Экономические институты как объект социологического исследования

Предмет: Социология
Тип работы: Курсовая работа
Язык: Русский
Дата добавления: 26.03.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых курсовых работ по социологии:

 

Много готовых курсовых работ по социологии

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Социальные процессы в малой группе
Квазигруппы: понятие, признаки и разновидности
Политика как социальный институт
Изменение роли института семьи в современном обществе


Введение:

Во все времена стремление понять механизмы социальных процессов, найти ответы на вопрос об их роли и месте в обществе было предметом самых серьезных мыслей человека. Научное понимание основ общества имеет глубокие исторические корни. Но социологическое знание представляет собой качественно новый этап в истории научного понимания социальных явлений. Социология - это универсальная наука. Это помогает нам рассмотреть все институты общественной жизни.

В современном обществе доминирующую роль играют экономические институты, так называемые формальные и неформальные правила, которые сопровождают правильное поведение в обществе. Учреждения являются довольно спорной категорией. С экономической точки зрения институты определяются по-разному. Например, Эльстер пишет, что «учреждение можно охарактеризовать как правоохранительный механизм ...», которое меняет поведение с помощью силы, что является его наиболее ярким аспектом.

Таким образом, теоретическое представление экономических институтов проясняет, что институционализация является одной из основных частей социологических исследований во всех сферах жизни общества, в данном случае экономических.

Актуальность изучения выбранной нами темы заключается в том, что изучение выбранной нами темы, которая включает в себя не только социологию, но и экономику, позволяет нам более точно показать связь социологии с другими науками, рассмотреть основной экономический институт-собственность и Объяснить проблему с помощью экономической социологии взаимной обусловленности институциональных изменений и экономического развития.

Степень научной проработанности проблемы.

Научная литература содержит много работ, посвященных отдельной экономической категории - экономические институты. Кроме того, в работе использованы материалы не только великих экономистов, но и социологов, что свидетельствует о неразрывной связи социологии с другими науками.

Объектом исследования являются экономические институты в разделе теоретической социологии.

Предметом исследования являются отличительные черты российской институционализации в контексте социально-экономической ситуации нашего времени.

Целью данной работы является выявление особенностей институционализации в экономической сфере общества.

В соответствии с поставленной целью в работе были поставлены следующие задачи:

  1. Определите понятие, виды и функции государственных учреждений.
  2. Рассмотрим основные экономические институты на примере экономической категории - собственность.
  3. Изучить подотрасль социологической науки - экономическая социология и определить объект и предмет ее изучения.

Положения, подлежащие защите.

Проблема социальных институтов, их анализ характерен для западной и отечественной социологии. Начиная с Торстейна Веблена, многие социологи пытаются определить социальные институты, проанализировать их эволюцию, их влияние на общество. Формирование социального института было названо институционализацией. В процессе социальных изменений институты эволюционируют от традиционного к современному современному. В обществе существует множество социальных институтов, некоторые из которых в большей степени влияют на его функционирование, другие - в меньшей. Но, несмотря на их различие в важности, институты являются неотъемлемой частью в изучении социологии.

Роль институтов в экономической жизни чрезвычайно велика. Учреждения уменьшают неопределенность, структурируя повседневную жизнь. Есть много экономических институтов, но самым важным из них является договор - институт сделки. Частная собственность - это особый договор, экономическое содержание которого раскрывается через его функциональные характеристики.

 Если вы схематически анализируете развитие экономической социологии, то начинать следует с конца XVIII века, с момента становления экономики как науки. Такие ученые, как Дюркгейм, Парсонс, Вебер и другие, внесли огромный вклад в его развитие. Истоки экономической социологии в России можно найти в 1960-1970-х годах, когда российские социологи активно разрабатывали экономические темы в рамках индустриальной социологии. К сожалению, сегодня в российской науке существуют некоторые проблемы с точки зрения экономической социологии из-за ее описательной природы и некоторых других причин.

Курсовая работа состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников. Первый раздел определяет понятие института в социологии, его развитие в обществе. Во втором разделе раскрывается определение экономического института как особой части социологического исследования, а также рассматривается такая экономическая категория, как частная собственность. В третьем разделе рассматривается целая наука - экономическая социология, которая изучает социологические аспекты экономической жизни.

Понятие института в социологии

В нашей повседневной жизни мы не всегда думаем о работе хорошо функционирующего механизма, называемого «обществом». Разумеется, мы воспринимаем окружающее социальное пространство с его постоянно пересекающимися социальными связями, чему способствует работа социальных институтов. Термин «социальный институт» используется в разных значениях. Они говорят об институте семьи, институте образования, здравоохранении, государственном институте и т. д. Социальные институты представляют собой определенные отношения между членами общества, которые обусловлены внешними условиями для сохранения общества как системы. Они представляют собой скелет общества, который обеспечивает его историческую стабильность и воспроизводство как социальной целостности.

Проблема социальных институтов, их анализ характерна для западной и отечественной социологии. Начиная с Торстейна Веблена, многие социологи (Р. Миллс, П. Бергер, Л. Томпсон, С. С. Фролов, В. Ф. Анурин и другие) пытаются определить социальные институты, проанализировать их эволюцию и влияние на общество.

В классической социологии, прежде всего в работах Спенсера и Дюркгейма, социальные институты рассматривались как определенные методы действия и суждения, которые существуют в обществе вне и независимо от отдельного индивида. Т. Парсонс одним из первых обратил внимание на социальные институты как регуляторы социальных явлений. Он утверждал, что институты являются решающим фактором интеграции и стабилизации в обществе.

Сегодня все большее число ученых осознают роль институтов как важнейшего элемента социальных систем, они стремятся добраться до институционального ядра современных обществ, чтобы объяснить разнообразие социальных процессов в разных странах. 

Анализируя различные подходы к определению социального института, авторы одного из последних учебников по социологии В.И. Добренков и А.И. Кравченко, таким образом, определяет эту концепцию социальной жизни.

Социальный институт - это:

  • ролевая система, которая также включает в себя нормы и статусы;
  • совокупность традиций, обычаев, правил поведения;
  • формальная и неформальная организация;
  • совокупность институтов и норм, регулирующих определенную сферу общественных отношений.

С.С. Фролов выделяет пять институциональных признаков, присущих любому социальному институту, то есть пять общих признаков и свойств:

  1. отношения и модели поведения (привязанность, верность, ответственность и уважение в семье, послушание, верность и подчинение в государстве);
  2. символические культурные знаки (обручальное кольцо, флаг, герб, крест, значки и др.);
  3. утилитарные культурные особенности (дом для семьи, общественные здания для государства, магазины и фабрики для производства, классные комнаты и библиотеки для образования, храмы для религии);
  4. устный и письменный кодекс (запреты, правовые гарантии, законы, правила);
  5. идеология (романтическая любовь в семье, демократия в государстве, свобода торговли в экономике, академические свободы в образовании, православие и католицизм в религии).

В дополнение к перечисленным выше институциональным признакам можно выделить несколько других общих черт существующих социальных институтов, которые характеризуют не столько внутреннюю, сколько форму социального института, воспринимаемого человеком снаружи:

  • объективность - любой социальный институт, будь то семья, образование, государство или религия, существует независимо от нашего сознания;
  • обязательные, принудительные - социальные институты навязывают конкретную модель поведения, которая нам не всегда нравится;
  • историчность - любой социальный институт имеет давнюю историю, поэтому человек находит определенный этап в развитии социального института и может на него мало влиять. 

