Модель рециркуляционной экономики Китая

Предмет: Экономика
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 16.08.2020

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы найдёте много образцов и примеров готовых тем для рефератов по экономике:

 

Рефераты по экономике

 

Посмотрите похожие темы рефератов возможно они вам могут быть полезны:

 

Анализ политики ЦБ России с 2003-2013

Экономические теории конкуренции

Экономико-статистический анализ внешней торговли

Влияние рабочей силы на специфику функционирования экономической системы (опыт зарубежных экономистов)

 

Введение:

Заметным и постоянно растущим интересом в мире являются экономические преобразования в Китае, которые длились около двух десятилетий. Интерес к этой стране не случаен. Китай, будучи одним из старейших государств мира, впервые за свою многовековую историю добился впечатляющих успехов в реальном секторе экономики. По ряду признаков видно, что страна в ближайшем будущем будет развиваться по восходящей линии. Китай имеет шансы повторить опыт Японии и Южной Кореи.

Для этого имеются необходимые внутренние предпосылки. Китай имеет большую территорию, является крупнейшей по численности населения страной, занимает важное геостратегическое положение и особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Актуальность выбранной мною темы заключается в том, что Россия в настоящее время формирует свою экономическую политику. Очень важно учитывать опыт других стран.

Цель этой работы - анализ так называемого китайского экономического чуда.

Из цели работы вытекают такие задачи, как выявление сильных и слабых сторон экономической политики Китая, выявление источников экономического роста, рассмотрение социально-экономической ситуации в Китае.

Китай - крупная развивающаяся страна с низким уровнем среднедушевого ресурсного обеспечения. В условиях быстрого роста экономики Китая и преимущественно экстенсивного роста обостряется проблема нехватки и перерасхода ресурсов. Если не будут приняты решительные меры по исправлению ситуации, экономика страны столкнется с серьезной проблемой. В этой связи эксперты предлагают комплексное развитие рециркуляционной модели экономики в качестве решения.

Члены КЦРП из демократических партий считают это необходимым:

  1. Разработать соответствующий экономический и политический курс для стимулирования развития рециркуляционной модели экономики, который предусматривает использование таких инструментов, как бюджетное финансирование соответствующих направлений охраны окружающей среды, налоговые льготы для хозяйствующих субъектов, стимулирование капитальных вложений, организационное обеспечение;
  2. ускорить процесс создания рынка для экологической отрасли и развивать роль рынка в стимулировании развития экономической модели рециркуляции;
  3. активизировать деятельность по соответствующему научно-техническому обеспечению разработки рециркуляционной модели экономики;
  4. разработать систему оценки "экологической составляющей" показателя роста валового внутреннего продукта;
  5. активизировать информационно-пропагандистскую и просветительскую деятельность в целях распространения знаний о рециркуляционной модели экономики и ее значении для Китая;
  6. активизировать международное сотрудничество в развитии экономики рециркуляции и заимствовать передовые достижения науки и техники;
  7. обеспечить наличие соответствующей законодательной базы.

Экономика Китая - место Китая в мировой экономике

История экономики Китая

В 2002 году исполняется 50 лет развитию китайской экономики на основе национальных экономических планов. За этот период было завершено девять пяти лет (в настоящее время идет десятая годовщина). В 50-е - 70-е годы Китай осуществил переход к плановой экономике, в 80-е - 90-е годы в условиях ускоренного реформирования и открытости экономического развития, и Китай является мировым лидером по устойчивости темпов роста ВВП на протяжении более 20 лет.

В 1991-2001 годах ВВП Китая вырос более чем в 5 раз (в текущих ценах), а в 2002 году, по оценкам, превысил 10 триллионов юаней (рост в текущих ценах в 30 раз выше, чем в 1978 году). Высокие темпы роста ВВП были достигнуты благодаря эффективному сочетанию принципов планового регулирования с рыночными методами, основанными на социалистическом плановом хозяйстве, включая централизованное определение темпов и пропорций развития национальной экономики.

Ожидается, что в 2010 году по сравнению с 2001 годом ВВП удвоится, в том числе за счет расширения участия Китая в мировой экономике. Согласно плану на 10-ю пятилетку (2001-2005 гг.), среднегодовые темпы роста экономики Китая составят около 7% (в ценах 2000 г.). В 2005 году ВВП достигнет 12,5 трлн юаней (9,4 тыс. юаней на душу населения).

Внутренняя политика Китая

Население Китая

По оценкам, численность населения Китая в настоящее время превышает 1,3 млрд. человек и, по прогнозам, к концу 2010 года увеличится до 1,4 млрд. человек (в период 1950-2002 годов она возросла в 2,4 раза, а ее доля в мировом населении превышает 1/5).

Предполагается, что в 2005 году уровень безработицы в городах и поселках городского типа не превысит 5%. В 2001-2005 гг. в городах и поселках городского типа будет трудоустроено около 40 млн мигрантов из сельской местности.

По текущему обменному курсу в 2000 году валовое производство на душу населения в Китае превысило 800 долларов США. В 1978-2001 годах доход на душу населения в городах и поселках увеличивался в среднем на 6,4% в год и вырос с 343 до 6860 юаней, или в 20 раз, а в сельской местности - с 134 до 2366 юаней (в 17,6 раза). В соответствии с X пятилетним планом в 2001-2005 годах душевой доход в городах и поселках городского типа, а также чистый средний доход на душу населения в сельской местности возрастут на 5%.

Доля расходов на питание в общих расходах населения была в 1978 году. 57,5% и в 2001 году. - 37,9%; сельское население - 67,7% и 47,7% соответственно. В структуре потребления населения в 1979-2002 гг. возросла доля расходов на жилье, транспорт, связь, медицинские услуги и удовлетворение культурных потребностей.

О природных особенностях Китая

В последние годы площадь обрабатываемых земель в Китае составила 130 млн. га (около 7% мировых пахотных земель), естественных пастбищ - около 400 млн. га.

Леса в Китае занимают всего 160 млн. га, они расположены в основном на северо-востоке (кедр, дуб, лиственница, береза и т.д.), а также на юго-западе (ель, сосна, пихта, сандаловое дерево и т.д.).

Пустыни занимают 27% территории Китая, и их площадь продолжает расти. Согласно Программе управления лесным хозяйством, к 2030 году процесс опустынивания будет остановлен, а в 2050 году площадь под лесами значительно увеличится.

В последние годы в Китае резко сократились объемы лесозаготовок и расширились работы по лесовосстановлению.

Сельскохозяйственное производство в Китае

Узким местом экономики Китая остается положение сельского населения. Конечно, она лучше, чем в странах с сопоставимыми аграрными проблемами: положение китайских фермеров намного лучше, чем положение индийских. Последние решения определили курс на снижение налогового бремени фермеров и ускорение роста их доходов. Сейчас доходы фермеров стали расти более медленными темпами - около 3% в год, и этот показатель признан недостаточным. Расширяется разрыв между городом и селом, что, естественно, создает определенную нестабильность в обществе.

Разрыв в доходах между сельским и городским населением на начало реформ составлял 2,8 раза. В течение первых пяти-шести лет реформ этот разрыв сокращался. По всей стране он достиг 2,5-2,4. Понятно, что пригородные крестьяне, специализировавшиеся на овощеводстве или цветоводстве, зачастую жили лучше, чем среднестатистический гражданин, но общая ситуация была такой. Это продолжалось с середины 80-х до середины 90-х годов.

