Модели олигополии и их проявление в экономике россии

Предмет: Экономика
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 07.02.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ по экономике:

 

Много готовых курсовых работ по экономике

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Сущность отношений собственности, ее черты и роль в экономической системе  
Экономическая природа рынка ценных бумаг и его формирование в российской экономике  
Развитие финансовых инструментов в рыночной экономике россии  
Банкротства предприятий в современной россии и их влияние на экономику  


Введение:

В современных условиях рыночной экономики четко прослеживаются тенденции консолидации участников рынка, которые являются следствием глобализации экономического пространства. Объемы производства экономического агента во многом определяются долей рынка, которую он занимает по сравнению с конкурентами. В некоторых отраслях на рынке доминируют от трех до пяти крупных предприятий, что является явным признаком олигополии. В России черная и цветная металлургия, сырьевая промышленность, подотрасли химического и машиностроения (автомобилестроение, производство удобрений, аэрокосмическая промышленность) являются олигополистическими.

Каждый из участников олигополистического рынка имеет возможность расширить свою долю рынка за счет конкурентов. Перед лидерами олигополистических фирм стоит выбор: проводить независимую стратегию конкуренции или координировать действия относительно друг друга. 

Модели олигополии строятся на кооперативном или некооперативном характере взаимодействия между фирмами. Крайние случаи олигополии - ценовая война и открытый сговор. В случае выбора совместной стратегии взаимодействия олигополисты стараются избегать прямого конфликта с конкурентами, особенно в области объемов производства и цен. Но если выбрать стратегию независимого максимизации прибыли, то фирмы, скорее всего, окажутся в агрессивной конкурентной среде.

Российская специфика конкурентных отношений проявляется в широком распространении ценовых столкновений, нетипичных для западного мира (на рынках сотовой связи, авиаперевозок, фармацевтики, автомобильной промышленности). Конкурентные войны между крупными фирмами постоянны; во многих отраслях достигнута только промежуточная расстановка сил. В этом случае моделирование стратегии поведения экономических агентов в меняющихся экономических условиях на олигополистических рынках, несомненно, является актуальной задачей. 

Целью курсовой работы является раскрытие сущности олигополии и рассмотрение ее проявления на примере рынка нефти Республики Татарстан и Российской Федерации. 

Задачи курсовой работы: 

  • определить понятие и сущность олигополии;
  • рассмотреть модели олигополистического взаимодействия; 
  • выявить проблемы рынка нефти и нефтепродуктов и пути их решения в Республике Татарстан и Российской Федерации. 

В состав курсовой работы входят: введение, три главы, заключение и библиография. 

Понятие и сущность олигополии. 

Олигополии представляют собой рыночную структуру, в которой доминирует небольшое количество продавцов (4-10 компаний), и вхождение новых производителей в отрасль ограничено высокими барьерами. 

Основные черты олигополистических рынков можно выделить: 

  • ограниченное количество крупных продавцов-производителей в отрасли (несколько фирм); 
  • существуют значительные барьеры для входа / выхода;
  • реализуемый товар может быть как однородным, так и дифференцированным; 
  • общая взаимозависимость производителей; 
  • мало фирм в отрасли; 
  • прибыль экономических агентов в долгосрочной перспективе не равна нулю. 

У каждой компании есть своя установленная доля рынка, однако из-за ограниченного числа участников, наличия неиспользуемых производственных мощностей и однородности продукции каждый из производителей вынужден учитывать в своей тактике поведения реакцию конкурентов на те или иные его действия. Как правило, принимаются решения об объемах производства и ценах. Выбор лучшего объема производства ограничен тремя составляющими: объемом потребительского спроса, затратами и поведением конкурентов.

Уровень концентрации может достигать 95% в определенных отраслях. Высокая степень концентрации производства может быть характерна только для нескольких фирм в отрасли, на местном уровне, на внутреннем (национальном) рынке и на международном рынке. Таким образом, проводится различие между классической (жесткой) олигополией, в которой главную роль играют только 2-3 фирмы, и мягкой олигополией, когда основную часть продукции производят 6-8 фирм. 

Олигополистические ситуации могут возникнуть в отраслях, которые производят как стандартные товары (алюминий, медь), так и дифференцированные (автомобили, сигареты, стиральные порошки, бытовая техника).

Высокие барьеры для входа в отрасль связаны в первую очередь с эффектом масштаба. Именно экономия на масштабе является причиной широкого и долгосрочного существования олигополистических структур. На рынке олигополии высокие барьеры для входа служат препятствием для потенциальных конкурентов, что позволяет агентам, работающим на рынке, получать экономическую прибыль в долгосрочной перспективе. 

Экономия от масштаба является основным, но не единственным ограничением, поскольку уровень концентрации во многих отраслях превышает оптимальный эффективный уровень. Это также может быть связано с патентной монополией, например, в наукоемких отраслях, контролируемых такими фирмами, как Kodak, Xerox, IBM.

Другие причины включают монополию контроля над сырьем (например, на рынке нефти), слишком высокие расходы на рекламу (как при производстве сигарет, безалкогольных напитков или в шоу-бизнесе). Существуют также естественные и искусственно созданные барьеры.

