Неравенство доходов и коэффициент Джини в России

Предмет: Макроэкономика
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 28.02.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по макроэкономике:

 

Много готовых рефератов по макроэкономике

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

 
 
 
 


Введение:

В настоящее время многие ученые и специалисты признают, что недостатки модели реформ, реализованной в 1990-х годах, не в последнюю очередь проявляются в серьезных проблемах с установлением среднего класса в стране (в его характерных чертах для развитой рыночной экономики).

Решению этих проблем, а также «просроченной и перезрелой» корректировке курса реформ могло бы помочь участие в соответствующих научных и экономических исследованиях подхода, заключающегося в том, чтобы рассматривать формирующийся российский средний класс как наиболее важный предмет. «теневой» экономики, гипертрофированное развитие которой является еще одним негативным результатом выбранного в 1992 году курса рыночных преобразований.

Такой подход представляется крайне актуальным сегодня, когда страна вновь столкнулась с «роковой» проблемой выбора экономической стратегии.

Целью данной курсовой работы является рассмотрение проблемы неравенства доходов и формирования среднего класса в России.

Для достижения этой цели в курсовой работе решен ряд задач:

- рассмотреть характер и степень неравенства доходов в России;

- проанализировать этапы и проблемы становления среднего класса в России;

- рассмотреть концепцию «выделения» теневой экономики и среднего класса в качестве ее субъекта.

В основу написания работы легли работы таких экономистов, как Абрамов А.Д., Виленова О.Н., Даровская К.А., Правников В., Липатов В., Попова И.Н., Семенковский К.А., Стрелов В.С., Таганов Е., Уфимцев А.П.

Проблема неравенства доходов в России

Сущность и причины неравенства доходов

Экономический рост в России не помогает бороться с бедностью и не помогает сократить разрыв между доходами бедных и богатых. Такой вывод был сделан в докладе Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук, посвященном проблеме бедности в России.

Ученые отмечают, что разница между доходами самых богатых и самых бедных практически одинакова во всех регионах России, несмотря на то, что сами эти регионы сталкиваются с различными социальными проблемами и экономическая ситуация в них различна.

В то же время ученые обращают особое внимание - «разрыв» между бедными и богатыми не сужается по мере проведения реформ, а расширяется: если в 1991 году, по данным Госкомстата, он достиг 4,5 раза, тогда к настоящему времени, по экспертным оценкам, выросли в 14-15 раз.

Доходы населения очень сильно различаются, «и эти различия слабо связаны с уровнем валового регионального продукта (ВРП) на душу населения», говорится в отчете.

«Около 30% населения получают зарплату ниже прожиточного минимума», - сказал директор Института социально-экономических проблем населения.

Экономический рост в стране положительно сказывается в основном на доходах зажиточной части населения. И, вопреки ожиданиям правительства, это не приводит к реальному сокращению числа малоимущих и малообеспеченных граждан.

Существует парадоксальная ситуация: ни темпы сокращения бедности, ни темпы роста уровня жизни статистически не связаны с темпами роста валового регионального продукта (ВРП).

И, в отличие от стран с развитой экономикой, в России рост фонда оплаты труда также не свидетельствует об улучшении социально-экономической ситуации: в конце концов, большая часть этого роста достигается за счет повышения зарплат руководителей высшего и среднего звена, в то время как Индексирование зарплат бюджетникам является самой бедной частью населения России - зачастую отстает от темпов роста цен. 45% общего увеличения заработной платы было связано с увеличением заработной платы на 10% наиболее высокооплачиваемых работников, а более 60% - с увеличением заработной платы на 20% работников с самой высокой заработной платой. Вклад роста заработной платы 20% работников с самой низкой заработной платой в общий рост заработной платы составил менее 3%.

По словам Натальи Акиндиновой, ведущего эксперта Центра развития, в 2004 году был серьезный разрыв между доходами богатых и бедных. Государство периодически сокращает разрыв между доходами бедных и богатых, увеличивая социальные выплаты и зарплаты бюджетникам.

