Экономическая безопасность и проблемы устойчивого развития России в условиях усиления экономических

Предмет: Экономика
Тип работы: Курсовая
Язык: Русский
Дата добавления: 11.01.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете узнать какие предъявляются преподавателями требования к курсовой работе:

 

Требования к написанию курсовой работы

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

Формы собственности и их эволюция
Банковская система как важнейший элемент рыночной инфраструктуры
Альтернативные объяснения рекламы: информация, сигналы, конкуренция
Учение о прибавочной стоимости К. Маркса


Введение:

Прошло два года с тех пор, как Соединенные Штаты и их союзники ввели экономические санкции против России. Они были представлены российским компаниям, работающим в нефтегазовом секторе, финансовом и банковском секторах, а также в оборонной промышленности. В ответ на экономические санкции Россия ввела запрет на ввоз мяса, рыбы и молочных продуктов на территорию Российской Федерации.

Эта работа создана на основе материала Московского экономического форума 2016 года «Российские и мировые 25 лет рыночной реформы».24 марта 2016 года в МГУ им. М.В. Ломоносова состоялся круглый стол «Экономические санкции против России: ожидания и реальность» в рамках Московского экономического форума им. М.В. Программа круглого стола доступна на сайте Московского экономического форума: Круглый стол № 5. Организатор этого научного мероприятия - Финансовый университет Российской Федерации, а инициатор - кафедра экономической теории.

«Что дальше?» Авторы написали различные аспекты подготовленных монографий, включая Калугу в сентябре 2015 года, Сочи в октябре 2015 года, Пушкина в марте 2016 года, Санкт-Петербург в апреле 2016 года и т. д. ) На международных конференциях (сентябрь 2015 г., Генуя, июнь 2016 г., Оксфорд, август 2016 г., Париж и др.). Еще одна глава и абзац монографии - «Русские» («Вопросы экономического регулирования», 2015 г., том 6, № 3, «Мир новой экономики», 2016 г., № 3) и зарубежные журналы («Обзор бизнеса и управления», вып. 7, № 5, Business and Management Review, том 8, № 1).

Действительное и мнимое в условиях обеспечения экономической безопасности страны в условиях санкций

Изложение реальных и мнимых вопросов обеспечения экономической безопасности страны связано с углублением системного кризиса российской экономики, включая потенциал стабильности, уровень стабильности, безопасность. Кроме того, на текущем этапе обновляется негативное влияние санкций, уровень экономической безопасности, необходимость более глубокого понимания причинно-следственной связи между социально-экономическим характером и состоянием российской экономической системы. Последнее подчеркивает изучение взаимосвязи между уровнем развития социально-экономической системы и институциональными нормами и институтами, обеспечивающими экономическую безопасность России.

Во-первых, мы выясним, как экономическая безопасность и основные теоретические концепции безопасности основаны в рамках исследований. Общепринято, что под экономической безопасностью понимается «состояние национальной экономики, в котором обеспечивается защита национальных интересов, противодействие внутренним и внешним угрозам и способность развивать и защищать важные интересы людей, общества и государства». Этот контекст является реализацией коллективной необходимости гарантировать существование и прогрессивное развитие отдельных людей, обществ и наций.

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Российской Федерации от 31 декабря 2015 года № 683, гласит, что «система национальной безопасности является государством и вся местная власть является инструментами».

А обеспечение национальной безопасности - это граждане политических, военных, организационных, социально-экономических, информационных, правовых и иных мер, направленных на противодействие угрозам национальной безопасности и удовлетворение национальных интересов. Осуществляется государственными органами и органами местного самоуправления в сотрудничестве с социальными институтами.

В то же время сама стратегия отражает значительные изменения в ситуации с безопасностью в России, в отличие от прежней Стратегии национальной безопасности к 2020 году, которая была утверждена Указом Президента в мае 2009 года, и, как следствие, Это отражено в нашем подходе к этой проблеме. По мнению экспертов, «приоритет национальных интересов перед личными интересами» очевиден. Первым из национальных интересов России является «укрепление обороны, обеспечение неприкосновенности конституционного строя, суверенитета, независимости, целостности государства и территории Российской Федерации», а затем «гармония государств, политических и Укрепление социальной стабильности, развитие демократических институтов и совершенствование механизмов взаимодействия государства «гражданского общества».

Что касается самого контента, стратегия актуальна во многих отношениях и имеет правильное, но несколько противоречивое намерение.

