Налог на добычу полезных ископаемых: действующий механизм исчисления и пути его совершенствования.

Предмет: Налоги
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 09.04.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по налогам:

 

Много готовых рефератов по налогам

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Развитие земельного налогообложения в Российской Федерации: опыт и направления совершенствования.
Налогообложение недропользования в России: проблемы в практике применения и пути их решения.
Упрощенная система налогообложения: практические проблемы применения и пути их решения.
ЕНВД: действующий механизм исчисления и направления дальнейшего развития.


Введение:

Российская Федерация обладает уникальными по своим масштабам, количественным и качественным характеристикам природных и минеральных богатств. Это определяет значительную долю добывающих отраслей в общей экономике Российской Федерации. Очевидно, что во многом налоговая политика государства основывается на степени развития экономики страны и ее отраслей, а также на приоритетах их дальнейшего развития. Поэтому значительную часть налоговых поступлений федерального бюджета составляют доходы от использования природных ресурсов. Это предопределяет необходимость разработки и применения надежных и эффективных форм правового регулирования налогообложения добывающих отраслей в российской экономике.

С момента принятия Закона Российской Федерации «О недрах» прошло более 20 лет, и споры и дискуссии о необходимости его радикальной переработки и улучшения (как максимум) или существенных изменений (как минимум) не прекращаются этот день. В курсовой работе отмечается, что существует необходимость в упорядочении, систематизации и, в конечном итоге, в кодификации законодательства, регулирующего отношения в сфере недропользования. 

Введение налога на добычу полезных ископаемых с 1 января 2002 года ознаменовало новый этап в развитии внутреннего законодательства в области налогообложения недропользования, поскольку налог на добычу полезных ископаемых заменил три различных платежа, регулирование которых осуществлялось нормативными актами. относящиеся сразу к нескольким отраслям законодательства.

Выбранная тема очень актуальна в современных условиях, когда закладываются основы правопорядка и проводятся реформы во всех сферах жизни.

Целью данной работы является рассмотрение специфики и изучение механизма взимания налога на добычу полезных ископаемых и путей его совершенствования.

Для этого были поставлены следующие задачи:

  • изучить теоретические аспекты налогообложения недропользования;
  • проанализировать динамику налоговых поступлений от недропользования в федеральный бюджет России;
  • Изучить пути реформирования системы налогообложения недропользования в Российской Федерации.

Объектом исследования в данной работе является механизм сбора налога на добычу полезных ископаемых в России и пути его совершенствования.

Теоретической и методологической основой исследования явились научные труды отечественных и зарубежных специалистов в области налогообложения, а также нормативные и другие методические документы по исследуемому вопросу.

Информационную базу составили статистические и другие источники информации, законодательные акты, регулирующие налогообложение.

Теоретические аспекты налогообложения на недропользование  

Эволюция правового регулирования недропользования

Одним из необходимых шагов в изучении правового регулирования налогообложения недропользования является изучение исторического аспекта этого вопроса. В России элементы правового регулирования доходов государства от добычи полезных ископаемых до введения налогового законодательства были установлены в нормах законодательства о добыче полезных ископаемых, формирование которых связано с эпохой Петра Великого, в которую входит создание российской горнодобывающей промышленности. Основным законодательным актом Петра Великого о горном деле была привилегия Берга от 10 декабря 1719 года.  

28 июня 1782 года императрица Екатерина II выпустила Манифест, в котором изменилась доктрина горного законодательства. В статье 1 этого документа установлено, что право частной собственности распространяется не только на поверхность земли, но также включает право собственности на недра вместе с содержащимися в них полезными ископаемыми. Однако фискальные льготы казны, определяемые правом государственной собственности на все недра независимо от права собственности на землю, были в значительной степени сохранены.  

Следует отметить, что, с одной стороны, такие положения Манифеста отражают тенденции западных экономических теорий конца 18-го века, которые не разделяют владение поверхностью земли и недрами, как мы видим, по мнению Екатерины II. С другой стороны, понимание нецелесообразности отказа государства от преимуществ государственной собственности на все ресурсы недр, в частности горных налогов, и преимущественного права государства закупать необходимые ему металлы и минералы в манифесте. остается, что рассматривается как некое внутреннее противоречие этого документа. 

Вопрос о праве на поиск и добычу полезных ископаемых на государственных землях не был решен и был решен на усмотрение администрации. Практическое применение положений Манифеста показало необходимость дальнейшего совершенствования законодательства о добыче полезных ископаемых, устранения внутренних противоречий в нем, создания стимулов для развития отечественной горнодобывающей промышленности и усиления механизма получения государством доходов от добычи полезных ископаемых. 

Следующим этапом в разработке законодательства о добыче полезных ископаемых стала публикация 13 июля 1806 г. проекта Правил о добыче полезных ископаемых, который впоследствии стал основой для принятой в 1832 г. горнодобывающей хартии. Этот документ в значительной степени вернул свободу в отношении разведки и добычи полезных ископаемых. в недрах государственных земель, и это право сопровождалось обязательством поставлять добытую руду на государственные заводы по установленным ценам, освобождение от которых можно было бы сделать в исключительных случаях, когда близлежащие государственные горнодобывающие заводы нуждались в поставках руды. 

Последующее развитие дореволюционного законодательства о добыче полезных ископаемых продолжалось до 1917 года и было связано, в первую очередь, с отходом от единого правового регулирования всех горных работ и созданием различных условий для поиска и добычи полезных ископаемых в различных регионах страны. империи и даже на различных месторождениях, и, во-вторых, с постепенной заменой горных налогов для определенных подсекторов горнодобывающей промышленности путем уплаты общего налога на рыболовство, постепенной отменой права государства на преимущественную покупку минералов, сохраняя его только для золота горнодобывающая индустрия. 