«У нас высокий уровень поляризации доходов из-за недифференцированной экономики. Доходы сосредоточены в ограниченном круге секторов, и, соответственно, рост доходов в других секторах идет плохо », - сказала Наталья Акиндинова.

Сотрудники Института социально-экономических проблем населения РАН считают, что поляризация наиболее заметна в росте доходов от собственности.

«По нашим оценкам, в 2003 году доходы от собственности составляли 28,5% всех денежных доходов 20% самого богатого населения и около 12% ВВП. Проблема несправедливого неравенства доходов в российских регионах заключается в том, что региональные элиты обеспечивают себя доходами, которые во много раз превышают как ВРП на душу населения, так и средний доход на душу населения в регионе. Кроме того, чем ниже уровень производительности региональной экономики и, соответственно, чем ниже средний уровень жизни населения региона, тем сильнее такие контрасты », - отмечается в докладе.

«Значительную роль в решении проблемы бедности играет создание условий для опережающего роста низкой заработной платы и расширения возможностей получения дохода за счет малых и средних предприятий. Необходимо улучшить налоговую систему. Основная часть социальных налогов должна собираться там, где сосредоточены самые высокие доходы. Другими словами, он должен формироваться в основном за счет налогов на недвижимость и высоких доходов », - заявил Алексей Шевяков.

Степень неравенства в распределении доходов в России и в Новосибирской области

Социальные инновации, направленные в первую очередь на людей, могут быть успешными в зависимости от их значимости для общественного сознания. Другими словами, глубокие социальные реформы не могут быть проведены, если большинство общества не признает их справедливыми, основываясь на шкале ценностей, присущих этому обществу.

Менталитет россиян характеризуется следующими чертами:

· Отношение к прибыли, к богатству как к чему-то предосудительному, особенно негативное отношение к резкому расслоению общества на богатых и бедных.

· Ценность коллективизма, человеческой солидарности, сострадания.

· Понятие о том, что государство должно предоставлять всем членам общества разумный минимум жизненных пособий.

Проанализируем степень неравенства в распределении доходов в России и сравним ее с аналогичными показателями в Новосибирской области.

Для этого рассмотрим пирамиду доходов. Население по уровню доходов делится на 20 процентов (или 10 процентов). В нижней части пирамиды находится группа с наименьшим доходом. По мере продвижения вверх по пирамиде доходы будут увеличиваться.

Степень неравенства можно измерять различными способами:

1. Кривая Лоренца - это график, показывающий, сколько общего дохода страны за год было получено различными группами населения, от самых бедных до самых богатых. Графически распределение доходов изображается следующим образом. Горизонтальные группы населения депонируются в процентах, а по вертикали общий доход, полученный ими, также в процентах. Чем сильнее изогнута кривая Лоренца, тем менее равномерно распределяется доход.

2. Индекс Джини (коэффициент) - это доля, которую площадь между кривой Лоренца и прямой абсолютного равенства составляет от площади треугольника под этой кривой, измеренная от 0% до 100% или от 0 до 1. Чем выше значение индекса, тем больше неравенство в распределении доходов. Например, для СССР в 1990 году индекс Джини составлял 23,3%, а для России в 2000 году - 39,4%.

В СССР в 1990 году (накануне распада Союза) произошло равное распределение доходов, индекс Джини составил 23,3%, что нельзя считать добродетелью, поскольку сократились стимулы к труду. Переход к рыночной экономике неизбежно приводит к расслоению населения, появлению бедных и богатых. 1994 год был годом наибольшего неравенства (индекс 40,9%), затем произошло небольшое снижение неравенства до 37,5%, но августовский кризис 1998 года вновь дал толчок росту неравенства. Значительное неравенство в доходах отрицательно сказывается на качестве жизни людей, вызывает относительно большую долю бедного населения и угрожает политической стабильности в стране. Нормальному экономическому развитию страны соответствует значение индекса в диапазоне от 28 до 32%.

