К.Н.Батюшков. Культ дружбы и любви в творчестве Батюшкова. Роль поэта в развитии русской поэзии

Предмет: Биография
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 16.05.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых тем рефератов по биографии:

 

Много готовых рефератов по биографии

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Московское общество любомудров, его философско-эстетическая программа
Основные эстетические принципы реализма. Этапы развития реализма в XIX в.
В.А.Жуковский. Художественный мир романтических элегий и баллад
Основная проблематика басен И.А.Крылова. Тема Отечественной войны 1812 г. в басенном творчестве И.А.Крылова


Введение:

Одним из самых сложных и в то же время важных периодов в истории русского литературного языка является XIX век. Окончательная формулировка единого литературного языка на национальной основе восходит к этому времени. Устанавливаются грамматические нормы языка, происходит интенсивный отбор стилистических средств, которые впоследствии будут определять его специфику. Поиски путей развития русского литературного языка шли в бурной полемике о старых и новых слогах. А.С.Шишков с «Разговором любителей русского слова» выступают за сохранение церковно-славянского наследия с композицией русского литературного языка Н.М.Карамзина и членов общества.

«Арзамас», в рядах которого находится К.Н.Батюшков, выступает за его европеизацию и освобождение от архаичных элементов.

Проза и поэзия К.Н.Батюшкова - эстетически значимый художественный феномен, анализ которого помогает формировать представления как о творчестве автора, так и о процессах, происходивших в русской литературе и литературном языке в начале XIX века. Переходный характер эпохи определил сосуществование элементов разных эстетических систем и теоретических взглядов поэтов и писателей. Глубокие связи, которые связывали культурный и литературный процесс в России с европейскими традициями и современностью, повлияли на характер преобразований, охвативших русскую литературу. Это, в свою очередь, предопределило особенности батюшковского языка, в котором были обнаружены «дух времени» и личность писателя, наследие предшественников и новые тенденции, национальные особенности и европейское влияние.

Актуальность выбранной темы исследования обусловлена ​​неугасимым интересом к литературному процессу первой половины XIX века, который повлиял на формирование русского литературного языка и развитие поэтического языка в целом.

Таким образом, объектом исследования является язык К.Н.Батюшкова в контексте языковой ситуации начала XIX века. 

Предметом исследования являются индивидуальные особенности языка поэта в контексте языковой ситуации эпохи.

Целью работы является выявление особенностей языка К.Н.Батюшкова на фоне основных тенденций развития русского языка в первой половине XIX века.

Цель исследования определяет постановку следующих задач:

  1. Охарактеризовать языковую ситуацию и особенности художественной речи первой половины XIX в.
  2. Проанализировать основные лингвокультурные оппозиции в концепциях шишковистов и карамзинистов.
  3. Рассмотреть особенности творчества К.Н.Батюшкова.
  4. Определить литературную позицию автора в контексте полемики о старом и новом.
  5. Проанализировать особенности языка К.Н.Батюшкова, с точки зрения отражения в нем основных лингвокультурных оппозиций старой и новой школы.
  6. Определить значение и влияние творчества Батюшкова на русский литературный язык.

К.Н.Батюшков «И жил так точно, как писал…»

«Что Жуковский сделал для содержания русской поэзии, то Батюшков сделал для ее формы: первый вдохнул в нее душу живу, второй дал ей красоту идеальной формы».

Творчество К.Н.Батюшкова занимает особое место в развитии русской литературы. Его работа в XX веке была тщательно изучена Н.В.Фридманом. Наиболее значительными произведениями о поэте являются «Батюшковская проза» и «Батюшковская поэзия». В.Б.Сандомирская в книге «История русской поэзии» рассказывает о Батюшкове как о проводнике, который вместе с Жуковским проложил путь в мир романтизма. Он изучал стиль, жанры, средства художественного выражения в поэзии Батюшкова и назвал его великим предшественником Пушкина Г.А.Гуковского в своей книге «Пушкин и русские романтики». В.А.Кошелев стремился уточнить и переосмыслить значение Батюшкова, историческая и литературная роль которого сводилась к подготовке появления «солнца русской поэзии». Н.П.Верховский отметил, что Батюшков является крупнейшим и ближайшим предшественником Пушкина. Русская поэзия в своем творчестве пережила классический ренессанс. В своих текстах он раскрыл мир земных «языческих» чувств.