Однородность и дифференциация продукта разных фирм создает возможность интенсивной ценовой конкуренции на рынке. Объем продаж и цена полностью зависят от стратегического взаимодействия рыночных агентов: «ценовая война» может снизить цену до уровня средних затрат, а прибыль фирм - до уровня нормальной прибыли; картельное соглашение, в свою очередь, может поднять рыночную цену и прибыль фирм, действующих на рынке, до монопольного уровня. Таким образом, фирма-олигополист должна быть готова к различным сценариям конъюнктуры рынка с учетом возможных шагов противника. 

Существуют две основные формы поведения фирм в условиях олигополистических структур: 

  • кооперативная форма принятия решений или согласованная;
  • некооперативная форма. В случае некооперативного поведения каждый производитель самостоятельно решает проблему определения цены и объема производства.

Рынок олигополии доминирует в системе современной конкуренции. Подобное явление явно проявляется в российской экономике, прежняя структура которой была ориентирована на крупномасштабное производство. Это означает, что, исходя из траектории предыдущего развития, реструктуризация бывшей отечественной промышленности происходила таким образом, что даже после ее корпоратизации она по-прежнему представляет собой устоявшийся рынок в виде трех-пяти ведущих предприятий в определенных секторы экономики. И главной особенностью олигополистического рынка является преобладание нескольких крупных предприятий отрасли. В России подотрасли сырья, черной и цветной металлургии, химического и машиностроения (производство удобрений, автомобилестроение, аэрокосмическая промышленность) явно олигополистичны.

Поведение рынка в условиях олигополии выходит за рамки просто пассивной или только активной политики. Характер взаимодействия определяется характеристиками структуры рынка, окружающей экономической среды, а также положением фирмы на рынке и может носить стратегический или нестратегический характер. Стратегическое взаимодействие означает, что участники рынка при определении своего поведения учитывают возможные реакции, что отдельные фирмы могут влиять на рынок, равновесные цены и объемы производства. Степень этого влияния зависит от стратегической силы фирмы: имидж фирмы, доля рынка, доступность рыночной информации. 

Олигополия является преобладающим типом взаимодействия между фирмами в странах с развитой рыночной экономикой.

Фирмы, действующие в рамках олигополистической структуры рынка, стремятся создать сеть связей, которая бы координировала поведение в общих интересах. Одной из форм этой координации является так называемое ценовое лидерство. Он заключается в том, что изменения в справочных ценах объясняются некой фирмой, которая признается лидером всеми другими, которые придерживаются его в ценовой политике. Существует три типа ценового лидерства: доминирующее лидерство фирмы, заговор лидерства и барометрическое лидерство. 

Доминирование доминирующей фирмы - это ситуация на рынке, когда одна фирма контролирует не менее 50% производства, а остальные фирмы слишком малы, чтобы влиять на цены с помощью индивидуальных ценовых решений.

Лидерство в сговоре подразумевает коллективное руководство несколькими крупнейшими фирмами отрасли с учетом интересов друг друга. Затем лидеры цен должны решить, объявлять ли об изменениях цен, которые выгодны только им, или устанавливать уровень цен, который смягчит противоречия между всеми фирмами, работающими в отрасли. 

Барометрическое ценовое лидерство, в отличие от предыдущего типа ценового лидерства, является более аморфной и неопределенной структурой; часто не удается достичь высоких цен. Смена лидера часто происходит. За ним не всегда следуют из-за отсутствия умения заставлять остальных участников совместных действий. Барометрические лидеры часто выполняют свои функции де-юре. Они объявляют справочные цены, но фактические цены, установленные другими фирмами, отличаются от объявленных.

Другим средством поддержания дисциплины в отрасли, когда цены устанавливаются или изменяются, является использование эмпирического правила в ценообразовании. Все фирмы используют одну и ту же формулу ценообразования: цена = стоимость + прибыль. В течение долгого времени General Motors исходил из цены на получение 15% прибыли на вложенный капитал после уплаты налогов. При расчете затрат предприятие учитывало стандартный объем производства, то есть загрузку производственных мощностей на 80%. Стандартная цена была рассчитана путем добавления к стоимости прибыли, достаточной для обеспечения заданной нормы прибыли. Поведение конкурентов становится все более предсказуемым в результате применения тех же методов ценообразования.

Сговор олигополистов может быть оформлен в виде картельного соглашения. Картель регулирует уровень цен, объемы производства и распределение на рынке. Картели, как правило, нестабильны. Во-первых, рынки распределяются между участниками с точки зрения капитала и силы. Следовательно, фирмы также заинтересованы в увеличении капитала, чтобы требовать нового распределения рынков в соответствии с изменениями в экономической мощи. Во-вторых, фирмы с низкими производственными затратами склонны к нарушению соглашения, поскольку они могут получать высокую прибыль даже по более низким ценам. В-третьих, посторонние подрывают картель, взимая более низкие цены на свою продукцию. В-четвертых, картельные соглашения считаются незаконными во многих странах.

Покупатели могут пострадать от цены за единицу, установленной олигополистами. В то же время продавцы могут устанавливать разные цены для определенной группы покупателей, тем самым осуществляя ценовую дискриминацию. Различают личную, групповую и продуктовую дискриминацию. 