Таким образом, в настоящее время в связи с необходимостью полного и всестороннего изучения проблем правового регулирования налогообложения недропользования вопрос о царственном характере сборов за недропользование (горные налоги, роялти, налог на добычу полезных ископаемых) не только утерян его актуальность, но также требует нового охвата в связи с изменением социально-экономических и правовых условий. Дореволюционные исследователи горного законодательства связывают возникновение горных регалий в России с декларацией государственной собственности на недра. 

До 1917 года горные регалии существовали в форме государственных горнодобывающих предприятий. Что касается горных налогов с частных горнодобывающих предприятий, то они уже определялись не горными регалиями, а высшей собственностью государства на недра и вытекающими из этого правами на получение прибыли от добычи частными предприятиями. Следовательно, доходы государства от частных добывающих предприятий (горные налоги) носили преимущественно публично-правовой характер. Форма получения этого дохода государством в виде горных налогов была ближе к налоговым платежам, поскольку установление горных налогов осуществлялось законом или законом, эквивалентным ему по закону, и им платили, чтобы удовлетворить необходимые общественные нужды в государственную казну под угрозой государственного принуждения.   

Анализ показывает, что законодательство о недрах Российской Федерации, дающее значительную часть доходов в бюджеты всех уровней, значительно отстает в своем развитии; За 20 лет реализации реформ он практически не сдвинулся с исходных позиций, определенных принятием Основного Закона Российской Федерации «О недрах» 1992 года, и нуждается в скорейшем развитии базовых институтов для регулирования горные отношения на современном уровне.

Учитывая, что дополнения и изменения в Закон Российской Федерации «О недрах» вносились более 13 раз (в 1996, 1999, 2000, 2001 (дважды), 2002, 2003, 2004 (дважды), 2006, 2008, 2010, 2011, 2012 гг.), То можно утверждать, что мнение экспертов о несовершенстве этого закона вполне обоснованно. Что касается областей, в которых следует разрабатывать законодательство о недрах, то здесь нет единой точки зрения. Еще в 1994 году профессор, доктор технических наук М.Е. Певзнер предложил кодифицировать горное законодательство и создать новый сводный акт - Кодекс России о недрах.   

Современная правовая доктрина устанавливает, что кодификация законодательства является одной из форм систематизации и развития законодательства. Термин «кодификация» относится к радикальному пересмотру существующих нормативных правовых актов в конкретной области общественных отношений, способу рационализации законодательства, обеспечения его согласованности и компактности, освобождению правовой базы от устаревших и неактивных норм. В процессе кодификации анализируется весь объем нормативно-правовых актов, регулирующих соответствующую сферу общественных отношений, с целью устранения противоречий и несоответствий между ними, заполнения пробелов и дублирования норм. Кроме того, в ходе кодификации разрабатываются нормы, которые ранее отсутствовали в законодательстве, необходимость их консолидации продиктована практикой и временем, а также нормы и принципы, которые заполняют пробелы.   

Следует признать, что законы Российской Федерации «О недрах», «О соглашениях о разделе продукции» и другие федеральные законы не сформировали целостную и эффективную правовую основу для регулирования отношений недропользования.

Недостатками горного законодательства в Российской Федерации являются, прежде всего, его неразвитость на федеральном уровне. Во многих случаях нормы законов носят декларативный характер; их реализация не обеспечивается актами подзаконного характера, предусматривающими механизм эффективного исполнения. В федеральном законодательстве о недрах много пробелов, противоречий, несоответствий и неточностей, что затрудняет его применение, а также создает поле деятельности для коррумпированных чиновников, множество отправляющих и общих норм, в том числе неприемлемых нормативов. действует. Например, в действующем законодательстве о недрах отсутствуют нормы и принципы, определяющие специфику создания и ликвидации горнодобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий, регулирование собственности, договорные отношения в сфере недропользования.   

Значительные пробелы особенно заметны в следующих областях:

  • управление использованием и охраной полезных ископаемых;
  • разграничение государственной собственности между Федерацией и субъектами Федерации;
  • правовой статус отдельных категорий полезных ископаемых;
  • правовой режим добычи полезных ископаемых;
  • создание и укрепление минерально-сырьевой базы страны и удовлетворение ее потребностей в минеральных ресурсах;
  • приватизация и переход горных отношений к рыночной экономике;
  • обеспечение устойчивого развития недропользования на основе принципов международных конвенций.

Идея кодификации законодательства о недрах стала в настоящее время довольно популярной, и поэтому появился ряд предложений относительно того, как должна развиваться политика принятия такого акта, как следует называть этот новый сводный акт и как его структура должна быть. К сожалению, все многочисленные попытки кодифицировать законодательство о недрах оказались безуспешными, и его разработка пошла по пути корректировки Закона о недрах. Эти изменения не устраняют один из основных недостатков Закона - его «геологическую направленность». Эта тенденция указывает на необходимость рационализации, систематизации и, в конечном итоге, кодификации законодательства, регулирующего отношения в сфере недропользования. Это выражается в попытках разработать различные проекты соответствующего федерального закона, часто называемого кодексом. Предполагается, что потенциальный Кодекс о недрах будет состоять из двух частей: общей и специальной. В Общей части должны быть изложены правовые нормы, общие для всех видов недропользования. В общей части проекта кодекса необходимо определить предмет и область правового регулирования, дать определения основных понятий и уточнить состав законодательства, регулирующего отношения недропользования. В отдельном разделе Общей части целесообразно закрепить правила государственного регулирования отношений недропользования, в том числе определить полномочия федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, а также сосредоточить внимание на В данном разделе приведены общественные требования государства как собственника недр для рационального использования и охраны недр. В этом же разделе необходимо установить нормы, позволяющие передавать полномочия в области недропользования от федеральных органов исполнительной власти органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации.         

