Эволюция биржевой торговли

Предмет: Экономика
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 05.11.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ по экономике:

 

Много готовых курсовых работ по экономике

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

 
 
 
 


Введение:

Первые товарные биржи возникли в торговых центрах Европы в XVI в., 1531 г. - Антверпен (Нидерланды), 1549 г. - Лион, Тулуза (Франция), 1556 г. - Лондон (Великобритания). В России первая биржа была основана Петром I в Санкт-Петербурге в 1703-1705 гг., в США первая товарная биржа возникла в Чикаго в 1848 г. 

Главная причина возникновения товарных бирж - это развитие крупного производства, которое требует рынка, способного реализовать крупные партии товара на регулярной, повторяющейся основе, на базе цен, складывающихся в зависимости от реального соотношения спроса и предложения на биржевой товар.

Товарная биржа возникла как биржа реального товара, т.е. на ней продавались и покупались сами эти товары, однако продолжающееся поступательное развитие экономики делало невозможным организацию всего товародвижения через биржи из-за роста масштабов торговли, в результате чего торговля реальным товаром в XX в. окончательно переместилась во внебиржевой оборот, но товарные биржи не исчезли. Их развитие пошло двумя путями. Многие товарные биржи Европы превратились в центры изучения конъюнктуры товарных рынков, консультирования и т.п. Другие биржи освоили фьючерсные товарные рынки, т е. организовали куплю-продажу ряда товаров на основе заключения фьючерсных контрактов. Однако механизм фьючерсной биржевой торговли оказался универсальным, и его быстро освоили и фондовые, и валютные биржи. В этом смысле все традиционные виды бирж эволюционируют в сторону фьючерсной торговли. Это ведет к стиранию различий между этими биржами, с одной стороны, а с другой - налицо тенденция к универсализации деятельности всех бирж.

Эволюция форм биржевой торговли. Зарождение и развитие товарных бирж за рубежом

Международная торговля ведет свою историю с самых ранних периодов зарождения цивилизации. С развитием торговых отношений в средневековой торговле значительную роль стали играть ярмарки, которые являются центрами товарных потоков на торговых путях между Европой и странами юга и востока. С развитием производства и увеличением товарооборота появилась необходимость в постоянно действующих ярмарках. Кроме того, все более возрастающее число участников ярмарочных торгов требовало новых форм организации товарного обращения. В частности, во избежание потерь времени на поиск торгового контрагента по определенному виду товаров требовалось выделять на ярмарках специализированные секции, возникала необходимость в посредниках для оказания услуг в обмене денег, информационных услуг, в переводчиках с иностранного языка и пр.

Наиболее крупные ярмарки носили международный характер.

С целью защиты себя и своего товара от возможных рисков (грабежа, утери), а также с целью увеличения его конкурентоспособности за счет уменьшения цены, купцы стали пользоваться новой операцией, производимой менялами, - перевод денег по книгам вместо уплаты наличными. Так в практику расчетов по товарам вошел вексель - первая ценная бумага.

Менялы располагались со своими столами на открытых площадях или под навесами. Здесь проходила оживленная торговля деньгами и кредитами.

Термин биржа впервые появился в городе Брюгге, игравшим выдающую роль в средневековой торговле XIV-XV вв. от одноименного названия площади биржевых собраний. 

Постепенно биржевая торговля стала распространяться в Европе. первыми Европейскими биржами стали товарные, они появились в 1531 году Антверпене, в 1549 году - в Лионе и Тулузе, в 1556 году - в Лондоне.

Исторически первыми на биржах стали практиковаться так называемые кассовые операции, то есть покупатель рассчитывается с продавцом за проданный товар немедленно. Однако с развитием биржевых отношений в практику все шире стали внедряться срочные (терминальные) сделки, то есть такие, когда товар поставляется не сразу (например, через три или шесть месяцев), по цене, определенной в момент заключения сделки, носящие спекулятивный характер.

Спекуляция вызвала оживленный интерес к получению сведений о перечисленный ценообразующих факторах. Совокупность этих сведений создавала биржевое мнение об этих товарах, о выгодности их приобретения и сбыта, а также формировала биржевые цены. Цены эти, опубликованные в курсовых листах, становились публичным достоянием, оказывая, в свою очередь, влияние на рыночные цены.

К началу XVII века появляются первые акции и акционерные компании. Их появление диктовалось экономической необходимостью, так как снаряжение экспедиций к берегам далеких стран или освоение крупного промышленного производства редко оказывалось под силу даже очень богатым индивидуальным предпринимателям. Кроме того, в подобных мероприятиях необходимо рассредоточить и ограничить риск возможных убытков, так как в случае неудачи предприятия его владелец может потерять весь свой капитал. В случае акционерного общества потери каждого вкладчика ограничены количеством принадлежащих ему акций. 

Игра на повышение и понижение курса акций тормозилась различными номинальными ценами обращавшихся акций. Поэтому в биржевой практике появилась необходимость максимальной заменимости объектов сделок. Так сформировалась первая биржевая единица в 3 000 гульденов, получившая на бирже название акция

Развитие биржевых рынков проходило в различных государствах со своими специфическими особенностями, что нашло свое отражение в организационно-правовых формах биржи, которые сохранили свое значение до нынешнего времени. Биржевые посредники, которые в различных странах в настоящее время именуются по-разному (маклеры, брокеры, агенты), фактически появились раньше официального оформления института биржи.