 

Вы стоит согласиться с Гольцем. «Эта стратегия не имеет большого практического значения; она не является практическим руководством для российских организаций, ответственных за национальную безопасность». Конечно, это тема независимого анализа. Здесь в рамках вопросов экономической безопасности социально-экономическая политика, проводимая российским правительством, обеспечивает общественное движение за прогрессивное развитие и защиту важных интересов народа, общества и государства. Важно ответить на вопрос, стоит ли.

Статья 56 гласит: «Основными стратегическими угрозами национальной безопасности в экономике являются ее низкая конкурентоспособность, сохранение модели развития экспортных средств к существованию и высокая зависимость от внешних экономических условий, задержки в разработке и внедрении перспективных технологий». В связи с этим очевидна необходимость изменения экономического курса для осуществления новой промышленной революции, которая позволяет формировать инновационную технико-экономическую структуру экономики.

Экономическая безопасность и проблемы устойчивого развития России в условиях усиления экономических

Но какие изменения можно обсудить в правительственной программе импортозамещения и планах на случай непредвиденных обстоятельств, которые включают меры, которые очень важны для современной России, но могут лишь частично удовлетворить реальные потребности экономики? Официальные правительственные документы уже написаны, что свидетельствует об отсутствии систематического характера предлагаемых мер и интеграции в любую стратегию развития российской экономики. В конечном счете, они не работают на экономическую безопасность, потому что они не связаны напрямую с систематическими проблемами экономики. Скорее, они свидетельствуют об институциональном «провале» государства в преодолении организованного российского кризиса. Он подчеркивает растущий кризис во всех формах социально-экономического управления, сложность экономического процесса и отсутствие ликвидности современной экономики. Глядя на опрос, проведенный Рунетом и представленный более чем 3000 человек, результаты не столь удивительны. Менее 4% считают политику Медведева «правильным поведением». Минимум -2,5% - указывает на «честную ошибку».

Профессор НИУ ВШЭ Симон Кордонский рассматривает нынешний российский кризис как кризис в системе управления. Управляющая элита неоднократно повторяла кризис, и деятельность элиты определяется и стимулируется со-главами.

Сегодня ученые (экономисты, социологи, политики), эксперты и представители различных научных школ и дисциплин приводят статистические данные и примеры социально-экономической политики, которые в значительной степени противоречивы и некомпетентны, Мы широко обсуждаем деятельность правительства. Ключевые пункты политики, проводимой финансово-экономическим блоком правительства, нельзя игнорировать. Однако мы остановимся на методологических и экономико-теоретических аспектах обсуждаемой проблемы.

Правительство в экономической политике руководствовалось и руководствовалось в решении краткосрочных проблем. Точная модель его деятельности противоречит и противоречит заявленным целям и задачам. Вы можете вспомнить шаги, предпринятые для восполнения дефицита государственного бюджета. Дефицит был преодолен за счет иностранного финансирования, продажи компаний, которые были стратегически важны для страны, и заключения соглашений, которые не обязательно были социально и экономически выгодными для страны. Мы считаем, что программа модернизации выродилась в «имитацию политики национального развития через эффекты общественных отношений» Глеба Павловского, бывшего советника администрации президента.

Или, если ваша цель - перейти к устойчивому экономическому росту, вам нужны длинные и дешевые деньги для финансирования ваших инвестиций и прорыв, который может качественно вывести экономику на новый технологический уровень. Нужны инновации и сегодняшняя макроэкономическая политика - привлекает внимание ученый РАН Сергей Гладиев. «Высокие процентные ставки блокируют доступ компаний к краткосрочным и долгосрочным заимствованиям, необходимым для нормального осуществления текущей предпринимательской деятельности», - сказал академик Александр Некиперов в статье под названием «Кризис: природа и побег».

Или как вы можете объяснить нынешнюю политику контроля над инфляцией при лоббировании корпоративных прибылей и манипулировании рублем для поддержания доллара и евро? Последнее свидетельствует о резком увеличении объема валютных спекуляций на биржах. Объем валютных спекуляций на Московской фондовой бирже увеличился в пять раз, достигнув сегодня астрономической суммы в 100 триллионов рублей. Как мы уже отмечали, бессмысленно рассматривать неденежные причины инфляции в денежном выражении.

Критические обзоры могут следовать. Но почему правительство "преднамеренно принимает неправильное решение в области экономики или вообще не принимает решение при необходимости"? Задать вопрос после профессора Игоря Николаева из Высшего экономического факультета. Профессор ответил ему, сказав: «Я не могу наверху, не знаю, не знаю». Но это оставляет вопрос «почему».