Общая часть проекта кодекса также будет сосредоточена на нормах и принципах, устанавливающих государственную собственность на недра и полезные ископаемые, содержащиеся в них в естественном состоянии.

Особая часть проекта кодекса должна состоять из разделов, регулирующих общественные отношения, возникающие при каждом типе недропользования. Целесообразно сформулировать особую часть проекта кодекса на основе разработанных федеральных законов, регулирующих правоотношения в области разработки различных видов полезных ископаемых: углеводородного сырья, твердых полезных ископаемых, драгоценных металлов и камней, подземных вод, радиоактивных минералов. и использование недр в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых. В этом же разделе можно сосредоточить правила, регулирующие отношения, на воспроизводство минерально-сырьевой базы и деятельность государственной геологической службы.  

Одно из предложений касается перевода статьи о платежах за право пользования недрами из Налогового кодекса Российской Федерации в Кодекс о недрах. Это связано с тем, что в Налоговом кодексе невозможно учесть многие особенности, связанные с разработкой месторождений полезных ископаемых. Государство, как владелец недр, заинтересовано в разработке месторождений бедных и забалансовых полезных ископаемых, а также месторождений со сложными горно-геологическими условиями. Но инвестор начнет вкладывать средства в развитие таких объектов только при условии, что ему будет обеспечен благоприятный налоговый режим. Желательно подробно описать все особенности такого режима в сводном акте, регулирующем недропользование, а не в Налоговом кодексе, для которого налог на добычу полезных ископаемых является лишь одним из многих видов налогообложения юридических и физических лиц.    

Кроме того, акцент должен быть сделан на текущем мониторинге деятельности недропользователей в современных условиях. Суть проблемы заключается в том, что переход к построению рыночной экономики предполагает ослабление контролирующих функций государства над деятельностью недропользователей. В то же время существует опасность усиления хищнических тенденций в эксплуатации месторождений, которые покрываются необходимостью обеспечения рентабельности горнодобывающего предприятия, несоблюдением условий, на которых были выданы лицензии на право добычи полезные ископаемые, нарушения согласованных в установленном порядке планов развития горных работ, искажения базы для исчисления налогов за пользование недрами.  

Одним из способов усиления негосударственных форм контроля за деятельностью недропользователей является создание независимой неведомственной службы аудита горных работ и юридическое закрепление ее функций. Это нововведение также должно найти отражение в проекте Кодекса о недрах. Разумеется, следует обратить внимание на самую актуальную проблему нашего времени - неосвоенную проблему разведки и добычи на континентальном шельфе. На сегодняшний день эта сфера отношений является самой запутанной и сложной.   

Кодекс сможет детально регулировать всю сферу отношений системы конкурсного отбора претендентов на получение лицензии на недропользование, включая определение типов тендеров и условий их проведения, подготовку материалов для тендера, порядок подачи заявок, их возможный отказ, а также задачи и полномочия конкурсных комиссий, механизм проведения конкурсов и порядок, в котором они принимают решения. Отношения в области экологической безопасности недропользования могут регулироваться более детально, а отношения в соответствии с современными требованиями государственного надзора и контроля за использованием и охраной недр могут быть налажены. 

Необходимо консолидировать положение о необходимости страхования имущественных рисков недропользователей и рисков, связанных с возможностью негативного воздействия на окружающую среду, включая затраты на рекультивацию и мелиорацию нарушенных земель.

Концессионные и контрактные системы недропользования  

В контрактах на недропользование можно выделить ряд специфических особенностей, в том числе такую ​​учредительную черту, как участие государства в качестве стороны контракта. Особенностью этих договоров также можно назвать тот факт, что государство, являясь стороной договора, при его исполнении осуществляет контрольные функции через уполномоченные органы не как стороны договора, а как субъект публичной власти.    

Как отмечается, в мировой практике нет единого подхода к классификации контрактов на недропользование. Используя одни и те же термины, законодатели из разных стран часто наполняют их различным содержанием или ставят разные критерии в основу классификации контрактов. В результате обращение к международному опыту очень часто позволяет найти аргументы в поддержку самых разных подходов и взглядов при классификации таких договоров. Например, Закон Российской Федерации «О соглашениях о разделе продукции» (принят в 1995 году) определяет соглашение о разделе продукции в качестве коллективной правовой структуры для контракта на недропользование и включает концессию, а также соглашение о разделе продукции. Таким образом, СРП в соответствии с законодательством Российской Федерации не полностью соответствуют той же концепции, которая используется во многих других странах (включая Индонезию, Малайзию). Тем не менее, при всем разнообразии, появляются довольно конкретные направления для базовой классификации контрактов на недропользование, которые необходимо разумно и тщательно адаптировать к казахстанской правовой системе. Следует предположить, что можно выделить два основных типа этих договоров: аренда и договор.      

Тип аренды включает в себя концессионные договоры и договоры на строительство и (или) эксплуатацию подземных сооружений. По договору - договор на геологическое изучение недр, договор о разделе продукции (договор), договор на обслуживание. С практической точки зрения наиболее актуальными на данный момент являются концессионные договоры и соглашения о разделе продукции. С начала XX в. Концессионные контракты на недропользование являются наиболее известной формой контрактов, которая изменилась за десятилетия. Концессионные договоры относятся к договорам аренды. Однако концессия в недропользовании не может быть приравнена к аренде, хотя бы потому, что она включает обязательство недропользователя дать определенный результат при разведке и (или) добыче полезных ископаемых, что закреплено в его программе работы.      

Термин «концессия» упоминается в законодательстве, но не раскрывается. Хотя с точки зрения юридической сущности именно концессия является основным видом контракта в системе контрактов на недропользование (разведку и (или) добычу). 