Принято считать, что жители города Брюгге, где появилась первая биржа, активно сотрудничали в торговых операциях с местными и заграничными купцами - оказывали им складские и транспортные услуги, служили переводчиками, содействовали в поиске партнеров в сделке купли-продажи. Таким образом, появились первые биржевые маклеры, главной задачей которых являлось свести вместе покупателя и продавца.

Биржевые посредники наряду с купцами сыграли немаловажную самостоятельную роль при организации товарных и фондовых бирж в разных странах.

Вся история развития биржевых рынков неразрывно связана со спекулятивными операциями. Возможность быстрого обогащения привлекла на биржи множество людей самых разных возрастов и профессий.

Огромное влияние на спекулятивную горячку оказывают примеры быстрого обогащения того или иного биржевого спекулянта. Многие промышленники и финансовые магнаты сколачивали свой капитал на бирже. Однако, для большинства людей мало знакомых с биржевыми и финансовыми операциями, игра на бирже заканчивалась плачевно.

В 1900 году биржевая торговля ценными бумагами отделяется от общей биржевой торговли.

Конец XVII и первая четверть XIX века были периоды крупных государственных займов, обусловивших невиданное ранее оживление биржевого оборота. В качестве фондовых рынков, начиная с 30-х года, особенно выдвигаются биржи Лондона и Франкфурта. Следующей фазой развития мирового фондового рынка являлся период до 60-х годов, ознаменовавшийся (особенно в Англии) учредительством акционерных компаний в области железнодорожного транспорта и финансов.

С 60-х годов начался период учредительства во всех областях экономики. Массовое учредительство обусловило значительный объем эмиссий акций. Расширялось участие государства на фондовом рынке, стали играть большую роль займы городских самоуправлений. Все это способствовало инвестированию огромных средств в различного рода ценные бумаги. Уже в 1865 году стоимость обращавшихся в Великобритании фондов оценивалось в 3,7 млрд. фунтов стерлингов или примерно в третью часть народного богатства страны. Массовое производство создавало необходимую базу для операций на торговых биржах.

Все возрастающая потребность в срочных продажах и покупках, обусловлена развитием рыночных отношений, способствовало развитию организованных рынков срочных сделок. Развитие техники, транспорта и средств связи открыли возможности концентрации спора и предложения в центрах биржевой торговли.

Последствием действия совокупности этих факторов являлось повсеместное развитие биржевой торговли товарами, сырьем и ценными бумагами. Биржа становится органической частью рыночной экономики.

Возникновение биржи в России тесно связано с реформаторской деятельностью Петра I. Во время своего пребывания за границей Петр I посетил Амстердамскую биржу, которая произвела на него большое впечатление. Стремясь к развитию торговли и промышленности в стране, он 8 ноября 1723 года издает именной указ, в котором говорилось о создании биржи.

Однако помещение построенной биржи в течение многих лет использовалось в основном для встреч купцов между собой для обмена коммерческой информацией. По сути дела, биржа представляла собой торговую палату, где общались русские и зарубежные купцы, обсуждались новости экономического и политического характера, заключались сделки частного характера.

Однако, несмотря на отсутствие объективных экономических условий для эффективного функционирования Санкт-Петербургской биржи, последняя все-таки сыграла позитивную роль. Она притягивала к себе торговое сословие, сюда стекалась информация о ценообразующих факторах на многие виды товаров, поступавших из различных стран и регионов России, а сама биржа служила неким ориентиром более высокой стадии организации рынка.

Увеличение численности товарных бирж к концу XIX века было обусловлено ускоренным развитием промышленности, транспортной системы, появлением новых средств связи и сознанием биржевой инфраструктуры.

Значительно расширилось сельскохозяйственное производство. В свою очередь, нарастание объемов промышленного и аграрного секторов производства привело к значительному увеличению размеров биржевых товарооборотов. Товарные биржи стали образовываться в центрах промышленного производства и переработки продукции.

Значительное развитие получают биржевые рынки в пятилетие 1900-19004 гг., когда появляется ряд новых бирж - Борисоглебская, пермская, Томская, Сибирская, Курская и Новороссийская.

В канун первой мировой войны на многих биржах мира разразился кризис. Своего максимума он достиг в дни, предшествующие вступлению Росси в боевые действия. Все ценности, не исключая государственные ренты, летели вниз с головокружительной быстротой. Паника царила на Московской бирже. Такое положение не наблюдалось ни перед балканской, ни перед русско-японской войной.

Дальнейшее падение курсов под влиянием неизбежного наплыва громадной массы русских ценных бумаг, размещенных на иностранных биржах, было очевидно.

В тоже время увеличивался поток иностранных ценных бумаг по низкой курсовой стоимости на российские биржи. 16 июля 1914 года правительство закрыло Фондовый Отдел Петербуржской биржи, впервые за время его существования. Вслед за центральным фондовым рынком прекратили свою работу и остальные биржи страны.

Такие меры были необходимы для предотвращения крупных спекуляций в период первой мировой войны. В январе 1917 года биржи были открыты, а в феврале того же года закрыты вновь.

