Контрольная работа по конфликтологии

Если у вас нету времени на контрошу по конфликтологии вы всегда можете попросить меня, вам нужно написать мне, и я вам помогу онлайн или в срок 1-3 дня всё зависит что там у вас за работа, вдруг она огромная!

Чуть ниже размещён теоретический и практический материал, который вам поможет сделать работу если у вас много свободного времени и желания!

 

Введение в конфликтологию

 

Конфликтология — это наука о самых сложных и загадочных явлениях, с которыми когда-либо встречалось человечество за всю многовековую историю своего существования. Называются они конфликтами от латинского слова conflictus, буквально означающего столкновение. Сфера действия конфликтов безгранична. Их можно наблюдать в живой и неживой природе, в искусстве и культуре, в технике и политике, в атомах вещества и в космосе, в семейных, производственных и межгосударственных отношениях.

Разнообразные по форме, они не просто сопутствуют природным и общественным процессам, но решающим образом определяют характер их развития и конечный результат. Особую значимость конфликты приобретают на современном этапе развития общества, становясь не только мерой человеческих отношений в политике, в экономике, в военном деле, в быту, но и определяя взаимоотношения человека с природой. Поэтому, хотим мы того или нет, но конфликты должны быть объектами самого пристального изучения в любой сфере научных знаний и в любых видах практической деятельности.

Истоки науки о конфликтах уходят в античность и связаны с именами выдающихся мыслителей того времени: Гераклита, Платона и Аристотеля. Значительное место занимает проблематика конфликта в работах таких философов и ученых, как И. Кант, Ф. Гегель, Ф. Бэкон, Ч. Дарвин, Б. Спиноза, Г. Зиммель, К. Маркс, В. Парето, У. Самнер, А. Бентли, А. Богданов. В совокупности их учения образуют концептуальную и методологическую базу, благодаря которой стало возможным развитие современной конфликтологии.

 

По этой ссылке вы сможете узнать как я помогаю с контрольными работами:

Помощь с контрольными работами

 

Социальные катаклизмы ХХ века актуализировали эту проблематику. Однако случилось так, что уже в начале своего становления конфликтология попала под пресс идеологического воздействия и фактически приобрела статус полулегальной науки.

В нашей стране почти все прошлое столетие господствовала так называемая «теория бесконфликтности», согласно которой социальные противоречия и конфликты объявлялись несвойственными социалистическому обществу, а конфликтологические исследования допускались лишь в военной области и поощрялись в сфере идеологической борьбы с капитализмом.

В США и странах Западной Европы конфликтология отождествлялась с марксизмом, интерес к изучению конфликтов вызывал подозрения в склонности к подрывной деятельности, разрушению государственности и общественных устоев. Только после окончания холодной войны проблематика конфликта потеряла идеологическую окраску, а в восьмидесятых годах прошлого столетия конфликтология окончательно оформилась в самостоятельную стремительно развивающуюся науку, все больше привлекающую внимание ученых и специалистов различных областей знания: философов, юристов, социологов, политологов, психологов, математиков, кибернетиков, военных.

Существенный вклад в изучение конфликтных социальных процессов внесли представители Санкт-Петербургской научной школы (Кармин А.С., Светлов В.А., Громова О.Н.). Проблемы юридических конфликтов обстоятельно рассмотрены в работах Кудрявцева В.Н., Дмитриева А.В., Казимирчука В.П. (Москва), Запрудского Ю.Г. (Ростов-на-Дону). Политические конфликты анализируются в работах Здравомыслова А.Г (Москва) и Глуховой А.В. (Воронеж). Военным, техническим и радиоэлектронным конфликтам посвящены работы Конторова Д.С., Дружинина В.В., Конторова М.Д. (Москва), Кузнецова В.И. (Воронеж). Оригинальный подход к изучению конфликтов на основе теоретико-множественных и вероятностных моделей развит в работах Сысоева В.В. и Десятова Б.Д. (Воронеж).

 

По этой ссылке вы сможете научиться оформлять контрольную работу:

Теоретическая контрольная работа примеры оформления

 

Развитие современной конфликтологии идет по двум относительно самостоятельным направлениям: гуманитарному и естественнонаучному. Гуманитарное направление доминирует при изучении политических, экономических, психологических, юридических, этнических, религиозных и производственных конфликтов. Оно основано на эмпирических наблюдениях, логических обобщениях, исторических параллелях, качественном анализе целей, намерений и мотивов поведения людей в конфликтных ситуациях.

Естественнонаучное направление превалирует при изучении биологических, экологических, физических, радиоэлектронных и информационных конфликтов. Оно опирается на модельные методы изучения конфликтных явлений (включая компьютерные эксперименты) и стремится к построению аксиоматико-дедуктивной теории конфликта, подобно тому, как это принято в точных науках, например, в физике.

Сложившее разделение науки о конфликтах не идет ей на пользу. Поэтому в данном курсе лекций эти направления не дифференцируются, а напротив, объединяются и комплексируются на основе системного подхода к изучению природных и общественных явлений. При этом конфликты рассматриваются в их расширенном гегелевском представлении как органически присущие бытию многоаспектные явления, которые нельзя вычеркнуть из жизни, но можно познать и использовать полученные знания на благо личности и общества.

Другой особенностью современного этапа развития конфликтологии является ее дробление по объектам изучения, когда политические, этнические, психологические, военные и другие классы конфликтов изучаются обособленно, без взаимной увязки и интеграции вскрываемых закономерностей.

Науке о конфликтах такая дифференциация противопоказана, поскольку если окружающий нас мир представляет собой единое и целостное образование, непременно включающее в себя конфликтность, то и адекватное представление о нем и о происходящих конфликтах должно быть отражено в единстве нашего знания. Вместе с тем, конфликтология потеряет практическую значимость, если в ней не будет конкретных знаний о конфликтах, проистекающих в различных предметных областях.

 

По этой ссылке вы сможете заказать контрольную работу:

Заказать контрольную работу

 

Следовательно, с одной стороны, конфликтология должна занимать междисциплинарное положение в общей структуре научных дисциплин, выступая источником многоаспектных обобщенных знаний о сущностной природконфликтов, а с другой — входить неотъемлемым разделом в такие специализированные дисциплины, как юриспруденция, менеджмент, политология, социология, психология, биология, радиотехника, военное дело и другие. Поэтому можно говорить о существовании как общей конфликтологии, так и специализированной (юридической, политологической, психологической, социологической, кибернетической и др.).

Мы будем изучать общую конфликтологию, рассматривая ее как междисциплинарную научную дисциплину, объектом изучения которой являются конфликты во всех их специфических проявлениях, а предметом — закономерности в их функциях, свойствах, динамике и причинах возникновения, а также технологии управления конфликтами, способы их профилактики, предупреждения, разрешения и урегулирования.

Ключевым компонентом этого определения выступает категория «закономерность», отражающая необходимые, существенные, устойчивые и повторяющиеся черты конфликтных явлений. Успехи в познании изоморфизма конфликтов во всех их конкретных проявлениях, а также наличие методологической базы, позволяющей увидеть за внешним разнообразием частностей инвариантную сущность качественно разнородных конфликтных процессов, служат главными признаками научности данной дисциплины.

По своему замыслу общая конфликтология направлена на формирование у обучающихся системного взгляда на конфликтные процессы и сосредоточивает их внимание не частностях, а на общностях. Она не навязывает им способы поведения в том или ином случае, а вооружает знаниями, открывающими дорогу к самостоятельному и творческому разрешению конфликтных проблем в своей будущей практической деятельности.

В предлагаемом курсе лекций сочетаются как теоретические, так и практические знания о конфликтах. При этом учитывается, что в настоящее время наиболее слабым звеном конфликтологии является ее теоретическая часть, на изложении которой и сделан акцент. Опора преимущественно на теорию вполне оправдана. Дело в том, что конфликты обладают уникальным свойством — в них нарушается привычный ход событий, разрушаются стереотипы, возникают принципиально новые проблемные ситуации, применительно к которым эмпирические сентенции прошлого становятся мало эффективными, а зачастую и вредными.

Текущие конфликты как бы «обнуляют» накопленные людьми знания о прошлых конфликтах. Вследствие этого при разрешении возникающих конфликтных проблем недостаточно опираться только на практический опыт, необходимо знать закономерности конфликтов, понимать фундаментальные причины их возникновения и научиться строить модели, позволяющие имитировать динамику и синтезировать технологии рационального управления ими. При этом принципиальным является положение, которое образно можно выразить фразой — нам, смертным, не дано знать трех вещей: когда мы родимся, когда умрем и что произойдет между этими событиями. Это означает, что никакими научными методами невозможно установить «что будет» в том или ином конфликте.

Можно лишь вскрыть тенденции, определить возможные варианты развития событий и обоснованно ответить на вопросы «что может быть, если мы делаем нечто», «чего не следует делать» и «чего нужно опасаться», и уже на этой основе вырабатывать рациональную линию своего поведения в конкретных ситуациях. Во всех случаях это поведение окажется хорошим для одних и плохим для других. Поэтому в конфликтном бытии трудно обнаружить оптимальность в ее буквальном смысле; можно найти лишь компромисс с самим собой, с окружающими людьми, с природой и совместными действиями сформировать будущее.