Юридическое содержание термина «концессия» неоднозначно. В эту концепцию вкладываются отношения различного характера, такие как:   

  • коммерческая концессия (франчайзинг) - соглашение, в соответствии с которым одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) плату за определенный период времени или без указания периода времени право на использование комплекса исключительные права, принадлежащие правообладателю в бизнесе, включая право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение правообладателя, на защищенную коммерческую информацию, а также на другие объекты исключительных прав, предусмотренных в договоре - товарный знак, знак обслуживания. (п. 1 ст. 1027 ГК РФ); 
  • концессионные отношения с элементом публичного права, одна сторона которого (государство или другое публично-правовое образование - концессионер) предоставляет другой стороне (концессионеру) исключительное право осуществлять деятельность, являющуюся исключительной монополией государства ; использование государственного имущества. 

Коммерческая концессия и концессия с элементом публичного права совершенно различны по своей правовой природе. Правовые отношения сторон коммерческой концессии являются гражданскими: их субъектами являются два равных лица - правообладатель и пользователь, объектом обязательства являются исключительные права на владение интеллектуальной собственностью (фирменный знак, коммерческое обозначение правообладателя). Защищено коммерческой информацией, товарным знаком, знаком обслуживания). 

Однако, несмотря на всю очевидность различия между этими двумя типами правовых отношений, нельзя не отметить одну присущую им обеим характеристику - исключительность переданных прав, выраженную в объективной невозможности для других лиц иметь и осуществлять их Хотя по разным причинам. Эта функция является единственным звеном, связывающим все концессионные правоотношения, возникающие в таких различных секторах экономики, как использование интеллектуальной собственности, в сфере недропользования или использование объектов «коммунального обслуживания» - жилищно-коммунального хозяйства, транспортной инфраструктуры. 

Предметом обсуждения является правовая природа концессионных отношений в сфере недропользования как правовых отношений с элементом публичного права. В целом, юристы придерживаются следующих точек зрения на характер концессионного соглашения: 

  • концессионные соглашения являются не чем иным, как обычным гражданско-правовым договором;
  • концессионные соглашения - это соглашения sui generis (особого типа), например, так называемые инвестиционные соглашения;
  • концессионный договор является административным договором.

Что касается первой точки зрения, то можно сказать, что она страдает определенной односторонностью, которая не позволяет учесть особенности концессионного соглашения в области недропользования, и, прежде всего, предмет этого соглашения - недра. раздел.

Специфика концессионного соглашения в сфере недропользования заключается в следующем.

Лично: одна из сторон этих правоотношений, а также сторона, исполняющая исполнение, которое имеет решающее значение для содержания договора, всегда является публичным юридическим лицом (концессия). Термин «публично-правовое образование» более адекватен, чем часто используемый, когда речь идет о владении природными ресурсами, понятию «государство». Во-первых, термин «государство» не охватывает такие субъекты, например, обладающие суверенитетом (в том числе над природными ресурсами), признанным современной наукой международного права, как нациями, борющимися за самоопределение. Во-вторых, государство почти никогда напрямую не осуществляет все полномочия собственника над природными ресурсами, но делегирует свои полномочия государственному органу или компании со 100-процентным государственным участием, которые действуют от имени государства и являются собственниками природных ресурсов. В-третьих, вышеупомянутый термин не учитывает случаи передачи прав концессионера юридическому лицу по международному соглашению.     

Согласно пункту 1 ст. 2, абз. 1 ст. 124 Гражданского кодекса Российской Федерации Российская Федерация, как и ее субъекты, действует в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, наравне с другими участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. Однако пункт 2 ст. 124 Гражданского кодекса Российской Федерации, установлено исключение из положения пункта 1 этой же статьи: к Российской Федерации и ее субъектам нормы гражданского права применяются только в том случае, если иное не вытекает из закона или другие особенности предметов.    

Несмотря на равенство Российской Федерации и ее субъектов с другими субъектами гражданских правоотношений, провозглашенными в общем правиле Гражданского кодекса Российской Федерации, государство по-прежнему остается особым субъектом гражданско-правовых отношений. Во-первых, он сам принимает акты, обязательные для исполнения всеми участниками гражданско-правовых отношений. Во-вторых, в сфере международных экономических отношений государство обладает, если иное не предусмотрено законом, международным договором или прямо концессионным соглашением, юрисдикционными иммунитетами.  

Гражданско-правовая форма концессионного соглашения не способна должным образом гарантировать такой неотъемлемо неотъемлемый аспект добычи полезных ископаемых, как защита экологических интересов населения. Гражданский договор - это соглашение двух или более лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (пункт 1 статьи 420 Гражданского кодекса Российской Федерации). Он не предусматривает каких-либо обязательств в интересах третьих лиц. Хотя в соответствии с общими положениями Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах (пункт 2, пункт 3 статьи 308) в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать права для третьих лиц. стороны по отношению к одной или обеим сторонам. При широком толковании этой нормы мы можем условно говорить о возможности защиты прав третьих лиц.    

В ряде современных концессионных соглашений можно найти условия, в которых заинтересована только или главным образом третья сторона - население территории коммерческого предприятия концессионера. Это, прежде всего, обязательства концессионера по соблюдению правил охраны окружающей среды. Концессионное соглашение в области недропользования, конечно, может включать обязательства концессионера перед третьими сторонами (прежде всего, экологическими) и перед концессионером как носителем публичной власти (развитие отрасли, владеющей государством концессии, обучение за счет концессионера национальных квалифицированных кадров и развитие местной социальной инфраструктуры - так называемый «общественный интерес»). Тем не менее, следует отметить, что концессионное государство одинаково заинтересовано в получении прибыли как от роялти (недр), так и от налоговых платежей концессионера. Концессионное государство действует в концессионном соглашении с двойной ролью - носителем публичной власти и лицом, заинтересованным в получении коммерческого результата - прибыли, которую можно назвать социально значимым результатом с большой условностью.    

