Государственное управление и национальные проблемы субъектов Российской Федерации

ВУЗ: РАНХиГС
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 15.04.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ для РАНХиГС:

 

Много готовых курсовых работ для РАНХиГС

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Правительство Российской Федерации: правовой статус, функции, структура, организация деятельности
Полномочный представитель Президента Российской Федерации в федеральных округах: правовой статус, функции, структура, организация деятельности
Государственное управление в республиках – субъектах Российской Федерации
Государственное управление в краях, областях – субъектах Российской Федерации


Введение:

Современное российское государство исторически развивалось как федеративное многонациональное государство. Конечно, сосуществование более 150 народов в рамках одного государства требует от него значительных усилий, выраженных в конкретной национальной и языковой политике, для совмещения совпадающих, расходящихся, а иногда и противоположных национальных интересов. Проблема влияния на национальные отношения чрезвычайно сложна и многогранна, так же как и многогранны сами национальные отношения, пронизывающие все стороны общественной жизни. Они не существуют в чистом виде, но проявляются как интересы наций в экономической, социальной, политической, духовной сферах жизни многонационального сообщества.

Языковые и национальные отношения находятся во взаимоотношениях между категориями части и целого, что, между тем, не подразумевает механистического, суммирующего понимания целого - ни одна из сторон не может рассматриваться без другой. В целостной системе национальных отношений их составные языковые отношения выражают природу целого в силу того, что национальный язык является одной из основных характеристик феномена «национальное сообщество». Под языковой политикой понимается система мер, разработанных и реализуемых органами государственной власти и различными общественными организациями и объединениями, направленных на создание условий для сохранения, развития и использования национальных языков в максимально возможном количестве сфер их функционирования в обществе. Этот акцент в целом способствует укреплению гибкости национальной политики государства.

Для современной многонациональной России, которая строит демократическое общество, в котором живут более 170 человек, большое значение имеют развитие и укрепление межнациональных отношений и предотвращение конфликтов на национальной почве. Национальные проблемы нельзя считать решенными раз и навсегда. Это гибкая, динамичная и деликатная сфера жизни, которая требует особого внимания со стороны государства для предотвращения межэтнических конфликтов, дестабилизирующих общество. И сегодня, с общей тенденцией к снижению межэтнической напряженности, в нашем обществе предпринимаются попытки использовать межэтнические конфликты для решения политических и экономических проблем определенных лиц.

В последние годы состояние межэтнических отношений и характер конфликтов в этой сфере довольно резко изменились. Удалось снизить интенсивность открытых массовых вооруженных конфликтов и их последствия (чеченский конфликт, осетино-ингушский конфликт).

Нынешние конфликты носят явно локальный характер и проявляются в столкновениях между относительно небольшими группами людей. В то же время наблюдается рост числа и серьезности таких конфликтов в различных регионах (убийства и нападения с использованием расовых и национальных мотивов), рост враждебности, что отражается на языке, особенно в плохо контролируемых сегментах информации. пространство - интернет и т. д., а также тенденция к мелким конфликтам в групповые столкновения. Характерно также, что конфликты проявляются, среди прочего, в регионах, которые считаются очень спокойными в межэтническом смысле. Уже эти факты указывают на то, что скрытая напряженность растет во многих регионах.

Среди факторов, которые можно рассматривать как непосредственно провоцирующие, - плохо контролируемые миграционные процессы, социально-экономические беспорядки и гипертрофированное неравенство этнических групп, этническая принадлежность многих процессов в ряде республик, распространение психологии насилия.

По большей части стратегия в государственном политическом управлении понимается как система мер по улучшению ситуации в конкретной области управления или определенный стратегический план, создание которого заключается в развертывании общественной полемики вокруг действий определенных политические силы. Логично, что инициаторы таких стратегических событий получают определенные политические очки, обеспечивая для себя «серьезные проблемы» и «глобальные» задачи, даже если дела не выходят за рамки публичного пиара соответствующих политических сил.

Углубленное изучение вопросов государственного управления при решении национальных проблем может стать серьезным фактором преодоления трудностей в решении сложных межэтнических проблем.

Эти обстоятельства объясняют актуальность и важность темы исследования, целью которой является определение степени влияния государства на решение национальных проблем, а также выработка предложений, направленных на совершенствование законодательства.

Чтобы определить роль, цели и содержание государственного управления в решении национальных проблем, его значение, необходимо раскрыть содержание и характеристики государственного управления и национальных проблем, которым и посвящена эта работа.

Основными задачами данной работы с целью раскрытия темы являются:

  • определение государственного управления,
  • изучение национальной проблемы
  • рассмотрение путей решения общегосударственной проблемы государственной властью Российской Федерации.
  • анализ государственной национальной политики, проблемы ее реализации.

Объектом исследования являются правовые отношения между государственными органами Российской Федерации, субъектами Российской Федерации и народами, населяющими нашу страну.

Предметом исследования являются управленческие решения органов государственной власти в области решения общегосударственных проблем.

Вопросы решения государственных проблем государством неоднократно поднимались в литературе, в частности, в работах таких авторов, как Поплаухин В.Е., Бессарабов В.Г., Черкасов К.В. и так далее.

Методологической основой данного исследования являются общенаучные методы познания и частные юридические методы: диалектические, исторические, функциональные, статистические, формально-логические, комплексные исследования, сравнительная юриспруденция, системно-структурный анализ и т. д. Использование широкого спектра существующих методов Право в письменной форме выпускной квалификационной работы дало автору возможность осмыслить генезис и закономерности принятия управленческих решений в области решения общегосударственных проблем.

Данная работа написана на основе анализа норм конституционного, гражданского, административного законодательства и других нормативных правовых актов Российской Федерации.

Использованы материалы периодических изданий, статистические данные, рекомендации высших судебных органов.

Понятие и содержание государственного управления в межнациональных отношениях в Российской Федерации

Понятие и содержание государственного управления

В широком смысле управление означает руководство чем-то (или кем-то). В аналогичном смысле это интерпретируется в наши дни.

Управление - это деятельность органов власти.

Несомненно, недостаточно ограничиться такими терминологиями. В связи с этим возникает необходимость раскрытия содержания данного руководства, его функционального значения.

Социальный менеджмент как атрибут общественной жизни выражается в чертах, предопределенных общими чертами, присущими менеджменту как научной категории.

Наиболее значимыми являются следующие:

  1. Социальное управление - это только когда проявляются совместные действия людей. Сам по себе этот вид деятельности (производственный и другой) пока не способен обеспечить необходимое взаимодействие своих участников, бесперебойное и эффективное выполнение стоящих перед ними общих задач, достижение общих целей. Руководство организует людей специально для совместной деятельности и определенных групп и организует их;
  2. Социальное управление по своей основной цели оказывает упорядочивающее воздействие на участников совместной деятельности, придавая организации взаимодействие людей. В то же время обеспечивается координация отдельных действий участников совместной деятельности, а также общие функции, необходимые для регулирования такой деятельности и непосредственно вытекающие из ее характера (например, планирование, координация, контроль и т. д.). выполнено;
  3. социальный менеджмент имеет в качестве основного объекта влияния поведение (действия) участников совместной деятельности, их отношения (управление поведением людей);
  4. Социальное управление, выступая в роли регулятора поведения людей, достигает этой цели в рамках общественных отношений, которые, по сути, являются отношениями управления. Они возникают, прежде всего, между субъектом и объектом в связи с практической реализацией функций социального управления;
  5. Социальное управление основано на определенной подчиненности воли людей - участников управленческих отношений, поскольку их отношения являются сознательно-волевым посредничеством. Воля губернаторов имеет приоритет над волей управляемых. Отсюда - властность социального управления, что означает, что субъект управления формирует и реализует «доминирующую волю», а объект подчиняется ей. Так выражается волевой момент общественного контроля.
  6. Следовательно, власть является особым средством обеспечения того, что воля управляемых следует воле губернаторов. Так происходит волевое регулирование поведения людей, а в условиях государственной организации общественной жизни обеспечивается необходимое «вмешательство» государственной власти в общественные отношения;
  7. Социальному управлению необходим специальный механизм для его реализации, который персонифицирует субъектов управления. Роль таких играет определенная группа людей, организационно оформленная в виде соответствующих органов управления (государственных или государственных), или отдельных уполномоченных лиц. Их деятельность, которая имеет определенную цель и особые формы выражения, носит управленческий характер.

Управление, понимаемое в социальном смысле, разнообразно. В широком смысле его можно понимать как механизм организации общественных отношений. В аналогичном смысле можно сказать, что его задачи и функции практически выполняются всеми государственными органами, независимо от их конкретной цели, а также общественными объединениями. Местное самоуправление также является элементом системы социального управления. Объектом управления здесь является все общество в целом, все варианты социальных отношений, которые в нем развиваются.

Социальное управление также имеет особое значение. В этой версии оно обычно характеризуется как государственное управление, которое понимается как особый вид государственной деятельности, отличающий его от других его проявлений (например, законодательная, судебная, прокурорская деятельность), а также от управленческой деятельности общественности объединения и другие негосударственные образования (трудовые коллективы, коммерческие структуры и т. д.).

Понятие «государственное управление» широко используется в отечественной и зарубежной научной литературе, а также в законодательстве многих стран. Уже более 70 лет он используется и в нашей стране, что дает конституционные основания для разграничения этого вида государственной деятельности.