Таким образом, социальный институт представляет собой сложную гигантскую социальную систему, все элементы которой взаимосвязаны. Это адаптивное устройство общества, созданное для удовлетворения его важнейших потребностей, регулируемое совокупностью социальных норм, правил, принципов и установок, объединяющее различные сферы человеческой деятельности в систему статусов и ролей.

Формирование социального института в обществе называется институционализацией. Основа процесса институционализации. Основу процесса институционализации создает среда обитания. Среда обитания обеспечивает стабильную основу для потока человеческой деятельности в течение большей части времени. Процесс создания социального института имеет свои особенности и закономерности. В работе «Социальное конструирование реальности» П. Брегер и Н. Лакман, исследуя процесс институционализации, отмечают, что он (институционализация) «... происходит везде, где есть взаимная типизация типичных действий людей разных видов». »И« учреждение характеризует как отдельные фигуры и отдельные действия. Создание общественного института предполагает определенный путь исторического развития, поскольку «взаимные типизации действий постепенно создаются в ходе общей истории». Еще одним условием институционализации является появление общественного контроля.

Соответственно, процесс институционализации может быть представлен следующим образом:

  • возникновение потребностей, удовлетворение которых требует совместных организованных усилий (потребность является основной предпосылкой формирования нового института);
  • формирование общих целей;
  • появление социальных норм и правил в процессе стихийного социального взаимодействия, осуществляемого методом проб и ошибок;
  • появление процедур, связанных с правилами и положениями (так называемые операционные фонды);
  • институционализация норм и правил, процедур, то есть их принятие, практическое применение;
  • создание системы санкций для поддержания норм и правил, дифференциация их применения в отдельных случаях;
  • Создание системы ролей и статусов, охватывающей всех без исключения сотрудников института.

Таким образом, институционализация - это процесс определения и консолидации социальных норм, правил, статусов и ролей, которые способствуют превращению стихийного поведения членов общества в предсказуемое и регулируемое.

Наряду с процессом институционализации в обществе может возникнуть институциональный кризис, когда авторитет социального института падает в обществе. Причиной кризиса является неспособность этого учреждения эффективно выполнять свои основные функции, например, образование - обучать детей, медицина - лечить людей, семьи - укреплять брак, воспитывать детей. Институциональные нормы существуют, они существуют, но не соблюдаются обществом. Так, в 70-х годах прошлого века на Западе можно было наблюдать социальный кризис семьи, связанный с перераспределением социальных ролей между мужчиной и женщиной, передачей функции социализации другим социальным институтам, прежде всего в социальный институт образования. Кризис выявляет проблемы, возникшие в действующем механизме института, и помогает от них избавиться. Также учреждение может полностью исчезнуть из общества. Поэтому, как только институт феодального землевладения, крепостного права, майорана, дуэли и т. д. Прекратил свое существование.

Социальные институты, как и общество в целом, постоянно меняются. Источником институциональных изменений могут быть как эндогенные факторы (внутренние факторы самой институциональной системы), так и экзогенные. Основными вариантами институциональных изменений являются дифференциация, специализация предметной области институциональных отношений (например, на определенной стадии развития, вуза, непрерывного образования и т. д.) И перерегулирование институциональных отношений Произошло коренное изменение основных норм социального взаимодействия в социальном институте (в России институт собственности менялся несколько раз).

Социальные институты в процессе социальных изменений постепенно превращаются из традиционных в современные. Первые традиционные институты характеризовались, прежде всего, строго регламентированными ритуалами и обычаями поведения и семейных связей. В процессе разработки объективные критерии все больше уступают место критериям достижения, ценности компетентности, независимости, личной ответственности и рационализации усваиваются. Сегодня дифференциация и автономия институтов сопровождается ускорением процессов возникновения социальных институтов.

В обществе существует множество социальных институтов, некоторые из которых в большей степени влияют на его функционирование, другие - в меньшей. Поэтому все социальные институты можно разделить на основные (фундаментальные, базовые) и неосновные (частные), которые являются органическими частями первых.

Чаще всего социологи говорят о пяти основных институтах, которые удовлетворяют пять фундаментальных потребностей общества:

  • институт семьи (необходимость воспроизводства рода);
  • политические институты (потребность в безопасности и социальном порядке);
  • образовательные учреждения (потребность в знаниях, социализация подрастающего поколения, обучение);
  • Институт религии (необходимость решения духовных проблем, смысл жизни). 

Западный структурный социолог П. Блау основал свою классификацию существующих институтов на тех ценностях, которые они воплощают в своей нормативной структуре:

  • интегративные институты, «увековечивающие особые (частные) ценности, поддерживают социальную солидарность и поддерживают четкий характер и идентичность социальной структуры, то есть их деятельность направлена ​​на поддержку солидарности и существующих конкретных ценностей в обществе;
  • Распределительные институты воплощают и реализуют универсальные ценности, которые служат средством сохранения социальных соглашений, разработанных для производства и распределения необходимых социальных благ, инвестиций и различных видов вознаграждений;
  • Организационные институты используют ценности для достижения целей, они служат для сохранения авторитета и организации, необходимых для мобилизации ресурсов и координации коллективных усилий, направленных на достижение социальных целей.

В то же время Дж. Тернер отмечает, что П. Блау безоговорочно ставит социальные институты в зависимость от выполнения своих функций для общества в целом: интегративные институты должны удовлетворять потребность в «секретности», навязчивые в «адаптации» и организационном те, в «интеграции» и «достижения цели».

Учреждения возникли в древние времена. Социологи определяют производство как минимум на 2 миллиона лет, если отправной точкой является первый инструмент труда, созданный человеком. Антропологи отдают семье второе место и считают, что нижняя граница проходит около 500 тысяч лет. С тех пор семья постоянно развивалась, принимая множество форм и разновидностей: многоженство, полиандрия, моногамия, сожительство, нуклеарные, расширенные семьи с одним родителем и т. д. Государство существует примерно столько же, сколько и образование, а именно 5-6 тысяч лет. Религия в ее первобытных формах (фетишизм, тотемизм, анимизм) появилась около 30-40 тысяч лет назад.

Как уже упоминалось, внутри основные институты являются неосновными - это социальные практики и обычаи. Каждый главный институт имеет свои системы установленных практик, методов и процедур. Например, экономические институты не могут существовать без таких механизмов, как конвертация валюты, профессиональный отбор, защита частной собственности, оценка труда работников, рынок, маркетинг и т. д. Кроме того, в институте семьи и брака находятся институты материнства и отцовства, родовая месть, наследование социального статуса родителей и т. д. Обычай знакомства является частью социальной практики ухаживания. В отличие от основного учреждения, неосновное учреждение выполняет специализированную задачу, обслуживая определенный обычай или удовлетворяя неосновные потребности.

Функция социального института - это совокупность решаемых им задач, достигнутых целей или предоставляемых услуг.

Основная, общая функция любого социального института - удовлетворять социальные потребности, для которых он был создан и существует. Для выполнения этой функции каждое учреждение должно выполнять ряд функций, обеспечивающих совместную деятельность людей, стремящихся удовлетворить свои потребности. Это следующие функции: функция консолидации и воспроизводства общественных отношений; регулирующая функция; интегративная функция; функция вещания; коммуникативная функция.

