Неустойка как способ исполнения обязательства

Предмет: Гражданское право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 22.09.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти рефераты по гражданскому праву на любые темы и посмотреть как они написаны:

 

Много готовых тем для рефератов по гражданскому праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Место и время исполнения обязательства
Способы обеспечения исполнения обязательства
Банковская гарантия как способ обеспечения исполнения обязательств
Поручительство и банковская гарантия как способы обеспечения исполнения обязательств

 

Введение:

Обеспечение обязательств является одним из важных вопросов современного гражданского права и практической деятельности участников гражданских отношений, способствует соблюдению их интересов и установлению более стабильных правовых отношений в современной предпринимательской деятельности. Хотя гражданское право определяет основные способы обеспечения выполнения обязательств и регулирует порядок и условия их применения, результат предоставления обязательства полностью зависит от сторон этого обязательства, поскольку именно стороны должны принять окончательное решение. выбор способа обеспечения исполнения обязательства, некоторые условия его выполнения. Выбор того или иного метода обеспечения исполнения обязательства зависит, прежде всего, от сути самого обязательства.

Традиционные способы обеспечения исполнения обязательств установлены пунктом 1 ст. 329 Гражданского кодекса Российской Федерации. К ним относятся утрата, залог, удержание имущества должника, поручительство, банковская гарантия и депозит. Однако этот список не является исчерпывающим, поскольку гражданское право также допускает использование других методов обеспечения обязательств, предусмотренных законом или договором. Общим для всех методов обеспечения выполнения обязательств является то, что они носят дополнительный (вспомогательный) характер по отношению к обязательствам, которые они предоставляют (основные обязательства). Недействительность основного обязательства влечет недействительность договора об обеспечении, если иное не предусмотрено законом. Недействительность договора об обеспечении исполнения обязательства не влечет недействительность самого основного обязательства (пункты 2, 3 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Возможно, штраф является одним из самых старых и распространенных способов обеспечения обязательств. Эффективность неустойки, ее широкое использование в целях обеспечения договорных обязательств в договорных условиях объясняется, прежде всего, тем, что это удобное средство упрощенной компенсации убытков кредиторов, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должника. 

Актуальность темы обеспечения обязательств в виде неустойки определяется несовершенством законодательства, что выражается в том, что в законодательстве не дано понятие штрафа и штрафа, законодатель не разработал четких критериев для уменьшения неустойки, и виды штрафов в отношении убытков содержатся в главе «Ответственность за нарушение обязательств», а штраф является способом обеспечения исполнения обязательства.

Выполнение обязательства

Исполнение обязательств и принципы исполнения

Источником гражданско-правовых обязательств являются договоры (и другие основания, которые не являются предметом нашего исследования). Обязательство это правоотношения, в силу которых одно лицо (должник) обязано совершить определенное действие в пользу другого лица (кредитора) (передать имущество, выполнить работу, заплатить деньги и т. д.) или воздержаться от него, а также Кредитор вправе требовать исполнения обязательства от должника. Обязательство всегда включает определенный субъектный состав (его стороны) должника и кредитора, а также третьих лиц, когда они вовлечены в договорные отношения (исполнение в пользу третьей стороны, уступка должником исполнения обязательства третьей стороне, субподряд, субаренда). В гражданском праве существует институт смены лиц в обязательстве: уступка (уступка требования), перевод долга, универсальное правопреемство и т. д. 

Общим требованием к гражданам и юридическим лицам, выступающим в качестве участников гражданского обязательства, является исполнение обязательства в соответствии с его условиями и требованиями закона, а также при отсутствии таких требований в соответствии с деловыми обычаями или другими общепринятыми требованиями.

Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства также допускаются в случаях, предусмотренных договором, если иное не предусмотрено законом или существом обязательства. В соответствии с законом, способами обеспечения исполнения обязательств являются неустойка, поручительство, залог, залог, банковская гарантия и удержание имущества должника, а также другие способы, предусмотренные законом или договором. 

Недействительность первичного обязательства влечет недействительность обязательства по его обеспечению, и, наоборот, недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влияет на действительность первичного обязательства. Прекращение основного обязательства, как правило, влечет за собой прекращение его обеспечения. 

Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств лежит прежде всего на обязанности должника возместить кредитору причиненные убытки (статья 393 Гражданского кодекса Российской Федерации). Требование возмещения убытков должно сопровождаться соответствующими доказательствами вины контрагента нарушением его обязательств; причинно-следственная связь между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств; сумма реальных убытков и упущенной выгоды. Помимо вины, закон или договор могут предусматривать и другие основания для ответственности (ответственность должника в случае задержки исполнения за случайно возникшие последствия).

Прекращение обязательства происходит путем его надлежащего исполнения, подтвержденного соответствующими документами или действиями сторон, а также в других случаях, предусмотренных законом (возмещение, замена обязательств), должник и кредитор совпадают в одном лице, зачет единого требования, невозможность удовлетворить, ликвидация. 