Концессионное соглашение в области недропользования должно преследовать двоякую цель - получение прибыли обеими сторонами, а также удовлетворение общественных интересов концессионера, состоящих из общественных интересов и интересов государства как носителя государственной власти.

Налог на добычу полезных ископаемых и его элементы  

С введением налога на добычу полезных ископаемых (далее - НДПИ) были исключены три различных обязательных платежа, уплачиваемых за использование полезных ископаемых, каждый из которых имел свои функциональные особенности и особенности правового регулирования. Так, с введением этого налога с 1 января 2002 года начисляются платежи за пользование недрами (добычей полезных ископаемых), отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы и акцизы на подакцизное минеральное сырье (нефть, стабильный газовый конденсат, кроме природных). газ) были отменены; и с 1 января 2004 года акциз на природный газ также был отменен). Платежи за пользование недрами (добычей) предусмотрены ст. 41 Закона Российской Федерации от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 «О недрах» и носили налоговый характер. Фактически эти платежи взимались за осуществление горных работ после получения соответствующих лицензий. Следует отметить, что отсутствие в Законе четко определенных ставок платежей за пользование недрами (добычей полезных ископаемых) не может быть просто объяснено недостатками законодателя, поскольку порядок установления, исчисления и уплаты этих платежей, закрепленный в Закон «О недрах», был основан на необходимости максимально учитывать объективные условия разработки каждого месторождения.     

Замена трех платежей единым налогом - НДПИ была обусловлена, во-первых, твердой позицией вышестоящих судов в отношении необходимости комплексного устранения недостатков в правовом регулировании этих платежей, которые невозможно устранить без радикального пересмотра система налогообложения недропользования, и, во-вторых, отсутствие эффективной реализации своих функций.

В настоящее время можно констатировать, что при решении рассматриваемой дилеммы законодатель встал на путь универсализации налогового бремени, определив все основные элементы налогообложения налога на добычу полезных ископаемых в главе. 26 «Налог на добычу полезных ископаемых» Налогового кодекса Российской Федерации. Однако такое законодательное регулирование на практике привело к отсутствию дифференциации налоговой нагрузки в зависимости от объективных условий добычи полезных ископаемых, их количества и качества, что не позволило создать равные налоговые условия для недропользователей, разрабатывающих различные месторождения полезных ископаемых. , Эта ситуация стала негативно влиять на развитие горнодобывающей промышленности, что вызвало ряд критических замечаний по поводу такого законодательного регулирования.   

Уплата налога на добычу полезных ископаемых не предусматривает какого-либо встречного предоставления плательщику государством. Итак, согласно положениям ст. Искусство. 336 и 337 Налогового кодекса Российской Федерации, объект обложения налогом на добычу полезных ископаемых возникает при наличии уже добытых полезных ископаемых, то есть пройдя определенные стадии добычи и первичной переработки. Только после того, как минерал извлечен из недр, установленные этапы технологического процесса его первичной переработки пройдены, а в некоторых случаях уже реализованы налогоплательщиком, только тогда возникает объект налогообложения. Причем оплата в соответствии со ст. 344 Налогового кодекса Российской Федерации налог подлежит обложению не позднее 25-го числа месяца, следующего за истекшим налоговым периодом. Налог на добычу полезных ископаемых также соответствует другим налоговым характеристикам, указанным выше. А именно: фискальные отношения, связанные с уплатой налога на добычу полезных ископаемых, определяются длительностью процесса разработки месторождений полезных ископаемых; для уплаты НДПИ 341 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливается налоговый период - один календарный месяц, за который налогоплательщик должен рассчитать и уплатить налог на добычу полезных ископаемых. НДПИ подлежит уплате налогоплательщиком независимо от его воли, и если НДПИ не выплачивается добровольно, НДПИ взимается налоговыми органами с применением государственного принуждения.            

Следует также отметить, что в мировой практике можно выделить две основные модели налогообложения недропользования.

  1. В дополнение к общим налогам, связанным с предпринимательской деятельностью (налог на прибыль, доход, имущество и др.), Недропользователь также платит специальные налоги на добычу, основными из которых являются роялти (внутренним аналогом которых является НДПИ).
  2. Недропользователь платит общие налоги, связанные с ведением бизнеса, и не платит никаких специальных платежей за добычу полезных ископаемых.

Некоторые исследователи называют роялти, используемые в ряде зарубежных стран с налогом на добычу полезных ископаемых. Кажется, что такая идентификация, с одной стороны, имеет определенные основания, поскольку налог на добычу полезных ископаемых и роялти по своему назначению являются платежами за использование недр, с другой стороны, это не совсем точно, поскольку налог на добычу полезных ископаемых и роялти имеют некоторые принципиальные различия. Например, роялти могут устанавливаться как в денежной, так и в натуральной форме (в виде части добытых полезных ископаемых, передаваемых государству), а налог на добычу полезных ископаемых уплачивается исключительно наличными.  

Следует отметить, что изъятие горнодобывающей ренты у недропользователя в виде налога - НДПИ - является одной из необходимых гарантий соблюдения прав и законных интересов недропользователей. Как справедливо отмечает А.П. Балакин, гарантиями защиты частных интересов в сфере налогообложения являются принципы законодательного оформления налоговых отношений, предъявление повышенных требований к законодательству о налогах и сборах, особые правила вступления в силу налога законодательство, режим переноса налогового законодательства (для частных лиц, если законодательство меняется, это не выгодно, должен поддерживаться определенный налоговый режим).  

Таким образом, можно сделать вывод, что установление налоговой формы для извлечения горной ренты от недропользователя является существенной гарантией конституционных прав и свобод недропользователей. Представляется, что такое улучшение должно быть направлено на дальнейшую дифференциацию налогового бремени недропользователей, максимизируя учет, прежде всего, экономических особенностей разработки месторождений полезных ископаемых. 