Когда в семье заканчивались возможности, разрыв начал увеличиваться. По данным на конец 2003 года, он достиг 3,2 раза.

За общими цифрами могут скрываться довольно резкие диспропорции, особенно в провинциях, специализирующихся на зерне, поскольку это одна из самых неблагоприятных культур для фермера. За последние семь лет цены на зерно на внутреннем рынке снижались. Сейчас они составляют 55-60% от уровня середины 90-х годов. Для решения этой проблемы государственные закупочные цены на зерно уже превышают рыночные. Предпринимаются попытки объединить земли и создать крупные высокорентабельные хозяйства. В Китае пытаются привлечь избыточное аграрное население не только в промышленность одной деревни, как это делалось все годы реформ. В то время одним из главных лозунгов было: покидать землю, не покидать село - и за счет небольшой сельской промышленности было трудоустроено около 100 млн. человек. Но эта возможность немаловажна, поэтому в последние годы правительство пытается регулировать миграцию крестьян в город.

Обычно сельские жители, приезжающие в город, идут на строительство и пытаются обеспечить достаточно высокий статус. Кроме того, выезжающий крестьянин через три года получает вид на жительство в городе; как правило, после этого человек имеет право на льготное жилье. Получив прописку, бывший крестьянин может взамен оставить свой земельный участок соседу, поэтому у соседа есть дополнительные ресурсы. Эта схема принесет некоторое облегчение китайской деревне. Ситуация в деревне улучшается, но медленнее, чем хотелось бы.

Сейчас выясняется, что впервые в истории Китая сельское хозяйство перестало быть донором. Сельское хозяйство получает как минимум столько же, сколько и возвращает. Правительство покупает зерно по более высоким ценам, чем развился рынок. Кроме того, крестьяне могут рассчитывать на дополнительный доход, строя дороги и другую инфраструктуру. Иными словами, развитие промышленности и сферы услуг позволяет им оказывать помощь селу, несмотря на то, что там проживает большинство населения.

Фактически, в Китае идут политические реформы, логика которых заключается в том, что они осуществляются снизу. Они начались с избрания сельских комитетов. Первые эксперименты по выборам уже проведены на уровне волостей и даже уездов. Преимущество такой системы состоит в том, что поскольку крестьянин не имеет хорошего представления о том, что происходит наверху, он получает возможность выбрать ближайшего хозяина и контролировать его. Расходы сельских комитетов, главная деталь демократии, прозрачны. Понятно, на что пошли деньги, собранные с местных налогов.

В 1996-2000 годах среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства составляли 3,5%. Китай занимает первое место в мире по производству зерна, мяса, овощей, хлопка, табака, морепродуктов и рыбы.

Производство зерна в 1995 году составило 467 миллионов тонн, в 2001 году. - 452,6 млн. Урожайность зерна в 1950 году составила 1,16 тонны, в 2001 году. - 4,82 тонны с гектара (рост в 4 раза). В 2001 году на душу населения производство зерна составило 356 кг, мяса - 50 кг, рыбы и морепродуктов - более 34 кг.

В последние десятилетия в сельской местности активно развиваются перерабатывающие производства. В 2000 году функционировало более 20 млн. волостно-отраслевых предприятий, на которых работало около 130 млн. человек; добавочная стоимость этих предприятий превысила 2,7 трлн. юаней. Эти предприятия являются основным источником роста доходов крестьян и развития сельского хозяйства в Китае.

Промышленность Китая

В период с 1979 по 2000 год добавленная стоимость в промышленности (в сопоставимых ценах) ежегодно увеличивалась в среднем на 11,6%. В 2001 году она увеличилась на 8,9% и достигла 4,26 триллиона юаней. В 1996 году Китай стал первым в мире производителем стали, угля, цемента, химических удобрений и телевизоров.

В период с 1978 по 2001 год производство электроэнергии выросло в 5,8 раза, производство стали (в несколько раз) - в 4,8 раза, цемента - в 9,8 раза, серной кислоты - в 4,1 раза, химических удобрений - в 3,9 раза, автомобилей - в 15,7 раза.

Доля нефти и природного газа в потреблении энергии была столь же высокой, как и в 1995 году. Доля нефти и природного газа в потреблении энергии в 1995 г. составила 17,5 и 1,8%, а в 2000 г. - 23,6 и 25% соответственно. В 2001 году Китай добыл 165 млн. тонн нефти, что на 11,5% больше, чем в 2000 году. Однако спрос внутреннего рынка на нефть и особенно на природный газ значительно превышает уровень добычи в стране.

Китай занимает третье место в мире по объемам переработки нефти - первое место по производству синтетических волокон и четвертое - по производству синтетического каучука, пятое - по производству этилена и синтетических смол. В 1990 - 2001 гг. мощности энергоблоков увеличились со 100 до 315 млн кВт, выработка электроэнергии в 2001 г. составила 1,48 трлн кВт. Среднегодовые темпы роста производства электроэнергии в этот период составили 9%. В Китае производятся газовые турбины, энергоблоки для атомных электростанций, комплектное оборудование для производства химических удобрений, нефтехимической промышленности, целлюлозно-бумажной и текстильной промышленности и др.

В 1980-е и 1990-е годы стремительно развивалась автомобильная промышленность. В 1995-2000 годах производство автомобилей выросло с 1,45 до 2,07 млн. штук, в том числе автомобилей - с 323 до 607 тыс. штук (темп роста - 19%). В 2000 году количество частных автомобилей достигло 6,26 миллиона. (темп роста в среднем 20% в год). В 2001 году, по сравнению с 2000 годом, производство автомобилей в Китае увеличилось до 2,33 млн. штук, или на 12,8%.

О денежно-кредитной и финансовой системе Китая

Официальным средством денежного обращения в Китае является юань, выпущенный Народным банком Китая. На конец 2001 года сумма депозитов в финансовой системе Китая превысила 11 триллионов юаней.

В 1994 году Коммерческий и промышленный банк Китайской Народной Республики, Банк Китая, а также Строительный и Сельскохозяйственный банк были преобразованы в государственные коммерческие банки; были также созданы три банка - Государственный банк развития, Импортно-экспортный банк и Сельскохозяйственный банк развития. В 1995 г. вступил в силу Закон "О коммерческих банках". В 1996 году были созданы первые акционерные коммерческие банки и значительно расширилась сфера банковских услуг. В 1998 году Народный банк Китая создал систему контроля над банковскими операциями, финансовыми потоками, страхованием и операциями с акциями. Было создано девять межпровинциальных отделений этого банка.

Курс юаня устанавливается Народным банком Китая и публикуется Главным государственным управлением валютного контроля.

В 1994 году Народный банк Китая реформировал валютную систему, был введен единый курс основных валют к юаню, создана система расчетов, продаж и переводов валют, на основе которой был организован межбанковский валютный рынок. В 1996 году операции купли-продажи валюты предприятиями на внешнем рынке были включены в состав валют.