Фактически исполнение обязательства заключается в том, что должник совершает конкретное действие, составляющее предмет обязательства в пользу кредитора, или воздерживается от действий, указанных в обязательстве. Такое поведение должника должно точно соответствовать всем условиям обязательства, определенным договором или законом, а при их отсутствии обычаям делового оборота или другим обычно предъявляемым требованиям (статья 309 Гражданского кодекса). Правильное исполнение во всех случаях освобождает должника от его обязанностей и прекращает обязательство (пункт 1 статьи 408 Гражданского кодекса). Это цель установления и поддержания всех обязательств. Любое другое исполнение, которое не является надлежащим, например частичное или задержанное, становится основанием для применения к должнику соответствующих мер принуждения, включая меры гражданской ответственности. 

Выполнение любых обязательств подчиняется определенным общим требованиям, которые составляют принципы выполнения обязательств.

Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства выражается в запрете одностороннего отказа должника от выполнения существующих обязательств, а в отношении договорных обязательств также в запрещении одностороннего изменения их условий любым из участников (статья 310 ГК РФ). Нарушение этого запрета считается основанием для применения мер ответственности. Односторонний отказ от исполнения обязательств или односторонние изменения их условий допускаются только в качестве исключения, прямо предусмотренного законом, в частности, для обязательств, вытекающих из фидуциарных операций, или, например, в договоре банковского вклада, где банк допускает одностороннее изменение суммы процентов, начисленных на срочные вклады (пункт 2 статьи 838 Гражданского кодекса). В обязательствах, связанных с осуществлением обоими участниками предпринимательской деятельности, договором также может быть предусмотрена возможность одностороннего отказа от их выполнения или одностороннего изменения их условий. 

Принцип фактического исполнения означает, что должник должен выполнять именно те действия, которые предусмотрены содержанием обязательства. Это подразумевает недопустимость, как правило, замены исполнения обязательства, обусловленного обязательством, денежной компенсацией (ущербом). Следовательно, в случае ненадлежащего исполнения обязательства должник не освобождается от обязательства по его дальнейшему исполнению в натуральной форме, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 1 статьи 396 Гражданского кодекса). Этот принцип лежит в основе предоставленной кредитору неисправного должника возможности выполнить обязательство в натуральной форме (создать вещь, выполнить работу) с помощью третьей стороны или даже самого себя, но за счет его контрагент (ст. 397 ГК РФ). Обязательство по возмещению недоговорного вреда также может заключаться в его возмещении в натуральной форме (предоставление вещи того же вида и качества, ремонт поврежденной вещи) (статья 1082 Гражданского кодекса). 

На выполнение обязательства также должны распространяться принципы разумности и добросовестности в качестве общих принципов осуществления гражданских прав и исполнения обязательств (пункт 3 статьи 10 Гражданского кодекса). В соответствии с принципом разумности, например, обязательства должны быть выполнены «в разумные сроки» (если не указан точный срок), кредитор имеет право «по разумной цене» поручить исполнение обязательства третье лицо за счет неисправного должника; кредитор должен принять «разумные меры» для уменьшения убытков, причиненных ему неисправным должником и т. д. принцип добросовестности, в частности, основан на императивных правилах исполнения договорных обязательств по «экономному и разумному использованию» о материалах подрядчика, предоставленных заказчиком (п. 1 ст. 713 ГК РФ), и о необходимости оказания заказчику помощи подрядчику в выполнении работ. 

Характер и значение способов обеспечения выполнения обязательств

Условия, характеризующие надлежащее исполнение обязательства, включают требования к предмету и предмету исполнения, а также время, место и способ исполнения. Такие условия обычно обеспечиваются дискреционными положениями закона, который позволяет его участникам выбирать конкретный вариант выполнения обязательства, наилучшим образом отвечающий их интересам. 

В соответствии с пунктом 1 ст. 329 ГК РФ, к особым способам обеспечения исполнения обязательств относятся неустойка, залог, удержание имущества должника, поручительство, банковская гарантия, залог и другие способы, предусмотренные законом или договором. 

Сущность особых способов обеспечения выполнения обязательств можно объяснить следующим. Кредитор, принимая на себя обязательства и предоставляя имущество должнику, тем самым кредитует его. Но кредитор может заключить соглашение с должником или с третьей стороной о том, что ему будут предоставлены дополнительные, помимо гарантий, выданных должником, личные или реальные кредиты. Такой кредит может быть предоставлен в силу предписания закона при наступлении указанных в нем юридических фактов. 

Если суть правовых средств, обеспечивающих выполнение обязательства, заключается в том, что наряду с должником какая-либо третья сторона принимает на себя личную ответственность за свой долг, тогда существует личный заем.

Если сущность правовых средств, обеспечивающих исполнение обязательства, заключается в выделении отдельного объекта из имущества известного лица, стоимость которого может быть предоставлена ​​кредитору в случае неисполнения должником Тогда есть реальный кредит.

Такие способы обеспечения выполнения обязательств, такие как гарантия и банковская гарантия, являются формами личного кредита, потому что, когда они создаются, кредитор руководствуется принципом: я доверяю не только личности должника, но и личность гаранта (гаранта). В свою очередь, залог, залог, вычет как способы обеспечения исполнения обязательств являются формами реального кредита, потому что, когда они создаются, кредитор руководствуется принципом: я доверяю не личности должника, а свойство. 