Новосибирская область характеризуется более равномерным распределением доходов, чем в целом по России. Например, значение индексов Джини в НСО было следующим:

1993 год - 35,0%

1995 год - 31,8%

1998 год - 33,3%

1999 год - 35,6%

Формирование среднего класса в России

Средний класс "в тени" постсоветской экономики

При решении проблемы гражданства среднего класса иностранные аналитики в основном используют три параметра: социальный статус (владение имуществом, род занятий, профессия и должность, уровень образования); уровень доходов и структура потребления; социальная самоидентификация (мировоззрение, структура ценностей, уровень жизни). Применяя определенные модификации этого списка критериев и свои собственные критерии, связанные с российской спецификой, в первую очередь с трансцендентальной социальной дифференциацией постсоветского общества, отечественные исследователи классифицируют от 4 до 20% нашего населения как средний класс (тогда как доля «среднего» В структуре населения развитых стран иногда достигает 70%, что обеспечивает им экономическую, социальную и политическую стабильность). Между тем даже самые «оптимистичные» авторы в своих соответствующих оценках, как правило, не учитывают наличие масштабной «теневой» экономики в России.

Как известно, «теневые рабочие» не отчитываются перед властями о размерах их реального экономического оборота. Поэтому прямая и полностью статистически достоверная оценка степени «затенения» невозможна. Но это не означает, что проблема не может быть решена, тем более что в соответствии с новой версией национальных счетов, утвержденной ООН, все государства стремятся учитывать «теневую» экономику в объемах производства; С тех пор ФСГС России начала осваивать методы ее отражения. Даже по данным ФСГС, «теневая» составляющая российской экономики достигла критических значений: если доля нелегального сектора в ВВП западных стран официально оценивается в 5-10%, то в России - почти 25%. Однако специалисты МВД оценивают его в 45-50%, и, исходя из ряда косвенных показателей, можно утверждать, что этот процент еще выше, то есть Российская Федерация уже может «конкурировать» с латинскими Американские штаты - признанные чемпионы за «затенение» экономики (более 60%).

К числу косвенных показателей, о которых идет речь, относятся, по крайней мере, следующие процессы и обстоятельства. Во-первых, общее падение ВВП за годы реформ превысило 50%, а уровень энергопотребления упал всего на 25%. Во-вторых, в последние годы был огромный разрыв между данными Госкомстата России о валовом накоплении основного капитала и отчетами предприятий об объемах инвестиций (годовая разница превышает 40 миллиардов долларов). В-третьих, банковские процентные ставки в несколько раз превышают доходность, указанную предприятиями в официальных отчетах. В-четвертых, котировки денег-заменителей сразу после выпуска последних резко снижаются относительно номинальной стоимости (часто на 50-70%), оставляя «черные дыры» для скрытых финансовых комбинаций. В-пятых, заработная плата по основному месту работы, которая в развитых странах достигает 70–80% всех доходов работников (т. Е. Служит основным источником обеспечения их нормальной жизни), в 1994 году составляла 45% этих доходов. в нашей стране и сейчас она приближается к 35% (иными словами, она превращается в своего рода пособие на рабочую силу), а при потреблении, скажем, кондиционеров, Россия в 1998-1999 гг. вышел на четвертое место в Европе (после Испании, Италии и Греции).

В этом контексте интересны также опросы общественного мнения, проведенные специалистами Фонда социально-экономических исследований "Перспективные технологии" в 1998 году. Отвечая на вопрос о доле капитала, унесенного «в тень», 37,6% опрошенных предпринимателей назвали цифру 50% и более. Эту оценку подтвердили 80% опрошенных представителей правоохранительных органов, а более 40% силовиков считают, что «затененный» капитал в нашей стране превышает 80%.