конверсионная система иностранных банков. В конце 1996 года Китай официально ввел в действие статью 8 соглашения с МВФ и ввел обмен юаня на юань В 2001 году валютные резервы Китая превысили 212 млрд. долл. В 80-х и 90-х годах активность зарубежных финансовых структур на китайском рынке расширялась. В настоящее время 190 финансовых структур с иностранным капиталом действуют в 23 городах Китая и провинции Хайнань. В 1999 году банки с иностранным капиталом получили право открывать филиалы в городах центрального подчинения. В 2001 году более 30 банков с иностранным капиталом осуществляли операции в юанях, и в ближайшие годы все банки с иностранным капиталом будут иметь право проводить такие операции в провинциях.

Китай является членом МБРР и МВФ. В 1985 году Китай вступил в Африканский банк развития, а в 1986 году стал членом Азиатского банка развития. Рынок ценных бумаг КНР оценивается в 4,35 триллиона юаней, в нем зарегистрировано 1,16 тысячи компаний и 66,5 миллиона инвесторов. Этот рынок способствовал переходу государственных предприятий к рыночным условиям, а также акционированию малых и средних государственных предприятий. В настоящее время ведущими биржами Китая являются Шанхайская и Шэньчжэньская фондовые биржи.

В 2001 году было выпущено 84 типа акций А и 126 типов дополнительных акций, накоплено около 110 миллиардов юаней. Кроме того, было выпущено 9 типов акций B, H, а также серия акций "красной фишки" на сумму 7 миллиардов юаней.

Банковская система Китая - это в основном государственные банки, на долю которых приходится около 80% всех активов так называемой "большой четверки". Эти банки имеют различные позиции. В течение пяти лет они с разным успехом решали проблему "плохих" долгов. Сейчас коэффициент плохих кредитов составляет 19%. Например, в Южной Корее после 1998 года этот показатель был выше, около 24% - и ничего, они продолжают развиваться достаточно высокими темпами.

Это не является проблемой по другой причине. Сейчас есть дополнительные валютные резервы. Банку Китая и Строительному банку "Большой четверки" на рекапитализацию было выделено 45 млрд. долл. Следует отметить, что деньги были переданы банкам, которые успешно справляются с проблемой "плохих" долгов. И Банк Китая, и Стройбанк имеют лучшие позиции, чем Промышленно-торговый банк и Сельскохозяйственный банк. Но даже эти банки не являются ненадежными. Пройдет год-два, когда они смогут добиться реального улучшения показателя "плохих" долгов, а также смогут положить руку на валютные резервы. Поскольку банковская система работает на сбережения граждан, в худшем случае, что в принципе маловероятно, руководство может призвать граждан не брать свои сбережения в банках в течение года.

И это будет работать в Китае и будет понятно населению.

В принципе, сейчас ситуация с "плохими" долгами постепенно улучшается. И то, что это происходит постепенно, говорит о том, что они ставят достаточно осторожные цели. Так, в 2005 году показатель "плохих" долгов должен быть не менее 15%. Другими словами, они серьезно относятся к проблеме и реально рассматривают деньги. Если проблема не будет решена через два года, значит, она будет решена через десять лет. В то же время в условиях высокого экономического роста абсолютный объем "плохих" долгов может остаться практически неизменным, но объем ресурсов, которые общество будет иметь через два-три года, будет значительно меньше.

Китай приближается к фазе, когда, как ни странно, появляется избыток капитала. Скорее сдерживающим фактором экономического роста является платежеспособный спрос. Поэтому темпы экономического роста будут замедляться. Если он упадет до 6%, то это будет не так страшно, это все равно очень хороший рост. Говорили, что китайцы переоценивают рост, но последние исследования показали, что рост, скорее, несколько занижен. Продукт, который создается в сфере услуг, был в значительной степени занижен. В это можно поверить, потому что с развитием рынка желание приукрасить свою позицию уменьшается.

Страхование в Китае

Лидирующие позиции в китайском страховом бизнесе занимают государственные компании. В 2001 году в Китае было зарегистрировано около 600 государственных страховых учреждений, в том числе более 300 компаний по страхованию имущества. Существуют также компании со смешанным капиталом, конкурирующие друг с другом.

В настоящее время в Китае существует несколько крупных компаний, которые занимаются страхованием имущества, а также компаний со смешанным капиталом, конкурирующих между собой.

В то время как китайцы очень часто говорят о своей специфике, китайская модель по своей природе является сборной. В определенной степени она включает в себя советский опыт, а также японский и южнокорейский, в дополнение к опыту таких стран и территорий, как Сингапур, Сянган (бывший Гонконг). Конечно, они правы, когда говорят об особенностях своей модели развития, но в то же время она вобрала в себя многие особенности послевоенного развития других азиатских стран и имеет признаки универсальности.

Когда спрашивают о связи между экономическим ростом и политическими свободами, нужно посмотреть, какие системы имели другие азиатские государства после войны. В Японии до сих пор существует практически однопартийная система. Политическая система Сингапура в лучшем случае характеризовалась как авторитарная, но иногда ее также называли тоталитарной. Логика экономического развития стран Юго-Восточной Азии была устроена таким образом, что обычное клише "не будет политических свобод - нет рынка" не работает.

Дело в том, что политические системы там формировались на основе экономического роста.

Сейчас оппозиция между рынком и государством очень распространена. Мне кажется, что это ошибка аналитического характера. Нет никакого противоречия между рынком и государством. Если посмотреть на темпы роста мировой экономики в послевоенный период, то в Западной Европе экономика росла наиболее быстрыми темпами в 50-е - начало 70-х годов, когда государство еще не ушло оттуда, а продолжало интервенции, в том числе для поддержания рыночного механизма.

Реальной оппозицией рынку являются монополии. Национальные государства, заинтересованные в быстром экономическом развитии, должны, насколько это возможно, предупреждать тенденции монополизации. Формулу успеха китайцы сформулировали более десяти лет назад: рынок направляет предприятия, государство контролирует рынок.

И им это удалось, потому что рычаги, которые использовались в командной экономике, были сохранены, но их роль несколько уменьшилась, и государство овладело рычагами макроконтроля.

Перераспределение: с берега на внутреннюю.

В ходе реформ в Китае прокатились волны децентрализации власти: власть была передана на места, а роль центральных органов и крупных национальных компаний уменьшилась. С середины 90-х годов процесс двигался в обратном направлении. С тех пор возросла прямая роль государства в экономике. Самая низкая доля бюджета в ВВП была в 1995 г., когда она достигла 11,5% (хотя все еще существует много внебюджетных средств). В нашей стране эта цифра до сих пор колеблется.

В настоящее время бюджет Китая составляет 22,5% ВВП. Доля центрального бюджета в расходах бюджета составляет около 70%.

Хотя на некоторых этапах реформ соотношение было противоположным. Оно доходило до того, что в центре оставалось около 40%. Роль центра возрастает, хотя система развивается в основном по рыночным законам. Центр играет важную роль в перераспределении ресурсов, потому что без перераспределения хороший рынок невозможен. Напомню, что основной закон заключается в том, что чем более равномерно распределять доходы между гражданами, предприятиями, тем выше будет платежеспособный спрос, а значит, тем выше будут темпы роста.