Суть обеспечения исполнения обязательства может заключаться в установлении, помимо общей санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по возмещению убытков (статья 393 Гражданского кодекса), также дополнительной санкции за эту же обязанность. Нарушения штрафы. В этих случаях нет дополнительного кредита (ни личного, ни реального), но есть предположение, что должник, связанный с угрозой строго определенной потери имущества, попытается выполнить обязательство надлежащим образом. 

Способы обеспечения выполнения обязательств подразделяются на вспомогательные (дополнительные) и непринадлежные. Депозит, гарантия, залог и удержание являются дополнительными методами. Соглашение об установлении любого из перечисленных способов обеспечения выполнения обязательств порождает дополнительное, дополнительное обязательство, предназначенное для обеспечения выполнения основного, основного обязательства. Дополнительные обязательства, обеспечивающие выполнение основного обязательства, могут также возникать непосредственно из требований закона при наступлении определенных юридических фактов. 

Так, право на залог в силу закона возникает при наличии условий, предусмотренных пунктом 3 статьи 334 ГК, а залоговое удержание возникает у кредитора при наличии положений пункта 1 ст. 359 Гражданского кодекса юридических фактов, при условии, что в договоре, который породил обеспеченное обязательство, не содержится пункт о невозможности использования кредитором права удержания (п. 3 ст . 359). Следующие правила являются следствием вспомогательного характера обязательства, обеспечивающего выполнение основного. 

Во-первых, недействительность основного обязательства влечет недействительность обязательства по его обеспечению, если иное не предусмотрено законом (пункт 3 статьи 329 Гражданского кодекса).

Во-вторых, недействительность соглашения об обеспечении исполнения обязательства не влечет за собой недействительности самого этого обязательства (основного обязательства).

В-третьих, когда право требования передается от первоначального кредитора новому кредитору, права, обеспечивающие выполнение основного обязательства (переданного права требования), переходят к последнему.

Нарушение в качестве санкции в обязательстве во всех случаях является элементом обеспечения самого обязательства. Поэтому недействительность самого обязательства всегда означает недействительность права на неустойку, обеспечивающую его исполнение. Но недействительность соглашения о неустойке не может привести к недействительности обеспеченного обязательства, поскольку недействительность части сделки не влечет недействительность других ее частей, если можно предположить, что сделка была бы завершена без включения недействительной части (статья 180 ГК РФ). 

Непроцессорные методы обеспечения исполнения обязательств включают в себя банковскую гарантию, поскольку обязательство гаранта перед бенефициаром, предусмотренное банковской гарантией, не зависит от основного обязательства по обеспечению выполнения которого она выдана, даже если гарантия относится к к этому обязательству (ст. 370 ГК).

Обязательства, которые обеспечивают выполнение основных обязательств, но не носят вспомогательный характер, просто взаимосвязаны с основными. С помощью простой (без признаков принадлежности) взаимосвязи основных обязательств и обязательств по обеспечению безопасности можно поддерживать действительность обязательства по обеспечению безопасности при признании недействительности основного элемента. Например, обязательство гаранта перед бенефициаром сохраняется даже в случае недействительности основного обязательства (пункт 2 статьи 376 Гражданского кодекса). 

Потеря как способ обеспечения исполнения обязательства

Понятие, основные характеристики и правовая природа неустойки

Доктрина имеет следующие мнения о том, что следует понимать как утрату как способ обеспечения выполнения обязательств. Пестржецкий, Буковский, Боровиковский и Мандро называют штраф «штрафом или штрафом в размере известной суммы денег, которую одна сторона обязана выплатить другой в случае неисполнения обязательства». Г.Ф. Шершеневич придерживается той же точки зрения, считая неустойку «прикрепленной к основному обязательству дополнительным условием уплаты должником известной суммы в случае сбоя в исполнении». Мейер занимает иную позицию по его мнению, штраф может представлять собой не только денежное обязательство, но и передачу определенного имущества или совершение каких-либо действий в пользу кредитора. Этот спор разрешается пунктом 1 ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации, в котором говорится, что определенная законом или договором сумма денег признается неустойкой, которую должник обязан выплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности , в случае задержки в исполнении. 

В настоящее время наказание находит самое широкое применение в обеспечении соблюдения различных гражданско-правовых договоров. Привлекательность неустойки, ее широкое использование для обеспечения договорных обязательств объясняется, прежде всего, тем, что она является удобным средством упрощенной компенсации убытков кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником его обязательства. 

Иоффе О.С. выделяет следующие характерные черты неустойки:

  1. предопределенный размер ответственности за нарушение обязательства, который стороны уже знают на момент заключения договора;
  2. возможность взыскания штрафа за сам факт нарушения обязательства, когда нет необходимости представлять доказательства;
  3. возможность для сторон по своему усмотрению сформулировать условия договора о штрафе (за исключением юридического взыскания).