Экономическая ситуация в России с 1917 по 1921 год складывалась крайне тяжелая.

В 1921 году В.И. Ленин провозгласил новую экономическую политику (НЭП). Впервые же месяцы НЭПа возникла необходимость в децентрализации оптового рынка для обеспечения ресурсами частных и арендных предприятий. Это явилось предпосылкой для возрождения товарных бирж в стране. В 1922-1923 годах наблюдается интенсивный рост численности бирж в России, количество которых составило 101. Таким образом, дореволюционная численность бирж была восстановлена. 

Таким образом, товарная биржа возникла как бирже реального товара, то есть на ней продавались и покупались сами эти товары, однако продолжающееся поступательное развитие экономики делало невозможным организацию всего товародвижения через биржи из-за роста масштабов торговли, в результате чего торговля реальным товаром в XX веке окончательно переместилась во внебиржевой оборот. Но товарные биржи не исчезли. Их развитие пошло двумя путями. Многие товарные биржи Европы превратились в центры изучения конъюнктуры товарных рынков, консультирования, и.т.п. другие биржи освоили фьючерсные товарные рынки, то есть организовали куплю-продажу ряда товаров н6а основе заключения фьючерсных контрактов. Однако механизм фьючерсной биржевой торговли оказался универсальным и его быстро освоили и фондовые и валютные биржи. В этом случае все традиционные виды бирж эволюционируют в сторону фьючерсной торговли.

Товарная биржа являлась родоначальником современных бирж, и в зависимости от того, что на ней продавалось, товары, ценные бумаги или валюта, от нее в дальнейшем отпочковались фондовые и валютные биржи.

Единственно, что пока не поддается столь очевидному прогнозированию на отмирание, так это роль биржи как организатора торговли, как организации, управляющей торговлей.

Первые товарные биржи возникли в торговых центрах Европы в XVI веке, 1531 год - Антверпен (Нидерланды), 1549 год - Лион, Тулуза (Франция), 1556 год - Лондон (Великобритания). В США первая товарная биржа возникла в Чикаго в 1848 году.

Во время второй мировой войны было закрыто большинство товарных бирж, например, лондонских, которые после окончания войны начали постепенно возобновлять свою деятельность. Многие страны не смогли вернуться на должный уровень в связи со значительным падением экономической роли страны в мире, как например Великобритания, но большинство смогли.

Эволюция биржевой торговли привела к тому, что произошли крупные изменения и в объекте, и механизме этой торговли. Биржевая торговля товарами, зародившись в XVI в., практически полностью прекратилась во второй половине нашего столетия. Биржевая торговля ценными бумагами, появившаяся в XVI в., не прекращается до сих пор, однако она охватывает лишь примерно половину всего рынка ценных бумаг и имеет тенденцию к дальнейшему снижению.

Механизм фьючерсной торговли, зародившийся в недрах биржевой торговли, благодаря своей уникальной универсальности и возможности постоянного повышения уровня компьютеризации и автоматизации процесса торговли, по сути, означает дальнейшее отрицание классических признаков биржевой торговли - определенности места, времени и публичности торгов.

Механизм фьючерсной торговли - это не последнее новшество в биржевом деле, тем более, что в своих первых формах он возник еще в прошлом веке.

Научно-техническая революция пришла и в биржевое дело. Ее тараном являются мощнейшая электронно-вычислительная техника и развитие современных средств связи. Революция в области систем и средств связи позволила увязать биржевые рынки всех стран мира в единый мировой биржевой рынок и обеспечить его круглосуточный характер функционирования. В то же время электронно-вычислительные системы революционизируют биржевую деятельность.

Биржевая торговля теперь может осуществляться не только путем непосредственного присутствия торговца в биржевом зале на биржевых публичных торгах, но она может вестись через компьютерные сети вне непосредственно биржевого зала, не выходя из офиса или даже из собственной квартиры. Компьютеризация биржевой деятельности разрушает ее границы и потенциально позволяет любому желающему непосредственно участвовать в биржевых торгах по компьютерным системам. В результате идет постепенный процесс стирания различий между биржевой и внебиржевой торговлей, биржевым торговцем или любым желающим торговать.

Компьютеризация создает широкие возможности для различных биржевых нововведений. Она позволяет расширять круг биржевых товаров, вводить разнообразные методы торговли, повышает надежность операций, увеличивает количество торгующих и т.д.

В этом смысле можно сделать прогноз о том, что дальнейшее развитие рынка в XXI в. приведет к тому, что торговля всеми ценными бумагами переместится во внебиржевую торговлю, как это случилось с торговлей товарами, а сама биржевая торговля уступит место компьютерной торговле фьючерсными контрактами (и их всевозможными разновидностями).

Спекулятивные и арбитражные сделки на бирже

Арбитражные сделки - биржевые сделки, учитывающие разницу в ценах на один и тот же биржевой товар на различных биржах или разные сроки поставки, а также акт замены одних акций на другие с целью получения дополнительной прибыли. 

Спекуляция на фондовой бирже - явление столь же древнее, как и сама фондовая биржа. Прежде чем объяснить, почему спекулянтов привлекает биржевая игра, следует кратко остановиться на том, почему люди спекулируют. В спекуляции присутствуют два основных мотива - возможность получения прибыли и удовольствие. Каждый спекулянт согласится с первым мотивом, но второй часто имеет большее значение. Некоторые люди любят риск, а спекуляция рискованна по определению.