Поддержав А. В. Бузгалину, обратите внимание, что государственный феодализм советской эпохи был заменен либеральной формой экономической системы, содержание которой представлено значительным феодальным господством и властью крупных корпораций.

Поэтому наиболее важным условием для проведения нового курса является правильное управление концептуальной основой трансформации. Это означает, что необходимы фундаментальные реформы системы социально-экономического управления. Он должен основываться на принципиально иной концепции административно-экономического регулирования, которая разделяет содержание стратегии социально-экономического развития России в интересах большинства с ориентацией на человека. Не возможно Без четких социально-экономических стандартов, включая ключевые условия для расширения пространства для личностного роста, а также сотрудников, оценивать варианты развития со свободой или стимулом участия членов общества.

Концепция должна включать механизм, который позволяет:

  • Ликвидация системы квазифеодальной зависимости, «вассальных» отношений между государственными властями и федеральным правительством, принявшим систему государственного управления.
  • Преодолеть дисбаланс в механизмах централизации и децентрализации государственной власти и крайнюю региональную дифференциацию в зависимости от уровня экономического развития.
  • Уменьшить нечувствительность к социальным потребностям.
  • Поднять уровень социальной справедливости.

Это важные условия, для которых невозможно гарантировать движение по пути укрепления экономической безопасности. Поэтому восстановление централизованной иерархии социально-экономического управления с использованием существующих экономических механизмов не может преодолеть насущных экономических проблем, и решения этих проблем не могут быть распространены на внедрение новых курсов. Объективно, многослойная структура российской экономики, основные различия в уровне социально-экономического развития регионов и муниципалитетов, проблемы малых городов с предприятиями «городского строительства», а также новая индустриализация, информационные технологии и возобновляемые источники энергии. Он предлагает новый курс, включая интеграцию, горизонтальное взаимодействие в системах социально-экономического управления и усиление децентрализации. Однако обратный процесс фактически выполняется.

Нынешняя политика централизации, которая не оправдывается сверх фискальной концентрации, ведет к углублению систематических проблем, ухудшению состояния отраслей и регионов в целом и дисбалансу в экономических структурах, гарантируя их общее функционирование и развитие.

Мы часто слышим аргументы в пользу «ручного управления», выражающиеся в том, что политические и экономические процессы могут принимать только краткосрочные решения в условиях быстро развивающейся неопределенности , Однако, если у вас есть стратегическое понимание и видение развития экономической системы, вы можете выбрать решение, которое будет работать в будущем, из решения возникающих проблем. Поэтому местные предложенные инфраструктурные проекты и целевые программы, которые не были интегрированы в стратегию развития, оказались недействительными?

Например, экономическая безопасность относится к развитию важных секторов и секторов национальной экономики страны, таких как сельское хозяйство-продовольственная безопасность, безопасность промышленности-промышленности и финансовый сектор-финансовая безопасность. Но если эти взаимосвязанные отраслевые проблемы являются взаимозависимыми и систематическими, даст ли целевая отраслевая программа, предложенная правительством, необходимые результаты? Достаточно обратить внимание на спекулятивную форму финансового капитала, поддерживаемую государственной политикой. Государственная политика играет самостоятельную роль, которая слабо связана с реальными секторами промышленности и экономики. Может ли финансовый сектор поддержать развитие промышленного сектора и экономики в целом?

В связи с этим я отмечаю еще одну систематическую ошибку в текущей социально-экономической политике. Это «из будущего» социально-экономический дизайн. Мы еще вернемся к этому вопросу, поскольку последний одобренный правительством документ не опирается на существующую систему вопросов, поскольку указывает на более вероятное намерение.

По нашему мнению, «из будущего» дизайна:

  • Он основан на концепциях, которые не основаны на реальных экономических и социальных проблемах.
  • В том числе адаптация среды "для концепции".
  • Дайте «обнадеживающее мышление» на каждом этапе набросков управления (постановка целей, выбор влиятельных инструментов, оценка результатов).
  • Создание норм, отвечающих экономическим, организационным, правовым и фантастическим реалиям и противоречащих реальным ситуациям.

Эта ошибка приводит к тому, что субъект предпринимательской деятельности в реальной деятельности следует установленным вне норм, но фактически нарушает и избегает их, а сама деятельность носит институциональный характер, часто называемый институциональным характером. Воспроизвести неофициальные нормы, чтобы заработать Методологически речь идет о недооценке ситуации, которая воплощается в своего рода парадоксе. С одной стороны, социально-экономический характер экономических отношений предопределяет их институциональные нормы и реализацию. С другой стороны, субъективно сформулированные формальные и неформальные институты и институциональные нормы обеспечивают некую основу для экономической деятельности в субъектах, которые могут только достичь этого свойства.