Функция консолидации и воспроизведения социальных отношений - это система правил и норм поведения, которые усиливают, стандартизируют поведение каждого члена института и делают это поведение предсказуемым.

Регулирующая функция - это модель поведения, норм и контроля, разработанная социальным институтом, который регулирует отношения между членами общества (т. е. социальный институт как элемент социального контроля).

Интегративная функция - это процессы объединения, взаимозависимости и взаимозависимости членов социальных групп, которые происходят под влиянием институционализированных норм, правил, санкций и ролевых систем.

Функция перевода - это передача социального опыта новым людям, приходящим в социальный институт, как путем расширения социальных границ института, так и путем смены поколений, поскольку в каждом из этих учреждений есть механизм, позволяющий людям общаться с его ценностями, нормами и роли.

Коммуникативная функция - это распространение информации, производимой в институте как внутри института с целью управления и контроля за соблюдением стандартов, так и ее передача во взаимодействие с другими учреждениями.

Если учреждение не приносит пользу обществу, а наносит ему вред, то это действие называется дисфункцией. Например, функцией института образования является подготовка всесторонне развитых специалистов. Но если он не справится со своей задачей, если образование не даст хороших результатов, общество не получит необходимых специалистов. Школы и вузы выпускают любителей. Функция, таким образом, превращается в дисфункцию.

Деятельность социального института считается функциональной, если она способствует поддержанию стабильности и интересов общества. Это может считаться дисфункциональным, если оно не работает, чтобы сохранить его, но уничтожить. Рост дисфункций в деятельности социальных институтов может привести к социальной дезорганизации общества.

Функции и дисфункции явные и скрытые. Скрытые (скрытые) функции, в отличие от явных, не планируются заранее, являются непреднамеренными и их последствия не сразу и не всегда распознаются (даже если они распознаются и распознаются, они считаются побочным продуктом), а иногда они остаются полностью без сознания до конца. Явные функции институтов необходимы обществу. Они формируются и декларируются в кодах и фиксируются в системе ролей и статусов. Латентные функции выражаются в непредвиденных результатах деятельности учреждений или лиц, их представляющих. Итак, демократическое государство, созданное в России в начале 90-х годов, стремилось улучшить жизнь людей, создать цивилизованные отношения в обществе и внушить уважение к закону граждан. Это были четкие цели и задачи. На самом деле уровень преступности в стране вырос, уровень жизни населения упал. На основании этого примера мы можем сделать вывод, что явные функции свидетельствуют о том, чего люди хотели достичь в рамках определенного учреждения, а скрытые - о том, что произошло в результате их деятельности.

Очень часто на практике некоторые учреждения продолжают существовать, хотя они не только не выполняют своих функций, но иногда даже мешают им. Это доказательство того, что у этого учреждения есть скрытые функции, которые удовлетворяют потребности определенных социальных групп. Чаще всего это явление можно наблюдать среди политических институтов, в которых скрытые функции развиты в очень большой степени. 

Хотя скрытые функции очень трудно распознать, они представляют особый интерес для социолога. Р. Мертон подчеркнул, что если социолог ограничивается изучением только явных функций, изучением проблемы, то он превращается в опытного регистратора уже известных систем поведения. Его оценки и анализ ограничены вопросом, заданным ему не теоретиком, человеком действия. Но вооруженный концепцией скрытой функции, социолог направляет свои исследования именно в ту область, которая наиболее перспективна для теоретического развития социологии. Он рассматривает общеизвестный (или запланированный) тип социальной практики для того, чтобы установить ее скрытые, бессознательные функции (конечно, а также явные функции). Он считает, скажем, долгосрочные последствия новой заработной платы для профсоюза, в которых трудятся, или последствия какой-то пропагандистской кампании, не только для реализации поставленной перед ним цели - повысить патриотический пыл, но и для его влияние на свободу выражения людей, когда они расходятся с официальной политикой и т. д. Есть основания полагать, что в тот самый момент, когда внимание социологов смещается с плоскости скрытых функций на плоскость скрытых функций, социологи внести свой конкретный и главный вклад в изучение общества.

Необходимо различать понятия «социальная группа», «социальный институт», «социальная организация». Итак, между понятиями «социальный институт» и «социальная группа» существуют следующие существенные внутренние различия: если социальная группа представляет собой совокупность взаимодействующих людей, отдельных лиц, то социальный институт представляет собой систему социальных связей и совокупность социальные нормы, которые существуют в определенной области человеческой деятельности, т.е. реализуются на практике.

В качестве примера рассмотрим семью. Для социологов это уникальная социальная система, которая сочетает в себе черты социального института и небольшой социальной группы. Семья выступает своего рода микромоделью социальной структуры, социокультурного опыта страны и в то же время представляет собой довольно устойчивую группу людей, между которыми происходит непосредственное личное общение и взаимодействие. Семья анализируется социологами как социальный институт в тех случаях, когда необходимо выяснить, насколько ее образ жизни, функционирование соответствует или не соответствует той или иной современной социальной потребности. Исследователей в первую очередь интересуют паттерны семейного поведения (как происходит социальное регулирование семейного поведения), установленные роли в семье. В этом случае процесс формирования семьи рассматривается как совокупность норм и стандартов ухаживания, выбора будущего партнера по браку, сексуального поведения, отношений с родителями будущих супругов.

Отношения между мужем и женой регулируются системой норм и санкций, специально разработанных институтом брака. Некоторые правила, права и обязанности носят юридический характер и регулируются Основами законодательства и Кодексом о браке и семье (например, материальные обязательства супругов по отношению к детям, друг другу, владение имуществом, а также нормы связанные с разводом). Регулирование других норм брака осуществляется благодаря морали, обычаям, традициям (например, нормам ухаживания, добрачного поведения, распределения власти и обязанностей между мужем и женой, семейного досуга и т. д.). Поскольку нормы и традиции со временем меняются, их различия отмечаются в зависимости от того или иного этапа жизненного цикла семьи.

Как небольшая социальная группа, семья чаще всего рассматривается в тех случаях, когда изучаются отношения между лицами, составляющими семью, или внутренние отношения семьи. Благодаря этому можно установить динамику брачных отношений, характер отношений между родителями и детьми, а также мотивы и причины развода. Рассматривая проблемы межличностного взаимодействия, нельзя забывать, что они тесно связаны с нормами, ценностями и моделями поведения, существующими в обществе. Исследователей интересуют цели, структура, состав, характер группового взаимодействия, структура власти, семейные нормы, ценности, удовлетворенность пребыванием в семье и т. д.

Каждый из этих подходов имеет свою специфику: если изучение семьи как социального института ориентировано в основном на изучение внешних отношений семьи, то изучение семьи как социальной группы ориентировано на внутренние отношения. Итак, в качестве основных социологических подходов к изучению семьи выступают социальный институт и небольшая группа.

Из вышесказанного видно, что понятие социального института следует отличать от понятия социальной группы. Если понятие «социальный институт семьи» предполагает набор норм, социальных ролей, которые реализуются в бесчисленных существующих семьях определенного типа, то понятие «семья как малая группа» представляет собой отдельную семью как маленькую социальную группа, в которой существует целый ряд различных отношений.