Совпадение количественных параметров «теневой» экономики в России и в странах Латинской Америки не случайно: черты, характерные для так называемой латиноамериканской модели, становятся все более очевидными в появлении российской экономики. Последнее предполагает наличие одного (например, связанного с природными богатствами) мощного источника валютных поступлений и формирование узкого слоя сверхбогатой элиты из людей, вовлеченных в этот источник, который служит опорой власти и растет вместе с ним, сохраняя при этом большую часть населения в состоянии низкого дохода. Результатом этого является особая роль «теневой» экономики, причем в ее «сером» и «черном» цветах.

Использование терминов «серый» и «черный» связано с тем, что в экономике не существует абсолютного разделения «света» и «тени»: существует единый экономический процесс с «теневой» составляющей. В то же время важно учитывать следующие ключевые обстоятельства: не только чисто криминальные элементы (по разным оценкам, от 5 до 25% из них), но и обычные предприниматели, задушенные налогами, подвергнутые пыткам постоянными Смена «правил экономической игры», ввод в категорию «теневых работников». Должны ли они быть помещены «на одну доску» или должны быть принципиально различимы?

Если исходить из того, что «теневая» экономика - это такой способ экономических отношений, который складывается в обществе вопреки законам, правовым нормам, формальным правилам экономической жизни (то есть выходит за рамки правовых рамок), то он должен быть признанным: оно качественно неоднородно. В этом контексте возможны различные критерии для выделения его элементов. По характеру связи с производством следует различать тот компонент «теневой экономики», который вовлечен в производство товаров и услуг, и тот, посредством которого осуществляется только перераспределение продукта, созданного вне его. Субъекты «теневой» экономики и их движущие интересы также неоднородны. Соответствующие типы, определяемые характеристиками сфер функционирования, используемыми методами и формами «теневой» деятельности, образуют некую пирамиду.

На его пике находятся чисто криминальные элементы: торговцы наркотиками и оружием, рэкетиры, разбойники, убийцы, сутенеры и другие носители пороков современного общества; это включает в себя «классически» коррумпированных представителей государственных и административных органов (тех, кто берет большие взятки, продает государственные должности и интересы). Эти элементы образуют своеобразную надстройку «теневой» экономики, которая, как уже отмечалось, составляет 5-25% всей «пирамиды» и обладает значительными ресурсами, силой и влиянием.

Средняя часть «пирамиды» образована «теневыми работниками» - руководителями предприятий. Они должны включать предпринимателей, торговцев, финансистов, банкиров, промышленников и землевладельцев, мелких и средних бизнесменов (включая «челноков» - так сказать, организаторов-владельцев бизнеса, в некотором смысле, «гильдий»). Эти люди являются двигателем экономической активности, а не только нелегальной. В будущем они смогут выступать в качестве основы среднего класса нормальной рыночной экономики, и вот почему. Во-первых, они вынуждены уходить «в тень» главным образом потому, что затраты на их деятельность в соответствии с действующими правилами и законами экономической игры превышают соответствующие выгоды и доходы. Во-вторых, они не без оснований полагают, что выбранная модель реформ должна быть изменена, перенаправлена ​​для обеспечения интересов отечественных производителей и потребителей (в то же время они не допускают возврата к монополии государственной собственности и административно-распределительная система). Таким образом, рассматриваемая средняя группа формирует движущую социальную силу, которая противостоит как возвращению, так и продолжению курса радикальных либеральных реформ. Это «третья сила», призванная стать одним из столпов «другого пути».

Третья группа, воплощающая как бы подножие «пирамиды», представлена ​​наемными работниками как физического, так и умственного (интеллектуального) труда; к ним могут присоединиться мелкие и средние государственные служащие, чьи доходы, согласно имеющимся оценкам, сегодня составляют до 60% взяток. Для этой категории лиц незарегистрированная деятельность является вторичной (неформальной) занятостью. Из-за различных обстоятельств (юридических и экономических) эти классы выведены из закона «в тень». Таким образом, речь идет о потенциальных союзниках «теневых людей» второй группы (союзников «третьей силы»).