Спекулятивными сделками называются сделки купли-продажи, совершаемые с определенным родом товаров или ценных бумаг, в целях извлечения выгоды из различий между покупной и продажной ценой. Собственно говоря, всякая торговая сделка, каков бы не был ее объект, основана на том же стремлении получить барыш на разнице в цене, так как ни один торговец не покупает товара для собственной надобности и не в целях продажи по высшей цене. Разница, однако, между обыкновенной торговой сделкой и спекулятивной заключается в том, что в первой ожидаемая разница цен есть величина более или менее определенная, нормальная, обуславливаемая обычным стремлением к получению предпринимательской прибыли, спекулятивная сделка же заключает в себе элемент риска - она совершается в целях получения барыша чрезвычайного, выходящего из ряда обыкновенных, заключая в себе вместе с тем возможность такой же чрезвычайной потери. В известной мере можно считать спекулянтами также производителя, воздерживающегося от продажи своих продуктов до наступления лучших цен на рынке, или земельного собственника, получившего участок по наследству и ограничивающегося временно малой пользой от него, в надежде продажи его в будущем по высокой цене. Такого рода спекулятивная сделка, однако, имеет односторонний характер, спекулятивный элемент присущ только по следующему акту - продаже, а предшествующий акт - приобретение - от него свободен, между тем как в настоящей спекуляции оба акта имеют спекулятивный характер, покупка производится с целью продажи по высшей цене, или продажа производится в надежде покрыть ее покупкой по низшей цене. Следует еще отличить спекулятивные сделки в тесном смысле от арбитражных сделок. Последние заключаются в одновременной покупке товара в местах, где он находится в изобилии, и продаже его там, где ощущается в нем недостаток, например, покупке векселей на Россию в Лондоне и продаже их в Париже, пользуясь разницей в их ценах, вследствие их сильного предложения в данный момент в Лондоне и громадного спроса на них в Париже. Цель арбитражных сделок, таким образом, - пользование местными различиями цен, цель же спекулятивных - пользование временными различиями цен. Наиболее резко и типично спекулятивный элемент обнаруживается в тех сделках, в которых совершенно отсутствует реальная связь между сделкой и ее объектом - данным товаром, т. е. в сделках на срок или разницу, когда спекулянт, покупая товар, вовсе не имеет в виду его получать, а продает его раньше наступления срока приема, или, продавая товар, вовсе не имеет его в наличности, а рассчитывает, до наступления срока поставки, покрыть себя соответствующей покупкой, извлекая в том и другом случае выгоду для себя из разницы в цене. Для таких сделок спекулянту не нужно иметь ни денег, ни товара, он только должен иметь средства, в случае ошибки в расчетах, уплатить разницу. Было бы, однако, ошибкой считать все сделки на срок чем-то вроде пари на повышение или понижение курсов без всякого народнохозяйственного значения. На самом деле, спекулянт, совершая свои две взаимно уничтожающие спекулятивные сделки, становится в середине между различными контрагентами, из которых каждый в отдельности может иметь в виду реальную сделку. Спекулянт может купить товар у действительного продавца, и хотя он продает его второму в целях разницы, второй -- третьему и т. д., однако, от последнего товар в конце концов перейдет к действительному покупщику, нуждающемуся в данном товаре. Народно-хозяйственное значение спекулятивной сделки заключается в расширении рынка сбыта и в нивелировании и уравнивании цен во времени и пространстве. Спекулятивные сделки совершаются преимущественно с товарами из разряда заменимых, составляющих однородную массу, относительно качества, которых может быть установлен известный общий тип и которые, вследствие существования постоянного спроса на них, находятся всегда в обороте, таковы, хлеб, сахар, спирт, кофе, хлопок, керосин и т.п.

Производство большинства из этих предметов зависит от урожая, вследствие чего оно подвержено наибольшей неопределенности и колебаниям. Один лишний или недостаточной дождь, например, изменяет весь расчет относительно количества хлеба или сахара (зависящего от урожая свеклы), которое будет произведено в течение этого года.

С другой стороны, некоторые из указанных предметов производятся далеко за океаном, вследствие чего снабжение ими европейских рынков также подвержено неопределенности и колебаниям. Спекулянты, заранее предусматривая и исследуя все данные, могущие иметь влияние на будущее снабжение рынка, стараются учитывать эти данные в свою пользу. Предвидя, например, недород, они еще за несколько месяцев вперед начинают совершать закупки будущего хлеба. Производимое ими возвышение цен служит сигналом для владельцев хлебных запасов удерживать последние от продажи и приберечь на будущее время, а импортеров побуждает заботиться о привозе хлеба из других мест, где этот хлеб находится в изобилии. Благодаря такому антиципированию будущего события, самое наступление неурожая не будет иметь ощутительных последствий, и вместо внезапного, резкого поднятия цен будет происходить медленное их повышение в течение нескольких месяцев, к которому каждое отдельное хозяйство так или иначе приноровится. Точно также, наоборот, в случае ожидания слишком большого урожая, спекулянты заранее начинают продавать in blanco хлеб по дешевой цене, в надежде приобрести его после нового урожая еще дешевле.