Следует различать такие понятия, как «социальный институт» и «организация».

Социальные институты и общественные организации тесно связаны между собой. Среди социологов нет единого мнения о том, как они связаны друг с другом. Некоторые считают, что нет необходимости различать эти два понятия, они используются как синонимы, поскольку многие социальные явления, такие как, например, система социального обеспечения, образование, армия, суд, банк, могут быть одновременно рассматривается как социальный институт и социальная организация, в то время как другие дают более или менее четкое различие между ними. Сложность в проведении четкого «разрыва» между этими двумя понятиями связана с тем фактом, что социальные институты действуют как социальные организации в процессе своей деятельности - они структурированы, институционализированы, имеют свои собственные цели, функции, нормы и правила. Сложность заключается в том, что когда вы пытаетесь выделить социальную организацию как самостоятельный структурный компонент или социальный феномен, вам приходится повторять те свойства и особенности, которые характерны для социального института. Следует также отметить, что, как правило, организаций гораздо больше, чем учреждений. Для практической реализации функций, целей и задач одного социального института часто создаются несколько специализированных общественных организаций. Например, на основе института религии были созданы и действуют различные церковные и религиозные организации, церкви и конфессии (православие, католицизм, ислам и т. д.).

В заключение можно сказать, что для социологии институты являются одним из важнейших объектов анализа, а объяснение функционирования институтов является, образно говоря, ядром социологии. Не случайно Спенсер, Дюркгейм и почти все другие социологи считают социальные институты социальной фабрикой. Соответственно, современная социология уделяет особое внимание проблеме институтов. Те научные школы, тенденции, которые не придавали особого значения институционализации, являются чрезвычайно абстрактными и поэтому во многих отношениях неубедительно объясняют механизмы общественной жизни. Общая социология. 

Основные экономические институты. Собственность как экономический институт

Многое зависит от желания и воли людей в рыночной экономике. Однако тезис «пусть люди делают все, что они хотят» сейчас категорически неприемлем. Свобода означает: во-первых, равные экономические возможности для всех, то есть право каждого начинать хозяйственную деятельность в соответствии со своими возможностями и интересами и свободно осуществлять ее в рамках закона; во-вторых, она служит условие существования конкуренции и эффективного распределения ресурсов.

Экономическая свобода вовсе не подразумевает отсутствие правовых, социальных и иных ограничений экономической деятельности. Волевые отношения закрепляются в структуре прав и через систему стимулов определяют норму человеческого поведения в обществе. Таким образом, законодательная база общества является важной предпосылкой формирования рыночной экономики и, в то же время, следствием ее развития.

В экономической жизни, как и во всех других сферах человеческой деятельности, должны соблюдаться определенные общепризнанные правила, чтобы масса различных действий экономических субъектов не приводила к экономическому хаосу, а превращалась в логический набор экономических процессов, обеспечивающих развитие. экономики в целом. Эти правила возникают и изменяются в процессе исторического развития, устанавливаются общепринятой практикой или в административном порядке - государством.

Все субъекты предпринимательской деятельности в рыночной экономике - государство, предприятия, граждане, занимающиеся бизнесом и т. д., действуют в соответствии с определенными правилами, указывающими, что можно и нельзя делать, как строить отношения между субъектами предпринимательской деятельности. Такие правила называются экономическими институтами.

Часто термин «институт» включает экономические организации и учреждения, такие как правительство, парламент, центральный банк, министерства, службы, комиссии и т. д. В некоторой степени это полностью оправдано, поскольку все законы, приказы, указы, инструкции, положения приказы и т. д. поступают из этих отделов, а затем передаются экономическим агентам

Однако понятие «институт» является более широким. Учреждения - это правила, по которым хозяйствующие субъекты взаимодействуют друг с другом и осуществляют хозяйственную деятельность. К институтам относятся, например, право на частную собственность, порядок открытия и регистрации нового предприятия, порядок получения государственной лицензии на разработку любого месторождения и т. д.

Учреждения являются формализованными и неформализованными. Формализованные учреждения - это все письменные правила, которые имеют отношение к экономической деятельности: Конституция, Гражданский кодекс, Налоговый кодекс, другие экономические законы, указы, указы и распоряжения государственной власти. Система формализованных институтов по своему содержанию близка к понятию «рамочные условия хозяйственной деятельности» хозяйствующих субъектов.

Неформальные институты (правила) включают традиции, социокультурные стереотипы, правила и процедуры, которые не разрешены государством, но тем не менее практикуются субъектами предпринимательской деятельности в своей деятельности.

Ввиду отсутствия правовых норм или неспособности государства применять законы неформальные институты играют очень важную роль в регулировании поведения экономических агентов.

Роль институтов в экономической жизни чрезвычайно велика. Учреждения уменьшают неопределенность, структурируя повседневную жизнь. Они организуют отношения между людьми. Институты определяют и ограничивают набор альтернатив в экономическом поведении, которые есть у каждого человека. Они включают в себя все формы ограничений, создаваемых людьми для того, чтобы дать определенный порядок человеческим отношениям. Институты влияют на экономический процесс, влияя на стоимость обмена и производства. Наряду с используемой технологией они определяют трансакционные и трансформационные (производственные) издержки, которые вместе составляют общую стоимость продукции.

Экономические институты часто называют «правилами игры» и даны извне. Хозяйствующие субъекты не могут изменять экономические правила и процедуры по своему усмотрению. Например, они не имеют права менять порядок закрытия предприятия в случае банкротства. Изменения в «правилах игры» в пользу хозяйствующих субъектов обычно рассматриваются организациями, специально созданными для этой цели.

Таким образом, письменные и неписаные законы, правила и нормы экономической деятельности - институты структурируют экономическую среду, устанавливают внешние рамки экономической жизни, вносят определенную определенность и предсказуемость в экономические процессы вследствие ограничения свободы и произвола экономических агентов.

Есть много экономических институтов. Однако наиболее важным из них является договор - институт сделки, представляющий собой двустороннее или многостороннее соглашение, в котором оговариваются права и обязанности его участников, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей. Договор регулирует поведение контрагентов по определенным, знакомым им признакам, в соответствии с логикой тех видов деятельности, которыми они занимаются.

Другим типом экономического института является право собственности, которое регулирует поведение людей в обществе в отношении определенных экономических выгод.

Симметричные права собственности - это права человека. Это право регулирует поведение человека по отношению к другим людям. Оба института настолько близки по содержанию, что фактически являются частью одного целого - правил поведения личности в обществе. 

В высокоразвитых странах институциональная среда, возникшая в результате многовековой социально-экономической эволюции, чрезвычайно сложна, что можно считать ее преимуществом. В такой среде институты хорошо взаимодействуют, законодательство детально регулирует весь спектр социально-экономических отношений. Существует огромное разнообразие экономических организаций с очень узкой специализацией. В этих условиях хозяйствующий субъект легко и свободно действует в экономической среде, что значительно облегчает его хозяйственную деятельность.