Пути реформирования системы налогообложения недропользования в Российской Федерации

В рамках поправок к Закону о недрах исключены из системы следующие: отчисления в ВСЭМ, акцизы и платежи за добычу полезных ископаемых в рамках платы за пользование недрами (заменены налогом на добычу полезных ископаемых). Согласно новой процедуре, система также включает налоги и сборы, установленные в соответствии с действующим законодательством. Плата за недропользование подразделяется на единовременную, взимается при наступлении определенных событий и известна в зарубежной практике как бонусы и регулярные платежи, объединяя платежи за поиск, оценку, разведку, разведку месторождений. И известна в зарубежная практика в качестве арендной платы. Новая версия Закона о недрах, касающаяся платежей при использовании недр, представляет собой более систематическую и детальную систему платежей. Добавлены только платежи оценки депозитов. Законодательно закреплено: порядок определения времени уплаты разовых платежей, минимальный размер разовых платежей (не менее 10% от суммы налога на добычу полезных ископаемых, исходя из среднегодовой расчетной мощности горная организация). Уточнен порядок определения ставок, условия взимания регулярных платежей (как и прежде, в лицензии установлены единоразово): лимиты устанавливаются Правительством Российской Федерации, конкретные ставки устанавливаются исполнительным органом субъекта федерации; если конкретный размер не установлен, то он принимается равным максимальной норме. Дальнейшее совершенствование платежной системы за использование природных ресурсов должно осуществляться в направлении эффективного использования имеющихся балансовых резервов в соответствии с выданными лицензиями, а также стимулирования разведки и разработки новых месторождений.        

Сложившаяся ситуация требует усиления государственного контроля за выполнением условий лицензионных соглашений в основном для реализации запланированной программы и своевременного ввода месторождений в промышленную эксплуатацию. Не существует эффективного механизма приостановления права пользования недрами. 

Оценка добытого полезного ископаемого в нашем случае сырой нефти, конденсата, попутных продуктов с целью определения налоговой базы для добычи природных ресурсов, прибыли, добавленной стоимости. Является ключевой проблемой действующей налоговой системы. Причиной является высокая степень вертикальной интеграции нефтяного рынка, когда одна нефтяная компания (напрямую или через аффилированные лица) объединяет всю технологическую цепочку продвижения нефти от ее добычи к экспорту или розничной продаже своей продукции. Желание правительства отозвать высокий доход от аренды, полученный в нефтяной промышленности, сталкивается с перераспределением доходов от добывающего сектора в сектор продаж посредством трансфертного ценообразования, что снижает налоговую нагрузку на добываемую тонну в 2–3 раза и лишает «нефть» регионов »львиную долю налоговых поступлений от природных ресурсов. В связи с этим решение проблемы определения «справедливой» цены на нефть (рыночная цена) имеет большое значение не только для компенсации утраченного дохода, но и для реализации права государства как владельца Недра до части доходов, создаваемых за счет их использования - рента.    

Практика показывает, что есть два административных варианта решения этой проблемы. Во-первых, взимать налоги в фиксированной сумме с единицы добычи углеводородов. Эта практика предназначена для смягчения проблемы определения рыночной цены нефти и реализуется на примере налога на добычу, который взимается по фиксированной ставке в рублях за тонну нефти и конденсата в течение первых трех лет налога , Этот индикатор легче контролировать, чем действующие цены. Однако для взимания налога в сумме, наиболее близкой к реальной экономической ситуации, а также в связи с тем, что налог на аренду не может быть одинаковым для всех производителей, используются разные коэффициенты: в частности, фиксированная ставка корректируется с учетом коэффициента изменения мировых цен на российскую нефть и изменения курса рубля. Предполагается, что при цене 8 долларов за баррель нефти налог не взимается. Государство принимает на себя риски, связанные с падением цен на мировом рынке. С ростом цен налог взимается в гораздо большей сумме. Несмотря на то, что фиксированная ставка значительно упрощает механизм расчета налога и контроля, ее использование, тем не менее, связано с ценовой ситуацией единственной категории, которая может отражать все особенности произведенного продукта (нефти).        

Фиксированная ставка применяется с учетом ценового коэффициента. Коэффициенты, учитывающие структуру и истощение запасов, качество нефти, средний дебит запасов скважины. Были исключены. В принципе, такой подход менее болезнен для крупных компаний, обрабатывающих десятки различных прибыльных месторождений (за исключением Татнефти). Мелкие и средние производители, имеющие лицензию на 1–2 месторождения и даже с низкой рентабельностью, окажутся намеренно в худшем положении при первом падении мировых цен.   

Представленная процедура определения фиксированной ставки значительно упрощает механизм налогообложения. За 10 лет существования предыдущей системы единый и эффективный механизм учета всех факторов не был создан; эта проблема не решена с новым налогом. По нашему мнению, это может быть решено путем введения дифференцированной системы нефтяных льгот с точки зрения ее качественных характеристик и условий производства, что должно найти отражение в рентном характере нового налога. Коэффициент, применяемый с фиксированной ставкой, учитывает только изменения мировых цен. Изменения внутренних цен не принимаются во внимание, в то время как более трети добываемой нефти остается в стране для внутреннего потребления и переработки, где действуют другие факторы и процедуры ценообразования. Учет только мировых цен ставит компании с низкой долей экспорта в невыгодное положение. Чем ниже доля, тем выше налоговая нагрузка на вновь разрабатываемые проекты, поскольку уменьшается «пороговое» значение мировой цены на нефть.       

Для решения поставленных вопросов считаем необходимым ввести дополнительный коэффициент, учитывающий фактор качества добываемой и реализуемой нефти. Качество нефти должно определяться двумя основными показателями: плотностью и содержанием серы. Разница в плотности масла составляет каждые 5 кг / см. куб и для серы на 0,1% по сравнению с базовыми значениями, он уменьшает / увеличивает сумму налога, рассчитанную по фиксированной ставке с учетом коэффициента цены по определенным значениям.    