Впервые подробное определение советской государственной администрации было дано Ц.А. Ямпольская в 1954 году сформулировала это следующим образом: «Советская государственная администрация или исполнительная и административная деятельность государства являются формой подзаконных актов, организующих деятельность Советского социалистического государства, осуществляемых под руководством Коммунистической партии и направленных при построении коммунизма в СССР, который заключается в непосредственном руководстве исполнением законов, проверке исполнения законов и других государственных актов, планировании, учете и контроле и находит юридическое выражение в актах государственного управления (нормативных актах управления и отдельных актах). 

Особенно значимым структурно-функциональным элементом в системе государственного управления является институт оперативного управления, обеспечивающий практическую реализацию, реализацию и реализацию законодательных решений. В связи с этим в теории административного права наиболее распространенной является концепция государственного управления в узком смысле. В то же время это означает самостоятельный вид государственной власти, который носит организационный, исполнительно-административный, подчиненный характер, осуществляемый специальной категорией субъектов административного права - государственными органами (их должностными лицами) для практической реализации. о задачах и функциях государства в процессе повседневного и непосредственного управления экономическим, социокультурным и административно-политическим строительством. Несмотря на определенные расхождения во взглядах, почти все авторы подчеркивают организационный, исполнительный и административный характер государственной и административной деятельности, направленной на решение основных задач и выполнение основных функций государства. В то же время все подчиненные исполнительно-административные, координирующие и контролирующие органы государственной власти справедливо квалифицируются как государственная администрация Старилов Ю.Н. Курс общего административного права. 

Принимая во внимание многие теории, государственное управление представляет собой практическое, организующее и регулирующее влияние государства (с помощью властей) на социальную жизнь людей с целью ее упорядочения, сохранения или преобразования на основе власти.

Деятельность органов управления по регулированию межэтнических отношений в субъектах Российской Федерации

Современное государственное устройство Российской Федерации является наиболее сложным среди государств мира из-за значительного числа субъектов, составляющих страну, различных принципов, лежащих в основе их формирования (административно-территориального, национального), существенных различий в размере Население, проживающее в них, уровень социально-экономического развития регионов, нахождение их в разных природно-климатических условиях. Это обстоятельство создает определенные трудности в формировании и реализации единой федеральной политики на территории страны, а также в централизации системы государственного управления, что столь необходимо на современном этапе развития российской государственности. Эта необходимость обусловлена ​​глобальными политическими и социально-экономическими изменениями в мире, формированием его биполярной структуры (США - Китай).

В условиях многонациональной России, где этнический фактор исторически оказывает наиболее серьезное влияние и порождает большое количество проблем, и тем более в наше время, когда «этническая дифференциация не может быть нивелирована, наступила эра, которая стимулирует культурную разнообразие "(Р. Хакимов). Отсутствие собственной правовой базы в области прав народов (особенно его конституционных основ) более чем странно. В конце концов, это не просто смещение акцента с группы на личность. Проблема заключается в том, что, обеспечивая коллективные права этнических общностей, государство целенаправленно влияет на социальные, этносоциальные, межэтнические связи и отношения, на процессы формирования и функционирования этно-национальной идентичности.

Вопросы реализации государственной этнической политики и гармонизации межэтнических отношений стали регулярно рассматриваться Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Советом Безопасности Российской Федерации, Генеральной прокуратурой Российской Федерации, Общественная палата Российской Федерации и политические партии.

В определенной степени причиной повышенного внимания государства и общества к межнациональным отношениям стал рост межэтнической напряженности в стране (события в Новоалександровске, Ставрополе, Москве, факты нападений на духовенство и т. д.), попытки со стороны ряд экстремистских организаций для политизации этнических и религиозных факторов.

В своем послании Федеральному Собранию Российской Федерации в 2008 году Президент Российской Федерации назвал эту проблему одной из современных проблем в сфере межэтнических отношений: «Некоторые люди не избегают даже самых грязных технологий - пытаются разжечь межэтнические и межконфессиональные распри в нашей многонациональной демократической стране. с этим ... прошу вас ускорить принятие поправок в законодательство, ужесточающих ответственность за экстремистские действия». 

Данные мониторинга СМИ, проведенного Министерством регионального развития России, свидетельствуют о заметном и неуклонном росте общественного внимания к «национальному вопросу», вызванному, прежде всего, усилением проявлений экстремизма в Российской Федерации. Так, за период с 2000 по 2010 гг. Наблюдался постоянный (в 15 раз) рост количества публикаций в СМИ, посвященных состоянию межэтнических отношений, проявлениям экстремизма, ксенофобии и национализма (с 10,3 тыс. В 2000 г. до 147,7). в 2010 году), а в первом полугодии 2011 года количество публикаций было зафиксировано на уровне 61,1 тыс. 

Основными нормативно-правовыми актами, реализующими основные подходы государства в области национальной политики, являются: Федеральные законы от 17.06.1996 г. № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии» от 19.05.1995 г. № 82-ФЗ, «Об общественных объединениях» от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ, «О свободе совести и религиозных объединениях» от 05.12.2005, № 154-ФЗ «О государственной службе русских казаков», от 06.10.1997 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», целый комплекс нормативных правовых актов по защите прав коренных народов и др.

Министерство регионального развития России при участии заинтересованных федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации подготовило в первой половине 2010 года, а в марте 2011 года внесло в Правительство Российской Федерации поправки к Концепции государственной национальной политики. Российской Федерации. Вкратце, суть корректировок может быть выражена следующим образом: укрепление единства российской гражданской нации и сохранение ее этнокультурного разнообразия, которые формируют два потенциала для конкурентоспособности страны.

Министерство регионального развития Российской Федерации с целью повышения эффективности реализации государственной национальной политики, а также своевременного предупреждения и предотвращения конфликтных ситуаций разработало и приняло «Инструкцию о порядке выявления возникающих конфликтов». в области межнациональных отношений и действий, направленных на устранение их последствий », что было утверждено приказом Министра регионального развития Российской Федерации от 29 июня 2007 г. № 57.

По состоянию на середину июля 2007 года в 14 субъектах Российской Федерации были приняты и действуют региональные концепции государственной этнической политики, учитывающие как основные положения федеральной Концепции, так и региональные особенности этнокультурной ситуации.

Долгое время в Российской Федерации не было системного финансирования для реализации государственной национальной политики на федеральном уровне. Основные расходы в соответствии с Федеральным законом от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" были покрыты регионы.

Согласно данным мониторинга Минрегионразвития России, в 2010 году регионами было выделено около 320 миллионов рублей на мероприятия, затрагивающие в той или иной степени межэтнические отношения (более трети этой суммы составили расходы на поддержку коренных народов). что составляет 0,2% всего населения страны).

В федеральный бюджет на 2008-2010 гг. Расходы были предусмотрены на проведение мероприятий в Российской Федерации по реализации государственной национальной политики в размере 240 миллионов рублей. ежегодно.

Проект концепции программы на 2009-2015 годы предусматривает выделение 4,5 миллиарда рублей из федерального бюджета. Кроме того, планируется использовать средства из региональных бюджетов и внебюджетные фонды.

Учитывая актуальность вопросов современного развития финно-угорских народов Российской Федерации, руководство страны приняло решение о создании Поволжского центра по культуре финно-угорских нардов в Саранске и Финно-угорского культурного центра в Сыктывкаре.

Центр в Саранске был создан в соответствии с Протоколом заседания Правительства Российской Федерации «По вопросам социально-экономического развития Республики Мордовия» от 28 апреля 2006 года № 14 и зарегистрирован Управлением Федеральная регистрационная служба по Республике Мордовия в Саранске 12 сентября 2006 года.

Ряд финно-угорских общественных организаций продолжают поднимать вопрос о представительстве финно-угорских народов в государственных органах в регионах их компактного проживания.

В последние годы достигнуты значительные результаты в вопросе финансирования мер по поддержке российских немцев. В 2006 году была завершена реализация Федеральной целевой программы Президента Российской Федерации «Развитие социально-экономической и культурной базы возрождения русских немцев на 1997-2006 годы».

Осуществленные мероприятия способствовали предоставлению российским немцам возможности сохранить и в дальнейшем развивать свою этническую и культурную самобытность, возможность оставаться в регионах своего проживания и активно участвовать в дальнейшем развитии своей страны.

В начале 2010 года в Российской Федерации было зарегистрировано более 20 общественных объединений рома, которые работают в тесном сотрудничестве с государственными органами субъектов Федерации, оказывают реальную помощь в решении вопросов жизни населения рома.

В то же время, в первой половине 2010 года возникли конфликтные ситуации в общественно-политической жизни общины рома в России. В частности, сложилась ситуация с арендой помещений, занимаемых Федеральной национально-культурной автономией рома.

Заслуживает внимания решение проблемы создания общин рома, занимающихся организацией помощи семьям рома. Необходимо также увеличить количество и повысить эффективность деятельности национально-культурных автономий рома на региональном и местном уровнях.

В первой половине 2010 года в субъектах федерации продолжала формироваться система консультативных и экспертных советов по межнациональным отношениям и взаимодействию с национальными организациями. Подобные структуры уже действуют в 62 регионах Российская Федерация.

В настоящее время вопрос координации и методического обеспечения их деятельности на федеральном уровне является актуальным. С этой целью в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации (от 17 апреля 2006 г. № 527-р) при Министерстве регионального развития создан Консультативный совет по делам национально-культурных автономий. Россия, в которую вошли лидеры всех федеральных национально-культурных автономий. Консультативный совет стал эффективным и авторитетным механизмом обеспечения защиты прав всего спектра национально-культурных автономий, а также важным звеном в системе мониторинга и урегулирования предконфликтных ситуаций в регионах.