Личная дискриминация - цены устанавливаются исходя из уровня доходов покупателей. Более богатые могут заплатить более высокую цену, потому что их спрос неэластичен. Продавец тайком делает скидку для покупателя, который может оставить его для конкурента. 

Групповая дискриминация - цены систематически снижаются только на рынке, обслуживаемом конкурентом («убей конкурента»); цена включает одинаковые транспортные расходы независимо от местоположения покупателя.

Различение продуктов - различия в цене превышают различия в затратах под предлогом различий в качестве продукта (твердый переплет или мягкая обложка). Фирмы распространяют физически похожие продукты под различными торговыми марками, взимая более высокие цены с известных брендов тортов («заставляете платить за этикетку»).

Американский экономист К. Эдвардс приводит яркий пример ценовой дискриминации. Rohm & Haaz K продавал метилметакрилатный пластик, который стоматологи использовали для заполнения зубов по 45 долларов за фунт. Для промышленных предприятий цена была установлена ​​на уровне 0,85 доллара за фунт. Стоматологи, узнав о разном уровне цен, начали покупать пластик у Сегмент рынка. Компания решила добавить яд в промышленные пластмассы, и в итоге компания не отравила свой продукт, а распространила слух, что промышленные пластмассы не подходит для лечения зубов.

Теория олигополистического ценообразования показывает, почему фирмы избегают ценовой конкуренции при конкуренции за рынки. Повышая цену, производитель теряет часть рынка в пользу конкурента; снижая цену, он вызывает контрдействие и снова ничего не получает. Поэтому олигополист применяет методы, которые конкуренты не могут воспроизвести быстро и полностью. Рыночная доля фирмы во многом определяется неценовой конкуренцией. Это включает в себя улучшение качества товаров, их дифференциацию, использование рекламы, улучшение послепродажного обслуживания и предоставление кредитов. Модель соревнования становится все более сложной, а ее методы становятся все более разнообразными.

Сомнения относительно полезности конкуренции для развития производства возникли еще в конце XIX в. Как у буржуазных экономистов, так и у марксистов. Разумеется, речь шла не о ликвидации конкуренции, а об ее ограничении. Американский экономист Дж. Кларк полагал, что некоторый уход от чисто конкурентных фирм не наносит вреда в долгосрочной перспективе, как обычно предполагалось. В условиях научно-технической революции производительные силы не могут развиваться исключительно на рыночной основе. Дж. Гэлбрейт писал, что характер использования времени и капитала в современном производстве, специализация предприятий, потребности крупных организаций и проблемы функционирования рынка в условиях передовых технологий - все это предопределяет необходимость планирования.

Крупные масштабы современного производства с крупными инвестициями капитала, совершенными технологиями и сложной организацией - все это требует от фирмы контроля цен, обеспечения надежности продаж и поставок. 

Рыночный механизм в определенных пределах заменяется вертикальной интеграцией, заключением контрактов, развитием работы с заказами, финансовым обеспечением транзакций и многим другим.

Во многих отношениях олигополия имеет те же преимущества и недостатки, что и монополия. Экономия от масштаба позволяет минимизировать затраты, когда отрасль состоит из нескольких производителей. 

Некоторые экономисты утверждают, что по сравнению с более конкурентными рынками олигополия облегчает внедрение новых технологий, стимулируя тем самым экономический рост. Инновации требуют огромных инвестиций и значительных научных исследований и разработок. Например, Xerox потратил более 16 миллионов долларов на создание копира 914. Частные лица и небольшие компании не могут инвестировать такой капитал в развитие технологий. Кроме того, компании, работающие в конкурентной среде, не имеют столь сильных стимулов для проведения НИОКР, поскольку их вознаграждение за инновации быстро исчезает, поскольку конкуренты имитируют новые продукты, созданные конкретной фирмой.

Негативной чертой олигополии является то, что она часто использует переговорную силу для ограничения конкуренции и повышения цен. Присвоение высоких прибылей ослабляет стимулы для совершенствования технологий. Критики олигополии обычно указывают на тот факт, что с 1880 года крупные корпорации сделали менее трети крупных открытий. В то же время отмечается, что они играют ключевую роль в организации массового производства новых продуктов. Экономисты не единодушны в оценке важности олигополии для технического прогресса и развития производства.

Таким образом, олигополия относится к типу рынка, на котором несколько фирм контролируют основную его часть. В то же время ассортимент продукции может быть как небольшим (нефть), так и достаточно обширным (автомобили, химическая продукция). Для олигополии характерны ограничения на вхождение новых фирм в отрасль; они связаны с эффектом масштаба, высокими расходами на рекламу, существующими патентами и лицензиями. Высокие барьеры для входа также являются следствием действий, предпринимаемых ведущими фирмами в отрасли, чтобы не допустить новых конкурентов. 

Особенностью олигополии является взаимозависимость решений фирм по ценам и объемам производства. Никакое такое решение не может быть принято фирмой без учета и оценки возможных ответов конкурентов.

Действия конкурирующих фирм являются дополнительным ограничением, которое фирмы должны учитывать при определении оптимальных цен и объема производства. Принятие решений влияет не только на стоимость и спрос, но и на мнение конкурентов. Следовательно, модель олигополии должна отражать все три из этих пунктов. 