Константин Николаевич Батюшков родился в Вологде в дворянской семье 18 мая 1787 года. В возрасте десяти лет после смерти матери его отправили сначала в пансионат Жакино в Санкт-Петербурге, затем в пансионат Триполи. где Батюшков изучает итальянский язык.

Впоследствии в статье «Ариост и Тасс» поэт утверждал: «Учение италиянского языка имеет особенную прелесть. Язык гибкий, звучный, сладостный, язык, воспитанный под счастливым небом Рима, Неаполя и Сицилии».

После оставления пансиона Батюшков изучает латинский язык, знакомится с поэзией итальянского Ренессанса и древнего Рима, в частности с Горацием и Тибуллом под влиянием двоюродного дяди поэта М.Н.Муравьева, у которого поэт «воспринял прогрессивные тенденции, те меланхолические размышления и описания, которые предопределили расцвет элегической поэзии». Белинский отметил, что: «Отечество Петрарки и Тасса было отечеством музы русского поэта. Петрарка, Ариост и Тассо, особливо последний, были любимейшими поэтами Батюшкова». Сочинения по истории итальянской литературы были его настольными книгами - «Чем более вникаю в итальянскую словесность, тем более открываю сокровищ истинно классических, испытанных веками», - писал он Вяземскому в 1817 г.

В 1802 году, служа в Министерстве народного просвещения, поэт сблизился с И.П.Пниным, Н.А.Радищевым и Н.И.Гнедичем. В начале 1805 года он вступил в Свободное общество любителей литературы, наук и искусств. Но он не находит приверженности идеям Радищева. Однако последующее идеологическое развитие поэта показывает, что для его общего отношения к действительности и общественным настроениям время в кругу молодых радищевцев не прошло бесследно.

В то же время Батюшков становится ближе к семье А.Н.Оленина и к «кругу Оленина», который стоял на позициях сентиментального классицизма. Это сообщение поддерживает интерес Батюшкова к древности, но его восприятие древности всегда было другим: переход от римского элегического Тибулла к греческой антологии, сделанный Батюшковым, происходит намного позже и независимо от влияния северных оленей. Как писал Белинский, Батюшков всю свою поэтическую жизнь чувствовал любовь к поэзии древней античности: «Яркий и определенный мир грациозной, эстетической старины - таково было призвание Батюшкова. В нём, первым из русских поэтов, художественный элемент был преобладающим элементом. В его стихах много пластичности, много скульптурности, так сказать. Его стих часто не только слышат на слух, но и видим глазом: мы хотим почувствовать изгибы и складки его мраморной драпировки».

В 1805 году, после поражения в Аустерлице, патриотические настроения усилились, и началось движение добровольцев, где также отмечается Батюшков. В 1807 году он принял участие в походе в Пруссию.

В 1812 году поэт вернулся в Петербург и поступил на службу в качестве помощника хранителя рукописей в Публичной библиотеке. В то же время Н.И.Гнедич, С.С.Уваров, И.А.Крылов, А.И.Ермолаев служили в библиотеке.

Поэт начал тесно общаться с арзамасцами еще до основания «Арзамаса». В Москве он подружился с Жуковским и Вяземским, которые приветствовали его битву «Видение». С Уваровым он был связан с интересами античности, вместе с ним была написана единственная «Арзамасская» работа поэта - брошюра «О греческой антологии», предназначенная для журнала Арзамас.

Начало войны 1812 года усилило патриотические настроения в душе поэта. Но впечатления от войны, картины народных бедствий пострадали Батюшков и «заставили его пересмотреть свои прежние взгляды». Из Москвы он писал Гнедич: «Мести! Варвары! Вандалы! И этот народ монстров осмелился говорить о свободе, о философии, о филантропии, и мы были настолько ослеплены, что подражали им, как обезьяны!». Осенью 1813 года он принимает участие в битве при Лейпциге. Русская армия совершает победоносную кампанию во Франции и Германии. Батюшков попадает в Париж, где он посещает Лувр, театры, Академию, затем путешествует в Англию, Швецию и финляндия.