Курс лекций включает восемь тем, в которых последовательно рассматриваются следующие вопросы:

  • типология конфликтов (какими бывают конфликты и в каких формах они проявляются в природе и в обществе);
  • функции конфликтов (какую роль играют конфликты в общественных и природных явлениях, как они влияют на процессы самоорганизации и эволюции систем);
  • свойства конфликтов (какие характерные черты присущи конфликтам и каким образом их следует учитывать при разрешении конфликтных практических проблем);
  • причинная обусловленность конфликтов (в чем заключаются фундаментальные причины конфликтов; почему невозможно устранить факторы, обусловливающие возникновение конфликтов; какие конфликтогенные черты присущи психическому комплексу человека и социальных групп);
  • динамика конфликтов (с чего начинаются, чем завершаются и как могут развиваться конфликтные процессы; каким образом строятся модели динамики конфликтов);
  • элементы теории управления конфликтами (чем управление конфликтами отличается от обычного управления;
  • какие технологии, формы и способы используются для управления конфликтами;
  • как придти к компромиссу на переговорах; что такое гарантирующие, переговорные и равновесные стратегии);
  • профилактика и предупреждение конфликтов (что понимается под институциализацией и легитимизацией конфликтов; каковы субъективные причины конфликтов;
  • разновидности норм и какова их роль в профилактике и предупреждении конфликтов); юридические методы урегулирования и разрешения кризисов и конфликтов (конституционные процедуры, судебное рассмотрение дел как метод урегулирования конфликтов и разрешения кризисов).

В конце каждой темы даются вопросы, которые полезны для самопроверки знаний и подводят читателя к самостоятельной научной деятельности в области конфликтологических исследований.

Типология конфликтов

Различные виды конфликтов (в обществе, в технике, в природе) долгое время не воспринимались человеком как проявления одной и той же общей сущности: внешние различия преобладали настолько, что надежно скрывали глубинное единство их внутренней основы. В результате современная конфликтология приобрела преимущественно умозрительный эмпирический характер, что снижает ее практическую значимость, приводит к неустойчивости научных оценок и рекомендаций.

Наша задача будет состоять в выявлении и изучении общей сущности конфликтных явлений, что позволит познать феномен конфликтов в их любых специфических проявлениях и в определенной мере исключить конформизм при объяснении социальных процессов. В современной науке существует достаточно много различающихся между собой определений и трактовок понятия «конфликт», которые, однако, не выходят за пределы демонстрации его буквального содержания и обладают очевидной неполнотой.

Попытки дать исчерпывающее определение пока не принесли конструктивных результатов. Мы будем исходить из того, что такое предельно широкое и емкое понятие, как конфликт, невозможно выразить через другие более частные понятия и установить его содержание в виде одной логической синтагмы, сколь бы сложной она ни была. Вероятно, и стремиться к этому нет особой необходимости.

С практической точки зрения его следует признать открытым, непрерывно развивающимся понятийным объектом, который невозможно определить исчерпывающим образом, в рамках каких бы то ни было логических построений. Этот, необычный на первый взгляд, тезис не нонсенс, а обыкновенное положение в науке.

Еще датский физик и философ Нильс Хенрик Давид Бор (1885-1962), указывая на это обстоятельство, отмечал: «Существуют первообразные понятия. Априори они не определены, но всякий раз нам необходимо удостовериться в том, что наши описания согласуются с их существованием». В частности, к таким понятиям относятся: «система», «человек», «атом вещества». «Содержание таких понятий может быть раскрыто только через выработанные практикой неформальные признаки — характеристики, функции и типологии. Под типологией конфликтов будем понимать их группирование в классы на основании общности признаков.

В настоящее время сложились три подхода к решению этой проблемы.

  1. Первый подход ориентирован на создание единой, универсальной классификации конфликтов, учитывающей всё многообразие их свойств и проявлений. Условно его можно характеризовать как попытку создания «типологии ради типологии».
  2. Второй подход исходит из классификации конфликтов в интересах поставленных целей и задач их изучения. Условно его можно назвать так: «типология ради задачи». По своей сути он предусматривает существование целого ряда классификаций, создаваемых по мере возникновения конкретных задач изучения конфликта.
  3. Третий подход, который можно обозначить как «типологию ради концепции», предполагает разработку классификаций, подтверждающих сложившуюся или общепринятую систему методических, идеологических, политических и других взглядов на конфликт.

Все три подхода имеют право на существование и дополняют друг друга. Выбор подхода определяется точкой зрения авторов на пути развития данной науки. Как уже отмечалось, мы хотим вывести конфликтологию из ее нынешнего положения главным образом умозрительной эмпирической дисциплины и превратить ее в строгую дедуктивную науку, способную объяснить значительную часть своего фактического материала на основе системных обобщений.

В этом случае предпочтение следует отдать второму подходу, а конфликт рассматривать в его расширенном толковании как многогранное первообразное явление, присущее всем формам движения материи, обладающее способностью разрешать противоречия и созидать новое через разрушение всего отжившего и непригодного. Тогда можно приступить к типологическому анализу конфликтов, отталкиваясь от классификационной схемы, приведенной на рис. 1.1.

Контрольная работа по конфликтологии

Строго говоря, такая типизация (как и любая другая) условна. Далее будет показано, что выделенные классы конфликтов эволюционно связаны и как раз изучение этих связей служит основанием для выявления общих закономерностей. Однако, не расчленив сложное явление на части, невозможно понять сути целого.

Поэтому как данная классификация, так и все последующие представляют собой лишь удобный методический прием, позволяющий анализировать такое многогранное явление, как конфликт с различных сторон и получать необходимые для обобщения данные. Их не следует воспринимать как нечто застывшее, неизменное. Системные классификации не бывают полными и непротиворечивыми, они всегда открыты для изменений, дополнений и уточнений в зависимости от поставленных целей и задач исследования.

Социальные конфликты

Центральным звеном этих конфликтов, вокруг которого собственно и формируются противоречия, выступает человек как социальная категория. Все остальное рассматривается в связи с этим и исходя из этого. Поэтому для классификации социальных конфликтов представляется уместным использование типологии общественных противоречий. Соответственно можно выделить экономические, финансовые, политические, военные, юридические, производственные, религиозные, этнические, информационные, психологические, духовные, бытовые конфликты и конфликты-игры (рис. 1.2).

Экономические конфликты происходят в подсистеме общества, которая осуществляет преобразование природных ресурсов в продукты, удовлетворяющие материальные потребности его членов. Они связаны с возникновением, развитием и разрешением противоречий экономического характера. Большинство из них гасится на начальных стадиях, но некоторые прорываются наружу в виде производственных, аграрных, сырьевых и других кризисов, вовлекающих в свою сферу политические, военные и иные стороны общественных отношений.

В новой истории наиболее острым был мировой экономический кризис 1929-1933гг., послуживший одной из причин начала второй мировой войны. В начале 70-х годов прошлого века разразился мировой сырьевой экономический кризис, перешедший в локальные перманентные сырьевые кризисы различного масштаба и значимости.

Контрольная работа по конфликтологии

Важной чертой экономических конфликтов является их постоянство, повторяемость проявлений и присутствие составляющей, оказывающей негативное влияние на все стороны общественной жизни. Это дало основание считать экономические конфликты вредными явлениями, предвестниками краха тех систем, в которых они происходят. Их существование объяснялось порочностью рыночных отношений, порожденной противоречиями классового характера.

Развитие общества не подтвердило этой точки зрения. Попытки ликвидировать экономические конфликты путем построения систем с жесткой планово-централизованной экономикой оказались неконструктивными. Такие системы сами по себе превратились в «застывший» экономический кризис, готовый взорваться в любую минуту, что и произошло с экономикой СССР в постперестроечный период.

Более конструктивной представляется другая позиция, в соответствии с которой экономические конфликты рассматриваются как естественные явления, необходимые для самоорганизации и саморегулирования рыночной экономики, при правильном подходе, способствующие ее развитию. В этих конфликта реализуются адаптационные механизмы, реагирующие на возникающие рыночные противоречия, стимулирующие поиск рациональных путей разрешения этих противоречий и вынуждающие экономическую систему возвращаться к устойчивому состоянию. В том случае, когда участники экономических конфликтов не обладают классовой предрасположенностью к взаимному уничтожению, эти конфликты не приводят к разрушению общества. Иными словами, негативные проявления экономических конфликтов обусловлены не их сущностными свойствами, а уровнем цивилизационного развития общества, в котором они происходят.

Цивилизованное общество стремится к познанию сути и закономерностей явлений, влияющих на его развитие, а потому всегда найдет такие варианты разрешения конфликтов, которые ведут не к жертвам и потрясениям, а к развитию и процветанию. Нецивилизованное же общество будет уповать на волю случая, проводить сомнительные антигуманные эксперименты, оправдывать весь негатив действием «объективных» экономических законов, искать виновных, а знания о конфликтах исказит и обратит себе же во вред.

Финансовые конфликты тесно связаны с экономическими. В процессе своего развития они часто выливаются в валютные, денежно-кредитные и финансовые кризисы. Валютные кризисы охватывают сферу международных денежных обращений и ведут к резким падениям курсов валют одних стран по отношению к валютам других. В качестве примеров можно назвать острые валютные кризисы, произошедшие в 1999 году в Бразилии, Южной Корее и Индонезии. Они характеризовались падением курсов валют этих стран на сто и более пунктов по отношению к доллару США.

В новейшей истории нашего государства наблюдалась серия крупных валютных кризисов, в десятки тысяч раз обесценивших рубль. Денежно-кредитные кризисы характерны нарушением сбалансированности между фактической и объявленной стоимостью государственных и иных ценных бумаг. Внешне они проявляются в массовом изъятии инвестиций из экономики, резком сокращении банковского и коммерческого кредитов, значительном повышении банковского процента, росте финансовых банкротств, погоне за валютными средствами других государств.