Со временем, с изменением условий и условий, экономические институты демонстрируют тенденцию к изменению. Однако решение об институциональной трансформации должно быть принято соответствующим органом, и он не всегда делает это добровольно и эффективно. Дело в том, что представительные и исполнительные органы власти принимают новые государственные законы, программы по регулированию и стабилизации экономики, принципиальные решения о расходах и налогах, меры по предотвращению инфляции или спада производства. Но и избранные, и назначенные официальные лица исходят исключительно из собственных интересов. Все люди, которые управляют государством, имеют свои собственные цели, стремятся извлечь выгоду из экономического процесса и максимизировать свое собственное благосостояние. Поэтому принимаемые ими решения зачастую сомнительны и неэффективны с экономической точки зрения, поскольку учитывают частные интересы.

Кроме того, смена учреждений связана в большинстве случаев с перераспределением прав отдельных групп или самого органа, который принимает решение об институциональных изменениях. Иногда неэффективный институт может в конечном итоге вообще перестать функционировать в процессе изменения поведения экономической системы. Например, люди могут просто прекратить устаревание закона.

Очень важно проводить систематическую работу по изменению институциональной среды. В этом случае государство должно играть особую роль. Он обязан устанавливать и защищать условия хозяйственной деятельности, обязательные для других субъектов рынка. Влияние государства на формирование институциональной среды выражается, прежде всего, в законотворчестве и контроле за соблюдением законов.

Как упоминалось ранее, одним из важнейших экономических институтов является право на собственность, а именно то, что ученые-экономисты сегодня считают самой частной собственностью. Давайте рассмотрим это более подробно.

Собственность как экономическая категория сформировалась на заре становления человеческого общества. Существенное влияние на возникновение и развитие форм собственности оказал труд и его разделение между людьми, племенами. Владение средствами труда стало одним из определяющих условий жизни, производства необходимых средств к существованию. В то же время производительный труд позволил получить экономический продукт в большей степени, чем это было необходимо для обеспечения самых простых жизненных потребностей того периода. Накапливается имущество, появляется его форма в виде богатства. Появление богатых и бедных, стремление расширить свои владения порождают войны за обладание территориями, богатством, собственностью; собственность начинает переходить из рук в руки. Растущее население нуждается во все большем количестве земли, природных ресурсов, вовлеченных в производство. В результате все, что доступно человеку, немедленно изолируется, захватывается, присваивается, разделяется, то есть становится собственностью.

Появление государств способствовало возникновению государственной собственности. Таким образом, разнообразны формы собственности в виде личной, семейной, родовой, государственной.

Впоследствии собственность становится все более совершенной, в ходе истории она изменяется, трансформируется, некоторые формы уже исчезли с лица Земли (феодальная собственность). Сегодня человечество рассматривает этот институт в различных аспектах: моральном, юридическом, экономическом. Необходимо различать экономические и юридические категории собственности. Как экономическая категория, собственность выражает отношения присвоения и отчуждения между людьми. Как юридическая категория, собственность представляет собой субъективную интерпретацию объективно установленных отношений присвоения, социальной необходимости консолидировать то, что уже сложилось на практике. В этой статье мы рассмотрим экономическое содержание собственности.

Экономическое содержание собственности раскрывается через ее функциональные характеристики: собственность, управление, контроль. Центральное место в функциональных характеристиках собственности имеет контроль над производственно-финансовой деятельностью субъекта собственности.

В современной экономической теории сложилась целая линия экономического анализа, называемая неоинституционализмом. Одной из самых известных теорий в этой области является экономическая теория прав собственности.

Американские экономисты Р. Коуз, 1991 г. Нобелевский лауреат, почетный профессор Чикагского университета, и А. Алкиан, профессор Лос-Анджелесского университета, были в авангарде теории прав собственности. Особенность экономического анализа, согласно их теории, заключается в следующем:

Во-первых, в своих исследованиях они не используют знакомое нам понятие «собственность», а используют термин «имущественные права». Это не сам ресурс, который является собственностью, а «пакет» или доля прав на использование ресурса - это свойство.

Полный «пакет прав» собственности состоит из следующих 11 элементов, характеризующих содержание свойства «правил игры» при использовании преимуществ:

Из римского права:

  • право собственности;
  • право пользования, то есть личное использование вещей;
  • право осуществлять контроль, то есть принимать решения о том, как и кем эта вещь может быть использована.

С 19-го века:

  • право на доход, т. е. на выгоды, вытекающие из предыдущего личного использования вещи или из разрешения другим лицам использовать ее;
  • право на «капитальную стоимость» вещи, которая подразумевает право отчуждать, потреблять, изменять или уничтожать вещь.

С 1-й половины 20-го века:

  • право на безопасность, то есть иммунитет от экспроприации;
  • право наследовать вещь или волю;
  • вечность.

Со 2-й половины 20-го века:

  • запрет вредного использования, то есть обязательство воздерживаться от использования вещей, вредных для других;
  • ответственность в виде штрафа, то есть возможность изъятия вещи в долг;
  • остаточный характер, то есть ожидание «естественного» возврата полномочий, переданных кому-либо после истечения срока передачи или в случае потери последней силы по любой другой причине. 

В российском законодательстве исторически существовала триада прав собственника: владение, пользование, распоряжение.

Специфической формой современного распределения прав собственности является соглашение о доверительном управлении. Траст (англ. Trust) - соглашение о праве хозяйственного ведения, т. е. соглашение о передаче права управления своим имуществом другому лицу. Более того, владелец не имеет формального права вмешиваться в действия своего агента.

Права собственности понимаются как санкционированные обществом (государственные законы, административные порядки, традиции, обычаи и т. д.) поведенческие отношения между людьми, возникающие в связи с существованием выгод. Это юридические процедуры, которые любой человек должен соблюдать при взаимодействии с другими людьми или нести расходы из-за их несоблюдения.

Частная собственность означает, что физическое или юридическое лицо имеет весь «пакет» из одиннадцати прав или, как отметил Пол Хейне (1931–2000), некоторые «травинки» из этого «пакета». Права собственности - это право контролировать использование определенных ресурсов и право разделять затраты и выгоды. Это права собственности или то, что, по мнению людей, являются соответствующими правилами игры, определяют, как процессы спроса и предложения осуществляются в обществе.

Второй отличительной чертой теории прав собственности является то, что феномен собственности вытекает из проблемы относительной редкости или ограниченности ресурсов: «Без всякой предпосылки о раритетах бессмысленно говорить о собственности».

Правда, такой подход не является открытием вышеперечисленных авторов; Впервые он был обоснован еще в 1871 году австрийским экономистом Карлом Менгером (1840-1921) в книге "Основы политической экономии". «Собственность, - писал К. Менгер, - имеет на своей конечной основе существование товаров, количество которых меньше по сравнению с потребностями в них. Таким образом, институт собственности является единственным возможным институтом для решения проблем, диспропорция между необходимостью и доступным распоряжением количеством товаров.

Это несоответствие приводит к тому, что центральным моментом отношений собственности является их исключительная природа. Отношения собственности представляют собой систему исключений для доступа к материальным и нематериальным ресурсам. Отсутствие исключений для доступа к ресурсам (т. е. Бесплатный доступ к ним) означает, что они являются ничьями. Такие ресурсы не являются собственностью. Что касается их использования, между людьми нет экономических, рыночных отношений.