Конечно, разделение субъектов «теневой» экономики на три группы является в некоторой степени произвольным и неоспоримым (эти группы не отгорожены «китайской стеной» и пересекаются в той или иной степени), но это необходимо проводить его, потому что, во-первых, речь идет о 30 миллионах человек экономически активного населения страны, производящих не менее 50% ВВП. Во-вторых, наряду с общими интересами (заключающимися в получении дополнительного дохода вне правового поля), субъекты выбранных групп имеют особые интересы. Определяющим интересом «теневых работников» - руководителей предприятий (в союзе с субъектами третьей группы) является правовая трансформация в средний класс - основа стабильности государства и общества.

Средний класс и альтернатива реформации

Процессы «перестройки», начавшиеся во второй половине 1980-х годов в СССР, резко обновили проблемы формирования среднего класса как важнейшей социальной базы для прогрессивных перемен. Парадокс, однако, заключается в том, что советский «прототип» этого класса, который во многом инициировал рыночные преобразования, не только не получил надлежащих экономических и политических свобод, но и был «сбит при взлете». Прежде всего, были устранены источники, благодаря которым в обществе мог образоваться большой класс собственников. Во-первых, постсоветское государство обесценило денежные вклады населения, общая сумма которых в то время была равна почти половине национального дохода страны. Во-вторых, одно и то же государство заблокировало возможность для большинства граждан накапливать деньги в течение нескольких лет, достаточных для официально разрешенного производства и других социально полезных инвестиций: в нынешней экономической ситуации средняя российская семья тратит до 80% своего дохода на продукты питания. В-третьих, жесткое фискальное давление сдерживает развитие малого и среднего бизнеса в промышленности и сельском хозяйстве страны. В-четвертых, сегодня трудно надеяться на существенное увеличение числа высококвалифицированных работников в высокотехнологичных отраслях: с 1993 года страна вышла на 70-е место в мире по производительности труда. Что касается источника «рекрутинга» среднего класса в качестве научно-технической интеллигенции, то, по мнению ученых, если нынешние тенденции деградации высокотехнологичного сектора продолжатся, к 2013 году высококвалифицированные специалисты практически исчезнут как социальная группа. (международный опыт показывает, что это может стать самым серьезным ресурсным ограничением для экономического роста в стране). Правников В. «Теневые параметры реформируемой экономики и антикризисный потенциал среднего класса» // Экономическая газета, 2004, № 11, с. 7.

Очевидно, что все эти процессы в решающей степени вытекают из принятого курса реформации. Фактически он стремился исключительно к реализации интересов «олигархии», олицетворению большого капитала, в частности, «слияния» с властными структурами общества и именно из-за этого «слияния» (и вовсе не из-за использования преимуществ интеграции взаимодействие экономических субъектов и достижение его «синергетического эффекта», развертывание стратегического планирования и других форм цивилизованного корпоративного управления) извлечение сверхприбылей, которые, как вы знаете, интенсивно разливаются за границу. Именно «при олигархах» изначально были созданы «правила экономистов», включая ваучерную приватизацию, залоговые аукционы и толлинговые схемы, а также выпускались ценные бумаги типа ГКО. Все это привело к захвату национальными промышленными корпорациями «близких к политическим вершинам» национальных сырьевых источников, рычагов распределения средств государственного бюджета и т. Д. Поэтому нынешняя ориентация на «равноудаленность олигархов от власти» может быть только приветствуется. Однако его реализация сама по себе явно несовершенна в контексте вышеизложенного, концептуальной основы новой стратегии реформ, прежде чем включать «идеологию середины».

Первым компонентом альтернативы является удаление значительной части предпринимателей из «тени» изменения общих экономических условий, включая изменение модели приватизации и формирование стимулирующего экономического механизма наряду с реализацией новой социальной политики. направлены на стабилизацию благосостояния основной массы населения. Второй компонент - это подготовка специальных концепций и программ государственной политики в отношении «теневой» экономики.

Понятие «выделения» теневой экономики и среднего класса как ее субъекта.