1816-1817 - время величайшей литературной славы Батюшкова. В частности, это выразилось в избрании Батюшкова членами Московского общества любителей русской литературы в июле 1816 года. Когда он присоединился к собранию общества, была прочитана его речь «О влиянии светлой поэзии на язык». Вскоре он был избран членом «Казанского общества любителей литературы», а после публикации «Опытов в поэзии и прозе» (1817) - почетным членом «Свободного общества любителей литературы».

Но самым близким к Батюшкову объединением был «Арзамас». Все его друзья-карамзинисты собрались в этом обществе. Общество было организовано в форме дружеских встреч 14 октября 1815 года. Батюшков был заочно принят в «Арзамас», в день его основания одним из первых борцов с «Беседой» - еще до того, как «Арзамас» нанес Батюшков. «Первый удар и первая рана» (Дашков) в «Видении на берегах Леты» и «Певец в разговоре славянских русских» и получил арзамасское прозвище «Ахиллес». Однако Батюшков принял участие в митингах «Арзамаса» не скоро, только 27 августа 1817 года.

В 1819 году он поступил на дипломатическую службу в Италии. «Какая земля! Поверьте мне, это, прежде всего, описание того, кто любит историю, природу и поэзию, эта земля - ​​земной рай» (письмо Уварову из Неаполя, май 1819 г.). Италия для поэта, в первую очередь, «классическая земля», «родина Горация и Цицерона», «это библиотека, музей древностей, земля полна прошлым».

Трудно сказать, испытывал ли кто-либо из русских поэтов чувство участия в европейской культуре, принадлежащее всему, что в ней самое лучшее и прекрасное, с таким же энтузиазмом и воодушевлением, как Батюшков. Это было ощущение полноты и полноты владения, что Батюшков выражается в названии данного помыслам из его записной книжки - «Кто - то есть мое сокровище».

Само обращение к древним источникам в его произведениях «не означает для Батюшкова отступление в прошлое, напротив, это шаг вперед по пути улучшения жизни и человека. «Добрые чувства», благородство, «отзывчивое и чуткое сердце» - суть творческой жизни поэта.

Но наследственное психическое заболевание все больше сказывалось, здоровье Батюшкова ухудшалось, и в 1822 году ему пришлось вернуться в Россию. В 1830 году его посетил А.С.Пушкин, по-видимому, под этим впечатлением было написано стихотворение «Боже, дай мне сойти с ума».

К.Н.Батюшков - один из тех авторов, чья жизнь и творчество тесно связаны. Работа поэта Батюшкова является естественным отражением отношения Батюшкова к человеку.  

Творчество К.Н.Батюшкова и школа гармонической точности

«Новая школа нашей поэзии начинается с Жуковского и Батюшкова. Оба они постигли тайну величественного, гармоничного языка русского языка; оба отказались от древнего права нарушать смысл, сокращать слова для измерения и подрывать полубогатые рифмы».

Как это сухо Ушкин взял первых русских романтиков Жуковского и Батюшкова в «школу гармоничной точности». Батюшков всецело принадлежал ей и много сделал для ее поэтического успеха. Заслуги «школы» заключались в том, что впервые в русской поэзии на первый план выдвинулись «средний» стиль и «средний» жанр (малые формы: элегия, идиллия, драма, дружеское послание).

В поэзии Батюшкова он сразу же отвергает высокую традицию оды прошлого века, ему мало: возьми громкую лиру, следуй за Алки, раздувай пузырь, рожай только дым.

Все произведения Батюшкова объединены мыслью о преобразующей силе «искусства слова». Основной линией его лирики была поэзия личных чувств, но ее содержание изменилось.