Ситуация, возникшая у нас в стране 17 августа 1998 года, — типичный пример денежно-кредитного кризиса. Финансовые кризисы объединяют в себе все признаки валютных и денежно-кредитных и выражаются в хроническом бюджетном дефиците, который способствует возникновению и нарастанию экономических противоречий. Характерной чертой финансовых конфликтов является то, что они проходят на фоне экономических и служат индикатором состояния общей экономической обстановки. Они заблаговременно сигнализируют о наметившихся тенденциях и возможных поворотах в экономической ситуации.

В том случае, если экономическая система обладает свойством саморегулирования, в ней начинают развиваться стабилизационные процессы, в конечном итоге сглаживающие или даже предотвращающие развитие экономических кризисов. Если же система не обладает таким свойством, то она игнорирует эти предупреждающие сигналы и неминуемо переходит в состояние устойчивого кризиса.

 

Возможно вам пригодятся эти страницы:

Контрольная работа по истории заказать
Контрольная работа по информационным технологиям заказать
Контрольная работа по кредиту заказать
Контрольная работа по криминалистике заказать

 

В промежуточных случаях (при частичном саморегулировании) система вяло вползает в полосу экономических катаклизмов и дальнейшее развитие событий становится непредсказуемым. Способность системы к саморегулированию в существенной степени зависит от того, как в ней разделены функций между государственными чиновниками и свободными предпринимателями. Система способна к саморегулированию, если первые выступают в качестве помощников, способствующих экономической и финансовой деятельности свободных предпринимателей.

Если же они играют роль салтыковского «держателя и непущателя» и монополизируют все функции по управлению экономикой и финансами, то экономическая система становится неспособной к саморегулированию. Она начинает работать на коррумпированные группы, криминализированные слои, политические семьи и другие полулегитимные образования, оставляя потребности простых граждан вне сферы своих интересов, превращаясь в систему тотального взяточничества. В любом случае, независимо от уровня саморегулирования системы, протекающие в ней финансовые конфликты выполняют очень важную сигнально-информационную функцию: по состоянию финансовой сферы можно и нужно судить о состоянии экономики в целом.

Конкретная позитивная роль финансовых кризисов заключается в том, что они выступают механизмом, приводящим экономическую систему в соответствие путем:

  • восстановления баланса «спрос-предложение»;
  • приведения инфляционных процессов, то есть процессов, ведущих к обесцениванию денег, в норму;
  • стимулирования развития производств;
  • вскрытия пороков в банковских структурах, вынуждая их работать не только на себя, но и на общество, изыскивать новые формы обслуживания населения.

Конечно это «жесткие» и не всегда социально приемлемые механизмы, но такова сущность рыночной экономики.

Политические конфликты происходят в социальной сфере, ядро которой составляет завоевание, удержание и использование власти. Любой конфликт приобретает политическую окраску, если он связан с борьбой за власть. История всех цивилизаций представляет собой непрерывную цепь политических конфликтов различного масштаба и значимости — начиная от идеи завоевания мирового господства и заканчивая стремлением захватить власть в отдельно взятой семье.

Как известно, власть — это возможность подчинять своей воле, управлять или распоряжаться действиями других людей. Стремление к власти появилось вместе с возникновением человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию, поскольку власть необходима прежде всего для организации общественного производства, которое немыслимо без подчинения всех участников единой воле, а также для регулирования других взаимоотношений между людьми, связанных с жизнью в обществе. Поэтому власть можно рассматривать как своеобразный ресурс, необходимый для существования людей и социальных групп.

Дефицит этого ресурса в различных формах его проявления и служит неиссякаемым источником всевозможных политических конфликтов между людьми и социальными группами. Конечно, социальные группы представляют собой разнородные иерархические системы, в которых взаимодействуют экономика, церковь, религия, культура, искусство, географическая среда, быт людей, нормы их поведения и т.д. Однако их развитие происходит в политическом пространстве, состояниями которого выступают, с одной стороны, крайние политические режимы власти (деспотия, теократия, авторитаризм, тоталитаризм и т.п.) и, с другой стороны, — различные формы демократий, от древнегреческих до современных западных.

Переходы от крайних политических режимов к демократиям и наоборот — суть политические конфликты, проявляющиеся в виде социальных кризисов (революций, контрреволюций, переворотов, мятежей). В своем подавляющем большинстве они деструктивны, так как ведут к разрушению сложившихся в обществе устоев, страданиям ни в чем не повинных людей, неоправданным человеческим жертвам. Вместе с тем без них нет прогресса в социальном развитии общества. Следует уточнить, что развитие общества по демократическому пути также связано с политическими конфликтами.

Отличительная черта этих конфликтов в том, что в своей основе они легитимны (от лат. legitimus — законный, узаконенный). Легитимность политических конфликтов не снимает остроты и напряженности в общественных отношениях, но существенно гуманизирует их последствия и проявления.

Кроме того, в условиях демократии существует реальная возможность институциализации политических конфликтов. Она достигается созданием различного рода комитетов, общественных объединений, посреднических организаций и других институтов, деятельность которых направлена на предупреждение кризисных ситуаций, урегулирование спорных вопросов, предотвращение переходов политических конфликтов в военные и т.п.

Примером может служить Организация Объединенных Наций, созданная сразу же после окончания второй мировой войны. Несмотря на достаточно большие возможности, которые открывает демократия в плане легитимизации и институциализации политических конфликтов, всегда существует опасность ее разрушения и перехода к одному из крайних режимов власти.

Демократия не является данным богом состоянием общества — это всегда результат политической борьбы, сохранение которого тоже есть политическая борьба. Политические конфликты тесно связаны с экономическими противоречиями, которые зачастую служат причиной их возникновения. Однако такая причинно-следственная связь не однозначна. Политические баталии порождаются не только экономическими проблемами.

Если социум материально и духовно беден, то для него борьба за власть — это единственная надежда улучшения своего экономического положения. Для экономически процветающего, но духовно бедного общества, политика — скорее проявление инстинктивных устремлений отдельных субъектов к самоутверждению, способ удовлетворения амбиций. В том случае, если социум духовно богат, то есть его основу составляют нравственные общечеловеческие ценности, назначение политики — служить обществу в целом и каждому его члену в отдельности. В современных сообществах в той или иной мере присутствуют все указанные варианты.

Поэтому будет неправильным утверждать, что политические конфликты обусловлены противоречиями исключительно экономического характера. В них проявляется комплекс равноправных финансово-экономических, морально-нравственных и личностностных противоречий во всём бесконечном многообразии их сочетаний.

Следует различать политические конфликты и конфликты в политике. В первом случае конфликтам придается чрезвычайно широкий смысл, и ими охватываются самый разнообразный спектр человеческой деятельности, например, экономическая политика, военная политика, политика в области образования. Что касается конфликтов в политике, то здесь речь идет о конфликтах внутри политических институтов и между политическими институтами. Типичным примером таких конфликтов может служить внутрипартийная борьба между партаппаратчиками за высшие должности.

Важной чертой политических конфликтов, как и конфликтов в политике, является использование для их разрешения как силовых, так и несиловых способов. В первом случае они балансируют на грани перехода в военные, во втором — чаще всего приобретают юридическую окраску.

Военные конфликты представляют собой способ разрешения возникших социальных противоречий с использованием вооруженных сил. В этих конфликтах военная сила — главный аргумент, а основная форма выражения — война, которая по известному выражению Карла Клаузевица (17801831) «есть продолжение политики другими средствами». Подсчитано, что за весь период существования человеческих цивилизаций в войнах погибло столько же людей, сколько их сейчас проживает на нашей планете (около шести миллиардов человек).

Что касается России, то из 537 лет, прошедших со времени Куликовской битвы до момента окончания первой мировой войны, она провела в войнах 334 года (62% времени). За этот период ей пришлось 134 года воевать против различных союзов и коалиций, причем одну войну она вела с девятью врагами сразу, две — с пятью, двадцать пять раз пришлось воевать против трех и тридцать семь — против двух противников. Чем ближе мы подходим к нашему времени, тем больше человеческих жизней уносят военные конфликты.

В отечественной войне 1812 года людские потери составили около 1 миллиона, включая мирных жителей. В первой мировой войне (1914-1918) погибли около 14 миллионов человек. Вторая мировая война (1939-1945) унесла жизни уже более 50 миллионов человек.2 На пороге третьего тысячелетия с появлением ядерного оружия военный конфликт достиг рубежа, с пересечением которого он либо прекратит своё существование вместе с человеческим сообществом, либо подвергнется трансформации и приобретет самоликвидирующие свойства. Анализ прошлых войн позволил выработать множество правил поведения в вооруженных столкновениях, которым придавалось обобщающее значение. Вот некоторые из них, интересные не только в плане военных, но и любых других конфликтов.

Для достижения успеха в вооруженной борьбе необходимо активно искать противника, принудить его к сражению в невыгодном положении, нанести ему удар со всей возможной силой и наступательным преследованием добиться его полного разгрома. Недобитый противник опаснее целого. «Надо уметь бить, а не царапать», — Александр Суворов (17291800). В конечном счете победа в бою достигается только наступательными действиями. Иногда ситуация требует оборонительной тактики, но и тогда недопустима пассивность — при первой же возможности нужно начинать контрнаступление. Однако «… наступление во что бы то ни стало есть верный проигрыш», — Михаил Кутузов (1743-1813). Войну нельзя вести одновременно с несколькими противниками. Недопустимо распылять свои силы и гнаться сразу «за двумя зайцами».