Модели олигополистического взаимодействия. 

С теоретической точки зрения олигополия является самой сложной моделью для моделирования, хотя и одной из самых распространенных в России. Необходимость предвидеть реакцию конкурентов в различных рыночных условиях (разное количество лидеров, различие между лидерами и аутсайдерами, возможности как ценовой, так и неценовой конкуренции) препятствует разработке единой обобщенной модели, описывающей все возможные сценарии.

Вместо этого теория олигополии состоит из довольно значительного числа различных моделей, каждая из которых описывает особый случай, возникающий только при определенных обстоятельствах. 

Однако экономисты разработали ряд моделей, на которых мы сосредоточимся. 

Первая попытка объяснить поведение олигополии была предпринята французским математиком и экономистом Августином Курно в 1838 году. 

Рассматривая взаимодействие олигополистов, А. Курно показал, что каждая фирма предпочитает такое количество продуктов, которое максимизирует ее прибыль. 

Его модель была основана на следующих предпосылках: 

  • на рынке есть только две фирмы; 
  • каждая фирма, принимая решение, считает цену конкурента и объем производства постоянной.

Предположим, что на рынке есть две фирмы: X и Y. Как фирма X будет определять цену и объем производства? Помимо затрат, они зависят от спроса, а спрос, в свою очередь, зависит от того, сколько продукции будет производить фирма Y. Однако, что будет делать фирма Y, Фирма X не знает, она может только предполагать возможные варианты своих действий. и соответственно планировать свой собственный выход. 

Поскольку рыночный спрос представляет собой определенную величину, расширение производства фирмой Y приведет к снижению спроса на продукцию фирмы X. 

Цена и объем производства, устанавливаемые фирмой X на основе равенства предельного дохода и предельных издержек, уменьшатся соответственно из P0 в Po, P1 и из Q0, Q2.

Если мы посмотрим на ситуацию с позиции фирмы Y, то мы можем нарисовать аналогичный график, отражающий изменение цены и количества произведенных ею продуктов, в зависимости от действий, предпринятых фирмой X. 

Комбинируя оба графика, мы получим Кривые реакции обеих фирм на поведение друг друга. Кривая X отражает реакцию фирмы с таким же названием на изменения в продукции фирмы Y, а кривая Y, соответственно, наоборот. Равновесие происходит на пересечении кривых отклика обеих фирм. На данный момент предположения фирм совпадают с их фактическими действиями.

Модель Курно не отражает одно существенное обстоятельство. Предполагается, что конкуренты будут определенным образом реагировать на изменение цены фирмы. Когда фирма Y выходит на рынок и отнимает у фирмы X часть потребительского спроса, последняя «сдается», вступает в игру цен, снижая цены и производство. Однако фирма X может занять активную позицию и, значительно снизив цену, помешать фирме Y войти на рынок. Такие действия фирмы не охватываются моделью Курно.

«Ценовая война» снижает прибыль обеих сторон. Поскольку решения одного из них влияют на решения другого, есть причины договориться об установлении цен, разделении рынка, чтобы ограничить конкуренцию и обеспечить высокую прибыль. Поскольку все виды сговоров подчиняются антимонопольным законам и преследуются государством, фирмы в олигополии предпочитают отказываться от них.

Поскольку никто не извлекает выгоду из ценовой конкуренции, каждая фирма будет готова удерживать более высокую цену при условии, что ее конкурент сделал то же самое. Даже если спрос меняется, или затраты снижаются, или происходит какое-то другое событие, которое позволяет снизить цену без ущерба для прибыли, Фирма не сделает этого, опасаясь, что конкуренты воспримут такой шаг как начало ценовой войны. Повышение цен также не является привлекательным, поскольку конкуренты могут не последовать примеру фирмы.

Значительный шаг вперед в теории олигополистического ценообразования был сделан американским экономистом Э. Чемберлином, который выдвинул положение о взаимозависимости производителей. Когда количество продавцов невелико, а товар стандартизирован, олигополисты избегают действий, которые могут отомстить всем. Из существования взаимозависимости следует, что общим интересом олигополистов является установление высокой цены. Вывод Чемберлина был важен для антимонопольной политики: монопольная цена может быть установлена ​​без явного сговора. Нет необходимости в официальных отношениях между олигополистами. В литературе эта ситуация называется учением о сознательном параллелизме (сознательное параллельное поведение). Олигополии действуют независимо (соглашений нет), но они не конкурируют друг с другом.

Реакция фирмы на изменения цен со стороны конкурентов отражена в модели кривой кривой спроса на продукцию фирмы в олигополии. Эта модель была предложена в 1939 году американцами Р. Холлом, К. Хитчем и П. Суизи. 

Если фирма поднимает цену выше P0, то ее конкуренты не будут поднимать цены в ответ. В результате фирма X потеряет своих клиентов. Спрос на его продукцию по ценам выше P0 очень эластичен. Если фирма X устанавливает цену ниже P0, конкуренты, вероятно, будут следовать, чтобы сохранить свою долю на рынке. Поэтому при ценах ниже P0 спрос будет менее эластичным.