Вопросы содействия социокультурной адаптации мигрантов, их изучению русского языка, особенностям культуры и быта народов, населяющих Российскую Федерацию, системе трудоустройства представителей национальных диаспор, созданию и функционированию Общественный молодежный международный клуб "Дружба ФНКА".

Научно-практический семинар «Роль национальных общественных объединений и национально-культурных автономий в гармонизации межэтнических отношений, содействие социально-культурной адаптации мигрантов» занял важное место во взаимодействии органов государственной власти с общественными объединениями в реализации государственная этническая политика. Основное внимание было уделено проблемам взаимодействия власти и национальных общественных объединений в достижении гармонизации межэтнических отношений.

В то же время, несмотря на принятые меры, общество продолжает поддерживать высокий уровень межэтнических конфликтов. Произошло значительное увеличение количества межэтнических и межконфессиональных конфликтов. Они дестабилизируют политические процессы в обществе, ведут к росту социальной напряженности и конфронтации, угрожают безопасности как отдельных граждан, так и государства. В большей степени эти негативные тенденции проявляются в регионах, где наблюдается активный приток легальных и нелегальных мигрантов.

В контексте продолжающегося роста насильственной, в том числе экстремистской, преступности в Санкт-Петербурге с начала 2003 года, с непрерывным увеличением миграционного потока, городская прокуратура за прошедший период радикально пересмотрела механизм реализации надзорная функция в этой области работы.

Прежде всего, работа стала приоритетом. В его реализации были задействованы как все структурные подразделения прокуратуры, так и все правоохранительные и регулирующие органы города.

Учитывая, что в Санкт-Петербурге не было четкого алгоритма действий, направленных на предотвращение экстремистских проявлений, выявление, пресечение и раскрытие экстремистских преступлений, городская прокуратура инициировала принятие комплекса нормативных документов по организации работы в этой области.

Так, при непосредственном участии городской прокуратуры Законодательное собрание приняло законы Санкт-Петербурга «Об основных направлениях молодежной политики Санкт-Петербурга на 2006 - 2010 годы», «Об целевой программе Санкт-Петербурга». «Профилактика преступности среди несовершеннолетних в Санкт-Петербурге» на период с 2006 по 2008 год »и другие. Эти нормативные правовые акты определили приоритетные направления деятельности правоохранительных и регулирующих органов города в сфере противодействия экстремизму.

Также по нашей инициативе правительство города приняло Программу гармонизации межэтнических и межкультурных отношений, профилактики ксенофобии, укрепления толерантности в Санкт-Петербурге на 2006-2010 годы, реализация которой продолжается. Другие программы по борьбе с экстремизмом также были приняты.

Для преодоления существующей разобщенности по инициативе городской прокуратуры была создана межведомственная рабочая группа по борьбе с экстремизмом, которая продолжает свою деятельность.

Помимо городской прокуратуры в ее состав входят Главное управление внутренних дел Санкт-Петербурга и Ленинградской области, Управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, СЗ УВДТ, СЗ ТУ, Федеральное Служба наркоконтроля РФ по государственной безопасности Санкт-Петербурга. С учетом утвержденного плана работы группы, указанные правоохранительные и регулирующие органы проводят систематическую работу по предотвращению экстремистских проявлений в городе. Специфика поставленных задач, принцип «разделения труда» между всеми его участниками, безусловно, способствует эффективности деятельности. Координирующая роль городской прокуратуры в работе группы обеспечивает постоянный обмен оперативно значимой информацией между всеми ее членами, что в конечном итоге неизбежно влечет за собой быстрое принятие необходимых ответных мер.

Естественно, в самом начале своей деятельности группа столкнулась с трудностями. Например, не было разработанных методов проведения инспекций, системы регистрации лиц, склонных и участвующих в экстремистской деятельности. Некоторые правоохранительные и регулирующие органы города, как правило, пытались отстраниться от участия в деятельности группы. Дополнительные трудности создавало сформированное в городе негативное общественное мнение о деятельности правоохранительных органов в этой области.

Чтобы преодолеть возникшие трудности, городская прокуратура начала на постоянной основе информировать градоначальника о результатах проведенной работы, а также о возникающих проблемах. Работа с городской администрацией, а также с региональными федеральными органами исполнительной власти стала строиться на плановой основе с постоянным мониторингом ее результатов.

Таким образом, в Российской Федерации создана правовая основа государственной этнической политики и существуют нормы, обеспечивающие межэтническое и межэтническое равенство. Были приняты основополагающие законодательные акты, устанавливающие гарантии прав коренных народов, национальных меньшинств, защиты исконной среды обитания и традиционного образа жизни этнических общин, совершенствуется законодательство о языках, правовые основы этнокультурного развития народов. Россия и др.

Влияние государства на решение национальных проблем

Понятие национальных проблем

Отличительной чертой последних двух десятилетий является политизация всех сторон национальной жизни, в том числе языковых. Они оказались в значительной степени вовлечены в орбиту политических процессов и стали объектом политических манипуляций.

Хотя обострение национальных отношений стало одной из причин распада СССР, вопросы национальной и языковой политики, к сожалению, не стали решающими для многонациональной Российской Федерации на этапе демократизации общества. Внимание властей было сосредоточено на перестройке экономики и перераспределении сфер политического влияния. Между тем в условиях федерации многонациональность и многоязычие являются теми объективными факторами, которые должны учитываться всеми политическими силами и при любых обстоятельствах. От этого во многом зависит общеполитическая ситуация в многонациональном государстве, его национальная (государственная) безопасность и стабильность.

К началу 90-х годов. Наряду с ростом уровня конфликтности в национальных отношениях объективно возросла потребность в систематизированном научно обоснованном подходе к решению национальных проблем. Речь шла, прежде всего, о разработке и принятии такой концепции национальной политики, которая отвечала бы требованиям современного этапа и могла бы служить главным образом для поиска альтернативных путей выхода из конфликтных ситуаций. Однако его назначение не могло быть ограничено этой задачей. Концепция как определенный способ понимания развития национальных, в том числе языковых, отношений должна была стать руководящей идеей, основой системного подхода к вопросам воздействия на национальные и языковые отношения. Помимо разрешения конфликтных ситуаций, он должен был также быть направлен на поиск путей предотвращения межэтнических конфликтов и выстраивание позитивной, конструктивной национальной и языковой политики.

С этой целью было предпринято несколько попыток, в результате которых были разработаны следующие концепции:

  1. Концепция Государственной программы национального возрождения народов Российской Федерации (1992 г.);
  2. Концепция Государственной программы по сохранению и развитию языков народов Российской Федерации (1992 г.);
  3. Концепция государственной этнической политики Российской Федерации (1996 г.).

Их анализ по-прежнему представляет интерес, поскольку любая идея, облеченная в правовую форму, как правило, не прекращает свое существование при обновлении законодательства, изменении политического курса или даже при нарушении социально-экономического образования. Большинство идей, однажды сформулированных и в том случае, если они не получили или утратили свою юридическую форму, могут ждать второго появления. Что касается языковых отношений, то такой «ренессанс» для них еще не пришел, но, учитывая, что потенциал национальных (и вместе с ними языковых) отношений неизмеримо велик, следует предполагать наличие не только позитивных, но и негативных тенденций в их развитие.

Распад Советского Союза рассматривался многими интеллектуалами и политиками как естественная победа либерализма, влекущая за собой законодательное изменение статуса субъектов Российской Федерации и перераспределение полномочий между субъектами и федеральным центром, т.е. Кардинальная ревизия всей системы федеративных отношений в Российской Федерации. По сути, содержание национальной политики сводилось к неизбежной необходимости повышения правового статуса российских автономий. Это рассматривалось как решение всего комплекса национальных проблем.

Наиболее авторитетным выражением этой позиции был предложенный академиком, который, будучи идеалистическим по своему характеру, оказал сильное влияние на большинство дальнейших законодательных и концептуальных разработок. Поэтому, когда в 1992 году была предпринята попытка разработать концепцию национальной политики новой России, ее проект изначально страдал от многих «болезней» первого либерального опыта, которые, однако, отличались сбалансированным подходом к теоретическому наследию. советской эпохи.

В то же время в Концепции государственной программы национального возрождения народов Российской Федерации была предпринята попытка переосмыслить теоретические подходы к решению национальных проблем. Изменение используемой терминологии показательно в этом отношении: вместо понятий «нация» и «меньшинство» были введены понятия «народы», «национальности», «этнические общины», что отражает общую направленность Концепция пересмотра основных категорий в сфере национальных отношений (национальная политика) ... Основным ее содержанием были не столько сами национальные отношения, сколько взаимоотношения федерального центра и субъектов Федерации, перераспределение полномочий между их в пользу предметов. Более того, Концепция, в отличие от параллельного процесса принятия Федерального договора и последующего заключения договоров и соглашений с отдельными субъектами Федерации, не подразумевала неравномерности такого перераспределения, когда национальные республики (бывшие автономии) получил больше прав, чем другие субъекты Российской Федерации. В области культуры идея политики культурного плюрализма была предложена взамен национально-культурного строительства, которое также включало проблемы развития национальных языков. В Концепции культурно-информационное пространство страны (государства) рассматривалось как неделимое между народами, населяющими Российскую Федерацию.