Это развитие требует учета следующих двух обстоятельств и ответов на два связанных с ними вопроса.

Во-первых, как уже отмечалось, в «теневую» группу входят не только криминальные, но и рядовые отечественные предприниматели. Допустимо ли идентифицировать тех и других или следует дифференцировать подход государства?

Во-вторых, огромный капитал застрял в «теневой» экономике. По оценкам экспертов, население России имеет «в чулках» до 70 миллиардов долларов (это примерно два сегодняшних бюджета), и за годы реформ незаконно вывезены сотни миллиардов долларов, однако только «шаттлы» импортировали товары в последние годы в объеме, равном ежегодному экспорту нефти в страну. И это в контексте вспышки инвестиционного кризиса, когда инвестиционная активность неуклонно приближается к точке полного затухания!

Отвечая на поставленные вопросы, мы должны заявить, прежде всего: в органах государственной власти, общественных организациях и научных учреждениях по-прежнему доминируют два явно некорректных подхода к решению проблем «теневой» экономики. Первый - радикально-либеральный, реализуемый с конца 1991 - начала 1992 года и связанный с целевыми показателями сверхвысоких темпов начального накопления капитала. Печальные результаты реализации этого подхода очевидны: отмеченные выше критические масштабы «теневой» составляющей отечественной экономики и формирование мощных финансовых и производственных кланов, проникающих в высшие эшелоны государственной власти, с одной стороны, подавление нормальной предпринимательской деятельности, прежде всего малого и среднего бизнеса, - с другими. Не случайно некоторые политики призывают «полностью легализовать всю« теневую »экономику и начать жизнь с нуля». Маловероятно, что такие тенденции получат общественную поддержку, в том числе со стороны «теневых работников» - руководителей предприятий, которые испытали все «прелести» сотрудничества с организованными преступными сообществами и которые хотят «начать жизнь с нуля» без угрозы быть расстреляли, снова подвергли рэкетам рейды и тд. .П.

Второй - репрессивный - подход возник как своего рода реакция на социальные негативы либерала, описанные выше. Он включает в себя: расширение и усиление соответствующих подразделений МВД, ФСБ, налоговой инспекции, налоговой полиции и Министерства финансов России; совершенствование взаимодействия спецслужб в этой связи, формирование системы тотального контроля и доноса; В целом резкое ужесточение законодательства против «теневой» экономики, усиление штрафных санкций. Одной из попыток реализации репрессивного подхода является принятие Федерального закона «О государственном контроле за соответствием расходов на крупные виды потребления доходам физических лиц» (№ 116-ФЗ от 20 июля 1998 г.).

Казалось бы, идея этого акта естественна и «прозрачна»: поскольку государство не может регистрировать доходы граждан, их расходы должны контролироваться и аналогичным образом, во-первых, определять фактические параметры доходов населения. Богатые группы населения, во-вторых, чтобы заставить их обнаружить источник скрытых средств, в-третьих, собирают неоплаченные налоги. Однако для достоверного прогнозирования последствий таких правовых действий необходимо вернуться к причинам набухания «теневой» части экономики. Их много, но, повторяю, основные из них ограничиваются сложившимися общими экономическими условиями. Последние подавляют внутреннее производство, заставляют предпринимателей скрывать доходы от чрезмерных налогов и выводят капитал из производства в финансовом секторе и за рубежом, криминализируют общество. Не только богатый мировой опыт (включая примеры стран Латинской Америки), но и практика внутренних преобразований свидетельствуют: «теневая» экономика - это реакция хозяйствующих субъектов и граждан на систему, которая ставит их в положение жертв юридических и экономический беспредел.

Реализация рассматриваемого законодательного акта только усилит эту систему: она охватит, прежде всего, мелких и средних предпринимателей, а также тех работников, которым удалось получить деньги сверх скудной зарплаты; иными словами, «зарождающийся средний класс России» будет поставлен «под прицел». Становясь фактором, способствующим полной денонсации, правовой документ не дает никаких гарантий для утечки соответствующей информации от должностных лиц к преступникам.