Благодаря этому воздействию спекулятивных сделок хлеб медленно падает в цене, и потребители еще до наступления нового урожая пользуются его выгодами. После же урожая наступает обратное явление, спекулянты, продавшие in blanco, вынуждены теперь покрыть себя покупками, вследствие чего спрос на рынке увеличивается и не дает ценам слишком резко упасть к невыгоде производителей. То же самое следует сказать о спекуляциях, имеющих своим объектом бумажные ценности, каковы акции предприятий, доходность которых подвергается колебаниям, или государственные фонды и векселя стран с бумажной валютой, курс которых колеблется в зависимости от перемен в политическом настроении или финансовом положении данного государства. Всякое событие, могущее влиять на изменение доходности бумаг, вызывает прежде всего внимание спекуляции, начинающей играть на понижение или повышение, а потом движение распространяется на круги действительных капиталистов, желающих поместить свои капиталы в возвышающихся в цене бумагах или, наоборот, желающих продать падающие бумаги. Таким образом спекуляционные, фиктивные сделки смешиваются с действительными, совершаемыми с целью действительного приобретения или отчуждения. Благодаря спекуляциям рынок расширяется и создается почва, всегда готовая к восприятию или отдаче ценностей. Биржевые бумаги только потому имеют настоящую ценность, что владелец их находится в полной уверенности, что ему во всякую минуту можно будет их сбывать или вновь приобретать. Дальнейшее народно-хозяйственное значение спекулятивных сделок обнаруживается в том, что, благодаря им, производители получают возможность застраховаться от возможных случайностей сбыта их товаров или приобретения сырья в будущем.

Мельник, обеспечивающий себя зерном на будущее время покупкой на срок, или сахарозаводчик, продающий свое будущее производство или импортер, заказавший товар в стране с колеблющейся бумажной валютой и обеспечивающий себя наперед покупкой на срок необходимой ему валюты, действуют каждый в интересах своего дела, обеспечивая себя от риска, сопряженного с будущим сбытом или покупкой, каковой риск принимают на себя спекулянты за известное вознаграждение.

В приведенных соображениях представлено действие спекулятивной сделки в ее идеальном виде, без примеси тех темных сторон, которые неизбежно ей сопутствуют, нейтрализуя ее полезное действие и обращая ее в крайне вредное явление. Как на одну из таких темных сторон указывают на то, что размер спекуляции во множестве раз превосходит реальные сделки. На лондонской бирже, например, реальные сделки составляют лишь 1/6 часть всех совершаемых в ней сделок. На берлинской хлебной бирже в 60-х годах привоз ржи ежегодно составлял около 100000 Wispel, сделки же совершались на 2 миллиона Wispel. На Нью-йоркской хлопчатобумажной бирже в течение 1883-85 гг. ежегодно совершенные срочные сделки средним числом обнимали 24,2 млн. тюков хлопка, действительная же доставка равнялась 487000. В кофейной торговле, сосредоточивающейся на Европейском континенте главным образом на трех биржах (гаврской, гамбургской и антверпенской), было заключено в 1885 г. срочных сделок на 35,5 млн. мешков кофе Santos, между тем как урожай этого сорта кофе составлял всего 3,5 млн. мешков. Правда, против этого возражают, что так бывает не в одной только биржевой торговле, каждая коробка сигар, прежде чем попасть в руки курильщика, проходит целый ряд рук и много раз оплачивается. Само собой разумеется, разница между этим оборотом и оборотом вызываемым спекуляцией, огромная. Между тем как тенденция развития торговой организации заключается в уменьшении числа посредствующих членов и сближении производителя с потребителем, спекулятивные сделки позволяют увеличить и действительно увеличивают число оборотов до самых обширных размеров без всякого отношения к размеру существующих потребностей.