Врага надо бить по частям, сосредоточивая свои усилия на его слабых местах — тогда можно победить и малыми силами. «Война на два фронта смерти подобна», — Отто Бисмарк (1815-1898). В бою необходимо создавать условия для проявления подчиненными разумной инициативы, самостоятельного поведения в соответствии со складывающейся обстановкой для лучшего выполнения отданного приказа. «Солдат не есть механизм, артикулом предусмотренный — каждый воин должен знать свой маневр» (Александр Суворов) и «… не держаться устава, яко слепой стены..., но действовать с разумением» — Петр Первый (1672-1725). В ходе сражения недопустимо слепо придерживаться до конца заранее определенной, даже хорошо продуманной схемы.

Шаблонные действия в бою всегда ведут к проигрышу. В каждой обстановке надо выбирать то конкретное и своеобразное, что в ней имеется, и соответственно этому строить свои действия. «Нужно ввязаться в бой, а потом видно будет», — Наполеон Бонапарт (1769-1821). Непременные факторы победы: храбрость, мужество, решительность, целеустремленность, предусмотрительность, быстрота, натиск, умение навязывать противнику свою волю, проницательность, дисциплина, мера и гуманное отношение к поверженному врагу. Вместе с тем, «… хотя храбрость, бодрость и мужество всюду и при всех случаях потребны, токмо тщетны они, ежели не будут проистекать от искусства, которое возрастает от испытаниев, при внушениях и затверждениях каждому должности его» (Петр Первый).

Особую роль в разгроме врага имеет моральный дух армии, который нельзя подменить материальными благами. Убеждение в правоте своего дела всегда сильнее денег. «В войне моральное соотносится с материальным как три к одному» (Наполеон Бонапарт). Риск необходим для победы, но риск не бездумный, а тщательно взвешенный на весах потерь и приобретений, рассчитанный на то, что противник тоже может разумно рисковать. Рискованные замыслы должны быть реалистичными. «Кажется, предполагаю, может быть — не должны быть в военном плане

Гипотезе не должно жертвовать войсками» (Александр Суворов). Подобные правила, основанные на опыте прошлого, обладают следующей особенностью: их нарушение почти всегда приводит к проигрышу в конкретном вооруженном конфликте, а сколь угодно точное следование их положениям не гарантирует выигрыша. Эта особенность возникает не в силу смысловой неоднозначности или логической противоречивости таких правил — она обусловлена тем, что вооруженный конфликт (в лице его участников) как бы приспосабливается к ситуации, порождая всякий раз новые, совершенно неожиданные обстоятельства, которые не могут быть учтены заранее.

В сфере конфликтных отношений всегда существует динамическая область толерантности, выступающая в качестве «среды обитания» вооруженного конфликта. Выдающиеся военачальники постигают эту область, познают цели и тенденции ее развития, а познав истину, внушают ее другим, побуждая к действиям, ведущим к победе. Анализ многочисленных войн позволяет вскрыть еще одно важное свойство военных конфликтов, характерное и для других социальных конфликтов — невозможность объективной оценки их результатов.

По окончании военного конфликта единственная разница между победителем и побежденным (если таковые имеются) состоит в различном состоянии их духа — у побежденного он подавлен, у победителя он достигает наивысшего подъема, материальные же потери и приобретения разнятся мало. Кроме того, по прошествии определенного времени часто оказывается, что тот, кто считался победителем, на самом деле является проигравшим, и, наоборот, проигравший войну, в конечном счете выходит из военного конфликта победителем.

Следует обратить внимание на то, что боевые действия и операции служат лишь внешними проявлениями военных конфликтов. Их внутреннее содержание составляет комплекс мероприятий, проводимых в мирное время. К ним, в частности, относятся научно-исследовательские, опытноконструкторские и испытательные работы по созданию и модернизации вооружения и военной техники; серийное производство оружия; формирование и обучение воинских подразделений; обустройство, расквартирование и содержание личного состава.

Естественно, проведение этих и других мероприятий требует привлечения значительных материальных, производственных и финансовых ресурсов. Для примера можно указать, что в 1992 году общие расходы США на военные цели составляли около 350 миллиардов долларов, а уже к 2005 году — перевалили за триллион долларов. Войны не знают гуманных решений и служат показателем низкого уровня цивилизационного развития общества.

Действительно, для нецивилизованного социума это единственно возможный путь разрешения политических, экономических и других противоречий, поэтому война представляется фатально неизбежной. Для социума, в котором присутствует хотя бы малая доля цивилизованного отношения к самому себе и своим членам, возможны и другие пути разрешения социальных противоречий. Один из таких путей состоит в переводе военных и других конфликтов в юридическую правовую сферу.

Юридические конфликты — основной способ цивилизованного разрешения социальных противоречий на основе норм права. Почти любой социальный конфликт на любой стадии его развития можно перевести в юридическую плоскость и там найти приемлемые варианты урегулирования. Юридический аспект в том или ином виде присутствует во всех социальных конфликтах и затрагивает всю иерархию социума — от отдельного человека до межнационального единства.

Можно выделить три условия, необходимых для перевода социальных конфликтов в юридическую плоскость:

  1. стремление к доброй воле,
  2. существование правовой базы
  3. наличие в обществе развитых правовых институтов.

Добрая воля — это то, что побуждает участников конфликтов разрешать возникающие противоречия на правовой, а не на какой-либо другой основе. На первый план в этом случае выходят культурные, морально-нравственные и духовные принципы, воплощающие идеалы гуманизма.

Правовая база — это совокупность законов и других правовых актов, на основе которых возможно правовое разрешение противоречий. На межгосударственном уровне она включает договорные нормативные акты, регламентирующие действия сторон в международных отношениях. На внутригосударственном уровне к ней относится вся система законодательных актов, санкционированных данным государством и по сути представляющая собой некий общественный договор, контроль за соблюдением которого поручен государственным правоохранительным (правоприменительным) органам.

Правовые институты — это организации, которые, опираясь на добрую волю и правовую базу, способствуют достижению конкретных договорённостей между участниками конфликта, контролируют соблюдение сторонами условий этих соглашений и принимают меры по пресечению нарушений принятых договорных обязательств. В международном масштабе это Организация Объединённых Наций, Международный суд по правам человека, Международный арбитражный суд, Европейская межпарламентская ассамблея и т.п.

В масштабе государства — Парламент, Конституционный, Верховный и Высший арбитражный суды, милиция, налоговая полиция и т.п. В масштабе региона — республиканские, областные, городские и районные суды, арбитражи, управления внутренних дел, районные отделения милиции и другие правоохранительные (правоприменительные) органы.

Юридические конфликты можно рассматривать как в узком, так и в широком плане. В узком плане — это «противоборство» между субъектами, образующими систему юриспруденции. Типичными примерами здесь служат нефальсифицированные дебаты между защитой и обвинением в судебном процессе или борьба за высшие должности в юридических организациях. Для таких конфликтов характерны все типы противоречий: личностные, материальные, властные и т.д. По сути, в юридических организациях проистекают те же конфликты, что и в любых других социальных структурах. Поэтому можно говорить о политических, экономических, финансовых, психологических и других юридических конфликтах.

Анализ этих конфликтов представляет собой самостоятельную научно-практическую проблему, имеющую важное значение не только для развития самой юриспруденции, но и для всего общества. Речь идет о том, что организации, работающие в юридической сфере, должны иметь внутренне непротиворечивую структуру, позволяющую им эффективно выполнять свои основные функции.

В частности, законотворческие органы обязаны синтезировать неконфликтогенную правовую базу, содержащую нормативные акты, которые:

  1. не оставляют вне поля своего действия скольконибудь значимых конфликтных общественных отношений;
  2. не противоречат самим себе и ранее принятым действующим нормативным актам;
  3. соответствуют общепризнанным нормам этики, морали и нравственности;
  4. не ущемляют и не лоббируют интересы каких-либо социальных групп и слоев населения;
  5. не дифференцируют население по каким-либо признакам и не стимулируют в обществе социальных протестов;
  6. не обрастают множеством подзаконных актов, нивелирующих действие основных законов и практически исключающих их эффективное применение.

Эти требования к правовой базе приобретают в современных условиях особую значимость и предопределяют настоятельную необходимость существенного расширения понятия юридического конфликта. В широком плане юридическим следует признать любой конфликт, в котором спор так или иначе связан с правовыми отношениями сторон (их юридически значимыми действиями или состояниями) и следовательно, субъекты (мотивация их поведения) либо объекты конфликта обладают правовыми признаками, а сам конфликт влечет юридические последствия.

Так, например, юридическими по своей природе являются многие межгосударственные, политические, экономические, трудовые и межнациональные конфликты, если они затрагивают конституцию страны, соглашения между регионами, политическими движениями, экономическими и финансовыми группами, ветвями власти, статус наций и национальностей. К юридическим следует отнести семейнобытовые конфликты, завершающиеся обращением супругов в судебные органы. Иначе говоря — не каждый конфликт юридический, но практически каждый может завершиться той или иной юридической процедурой и, соответственно, отнесен к этому классу конфликтов. Юридические конфликты классифицируются по самым разнообразным признакам. Одна из возможных (далеко не полных) классификаций, основанная на выделении субъектов конфликта и характера правонарушений, приведена на рис. 1.3.

Рассмотрим некоторые важные стороны юридических конфликтов. Прежде всего следует отметить, что в этих конфликтах принуждение не является экстраординарным или противопоказанным. Силовые способы, когда они используются правоохранительными органами в рамках и в соответствии с законом, необходимы для предотвращения или прекращения конфликтов, а также для наказания виновных.