Это означало, что:

  1. ни одна титульная национальность в регионах не может доминировать в области культуры, но везде следует принимать во внимание многонациональный состав населения,
  2. ни федеральные власти при проведении культурной политики по всей стране не должны были нейтрализовать национальный компонент. В документе содержались рекомендации о необходимости организации вещания на языках крупнейших народов и даже их визуального присутствия на национальных телеканалах. Однако проект Концепции так и не был принят, Государственная программа национального возрождения и межэтнического сотрудничества народов России (основные направления), Москва, 1994.

Лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, часто бывает трудно общаться с представителями большинства, если они плохо говорят на своем языке из-за различий в обычаях, традициях и культуре. Все это в совокупности создает трудности в сфере образования и производственной деятельности, тем более что иногда большинство населения не понимает или не хочет понимать проблемы, с которыми сталкиваются представители национальных меньшинств. Юридическое и фактическое ограничение прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, нарушает вышеупомянутый принцип равенства и вызывает конфликты, наносящие ущерб обществу.

Правовой статус национальных меньшинств определяется международными правовыми нормами и государственными нормами, которые должны соответствовать первым. Фактическое положение национальных меньшинств определяется зрелостью гражданского общества и его приверженностью демократии, готовностью создавать и соблюдать законы, защищающие права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам.

Проблемы защиты прав национальных меньшинств, а также прав и свобод лиц, которые к ним относятся, рассматриваются в ряде международных и межгосударственных документов, принятых ООН и региональными организациями, в том числе европейскими.

Современное международное право устанавливает обязанность государства предоставлять лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, права, свободы и возможности для развития, равные тем, которыми обладает большинство населения страны или ее территориального подразделения. Это, в частности, закреплено в нормах, содержащихся в Международном пакте о гражданских и политических правах. Пакт вступил в силу для России 23 марта 1976 года, что справедливо считается одним из актов, устанавливающих общепризнанные принципы и нормы международного права.

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный в Хельсинки в 1975 году, занимает ведущее место среди международных документов, принятых европейскими межправительственными организациями, которые определяют и конкретизируют права человека и гражданские права. В этом документе в качестве принципов, которыми государства-участники обязались руководствоваться во взаимоотношениях, не только уважение прав человека и гражданских прав, но и уважение прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, во имя мира, безопасности и сотрудничества закреплено. В документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению ОБСЕ, принятом в 1990 году, государства-участники подтвердили эти принципы и установили, что они "будут уважать право лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, на эффективное участие". в государственных делах, включая участие в вопросах, касающихся защиты и поощрения идентичности таких меньшинств ".

В Парижской хартии для новой Европы, подписанной в том же 1990 году, главы европейских государств посчитали необходимым более подробно остановиться на правах национальных меньшинств. В Хартии говорится: «Будучи преисполнены решимости содействовать богатому вкладу национальных меньшинств в жизнь наших обществ, мы обязуемся и впредь улучшать их положение. Мы вновь подтверждаем нашу глубокую убежденность в том, что дружественные отношения между нашими народами, а также мир, справедливость, стабильность и демократия требуют защиты этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности национальных меньшинств и создания условий для поощрения этой самобытности. Мы заявляем, что проблемы, касающиеся национальных меньшинств, могут быть удовлетворительно решены только в демократических политических рамках. Мы также признаем, что права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, должны полностью соблюдаться как часть всеобщих прав человека "Известия". 1990.22 ноябрь. ... Следует подчеркнуть, что Парижская хартия подтверждает неразрывную связь между правами национальных меньшинств. и всеобщие права человека, демократия, стабильность и мир.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая в 1950 году и содержащая юридические нормы, обязательные для государств. Конвенция была подписана Российской Федерацией после вступления в Совет Европы. Он был ратифицирован нашей страной 18 июня 1998 года. В него включена статья, запрещающая дискриминацию в отношении кого бы то ни было по различным признакам, включая членство в национальных меньшинствах. В последующие годы Совет Европы принял Европейскую хартию региональных языков или языков национальных меньшинств (1952 г.) и Рамочную конвенцию о защите национальных меньшинств (1955 г.), разработав положения Конвенции о защите прав и основных свободы. Рамочная конвенция содержит ряд позитивных норм, обеспечивающих права национальных меньшинств. Таким образом, следует подчеркнуть, что в Рамочной конвенции Совета Европы защита национальных меньшинств отнесена к сфере международного сотрудничества, что, естественно, накладывает особую ответственность на все государства, включая Российскую Федерацию, многонациональность которой составляет проблему Права национальных меньшинств особенно актуальны. Одним из последних актов Совета Европы, непосредственно связанных с правами национальных меньшинств, был Протокол № 12 к Конвенции о защите прав и основных свобод, одобренный и открытый для подписания Комитетом по правам человека в ноябре 2000 года. Министры Совета Европы, которые подтвердили общий запрет дискриминации при использовании любого признанного закона. право, в том числе право принадлежать к национальным меньшинствам.

Правовые акты, направленные на обеспечение прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, были приняты другими региональными межгосударственными организациями. Например, в октябре 1994 года страны СНГ приняли Конвенцию о правах меньшинств.

Международно-правовые документы, наряду с требованием предотвращения дискриминации в отношении лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, обязывают государства применять для этого необходимые законодательные, административные и другие меры. В ряде европейских государств действуют законы, направленные на обеспечение прав проживающих в них национальных меньшинств.

Вопрос о необходимости принятия закона, гарантирующего права лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, поднимался в нашей стране не раз. Это понятно, поскольку число лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам в России, составляет около одной пятой населения страны.

В Послании Верховного Совета РСФСР от 9 октября 1991 года Верховным Советам независимых республик, ранее входивших в состав СССР, было указано, в частности, что в связи с распадом СССР " Возникла проблема защиты прав и свобод национальных меньшинств, сформированных в каждом из наших суверенных государств, и необходимость ее цивилизованного решения. Это объективная реальность, которая влияет на судьбу людей, и с ней нужно считаться ». предлагается ускорить разработку и заключение специальных двусторонних договоров или соглашений с РСФСР о гарантиях прав и свобод представителей национальных меньшинств - граждан Российской Федерации, проживающих на территории республик, и до их заключения принять правовые меры обеспечить права и свободы национальных меньшинств. Верховный Совет РСФСР гарантировал равенство всех наций на территории Российской Федерации и принятие специального Закона «О гарантиях прав национальных меньшинств в РСФСР». К сожалению, такой закон не был принят, хотя необходимость в нем была и остается очень очевидной.

Федеральные законы, изданные на сегодняшний день в области этнических отношений (за исключением Закона «О национально-культурной автономии»), как правило, распространяются не на все национальные меньшинства, а только на коренные народы, которые составляют лишь небольшую часть национальных меньшинств в нашей стране. страна. Таким образом, в российском законодательстве проблема защиты прав национальных меньшинств остается в значительной степени нерешенной.

В то же время, поскольку в нашей стране имеются факты дискриминации в отношении этнических меньшинств и проблема защиты их прав от дискриминации остается актуальной, законодатели были вынуждены отреагировать на это. Примером нормы, касающейся прав национальных меньшинств, является норма Закона «О языках народов РСФСР», Ведомости СНД и Верховного Совета РСФСР. N 50. ст. 1740; СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3804. 1991, который установил, что «государство гарантирует языковой суверенитет каждого народа, независимо от его численности», а также что государство признает равные права всех языков народов на их сохранение и развитие. В соответствии с Законом "О средствах массовой информации" СЗ РФ. 2000. N 32. Ст. 3333. Использование средств массовой информации в целях разжигания этнической нетерпимости или ненависти запрещено. Уголовный кодекс Российской Федерации, принятый в 1996 году, предусматривает ответственность за нарушение равноправия граждан, а также за действия, направленные на поощрение исключительности, превосходства или неполноценности граждан на основе их отношения к религии, национальности или раса.

В Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» 1997 СЗ РФ. 1997. N 38. Ст. 4339; 1999. N 14. ст. 1653., в которой подробно регламентированы избирательные процедуры, только одна статья посвящена особенностям малочисленных народов. Предусмотрено, что при формировании избирательных округов на территории компактного проживания коренных малочисленных народов допустимо отклонение от среднего показателя представленности избирателей, но не более чем на 30 процентов. Эту норму можно рассматривать только как проявление тенденции к обеспечению прав упомянутых народов, но она не может реально противостоять их дискриминации. Избиратели из этих народов составляют настолько малую часть тех, кто участвует в выборах, что они практически не могут повлиять на выборы депутатов Государственной Думы и даже законодательных органов субъектов Федерации.

Решение национальных проблем в государственном управлении

Важным шагом на пути защиты прав и свобод национальных меньшинств стало принятие в 1996 году Федерального закона "О национально-культурной автономии" СЗ РФ. 1996. N 25. ст. 2965., которая предоставила лицам, принадлежащим ко всем народам Российской Федерации, независимо от их количества и места жительства, возможность сохранения своей идентичности, развития языка, образования и национальной культуры путем создания общественных объединений, наделенных широкими правами и пользующимися государственная поддержка.

Этот закон оказал положительное влияние на межэтнические отношения и сыграл определенную роль в защите права на культурное развитие народов Российской Федерации. Достаточно сказать, что в стране создано почти 300 национально-культурных автономий, что позволило решить многие вопросы развития народного образования и культуры.