Перспектива получить прибыль от спекуляции столь заманчива, что она привлекает не только лиц, которые, благодаря пониманию дела, обширности связей и достаточности средств могут своей спекулятивной деятельностью действительно играть вышеописанную роль в народном хозяйстве, но и так называемых зайцев, которые превращают спекулятивную деятельность в простую, мелкую, хотя и крайне азартную, безнравственную игру. Очевидно, что таким лицам нет никакого дела до спокойного исследования фактов и благоразумного взвешивания данных, касающихся ценности бумаг, они пользуются всякими слухами, нарочно распускаемыми, чтобы поднимать или ронять данную бумагу, лишь бы иметь объект для игры и получения разницы. Вместо уравнения цен спекулятивная сделка, таким образом, в большинстве случаев ведет, наоборот, к искусственному их возвышению или падению, в интересах одних только спекулянтов и в ущерб действительным владельцам ценностей или производителям продуктов, т. е. большой публике. К этому еще прибавляется другое зло, а именно деморализующее влияние таких сделок на все население, которое, не довольствуясь нормальным помещением своих сбережений в биржевых бумагах, в целях получить кое-какие выгоды на сбереженный капитал, вовлекается в биржевую игру. В любой европейской столице, да и во многих провинциальных городах, можно встретить массу лиц (чиновников, священников, военных, людей либеральных профессий, ремесленников, вдов и т. д.), которые, увлекаясь перспективой разбогатеть, отдают свои последние крохи Молоху спекуляции. Такие лица, не имея никакого понятия ни о ценности бумаг, которыми они спекулируют, ни о свойстве тех фактов и событий, которые могут иметь влияние на изменение курсов, в своей спекулятивной деятельности руководятся исключительно чувством стадности, слепо шествуя за несколькими вожаками и делая все то, что они делают. Банки и банкирские конторы обыкновенно сильно потворствуют стремлениям публики к биржевой игре, предоставляя ей необходимый для этого кредит в форме так называемого on call. Форма эта заключается в том, что купленная банком по поручению спекулянта бумага отдаётся банку же в депо, причем в обеспечение уплаченной банком стоимости бумаги спекулянтом делается взнос (Einschuss) примерно в 10%. В случае поднятия курса бумаги дается банку поручение ее продать, и спекулянт получает обратно свой взнос + разницу между ценой продажи и покупки, за вычетом в пользу банка комиссии, куртажа и % на ссуженный капитал. В случае падения курса, банк сперва требует дополнительного взноса (Nachschuss), для обеспечения обесценивающейся бумаги, затем дальнейших взносов, а когда клиент не имеет уже больше средств банк производит экзекуционную продажу, удерживая из принятых взносов сумму понесенных убытков вместе с накладными расходами и возвращая остальное, если есть что, клиенту. Весьма часто форма on call служит средством для банкиров обирать мошенническим образом спекулирующую публику. Запасшись достаточным количеством какой-нибудь бумаги, особенно новой, мало обращающейся на рынке, по невысокой цене, банкир начинает ее пускать в ход, приохочивая своих клиентов ее покупать и открывая им для этого счета on call. Банкир, таким образом, покупает бумагу у себя же, оставляя ее у себя же и платя % себе же. Когда бумага уже достаточно размещена, банкир мелкими продажами на бирже начинает ронять ее цену, требуя от своих клиентов дополнительных взносов, пока, наконец, дело не доходит до экзекуционных продаж, в которых покупателем является тот же банкир.

Таким образом, в результате всей операции, бумага, не выходя из владения банкира, приносит ему доход в виде разницы между первой сделкой покупки и последней сделкой продажи + куртаж и комиссии за две сделки + % за весь период за не употребленный в дело капитал. Весьма часто вся операция с начала до конца является для банкира-комиссионера фиктивной с реальными, однако, для него последствиями. К подобного рода преступным махинациям часто также прибегают учредители новых акционерных обществ и вообще выпускающие новые бумаги, совершая на бирже усиленные, фиктивные закупки их, с целью поднять их курс и разместить их среди ничего не знающей публики. Конечно, подобные махинации а la hausse не всегда увенчиваются успехом, встречая противодействие со стороны так называемой контрмины, для которой такие проделки остаются небезызвестными и которая старается их парализовать путем а la baisse. Благодаря такому подчас сопротивлению двух противоположных сил, вред от подобных махинаций значительно нейтрализуется.

Не всегда, однако, обе партии действуют враждебно, иногда они соединяются вместе, образуя синдикат или стачку для побеждения общего врага - непосвященной публики. Первая форма стачки (так называемой на лондонской бирже rig upwards) состоит в том, что сговорившиеся между собой лица стараются приобрести известного сорта бумагу в свое владение, а потом распространением благоприятных слухов и усиленным спросом поднимают курс этой бумаги и привлекают многочисленных охотников для покупки ее, которым стачечники и продают по цене значительно высшей против той, которую они сами платили и которая соответствует действительному достоинству бумаги. Другая форма стачки (rig downwards) состоит в том, что сговорившиеся лица, путем усиленного предложения данной бумаги, роняют ее курс, вследствие чего начинается усиленная продажа этой бумаги со стороны испугавшейся публики, таким образом они успевают запастись этой бумагой по низкой цене, а потом, когда рынок успокаивается и прежний курс бумаги восстановляется, они ее продают по более высокой цене.

Третий вид стачки (так называемый по-английски corner, а по-немецки Schwдnze) направляется уже не против публики, а одной группой спекулянтов против другой, а именно против упомянутой выше контрмины, чтобы прижать ее к стене. С этой целью соединившиеся в стачку лица закупают все количество находящейся на рынке в обращении данной бумаги, в том числе также многочисленные партии на срок от спекулянтов а la baisse. По наступлении срока бумага на рынке нигде не оказывается, и понижатели для реализации своих сделок вынуждены обратиться за покупкой проданных ими бумаг к своим же прежним покупщикам, которые, будучи теперь хозяевами положения, разумеется, диктуют им самые невыгодные условия. Впрочем, corner'ы на фондовой бирже происходят очень редко, чаще они случаются на товарной бирже. Так, например, в сентябре 1888 г. цена пшеницы на хлебной бирже в Чикаго сентябрьской же доставки стала подниматься, сначала очень медленно, от 92 центов за бушель 1 сентября до 941/2 центов 22 сентября, но затем возвышение цены быстро пошло в гору, 26 сентября цена достигла 104, 28 - 1491/2, а 29 - 175 и даже 200 центов. В то же самое время в Нью-Йорке цена пшеницы сентябрьской же доставки поднялась только от 983/4 до 1021/2 центов, а в самом Чикаго цена пшеницы октябрьской доставки также поднялась не больше как от 92 до 1021/2.