Важно отметить, что штраф предусматривает только договорные обязательства. Все другие обязательства (деликтные, недоговорные в форме односторонней сделки) являются объектами обеспечения неустойки в силу специфики последней, а характер этих обязательств не является. 

Одним из основных преимуществ неустойки является то, что в случае предъявления требований об оплате потерпевшая сторона не обязана доказывать ущерб, причиненный виновной стороной (пункт 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации). , что значительно облегчает ей получение положительного решения суда. Например, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 13.07.07 г. № А42-5999 / 2005, вынесенном в иске о взыскании штрафа, указано, что при запросе уплаты штрафа кредитор не обязан доказывать причиненные ему убытки; Это правило также распространяется на штраф, который в силу ст. Гражданский кодекс Российской Федерации подлежит восстановлению с превышением убытков. 

Важным положением закона о неустойке является требование к форме договора о неустойке. Такое соглашение, независимо от формы основного обязательства, должно быть заключено в письменной форме. Нарушение этого положения влечет недействительность договора о неустойке (ст. 331 ГК РФ). 

Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассмотрел кассационную жалобу государственного областного учреждения культуры "Новочеркасский музей истории донского казачества" на решение от 13 сентября 2004 года и решение апелляционного суда от 24 ноября , 2004 г. Арбитражного суда Ростовской области по делу № А53-4889 / 2004С3-45, установить следующее.

Государственное региональное учреждение культуры «Новочеркасский музей истории донского казачества» (далее музей) подало в арбитражный суд иск против ООО «Эльбирс» о взыскании 36 119 рублей 20 копеек неустойки в связи с задержкой в поставка товара по договору купли-продажи от 26 ноября 2002 г. N 84.

Решением от 13 сентября 2004 г., оставленным в силе решением апелляционной инстанции от 24 ноября 2004 г., иск был отклонен. Суды пришли к выводу, что на самом деле отношения между сторонами развивались в соответствии с договором. Истец не доказал тот факт, что ответчик задержал обязательство по передаче товара, поскольку он сам неоднократно изменял требования к товарам, что не позволяло ответчику своевременно изготовить и передать товар. 

В кассационной жалобе музей просит отменить судебные акты, принятые по делу. По словам заявителя, суд незаконно квалифицировал оспариваемое соглашение как договор, поскольку по своей юридической природе это соглашение является договором купли-продажи, условия которого не были изменены сторонами, выводы суда не соответствуют делу файл. 

Изучив материалы дела и доводы жалобы, выслушав главу ответчика, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, ООО «Эльбирс» (продавец) и музей (покупатель) заключили соглашение от 26 ноября 2002 года N 84 о продаже и покупке выставочных окон в количестве 26 штук согласно спецификации прилагается к договору. Согласно пункту 2.1 договора, общая цена товара определяется сторонами в размере 239200 рублей. Продавец обязался доставить товар в течение двух недель после перевода денежных средств на свой текущий счет. Пункт 5.1 договора предусматривает ответственность продавца за несвоевременную доставку товара в размере 0,1% за каждый день просрочки (л.д. 7-9). 

17 декабря 2002 года стороны заключили дополнительное соглашение к вышеупомянутому соглашению, в котором изменился предмет соглашения и договорились о поставке 32 витрин и другой цены на товар, определив его в размере 242400 рублей. (л.д. 75).

Музей перечислил 239 200 рублей в ООО «Эльбирс» платежным поручением от 25 декабря 2002 г. N 480 согласно счету, выставленному ответчиком 20 декабря 2002 г. N 184 (л.д. 11).

Впоследствии стороны по соглашению от 17 декабря 2002 года вновь внесли изменения в условия указанного соглашения по предмету и цене и договорились о поставке витрин в количестве 27 штук на сумму 239200 рублей, которые были переведены Истцу на счете-фактуре от 09.06.2003 № 375 (л.д. 40, 14).

В соответствии со статьей 708 Гражданского кодекса Российской Федерации даты начала и окончания выполнения работ указываются в договоре. Между тем, истец, в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не представил доказательств согласия сторон относительно сроков выполнения работ, что исключает возможность установления задержки их выполнения. 

Суды, оценивая представленные по делу доказательства, установили, что окна были изготовлены по эскизам музея, подписанным художником музея, и на основании расчета, подписанного сторонами от 06.06.2003 г. (л.д. 76-80).

Таким образом, вывод суда апелляционной инстанции о том, что отношения сторон фактически сложились по договору, является обоснованным. К этим отношениям применяются положения главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

Кроме того, условие о неустойке (в связи с заключением договора в соответствии со статьями 432 438 Гражданского кодекса Российской Федерации) не может считаться согласованным. Несоблюдение письменной формы договора о неустойке в силу части 2 статьи 331 Гражданского кодекса Российской Федерации влечет его недействительность. Поэтому суды законно отказались вернуть ее. 

Это правило применяется ко всем случаям невыполнения обязательств. Отсюда следует, что в случае, если основное обязательство должно быть нотариально заверено или подлежит государственной регистрации, это требование не распространяется на форму договора о неустойке. 