Четкая определенность прав собственности заключается в том, чтобы изменить поведение субъектов хозяйствования таким образом, чтобы они принимали наиболее эффективные решения. Ведь только владелец в конечном итоге падает на все положительные и отрицательные результаты его деятельности. Поэтому он заинтересован в том, чтобы максимально учитывать их при принятии решений. Чем более четко определены права собственности, тем сильнее стимул для хозяйствующего субъекта учитывать выгоды или ущерб, которые его решения наносят другому лицу. В процессе обмена права собственности передаются экономическому агенту, для которого они имеют наибольшую ценность. Это обеспечивает эффективное распределение ресурсов, поскольку в процессе обмена они переходят от менее продуктивного к более продуктивному использованию, от людей, которые ценят их меньше, к людям, которые ценят их больше. 

В заключение можно отметить, что переход к рыночной экономике, осуществляемый в ряде стран, вызывает неизбежные институциональные изменения, необходимость создания новых рыночных институтов. Поэтому очень важно, чтобы научное сообщество рассматривало экономические институты как важный критерий для объяснения причин и предпосылок высокоэффективного экономического развития.

Экономическая социология в структуре социологического знания

Если мы схематически анализируем развитие экономической социологии, то начинать следует с конца XVIII века, с момента становления экономики как науки, когда не было заметного различия теоретических работ между социальными и экономическими темами. 

Так, Адам Смит (1776) в своей работе «Богатство народов» рассматривает общество как единый социальный организм с набором необходимых стандартных функций. Экономическое развитие здесь рассматривается как одна из функций, но не выделяется в отдельном направлении.

Начиная с 80-х годов XIX века происходит переход от «политической экономии» к «экономике», происходит радикальное отделение экономики от истории и социологии, формируется отдельная наука: экономическая история. Этот период характеризуется «битвой методов», которая разразилась между двумя представителями противоположных отраслей экономической мысли: Густавом фон Шмоллером (1838-1917) и Карлом Менгером (1840-1921). Для Шмоллера экономика была этически ориентированной наукой, объектом изучения которой является сообщество, как противоположность личности. По его мнению, экономику следует рассматривать как историческую науку, изучающую многие исторические факты и основывающую на них порождающие закономерности и общие правила. Для Карла Менгера, представляющего Австрийскую школу экономики и последователя Английской школы экономики, главной задачей экономики было выделение общих абстрактных теорем. Основным результатом «битвы методов» стала поляризация экономической науки и формирование новой экономической школы - исторической экономики.

Классический период развития социологической науки должен включать в себя работы Эмиля Дюркгейма и Макса Вебера, которые были заинтересованы в более широком развитии социологических аспектов экономических исследований. В частности, это можно увидеть в работах Дюркгейма «О разделении общественного труда» и «Метод социологии». Дюркгейм можно считать пропагандистом экономической социологии как развивающейся отдельной научной области. Социологическая теория Дюркгейма больше, чем любая другая, основывалась на социальных процессах, поддерживающих экономическую структуру государства. Достаточно вспомнить тот факт, что в каждом номере журнала L'Annee Sociologique, который он основал, он настаивал на включении раздела по экономической социологии.

В своей работе «О разделении общественного труда» Дюркгейм пишет, что когда объекты исследований имеют как экономические, так и социологические аспекты, последние могут быть более интересными. «... экономические услуги, которые оно (разделение труда) может предоставить, по сравнению с моральным действием, которое оно производит; его истинная функция - создать чувство солидарности между двумя или более людьми. В результате «индивиды связаны между собой, которые были бы независимы без него; вместо того, чтобы развиваться отдельно друг от друга, они объединяют свои усилия; они солидарны, и не только в солидарности, которая действует в короткие моменты обмена услугами, но также и в солидарности, которая выходит далеко за рамки этого. Таким образом, Дюркгейм отрицает безличность экономических отношений в обществе, как настаивают православные или «чистые» экономисты. В своих работах Дюркгейм последовательно утверждает, что такая транзитивность, присущая ортодоксальной теории, устарела, а сотрудничество с социологией - это именно то, что нужно современной экономике.

Макс Вебер почти одновременно с Дюркгеймом пытался установить научное сотрудничество с экономической и социологической теорией. Он пытается объединить неоклассический и исторический подходы экономической науки и социологии, и результатом этого синтеза стала новая наука - «социально-экономическая». По словам Шумпетера, Вебер больше, чем кто-либо другой, пытался объединить противоборствующие стороны в «битве методов» и популяризации социоэкономики. Две работы Вебера «Экономика и общество» (1922) и «Общая экономическая история» (1919) стали своеобразным манифестом экономической социологии. Если Дюркгейм сосредоточил свое внимание на морали, религии и образовании в качестве основы социальной жизни в своем исследовании, то для Вебера одним из основных пунктов его исследования была экономика. В вышеупомянутых работах Вебер последовательно утверждает, что новая социология не может и не имеет права отвернуться от экономических факторов и что все без исключения социальные и даже моральные проблемы взаимосвязаны с экономическими принципами. В то же время Вебер занимался не только анализом и критикой существующих теорий. В своей работе Вебер создает научную программу экономической социологии. Таким образом, в рамках общего социологического поля это уже не направление, а отдельная, относительно независимая наука - экономическая социология - со своими собственными постулатами, методами и программой.

Вебер не дает точного определения «социально-экономической», но он подчеркивает, что эта наука является частью «культурологии» (Kulturwissenschaften) и включает в себя экономическую теорию, экономическую социологию и экономическую историю. Характерно, что большинство понятий экономической социологии были сформированы именно «под знаком» категориального аппарата, разработанного М. Вебером и другими представителями немецкой социологии (Г. Зиммель, И. Шумпетер и др.), Что не является случайно. Чудесным выражением лица А.Я. Гуревич, «дальнейшее развитие наук показало, что самые смелые и продуктивные прорывы в углубленную историческую эпистемологию были сделаны на основе неокантианства», поскольку стало очевидно, что «исследователь не имеет дело с реальным явлением прошлого , но с предметом науки, созданным самим исследователем ». Предмет истории - экономический, политический, социальный - это «публичный человек в меняющееся время, люди, которые живут в истории. Мы вступаем в диалог с ними, в диалог, который невозможен без науки культуры».

Концепция М. Вебера, изначально созданная в диалоге с основными принципами кантианства, занимает столь большую роль в истории социологии и настолько хорошо исследована, что, по нашему мнению, нет необходимости подробно останавливаться на ней. Понятия «идеальный тип» и «социальное действие» важны для данного исследования, поэтому автор позволил себе повторить их снова. Итак, идеальный тип (по Веберу) - это чисто идеальная пограничная концепция, которая создается путем одностороннего усиления одной или нескольких точек зрения и объединения на этой основе многих существующих: отдельных явлений, соответствующих этим односторонне выбранным точкам зрения, в единый мысленный образ, которого нет в реальной реальности. Функция понятия, соответствующего идеально типичному образу, должна использоваться в процессе познания как средство сравнения с эмпирической реальностью и установления степени отклонения реальности от соответствующей концепции абстракции.

Согласно Веберу, идеальный тип выполняет свою функцию благодаря тому, что он не только содержит некоторые элементы реальности, которые типичны для исследователя, но также является абстрактным мысленным образом; задача таких конструкций состоит в том, чтобы понять социальные действия и тем самым дать причинное объяснение процесса их протекания и воздействий, которые они оказывают; найти общие правила событий независимо от их пространственно-временного определения. Таким образом, в отличие от неокантианцев, которые приравнивали метод формирования социологических концепций к естественнонаучному, Вебер приравнивал его к историческому, включая социологию в совокупности «культурологических наук». Рассматривая экономические отношения как одну из форм социального действия, Вебер переносит это действие в область культурно-аксиологической ориентации.

