности. На смену вече собраний приходит земские соборы. Основным источником права является законодательство. XVIII век завершил самостоятельные этапы развития русского права.

При Петре I происходит активный «вывоз» европейской правовой культуры, которую сажает «сверху» само государство. После эпохи Петра Великого продолжается массовое проникновение различных российских институтов в российскую жизнь от внутреннего до государственного права. Таким образом, правовая система России теперь выглядит как сложное, противоречивое сочетание божественного значения, человеческого поведения и искусственной, иногда оппортунистической маски, надетой на российское правовое явление политической властью или доминирующей идеологической системой. 

Исторические, религиозные и правовые источники российской правовой системы представляют собой два таких, казалось бы, различных законодательных органа, как право Российской империи и советское право. В результате такого сложного переплетения нормативного материала различной идеологической природы, в том числе многих западных правовых ценностей, российское право вступило в сложное состояние начала нового этапа революции. 

Правовая система России относится к особому типу правовой цивилизации. У нее есть особая система юридической идентификации, которая, однако, не делает ее никаким исключением в юридическом мире. Российский тип правовой идентификации характеризуется стремлением правосознания вложить свое социальное и этическое значение в феномен права, спонтанно практическим поиском справедливости вне строгой позитивистской правовой формы. 

Символ христианской Троицы в православном толковании воплощает три идеи, принципиально важные для понимания российского права: идею духовного единства людей, идею общности и коллегиальности всей жизни в мире и Идея социальной ответственности человека. Единство русского народа не было основано на законе. «Русский национальный поступок и дух взращивались в лоне православия и исторически определялись его духом, как указывал Пушкин: Почти все народы России разных вероисповеданий и конфессий более или менее присоединились к этому русскому национальному акту.

И все они, не зная таинственно, присоединились к дарам русского православия. «Авторы западных стран могут издеваться над правосудием и судьями сколько угодно, высмеивать их слабости, но ни один из этих авторов не может представить себе общество, которое может жить без судов и без прав. Это мнение мало кого шокировало в России. Подобно св. Августину, Лев Толстой желал исчезновения закона и создания общества, основанного на христианской милости и любви. (В связи с этим марксистский идеал будущего общества не нашел плодотворной основы в нравственных и религиозных чувствах русского народа). 

Ценность российского права заключается в его способности выражать духовность общества, благодаря которой верховенство права приобретает полноту и целостность с культурой.

Российская правовая идея нуждается в самопознании, идентификации и активизации в политической культуре российского общества. Это возможно только в рамках своеобразной и в значительной степени новой для России консервативной правовой революции, которая в конечном итоге должна быть направлена ​​не на уничтожение, а исключительно на понимание всего, что накопила Россия на самых разных этапах своей политической истории. привести к самораскрытию закона как элемента национальной общероссийской культуры. 

Россия провозгласила движение по пути формирования правового, демократического, социального государства общегосударственного характера. Это позволяет нам прогнозировать сближение его правовой системы на новом, качественном уровне, сохраняя при этом особенности, с романо-германской правовой системой как наиболее связанной, а также восприятие некоторых преимуществ прецедентного права, присущих система "общего права". 

Принимаются меры для обновления законодательства, обеспечения верховенства права и верховенства права, неприкосновенности основных прав и свобод человека, защиты общества от произвола властей и взаимной ответственности государства и общества. физическое лицо. Есть судебная реформа. Плюрализм набирает силу в экономике, политике и идеологии, то есть правовая доктрина, образ мышления и жизнь существенно меняются. 

Современная российская правовая система является частью романо-германской правовой семьи, вернувшейся к ней после более чем семи десятилетий господства социалистического права. С середины 1980-х годов, наряду с развитием демократических реформ в Советском Союзе, начинается его быстрое преобразование, отход от прежних жестких принципов. Уже в 1986 г. была разрешена индивидуальная трудовая деятельность, в 1989 г. ряд советских ученых обосновал идею «социалистического правопорядка», в 1990 г. несоциалистическая собственность на средства производства, многопартийность и разделение полномочий были признаны.