Между гражданскими лицами ведутся давние дебаты о юридической природе соглашения о неустойке является ли наказание вспомогательным, дополняет ли основное требование, обязательство или является ли оно частью основного обязательства или просто отдельным независимым соглашением.

Большинство гражданских деятелей склонны полагать, что наказание, как и все другие (кроме банковской гарантии) методы обеспечения выполнения обязательств, является вспомогательным (дополнительным) обязательством, которое непосредственно вытекает из его характера служить своего рода стимулом , определенная гарантия надлежащего выполнения основного обязательства.

Сторонники теории «нестабильного сепаратизма» считают, что конфискация является совершенно независимым обязательством, что, хотя нестабильное соглашение заключено при выполнении какого-либо другого обязательства, оно вовсе не является присоединением к нему. Гражданские лица, придерживающиеся этой позиции в отношении неустойки, основывают свои суждения главным образом на том факте, что соглашение о неустойке должно быть заключено в письменной форме независимо от формы основного обязательства, и несоблюдение этой формы влечет недействительность соглашения о неустойке (статья 331 Гражданского кодекса Российской Федерации), недействительность которой договором о неустойке не влечет недействительность основного обязательства (пункт 2 статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации) и Наконец, что по требованию об уплате неустойки кредитор не должен доказывать, что убытки ему были причинены неисполнением или ненадлежащим исполнением основного обязательства (п. 2 ст. 330 ГК РФ) 

Доктрина также имеет совершенно иной взгляд на наказание есть гражданские лица, которые считают, что наказание не является ни независимым, ни дополнительным обязательством, что наказание является частичной санкцией самого основного обязательства, то есть его нельзя рассматривать вообще как что-то отдельное (даже аксессуар).

С этой точкой зрения трудно согласиться соглашение о неустойке заключено отдельно от основного обязательства во всех отношениях: к его форме предъявляются определенные требования, которые не зависят от формы основного обязательства, оно выполняется в случае нарушения независимо от дальнейшего выполнения основного обязательства, и, наконец, это не является предпосылкой для заключения договора (за исключением случаев, когда существует юридическое взыскание).

Соглашение о неустойке не может считаться самостоятельным обязательством. В этом случае существует основное (основное) обязательство, и для его обеспечения устанавливается соглашение о неустойке, которое является дополнительным пунктом к нему.

Таким образом, обязательство по уплате неустойки зависит от основного обязательства, и это обстоятельство просто приводит к тому, что: 

  • если нет основного обязательства или оно признано недействительным, то этот факт влечет за собой недействительность соглашения о неустойке,
  • если основное обязательство прекращается, то обязательство по уплате неустойки прекращается, поскольку его целью является достижение выполнения основного обязательства,
  • если кто-то берет на себя ответственность за основное обязательство, то обязанность выполнить условия соглашения о неустойке автоматически переходит к нему,
  • если при исполнении договора произошло уступление права требования по первичному обязательству, то право требовать выполнения условий неустойки передается новому кредитору вместе с ним.

Таким образом, говоря о юридической природе соглашения о неустойке, следует иметь в виду, что неустойка это учреждение, призванное обеспечить надлежащее выполнение основного обязательства, но в то же время если договор о неустойке был Заключенный в соответствии с каким-либо договором, он становится неотъемлемой частью этого договора, и все вопросы, связанные с соглашением о неустойке, должны считаться неразрывно связанными с основным обязательством. 

Классификация штрафа

Учение различает несколько классификаций наказаний по разным причинам. Так, по словам источника неустойки, его можно классифицировать на договорные, юридические и так называемые смешанные. 

Договорное взыскание может быть предусмотрено сторонами при заключении практически любого гражданского договора. Следует отметить, что закон предусматривает довольно строгие требования к недоговорному соглашению: оно должно быть сделано в письменной форме независимо от формы основного обязательства, и эта форма является условием действительности этого соглашения (статья 331 Гражданский кодекс Российской Федерации); Соглашение о неустойке должно обязательно включать предмет этого соглашения и содержать ссылку на основное обязательство. 

Обязательным условием признания взыскания законным является его включение в императивную норму.

Согласно ст. 332 действующего Гражданского кодекса, закон называется штрафом, определенным законом. В доктрине возникли два противоположных мнения о том, что в данном случае следует понимать по закону. Так, Брагинский М.И. и Витрянский В.В. считают, что в рамках этой статьи закон должен толковаться в узком смысле то есть, по их мнению, юридическое наказание может предусматриваться исключительно федеральными законами.6 Павлодский Е.А., напротив Говорит, что режим правового взыскания применяется к случаям, когда условия взыскания включены не только в закон, но и в другие правовые и, в целом, нормативные акты, обязательные для исполнения сторонами в соответствии со ст. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации 10.7 Как бы то ни было, положения о судебном наказании в настоящее время не содержатся только в федеральных законах, но это не противоречит действующему Гражданскому кодексу. 