Разработанный Вебером подход к изучению общества и экономики помог объединить ортодоксальную экономику и экономическую историю. Вебер призывает ученых не прекращать изучение чисто экономических вопросов, поскольку это ведет к самоограничению экономической науки и, как следствие, тормозит ее развитие, что не позволяет расширять ее научный аппарат. Его интересы касаются широкого круга институциональных проблем, которые могут быть наиболее полно исследованы не только экономической наукой, но и экономической наукой в ​​сотрудничестве с социологией. Вебер затрагивает весь спектр отношений личности в обществе. Экономика, политика, право, мораль, религия - все эти вопросы исследуются Вебером с позиции и с помощью нескольких наук: экономика, социология, право, антропология, история, история религии и политология. Все это позволяет ему создать модель общества и социального развития, не избегая при этом каких-либо социальных институтов. Такой подход и широта охвата доказывают правильность разнообразного и междисциплинарного подхода к изучению социально-экономических проблем общества.

С 20-х годов ХХ века современная экономика развивалась независимо, и в ней проявляется сильное влияние математики. Этот период развития экономической науки, называемый неоклассическим, характеризуется независимым развитием экономики от общества.

Центром социально-экономической школы в первой половине 20-го века был Новый Свет - США, что было связано с быстрым промышленным развитием этого континента. Социологическую школу Нового Света представляли такие американские исследователи, как Чарльз Коули, Тэлкот Парсонс и Нил Смелзер. Значение социологии Парсона состоит в том, что она не только сблизила экономику и социологию, но и ее влияние усилило и усилило это разделение.

Согласно Парсонсу, краеугольным понятием экономической теории является понятие разделения труда, но в это понятие должен быть введен новый смысл, определяющий различные функции экономики и социологии. Экономическая наука будет изучать ту часть причинно-следственной цепи (средство - конец цепи), которая связана с рациональной адаптацией ограниченных средств достижения цели к разнообразию этих целей, а социология - часть этой цепи, которая связана с первичной ценности. Эта концепция разделения труда решит проблему большого содержания социологических (а также психологических, биологических и т. д.) Постулатов в социологии.

Тем не менее, по словам Парсонса, существует огромное поле для взаимодействия этих наук. В своей работе «Структура социального действия» он подчеркивает невозможность проведения исследований на высоком уровне, если исследователь обладает знаниями только в экономической или только в социологической сфере.

В 40-х годах Парсонс разработал теорию структурного функционализма, основная цель которой состоит в том, чтобы определить структуры, обладающие функциями, необходимыми для существования социальной системы, а также определить сами эти функции различных структур в социальной системе. Поскольку некоторые функции по своей природе являются экономическими, экономика представляется «подсистемой, которая отличается от других подсистем общества. Таким образом, особый экономический аспект теории социальных систем является частным случаем общей теории социальных систем. И, следовательно, экономическая теория может быть логически выведена из общей теории. Однако здесь кажется, что не экономическая теория требовала развития, а, наоборот, теория Парсонса пыталась найти для нее место среди своих категорий. Этот синтез был искусственным, что вновь сделало невозможным сближение экономической теории и экономической социологии. Такое отношение к экономической науке со стороны яркого и признанного представителя социологии, к сожалению, не способствовало сближению этих двух дисциплин.

Другая область экономической социологии возникла более или менее независимо от теоретической экономики и социологии в тот момент, когда психологи, социологи и антропологи начали проводить эмпирические исследования на фабриках в Соединенных Штатах, и эта область была названа «промышленной социологией». Первые исследования были проведены в 40-х годах, а первые рекомендации по проведению таких исследований появились в конце 40-х - начале 50-х годов. Индустриальная социология была сосредоточена на производстве, особенно там, где существовала сдельная заработная плата, несмотря на то, что в соответствии с этой системой заработной платы выплачивалось не более 30% работников. Этот интерес социологов был вызван не чем иным, как интересом владельцев фабрик к изучению зависимости производительности труда работников от различных факторов и, естественно, их стремления получить более высокую прибыль. Вот почему представителей индустриальной социологии, которые сталкивались с чисто практическими задачами, в шутку называли «му-социологами», подразумевая цель своей работы - добиться большей производительности труда рабочих («молоко» рабочих). Это хороший пример «порядка» со стороны общества, который послужил толчком для развития экономической социологии. Хотя в период 1945 - 1965 гг. Исследования таких социологов, как Уайт, Далтон и Крозье, были блестящими, их цель была конкретной и ограниченной. В то время еще не было теоретической основы для развития теории промышленной социологии до более абстрактных уровней. Более того, индустриальная социология была отделена не только от теоретической социологии, но и от экономической теории.

Таким образом, к концу 60-х годов ХХ века были выделены две области экономической социологии - промышленная социология и структурно-функциональная теория (теория Парсонса), которые не смогли развить экономическую социологию в широком научном плане. Индустриальная социология, исследуя человеческие отношения в процессе производства, не уделяла должного внимания организационной структуре и социальной среде непроизводственной организации. Слабые попытки сделать это выявили только отсутствие необходимой теоретической базы. Теория Парсона не стала ведущей социологической тенденцией, поскольку, с одной стороны, она не была достаточно поддержана эмпирическими исследованиями, а с другой, политическая переориентация в обществе не позволяла социологам работать в рамках теории Парсонса.

В конце 60-х годов на неоклассической основе появилась новая версия экономической социологии - «экономический империализм». Впервые этот термин был найден в книге Ральфа У. Саутера «Введение в относительную экономику, базовое исследование механики и источников расширяющейся экономической вселенной», опубликованной издательством Columbia University Press в 1933 году. В этой работе подчеркивается необходимость того, чтобы экономика Предметные области других общественных наук, так как это обогатит концептуальный и инструментальный аппарат экономической науки. Этот подход не был поддержан экономистами и вызвал резкую критику со стороны социологов. В частности, Парсонс резко раскритиковал этот подход. Лишь в конце 1950-х годов были предприняты первые попытки проанализировать социальные аспекты экономической жизни в рамках теории экономического империализма. Представителями этой тенденции являются такие ученые, как Гарри Беккер (Экономика дискриминации, 1957) и Энтони Даунс (Экономическая экономика демократии, 1957). Эти работы стали началом проникновения в экономическую теорию методов социологии, политологии, экономической истории и антропологии. В 60-х и 70-х годах появились работы, посвященные праву (включая криминалистику), демографии, образованию и теории организации. Экономический империализм характеризуется более широким пониманием предмета экономической науки и включением в исследование таких тем, как влияние преступлений, брака и развода, рождаемость и т. д. На экономическую жизнь общества. Экономические, политические и правовые институты понимаются новой институциональной экономикой как результат достижения разумными людьми своих интересов.