На начальном этапе необходимо было дать больше свободы тем, кто более способен быть активным, в основном прибрежным провинциям. В будущем еще одна задача будет заключаться в перераспределении существующих результатов экономического роста. В настоящее время Китай пытается справиться с этой задачей.

Несколько лет назад была принята программа развития западных регионов, в основе которой лежат центральный и восточный регионы. В Китае, как и в нашей стране, регионы-доноры меньше, чем реципиенты, по 31 провинции-донорам 8-10. Поскольку решения принимаются всеми голосами наверху, более бедные провинции выступают за усиление роли центра, то при перераспределении они получат больше.

Внешняя политика Китая

Внешняя торговля Китая

Современный Китай играет важную роль в мировой экономике. В период с 1979 по 1999 год объем внешней торговли Китая увеличивался в среднем на 15,3% ежегодно. В 2000 году объем экспорта составил около 250 миллиардов долларов, импорта - 225 миллиардов. В 2001 году товарооборот Китая достиг 510 млрд. долларов, в том числе экспорт - 266 млрд. долларов, импорт - 244 млрд. долларов.

Китай поддерживает внешнеэкономические связи с более чем 220 странами (и территориями). Ведущими торговыми партнерами являются Япония, США, страны ЕС, Республика Корея, Австралия, Россия, Канада. Первое место в экспорте Китая занимает продукция машиностроения (85 млрд. долл.), доля которой в объеме достигает 30%. В 2001 году наукоемкая продукция экспортировалась более чем на 46 млрд. долларов, и ее доля в объеме экспорта составила 17,5%. В 2001 году Китай занял второе место в мире по экспорту угля (более 80 млн. тонн).

Таможенно-тарифная политика Китая

В период с 1990 по 2001 год китайское правительство снизило тарифы в несколько раз. Так, с 1 апреля 1996 г. импортные тарифы были снижены почти на 5 тыс. позиций, а уровень пошлин снизился в среднем с 35 до 23%. С 1 октября 1997 г. импортные тарифы были снижены на 4,9 тыс. видов товаров, а уровень пошлин снизился в среднем с 23 до 17%. С 1 января 2001 г. уровень таможенных пошлин был снижен в среднем до 15,3% (на 3,5 тыс. позиций, на которые приходится около 50% всех налогов и сборов). К 2005 г. средний уровень ставок ввозных таможенных пошлин на промышленную продукцию снизится до 10%.

Привлечение инвестиций в экономику Китая

Китай использует несколько каналов и форм привлечения инвестиций, включая иностранные кредиты, в том числе кредиты иностранных государств, международных финансовых организаций и иностранных коммерческих банков, экспортные кредиты, облигации иностранных займов; прямые иностранные инвестиции, в том числе предприятия со смешанным капиталом, совместные предприятия и со 100% иностранным капиталом; другие иностранные инвестиции (международный лизинг, торговля компенсациями, создание предприятий по переработке и сборке сырья, а также эмиссия акций на международном рынке). В 1979 - 2001 гг. Китай использовал 394 миллиарда долларов иностранных инвестиций. По объему привлеченных иностранных инвестиций Китай занимает второе место в мире после США. В 1990 году Китай использовал 3,5 млрд. долл. прямых иностранных инвестиций, в 1995 году. - 37,5 млрд. - 40,7 млрд., 2001 г. -46,9 млрд.

На начало 2002 г. в Китае накоплены инвестиции из более чем 170 стран (и территорий мира), число предприятий с иностранными инвестициями достигло 390 тыс. Более 400 из 500 ведущих ТНК мира вложили капитал в экономику Китая.

В ожидании мягкой посадки

В первом квартале 2004 г. рост ВВП в Китае составил 8-9%. Если инфляция станет слишком высокой, правительство немедленно сократит денежную массу и займы. Эти механизмы были освоены в Китае. Кроме того, благодаря огромным масштабам страны в Китае, а также на протяжении длительного времени в США, можно нажимать на клавишу денежного обращения - добавлять деньги или сокращать. Не все страны могут позволить себе такое регулирование. Если, например, в небольшой экономике, процентная ставка повысится, чтобы уменьшить денежную массу, иностранный капитал подойдет к высокой процентной ставке, а внешние влияния поглотят все возможные эффекты макрорегулирования. Однако в Китае масштабы экономики позволяют сохранить этот рычаг.

Но они также могут добавить и административные меры. В этой системе работают простейшие вещи, которые использовались во времена "мягкой посадки". Скажем, мэр отвечает за цены на овощи или губернатор провинции отвечает за цены на зерно. То есть мэр или губернатор ведет переговоры с крестьянами, с закупочными организациями о том, какими будут цены на овощи на рынке. Таким же административным способом можно влиять на чрезмерный рост экономики.

В прошлом году рост экспорта составил 36%, примерно такой же порядок сохранился и в первом квартале этого года. Значительная часть продукции уже реализуется на внешних рынках. Так зачем же ограничивать рост, если он обеспечивает захват новых ниш?

Что касается строительства, то китайцы прекрасно понимают, к чему может привести перегретый рынок: они имели возможность ознакомиться с японским опытом. Поэтому они очень хорошо держат рынок недвижимости в узде, в том числе и административными методами.

В Китае существует экономическая модель смешанного типа, похожая на ту, которая была в Европе в 50-60-е годы. Если эта фаза экономического развития продлится для них, то она будет достаточно хорошей. Почему, на самом деле, мы считаем, что экономическая структура мира в 80-90-е годы была лучше, чем в 60-е годы, когда темпы роста были выше? Возможно, Китай вернет мир к модели, в которой экономика росла быстрее благодаря своим масштабам. Сейчас мировая экономика растет, и нет смысла начинать "мягкую посадку" раньше.

Может быть, гиганты показывают модель развития мировой экономики?

Факторы, которые обеспечивают "экономическое чудо"

"Китайское чудо"

Когда в 1992 году Дэн Сяопин совершил свою знаменитую поездку в южнокитайский город Шэньчжэнь, среди китайской элиты не было единства по поводу того, как развивалась страна. Несколько лет назад события на площади Тянь Ань Мэн, затем распад социализма в Восточной Европе и СССР, и многим казалось, что дальнейшие шаги в направлении рыночных реформ неизбежно ввергнут страну в пропасть. Поездка Дэн Сяопина в южный Китай в этих условиях впоследствии многими сравнивалась с падением Берлинской стены. Именно тогда, наконец, был сделан выбор в пользу дальнейшего развития рыночных реформ, что сделало возможным "китайское экономическое чудо" 1990-х годов.

С либерализацией внутреннего рынка для иностранных инвестиций и относительной свободой для развития частного сектора компании выросли из ничего, а их оборот в начале XXI века достиг миллиардов долларов. К ним относятся, например, производитель электроники Huawei или автомобильный гигант Shanghai Auto. Ни в одной другой стране мира, кроме США, во время IT-революции 80-х и 90-х годов, компании не испытывали такого быстрого роста.

Даже сейчас Китай является страной с самым большим положительным торговым балансом с США. Однако было бы неправильно обвинять китайское руководство в политике меркантилизма. Сегодня Китай является не только крупнейшим производителем, но и потребителем товаров. Положительное сальдо торгового баланса Китая с США компенсируется тем, что в товарообороте с другими странами Китай импортирует больше, чем экспортирует. Среди крупнейших стран-партнеров Китая с отрицательным сальдо - Россия.