Первый период творчества Батюшкова (1802-1812) - это время работы над так называемой «легкой поэзией». Батюшков не раз повторял, что все роды хороши, кроме скучных, но в своей работе он отдавал предпочтение элегиям, дружескому посланию и антологическим стихам. В своей «Речи о влиянии светлой поэзии на язык», произнесенной в 1816 году, когда он был избран в «Общество любителей русской литературы», Батюшков противопоставил поэзию важной (трагедии, эпической) поэзии с любовью и юмором. «Свет поэзия» требует «возможного совершенства, чистоты выражения, гармоний в слоге, гибкости, беглости речи».

Чувство настоящих, земных радостей жизни отразилось в пластической форме его стихов, это было чувство, которое не уносило в мистическое расстояние, но влекло к живой жизни.

Свои дела он квалифицирует как плоды ленивого безделья, «пустяков» и «пустяков». Эта позиция открыла для него возможность свободного литературного эксперимента, стилистической игры, сочетающей в себе серьезное и смешное, высокое и низкое - своего рода литературное чванство, как раз в котором легкий язык «гуляка с волшебной тростью» был отточен Мандельштам «Батюшков»).

1812-1813 и весна 1814 года выделяются как самостоятельный период в жизни поэта - «военный». Верный выбранному принципу - «живи, как пишешь» - Батюшков клянется оставлять лирические песни, пока «трижды» не поставит «грудь перед врагами в тесном строю». «Певица любви» становится воином, а эпикурейские мотивы сменяются боевыми текстами. Потерянные переживания печальных лет отразились не только в эпистолярном наследии Батюшкова, но и в его пронзительном послании «Дашкову», элегии «Тень друга», посвященной его другу И.А.Петину.

В жанре исторической элегии Батюшков выступает новатором, в котором элегические настроения получают историческую мотивацию. В «северных» элегиях поэт восхищается победой русских войск и вводит в свое описание реалистичные картины повседневной войны, в отличие от традиций оды классицизма, прославляет не только знаменитых исторических воинов, но и неизвестных воинов. Даже на войне лирический герой Батюшков остается мечтателем, но в этом случае мечта возрождает прошлое - она ​​становится связующим звеном между настоящим и прошлым.

В третий период творчества (1814-1821) Батюшков снова обратился к поэзии. Литературное произведение Батюшкова в это время характеризуется усилением философских настроений, попыткой осмыслить исторический опыт. Центральной темой стала трагическая судьба поэта («Гезиод и Омир, соперники», «Умирающий Тасс»).

По словам Фридмана, сам вопрос приписывания Батюшкова определенному направлению затруднен: есть несколько определений Батюшкова: представитель «легкой поэзии», до-романтик, романтик, неоклассик, реалист.

По словам Белинского: «Направление поэзии Батюшкова противоположно направлению поэзии Жуковского. Если неуверенность и неясность составляют отличительный характер романтизма в духе средневековья, то Батюшков - такая же классика, как Жуковский - романтик». В то же время, Белинский считает поэзию Батюшкова как переходное явление, как на ранней стадии романтизма, иногда называя поэту неоклассик.

Сам Батюшков назвал свою поэзию легкой. Первоначально это определение имело терминологическую коннотацию. Но именно в его поэзии легкость стала его характеристикой, свойством всего стиля его поэзии, проникнутого присутствием автора, представляющего нам то, что он сам сейчас видит и переживает.

Как говорил Батюшков: «Легкие стихи самые трудные». Он искал легкость, звучную и гибкую мысль на русском языке, порой отчаянно пытаясь достичь этого: «А сам язык недостаточно хорош, груб, пахнет татарским. Что ты такое? Что за дерьмо, что за дерьмо, застенчивость, стеснение, попытка? О варвары! А писатели? Но Бог благословит их! Извините, что я злюсь на русских людей и их диалект. В эту самую минуту я читал Ариосту, дышал чистым воздухом Флоренции, наслаждался музыкальными звуками авсонского языка...».

Батюшков, как и другие арзамасцы, говоря о языке, затронул более широкие вопросы художественного метода: «Основными достоинствами поэтического слога являются движение, сила, ясность», которые наиболее полно проявляются в «легкой поэзии», из которой Читатель требует «возможного совершенства, выражения чистоты, гармонии в стиле, гибкости, беглости; он требует правды в чувствах...».