Во многих случаях насильственные, принудительные меры сопровождают юридический конфликт на всем его протяжении. Так, для предотвращения криминальных правонарушений применяются прежде всего оперативные меры по задержанию преступника. Затем могут следовать меры пресечения и другие принудительные действия (привод, освидетельствование, обыск). Далее идет мера наказания, назначаемая судом, которая является мерой государственного принуждения.

В таких юридических конфликтах важно, чтобы принуждение не превращались в орудие произвола, не нарушало прав человека, не унижало его достоинства, а также не использовалось как инструмент вымогательства. К сожалению, на практике нередки случаи противоправных действий самих правоохранительных органов, что служит источником новых дополнительных конфликтов, попадающих в сферу действия юриспруденции.

Контрольная работа по конфликтологии

Важной чертой юридических конфликтов является также и то, что их разрешение не гарантирует прекращения конфликтных взаимоотношений сторон. Юридическая оболочка часто скрывает в себе зародыши разнообразных противоречий, разногласий и иных источников конфликтов.

Примерами служат многочисленные ситуации возобновления или продолжения юридических конфликтов в той или иной форме (многократное рассмотрение гражданских дел и трудовых споров в судах, административное давление на лиц, работающих в правоохранительной системе, судопроизводственная волокита и т.п.). Таким образом, юридический конфликт нельзя рассматривать как мирное течение событий, завершающееся искоренением всех вызвавших его противоречий. Это — весьма острая форма борьбы его участников, часто выходящая за пределы правовых норм и во многих случаях прекращающая одни, но одновременно порождающая новые противоречия, а следовательно, конфликты.

Религиозные конфликты. В настоящее время существует три мировых религии: христианство, буддизм и ислам. Помимо мировых религий, насчитывается около сотни локальных (табл. 1.1).4 Некоторые из них возникли самостоятельно, вне зависимости от мировых религий (иудаизм, зороастризм, даосизм, конфуцианство, индуизм и др.), а большая часть — в результате раскола мировых и дальнейшего размежевания локальных религий (католицизм, православие, протестантизм, вахабизм, шиваизм, вишнуизм и др.).

Множественность религий есть результат религиозных конфликтов, то есть конфликтов между людьми, следующими учениям разных пророков. Их нельзя путать с политическими, военными и другими конфликтами, в которых действия сторон зачастую лишь прикрываются религией. Например, так называемые «религиозные войны», происходившие между католиками и гугенотами во Франции в период с 1562 года по 1594 год, не могут быть отнесены к религиозным конфликтам. Это были чисто политические конфликты, так как в действительности шла борьба за власть, однако стороны прикрывали свои действия религиозными мотивами.

Известные из истории крестовые походы 1096-1270 годов также имели чисто экономические цели, которые лишь маскировались религиозными лозунгами борьбы против «неверных» (мусульман) и освобождения «святой земли» (Палестины).

Контрольная работа по конфликтологии

Истинная причина религиозных конфликтов заключена в противоречии между коллективным и индивидуальным осознанием бытия вообще и общественного в частности. Только в исключительных случаях индивид осознаёт тенденцию общественного развития и никогда не постигает её в полном объёме. Знания о бытии распределены в социуме, и их носителем не может быть только одна личность, как бы мудра она ни была. Великое счастье — понять хотя бы главное в общественном развитии и следовать этому главному. Того, кто постигает идею и цель развития бытия и общества, пропагандирует и возвещает открывшуюся ему истину, называют пророком.

Основатели мировых религий Христос, Мухаммед, Будда — великие пророки, но они люди (в биологическом смысле) и уже в силу этого не могли вместить в себя всю информацию о бытии в полном объеме (даже если предположить, что она была им ниспослана свыше). Поэтому любая религия как система взглядов ее основателя не является полной и охватывает только часть бытия. Эти части имеют непересекающиеся области, и это служит основанием тому, что в различных вероучениях по-разному и зачастую противоречиво представляется сущность бытия и проповедуется его смысл. Различия усиливаются еще и тем, что индивид не всегда может до конца постичь вероучение своего пророка. Это приводит к появлению в рамках одной религии множества противоречивых направлений.

Отличительной чертой действительно религиозных конфликтов является несиловой способ их урегулирования. Ни в одном истинно религиозном учении нет призыва к насилию. Оно всегда гуманно, исходит из потребностей человека и обращено к душе каждого. Такие исторические факты, как преследование иноверцев, охота на «ведьм» и другие кровавые события, происходившие на религиозной почве, свидетельствуют лишь об отклонениях от действительной веры и ничего общего с истинно религиозными учениями не имеют. В этом плане следует различать (рис. 1.4): религию как вероучение; религию как толкование учения апостолами; религию как специализированный социальный институт (церковь), созданный людьми вокруг вероучения, и религию как восприятие верующими учения пророка и следование его догмам.

В своем подавляющем большинстве конфликты, которые принято называть религиозными, порождены и инициированы экономическими, политическими, финансовыми и другими противоречиями в религиозных институтах. Соответственно, так их и надо называть.

Контрольная работа по конфликтологии

Рассматривая религиозные конфликты, нельзя не упомянуть о таком явлении, как сектантство. Сектантство как социальное явление было всегда (адвентисты, баптисты, духоборы, молокане, пятидесятники и другие). Однако в последнее время в этой области наблюдается определенный подъем. Сатанисты, синтоисты, белое братство, различного рода восточные школы типа аум-синрикё и многие другие все более активно вторгаются в нашу жизнь, вытесняя традиционные религии.

Специалисты, изучающие эту область социальных отношений, выделяют около двадцати признаков сектантства. Укажем на некоторые из них:

  • в секте всегда есть лидер (учитель, гуру, основатель), требующий подчинения себе всех остальных ее членов, преследующий свои личные цели или являющийся человеком с психическими отклонениями;
  • деятельность секты сопровождается покровом мистики и таинственности, истинные цели открыто не провозглашаются, а наоборот — маскируются;
  • идеология, лежащая в основе деятельности секты, оппозиционна по отношению к традиционным вероучениям и обращена к низменным человеческим чувствам;
  • по мере втягивания в секту от людей требуют все больших жертв (ухода из семьи, материальных, денежных взносов и даже добровольного лишения жизни);
  • концептуальные основы деятельности секты представляют собой конгломерат философских, религиозных и научных знаний, замешанных на парапсихологии, астрологии и гипнозе.

Итак, в отличие от истинного вероучения, сектантство — внутренне противоречивое явление. В нем изначально заложены духовные, психологические, личностные, экономические, политические и другие противоречия, которые рано или поздно перерастают в системные кризисы. Поэтому подавляющее большинство сект представляют собой «бабочекоднодневок», погибающих еще при жизни своих основателей. Распространенность и постоянство сектантства как явления связано с периодическими кризисами в духовной жизни общества.

В результате этих кризисов в сознании людей образуются своеобразные «духовные ниши», которые немедленно заполняются сектантскими доктринами. В обществе всегда будет существовать конфликт между традиционной религией и сектантством. Функция этих конфликтов состоит в том, что, с одной стороны, они ликвидируют застойные явления в традиционных религиозных институтах, а с другой — не позволяют их деятелям уйти слишком далеко в сторону от учения своего пророка.

Этнические конфликты происходят в сфере межнациональных общественных отношений. Каждая нация (народность) в процессе своего исторического развития приобретает свой собственный менталитет — некое коллективное самосознание. Национальный менталитет способствует сплочению людей, сохранению культурных и духовных ценностей, воспитанию патриотизма, чувства национального достоинства. Он представляет собой сложно организованный достаточно консервативный системный объект, включающий следующие составляющие:

  • духовную, определяющую генеральную линию поведения нации на основе исторически выработанной системы духовных и культурных ценностей;
  • интуитивную, проявляющуюся в способности каждой нации к пониманию и предвидению тенденций общественного развития;
  • интеллектуальную, помогающую нации рационально преобразовывать действительность и достигать поставленных целей;
  • рефлексную, формирующую поведение нации на основе следования традициям, обычаям, привычкам и т.п.;
  • инстинктивную, обнаруживающуюся в иррациональном поведении нации на основе предрассудков, неосознанного стихийного следования какой-либо идее, концепции или догме, подражания другим нациям.

Эти составляющие, находясь в сложной динамической взаимосвязи с коллективной памятью и национальным «темпераментом», формируют специфику взглядов каждой нации на ту или иную ситуацию. В силу этого любая межнациональная проблема может оказаться противоречивой независимо от того, присутствуют в ней объективные (экономические, политические, финансовые, военные и другие) противоречия или нет. Таким образом, этнические конфликты, как и религиозные, — это конфликты взглядов (когнитивные конфликты). Сами по себе они не приводят к человеческим жертвам (подобно военным) или к краху промышленных и финансовых структур (подобно экономическим и финансовым), однако в значительной мере могут способствовать этому.

В частности, кровавые межнациональные войны в бывшей Федеративной Республике Югославия (1991-1999) внешне выглядели как результат этнического и религиозного противостояния между сербским, боснийским, хорватским, македонским, албанским и словенским населением (христианами и мусульманами). Однако истинные движущие силы этих войн — политические и экономические факторы, усиленные этническими и религиозными противоречиями. Возможен другой вариант развития событий, когда этнические конфликты не выливаются в силовые противоборства.

Примером в этом отношении может служить цивилизованное разделение Чехословакии на два самостоятельных государства — Чехию и Словакию, несмотря на существование между этими нациями противоречий этнического плана. Возможен и третий вариант, при котором этнические конфликты, пройдя стадию острого противостояния, начинают способствовать сплочению многонационального общества вокруг некой общенациональной идеи. Эта тенденция сегодня характерна для такого многонационального государства, как США.