Одним из важнейших событий в мировой экономической истории последней четверти XX века стали небывалые успехи китайской экономики. С начала экономических реформ в 1978-1997 гг. валовой внутренний продукт этой страны увеличивался в 5,7 раза, или 9,6% в среднем за год (колонка 1). Это означает, что он удваивался с рекордной скоростью каждые 7,5 года!

Модернизация Китая

Китай модернизируется. Как известно, серьезные изменения происходят не в экономике или инфраструктуре страны, а в людях, которые в ней живут. В поисках ответа на вопрос, что такое народ современного Китая, и чего ожидать от этих "новых китайцев" в будущем. В результате получается нечто иное, и в некотором роде похожие антропологические очерки: молодой инженер, приехавший в город из деревни, где до недавнего времени не было электричества, писатель подростковых романов, который "искал себя", или избалованный "маленький император" от "поколения одного ребенка".

Говоря о китайской модернизации, следует иметь в виду, что китайцы уже давно не были народом благородных крестьян и патриархальных конфуцианских помещиков, которые практикуют ценности "сыновнего уважения".

Современный Китай отделен от любых патриархальных времен серией революций и гражданских войн, которые потрясли страну с начала XX века до 70-х годов. Путь Китая к современности начался не сегодня и не вчера, и нынешний разрыв многовековых традиций и образа жизни является одним из многих в довольно длинной серии попыток модернизации. Однако, пожалуй, никогда ранее такие огромные массы людей добровольно не отказывались от своего привычного образа жизни, чтобы занять более достойное место в рыночной экономике и увеличить свое потребление. Крестьяне, покидающие свои деревни в надежде найти лучшую долю в городе, инженеры, оставляющие стабильный доход на государственном предприятии или крупной фирме и пытающиеся на свой страх и риск добиться успеха в рыночном секторе, - все это разные формы массового движения, которое сейчас охватывает всю страну. Китай, как говорят некоторые западные обозреватели, "влюбился" в экономику, а идея экономического успеха стала своего рода "великой китайской мечтой".

В поисках китайского Билла Гейтса

Профессор Пекинского педагогического университета Цзинь Шэньхуа считает, что Китаю просто нужен свой собственный Билл Гейтс. "День, когда такой человек, как Билл Гейтс, супер-предприниматель мирового класса, появится на китайской земле, действительно станет началом эпохи Китая в мировой истории", - говорит он. Казалось бы, эра Китая уже началась. Сегодня Китай имеет огромный и растущий потребительский рынок, хорошие университеты, производящие сотни тысяч квалифицированных инженеров, дешевую рабочую силу и предпринимательскую жилку. Но ему не хватает китайского Билла Гейтса, человека с видением будущего и маниакальной верой в свою правоту, способного создавать всемирно известные и уважаемые корпорации по всему миру, порождая вокруг себя новые отрасли промышленности буквально из ничего. Есть ли такие люди сейчас в Китае, или что-нибудь указывает на их появление в будущем?

Один из кандидатов на роль китайского Билла Гейтса - Ван Цзидун.

Появившись в начале 90-х годов, Ван Чжидун Сина изначально занимался "китаизацией" программных продуктов Microsoft. Начав с небольшой группы сотрудников, работающих в заброшенном школьном здании, Сина пришел к рыночной капитализации в 1,1 миллиарда долларов в 2003 году с годовым оборотом в 160 миллионов долларов. Во время точечного бума Сина из обычной компании превратился в интернет-портал. В целом, рынок ИТ-индустрии в Китае сейчас достигает $28 млрд (при $395 млрд на американском рынке).

История IT-индустрии в Китае сопровождалась борьбой между аборигенными китайскими бизнесменами ("домашний картофель") и "морскими черепахами", вернувшимися в Китай с запада. "Морские черепахи" принесли в Китай умение писать бизнес-планы, вести переговоры с инвесторами и следовать традициям западной офисной культуры. Теперь, однако, эти навыки стали общей собственностью, поэтому "картофель" постепенно мстит "черепахам". В то же время сама жизнь отрасли была во многом ограничена копированием западных решений. Например, Сина - китайский вариант yahoo, и таких примеров много. Поэтому Ван Жидонга вряд ли можно назвать китайским Биллом Гейтсом.

Какими бы скромными ни были китайские предприниматели, у них есть все возможности для быстрого роста. Китайский Билл Гейтс может появиться только в том случае, если правительство позволит ему расти. До сих пор государство как будто хотело и опасалось появления такого супер-предпринимателя. Недавние штрафы, наложенные государственной сотовой компанией на интернет-порталы за несанкционированные смс-сообщения, могут свидетельствовать о желании правительства немного сдержать рост сетевого бизнеса. Однако китайские предприниматели слишком многому научились, чтобы их так легко было сдержать. Возможно, у Китая пока нет своего собственного Билла Гейтса, но у него есть группа молодых, обрывочных и уверенных в себе бизнесменов, которые смотрят в будущее без границ. Как и в США.

Эволюция китайской модели развития в 11-м пятилетнем плане

Утром 8 октября этого года в Пекине открылся пятый пленум ЦК Коммунистической партии 16-го созыва, к которому приковано внимание общественности. Пленум рассмотрит план социально-экономического развития страны на ближайшие 5 лет. Согласно информации, полученной перед пленумом, в 11-м пятилетнем плане Китай продолжит свою стратегическую линию: "Развитие - незыблемый закон". При этом будет подчеркнуто, что во всех областях необходимо руководствоваться научным взглядом на развитие.

По мнению экспертов, 11-й пятилетний план (2006-2010 гг.) является первым пятилетним планом, разработанным после того, как руководство Китая выдвинуло концепцию научного взгляда на развитие. Он имеет решающее значение по сравнению с предыдущими пятилетними планами. Научное развитие, с точки зрения будущего социально-экономического развития Китая, должно стать "абсолютным законом".

На заседании Политбюро ЦК Коммунистической партии Китая 29 сентября было подчеркнуто, что в ближайшие пять лет необходимо исходить из того, что человек должен изменить свои взгляды на развитие прежде всего для создания новой модели развития по пяти направлениям" (разумеется, с учетом единого планирования развития города и села в региональном развитии экономики и социальной сферы гармоничного развития человека и природы, а также развития внутри страны и открытости внешнему миру). Это означает, что в ближайшие пять лет научный взгляд на развитие будет комплексно реализован.

Трансформация экономического роста является одним из центральных элементов новой модели развития Китая. От чрезмерной зависимости от финансов, природных ресурсов, ущерба окружающей среде, от обеспечения экономического роста через количественный рост Китай должен перейти к эффективности и экономическому росту через повышение качества рабочих и технический прогресс.

Хотя 11-й пятилетний план будет продолжением предыдущих десяти лет, он крайне важен для будущей модернизации Китая. Сможет ли Китай поставить свое социально-экономическое развитие на рельсы научного развития через пять лет (с 2006 года), зависит также от того, сможет ли Китай создать общество со средним уровнем дохода в целом и сможет ли он реализовать индустриализацию и модернизацию к середине этого столетия.

С 1978 по 2004 год среднегодовые темпы экономического роста Китая в 9,4% были достигнуты благодаря реформам и политике открытости. В настоящее время это шестая по величине экономика в мире и третья по величине с точки зрения торговли. Подъем Китая стал актуальной темой в современном мире.