Режим правового взыскания может быть распространен на случаи, когда условие взыскания включено не только в закон, но и в другие правовые акты, обязательные для участников гражданского оборота в соответствии со ст. 3 Гражданского кодекса Российской Федерации. Статья 332 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что условие договора об освобождении стороны (ей) от наказания указано в законе или ином правовом акте, а также об уменьшении такого штраф, является недействительным. Что касается увеличения размера юридического штрафа, то на этот счет пункт 2 ст. 332 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит положение, согласно которому размер судебного штрафа может быть увеличен по соглашению сторон, если закон не запрещает его. 

Теоретически юридическое наказание делится на строго императивное и нестрогое императивное. В качестве наиболее строгого примера строго обязательного наказания вы можете назначить юридическое наказание в виде штрафа в размере 50% от стоимости недоставленных продуктов. Примером второго может быть установление штрафа за просрочку платежа в виде штрафа в размере 0,5% в день, когда договор поставки или продажи за предпринимательскую деятельность не содержал другой конкретной суммы ответственности за такой нарушение. 

Юридическое наказание увеличено по соглашению сторон без нарушения положений п. 2 ст. 332 ГК РФ, в литературе называется смешанным. 

Следующая классификация является разделением штрафов в зависимости от методов их расчета. Наказание может быть применено как в виде штрафа, так и в виде штрафа. Закон не дает понятия наказания и наказания, нет четкого различия между этими понятиями. Но на практике штраф обычно устанавливается в виде фиксированной суммы денег или процента, например, от суммы транзакции, которая взимается за раз за нарушение какого-либо обязательства, например, в случае необоснованный отказ покупателя принять товар. Наказания чаще всего применяются в случаях задержки исполнения обязательства; они восстанавливаются в процентах от стоимости невыполненного обязательства или его части за определенный период отсроченного исполнения и имеют постоянный характер.

Неустойка как способ исполнения обязательства

В договорах штрафы обычно возмещаются сторонами за каждый день просрочки исполнения обязательства. Кроме того, иногда в контрактах общая сумма собранных штрафов ограничивается определенной суммой или процентом от стоимости невыполненного обязательства или его части. 

В зависимости от того, как штраф связан с убытками, выделяется кредит, штраф, исключительный и альтернативный штраф. Эта классификация предусмотрена в статье 394 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая находится в главе «Ответственность за нарушение обязательств», а наказание является способом обеспечения исполнения обязательств. Отсюда следует, что эта классификация должна содержаться в главе 23 Гражданского кодекса. Штраф (кумулятивный, кумулятивный) штраф включает в себя полную компенсацию потерь сверх штрафа и является наиболее строгим из всех штрафов этой классификации. Альтернативное взыскание предоставляет кредитору возможность потребовать возмещения убытков или уплаты штрафа. Исключительный штраф предполагает взыскание только штрафа, но не убытков. И, наконец, в случае штрафного зачета потери компенсируются только в той части, которая не покрывается штрафом. П. 1, ст. 394 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит презумпцию о зачете неустойки то есть, если договор о неустойке не содержит прямого указания на то, какой штраф установлен им, убытки возмещаются в части, не покрывается штрафом. 

В зависимости от порядка расчета можно различить штраф, рассчитанный в процентах, рассчитанный в нескольких отношениях к определенной сумме, и штраф, рассчитанный в твердой сумме.

В зависимости от порядка взыскания штрафа, можно различить взыскание, взимаемое на добровольной основе и в суде.

Здесь, пожалуй, приведены все основные классификации наказаний, которые в настоящее время существуют в законодательстве и в доктрине бизнеса и гражданского права.

Проблемы применения ст. 333 ГК РФ

Законодатель разработал ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации о снижении размера неустойки изложено в следующей редакции: «Если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку». Эти правила не влияют на право должника уменьшить размер своей ответственности по ст. 404 ГК РФ и право кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных ст. 394 Гражданского кодекса Российской Федерации. 

Указанное соотношение материального и процессуального права имеет чрезвычайно важное практическое значение как для истца, так и для ответчика, на что многие привыкли не обращать внимания. Итак, получив решение арбитражного суда, заинтересованное лицо видит, каким образом, в каком размере и даже на каком основании суд взыскал в пользу истца (ответчика или третьего лица, другого лица по делу) определенного и конкретное количество, в т.ч. неустойка, в виде неустойки и (или) штрафа. В решении суда имеется конкретизация определенных денежных сумм в смысле их отдельного определения и подлежащих взысканию сумм . Это упрощает позицию любой стороны в арбитражном процессе, поскольку не позволяет оспаривать решение в целом, то есть не полностью, а только в той части, которая не подходит заинтересованному лицу. 

Анализ ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяет лишь выделить из него отдельные ключевые моменты, которые позволяют уменьшить штраф. 

«Четкая диспропорция» неустойки за последствия нарушения обязательств, к которой она установлена. Судебная практика сегодня еще не разработала критерий «явной несоразмерности» неустойки некоторым последствиям нарушения обязательства. Это концепция оценки, определяемая судом в каждом случае. Например, проценты, выплаченные или подлежащие уплате истцу, за сумму денег, предоставленную заемщику, поскольку они компенсируют в определенной части последствия, вызванные нарушением ответчиком своих обязательств. 