Резкая разница в эластичности спроса по ценам выше и ниже P0 приводит к тому, что кривая предельного дохода прерывается, а это означает, что снижение цен не может быть компенсировано расширением продаж. Модель кривой кривой спроса дает ответ на вопрос, почему фирмы в олигополии стремятся поддерживать стабильные цены, перенося конкуренцию в неценовую область.

Существуют и другие модели олигополии, основанные на теории игр. Таким образом, при определении своей собственной стратегии фирма оценивает вероятные прибыли и убытки, которые будут зависеть от того, какую стратегию выберет конкурент. Предположим, что фирмы A и B контролируют основную часть продаж на рынке. Каждый из них стремится увеличить продажи и тем самым обеспечить собственный рост прибыли. Результат может быть достигнут за счет снижения цен и привлечения дополнительных покупателей, активизации рекламной деятельности.

Тем не менее, результат для каждой фирмы зависит от реакции конкурента. Если фирма A начинает снижать цены, а фирма B следует, ни одна из них не увеличит свою долю на рынке, а их прибыль уменьшится. Однако, если фирма А понижает цены, а фирма В - нет, прибыль фирмы А будет расти. Разрабатывая свою стратегию в области цен, фирма A рассчитывает возможные варианты ответа от фирмы B.

Если фирма А решит снизить цены, а фирма Б последует, прибыль фирмы А уменьшится на 1 000 000 рублей. Если фирма А понижает цены, а фирма Б не делает того же, то прибыль фирмы А увеличится на 1 500 тыс. Руб. Если фирма А не предпримет никаких шагов в области цен, а фирма В снизит цены, прибыль фирмы будет уменьшена на 1 500 тыс. Руб. Если обе фирмы оставят цены без изменений, их прибыль не изменится.

Наилучшим вариантом для фирмы A является снижение цен, в то время как фирма B стабильна; в этом случае прибыль увеличивается на 1500 тыс. руб. Однако этот вариант является худшим с точки зрения фирмы B. Было бы целесообразно, чтобы обе фирмы оставили цены без изменений, в то время как прибыль осталась бы прежней. В то же время, опасаясь наихудшего варианта, фирмы будут снижать цены, теряя по 1000 тыс. Рублей каждая. прибывший. Стратегия фирмы А по снижению цены называется стратегией наименьших потерь.

Стремление к наименьшим потерям может объяснить, почему фирмы в олигополии предпочитают тратить значительные средства на рекламу, увеличивая свои расходы и не достигая увеличения доли рынка. Ни одна из вышеперечисленных моделей олигополии не может ответить на все вопросы, связанные с поведением фирм на таких рынках. Тем не менее, они могут быть использованы для анализа определенных аспектов деятельности фирм в этих условиях. 

Проблемы рынка нефти и нефтепродуктов и пути их решения в Российской Федерации и Республике Татарстан

Сегодня топливно-энергетический комплекс (ТЭК) является одним из важнейших, стабильно работающих и динамично развивающихся промышленных комплексов российской экономики. На его долю приходится около четверти валового внутреннего продукта, треть промышленного производства, около половины доходов федерального бюджета, экспорта и валютных поступлений страны. 

Прошедший 2016 год показал, что нефтяные компании более охотно развивают экспорт нефтепродуктов. Поставки светлых нефтепродуктов за границу, в отличие от поставок нефти, растут, и наиболее быстро растет экспорт российского бензина, который до недавнего времени считался неконкурентоспособным на внешнем рынке.

Снижение экспорта нефти в 2016 году почти удвоилось за счет увеличения экспорта нефтепродуктов только в физическом объеме, не говоря уже о денежной составляющей. 

Доля экспорта нефти в общем объеме российского экспорта в 2016 году составила 33,9%, в экспорте топливно-энергетических товаров - 52,0% (в 2015 году соответственно 34,7% и 54,2%). 

В последние годы Россия обеспечила самый высокий рост добычи нефти в мире. Увеличение добычи нефти в России было в три раза выше, чем в ОПЕК. Россия в настоящее время является одним из основных факторов стабилизации мирового рынка нефти. 

С 1999-2000 гг. добыча нефти в России стремительно растет.

Вследствие высоких цен на нефть на мировом рынке рост добычи также превзошел прогноз, изложенный в Энергетической стратегии России до 2020 года. При этом средние цены на российскую нефть на мировом рынке находятся в диапазоне 25-35 долларов за баррель, нефть добыча в России может достигнуть 550-590 млн тонн в год к 2020 году, и в первую очередь за счет ввода новых месторождений. 

На данный момент в России открыто и разведано более трех тысяч месторождений углеводородов, и около половины из них разрабатывается.

Экспорт нефти из России зависит как от добычи нефти, так и от ее потребления на внутреннем рынке. По мнению экспертов, до 2010 года темпы роста добычи нефти в России будут выше темпов роста переработки нефти для внутренних нужд. В результате до 2010 года экспорт нефти из России будет расти. В дальнейшем экспорт нефти достигнет стабильного уровня. 

Европа остается основным рынком сбыта российской нефти. В настоящее время 93% всего экспорта нефти из России направляется в Европу. В эту оценку входят как рынки стран Северо-Западной Европы, Средиземного моря, так и стран СНГ.

Поставки нефти на Азиатско-Тихоокеанский рынок постепенно растут. На этом рынке преобладают поставки нефти в Китай, которые также обеспечивают основной рост. США являются основным потребителем российской нефти на американском рынке, но эти поставки не играют заметной роли. 