Однако старый путь, основанный на крупных инвестициях, высоких затратах и низкой производительности труда, которые обеспечивали экономический рост страны, ушел в прошлое. В 2004 году национальный ВВП достигал около 4 процентов мирового, но стоимость первичного сырья составляла около 12 процентов мирового, пресной воды - 15, оксида алюминия - 25, проката - 28, цемента - 50 процентов.

Руководитель Центра исследований развития при Государственном совете Китая Ван Маньчжоу Вань Маньчжоу сказал, что 85 процентов населения мира вступило в эпоху индустриализации. Ожидается, что в глобальном масштабе возникнут резкие противоречия между населением, ресурсами и окружающей средой, что представляет собой серьезный вызов модернизации Китая. Даже если мировой рынок сможет восполнить нехватку ресурсов в Китае, мы не сможем преодолеть последствия экологического ущерба.

С 2003 года наблюдается перегрев инвестиций, что выявило недостатки старой модели развития в целом. В результате научный взгляд на развитие получил широкое признание в стране.

По мнению аналитиков, в 11-м пятилетнем плане слияние китайской и мировой экономик достигнет беспрецедентной широты и глубины. Выбор Китаем модели развития окажет огромное влияние на мир.

Россия и Китай в зеркале западной прессы

К России в западной прессе принято отношение снисходительности и немного ленивого снобизма, что случается, когда человек "и так все понятно". В лучшем случае в западных журналах вы увидите несколько формально правильных, но не менее банальных и избитых диктатов о Ходорковском, о вечных авторитарных тенденциях, присущих российской власти, а иногда и из идеологических погребов извлекаются очень тертые рассуждения "третьего Рима" и татаро-монгольского ига.

Китай - это совсем другое дело. Он изучается с вниманием, которое заслуживает внимания супердержавы, рожденной на глазах. В статьях западных журналистов о Китае мало общих фраз и политических ярлыков, но в этой, по всем признакам, самой динамично развивающейся стране мира существует большой интерес и конкретный анализ всех сторон жизни.

На недавней конференции "Лидеры Лондона" с такими гуру бизнеса, как Майкл Портер и Джек Уэлч, почти все участники говорили в первую очередь о Китае. А недавно журнал Fortune приложил все усилия, чтобы создать специальный тематический номер, посвященный "Китайскому чуду". В создании номера приняли участие все ведущие специалисты журнала в различных отраслях экономики. В результате появился интересный и яркий сборник текстов, который может заставить задуматься даже далекого от этой темы читателя о перспективах Китая и будущем России в мире, где Китай все чаще начинает играть роль второй, альтернативной Западу страны.

Новый НЭП

Китай обычно рассматривается как один из вариантов "азиатской" модели.

развитие рыночной экономики. Эта модель обычно приписывается большей авторитарностью политической системы и большим патернализмом между работником и работодателем. На первый взгляд кажется, что так происходит в Китае. Однако более пристальный взгляд выявляет значительные различия между Китаем и азиатскими "тиграми" и "драконами", такими как Япония или Южная Корея. Прежде всего, Китай, несмотря ни на что, остается коммунистической страной, в которой "командные высоты" в экономике остаются за государством. Из этой хорошо известной истины можно сделать далеко не очевидные выводы. Во-первых, Китай гораздо более открыт для иностранных инвестиций, чем такие страны, как Япония и Корея, более того, сама китайская модель развития напрямую зависит от постоянного притока иностранного капитала.

В Корее и Японии руководители, планировавшие экономическое развитие этих стран, изначально с осторожностью относились к иностранным инвестициям и пытались в первую очередь защитить крупные национальные компании. В значительной степени эта модель развития сохраняется там и сейчас. Именно такие промышленные гиганты, как Sony и Samsung, а не иностранные инвесторы или государство, стали настоящими локомотивами японской или корейской экономики. В Китае все шло совсем по-другому.

По понятным причинам, страна после Мао Цзэдуна не имела собственного крупного частного бизнеса. Не проводя масштабной приватизации и не создавая собственных крупных частных компаний, Китай с самого начала модернизации 80-х и 90-х годов делал ставку на привлечение иностранных инвестиций. Только в прошлом году Китай получил таких инвестиций в размере 54 миллиардов долларов США, что больше, чем Япония за весь период с момента окончания американской оккупации.

Иностранный капитал проникает во все жизненно важные отрасли китайской экономики в объемах, которые были бы совершенно невозможны в Японии и Корее. Наиболее успешные китайские компании получают многомиллиардные инвестиции от своих западных партнеров.

Примером тому является самая успешная автомобильная компания страны - ShanghaiAutomotiveIndustryCorp., которой посвящена специальная статья в номере журнала Fortune. Эта компания регулярно получает помощь от Volkswagen и General Motors. В прошлом китайское правительство требовало, чтобы контрольный пакет акций совместных предприятий остался в руках китайских владельцев. Сейчас эти требования сняты в большинстве отраслей промышленности (за важным исключением автомобилестроения), а компании, полностью принадлежащие иностранному капиталу, постепенно становятся нормой для Китая.

Еще одной особенностью китайской модели развития является сохранение ключевых столпов китайской экономики государственные предприятия. Система государственных предприятий банки, контролирующие около 90% кредитных ресурсов, гораздо охотнее, чем их частные конкуренты, выдают кредиты государственным компаниям. Все это препятствует формированию независимого крупного частного бизнеса.

Следует отметить, что хотя в Китае большая часть собственности находится в собственности государства, в стране нет четкого централизованного планирования (а именно разница между китайской моделью социализма и советской восходит к во времена Мао Цзэдуна). Большинство экономических вопросов решается на местном уровне, в местных партийных комитетах. В крупных китайских компаниях контрольные пакеты акций также обычно принадлежат государственным и общественным учреждениям различного уровня (главным образом, центральным или провинциальным органам власти). Иногда чиновники соглашаются играть пассивную роль, позволяя менеджменту управлять фирмой относительно независимо.

Но в целом китайские менеджеры должны уделять больше времени налаживанию отношений с местными партийными лидерами, чем созданию долгосрочных стратегических планов для своих предприятий. В результате китайский бизнес оказывается в невосстановимой зависимости от западных технологий и капитала. Один из американских менеджеров в Китае Джордж Гилбой (George Gilboy) утверждает, что Америке не стоит бояться конкуренции со стороны Китая, так как Китай вошел в мировую экономику в условиях, вполне приемлемых для западных стран. Его роль в ближайшем будущем сохранится как "мастерской мира", принимающей технологии и капитал от Запада.

Финансовый директор компании "Вимм-Билль-Данн" Владимир Преображенский предлагает несколько иной взгляд на проблемы китайской модели развития. По его мнению, особенности во многом объясняются не какой-то особой китайской спецификой, а тем, что Китай - это страна с огромным сельским населением. Этому факту адекватно соответствует как политическая система, так и некоторые аспекты экономической модели. Сознание большинства китайцев не модернизировано. В тех местах, где модернизация идет быстрее, начинают происходить те же процессы, которые давно стали нормой в Европе или Америке. Например, в Шанхае рождаемость почти сравнялась со смертностью. И причина здесь не в государственном ограничении рождаемости, а в изменении типа сознания и социального статуса городского населения.