Учитывая вышеуказанные проблемы, связанные с применением фиксированной ставки налога на недропользование, следует отметить, что использование фиксированной ставки налога не может быть распространено на другие налоги (подоходный налог, налоги с оборота), где проблема трансфертных цен также острый. Именно поэтому проблема определения «справедливой» рыночной цены добываемой и продаваемой нефти не теряет своей актуальности. 

Второе решение проблемы заключается в определении цены для целей налогообложения нефти, добываемой и продаваемой путем расчета, то есть косвенными методами. Процедура урегулирования также отражена в российском законодательстве. В статье 40 Налогового кодекса, при отсутствии возможности определения рыночной цены, предусмотрены два метода определения расчетной цены: последующие продажи и дорогостоящие. Недостаточная детализация установленных норм компенсируется особенностями использования рассматриваемого минерального ресурса. Конечное использование нефти практически полностью осуществляется в виде потребления нефтепродуктов, полученных при ее переработке. Следовательно, дальнейшее продвижение нефти после добычи связано с ее вовлечением в другой производственный процесс в качестве сырья, а метод последующей продажи предполагает только перепродажу товаров. Кроме того, практика показывает, что нефтяные компании осуществляют загрузку даже своих собственных нефтеперерабатывающих заводов на платной основе, то есть они платят только за оказанные услуги по переработке нефти с целью более эффективной централизации товарных и финансовых потоков. Поэтому возможность использования способа последующей реализации в нефтяной промышленности практически отсутствует.       

Применение затратного подхода также сложно, поскольку те же категории «обычных затрат» и «обычной прибыли» налогоплательщика в нефтяной промышленности не могут быть реально оценены в контексте существующих дисбалансов в процессе воспроизводства. В этой ситуации создание информационной базы для таких категорий нецелесообразно, поскольку очевидно, что проводимые операции отражают не реальность, а бюджетные показатели дочерних компаний нефтяных компаний. 

Порядок расчета цены нефти для целей налогообложения также предусмотрен налогом на добычу полезных ископаемых. Введен новый, третий, метод, основанный на данных налогового учета. Однако при расчете стоимости этим методом учитываются только расходы налогоплательщика, которые в общей сумме составляют стоимость добытых полезных ископаемых, хотя налоговый учет предусматривает обобщение информации, в том числе о доходах. Полученная таким образом цена не будет соответствовать рыночной цене, поскольку только затраты, которые непосредственно связаны с добываемыми полезными ископаемыми и связаны с их добычей, принимаются для расчета. В отличие от налога на прибыль, расходы, не связанные с добычей полезных ископаемых , не учитываются. Хотя все эти расходы включены в стоимость, и, следовательно, являются неотъемлемой частью цены, формируемой в нормальных условиях. Кроме того, даже минимальный уровень рентабельности горнодобывающего предприятия не учитывается. Представляется, что процедура трансфертного ценообразования нефтяными компаниями узаконена, когда стоимость нефти, переданной добывающей компанией, едва ли покрывает расходы, понесенные при ее добыче.        

В нынешних условиях «справедливая» цена на сырую нефть может быть рассчитана на основе реальной рыночной стоимости конечных товарных продуктов, полученных при переработке сырой нефти, с помощью которых нефтяные компании выходят на рынок, и манипулирования ценами на них. трудно. Более того, так называемый метод обратного счета можно считать наиболее приемлемым методом - методом восстановления стоимости сырья на основе цен на продукты, полученные при его переработке. В нефтяной промышленности вы можете использовать фактор сложности нефтеперерабатывающего завода, который стал широко распространенным в мировой практике, для определения потенциала нефтеперерабатывающих заводов в производстве различных продуктов. Для целей расчета налоговой цены косвенным методом этот коэффициент должен учитывать фактическую загрузку имеющихся мощностей НПЗ за определенный период времени, например, предшествующий отчетному.   

Действующие нормы статьи 40 Налогового кодекса, в пункте 10, предусматривают три критерия для применения косвенных методов определения цены реализованной (переданной) продукции для целей налогообложения: отсутствие сделок с идентичными товарами на соответствующем рынке; отсутствие предложения идентичных продуктов на рынке; отсутствие (недоступность) источников информации о рыночных ценах. В России специализированные организации ежегодно добывают и продают для дальнейшей переработки или экспорта более 300 миллионов тонн сырой нефти. Процесс продажи продукта в любом случае сопровождается документальной регистрацией, и соответственно, рынок транзакций формируется в любом случае. Также ведется и мониторинг цен на рынке сырой нефти и нефтепродуктов. Суть проблемы не в том, что по идентичным товарам нет сделок или предложений, а информация недоступна, как правило, из-за высокой стоимости, а в том, что политика переноса нефтяных компаний искусственно формирует требуемые цены на региональных рынках сырой нефти. , В связи с этим большое значение при принятии решения об использовании косвенных методов расчета налоговой цены продажи должно играть не только невозможность определения цены на рассматриваемом рынке продавца, но и степень его независимости в определении условия (в частности, цены) на продажу сырой нефти. Будет нелегко определить зависимость контрагентов от транзакций, особенно если эта зависимость заведомо скрыта и в большинстве случаев является косвенной. Кроме того, проверка каждой транзакции потребует много работы.         

Поэтому целесообразно, в дополнение к трем упомянутым, законодательно закрепить четвертый критерий использования косвенных методов, который подразумевает их обязательное использование с целью определения налоговой цены в ситуации, когда существует рынок для соответствующих товаров (обычно природные ресурсы, которые не используются исключительно в национальных и экономических целях) между субъектами хозяйствования преобладают отношения по директивному ценообразованию. Мониторинг ситуаций, аналогичных рассматриваемой, может осуществлять соответствующий государственный орган, который располагает информацией о тенденциях ценообразования на различных рынках товаров (работ, услуг). 