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании с последних 120 миллионов рублей, предоставленных компании по кредитному договору, 100 миллионов рублей процентов, начисленных на указанную сумму, и 120 миллионов рублей штрафа за нарушение условий погашения кредита. Арбитражный суд удовлетворил требование истца о взыскании основного долга и процентов по кредиту. Сумма заявленного штрафа была уменьшена на 30 процентов, ссылаясь на то, что последствия нарушения обязательств по кредитному договору были значительно уменьшены в связи с взысканием процентов с ответчика по кредиту. 

В кассационной жалобе коммерческий банк просил отменить решение суда первой инстанции, поскольку, по его мнению, взыскание процентов по предоставленному кредиту не могло служить основанием для уменьшения суммы штрафа.

Кассационная инстанция оставила в силе решение суда первой инстанции, и жалоба не была удовлетворена по следующим причинам.

Статья 333 Гражданского кодекса Российской Федерации применяется судом в случае, если неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Последствия нарушения обязательства могут включать в себя имущество и денежные средства, не полученные истцом, понесенные убытки (включая упущенную выгоду), другие имущественные или неимущественные права, на которые истец имеет право полагаться в соответствии с законодательством и договором. 

Штраф (штрафы, пени) это сумма денег, определенная законом или договором, которую должник обязан выплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств (статья 330 Гражданского кодекса Российской Федерации). Это один из способов обеспечения исполнения обязательств, средство возмещения убытков кредитора, вызванных нарушением должником своих обязательств. 

Проценты, начисленные кредитором за сумму денег, предоставленную заемщику, в определенной степени компенсируют последствия, вызванные нарушением ответчиком своих обязательств, поэтому суд учитывает их при принятии решения о снижении неустойки в соответствии со статьей 333. Гражданского кодекса Российской Федерации.

Уменьшение неустойки в силу ст. 333 ГК РФ, осуществляется только по решению суда. 

Уменьшение судом размера штрафа допустимо им как в случае юридического, так и договорного взыскания. Этот вывод может следовать из принципа, согласно которому суд оценивает доказательства по своему собственному убеждению, но в то же время ни одно доказательство не имеет предопределенной силы для арбитражного суда (пункт 2 статьи 59 АПК РФ). 

Любые условия договора, исключающие возможность уменьшения неустойки по основаниям, указанным в п. 1 ст. Л. 333 ГК, незначительны. 

Абс. 2 ст. Л. 333 ГК РФ не представляет особой сложности: это означает ситуацию, когда не только должник, но и кредитор виновен в неисполнении (ненадлежащем исполнении) обязательства (ст. 404 ГК) или в если ответственность должника ограничена законом, в том числе и путем установления определенных пределов (пункт 2 статьи 394 Гражданского кодекса). 

Основная задача суда устранить так называемую «явную диспропорцию». Как указывалось выше, нет никаких юридических или иных критериев для такой «явной диспропорции» неустойки к последствиям нарушения обязательств. Только в пункте 42 Постановления Пленумов Вооруженных Сил РФ и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 6/8 дано несколько расплывчатое указание: «... при принятии решения о снижении штрафа (статья 333) Следует иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно не соответствует последствиям нарушения обязательства. При оценке таких последствий суд может принять во внимание, в том числе обстоятельства, не связанные непосредственно с последствиями нарушения обязательства (цена товаров, работ, услуг, сумма контрактов и т. Д.).

Отсутствие какой-либо четкой законодательно закрепленной концепции «явной диспропорции» штрафов к последствиям нарушения обязательства в гражданском праве не только ведет к многочисленным судебным разбирательствам, но и способствует некоторому правовому произволу. Практика показывает, что «фантазия» сторон при формулировании условий договоров о неустойке не знает границ. Зачастую в текстах договоров вы можете найти условия для штрафа в размере 5 10 процентов от суммы договора или от стоимости товаров (работ, услуг), в отношении которых исполнение просрочено. Разумеется, суды при рассмотрении споров о взыскании таких штрафов не могут удовлетворить иски в заявленных суммах, превышающих максимально возможные убытки в связи с соответствующим нарушением договорных обязательств. 

Это объясняет чрезвычайно широкое применение в судебной практике положений статьи 333 Гражданского кодекса, предоставляющих суду право уменьшить размер наложенного штрафа, учитывая его соразмерность последствиям нарушения обязательства. Более того, анализ материалов дел, разрешенных в порядке надзора Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, свидетельствует о том, что установлено ст. 333 Гражданского кодекса, право суда в настоящее время интерпретируется как обязанность судов, рассматривающих споры, взыскать штрафы, размер которых превышает определенные средние значения. Эта позиция объясняется стремлением обеспечить, чтобы арбитражные суды принимали не только законные, но и справедливые решения. 