Причиной такого поразительного повышения цены пшеницы сентябрьской доставки был сговор, руководителям которого удалось сосредоточить в своих руках все наличные запасы, между тем как понижатели не имели возможности достать пшеницы в такой короткий срок из других мест. В общем, сговор этот дал своим устроителям 3 миллиона долларов барыша. В сентябре того же года был произведен другой сговор в Гамбурге относительно кофе. На гамбургской кофейной бирже, именно, было совершено много срочных сделок а la baisse на сентябрь.

Злоупотребления биржевой С. не составляют явлений исключительно нового времени. Первые следы спекуляции мы находим в Нидерландах в начале XVII столетия. Через несколько лет после основания ост-индской и вест-индской компаний (1602 г.), на амстердамской бирже развилась весьма оживленная спекуляция акциями этих компаний, продававшимися даром. В 30-х годах того же столетия разыгрывается в Голландии знаменитая в истории спекуляции тюльпанами. Привезенный незадолго перед тем в Западную Европу, тюльпан стал скоро одним из самых излюбленных предметов моды как в Голландии, так и во Франции, привлекшим массу лиц к культивированию различных высоких сортов этого растения, в этом занятии, дававшем большие барыши, приняли участие не только специалисты, но и крестьяне, рыбаки, каретники, ткачи, носильщики торфа и трубочисты. Зимой 1636-1637 гг. дело дошло до апогея, произошла оживленная сделка со срочными сделками на весеннюю доставку. 3 февраля наступил кризис, спекулятивная сделка лопнула и многие оказались разоренными. Предметом спекулятивной сделки послужили акции двух грандиозных предприятий - миссисипского банка Джона Ло - во Франции и южно-океанского общества в Англии. Обе спекуляции отличаются как неимоверной высотой, до которой поднялись акции, так и неимоверным падением последних. В Англии около средины 1720 г. акции южно-океанского общества поднялись до 1100% своей номинальной стоимости, с августа того же года они стали так быстро падать, что конце сентября курс их не превышал уже 175%.

Настоящее столетие еще более богато спекуляционными горячками, хотя и не столь интенсивными как во времена Ло, но более частыми, благодаря вообще крайнему развитию в новейшее время кредитного хозяйства. Первая половина настоящего столетия ознаменовалась тремя спекуляционными эпохами (1824-25, 1836-37 и 1844-47 гг.), имевшими своим главным источником акции вновь учредившихся тогда акционерных обществ и акции и облигации железных дорог, впервые начавшихся тогда строиться. Из спекуляционных эпох второй половины настоящего столетия также выдаются три. Первая относится к 50-м годам и центром ее служит Франция, где вокруг основанного в конце 1852 г. банкового учреждения - Crйdit mobilier, с основным капиталом в 60 млн. франков и с обширными привилегиями со стороны государства, развивается спекуляционная деятельность, благодаря полученным этим банком громадным дивидендам, в 1852 г. они равнялись 13,4%, в 1854 г. - 11,8%, в 1855 г. - 40,8%, в 1856 г. - 23%.

Соответственно с этим и курс его акций (в 500 франков) стоял очень высоко, достигши в мае 1856 г. 19971/2 франков. Развилась сильная спекуляция а la hausse, втянувшая в свой круг также всевозможные другие ценности, за которой не преминула последовать сильная реакция, продолжавшаяся вплоть до 1859 г. В 1857-58 гг. Crйdit Mobilier давал уже только 5% дивиденда и курс его акций дошел в 1859 г. до 505. Впоследствии он еще пережил несколько благоприятных лет, но затем положение его ухудшилось, и руководители его вынуждены были приступить к ликвидации его дел. Курс его акций во время ликвидации в 1870 г. упал до 871/2%. Второе спекуляционное движение, охватившее главным образом Австрию и Германию, относится к эпохе грюндерства 70-х годов, когда различные акционерные общества и промышленные предприятия, благодаря наплыву французских миллиардов, вырастали как грибы. Так, в 1870 г. в Пруссии учреждены 410 акционерных обществ с капиталом в 3078,5 млн., а в течение одних только 41/2 лет, с 1-го июля 1870 г., было учреждено 857 обществ, с капиталом в 4298,8 млн., причем на одни только годы 1871-72 приходятся 725 обществ, с капиталом в 2757,2 млн. В Австрии число акционерных обществ в течение 1868-73 гг. возросло от 149 до 681, с основным капиталом в 1877,8 млн. гульденов.