Однако, в то время как представители экономической науки переоткрывали социальные институты, социологи стали уделять больше внимания экономике. В конце 70-х годов ХХ века на основе развитой индустриальной социологии возникла «новая экономическая социология». Его основными представителями являются студенты Harison White, группы молодых социологов («Гарвардская группа»), чья сфера интересов - экономика: Роберт Эклз, занимающийся проблемами экономической организации, Марк Грановеттер, рынок труда, Майкл Шварц, финансовая инфраструктура, Уэйн Бейкер, рынок ценных бумаг и ряд других социологов. В то же время в социологии появляется новая тенденция. Знакомое разделение ученых на школы больше не является всеобъемлющим процессом. Многие социологи предпочитают работать независимо от какой-либо группы и создавать индивидуальные теории. Итак, независимо от Гарвардской группы, некоторые американские социологи начали заниматься экономическими вопросами вне какой-либо школы. Наиболее заметные теории были созданы такими социологами, как: Вивяна Зелитцер, Сьюзан Шапиро, Митчелл Аболафия и другие.

Почему именно в это время было столь широкое признание экономической социологии как отдельной дисциплины? Самостоятельное развитие экономики и социологии, которое имело место в течение двух столетий, привело ученых к обеим этим дисциплинам, чтобы признать тот факт, что изучение проблем экономической жизни человека без учета его социальной сущности, и наоборот, изучение Общественная жизнь человека без учета экономических аспектов в дальнейшем становится невозможной. Огюст Конт и Карл Маркс, Эмиль Дюркгейм и Макс Вебер опережали свое время на десятилетия, ожидая синтеза социологии и экономики. Критика абстрактности чисто экономической науки Контом, вклад Карла Маркса, пропаганда экономической социологии Дюркгеймом и Вебером привели много лет спустя к ее признанию, как со стороны представителей экономической науки, так и со стороны социологов. Именно работа этих ученых составляет традицию экономической социологии.

Истоки экономической социологии в России можно найти в 1960-1970-х годах, когда российские социологи активно разрабатывали экономические темы в рамках промышленной социологии и социологии труда, а экономисты регулярно использовали социологические рассуждения в своих исследованиях. До начала 1980-х годов никто не определял экономическую социологию как самостоятельную область знаний. И в начале 1980-х гг. Перед социологами Новосибирского института экономики и организации промышленного производства они подумали, как назвать новый курс для студентов. Они сформулировали тему и наметили границы новой дисциплины, а также дали ей название, по-видимому, независимо от своих западных коллег. Таким образом, формирование области знаний (экономической социологии) произошло за десятилетие до распада государственного социализма.

Тот факт, что новая область знаний возникла в рамках Новосибирского института экономики и организации промышленного производства, т. е. института экономики, указывает на тенденцию, появившуюся в начале 1960-х годов. Мыслящие экономисты увидели огромную разницу между марксистско-ленинской теорией социализма с ее картиной динамичного экономического развития, основанной на государственной собственности и централизованном планировании, с одной стороны, и реальностью, окружающей их, в которой планы часто оставались на бумаге, технологическими инновации постоянно терпели неудачу, и, с другой стороны, государственная собственность стала объектом личной выгоды. Эти наблюдения привлекли их внимание к обычным экономическим агентам, упрямо отказывающимся вести себя как послушные винтики в государственной машине. Т.И. Заславская и ее коллеги пришли к выводу, что структурное положение личности в процессе производства и ее культурные особенности оказывают серьезное влияние на экономическое поведение. Поэтому основным акцентом экономической социологии должен стать анализ социальной стратификации и экономической культуры. Различия в экономическом поведении можно объяснить дифференциацией действующих лиц в зависимости от сектора экономики, региона, пола, возраста, этнической принадлежности, семейного положения, образования и квалификации, опыта работы и т. д.

В отличие от западной ветви, российская экономическая социология изначально была нацелена на анализ позиций, а не отношений, и фокусировалась на микро- и мезомасштабном уровнях анализа, почти не затрагивая роли таких общественных институтов, как Коммунистическая партия и социалистическое государство.

В новой экономической социологии в России доминируют две школы мысли: новый институционализм, представленный в работах Р. Коуза, Д. Норта и О. Уильямсона, и концепция укоренения (экономические отношения в социальной структуре), разработанная C. Поланьи, Х. Уайт и М. Грановеттером. Особенно важны работы В.В. Радаев, используя эти и другие идеи западной экономической социологии в своей преподавательской и исследовательской работе. В его исследованиях стратификации, предпринимательства, неформальной экономики и экономики домашних хозяйств наиболее значимые аспекты российской экономической реальности рассматриваются с мультипарадигматической точки зрения. Новый институционализм служит схемой для анализа проблем, которые так остры для России с переходной экономикой - высокие трансакционные издержки и низкий уровень дисциплины в сфере договорных отношений. Концепция укоренения используется для анализа неформальности и персонификации, присущих российским экономическим отношениям.

В исследовании предпринимательства, предпринятом Радаевым, развенчан миф о том, что российские деловые практики полностью лишены какой-либо этики и основаны на коррупции и насилии. Это свидетельствует о слабости и неэффективности попыток государства укрепить дисциплину в области договорных отношений, что заставляет дополнять и заменять их неформальными механизмами. Однако эти механизмы не обязательно являются преступными или основаны на насилии; они также включают стабильные деловые сети, в которых доверие, взаимность и лояльность играют решающую роль. Наиболее интересный вопрос для дальнейших исследований, которые также имеют серьезный доступ к сфере политики, заключается в том, при каких условиях развивается тот или иной горизонтальный механизм. В качестве первого шага в этом направлении полезно исследовать размер и плотность сетей.

Новая экономическая социология в России находится на начальном этапе своего развития. После многих лет изоляции от западной традиции, которую все еще трудно преодолеть из-за языкового барьера, возникла огромная потребность в качественных переводах и интерпретации лучших работ западных ученых. Книги Ю.В. Веселова В.И. Ильин и, особенно, В.В. Радаев частично восполнил этот пробел, но впереди еще много работы. Также очень важно быстро освоить уже используемые методы исследования. В этом смысле усилия американского социолога Майкла Сваффорда и его российских коллег П.М. особенно ценны. Козырева и М.С. Косолапова. Эта группа организовала и проводит Российское продольное обследование (RLMS) в течение почти десяти лет, которое является единственным национальным репрезентативным многоцелевым исследованием населения России, открытым для всего научного сообщества. Этот проект соответствует стандартам количественных социальных исследований и, таким образом, помогает установить эти стандарты в России.

Таким образом, чрезвычайно короткая продолжительность идеологически свободного развития частично объясняет теоретический эклектизм современной экономической социологии в России, ее описательный характер, а также расхождение между метафорическим и безоговорочным принятием западных подходов и их одинаково метафорическим и полным отрицанием и пренебрежением. 

Вывод:

Экономические институты в социологическом исследовании - показатель взаимосвязи социологии с другими науками. В результате этого симбиоза возникла новая дисциплина - экономическая социология. Появился новый подход к анализу экономических явлений. Новизна подхода, в частности, заключалась в попытке объяснить, какую роль экономические структуры и институты играют в обществе, а также какое влияние общество оказывает на характер экономических структур и институтов. Что общего между социологией и экономикой? Общим в этих науках является понимание того, что материальное производство и экономическая деятельность человека являются основными формами общества. Экономика изучает формы математического производства и его средства. Социология изучает положение человека в этих экономических условиях; Каковы отношения между людьми в разных экономических условиях. Мы не можем сказать, что социология и экономика - это одно и то же, но мы можем с уверенностью сказать, что социология и экономика - это та «невидимая рука», которая ведет человечество к познанию общества.