В то же время Закон не лишен существенных недостатков. К ним относится тот факт, что он не содержит норм, которые препятствуют его использованию отдельными лицами в целях изоляции национальных культур и, тем самым, разрыва культурных связей между народами, живущими вместе. К сожалению, такие попытки имеют место. Среди них, например, решение государственных органов Татарстана перевести татарскую письменность на латинский алфавит, что не может не создавать дополнительных трудностей для русского населения республики в освоении татарского языка, не говоря уже о том, что вряд ли это оправдано с точки зрения филологии.

Помимо Федерального закона о национально-культурной автономии, все еще существуют области, которые не имеют отношения к предмету этого закона, но имеют важное значение для обеспечения недискриминации малых народов. Среди них сфера представительства национальных меньшинств в государственных органах в целом и, в частности, в избирательном законодательстве. Права человека в России - это международное измерение. 

В концепции обозначены ключевые проблемы развития национальных отношений, в том числе, в частности, «обеспечение политической и правовой защиты малых народов и национальных меньшинств». Однако регулирование и защита прав национальных меньшинств в Концепции не получили развития как самостоятельного направления, и они не включены в принципы национальной политики. Концепция ограничивалась поднятием вопроса об осуществлении гарантий прав коренных народов. Определенные шаги были предприняты в этом направлении. К сожалению, в Концепции не затрагивалась проблема обеспечения права национальных меньшинств на участие в ведении государственных дел.

Значительный прогресс был достигнут и в нашей стране в области регулирования и защиты прав коренных малочисленных народов благодаря принятию в 1999 году двух федеральных законов, а именно: Федерального закона "О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации". СЗ РФ. 1999. N 18. ст. 2208. и Федеральный закон "Об общих принципах организации сообществ коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации" 2000. N 30. Ст. 3122.

Основополагающая и важная особенность Закона о гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации заключается в том, что его сфера действия распространяется не только на лиц, принадлежащих к определенным этническим группам, а именно на коренные народы как таковые, но и на тех, кто постоянно проживает ". места традиционного проживания и хозяйственной деятельности малых народов, ведущих традиционный образ жизни, занимающихся традиционным сельским хозяйством и занимающихся традиционными ремеслами. Это означает, что российский законодатель вышел за этнические границы и принял норму, направленную на ликвидацию дискриминации граждан независимо от их национальность.

Этот подход очень важен, так как он непосредственно вытекает из сущности нормы ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации, согласно которой государство гарантирует равенство прав человека и гражданских прав независимо не только от обстоятельств, перечисленных в этой статье, но и, как говорится, «также от иных обстоятельств».

Естественно, что меры по защите прав коренных малочисленных народов, содержащиеся как в федеральных законах, так и в законах ряда субъектов Российской Федерации, решают лишь небольшую часть объективно существующих проблем.

Как уже отмечалось, в российском законодательстве нет четкой концепции национального меньшинства. Однако представляется, что законодательная консолидация концепции национального меньшинства вполне возможна. Национальное меньшинство состоит из лиц, которые считают себя народом (этнической группой), численность которых меньше числа лиц, которые идентифицируют себя как народ (этнос), составляющих большинство в стране или ее территориальном субъект (субъект Российской Федерации, территория местного самоуправления). В законе должно быть предусмотрено, что гарантии недискриминации распространяются на лиц, хотя они и не принадлежат к национальному меньшинству, но и подвергаются дискриминации по признаку их гражданства представителями гражданства, которое фактически узурпировало власть в отношении субъекта Российской Федерации или на территории местного самоуправления.

Средства массовой информации неоднократно обращали внимание на факты такой дискриминации в ряде мест. Методы дискриминации были разными, но суть их была одна: представитель одного народа (он не может составлять большинство населения) использует свое пребывание у власти в основном в интересах представителей своего народа, игнорируя при этом интересы другие народы. Таким образом, нарушается конституционный принцип равенства прав и свобод человека и гражданина, независимо от их национальности, и права граждан ограничиваются по признаку национальности, а иногда и другой принадлежности.

Предложениям о законе или других правовых нормах, гарантирующих права и свободы национальных меньшинств, обычно противостоит утверждение, что любые меры, устанавливающие особые права для части населения, нарушают принцип равенства, который должен в равной степени применяться ко всем. Такое заявление явно необоснованно, поскольку закон и другие правовые нормы о защите прав национальных меньшинств восстанавливают принцип равенства только по отношению к тем лицам, чьи права и свободы нарушаются из-за их принадлежности к национальному меньшинству.

Федеральный закон о защите прав национальных меньшинств и лиц, которые считают себя таковыми, должен основываться на принципе полного и безоговорочного обеспечения всех прав человека и гражданских прав и свобод представителям национальных меньшинств без какой-либо дискриминации без каких-либо исключений. Без этого конституционная норма, согласно которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, места жительства, отношения к религии и других обстоятельств, не может считаться выполненной, и наше государство действительно демократичный

Основная проблема закона о гарантиях прав и свобод национальных меньшинств заключается в обеспечении их права участвовать в управлении государственными делами как непосредственно, так и через своих представителей (см. Часть 1 статьи 32 Конституции Российской Федерации). Задача закона заключается, прежде всего, в обеспечении представительства национальных меньшинств в законодательных и исполнительных органах государственной власти, в органах местного самоуправления, что необходимо для защиты законных прав и интересов лиц, которые считают себя в качестве таких. Если это не будет достигнуто, то для националистов, которые поселились в некоторых субъектах Федерации и якобы защищают права народов, которые иногда называют «титульными», лазейки останутся, позволяя им сохранять предпочтения для представителей этих народов и продолжать дискриминация в отношении представителей национальных меньшинств Только в семи республиках из 21 - субъектах Российской Федерации лица, принадлежащие к «титульной» национальности, составляют более половины населения. ... Сохранение этой практики не только нарушает принцип равных прав для всех граждан, независимо от их национальности, но и существенно подрывает развитие и единство гражданского общества.

Проблема реальной ликвидации дискриминации в отношении национальных меньшинств при осуществлении ими своего права на участие в управлении как непосредственно, так и через своих представителей, в частности в представительных органах государственной власти и местного самоуправления, со всеми ее очевидными трудностями, вполне разрешимы.

Статья 13 Федерального закона «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» предусматривает право субъектов Российской Федерации устанавливать квоты для представительства малочисленных народов в законодательной (представительные) органы субъектов Российской Федерации и представительные органы местного самоуправления.

Одним из препятствий на пути принятия федерального закона о правах и свободах лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, являются настойчиво пропагандируемые взгляды, согласно которым главной основой демократической структуры нашего общества должно быть не обеспечение и развитие человека. и гражданские права и свободы, но обеспечение прав народа рассматривается как особая этническая группа. Получается, что народы наделены правами, как будто не вытекающими из прав и свобод человека, что логически приводит к тому, что права человека и гражданские права зависят от прав людей. На самом деле права человека и гражданина, связанные с его гражданством, и права людей взаимосвязаны и даже неразделимы. Однако, поскольку права человека и гражданские права могут быть определены с точностью, необходимой для закона, а научное и законодательное определение понятия народа вряд ли возможно (нельзя игнорировать тот факт, что абсолютно «чистые» народы и этнические группы не могут существуют), целесообразно, когда законодательно решаются национальные проблемы исходя из определения прав человека и гражданских прав.

Кажется совершенно несостоятельным некоторые заявления о создании государственных органов, наделенных полномочиями власти, образованной представителями народов (этнических групп), поскольку, во-первых, ни один народ (этнос) не может быть полностью отделен от других народов, а во-вторых, любой орган состоящий из представителей народов и созданный для защиты интересов народов, не может не быть ориентирован на противопоставление прав народа правам и свободам каждого человека независимо от его национальности. Современное цивилизованное общество сегодня рассматривает сферу национальных интересов человека как неотъемлемую часть его прав и свобод. Почти все цивилизованные страны идут по этому пути. Этот путь также выбран в действующей Конституции Российской Федерации, в которой, в частности, отсутствует понятие национальной государственности. Анахронизм - это мнение, выраженное от имени Ассамблеи народов России (общественной организации), что «для федерального, многонационального, многоконфессионального государства двухпалатный парламент имеет свою собственную логику. Кажется, что существует необходимость в Государственная Дума как законодательный орган имеет двухпалатную структуру. Одна палата - Совет. Вторая палата - Совет Национальностей «О национальном благополучии народов России.

В целом, в Концепции будущее русского языка в большинстве республик было представлено в очень мрачном свете: «По мере расширения функций и расширения сферы распространения титульных языков республик в пределах Российской Федерации, Русский язык будет развиваться в направлении языка этнической диаспоры ". Такой подход не только не способствует решению проблем, но может вызвать длительный языковой конфликт. Кроме того, маловероятно, что представителей государственнообразующей нации, составляющей 80% населения, можно правильно отнести к этнической диаспоре на территории Российской Федерации. Как известно, диаспора предполагает пребывание части народа (этнической общности) за пределами страны своего происхождения, но как провести эту черту внутри страны, например, между русским населением Ставропольского края и соседними странами Кабардино-Балкария, где автохтонное население - кабардинцы составляют 46%, а россияне - 35%? И если русское население Краснодарского края является коренным (но не автохтонным), то почему этого не может быть в Республике Адыгея? Здесь возникает проблема изучения и использования коренного населения, принятого в качестве государственного языка (языков) всего населения республики. Какими должны быть критерии того, кого следует классифицировать как коренное население, в какие сроки это население следует считать коренным, и должны ли эти временные критерии отличаться в зависимости от региона? Все эти вопросы, необходимые для построения языка по Люси, не были решены в рамках Концепции и по сей день остаются без ответа.