С началом Верховного Совета РСФСР созыва 1990 года начинается развитие собственной правовой системы России. В 1990–1991 годах российские законодатели провозгласили равенство прав собственности, свободу предпринимательства, главенство международно признанных прав человека и разделение права на общественное и частное было восстановлено на доктринальном уровне. Таким образом, современная российская правовая система продолжает традиции романо-германской правовой семьи, заложенные в дореволюционный период и частично сохранившиеся в советский период. 

По темпам правовой трансформации Россия находится в центре других бывших советских республик. На сегодняшний день большинство кодексов было принято, а некоторые коды, принятые в середине и конце 90-х годов, были пересмотрены. 

Работы по кодификации также проводятся на уровне субъектов Российской Федерации. В ряде из них, в 1990-х годах, свои собственные жилищные коды (Башкортостан, Коми), водный (Башкортостан), земельный (Башкортостан, Карелия, Татарстан), лесной (Татарстан, Саратовская область), городской (Томская и Муромская области) коды были приняты. 

Правовая система России продолжает оставаться образцом для некоторых стран СНГ (Беларусь, Казахстан, республики Центральной Азии). Предпринимаются попытки сохранить элементы единого правового пространства. 

Основным источником права в России являются законы и другие нормативные правовые акты. Как и в большинстве федеральных земель, российское законодательство подразделяется на федеральное и законодательство субъектов Российской Федерации. Различие между субъектами законодательного регулирования установлено в Конституции Российской Федерации (статьи 71–73). 

В исключительную юрисдикцию Российской Федерации, в частности, входят: регулирование прав и свобод человека и гражданина; формирование федеральных органов власти; установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, федеральные налоги и сборы; внешняя политика, международные и внешнеэкономические связи Российской Федерации; оборона и безопасность; прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголовное законодательство; амнистия и помилование; гражданское, гражданско-процессуальное, арбитражно-процессуальное законодательство; правовое регулирование интеллектуальной собственности; федеральное конфликтное право. 

Совместная юрисдикция Российской Федерации и субъектов Российской Федерации включает, в частности: общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры и спорта; координация здравоохранения; социальная защита, включая социальное обеспечение; административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды, персонал судебных и правоохранительных органов; адвокатура, нотариус; установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления. 

За пределами юрисдикции Российской Федерации и совместной юрисдикции субъекты Российской Федерации обладают полнотой государственной власти.

Иерархия федеральных (и в целом российских) актов возглавляется Конституцией Российской Федерации, за которой следуют другие федеральные конституционные законы, иные федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации и подзаконные акты отраслевых федеральных органов исполнительной власти. Особое место занимают нормативные правовые акты и иные нормативные правовые акты палат Федерального Собрания Российской Федерации. В отличие от многих зарубежных стран, в России отсутствует институт делегированного и чрезвычайного законодательства. Указы Президента не должны противоречить Конституции и федеральным законам. 

Иерархия нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации образована конституциями (субъектами) субъектов Российской Федерации, законами субъектов Российской Федерации, указами президентов республик в пределах Российской Федерации, указами, постановления и распоряжения губернаторов и иных глав администраций субъектов Российской Федерации, постановления правительств субъектов Российской Федерации, подзаконные акты отраслевых исполнительных органов субъектов Российской Федерации, нормативные правовые акты и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. законодательные органы субъектов Российской Федерации.

Низший уровень иерархии нормативных правовых актов составляют нормативные акты местных органов власти. Виды, порядок принятия и вступления в силу нормативных правовых актов органов местного самоуправления определяются уставом муниципального образования. 