Информационные конфликты стали объектом изучения с того момента, когда человек осознал, что в мире, кроме вещества и энергии, существует еще одна особая субстанция — информация. Информационная сторона социальных процессов приобрела особую значимость во второй половине прошлого столетия, что обусловлено массовым развитием средств электронной коммуникации: телевидения, радио, компьютерных сетей. Благодаря этим средствам информационные каналы по воздействию на умы людей стали сопоставимы с действием оружия массового поражения на поле боя.

Это обстоятельство сделало весьма актуальной проблему изучения информационных процессов вообще и информационных конфликтов в частности. Одним из первых, кто попытался дать научное объяснение феномену информации, был американский математик Норберт Винер (1894-1964). Свои взгляды на этот предмет он высказал в учении, которое назвал «кибернетикой», что в буквальном переводе с греческого означает «кормчий», или в переносном смысле — «искусство управления».

Фундаментальным положением кибернетики является утверждение об участии информации во всех процессах, происходящих в природе и в обществе. Согласно кибернетическим воззрениям любую систему можно представить в виде управляющей и управляемой части (рис. 1.5), между которыми циркулируют потоки информации по каналам прямой (1) и обратной (2) связи. По прямой связи передаются команды на изменение управляемой части для приведения её к некому оптимальному состоянию, определяемому целями управления. По обратной связи в управляющую часть поступает информация о текущем состоянии управляемой части, которое формируется как в результате реализации управляющих команд, так и внешних возмущений

Контрольная работа по конфликтологии

В социальных структурах функции управления выполняются людьми, оснащенными техническими средствами сбора, передачи, накопления и обработки информации, а в качестве управляемых частей выступают политические, экономические, финансовые, производственные, военных и другие процессы. Например: организации и проведения выборов в органы исполнительной или законодательной власти; выпуска определенных видов продукции; операции и боевые действия объединений (соединений) видов вооруженных сил; ведения следствия правоохранительными органами и рассмотрения дел в судах; воспитания и обучения студентов в высших учебных заведениях. Конфликты, возникающие в ходе управленческой деятельности, называются информационными. Такое название не совсем точно определяет их существо, поскольку затрагивает только внешнюю сторону явления.

Противоречия, порождающие информационные конфликты, первоначально возникают в управляемых процессах и содержатся в информации, поступающей по каналам обратной связи в управляющую часть, где усиливаются или ослабляются в зависимости от принимаемых решений. Затем они через команды и распоряжения накладываются на управляемые процессы, изменяя их соответствующим образом.

Далее цикл повторяется. В непонимании этого простого механизма или в его сознательном игнорировании скрыты многочисленные ошибки и просчеты, возникающие при анализе информационных конфликтов. Управление зачастую отделяется от управляемого процесса, то есть рассматривается как нечто самостоятельное, самодостаточное. На практике это проявляется в том, что руководители ограничиваются по преимуществу урегулированием конфликтов внутри системы управления («разборками» с подчинёнными), хотя на самом деле их основная функция состоит в разрешении через своих подчинённых противоречий в производственных или каких-либо других управляемых процессах.

В зависимости от типа противоречий, лежащих в основе управляемого процесса, информационные конфликты бывают антагонистическими и неантагонистическими.

Антагонистический информационный конфликт — это борьба за превосходство в управлении. В этой борьбе противостоящие стороны преследуют свои политические, экономические, финансовые, военные и другие цели, которые невозможно совместить. Разрешить такой конфликт — означает победить или проиграть, то есть направить или не направить управляемый процесс в нужную для себя сторону.

Внутреннее содержание борьбы за превосходство в управлении составляют активные действия, направленные на:

  • исключение из системы управления противостоящей стороны информативно-значимых элементов, например путем их подкупа или физического уничтожения;
  • подавление каналов информационной коммуникации противника, например, путем их отключения или создания электронных помех;
  • нарушение работы центров обработки информации в системах управления противника, например путем запуска компьютерных «вирусов»;
  • дезинформацию противника относительно своих намерений, например путем «подсовывания» ему ложных сведений;
  • скрытие своих истинных намерений за счет исключения возможных каналов утечки информации;
  • навязывание противнику выгодных для себя способов его действий, например за счет создания ложного общественного мнения относительно истинного состояния дел.

Эти и другие действия организуются и проводятся в жизнь в форме информационных войн, информационных диверсий, информационных блокад и провокаций. Наглядным примером антагонистического информационного конфликта может служить информационная война, развернувшаяся вокруг известных чеченских событий. Другой пример — ожесточенная информационная война вокруг грузино-южноасетинского конфликта в августе 2008 года и операции вооруженных сил РФ по принуждению Грузии к миру, начатая задолго до вооруженного столкновения и еще более активизировавшаяся в ходе военных действий.

В настоящее время, с развитием компьютерной сети Internet и мобильного телевещания, антагонистические информационные конфликты выходят на глобальный уровень, становясь атрибутом (неотъемлемым спутником) политической, вооруженной и экономической борьбы. Неантагонистические информационные конфликты возникают в том случае, когда противоречия в управляемом процессе хотя и мешают его нормальному развитию, но не носят взаимоисключающий характер. В этих конфликтах нет ни победителей, ни побежденных. Разрешить такой конфликт означает исключить или минимизировать отклонение управляемого процесса от заданного русла. Такие конфликты проявляются в деятельности промышленных предприятий, научных и учебных организаций, трудовых коллективов и бригад. Их часто называют производственно-организационными или конфликтами в организациях.

Конфликты в организациях. Конфликт в организациях — сложное явление, успех в изучении которого во многом зависит от качества исходных методологических и теоретических предпосылок, используемых методов анализа и моделирования. Прежде всего, необходимо максимально четко определить содержание, которое вкладывается в понятие «конфликт в организациях», обозначив, тем самым границы объектной и предметной областей исследования. В настоящее время наиболее распространение получили два подхода к пониманию конфликта в организациях. При одном из них данный конфликт определяется как столкновение сторон, мнений, сил, то есть весьма узко, когда понятия «конфликт» и «противоборство» фактически становятся синонимами.

Другой подход заключается в расширенном (системном) понимании конфликта в организации как комплексной категории, определяемой следующими аспектами:

  1. необходимое и естественное явление в становлении и развитии организации, обусловливающее неустойчивый нелинейный характер протекания процессов ее внутреннего развития;
  2. специфический способ взаимодействия членов организации при выполнении ими своих функциональных обязанностей, порождаемый противоречиями между ними, разрешающий возникшие противоречия и порождающий новые противоречия;
  3. процесс зарождения, становления, развития и разрешения противоречий между членами организации, завершающийся возвратом организации в прежнее состояние, переходом в новое состояние или ее катастрофой (разрушением, потерей системных свойств).

В данном курсе принимается именно это (системное) понимание конфликта в организациях. Наличие достаточно большого количества классификаций конфликтов в организациях, говорит о том, что их возможно столько, сколько различных сторон выявляет в них та или иная наука. Вместе с тем, обобщая известные источники, к основным классификационным признакам конфликтов данного типа целесообразно отнести: коммуникационную направленность; причины возникновения; состав сторон; функциональная значимость; формы и степень столкновения; масштаб и продолжительности, способы урегулирования (рис. 1.6)

По масштабу и продолжительности конфликты в организациях разделяются на общие и локальные; однократные и перманентные; кратковременные и затяжные (хронические). Большинство конфликтов назревает постепенно, конфликтующие стороны лишь в узком кругу выражают свои претензии. Если такой способ не вызывает позитивной реакции или наталкивается на отказ, конфликт выходит из инкубационного, скрытого периода в открытую форму, при этом каждая из сторон стремится не только оправдать свои действия, но и привлечь к себе сторонников. Таким образом, конфликт приобретает затяжной характер.

Контрольная работа по конфликтологии

По составу конфликтующих сторон конфликты делятся на межличностные, внутригрупповые, межгрупповые. По формам и степени столкновения конфликты подразделяются на открытые и скрытые; спонтанные и целевые; неизбежные и спровоцированные; иррациональные и рациональные. Что касается скрытого конфликта, то он затрагивает, как правило, двух субъектов, которые до поры до времени стараются не показывать вида, что они конфликтуют. Однако как только у одного из них начинают сдавать нервы, то конфликт превращается в открытый. По функциональной значимости конфликты делятся на позитивные и негативные; конструктивные и деструктивные; созидательные и разрушительные.

Позитивная роль конфликтов состоит в том, что они необходимы и даже неизбежны для развития организации. Конструктивная сторона ярче проявляется, когда конфликт по уровню достаточен для мотивации трудового коллектива. Такие конфликты возникают на основе различия в целях, объективно обусловленных характером выполняемой работы (например, творческий конфликт идей). Развитие такого конфликта сопровождается более активным обменом информацией, согласованием различных позиций и желанием понять друг друга. В ходе обсуждения различий вырабатывается компромиссное решение, основанное на творческом и инновационном подходе к проблеме. Такое решение приводит к более эффективной работе в организации.

Наличие у конфликта позитивных свойств нередко служит причиной того, что такого рода конфликты искусственно встраиваются в структуру организации, чтобы получить нужный положительный эффект. Сила коллектива проявляется в продуктивном разрешении противоречий на пути сплочения и успешного достижения творческих и созидательных целей. Положительное воздействие конфликт способен оказать и на развитие отдельной личности: активизация самосознания; стимулирование и актуализация ранее скрытых потенциальных возможностей личности; раскрытие целей и перспективу ее совершенствования.