В качестве одного из способов разрешения конфликтов в Концепции предлагается использовать научно обоснованную функциональную стратификацию языков, которая, несомненно, является одним из стабилизирующих факторов и может в определенной степени влиять на языковую ситуацию. Однако очевидно и другое: для бесконфликтной языковой политики функциональное расслоение языков должно предшествовать введению государственных языков. Повышение в звании государственного языка, который не соответствует его требованиям, может быть причиной его социальной несогласованности в этом качестве и, как следствие, искусственного ускорения его развития, скрытого или явного пренебрежения использованием этого государственного языка. Однако за последние годы функциональное расслоение языков не стало собственностью практики языковых отношений. Полноценное и всестороннее общение в рамках единого гражданского общества в многоэтнических регионах, как указано в Концепции, должно было осуществляться посредством полноценного функционального двуязычия. Но без проведения функциональной стратификации было трудно надеяться на достижение этой цели.

Следующим этапом в создании концептуальной основы языковой политики стала неспециализированная концепция - Концепция государственной национальной политики Российской Федерации, утвержденная Указом Президента Российской Федерации от 15 июня 1996 г. N 909 СЗ РФ. 1996. N 25. ст. 3010. и содержащий формулировку фундаментальных подходов к решению проблем развития национальных отношений, в том числе национально-языковых.

Концепция рассматривает «развитие национальных культур и языков народов Российской Федерации, укрепление духовного сообщества россиян» как одну из основных проблем, требующих решения. В числе основных принципов государственной национальной политики в Концепции обозначено содействие развитию национальных культур и языков народов Российской Федерации, а в качестве одной из актуальных задач - «обеспечение оптимальных условий для сохранения и развития». языков всех народов России, использование русского языка в качестве национального языка; укрепление и совершенствование национальной общеобразовательной школы как инструмента сохранения и развития культуры и языка каждой нации ". Симптоматично, что упомянутые задачи относятся исключительно к духовной сфере.

В Концепции конкретно указано, что национально-культурная автономия, не ущемляя прав, закрепленных за субъектами Российской Федерации Конституцией Российской Федерации, расширяет возможности субъектов Российской Федерации влиять на развитие национальных отношений. Это, казалось бы, тонкое упоминание о нарушении должно быть рассмотрено более внимательно.

Во-первых, в соответствии с положениями Федерального закона от 17 июня 1996 г. N 74-ФЗ «О национально-культурной автономии» СЗ РФ. 1996. N 25. ст. 2965. Национально-культурная автономия является экстерриториальной (то есть не несущей угрозы территориального перераспределения) формой «национально-культурного самоопределения», представляющей собой общественное объединение граждан Российской Федерации, которые идентифицируют себя как определенную этническую общность На основе их добровольной самоорганизации с целью самостоятельного решения вопросов сохранения идентичности, развития языка, воспитания национальной культуры »(статья 1 Закона). В его основе лежат принципы: свободное выражение воли граждан при обращении к определенной этнической общности; самоорганизация и самоуправление; разнообразие форм внутренней организации национально-культурной автономии; объединение общественной инициативы с государственной поддержкой; уважение языка, культуры, традиций и обычаев граждан различных этнических общин; законность (статья 2 Закона).

Во-вторых, правовой статус национально-культурной автономии регулируется не только федеральным, но и региональным законодательством - законами и иными правовыми актами субъектов Российской Федерации (статья 3 Закона). Таким образом, субъект Федерации способен непосредственно влиять на правовое регулирование этих отношений.

В-третьих, положение о том, что права субъектов Федерации не могут нарушаться при введении национальной и культурной автономии, противоречит рассматриваемым положениям Концепции о соблюдении прав и свобод человека и гражданина и их приоритете, которые Так важно для укрепления общероссийского гражданского и духовно-нравственного сообщества (п. 1.1.3 Концепции). Таким образом, решающим фактором здесь является то, что общественное объединение граждан строится по принципу их самостоятельной ссылки на определенную этническую общность. Если бы не эта особенность национально-культурной автономии, то не было бы упоминания о защите прав субъектов Федерации, особенно тех, которые построены по национально-территориальному принципу.

Относительно полная картина проблем языковой политики содержится в разделе 1.1.6 «Основные направления региональных программ государственной национальной политики». Федеральные программы и соответствующие программы субъектов Федерации в области национально-культурного развития должны учитывать положения Концепции и содержать систему мер, направленных на сохранение и развитие культур, языков, традиций народов как условия сотрудничество и взаимное духовное обогащение граждан всех национальностей. Проблемы языковых отношений рассматриваются только как часть национально-культурной жизни народов, решение которых основано на принципах культурного плюрализма. Достижение национального равенства, исключая любые случаи дискриминации по этническому признаку, невозможно без обеспечения равенства граждан в области языковых отношений. И с этой точки зрения положения Концепции могут быть оценены как недостаточные по отношению к языковой политике. Это впечатление усугубляется тем фактом, что реализация положений Концепции неизбежно предполагает принятие ряда правовых актов, необходимых для реализации национальной, в том числе языковой, политики. Однако в Концепции даже не указано примерное направление законотворческой работы.

Также непродуктивным является подход, когда приоритет отдается национальной государственности, которая до сих пор понимается как высшая форма проявления и гарантии полноценной жизни наций. Отмечая, что основное внимание в Концепции уделяется «духовному сотворчеству, культурной жизни народов и культуре межэтнического общения». ​​Авторы Комментария к Концепции справедливо указывают, что содержание национального вопроса не может быть сведено к национально-культурному самоопределению, но в то же время они уверяют, что «в Советском Союзе они уже пытался свести национальный вопрос к проблемам развития культуры, образования, искусства, литературы. «. Но, во-первых, в основе государственного устройства лежал принцип национальной государственности, а во-вторых, именно вопросы развития национальной культуры, образования и национального языка не получили должного внимания со стороны государства. Государство. Возможно, результаты национально-культурного строительства были бы другими и положительно сказались бы на развитии межэтнических отношений в целом, если бы цели были не только заявлены, но и реализованы в полной мере.

Государственная национальная политика: особенности реализации

Понятие и сущность государственной национальной политики

На современном этапе развития Российской Федерации становится очевидным, что кризис межэтнических отношений, детонирующий национальные сепаратистские и экстремистские настроения части общества, создает прямую угрозу целостности и конституционному строению государства. С другой стороны, межэтнические конфликты и конфронтации приводят к массовому нарушению основных прав человека, включая право на жизнь. Соответственно, мировое сообщество постоянно работает над гармонизацией межэтнических отношений и разработкой международно-правовых актов, направленных на защиту прав человека и национального равенства.

«Международный правовой опыт показывает, что любой механизм защиты прав человека и национальных меньшинств может быть эффективным только при наличии двух взаимосвязанных и неразделимых элементов:

  1. единая правовая система и правовое пространство;
  2. независимая судебная власть - гарант компетентной защиты основных прав и свобод человека и национальных меньшинств »Ярославцев В.Г. Предложения по совершенствованию механизма защиты от посягательств на национальное равенство в России, странах СНГ и бывших республиках СССР: Материалы конференции. 

В то же время серьезной проблемой является то, что современный мир все чаще начинает отказываться от традиционных норм международного права. Он все чаще используется выборочно, в зависимости от того, какие цели преследуют государства, объявившие себя гарантами этого права. ООН, ОБСЕ, Гаагский трибунал и другие международные организации превращаются в инструмент давления на нежелательные страны и их лидеров. В результате авторитет международного права падает и заменяется правом сильных. В свою очередь нарушение международного права влечет за собой нарушение прав и свобод человека, а также коллективных прав этнических групп в отдельных государствах. Отсюда серьезная проблема - необходимо восстановить общепризнанный и общеобязательный характер международного права, необходимо укрепить систему международного права как основы демократического развития правовых систем отдельных государств, как универсального правового основа для защиты прав человека и национальных меньшинств в частности.

Следовательно, одним из необходимых условий успешного решения межэтнических проблем является наличие единой правовой системы, т. е. в силу объективных законов развития общества, комплекса взаимосвязанных и взаимодействующих правовых явлений, оказывающих правовое воздействие на социальную сферу. 

Государственно-правовая реализация национальной политики в России станет возможной, если удастся сформировать целостную систему права, составной частью которой будет блок фундаментальных федеральных и региональных законодательных актов, направленных на гармонизацию межнациональных отношений. Конституция Российской Федерации, являющаяся абсолютно высшей в системе права всех субъектов, должна выступать единой правовой основой.

Основным документом в области национальной политики в 90-е годы стала Концепция государственной национальной политики, принятая в 1996 году.

Концепция сыграла важную роль в улучшении межэтнического климата, построении гармоничного гражданского общества на основе принципов равенства народов. Многие из предусмотренных им задач выполнены: создана правовая основа для регулирования федеральных и национальных отношений; введен институт национально-культурной автономии, позволяющий гражданам Российской Федерации, принадлежащим к различным национальным общинам, в частности малым, решать вопросы сохранения и развития своей идентичности, традиций, языка, культуры, образования.