Судебный прецедент, как и в других странах романо-германской семьи, не признан источником права в Российской Федерации. Однако судебная практика, формально обобщенная, руководствуясь указаниями Пленума Верховного Суда Российской Федерации, играет чрезвычайно важную роль в применении закона, представляющего собой де-факто специальную систему регулирования. Близкий к судебным прецедентам, место в правовой системе занимают выводы Конституционного Суда Российской Федерации. В субъектах Российской Федерации решения местных конституционных и уставных судов играют аналогичную роль. 

Довольно ограниченное применение в качестве источника права в России имеет правовой обычай. Так, Гражданский кодекс Российской Федерации содержит ссылки на деловые обычаи (статья 6), национальные обычаи (статья 19) и местные обычаи (статьи 221, 309, 311, 312, 314-316, 406, 421). Согласно ст. 14 Федерального закона «О гарантиях прав малочисленных народов Российской Федерации» от 30 апреля 1999 года при рассмотрении в судах дел, в которых лица, принадлежащие к малым народам, выступают истцами, ответчиками, потерпевшими или обвиняемыми Традиции и обычаи этих людей могут быть приняты во внимание народами, не противоречащими федеральным законам субъектов Российской Федерации. 

В 1990-х годах в ряде субъектов Российской Федерации (Ингушетия, Чечня) были предприняты попытки узаконить влияние исламского права на их территории, которые часто имели глубокие культурные традиции соответствующих титульных национальностей, что приводило к мало проблем.

Очень специфическим источником российской лавы является соглашение о разграничении объектов юрисдикции и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Возможность заключения таких договоров предусмотрена в пункте 3 статьи 11 Конституции Российской Федерации. 

Важным источником права являются международно-правовые акты и доктрина. Согласно Конституции (п. 4 ст. 15) общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются неотъемлемой частью ее правовой системы. Если иностранные правила установлены международным договором Российской Федерации, чем это предусмотрено законом, то применяются правила международного договора. 

Научные исследования в области права в Российской Федерации проводятся в Институте государства и права Российской академии наук, Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, Научно-исследовательском институте содействия Правопорядок при Генеральном прокуроре Российской Федерации, юридических академиях, институтах и ​​юридических факультетах вузов.

Заключение

В данной статье мы рассмотрели основные правовые особенности основных правовых систем современного мира. В заключение я хотел бы отметить, что, вероятно, не существует идеальной правовой модели, которая была бы одинаково подходящей для всех стран. Многие преимущества можно отметить в романо-германской правовой системе. Правовые нормы четко кодифицированы. Правоохранителю нетрудно найти ту или иную норму. Но с другой стороны, доктрина, выражающая тождество права и права, может сыграть негативную роль. Так было в течение 30 лет в Германии и ряде других стран, когда тоталитарный режим пришел к власти и, изменив законы, поставил закон перед законом. 

Преимущество прецедентного права заключается в том, что оно ближе к практике, но, с другой стороны, очень трудно найти прецеденты в осуществлении правопорядка.

В последнее время в результате развития международного права, торгово-экономических связей между странами наметилась тенденция сближения правовых систем разных стран. Поэтому в странах «общего права» кодификация становится все более важной, а в странах континентального права, наоборот, судебным прецедентом. 

Также нетрудно понять, что даже тот факт, что страны принадлежат к одной большой правовой семье, вовсе не исключает существенных различий между национальными правовыми системами этих стран.

В настоящее время можно отметить значительные изменения в правовой системе России и других государств, принадлежащих к социалистической правовой семье. Россия провозгласила движение по пути формирования правового, демократического, социального государства общегосударственного характера. Это позволяет нам прогнозировать приближение его правовой системы на новом качественном уровне, сохраняя при этом особенности, с романо-германской правовой системой как наиболее связанной, а также восприятие некоторых преимуществ прецедентного права, присущих система "общего права". Принимаются меры по обновлению законодательства, обеспечению верховенства права и верховенства права, неприкосновенности основных прав и свобод человека, защите общества от произвола властей и взаимной ответственности государства и человек. Плюрализм набирает силу в экономике, политике и идеологии, то есть правовая доктрина, образ мышления и жизнь существенно меняются.