Что касается недостатков китайской модели, то, по мнению Преображенского, это, прежде всего: а) "дыра" в балансе, который три года назад оценивался в полтриллиона долларов; б) недофинансирование системы государственного пенсионного страхования достигает примерно таких же величин. Следует отметить, что неэффективность китайской финансовой системы отмечается большинством аналитиков. В) неравномерное развитие регионов. Правительство Китая хорошо осведомлено об этих проблемах и стремится предотвратить развитие ситуации в опасном направлении. Наличие в Китае огромного количества трудолюбивых людей, пытающихся улучшить свою жизнь, является главным условием динамизма и успеха "китайского чуда".

Характерные особенности модели, ее сильные и слабые стороны

Можно выделить следующие особенности аналогичной модели:

  • Начало рыночной реформы - установление динамического равновесия на потребительском рынке, не столько за счет более гибкой системы цен, сколько за счет быстрого роста производства продуктов питания и других потребительских товаров и насыщения рынка (за счет увеличения инвестиций в эту область, в том числе за счет сокращения инвестиций в тяжелую промышленность);
  • существует своеобразная последовательность в формировании рыночной экономики: прежде всего, рыночные отношения охватывают сферу потребительского производства и сбыта, начиная с сельского хозяйства; затем они распределяются в сферу средств производства;
  • либерализация цен действует как последующий этап реформы;
  • В то же время политика блокирования инфляции и существенного роста цен поддерживается с различной степенью жесткости;
  • активно развивается рыночная инфраструктура, в том числе частное предпринимательство.

Сильные и слабые стороны модели.

По мнению ведущих экспертов, наиболее сильными сторонами китайской модели социально-экономического развития являются ее сильные стороны:

  • ориентация на стратегические, долгосрочные цели развития;
  • способность решать масштабные задачи;
  • высокая степень учета объективных условий страны, умелое использование ее сравнительных преимуществ;
  • хорошая адаптация к изменениям внутренних и внешних условий функционирования.

Недостатки этой модели заключаются в следующем:

  • тяготение к одностороннему стремлению к достижению темпов экономического роста в ущерб равновесию;
  • слабая опора на научно-технический прогресс в экономическом развитии;
  • половина неоднократных попыток улучшить структуру национальной экономики, вызванных неполным переходом к рынку;
  • неоднородность, непоследовательность экономической системы.

Модель Шарашкиной

Что нравится сильным менеджерам, патриотам и истинным сыновьям Отечества в Китае? Наверное, что 80 процентов китайцев - сельские жители, средняя зарплата не достигает и 100 долларов, а главная мечта китайцев - пригласить из-за рубежа, чтобы получить паспорт и открыть бизнес в любой точке мира. Приглашение необходимо, потому что паспорт в Китае, как и раньше, выдать так просто не получится.

Однако, став успешным бизнесменом за рубежом, он будет инвестировать в китайскую экономику. И во многом благодаря этому китайцы не голодают, ездят по трассам с тремя уровнями развязки, строят небоскребы, развивают отечественное производство и торговлю со всеми странами.

Русские не могут сказать то же самое о себе, но они также не могут отказаться от свободы выезда, свободы слова и многих других вещей, которых нет и которые неизвестны в Китае. В то же время наш опыт показывает, что в России, как и в других странах иудео-христианской цивилизации, отказ от этих свобод не приводит к блестящим экономическим результатам; напротив, только научившись пользоваться этими свободами, европейские народы достигают экономического процветания. В истории нашей цивилизации сначала была отнята свобода слова, а затем начался голод. Связь здесь прямая и очевидная. В Китае вообще нет христианской ойкумены, но эта связь не наоборот. Ее просто нет.

Поэтому для нас нет китайской модели.

Кстати, Тайвань нельзя назвать демократической страной. Его высокий экономический уровень развития сочетается с режимом, который, строго говоря, нельзя назвать по западному политическому словарю. Мы считаем, что японская политическая система, не говоря уже о южнокорейской, имеет ряд особенностей, которые просто несравнимы с западными нормами и ценностями. Это не так. И Китай и его партийные комитеты не выходят из общей черты.

Повторим еще раз: Китай не является и не может быть образцом для подражания. В этих записях мы хотим лишь поделиться наблюдениями, впечатлениями и некоторыми мыслями о жизни нашего соседа. И поэтому, повторяя еще раз, что китайской модели, применимой к России, не существует, назовем те особенности модели, в оценке которых сходятся мнения ведущих российских специалистов.

Несмотря на то, что созданная в 80-90-х годах модель социально-экономического развития Китая далека от оптимальной, ее следует признать достаточно эффективной по многим общепринятым в мире критериям.

Китайская провинция Шаньдун, особенно ее северная часть, расположенная в дельте реки Хуанхэ, является одной из наиболее динамично развивающихся провинций Китая. Если ехать из Пекина через Тяньцзинь, а затем через провинцию Чжэцзян, то разница между пейзажами за окном при пересечении границы между Чжэцзяном и Шаньдуном ощущается сразу же. Северный Шаньдун - плодородная земля, которую можно сравнить с русским Кубанем. Здесь три урожая зерновых в год, здесь вдоль дороги сплошные сады, где выращивают фрукты больших размеров, а шоссе - это современное платное шоссе. И это несмотря на то, что это место является глухой провинцией. Но оно развивается очень быстро и успешно.

Конечно, крестьяне, как и повсюду в стране, одеты бедно, но масштабы и ассортимент того, что производится в этом районе, поражают воображение.

В дельте реки Хуанхэ, которая несет гигантское количество песка из глубины Китая, создана огромная рыбацкая промышленность, через которую необходимо проехать не один час. И все эти плотины, пруды, где разводят карпов, креветок, таких размеров, что на большую тарелку их помещается не более двух, а также другие животные, появились в том месте, где раньше было море.

Кроме того, северный Шаньдун является одним из крупнейших центров производства кожи. Именно здесь изготавливают те самые куртки, которые потом привозят в Россию. Но такие же куртки, или просто кожаные, изготавливают и здесь, которые экспортируют в Южную Корею, Японию, США, Западную Европу. Также делают полотенца, которые мы продаем в подмосковных деревнях, где их подвешивают со всеми кнутами, так что пейзаж по подмосковным дорогам просто неузнаваем. Есть также посуда из дешевого фарфора и глиняной посуды, для которой используются небольшие ракушки, в изобилии лежащие на берегу Желтого моря. И, конечно же, нельзя забывать, что этот район Шаньдуна - родина китайской крепкой водки, которой так гордятся местные жители.

Надо сказать, что они разительно отличаются от остальных Китайских, и в этой связи вспоминается и Кубань. Можно сказать, что Шандуны - это китайские казаки. Они выше среднего роста для Китая, плотнее, шире в человеке, среди них многие даже толстые, что не характерно для Китая. Но самое главное - это характер, широта, энергия, особая деловая хватка и, конечно же, гостеприимство. Не говоря уже о желании пылиться в глаза, говоря, что знаешь наш народ. Здесь они носят автомобили на бешеной скорости, а руководство, будучи пьяным, может лично сесть за руль служебной машины, чтобы поехать с ветерком дорогого гостя. Здесь пьют невероятное количество крепкой водки, а авторитет измеряется умением пить, не будучи пьяным - чем выше начальник, тем больше он способен выпить. Здесь едят невероятное количество разнообразной пищи, чувствуя гордость за то, что она произведена в Шаньдуне. Поэтому главного босса довольно легко определить - в большинстве случаев он физически самый большой и толстый.