В пункте 10 ст. 40, необходимо сделать дополнение, в соответствии с которым будет возможно применить метод обратного подсчета наряду с последующим методом продажи для тех товаров (обычно сырья любых производственных процессов или приобретенных полуфабрикатов), которые приобретают своего потребителя. стоимость в результате их переработки или участия в дальнейших производственных процессах с целью получения конечной товарной продукции, отвечающей потребностям различных секторов экономики и сфер человеческой деятельности. То есть для тех товаров, которые только в результате дополнительной обработки (обработки, переработки) Становятся самостоятельным продуктом (продуктом) и приобретают материал и материальную форму (презентацию), в которой он может использоваться потребителем. Общая стоимость валового продукта по месту обработки (переработки, переработки) товаров определяется как сумма продуктов рыночной стоимости продуктов, полученных при переработке (переработки, переработки) товаров, с поправкой на среднюю премию. сбытовых организаций для заданного места обработки (переработки, переработки) товаров и количества продукции, полученной в ходе обработки (переработки, переработки) товаров. Рыночная стоимость продуктов переработки (переработки, переработки) товаров означает среднюю рыночную цену (без косвенных налогов) по месту обработки (переработки, переработки) товаров за месяц, предшествующий заключению сделки по продаже товаров. , Количество продуктов, полученных в ходе обработки (обработки, переработки) товаров, также означает выход продуктов в процентах по каждому продукту из единицы товара на основе их веса.     

Стоимость доставки товара до места предполагаемой обработки определяется в зависимости от расстояния между местом продажи товара и местом обработки (обработки, переработки) товара и транспортным тарифом.

Стоимость обработки (обработки, уточнения) товара определяется как сумма затрат на первичную обработку (обработку, переработку) единицы товара (без учета стоимости товара) и нормальной прибыли от обработки (обработки, переработки) ) организация для данной сферы деятельности, скорректированная с учетом поправочного коэффициента. Себестоимость первичной обработки (переработки, переработки) единицы товара определяется по расчетным данным производственного учета перерабатывающей (перерабатывающей, перерабатывающей) организации за месяц, предшествующий заключению сделки по продаже товара. Поправочный коэффициент используется для учета стоимости приведения полученной продукции к требуемым стандартам качества. Расчет поправочного коэффициента осуществляется в соответствии с методологией, разработанной применительно к конкретной сфере деятельности специализированными организациями, учреждениями и ведомствами. Поправочный коэффициент должен обеспечивать дифференцированный подход к определению затрат на переработку (переработку, переработку) товаров в зависимости от технического и технологического уровня развития перерабатывающей (перерабатывающей, перерабатывающей) организации. Как отмечалось выше, усиление компонента аренды в доходах бюджета является стратегической областью реформирования системы налогообложения недропользования.      

Арендная плата представляет собой доход от разработки месторождений полезных ископаемых наилучшего качества и условий, полученных собственником недр. За прошедшие годы акцизный налог неоднократно менял подходы к его исчислению. Сначала расчеты были связаны с объемом реализованной продукции в стоимостном выражении, затем акцизный налог уплачивался на основе фиксированной ставки за тонну нефти, дифференцированной по месторождениям, а затем индексируемой в соответствии с изменением курса доллара. , В старой редакции Закона «О недрах» определялся рентный характер платежей за добычу полезных ископаемых, которые должны были быть определены «с учетом вида полезного ископаемого, количества и качества его запасов, природно-географических, горнодобывающих и экономических условий». разработки и разработки месторождений, степень риска ». Были введены минимальные и максимальные ставки платежей (от 6 до 16% для нефти и газа). Однако отсутствие четкого механизма дифференциации не позволило на практике закрепить нормы, установленные законом.     

Проблема слабой степени дифференциации присуща действующему налоговому законодательству. Новый налог на нефть не является исключением. Предполагаемый характер аренды во время разработки проекта, когда были предусмотрены три различных соотношения нефти, был реализован в очень слабой форме. Отличительных особенностей рентного налогообложения нет: прибыль от разработки месторождений самого высокого качества в качестве налоговой базы с учетом дифференцированного подхода к качеству месторождения, система льгот для депозитов с трудноизвлекаемыми запасами, выравнивание начальные условия деятельности предприятий. Конечно, учет всех этих особенностей усложнит процедуру определения налога, но позволит объективно оценить прибыльность конкретного месторождения.    

Вывод

Деятельность по добыче полезных ископаемых в настоящее время чрезвычайно важна для развития российской экономики, что обусловливает необходимость создания стабильного правового пространства для этой деятельности, основанного на общих принципах справедливости и равенства. Кроме того, принимая во внимание такие особенности добывающей промышленности, как необходимость для недропользователей нести значительные расходы до начала добычи и на первых этапах добычи, а также значительные риски, связанные с природно-географическими, экономическими и политическими причинами Для привлечения инвестиций в добывающую отрасль и обеспечения полноценного и рационального освоения месторождений полезных ископаемых необходимо предоставить недропользователям дополнительные гарантии стабильности и справедливости налогового бремени. Похоже, что без этого полноценное развитие добывающей промышленности в интересах населения Российской Федерации вряд ли возможно.  

Анализ показывает, что законодательство о недрах Российской Федерации, дающее значительную часть доходов в бюджеты всех уровней, значительно отстает в своем развитии; За 20 лет реализации реформ он практически не сдвинулся с исходных позиций, определенных принятием Основного Закона Российской Федерации «О недрах» 1992 года, и нуждается в скорейшем развитии базовых институтов для регулирования горные отношения на современном уровне.