Помимо поставок на внешний рынок, российский топливно-энергетический комплекс полностью отвечает внутренним потребностям экономики и населения. 

Несмотря на отсутствие дефицита энергетического сырья и продуктов его переработки, цены на внутреннем рынке растут вслед за мировыми. С начала 2016 года автомобильный бензин подорожал примерно на 40%. Это вызывает серьезную обеспокоенность у российских потребителей.

Проблема роста цен на бензин и топливные ресурсы, конечно, сложна. 

Не следует думать, что исключительно монопольный сговор на внутреннем рынке виноват в росте цен на нефтепродукты. Нефтяники не могут не следить за ситуацией в мире и рассчитывать на снижение рентабельности своей работы на внутреннем рынке. В сложившейся ситуации такие меры, как внутренние интервенции, биржевые инструменты и даже более жесткие антимонопольные законы, могут иметь ограниченный эффект. Основной баланс определяется двумя инструментами государственного налогового регулирования: арендными платежами и фискальными позициями по внешнему кругу (экспортные пошлины).

Сегодняшние арендные платежи на внутреннем рынке привязаны российским законодательством к ценам мирового рынка и определяют динамику внутренних цен, которые мы наблюдаем, при этом сводя к минимуму регулирующее влияние экспортных пошлин на внешнюю цепь. Правда, нынешняя система была установлена ​​в принципиально иной ценовой среде на мировых рынках. Сегодня, когда ценовой коридор на рынке нефти был нарушен, возможно, нам следует вернуться к этому вопросу. 

Республика Татарстан является одним из наиболее экономически развитых регионов России. Республика Татарстан обладает богатыми природными ресурсами, мощной и диверсифицированной промышленностью, высоким интеллектуальным потенциалом и квалифицированной рабочей силой.

Промышленный профиль республики определяется топливной и нефтехимической промышленностью (добыча нефти, производство синтетического каучука, полиэтилена, шин и широкий ассортимент продуктов нефтепереработки), крупными машиностроительными предприятиями, выпускающими конкурентоспособную продукцию (вертолеты, самолеты и самолеты). двигатели, тяжелые грузовики, компрессоры и нефтегазоперекачивающее оборудование), разработано радио и электрооборудование. 

В республике добывается около 30 миллионов тонн нефти в год. 

Нефть в Республике Татарстан добывается на территории 21 административного округа. 

Основными направлениями развития нефтегазового комплекса Республики Татарстан являются: 

  • стабилизация и повышение эффективности добычи нефти на территории Республики Татарстан;
  • внедрение новых технологий; 
  • привлечение к промышленному использованию возобновляемых природных ресурсов Республики Татарстан, в том числе производство нетрадиционных для ОАО «Татнефть» материалов и сырья; 
  • разработка новых месторождений за пределами Татарстана (на территории Российской Федерации и за рубежом); 
  • преобразование ОАО «Татнефть» в межрегиональную и транснациональную производственную компанию; 
  • развитие сектора малых нефтедобывающих компаний с повышением степени координации их деятельности, в том числе со стороны государства; 
  • реализация стратегии углубления нефтепереработки с выпуском нефтепродуктов и сырья для нефтехимической промышленности региона;
  • создание и развитие собственных нефтеперерабатывающих мощностей в Республике Татарстан, на Украине, в регионах Российской Федерации на принципах сближения либо с местами добычи нефти, либо с местами продажи нефтепродуктов; 
  • дальнейшее развитие межрегионального сотрудничества по переработке татарстанской нефти с предприятиями Башкортостана (группа нефтеперерабатывающих заводов в городах Уфа, Салават); 
  • расширение рынков сбыта нефтепродуктов, развитие торговых сетей.

По мнению многих экономистов и политиков, нефтяной комплекс является одним из наиболее эффективных подразделений российской экономики. Нефтяной комплекс оказывает существенное влияние на инвестиционный климат, обменный курс, доходы федерального и регионального бюджета и другие ключевые параметры экономического развития. Вместе с газовым комплексом он обеспечивает около четверти производства валового внутреннего продукта (ВВП), треть промышленного производства и доходов консолидированного бюджета России, около половины доходов федерального бюджета, экспорта и валютных поступлений. Однако эффективна не нефтяная отрасль как совокупность технологий (производство, переработка, транспортировка и сбыт продукции), а сама нефть, которая успешно продается нашими нефтяными компаниями.

Российская нефтепереработка испытывает самые серьезные проблемы. По уровню технического, технологического и организационного развития он не отличается от других секторов обрабатывающей промышленности и функционирует относительно успешно только потому, что внутренние цены на российскую нефть значительно ниже мировых. При других ценах или достаточно высоких ставках налога его доходность может оказаться отрицательной. Либо цены на бензин и другие легкие нефтепродукты вырастут до социально опасных уровней и нанесут непоправимый удар по потребителям. 

Неэффективность этого подразделения нефтяного комплекса является одной из наиболее серьезных угроз экономической безопасности России.

Необходимы серьезные инвестиции в модернизацию нефтепереработки, инвестиционная программа в национальном масштабе, в рамках которой нефтяные компании при некотором участии государства (как инициатора и координатора программы) могут сделать переход к эффективной переработка нефти.