Красота языка для Батюшкова является неотъемлемой частью содержания, а не просто «формой». Поэт мастерски воплотил языковой «образ» красоты. Его стихи в русской поэзии уникальны в богатстве самой языковой - фонетической и синтаксической - выразительности. Современники поэта отмечали «эфонию», «сладость», «гармонию» его стихов. Батюшков слишком сильно акцентировал внимание на красоте поэтического языка, - это было частью его понимания искусства: «Должно быть, моя душа никогда не угасает страстью к красоте, столь привлекательной в искусстве и литературе».

Таким образом, до Пушкина русская поэзия проходила через «школу гармонической точности» Жуковского и Батюшкова. Она добилась точности выражения внутреннего мира, эмоциональной точности, но не сделала следующего шага - не объединила психологическую точность, лексическую и стилистическую уместность слов с объективной точностью. Однако ее заслуги имели большое значение для русской поэзии, для которой теперь был открыт внутренний мир индивида и который благодаря этому вошел в просторы романтизма. Жанровое мышление было решительно поколеблено, а игра стилистических возможностей слова приобрела решающее значение. Пушкин впоследствии вышел из этой школы, сочетая лексическую и стилистическую точность с объективной точностью.

Эта реформа, проведенная Батюшковым на поэтическом языке, была тем способом, которым он показал способ преодоления риторических формул, которые доминировали в поэзии, формул, от которых поэзия, такая как Державин, не освобождала ее. Вместо тяжелых торжественных поворотов, изображающих возвышенный «парящий», Батюшков нашел слова, которые его современники воспринимали как «язык сердца».

Лингвистические и литературные взгляды К.Н.Батюшкова

Батюшков выражает свои взгляды на проблему современного существования нации, ее отношения к петровским реформам, к «старому» и «новому» в форме вымышленной дискуссии между историческими деятелями: «Мы видели в древней Москве» утверждает Кантемир, «чудесная смесь древности и новизны, два элемента в непрекращающейся борьбе друг с другом, одним словом - страсти по всему счету чудесным образом слились...». Языковая позиция Батюшкова и его лингвистическая и литературная литература взгляды в бурной полемике о старых и новых слогах отражены в эпистолярном и художественном произведении автора.

Общественно-культурная ориентация Батюшкова

Социокультурная ориентация Батюшкова и его симпатия к взглядам новаторов начинает развиваться с его отношения к реальности: для него русская история начинается при Петре, а культура развивается при царствовании Екатерины и Александра.

Он верил в просвещение и выступал против идей разума, которые вышли из-под контроля высокой морали, что «с рассветом грядущего мира, который мы видим на мерцающем политическом горизонте, просвещение предпримет новые шаги в нашем Отечество, промышленность, искусство и наука снова будут процветать, и все сладкие надежды сбудутся, возможно, в нашей стране родятся философы, политики и моралисты, и, подобно эдимбургским светильникам, они будут обязаны основывать учение на истинах Евангелия, кротких, постоянных и непоколебимых, достойных великих людей, населяющих бескрайние страна...».

По словам Батюшкова, архаисты отстаивали патриархальную отсталость, а не оригинальность: «Отечество нужно любить», - пишет он Гнедичу. «Кто не любит его, тот монстр. Но можно ли любить невежество? Можно ли любить нравы, обычаи, от которых мы отделены веками, а тем более целым столетием просвещения? Почему эти ревностные негодяи восхваляют всех старых?... Но поверьте мне, что эти патриоты не любят или не умеют любить русскую землю».

Истинный патриотизм для Батюшкова - это патриотизм, связанный с мирной идеей просвещения. Идея просвещения Батюшкова также присутствует в его взглядах на гражданскую жизнь общества: Россия «без просвещения не может быть ни славной долгое время, ни долгое время счастливой», поскольку «счастье и слава не в варварстве, несмотря на некоторые слепые умы».

Архаичные элементы языка

Оригинальность архаичных элементов в языке Батюшкова в контексте полемики определяется использованием славянств, функции которых, как правило, являются традиционными.