Некоторые задачи, предусмотренные Концепцией, остаются актуальными и по сей день, оставаясь невыполненными. Таким образом, предусмотренные Концепцией федеральные и региональные программы, направленные на национальное развитие и расширение межнационального сотрудничества народов Российской Федерации, не разрабатываются и не финансируются.

В то же время не следует забывать, что принятие Концепции государственной национальной политики было временной мерой, направленной на заполнение пробелов в законодательстве. Развитие основ национальной политики в стране требует дальнейшего правового регулирования.

Однако принятие основного федерального закона в области национальной политики откладывается по сей день. Если раньше его отсутствие было частично компенсировано наличием Концепции государственной национальной политики, то со временем ее актуальность становится все менее и менее значимой, и необходимость разработки и принятия закона об основах национальной политики очевидна.

Актуальность национальной политики как самостоятельной функции государства неоднократно подчеркивалась Президентом Российской Федерации В.В. Путин. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 13 сентября 2004 года было образовано Министерство регионального развития Российской Федерации, на которое возложены функции разработки государственной политики и правового регулирования в области государственной этнической политики и межэтнические отношения в Российской Федерации, а также защита прав национальных меньшинств и коренных народов Российской Федерации.

Необходимо не только разработать законодательство, но и эффективно его применять. Правовые акты, такие как Федеральные законы «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом», статья 282. УК РФ недостаточно эффективны.

Проблемы реализации государственной национальной политики

В условиях глобализации информационная революция, информационные каналы, начиная с содержания школьных учебников и заканчивая сюжетами компьютерных игр, становятся не менее значимым этническим переводчиком, чем во времена Пушкина, рассказывают сказки маленькому поэту его няней Ариной Родионовной. По мнению многих экспертов, сила национальной идентичности становится чрезвычайно важным конкурентным преимуществом, определяющим будущее положение и статус государств и наций в мире.

Похоже, что острота противоречий, связанных с введением курса «Основы православной культуры», обусловлена ​​именно вопросом: должна ли государственная школа быть институтом воспроизводства цивилизационной и национальной идентичности, или она должна быть построена в глобализацию денационализирующих проектов, которые разрушают формирование этнической идентичности, блокируют передачу этнических ценностей? Один из отцов объединенной Европы мондиалист Дж. Аттали, предсказывая появление «глобальных кочевников», которым не нужны национальные корни, культурные традиции и государственная лояльность, заверил, что «новый человек будет свободен от любого» ограничения влияет".

Таким образом, этничность можно рассматривать и оценивать не только как зачаток, но и как важный элемент формирования наций и народов. Этническое развитие в современных условиях - это не только сохранение этнического архаизма, но и сохранение преемственности, воспроизведение проверенных временем ценностей, институтов, практик.

Для малых народов, ведущих образ жизни, основанный на традиционных формах управления, проблема сохранения собственной этнической принадлежности особенно актуальна.

Но в целом вопросы этнического развития и межэтнических отношений не являются наиболее острой задачей стабильности этнополитической ситуации в стране, направления работы государственных органов и ведомств.

Нормы законов, принятых в последние годы («О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации»; «Об общих принципах организации сообществ коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальний Восток »;« На территориях традиционного природопользования коренных народов Севера, Сибирского и Дальневосточного федераций России »и др.) регулируется культура, экономика, права собственности. Однако председатель комитета Госдумы по делам национальностей IV созыва Э. Трофимов отметил, что Закон № 122-ФЗ «выхолащивает все, что связано с финансовой поддержкой, особенно федеральные национально-культурные автономии», «а Водный и Земельный кодексы имеют Изъято это (права на землю и природные ресурсы на территориях традиционного проживания. - А. Ю.).

Ряд аналитиков встревожен тем, что Концепция государственной этнической политики, которая должна была быть изменена по поручению президента, "застряла". И параллельно с этим в качестве основополагающего выступает закон «Об основах государственной политики в сфере межнациональных отношений в Российской Федерации».

Этот закон называется основным законом, но в законодательстве, регулирующем национальную политику, существует реальная угроза "этнического уклона". Замена "государственной этнической политики" на "государственную политику в области межэтнических отношений" может оказаться не просто изменением терминологии, но выхолащиванием существенной стороны национальной политики, сокращая весь спектр национального развития и взаимодействия до узкая ниша межэтнических отношений и собственно этнокультурного развития.

Прослеживается связь таких подходов с доминированием мультикультурных конструктивистских дискурсов в отечественной науке и журналистике.

Таким образом, ряд авторов резко негативно относятся к использованию термина «нация» и этнической основе этого понятия. «Одновременное использование слова« нация », - пишет, например, А. Кустарев, - как синоним понятий« государство »,« народ »,« республика »,« общество »,« общественность »и, согласно Первоначальное значение, как синоним всех понятий, принадлежащих к этногенетическим сообществам («родственники», «племя», «раса»), мешает адекватному пониманию всех проблем, связанных с этим ».« Понятие «нация» слишком репрессивно то есть она навязывает обществу и отдельным лицам определенные практики, эффективность которых для общественного блага сомнительна или даже отрицательна. Неопределенность и эмоциональное бремя этой концепции облегчают манипулирование расистской, ксенофобской и репрессивной риторикой. это из обращения - «забудь о нации», как выразился Валерий Тишков.

Еще одна актуальная задача государственной национальной политики - нейтрализация этнических партий, этнократические тенденции в политической жизни.

Этнонационализм, будучи в настоящее время относительно маргинальным политическим явлением, пытается компенсировать свою слабость за счет усиления агрессивности, спекуляций на реальных проблемах, ошибок и упущений государственной национальной политики, всячески этнируя любую проблему.

Вызывает тревогу тот факт, что этническая принадлежность в настоящее время признается и рассматривается почти исключительно с точки зрения скрытых угроз единству России и предпосылок этнических конфликтов. Представляется своевременным рассмотреть другую сторону этнической принадлежности: как конструктивный культурный, моральный и политический ресурс для развития страны.

В связи с этим необходимо отметить некую «бинарную», «двухслойную» современную этническую принадлежность. Этническая принадлежность органична, естественна, формируется в процессе социализации, аккультурации, в последнее время она структурирована, реорганизована под влиянием пропаганды и новых информационных технологий. Такая этническая принадлежность может образовывать разрушительные идеологические сплавы (от русофобии до «русского фашизма»).

Попытки деэтнизировать политику и деполитизировать этнические отношения в Российской Федерации лишь частично достигли своих целей. Создание этнических партий запрещено законом, но организации, основанные на этнических критериях, продолжают выдвигать идеологические и политические лозунги. Достаточно упомянуть пропагандистскую деятельность так называемого Татарского общественного центра, ряда ассоциаций, действующих от имени финно-угорских народов и опирающихся на поддержку иностранных "этнически связанных" эстонских, финских, венгерских структур, так называемых называется Всемирная черкесская ассоциация, которая обсуждает вопрос о геноциде черкесов в 19 веке ... и призывает международные организации признать ответственность России.

Задача исправления методов восприятия этнополитической реальности не менее актуальна. Мы должны знать, что некоторые близорукие шаги и инициативы в русле упрощенной политической корректности и толерантности могут фактически ухудшить этнополитическую ситуацию.

Например, предложения о запрете упоминания национальности преступников в средствах массовой информации и использования этнонимов в криминальном контексте вступают в противоречие с развитием темы «русского фашизма», которую ряд экспертов и политиков считают главной угрозой международному миру.

Эта асимметрия требует объяснения.

Объективный анализ показывает, что ряд инцидентов и конфликтов тесно связан с отсутствием эффективных механизмов миграционного контроля за адаптацией и интеграцией мигрантов, склонностью ряда диаспор к геттоизации и самоизоляции. Можно констатировать тенденцию превращения ряда диаспор в квазикорпорации, которые не всегда занимаются легальным предпринимательством, имеют собственные структуры информации, взаимопомощи и даже силового влияния, параллельные официальным.

Вопрос о правах диаспор, которые де-факто стали квазикорпорациями в ряде регионов, постоянно обсуждается. Уместно поставить вопрос: что делает диаспора для адаптации соотечественников к жизни в многонациональной среде? Какие механизмы бесконфликтной интеграции в общество предлагают лидеры национальных автономий, национально-культурных сообществ? До сих пор национально-культурные автономии остаются в значительной степени клубами для встреч представителей различных диаспор. Представляется, что вопрос государственной поддержки национально-культурных объединений за счет средств бюджета следует ставить в зависимость от их участия в решении актуальных экономических и социальных вопросов, которые приобрели этнополитическое значение.

Российская ситуация не уникальна; во многих развитых странах (Италия, Швейцария, Голландия, Франция, Дания, Испания) иммиграция сопровождается конфликтами и ростом преступности. Нелегальная иммиграция стала самой острой этнополитической проблемой, которая не может быть решена пропагандой терпимости. Растущее влияние консервативных и праворадикальных партий и антииммигрантские настроения характеризуют политическую жизнь многих европейских стран, которые до недавнего времени являлись образцами межэтнической терпимости и политической корректности.

Эти этнополитические процессы частично выходят за рамки правового регулирования, общественного охвата, а некоторые вообще не рассматриваются как проблемы, требующие политического решения. Возникающий вакуум заполнен криминальными и коррупционными механизмами регулирования. Это вызывает недовольство и сильный протест со стороны граждан. Желание некоторых средств массовой информации и правительственных чиновников поспешно истолковать этот протест только как проявление агрессивного этнического национализма, экстремизма и ксенофобии кажется чрезмерно упрощенным и неконструктивным.