Необходимо сослаться на опыт стран, которые в последние десятилетия активно развивают нефтеперерабатывающую отрасль на основе современных технологий. К ним относятся государства Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Согласно статистическим данным, доля в ее мировом объеме нефтеперерабатывающих мощностей увеличилась более чем в 2,5 раза - с 10,4% в 1965 году до 26,1% в 2002 году. В то же время многие страны Азиатско-Тихоокеанского региона проводили ускоренные строительство нефтеперерабатывающих заводов. стихийно, но на основе специальных программ и при соответствующей государственной поддержке.

Этот опыт полезен для России. Тем не менее, представляется целесообразным начать с анализа ситуации в российской нефтепереработке, используя в качестве ориентира технико-экономические показатели современных НПЗ, характерные для развитых стран. Необходимо выявить узкие места в этой отрасли, определить свое отношение к ним и на этой основе обосновать последовательность мер по их устранению. Это базовый этап построения российской программы развития нефтеперерабатывающей промышленности.

Низкой эффективности внутренней переработки нефти способствовало резкое сокращение инвестиций в обновление основного капитала отрасли в период с 1992 года по настоящее время. Ситуация усугубляется тем фактом, что 20 из 25 действующих НПЗ работают в течение 40-50 лет, а физический износ оборудования варьируется, по разным оценкам, от 60 до 80% HP. 

Однако самое главное, что проблема чрезмерного износа - это проблема как старых технологий, так и несоответствия структуры выпускаемой продукции структуре спроса, качеству.

Если первым ключевым фактором низкой эффективности нефтеперерабатывающей отрасли является резкое сокращение инвестиций в обновление основного капитала этой отрасли, то вторым ключевым фактором следует считать нерациональное размещение НПЗ по всей России и их чрезмерно высокое средняя мощность, возникшая еще в советское время. Последний, без учета мощностей и мини-заводов, принадлежащих Газпрому, составляет около 11 миллионов тонн против 6-7 в США и Западной Европе и 2,4 миллиона тонн в Китае. Следует отметить, что все российские заводы расположены внутри страны, зарубежные - как внутри страны, так и на побережье в портах.

Как правило, именно в портах их емкость значительно выше средней. Итак, если сравнивать заводы, расположенные внутри страны, по средней мощности, то на самом деле российские имеют этот показатель в 2-3 раза выше.

Второй основной фактор заслуживает особого внимания, поскольку он напрямую вынуждает российскую экономику нести огромные дополнительные расходы на транспортировку нефтепродуктов на дальние расстояния от производителей к потребителям. Действительно, имея заводы с высокой средней мощностью, Россия значительно отстает от большинства промышленно развитых стран мира по количеству. В России на площади 17 млн. Км2 работают 25 нефтеперерабатывающих заводов (без учета мини-заводов и мощностей «Газпрома»), в США (территория в 2 раза меньше российской) - 133, в Западной Европе - 124, в Китай - 95 (его территория также в 2 раза меньше российской), в Японии 34 (его территория в 50 раз меньше России).

Ситуация усугубляется тем, что ряд заводов расположены практически в одной географической точке, что указывает на их неправильную концентрацию. Таким образом, в Уфе есть три крупных нефтеперерабатывающих завода, а рядом расположен нефтеперерабатывающий завод в Салавате, то есть четыре нефтеперерабатывающих завода общей мощностью 40-45 миллионов тонн в год сосредоточены в одном месте. Диапазон поездок по нефтепродуктам от них до потребителей значительно превышает средний диапазон по России. То же самое можно сказать и о самарской группе заводов: Новокуйбышевской, Куйбышевской и Сызранской. Все они расположены рядом друг с другом, а их общая мощность составляет около 30 миллионов тонн в год.

Не только Соединенные Штаты, но и все эффективно развивающиеся страны, включая Китай, уделяют большое внимание равномерному распределению заводов по всей стране, приближая их к областям потребления, чтобы минимизировать транспортные расходы. В большинстве стран среднее «плечо» транспортировки нефтепродуктов колеблется от 500 до 1000 км. В то же время большое внимание уделяется сближению как нефтеперерабатывающих заводов, так и их инфраструктуры с основными центрами потребления нефтепродуктов, независимо от расстояния до источников сырья. Секрет такой политики прост: коммерчески и технологически более эффективно транспортировать сырую нефть на большие расстояния по трубопроводам и танкерам, а нефтепродукты - к ближним и средним.

Преодолеть сложившуюся ситуацию с транспортировкой российских нефтепродуктов можно только в том случае, если новые заводы, планируемые к строительству в рамках инвестиционной программы развития нефтеперерабатывающей промышленности, не являются гигантскими заводами, а их размещение по всей России ориентировано на последовательно приближается к потребителю. 

В настоящее время, учитывая низкие внутренние цены на нефть, размещаемую на российских НПЗ, компании больше всего заинтересованы в экспорте нефти. В новых условиях внутренний рынок становится не менее прибыльным, чем внешний. Это означает, что нефтяные компании будут готовы в полной мере работать для удовлетворения потребностей российской экономики. Более того, в новой ситуации они резко ограничат свой интерес к чрезвычайно дорогому строительству экспортных трубопроводов.