На основании признаков старославянизмов, приведенных в СРЯ В.В.Ивановым, Д.Э.Розенталем, можно выделить следующие группы:

  1. Славянизмы с фонетическими признаками:
  • неполногласные сочетания ра, ла, ре, ле, соотносительные с русскими полногласными сочетаниями оро, оло, ере: глад, глас, злато, краткий, младенец, прах, хладный и др.;
  • начальные ра, ла при русских ро, ло: раб, работа, расти, равный, разница;
  • согласный щ (чередующийся обычно с т), при русском ч: нощь, полнощный, общий, пещера, помощь, праща и др.;
  • начальное е при русском о: единый, единственный, елень;
  • звук е под ударением перед твердыми согласными при русском ё (о): вселенная, крест, жезл, жертва и др.;
  • сочетание жд в корне при русском ж: вождь, жажда, одежда, между, награждать, надежда, наслаждение, невежда, страждущий и др.

В прозе и лирике, несмотря на разницу в жанрах, присутствует множество славян, и поэт свободно, следуя поэтическому вкусу, использует неполные славянские формы с полными голосами русских в одном стихотворении.

Функционирование лексических единиц с полным соглашением-неполным соглашением также обусловлено их использованием в эпистолярной или художественной речи: «Счастливый Чольер мечтал под дряхлыми и тенистыми деревьями убежища Фонтене, там он сожалел о потере молодости, о потере неправильных удовольствий любви» («Кое-что о поэте и поэзии»).

В письме к Жуковскому: «Шолье мог писать прекрасные стихи, воспевать Лизу и мечтать под каштановыми деревьями Фонтенейскаго сада: он жил в счастливое время».

Рассказывая о творчестве Чолье, Батюшков использует славянскую и русскую версии деревьев-деревьев. Стилистические свойства неполной формы с деревьями придают языку поэтический звук, необходимый для литературного текста.

  1. Постоянны и разнообразны славянизмы со словообразовательными признаками в прозе и поэзии Батюшкова:
  • с приставками пре-, чрез- при русских пере-, через-: преступить, преступник, преграда, предать, предания, превращенье, преемник, престать, чрезвычайный и др; из- при рус. вы-: издать, истекающий и др.; воз-, из-, низ-, пред-: восстать, низвергать, низвергнутый, низведет, воспеть, воскресить, совершить, соратник, вопрошать, предстать, предписать и др.;
  • суффиксами -ствие, -ие, -знь, -ын(я), -тв(а), -есн(ый): молитва, благочестие, бытие, небеса, пение, преддверие, счастие, телесный, чудесный, чудеса; врачевание, моление, терзание, мечтание, дарование, мироздание, соединение, создание, сотворение, уединение, шествие;
  • части сложных слов добр(о)-, благ(о)-, жертв(о)-, зл(о)-: добродетель, блаженство, благодетель, благодать, благодатный, единогласно, единокровных, единообразный, животворную и др.
  1. Славянизмы с морфологическими признаками - с суффиксами превосходной степени -ейш-, -айш-: строжайший, должайший, величайший, жесточайший, сладчайший, мудрейший, вернейший, счастливейший и др.; причастными суффиксами -ащ- (-ящ-), -ущ- (-ющ-) при рус. -ач- (-яч-), -уч-(-юч-) бегущий, висящий, горящий, возвращать, лежащий, сидящий, текущий, всемогущий, грядущий.
  2. Среди лексических славянизмов встречаются широко распространенные в поэтических текстах пиитизмы: десница, ланита, очи, перси, уста и др. Поэт использует весь их образный потенциал, создавая прекрасный романтический образ.

В исследуемом материале среди работ, собранных в «Экспериментах», нет ни одного, полностью свободного от славизма. В той или иной степени они являются частью поэтического языка Батюшкова. Но в то же время существует модерация их использования в зависимости от стилистических задач и тем. Так, в поэме фольклорного и народного характера «Я сидел у Волги» на 110 значимых слов присутствуют только 2 славянства: страна, странник.   

И такие частые славянства, некоторые из которых утратили свою стилистическую окраску и выступают средством номинации: время (55), воздух (23) и т.д. Постоянно в прозе и лирике Батюшкова.