Разрушительные последствия конфликта возникают тогда, когда конфликт либо очень слаб, либо очень силен. Когда конфликт незначителен, то чаще всего он остается незамеченным и не находит адекватного разрешения. Различия кажутся не столь важными, чтобы побудить участников провести необходимые изменения. Однако они остаются и не могут не влиять на эффективность общей работы. Конфликт, достигший сильного состояния, сопровождается развитием у его участников стресса, что ведет к снижению сплоченности.

Разрушаются коммуникационные сети, решения принимаются в условиях сокрытия или искажения информации и не обладают достаточной мотивирующей силой. В то же время, «существует определенный минимум конфликтности, который способствует поддержанию в группе определенного тонуса социальной активности». По способам урегулирования конфликты в организациях подразделяются на антагонистические и компромиссные; полностью или частично разрешаемые; приводящие к согласию и сотрудничеству или ведущие к катастрофе (банкротству). В зависимости от причин возникновения конфликты бывают объективные и субъективные; деловые, личностные и эмоциональные; социально-трудовые и властные. По коммуникационной направленности различают конфликты по «горизонтали» и по «вертикали». Конфликты по «горизонтали» определяются взаимоотношениями равных по своему должностному статусу оппонентов, а «по вертикали» – взаимоотношениями разных по должностному положению лиц.

Другое наименование конфликтов по «вертикали» — конфликты «руководитель-подчиненный». Конфликт в организации как многомерное явление имеет свою структуру. Однако само понятие «структура» трактуется по-разному. Так, при анализе объектов материальной и социальной жизни часто под структурой понимается совокупность элементов, составляющих объект. Например, в социальной структуре общества обычно выделяют различные классы и другие социальные слои. Иногда структура рассматривается как устройство, порядок расположения элементов.

Применительно к конфликту в организациях такие подходы неприемлемы, так как наряду с тем, что он является системой, конфликт представляет собой процесс. Поэтому структура конфликта понимается как совокупность устойчивых связей конфликта, обеспечивающих его целостность, тождественность самому себе, отличие от других явлений социальной жизни, без которых он не может существовать как динамически взаимосвязанная система и процесс. Основные компоненты структуры типового конфликта представлены на рис. 1.7.

Контрольная работа по конфликтологии

Степень участия в конфликте может быть различной от непосредственного противодействия до опосредованного влияния на ход конфликта. Исходя из этого, выделяют: основных участников конфликта, группы поддержки, других участников.

Основных участников конфликта часто называют сторонами или противоборствующими субъектами. Это те субъекты конфликта, которые тивные (наступательные или защитные) действия друг против друга. Некоторые авторы вводят такое понятие, как «оппонент», что в переводе с латинского означает возражающий, противник в споре. В данной работе термины «стороны конфликта», «противоборствующие субъекты конфликта», «оппоненты» употребляются как синонимы.

Противоборствующие стороны — ключевое звено любого конфликта. Когда одна из сторон уходит из конфликта, то он прекращается. Если в межличностном конфликте один из участников заменяется новым, то и конфликт изменяется, начинается новый конфликт. Это происходит потому, что интересы и цели сторон в межличностном конфликте индивидуализированы. В ряде в конфликте можно сравнительно просто выделить его инициатора — сторону, которая первой начала конфликтные действия. Однако в длительных затяжных конфликтах определить инициатора достаточно сложно. Многие из таких конфликтов имеют свою историю, поэтому затруднительно выявить тот шаг, который привел к борьбе. Часто выделяют такую характеристику оппонента, как его ранг.

Ранг оппонента – это уровень возможностей оппонента по реализации своих целей в конфликте, «сила», выражающаяся в сложности и влиятельности его структуры и связей, его физические возможности, социальные, материальные и интеллектуальные возможности, знания, навыки и умения, его социальный опыт конфликтного взаимодействия. Это широта его социальных связей и масштабы поддержки.

Группы поддержки: практически всегда в любом конфликте за оппонентами стоят силы, которые могут быть представлены индивидами, группами и так далее. Активными действиями, либо только своим присутствием, молчаливой поддержкой они могут коренным образом воздействовать на развитие конфликта, его исход. Даже если учесть, что отдельные инциденты в ходе конфликта могут происходить без свидетелей, исход конфликта во многом определяется их существованием.

Другие участники: в данную группу входят субъекты, которые оказывают эпизодическое влияние на ход и результаты конфликта. Это подстрекатели и организаторы.

Подстрекатель — лицо, подталкивающее другого участника к конфликту. Сам подстрекатель может затем в этом конфликте не участвовать. Его задача — спровоцировать и развязать конфликт.

Организатор — лицо или группа, планирующие конфликт, различные пути обеспечения охраны участников. Иногда в число участников конфликта включают медиаторов (посредников), что не вполне правомерно. Третья сторона в конфликте, решает задачу прекращения конфликта. Участники ж в той или иной мере участвуют в конфликте, содействуют его развитию, поддерживают и развивают борьбу. Медиатор действует ненасильственными методами и не входит в число участников конфликта.

Ядром любого конфликта является противоречие. В нем отражается столкновение интересов сторон. Борьба, ведущаяся в конфликте, отражает стремление сторон разрешить это противоречие, как правило, в свою пользу. В ходе конфликта борьба может затухать и обостряться. В такой же мере затухает и обостряется противоречие. Однако проблема конфликта остается неименной до тех пор, пока противоречие не разрешится. В большинстве случаев суть противоречия в конфликте не видна, не лежит на поверхности. Участники конфликта оперируют таким понятием, как предмет конфликта. В нем отражается обыденное восприятие основного противоречия конфликта.

Таким образом, предмет конфликта — это объективно существующее или воображаемое противоречие, лежащее в основе конфликта. Это то противоречие, из-за которого и ради разрешения которого стороны вступают в противоборство. Еще одним непременным атрибутом конфликта в организациях является его объект.

Сразу выделить его в каждом случае не всегда удается. Легче определяются проблема или предмет конфликта. Объект лежит глубже, он как бы покрыт «скорлупой» и является ядром проблемы, центральным звеном конфликта. Поэтому иногда его рассматривают как причину, повод к конфликту. Объектом конфликта может быть материальная (ресурс), социальная (власть) или духовная (идея, норма, принцип) ценность, к обладанию или пользованию которой стремятся оба оппонента. Чтобы стать объектом конфликта, элемент материальной, социальной или духовной сферы должен находиться на пересечении личных, групповых или общественных интересов субъектов, которые стремятся к контролю над ним.

Поэтому некоторые авторы считают, что объект конфликта должен быть неделим. Неделимость объекта является одним из необходимых условий существования конфликта. Точнее, условием для конфликта является притязание хотя бы одной из сторон на неделимость объекта, желание считать его неделимым, полностью владеть им. Такое понимание открывает более широкий спектр вариантов разрешения конфликтов, то есть для конструктивного разрешения конфликта необходимо изменять не только его объективные составляющие, но и субъективные. При анализе конфликта необходимо выделять такой элемент, как условия, в которых находятся и действуют участники конфликта, то есть среду, в которой возник и развивается конфликт. Такой подход позволяет рассматривать конфликт не как изолированную систему, а как социальную ситуацию.

В современной науке социальная среда как комплекс условий понимается достаточно широко. В нее включается не только ближайшее окружение личности, но и социальные группы, представителем которых является данный индивид. Учет этого окружения позволяет понять содержательную сторону целей, мотивов сторон, а также их зависимость от этой среды. В целом среда по отношению к анализируемому конфликту может рассматриваться в качестве надсистемы. В такой трактовке среды–надсистемы важно учитывать, что она представляет собой некоторое множество объектов, каждый из которых по-своему взаимодействует с конфликтом — объектом анализа.

Можно выделить четыре ситуативных класса такого взаимодействия: содействующее, нейтральное, противодействующее и смешанное. Содействующей выступает среда, которая способствует развитию и эскалации конфликта, усиливает его негативные проявления, углубляет противоречия между его участниками. Противодействующая среда, наоборот, подавляет процесс развития конфликта, снижает его негативные проявления, сглаживает противоречия между его участниками.

В случае нейтральности среда не оказывает непосредственного влияния процесс развития конфликта, но и тогда необходимо учитывать ее присутствие, так как нейтральность есть неустойчивое состояние, в котором формируются условия, обусловливающие переходы к содействию или противодействию. Для смешанной среды характерны все перечисленные выше варианты ее влияния на конфликт. Итак, учет влияния среды на развитие конфликта является необходимым компонентом любого конфликтологического исследования. Вместе с тем эта проблема считается не формализуемой в том смысле, что не существует универсальных методов учета факторов влияния среды применительно к любому конфликту. По большей части здесь приходится опираться на искусство, опыт и научную интуицию исследователя.

Вместе с тем, практикой выработаны следующие полезные правила, следование которым позволяет если не избавиться от ошибок при анализе конкретных конфликтов, то сократить их количество:

  1. Распределение усилий между изучением собственно конфликта и окружающей его среды, оцениваемое, например, по времени, затрачиваемому на исследование названных объектов или выделяемым финансовым средствам, должно соотноситься как один к одному. Это значит, что не самое худшее решение конфликтной проблемы может быть достигнуто только при равнопрочном анализе как ее внутреннего содержания, так и сопутствующих внешних обстоятельств.
  2. Слишком большое количество отношений, связей и взаимодействий между конфликтом и средой свидетельствует о том, что на самом деле исследуется не конфликт, а нечтодругое, например, какой-либо его компонент или несколько тесно связанных конфликтов. Такое положение сигнализирует о неверной постановке данного научного исследования и о необходимости уточнения исходной постановки задачи.