Поскольку законопроект направлен на преследование людей, а не на устранение условий, препятствующих превращению «теневой» деятельности в легальную, экономические результаты его принятия могут во многих отношениях оказаться заявленными: сужение налога база, а не подавление преступных тенденций.

Маловероятно, что социальные результаты использования преимущественно репрессивных методов покажутся более благоприятными. Следуя этому курсу, власти столкнутся с сопротивлением не только «руководителей теневого бизнеса», ставших жертвами катастрофического производства вил, но и значительной части работников, которым «теневая» экономика помогает получать заработную плату в своевременно и во избежание безработицы. Поддержка таких мер со стороны относительно слабых в настоящее время групп простых государственных служащих, пенсионеров и работников предприятий, по-видимому, не позволяет создать оптимальный баланс сил в государстве. Уровень поддержки населением власти, когда последние используют комплекс репрессивных мер, оценивается экспертами как «относительно низкий», а уровень сопротивления властям - как «относительно высокий».

Преимущественно репрессивный подход к «теневой» экономике имеет шанс поддержать подавляющее большинство населения только в отношении чисто криминальных элементов: наркодилеров и торговцев оружием, рэкетиров, наемных убийц), наряду с которыми можно крутить глубоко коррумпированные группы чиновников, формирующих, как уже отмечалось, своего рода надстройку «теневой» экономики и составляющих значительно меньшую часть ее пирамиды.

При разработке концептуальной основы для альтернативы двум подходам, описанным выше, линии государства в отношении «теневой» экономики следует учитывать три обстоятельства. Во-первых, возврат к монополии государственной собственности и к административно-распределительной системе уже исключен. Во-вторых, необходимо изменить модель экономической реформы в целом, и интересы отечественных производителей и потребителей должны быть в центре внимания новой стратегии реформ. В-третьих, чтобы осуществить этот сдвиг, все задействованные силы, включая те, которые находятся на заднем плане, должны быть активированы.

Учитывая вышесказанное, необходимо, с одной стороны, изменить, стоит еще раз подчеркнуть общие экономические условия, а с другой - реализовать специальную программу по интеграции здоровой части «тени» и легальная экономика. В частности, необходим комплексный правовой подход, направленный на параллельное решение этих двух проблем, направленный на совершенствование законодательства в направлении обеспечения надлежащих условий для развития предпринимательства. Для реализации этого подхода требуется как минимум следующее.

Четкое различие между столицами криминальных элементов и владельцев «теневого бизнеса» и отражение этого разделения в новых экономических и правовых актах, в том числе в законодательстве о борьбе с организованной преступностью и коррупцией, в Уголовном кодексе Российской Федерации. Представляется, что в этих документах целесообразно ввести определение части «теневой» экономики, которая должна быть легализована как сфера деятельности тех руководителей предприятий, чья стоимость деятельности в соответствии с существующими «правилами экономической игры» постоянно превышает доходы , Разработка критериев для разграничения преступных элементов и «руководителей теневого бизнеса» является важнейшей задачей экономистов, социологов, юристов и специалистов правоохранительных органов.

Корректировка (с целью создания и поддержания благоприятной правовой среды для бизнеса) законных условий для предпринимателей, приоритет в отношении ужесточения репрессивных, уголовно-правовых методов. Прежде всего, это относится к налоговому режиму, и поэтому представляется целесообразным обратиться к опыту НЭПа, который, как вы знаете, включал строку по легализации скрытого капитала. Разумную роль тогда сыграла разумная налоговая политика: налог составлял 25% дохода частного владельца, который сразу стал активным, особенно в областях, работающих на потребителя (когда было решено вытеснить частного владельца, налоги начали расти: сначала до 30%, а затем, с переходом к индустриализации и массовой коллективизации, до 90% и более). В этом контексте сегодня желательно: а) сократить налоговую базу до 26–28% ВВП (без учета социальных выплат);

б) реструктуризация налоговой задолженности, и прежде всего, малого бизнеса в перерабатывающей и легкой промышленности; в) освобождение от налоговой печати части прибыли, идущей на расширение производства и создание новых рабочих мест; г) перенос центра тяжести налогового бремени из сферы производства в сферу личного потребления (на доходы и имущество граждан), использование арендных платежей.