Авторы постатейных комментариев к Гражданскому кодексу Российской Федерации концептуально суммировали некоторую практику применения правил признания взыскания как «явно несоразмерного» последствиям нарушения обязательства. Так, они указывают, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации счел необходимым применять эти правила, например, в случае, когда сторона должна была получить 30 миллионов рублей по соглашению, а сумма неустойки от нее составила 1 млрд руб. (Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 4.). В другом случае истец, который не предоставил ему доказательств повреждения в результате невозврата контейнера, потребовал штраф в размере 1 млрд 360 млн рублей. (Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 2.). 

На практике виновная сторона, как правило, всегда пытается сослаться на норму ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации с целью уменьшения неустойки, установленной соглашением сторон, и зачастую это удается. Однако при наличии достаточных оснований арбитражный суд вправе уменьшить неустойку независимо от того, было ли ходатайство подано ответчиком. 

Так, например: Арбитражный суд удовлетворил иски товарищества с ограниченной ответственностью к акционерному обществу о взыскании неустойки за несвоевременную оплату товаров, переданных в соответствии с договором.

В кассационной жалобе ответчик указал, что суд первой инстанции не применил статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, несмотря на явную несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательств. 

Решением апелляционного суда оставлено без изменения решение арбитражного суда по следующим основаниям.

Ответчик в суде первой инстанции не обратился с ходатайством об уменьшении размера неустойки, поэтому его доводы о том, что суд первой инстанции был обязан применить статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации самостоятельно, являются необоснованными.

Суд кассационной инстанции изменил решение суда первой инстанции и решение суда апелляционной инстанции о взыскании неустойки по следующим основаниям.

Сумма неустойки, заявленная истцом в связи с установлением высокого процента в договоре, явно несоразмерна последствиям нарушения обязательств. При данных обстоятельствах уменьшение размера штрафа производится арбитражным судом независимо от того, было ли ходатайство подано ответчиком. 

Также необходимо учитывать, что вопрос о снижении размера неустойки на основании ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть решено судом в любой инстанции. 

Вопрос о законности применения ст. 333 Гражданского кодекса Российской Федерации неоднократно рассматривался Конституционным Судом Российской Федерации в своих решениях об отказе в приеме жалоб граждан и организаций на нарушение их конституционных прав 333 Гражданского кодекса Российской Федерации ( Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2000 г. № 263-0 от 22 января 04 г. № 13-0 от 24 января 2006 г. № 9-0). В этих определениях, в частности, внимание обращается на тот факт, что предоставленная судам возможность уменьшить размер штрафа в случае его чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых методов, предусмотренных в Закон, который направлен против злоупотребления правом свободно определять размер штрафа, т. е. по существу, выполнять требования третьей части ст. 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. 

Заключение

Это общие положения, касающиеся правового регулирования института взыскания как способа обеспечения исполнения обязательств в российском гражданском праве. Обеспечение исполнения обязательств, гарантии, предоставленные стороной в случае контрагент неисполнения или ненадлежащее исполнение своих обязательств играют чрезвычайно важную роль в современных деловых отношений, и поэтому он кажется более оправданным обильным внимание уделяется путей обеспечения Выполнение обязательств, в частности, конфискации, всеми российскими цивилистами от классиков русской цивилизации (Г. Шершеневич) и основоположников советского гражданского права (Иоффе О.С., Новицкий И.Б.) до специалистов в области современного предпринимательского права (Брагинский В.В., Витрянский М.И.). 

Отказ является старейшим способом обеспечения выполнения обязательств, и за время его существования многое было сделано для лучшего регулирования связанных с ним отношений. И, тем не менее, этот институт все же нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании; еще не все пробелы были заполнены. Следующие изменения должны быть внесены в действующее законодательство.

Под неустойкой (штрафами, штрафами) понимается определенная законом или договором сумма денег, которую должник обязан выплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, в случае задержка в исполнении. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать ему потери. 

Кредитор не вправе требовать уплаты неустойки, если должник не несет ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Представляется необходимым, чтобы было достигнуто более четкое урегулирование отношений, предусматривающих юридическое наказание, а также сокращение штрафа в случае его кажущейся несоразмерной не власти, а обязательства суда. Это поможет, на мой взгляд, решить многие спорные вопросы, доступные в настоящее время в теории, и обеспечить более грамотное применение наказания на практике. 

Также необходимо установить в статье 333 Гражданского кодекса Российской Федерации четкие критерии для суда по уменьшению размера неустойки в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства согласно применимому законодательству. закон.

Отсюда следует, что в ст. 333 ГК РФ необходимо оплатить: 

  1. индивидуальные критерии определения пределов снижения неустойки за отдельные, наиболее часто повторяющиеся нарушения.
  2. минимальный и максимальный лимит для уменьшения штрафа.
  3. ст. 394 Гражданского кодекса Российской Федерации и ввести в главу 23 новую статью 332.1 «Виды неустойки в отношении убытков».

Штрафная неустойка, которая предполагает полную компенсацию убытков сверх неустойки.

Альтернативная неустойка, которая предоставляет кредитору возможность потребовать компенсацию за ущерб или выплату неустойки.

Исключительный штраф, который предполагает взыскание только штрафа, но не убытков.

Штраф за зачет, который предполагает, что убытки возмещаются только в той части, которая не покрывается штрафом.