Иначе говоря, требуется дополнительная структуризация проблемы, переопределение конфликта и проведение повторных исследований. При анализе конкретного конфликта в организации целесообразно исходить из того, что он начинается задолго до того, как будет проявлен в виде активных действий. Активной фазе конфликта предшествует информационная борьба, неотъемлемая часть структуры любого конфликта, которая не прекращается вплоть до завершения конфликта. Выигрыш в информационной борьбе еще не означает выигрыша в конфликте, но именно в этой сфере закладываются предпосылки к победе или к поражению.

Психологические конфликты характерны тем, что действующие в них противоречия относятся к психике человека. Психологические мотивы есть в каждом социальном конфликте. Они органически вплетаются в действия конфликтующих сторон, а порой выступают в качестве доминирующих. Любой конфликт можно считать относящимся к этому классу, если психологические факторы оказывают решающее влияние на его зарождение, развитие и завершение. Главная особенность психологических конфликтов состоит в том, что они сами могут выступать источниками социальных конфликтов. Это обстоятельство заложено в самом существе социума и индивида, обладающих конфликтогенной психикой как одной из своих сущностей (подробнее источники психологических конфликтов рассматриваются в разделе 6.4).

Контрольная работа по конфликтологии

Некоторое (в достаточной мере поверхностное) представление о внешней стороне психологических конфликтов дает так называемая сетка Томаса-Килмена (рис. 1.8), в которой выделяются пять стилей конфликтного поведения: уклонение, приспособление, конфронтация, сотрудничество и компромисс. Уклонение характеризуется отсутствием у вовлеченного в конфликт явного желания вести борьбу за осуществление своих интересов и стремлением как можно быстрее выйти из конфликтного поля.

Приспособление отличается склонностью участников конфликта смягчить, сгладить конфликтную ситуацию, сохранить или восстановить статус-кво во взаимоотношениях с партнерами посредством односторонней уступчивости, доверия и готовности к примирению. Конфронтация предполагает активные и самостоятельные действия, направленные на достижение собственных целей без учета интересов других сторон, а иногда и в ущерб им. Применяющий подобный стиль поведения стремится навязать другим лицам свое решение проблемы, надеется на свою силу, не приемлет совместных действий.

Сотрудничество нацелено на максимальную реализацию участниками конфликта собственных интересов путем совместного поиска таких решений возникших проблем, которые отвечает устремлениям всех конфликтующих сторон. Стиль сотрудничества используется теми, кто воспринимает конфликт как нормальное явление социальной жизни, как потребность решить ту или иную проблему без нанесения ущерба какой-либо стороне. Компромисс занимает срединное место в сетке стилей конфликтного поведения. Он означает расположенность сторон к урегулированию разногласий на основе взаимных уступок, к поиску устойчивых кооперативных соглашений, нарушение которых невыгодно самим нарушителям. Способность к компромиссу — признак реализма и высокой культуры общения. Искусство находить компромиссные решения в кризисных ситуациях — это талант, помноженный на знания существа конфликтных процессов.

Психологические конфликты часто проявляются в виде стресса (от англ. stress — напряжение) — защитной реакции психического организма на внешние раздражители, которые превышают некий критический уровень и нарушают его равновесие. Концепцию стрессовых состояний впервые сформулировал канадский патолог Ганс Селье (1907-1982). Он же ввел такие понятия, как «адаптационный синдром» и «адаптационная болезнь». По Селье, стрессы, как приправа и аромат жизни, нужны и полезны. Избегать же следует таких воздействий на организм, которые ведут к разрушению его способностей к адаптации.

Фактически стресс представляет собой завершающую стадию развития внутриличностного психологического конфликта. Он опасен тем, что при определенных условиях может перерасти в кризис: патологию сердечно-сосудистой, нервной, пищеварительной и других систем организма. Кроме того, в предстрессовом, стрессовом и послестрессовом состояниях человек теряет способность адекватно реагировать на происходящее со всеми вытекающими из этого негативными последствиями. В наше время это обычная ситуация. Поэтому предупреждение, профилактика и сглаживание стрессов превратились сегодня в одну из важнейших проблем выживания как отдельно взятого индивида, так и всего человечества.

Духовные конфликты порождаются в особой сфере человека и общества, которую принято называть духовной сущностью. Сам факт существования такой сущности общепризнан. Она занимает высший уровень в иерархии сущностей человека и общества, выступая координатором эволюции мышления и поведения каждого индивида и их общностей (рис. 1.9). Остаются пока неизвестными ее внутреннее строение, принципы и законы функционирования. Однако проявления духовных конфликтов имеют место, и довольно часто. Внутренний духовный кризис личности, духовное разложение общества, кризис морали и нравственности, кризисные явления в области искусства — это примеры внешних проявлений конфликтов, происходящих в сфере духовной сущности.

Большое влияние духовных кризисов на общество очевидно. В периоды таких кризисов оно деградирует в том смысле, что все принимаемые политические, экономические, финансовые и другие решения не ведут к его развитию и процветанию. В духовной сфере формируются такие оценочные категории, как: добро — зло, нравственно — безнравственно, хорошо — плохо, красиво — уродливо и другие. Кроме того, там же устанавливаются критерии (правила) самих оценок.

Эти критерии поступают в сферу психики, где через интуитивный, интеллектуальный и другие механизмы принятия решений определяют поведение человека и общества. Таким образом, можно сказать, что духовные конфликты обусловлены различием в оценочных критериях, заложенных в духовную основу индивида и общества, а проявляются они через индивидуальную и коллективную психику. В этом плане духовные конфликты, как и психологические, можно отнести к разряду когнитивных. Во внешних и внутренних проявлениях этих конфликтов нет видимых действий, они происходят на более тонком уровне, чем вещество и энергия. Однако именно ими определяется характер индивидуального и коллективного поведения, а следовательно, и результаты тех конфликтов, которые мы воспринимаем как поведенчески активные.

Контрольная работа по конфликтологии

Бытовые конфликты включают в себя бесконечное разнообразие противоречивых ситуаций, возникающих между людьми в сфере семейных, сексуальных, любовных, хозяйственных, дружеских и других отношений. С этими конфликтами мы сталкиваемся практически ежедневно. Именно они сформировали обыденную точку зрения на конфликт как вредное явление, осложняющее нашу жизнь. Отметим некоторые особенности, присущие бытовым конфликтам. Несмотря на то, что по своим пространственным и временным параметрам они невелики, однако влияют на нашу жизнь в значительно большей степени, чем глобальные конфликты, действуя по принципу «своя рубашка ближе к телу».

В бытовых конфликтах, хотя и в меньшем масштабе, но проявляются черты почти всех социальных конфликтов, поэтому, перефразируя известное выражение древнегреческого философа Протагора (480-410 до н.э.), можно предположить, что бытовой конфликт — есть мера всех социальных конфликтов. Эти конфликты порождаются не только внутренними противоречиями в бытовой сфере (в семье, на работе и т.п.), но и в значительной степени являются следствием других, более крупных социальных конфликтов, поэтому можно сказать, что бытовой конфликт — это продолжение общественного в масштабе личного. Отсутствие крупномасштабных социальных конфликтов не исключает существование бытовых, а наоборот, стимулирует их возникновение. Почти всегда бытовой конфликт как бы заполняет пустующую духовную «нишу» человека: чем выше его духовный уровень, тем менее склонен он к разного рода бытовым конфликтам.

Конфликты-игры. В завершение раздела о социальных конфликтах необходимо упомянуть об играх — спортивных, азартных, интеллектуальных, развлекательных и других. Большинство из них задуманы как конфликты и протекают со всеми их атрибутами. Стоит исключить из какойлибо игры ее конфликтную сторону, так она тут же теряет всякую привлекательность. Примером тому могут служить так называемые договорные игры, в частности в футболе. В теоретическом плане отношение к играм-конфликтам двоякое. С одной стороны, они могут служить натурными имитационными моделями реальных конфликтов: кончается игра — завершается и конфликтное взаимоотношение. При необходимости процесс можно многократно повторить и пронаблюдать, что в реальных конфликтах сделать невозможно.

По таким играм можно и нужно изучать социальные конфликты, следуя принципу: «жизнь — это игра». С другой стороны, «игра — это жизнь», и следовательно, любая игра-конфликт представляет собой конфликт реальных людей. Иллюстрацией может служить такая популярная во всем мире спортивная игра, как футбол. В футбол играют не только футболисты — видимые конфликтующие стороны.

В этой игре участвуют тренеры, врачи, спонсоры, владельцы футбольных клубов, футбольные менеджеры, зрители и даже политики. Для многих из них футбол — это жизнь со всеми сопутствующими ей конфликтами — экономическими, финансовыми, политическими и другими, итоги которых зачастую определяют результаты футбольных состязаний.

В спорте проигрывают или выигрывают не столько спортсмены и их тренеры, сколько социальные системы, представителями которых они выступают. Поэтому важная функция конфликтов-игр заключается в том, что они отвлекают на себя потенциальную конфликтность общества и тем самым сдерживают развитие нежелательных военных, политических и экономических кризисов. Более того, конфликты-игры способны при рациональной организации приносить существенный доход их организаторам, а то и выводить экономику целых стран из кризисного состояния. Например, чемпионат мира по футболу, состоявшийся в 2002 году в Южной Корее и Японии, принес этим государствам доход сравнимый с их годовым бюджетом.