Сегодняшняя версия Налогового кодекса Российской Федерации - полшага вперед. Следует отметить, однако, что составителями налоговых правил в настоящее время являются министерства финансов, а также налогов и сборов, то есть налоговая ставка напрямую связана с доходами бюджета. Между тем, налоговые органы не должны разрабатывать налоговую политику, потому что их задача - собирать налоги любыми способами. В принципе, Министерство экономики России отвечает за создание эффективного комплекса налоговых правил, который предназначен для мониторинга структурных макроэкономических (национальных) сдвигов, роста объемов производства и т. Д.

Снижение налоговой нагрузки, конечно, не является самоцелью, но сегодня, пожалуй, является единственным рычагом правового стимулирования инвестиционной деятельности, технологического обновления и технического перевооружения российской экономики.

Разработка и реализация эффективных мер по защите населения государством от финансового мошенничества, обеспечение гарантий защиты сбережений и капитала (как, конечно, самого института частной собственности).

Привлечение (наряду с применением деклараций о доходах и расходах в сфере личного потребления) «индульгенций доходов» - правовых документов, составляющих легализацию (при условии уплаты специальных налогов) средств, выделяемых на инвестиции в производственный сектор. В связи с этим следует отметить, что в ноябре 2000 года в государстве

Дума обсудила проект постановления «Об объявлении экономической амнистии». Многие из его положений, мягко говоря, бесспорны, но есть основания квалифицировать само появление таких документов как поиск путей использования инвестиционных возможностей «теневой» экономики.

Проведение особой политики в отношении «новых русских», проживающих за рубежом, разработка и реализация программы репатриации российского капитала с превращением его в реальный инвестиционный ресурс России. Важно помнить, что российский рынок имеет значительные преимущества для отечественного предпринимателя, вывезшего капитал за границу: относительно более высокая норма прибыли на вложенный капитал по сравнению с зарубежным рынком, лучшее знание рыночных условий и рыночных условий, наличие отношений с представителями государственных органов и управления. «Беженцы» сдерживаются только опасностью преследования со стороны как правоохранительных органов, так и криминальных структур.

Заключение

В ходе курсовой работы выяснилось, что разница между доходами самых богатых и самых бедных практически одинакова во всех регионах России, несмотря на то, что сами эти регионы сталкиваются с различными социальными проблемами и экономическая ситуация в них различна.

Экономический рост в стране положительно сказывается в основном на доходах зажиточной части населения. И, вопреки ожиданиям правительства, это не приводит к реальному сокращению числа малоимущих и малообеспеченных граждан.

Существует парадоксальная ситуация: ни темпы сокращения бедности, ни темпы роста уровня жизни статистически не связаны с темпами роста валового регионального продукта.

Существенную роль в решении проблемы бедности играет создание условий для опережающего роста низкой заработной платы и расширения возможностей получения дохода за счет малых и средних предприятий.

Принимая решение о принадлежности граждан к среднему классу, зарубежные аналитики применяют три параметра: социальный статус; уровень доходов и структура потребления; социальная самоидентификация. В России важным фактором в решении этого вопроса является учет наличия теневой составляющей в экономике, что во многом связано с формированием среднего класса в России.

Необходимо точно определить вопросы легализации «теневой» экономики, ее интеграции с «легкой» экономикой. Пока в нашем экономическом законодательстве преобладают либо чисто либеральные, либо чисто репрессивные мотивы, решения таких важных задач реформы, как введение «теневой» экономики в своего рода «цивилизованную» структуру и связанное с этим формирование массового «цивилизованного» среднего класса ( даже при определенных стандартах потребления и качества жизни) достичь невозможно.