В последнее время появились признаки того, что государство постепенно отходит от ультралиберальной модели невмешательства в экономические процессы. В частности, эксперты из российского представительства Всемирного банка отметили тот факт, что в 2015 году был достигнут некоторый, хотя и незначительный, прогресс в разработке четкой стратегии развития отношений между бизнесом и властью в России. Для крупных стратегических отраслей эта стратегия предполагает партнерство, сотрудничество и совместные инвестиции.

Последние правительственные инициативы также попадают в эту категорию, в том числе новый закон о концессиях, приоритетных направлениях развития во многих областях и создание специальных экономических зон для реализации совместных государственно-корпоративных проектов. Президент ОАО «ЛУКОЙЛ» В. Алекперов выступил еще более конкретно по этому вопросу, отметив, что правительство приняло решение о создании инвестиционного фонда. До 2009 года планируется накопить более 9 миллиардов долларов. Средства будут направлены на создание инфраструктуры, разработку высокотехнологичных промышленных продуктов и развитие информационных технологий.

В свете этих новых тенденций целесообразно поставить вопрос о государственно-корпоративном партнерстве в области внедрения высоких технологий в российскую нефтеперерабатывающую промышленность. Государственно-корпоративное партнерство необходимо с точки зрения активизации развития нефтепереработки. 

Таким образом, государство посредством рычагов долгосрочного кредитования может влиять на оптимальные размеры новых нефтеперерабатывающих заводов, например, стимулировать нефтяные компании строить их мощностью 3-5 миллионов тонн в год. Это может даже повлиять на компании, закрыв несколько наименее эффективных заводов (например, путем частичной компенсации убытков и принятия социальных расходов, возникающих в этом случае). 

Режим государственно-корпоративного партнерства может со временем изменить структуру экономических приоритетов нефтяного комплекса.

На самом деле нефтеперерабатывающая отрасль представляет собой олигополистическую систему со слабыми конкурентными отношениями. Такие отношения, как правило, активируются только под воздействием внешних факторов. Основным, что может побудить нефтяные компании к развитию высокотехнологичной переработки нефти, является именно государственно-корпоративное партнерство. 

Заключение

С теоретической точки зрения олигополия - самая сложная ситуация для моделирования, хотя и одна из самых распространенных в России. Необходимость предвидеть реакцию конкурентов в различных рыночных условиях препятствует разработке единой обобщенной модели, которая описывает все возможные сценарии.

Кажется естественным предположить, что равновесная цена неэффективна на олигополистическом рынке. Поскольку олигополия близка к монополии, и каждая фирма-член обладает определенной долей монопольной власти, следует ожидать, что будет иметь место ограничение на выпуск и, как следствие, установление равновесной цены, превышающей предельные издержки режиссер. Более того, поскольку рынок олигополии подвергается меньшему вмешательству со стороны государства, чем рынок монополий, олигополия также менее желательна из-за менее контролируемого злоупотребления монопольной властью.

В то же время ряд исследователей считают, что на рубеже XX-XXI вв. именно олигополии стали ядром научно-технического прогресса и способствовали внедрению инноваций в основные отрасли промышленности. Согласно этой точке зрения, только крупные олигополистические предприятия могут финансировать в необходимых объемах обширные исследования и разработки, которые закладывают основу для формирования новой экономики.

Нынешняя система регулирования в отношении нефтяного комплекса играет негативную роль. Особенно опасными являются непредсказуемая политика экспортных квот, неопределенная политика обменного курса и неуклонно растущие цены на услуги монополистов. Но наиболее дестабилизирующую роль в нефтяном комплексе в настоящее время играет экспортная пошлина, произвольно и непредсказуемо установленная правительством. При выводе дополнительных доходов из нефтяного сектора государство имеет право использовать только стабильные налоги - роялти (взимаемые с учетом условий производства) и налог на прибыль. При определенных условиях налог на сверхприбыль в результате роста мировых цен на нефть является приемлемым.

Рассмотрев проблемы рынка нефти и нефтепродуктов, можно сказать, что нефтяной комплекс в настоящее время вносит существенный вклад в формирование положительного торгового баланса и налоговых поступлений в бюджеты всех уровней. Этот вклад значительно выше доли комплекса в промышленном производстве. 

Нефтяные компании делают огромные инвестиции. Но основные фонды отрасли в значительной степени изношены, степень их износа особенно высока при переработке нефти. Капитальный ремонт НПЗ практически равен инвестициям. Недостаточные инвестиции в техническое переоснащение увеличивают вероятность техногенных катастроф.

Чтобы увеличить объем добычи нефти, а также модернизировать нефтеперерабатывающий завод, комплекс нуждается в крупных инвестициях.

Наиболее приоритетными направлениями инвестиций в нефтяной комплекс в ближайшее время следует считать: 

  • инвестиции в транспортировку нефти по экспортным направлениям; 
  • инвестиции в производственную инфраструктуру нефтедобычи, в том числе в трубопроводную систему нефтяных компаний; 
  • инвестиции в нефтепереработку с учетом того, что реализуемые здесь капиталоемкие и долгосрочные проекты требуют радикального улучшения инвестиционного климата.