Использование старославянского и соответствующей исконно русской формы, некоторых лексических церковных славянств зависит от художественных задач, поскольку именно стилистически окрашенные славянства имеют оттенок повышенной поэзии, помогают создать романтический образ, пейзаж и т.д. Содержание, тема работы определяют степень насыщенности ее церковнославянских форм, которые могут сливаться в одно целое с элементами разговорной речи. Использование полной озвученной-неполной версии, а также их чередование часто мотивируется в лирике Батюшкова звуковым составом строки, достижением ритма, рифмы, конструированием мелодии, написанием звука и т.д. И во многом благодаря индивидуальному авторскому стилю.

Заключение

Начало творческого пути К.Н.Батюшков совпал с периодом полемики о старых и новых слогах. Батюшков также считал пост-петровскую эпоху временем, когда шла борьба между старыми и новыми элементами русского литературного языка, и, составляя план курса по русской литературе, Батюшков включал в него пункт: «Борьба старых нравов с новыми, старого языка с новым».

Литературные и лингвистические взгляды Батюшкова в целом совпадали с взглядами «новаторов», но иногда обе стороны противоречия подвергались критике. Батюшков с негодованием отверг обвинения в «галлии» и раскритиковал слепое подражание Западу в письмах и прозе («Прогулка по Москве»). Это было выражением особенности его творческих поисков: в погоне за объективностью, поиском собственного пути, прояснением взгляда на наследие прошлого, стремлением нарушать застывшие границы, мертвыми правилами и стилевыми ограничениями. В борьбе за ясность и чистоту слога, в высказываниях Батюшкова о состоянии языка начала XIX века. В взглядах на пути его развития чувствуется стремление избавиться от сухих и общепринятых форм, существовавших на литературном языке, ограничивающих точность, ясность и легкость письменной речи.

Все произведения Батюшкова были объединены мыслью о красоте, преобразующей силе «искусства слова», поэтому Батюшков любил использовать звучные слова, не хуже итальянских, отсюда и многие славянские формы, такие как риза, ланита, рот, волосы и т.д. Возвышенность поэтического стиля предопределила преобладание славянизма над заимствованием иностранных языков и устно-народными элементами в творчестве Батюшкова. Сам язык Батюшкова отражал переходный характер эпохи, особенности как нового, так и старого слогов.

Среди изучаемых форм - славянства, заимствования и народно-разговорные элементы, преобладают славянские формы, которые наименее используются в эпистолярном языке, затем в прозаических текстах и, в наибольшей степени, в поэтических текстах. Это связано прежде всего с особенностью эпохи, близостью классицистических традиций, которые не позволяли полностью отказаться от «высшего», книжного стиля у низших и средних полов. В то же время Батюшков тщательно отбирал славянства и использовал только те, которые не были «архаизмами, морфологически тяжелыми и грубыми». Использование неполных форм чаще всего мотивируется достижением гармонии, мелодии, этой очаровательной «сладости» поэзии, уже отмеченной его современниками.

Для Батюшкова, как и для «архаистов», красота языка заключается в его природе. В меньшей степени увлечение галлицизмом, характерное для светского общества начала XIX века применимо к Батюшкову. Все эти формы, осуждаемые «архаистами», ему не чужды, но в изученных текстах их избыточность не наблюдается. Базовые языки: латинский и итальянский. А в высказываниях о путях развития русского языка есть вера в силу русской культуры и необходимость ее первоначального развития.

Стремление демократизировать литературный язык проявилось в использовании Батюшковым общих общеупотребительных языковых элементов и устно-речевых синтаксических структур. Особенно ярко ощущение живого общения передают эпистолярные тексты Батюшкова, в которых Батюшков общается с друзьями на понятном живом русском языке.

Позиция «новаторов», выражающаяся в сближении языка книги с живым, «Пиши как говорят», Стремление к ясности, сочетание элементов двух элементов в языке Батюшкова - книжного и устного, церковно-славянского и русского и притяжения, наряду со словами «высокого стиля» народного, русского словарного запаса, помогло установить средний стиль и подготовили почву для дальнейшей деятельности А.С.Пушкина по формированию национального литературного языка и сближению его с народной речью.