Вот откуда родом товарищ Ван, Ван Баочжу, выпускник профессионального училища (на наш взгляд) в городе Биньчжоу, ныне бизнесмен неполных сорока лет, постоянно путешествующий по стране и миру, наблюдающий за состоянием дел на мировых рынках. Он также является политиком. Напряженные отношения с США могут создать много проблем для его бизнеса, так как его фабрики производят полуфабрикаты из кожи, купленные в США по технологиям, купленным в Южной Корее. А фабрика его брата производит куртки, которые все продаются в одной Америке, а также в Японии и Южной Корее. Куртки разного качества ввозятся в Россию.

Как только американские ракеты упали на китайское посольство в Белграде, он прилетел в Харбин, чтобы изучить возможность перевода своего завода на отечественное сырье. Потому что товарищ Ван думал о будущем еще до того, как оно наступило. Поговорка о человеке и громе не понятна китайскому народу.

Уже пять лет назад у него была хорошая машина с водителем, он почти не считал деньги, что не часто встречается среди китайцев, он построил новый дом для своей семьи и семьи старшего брата, который работал его заместителем. В этом доме были каменные ворота, на которых была написана надпись "богатая семья", сделанная из смальты; за ними стояла плита с золотыми рыбками, двор и большой, хотя и одноэтажный, дом. Сооружения - во дворе. Самое интересное, что в доме (как уже упоминалось, пол, потолок, стены - весь цемент) находилась комната, где была баня, но была и печь, а над баней не было крана. Поэтому, честно говоря, оставалось неясным, для чего предназначена эта комната. Во время посещения баню использовали для нарезки и приготовления рыбы.

Теперь он значительно улучшил свои жилищные условия, переехав из своего дома в городскую квартиру по соседству, которая ничем не отличается от квартиры какого-то нового русского. А ванна и туалет там уже вполне функциональны.

Он товарищ, а не джентльмен, потому что является членом ЦПК. В местной иерархии он занимает должность неформального лидера, по его собственным словам, отказываясь от должностей в партийных органах, чтобы не потерять свою свободу. Это свобода передвижения, некоторые человеческие слабости, но и свобода от участия в ритуальных партийных актах. В конечном счете, свобода образа жизни. Тем не менее, необходимо было вступить в партию.

Товарищ Ван очень обеспокоен развитием торговых отношений с Россией и Москвой. Но это и есть торговые отношения. Открыть завод в нашей стране невозможно по двум причинам. Во-первых, потому что налоговое и не только налоговое законодательство делает инвестиции в производство убыточными. И во-вторых, потому что в России, по его оценке, нет квалифицированной рабочей силы, способной овладеть технологией, которую он использует.

Мы ничего не сказали, потому что видели, как организована работа на его заводе. Мы были там во время смены дежурства милиции, охраняющей его частную фабрику. Товарищ Ван просто не замечает, насколько тесно он связан с правительством. Для него слишком принято, что рабочие приходят на работу и уходят с работы под конвоем, а развод на работу осуществляется не хозяевами, а полицией.

Китайская модель в России, конечно, возможна и даже была опробована. Шарашка это.

И мы должны признать, что китайцы от нее не отлучатся. Они будут жить так, как живут. Но в то же время мы - русские, европейцы, все те, кто считает себя иудео-христианской цивилизацией - должны понимать, что порядок в этом мире обеспечивается соблюдением четко определенных норм, а именно наших, во взаимоотношениях друг с другом.

Сейчас, в конце ХХ века, понятно, что слова Владимира Соловьева о том, что весь мир должен быть европейским, вовсе не оправдывают империализм. Это даже не утверждение мирового лидерства христианских стран, а понимание того, что миропорядок может быть основан только на принципах, выработанных в иудео-христианской парадигме. Нечто подобное сказал и Ортегай-и-Гассет, который считал, что европейские нормы международных отношений, возможно, и не самые лучшие, но других пока нет.

Китай не ставит под сомнение эти принципы. Но это другое. Эти принципы являются для него внешними, они не имманентны для китайской цивилизации. Ведь все, что считается национальным подъемом и борьбой против колониализма, на самом деле было победой гребаной империалистической цивилизации. Колонии и полуколонии, такие как Китай, требовали, чтобы на них распространялись правила отношений, принятые в отношениях между европейскими народами. Нормы белого человека.

И китайская цивилизация, в отличие от иудео-христианской, не имела никаких внутренних источников развития. Поэтому Китай не может предложить миру ни одной модели развития только демонстрационный эффект Запада, активно навязанный и до сих пор навязанный самим собой, побудивший китайцев и не только китайский народ к переменам.

Китай не знает истории в нашем понимании этого слова. Китайцы не нация, потому что у них нет гражданского общества. Для них это норма. Это не делает их хуже или лучше нас, это делает их другими.

Что касается России, то время подтвердило правоту Владимира Соловьева, который сто лет назад заявил, что для того, чтобы остаться Россией, Россия должна быть более европейской, чем Европа.

Вывод:

По суммарным производственным мощностям Китай занимает 7-е место среди послов США, Японии, Германии, Франции, Италии и Англии. По объему валютных резервов ($150 млрд.) страна уступает только Японии. Китай является лидером в мировой экономике по производству стали, производству цветных телевизоров, добыче угля, занимает 2-е место по производству электроэнергии. Урожай зерна за 20 лет вырос почти в 2 раза, мяса - в 6 раз, рыбы и морепродуктов - в 7 раз.

Тенденции развития китайской экономики выглядят следующим образом: в масштабах и структуре экономики приоритет отдается импортозамещению и экспортной ориентации экономики. Руководство Китая опирается на эволюционные методы реформ, гибко уравновешивая интересы различных групп. Стабильность в обществе поддерживает государственный контроль.

Из вышесказанного можно сделать вывод:

  • Китайская модель перехода к рыночной экономике достаточно успешна;
  • "Реформы в Китае являются длительными по времени, социально ориентированными и направленными на построение "социализма с китайской спецификой";
  • Уже четверть века Китай неуклонно демонстрирует беспрецедентную динамику социально-экономического развития. Валовой внутренний продукт Китая сегодня в 7-8 раз выше, чем в 1980 году!
  • Необходимо анализировать и творчески применять элементы преобразований, доказавшие свою эффективность в других странах. При этом Россия должна идти своим путем с учетом исторических традиций, менталитета, социально-экономической специфики.
  • Что касается военно-технического сотрудничества между Россией и Китаем, то оно осуществляется на взаимовыгодной основе, являясь важным подспорьем в развитии отечественного оборонно-промышленного комплекса, осуществляется строго в рамках международных обязательств России и не направлено против третьих стран.

Конечно, нельзя сказать, что методы, которые привели Китай к такому быстрому и стабильному росту, будут работать и в России, но, тем не менее, определенный опыт для России можно почерпнуть из китайской экономики.