Хорошо известная концепция С. Хантингтона о борьбе цивилизаций сделала цивилизационные проблемы центром пристального внимания и изучения. Конфликты разных уровней (для адекватного понимания которых было недостаточно интерпретировать их как межэтнические или межэтнические) стимулировали попытки интерпретировать их как цивилизационные ошибки. Распад Югославии, массовая миграция в Европу, США, Россию, Австралию выявили культурные и цивилизационные противоречия, которые раньше были почти невидимы.

СМИ часто пишут о межэтническом, межэтническом, межконфессиональном сосуществовании, в то время как принадлежность и притяжение наций к различным цивилизационным системам недооценивается. Но цивилизационные качества взаимодействующих систем и сообществ не сводятся к межрелигиозному, национальному или этническому.

Нельзя недооценивать необходимость надлежащего управления цивилизационным развитием, предотвращения потенциальных конфликтов и достижения баланса различных интересов.

Полное игнорирование цивилизационной самобытности России и русских столь же опасно, как и проявление этой самобытности и ее возведение в ранг эксклюзивности и уникальности. Такая позиция неявно исходит из признания универсализма западной цивилизации в качестве стандарта, которым нужно слепо руководствоваться. По нашему мнению, призывы к некритической ассимиляции западных ценностей, норм и практик утопичны и односторонни. Фактически это превращается в отказ от защиты национальных интересов и их подчинения интересам внешних сил.

С развитием наций механизмы этнического воспроизводства играют в них все меньшую роль, а механизмы воспроизводства и развития социального организма играют все более возрастающую роль. Народное хозяйство, образование, культура формируют параметры современной нации не меньше, чем национальные традиции или фольклор.

Сведение государственной этнической политики только к мерам в области межнациональных отношений является незаконным.

Представитель нации становится носителем системных социальных качеств не только как этнофор, но и в силу принадлежности к социальному организму. Проблемы возникают в процессе взаимодействия высокоурбанизированных наций и наций с преимущественно (или высокой долей) сельского населения, между нациями с высоким процентом современных профессий и нациями, менее вовлеченными в развитые отрасли и т. д.

Наиболее дальновидные политики в Европе и Соединенных Штатах пытаются создать механизмы для компенсации разрушительного воздействия глобальных тенденций на национальную экономику и социальный порядок. Таким образом, в рамках Европейского союза был создан фонд помощи гражданам, пострадавшим от глобализации (соответствующий законопроект уже обсуждался в Европейском парламенте). Фонд в размере 500 млн. Евро позволит около 50 тыс. Человек ежегодно заниматься переподготовкой, переездом и открытием собственного бизнеса. На эту помощь могут рассчитывать сотрудники предприятий и компаний, которые в последние годы сократили свой штат более чем на тысячу человек в результате частичного или полного перемещения производства. Похоже, именно такие институты можно назвать стабилизационными фондами, поскольку они выполняют функции социального (и этнополитического) стабилизатора в первоначальном смысле этого слова.

Тот факт, что интеграция в мировые экономические связи по-разному влияет на разные социальные организмы, в разных регионах и, соответственно, на разные народы России, до сих пор недооценивается.

Борьба с преступностью, коррупцией и эффективностью фискальной политики также приобретает «национальное измерение». В многонациональном обществе они объективно становятся важным компонентом национальной политики в широком смысле этого понятия.

Национальная идентичность давно перестала быть результатом стихийных процессов. Кризис, деградация некоторых государственных институтов усложняют интеграцию в многоэтническое общество, препятствуют формированию наднациональной, гражданской идентичности.

В связи с этим важно подчеркнуть системный эффект современной национальной политики, который не должен сводиться к задачам одного департамента или министерства.

Национальная политика - это понятие, соотносимое с национальными интересами и национальным развитием в широком смысле этого слова. Национальная политика осуществляется не только властями и государством, но и хозяйствующими субъектами, общественными организациями, партиями, армией, школами и учреждениями культуры. Согласно меткому замечанию Э. Ренана, нация - это национальная практика, «ежедневный плебисцит», в котором участвуют все значимые субъекты, слои, социальные и политические силы.

Функционально национальная политика (или национальная политика различных политических субъектов) означает, что нация, этническая принадлежность, цивилизационные и социальные факторы могут стать конструктивным элементом национальной консолидации и интеграции; мощный инструмент легитимации власти, политики; средство формирования и укрепления идентичности и солидарности граждан; форма общенациональной мобилизации, направленной на творческие цели.

Но все эти задачи не будут реализованы стихийно, сами по себе, они должны быть воплощены в конкретные проекты, мероприятия, политические решения.

Вывод:

Анализ вышеуказанных концепций позволяет сделать вывод о необходимости разработки и принятия новой редакции Концепции развития языков народов Российской Федерации и внесения изменений в Концепцию государственной национальной политики Российская Федерация. Подобные изменения также должны быть отражены в концептуальных документах, касающихся развития культуры и образования, а также национальной безопасности страны в этих областях.

Для предотвращения межэтнических конфликтов, укрепления межэтнических отношений в субъектах Российской Федерации необходима целостная система законодательного обеспечения государственной национальной политики в области межнациональных отношений, которая должна содержать основы регулирования национальной политики государства. штат; полномочия Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в области регулирования межнациональных отношений; формы участия органов местного самоуправления, общественных объединений и граждан Российской Федерации в реализации государственной этнической политики; меры, направленные на предотвращение конфликтных ситуаций.

Одна из главных причин роста современного национализма заключается в огромной роли информации, языка, всей семиотической серии современной национальной культуры для социального положения человека в обществе, для государства и развития любого национального сообщества. Очевидно, что цель Концепции развития языков народов Российской Федерации как способа понимания развития языковых отношений, как ориентира для их систематического охвата - устранение, преодоление антагонизмов, противоречий в национальные отношения и причины их возникновения - оставались недостигнутыми в области языковых отношений. Поэтому новая версия Концепции развития языков народов Российской Федерации должна содержать разработку идеи политики культурного плюрализма, ранее провозглашенной в Концепции государственной программы Национальное возрождение народов Российской Федерации (1992) и представлено в Концепции государственной национальной политики Российской Федерации (1996). Прежде всего, это касается разработки и обоснования системы практических мер по организации и поддержанию единого культурно-информационного пространства. В настоящее время культура и язык являются сферой применения законодательных и материальных усилий как федерального центра, так и субъектов Федерации, желательно, чтобы они оставались в их совместной компетенции в будущем. Особенно важным является положение о том, что направления региональных и федеральных концептуальных документов совпадают.

Отношения между федеральным центром и субъектами Федерации должны получить четкое разграничение полномочий в области языковых отношений. Особое внимание следует уделить принципам разграничения полномочий между ними в области финансового и материального обеспечения программ развития языковых отношений. Это должно охватываться областями - официальное общение, средства массовой информации, образование, культура, научные исследования, подготовка лингвистов и преподавательского состава и т. д. Кроме того, Концепция языков должна содержать описание типов программ и систематизировать основы их развития и презентация: программа или программы на русском языке, программы по развитию государственных языков республик, программы по национальным языкам, существующим на территории того или иного субъекта федерации, программы по восстановление и развитие языков меньшинств Российской Федерации и др. В Концепции языков задачи целесообразности и принципы интеграции этих программ в единые программы должны решаться как на республиканском, так и на федеральном уровнях. Особое место в новой редакции Концепции следует уделить вопросам функционирования языков этнических диаспор. В настоящее время складывается новая этносоциальная ситуация в некоторых регионах России. Помимо диаспор народов ближнего зарубежья, в последние годы значительно выросли диаспоры вьетнамцев и китайцев. Эта проблема особенно актуальна для дальневосточного региона, а также для крупных городов. В целом, появление динамично развивающейся, коммерчески предпринимательской новой диаспоры, которая не принадлежит коренному населению соответствующего региона, неизбежно меняет этническую ситуацию в нем, вплоть до создания предпосылок для этнического конфликта. Но независимо от размера диаспоры и степени напряженности в межэтнических отношениях, возникают проблемы в развитии и использовании языков диаспоры, и средства решения этих проблем должны быть отражены в Концепции.

Более полное отражение следует найти в новой редакции Концепции и проблемах сохранения и развития русского языка в ближнем зарубежье, среди русских и русскоязычных соотечественников, а также всех тех, кто интересуется русской культурой и русским языком. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны. Так, Указом Президента Российской Федерации от 21 июня 2007 г. N 796 ​​"с целью популяризации русского языка, являющегося национальным достоянием России и важным элементом русской и мировой культуры, а также для поддержки программ по изучению русского языка за рубежом ", создан фонд" Русский мир "...

Концептуальные документы в области национально-языковых отношений должны в полной мере учитывать предыдущий опыт влияния государства на их развитие. Но главной задачей при разработке новых концептуальных основ должно стать формирование такой идеологии, такого стереотипа поведения, когда неприлично не знать язык своих соседей по федеральному «дому», подчиняясь требованиям обоих правовые нормы и морально-этические обязательства.

В заключение следует повторить, что государство, в котором сохраняется практика предоставления преимуществ одним лицам и дискриминации других по признаку этнической принадлежности, не может быть полностью признано демократическим. Установление равенства прав человека и гражданских прав в нашем государстве - Российской Федерации необходимо, и значительная роль в этом процессе должна принадлежать федеральным органам.