Образовавшаяся в этих бумагах С. приняла характер настоящей лихорадки. Особенно отличалась в этом отношении Вена. Число биржевых посетителей увеличилось в ней от 600-1000 в 1867 г. до 3000 и более в 1873 г., бывали дни, когда число С. доходило до 100000 в день, обнимая сумму в 400-500 млн. гульденов. С. а la hausse приняла такие размеры, что репорты доходили до 60%. В конце апреля 1873 г. началась реакция, повлекшая за собой целый ряд банкротств. В мае банкротства эти еще более увеличились, одно только 8 мая принесло с собой 110 банкротств, на бирже разыгрались ужасные сцены, крах был поражающий. Через десять лет ареной спекуляции стала опять Франция, причем центром ее на этот раз явился банк Union Generale - кредитное учреждение вроде Crйdit Mobilier, основанное в 1878 г., сначала с капиталом в 25 млн. франков, мало-помалу увеличенным до 150 млн. франков. Успехи Union Generale, во главе которого стоял Бонту, были блестящи, акции его поднялись с 340 франков в 1878 г. до 3050 франков в середине декабря 1881 г. - такому повышению курса, впрочем, банк был обязан собственной закупкой на бирже своих акций. Исходившая от этого банка С. распространилась и на другие ценности, каковы акции железных дорог и разных банков, особенно на акции Суэзского канала. Вскоре наступила реакция, достигшая своего апогея 19 января 1882. г., когда акции Union Generale с 2380 франков упали до 1250 франков. 30 января банк вынужден был прекратить платежи, а 2 февраля над ним был объявлен конкурс. В результате оказались многочисленные разорения со всеми их атрибутами.

Законодательство всех почти цивилизованных стран с давних пор борется против спекулятивных сделок, стараясь нейтрализовать их вредные последствия, хотя усилия его мало увенчались успехом. Еще в начале XVII столетия, во время спекуляции с акциями ост- и вест-индской компаний, генеральными штатами изданы два узаконения (1610 и 1621 гг.), которыми все продажи акций, не находящихся во владении, объявляются ничтожными, со взысканием сверх того штрафа в размере 1/4 части проданной суммы в пользу доносителя, судьи и бедных. В Англии закон 1697 г. признает ничтожными все сделки поставки, совершенные на срок долее, чем в 3 дня.

Законом 1784 г. (Barnard's Acte) воспрещаются сделки с премиями в фондовых бумагах, реализация сделок уплаты разницы и вообще продажей фондов in blanco. Так как, однако, по статутам лондонской биржи не допускается судебное разбирательство споров, возникающих по биржевым сделкам, совершенным между членами, и так как, сверх того, запрещения Barnard's Acte относились только к английским государственным бумагам, то и этот закон, но имел существенного практического значения и в 1800 г. был отменен. Изданный в 1867 г. Leemans's Acte вновь подтвердил запрещения продажи банковых акций in blanco, но также безуспешно. Во Франции законом 1724 г. воспрещается официальным биржевым маклерам, под страхом наказания, всякое посредничество в С., в которых нет налицо бумаг и покупной цены. Закон этот ни к чему не привел, как и распоряжения 1785 и 1786 гг., несколько смягчившие предыдущий закон тем, что наказание было отменено и срочные сделки без обеспечения их бумагами были только объявлены не имеющими законной силы.

В революционную эпоху опять был восстановлен закон 1724 г. Далее статья 1965 Code civil объявляет все договоры, имеющие своим предметом игру или пари, не подлежащими иску, а ст. 421 Code penal грозит за всякое пари на повышение или понижение курса публичных бумаг, тюремным заключением и денежным штрафом, причем, согласно ст. 422, таким пари должно считать всякий договор поставки или продажи публичных бумаг, относительно которого нельзя доказать, что бумаги эти во время заключения договора находились в распоряжении продавца или должны были, по крайней мере, находиться ко дню поставки.

Судебная практика постоянно колебалась относительно применения этих статей, то обнаруживая слишком большую мягкость, то, наоборот, слишком большую строгость. С сороковых годов, однако, все стали признаваться действительными и подлежащими иску, если только существовало действительное намерение поставить к сроку бумаги и платить деньги. Новейшее узаконение относительно этого предмета относится к 28 марта 1885 г., будучи отчасти вызвано биржевым кризисом 1882 г., при котором многие несолидные спекулянты отказались исполнить свои обязательства, ссылаясь на ст. 1965 Code civil.

Согласно новому узаконению, все срочные сделки с публичными и другими ценными бумагами, как с предметами продовольствия и другими товарами, признаются законными, никто не может отказаться от исполнения принятых на себя по этим сделкам обязательств, ссылаясь на ст. 1965 Code civil, хотя бы реализация этих сделок окончилась уплатой разницы. Далее, отменены упомянутые выше законы 1724, 1785 и 1786 гг., как и ст. 421 и 422 Code penal. Осталась в силе только ст. 419 Code penal, по которой повышение или понижение курса ценных бумаг или цены товаров, путем распространения ложных известий, подлежат наказанию. В Пруссии срочные сделки только с некоторыми бумагами объявлены были недействительными, так, например, сделки с испанскими государственными фондами в 1836 г., сделки вообще с иностранными фондами в 1840 г., затем в 1844 г. - сделки с железнодорожными акциями, промессами и т.д. Но все эти узаконения законом 1 июля 1860 г. отменены.

Заключение

По определениям нынешнего германского торгового кодекса (ст. 338, 354, 355 и 357) и судебной практики, все срочные сделки считаются действительными и подлежащими иску, если только стороны прямо не обусловили реализации своей сделки одной только уплатой разницы. В Австрии, по закону 1875 г., при разборе исков, возникающих из биржевых сделок, не может иметь место возражение, что в основе договора лежит сделка на разницу, имеющая значение игры или пари, и такие иски должны быть удовлетворены, как действительные. Спекулятивные сделки и хеджирование составляют в настоящее время основную часть операций важнейших товарных бирж.