Как и в случае стратегий развития, концепция управления основана на системе проблем, которые возникают сегодня, и должна обеспечивать методы и механизмы для их преодоления в будущих направлениях. Другими словами, формирование норм и институтов, достаточных для общих социально-экономических реалий, а также для развития в будущем.

Одним из институциональных вопросов, созданных нынешней моделью социально-экономической политики, является признание значительной частью внутреннего сообщества практики коррупции как формы социального соглашения с властями о признании взаимного сосуществования и коррупции. И не как институциональное отклонение, а как неформальная система. Коррумпированная бюрократия возникла как класс со своими собственными интересами и системой защиты.

Преодоление практики использования государственными служащими государственных служащих на протяжении многих лет было объявлено государством одной из главных задач российского общества. Но ситуация изменилась так, что влиятельные круги общества обеспокоены коррупцией, и происходит серьезное перераспределение общественных благ через коррупционную систему. Для таких чиновников коррупция стала инструментом, который поможет им выжить как привилегированный класс. И принадлежность к нему стала смыслом общественной жизни.

Внимание бюрократии к созданию такой системы социально-экономической власти гарантирует развитие ориентированного на ренту поведения и ставит еще один вопрос в рамки экономических институтов, необходимый для защиты прав собственности. Отсутствие надлежащего механизма. Пока экономическая эффективность значительно ниже экономической эффективности перераспределения собственности, постоянное перераспределение прав собственности будет продолжаться. В этих условиях задача создания жизнеспособного института остается на заднем плане, в то время как официальные злоупотребления, коррупция и другие институциональные ловушки, заявленные правительством, работают на укрепление административного бизнеса. Таким образом, в экономической и политической практике России формируется влиятельная группа экономически и социально неэффективных собственников, а действия собственников направляются на извлечение статуса и ресурсной ренты. Не случайно была создана модель деформации.

Наконец, государства, которые создают условия для развития экономики с новыми курсами, должны полагаться на институциональные нормы, которые отражают оценки выгод, затрат и рисков различных целевых групп предприятий в качестве целей для изменения. Другими словами, важно, чтобы новые экономические механизмы, которые формируются, включали эффективную мотивационную систему, в которой экономические агенты превращаются в экономические действия, основанные на восприятии и восприятии общего направления и ценности трансформации.

Это представляет собой несоответствие между краткосрочной моделью поведения экономического агента и запланированным переходом к новому экономическому курсу, небрежностью (и некомпетентностью) органа управления и сопротивлением качественным изменениям (явным и неявным) Подчеркивается, что институциональные ловушки, представленные в управленческой элите переходного периода, произошли в стране. Изменения в существующей политике. В этих ситуациях обеспечение экономической безопасности остается мнимым.

Однако трансформация существующего институционального пространства невозможна без глубокого изучения социально-экономической природы и функции экономики, разработанной в России, как основы для институциональных изменений и объективного механизма развития. Объективная угроза экономической системе заключается в ее неадекватных институциональных и / или организационных нормах, которые функционируют по своей социально-экономической природе. Пока концепция социально-экономического управления не изменится, притворяться экономически безопасным повторяется много раз.

Власть и бизнес: ответственное лидерство обеспечения устойчивого развития российской экономики

Российский и зарубежный опыт построения взаимодействия между государственными органами и бизнес-структурами свидетельствует об изменении формы партнерской системы «власть-бизнес».

Модель социального партнерства, которая доминировала в большинстве регионов России в течение последнего десятилетия, постепенно становится менее актуальной. Модель взаимодействия корпораций и правительств в кризисных ситуациях, модель управления взаимодействием сторон проверена международной практикой.

В этой модели роль руководителя, ответственного за отношение к власти, исследуется без изучения возможности финансирования деятельности, оценки ожидаемых результатов или поиска решения, которое удовлетворяет компанию и общество в целом. Социальное бремя является условием выхода на рынок, и в этом случае оно рассматривается как способ преодоления административных барьеров, особенно при заключении контрактов на инвестиционные проекты. Несомненно, за короткий промежуток времени - для мобилизации имеющихся ресурсов - модель очень эффективна. Недостатком является тот факт, что добровольные благотворительные фонды препятствуют росту корпоративных программ и качества государственного и муниципального управления.

Неоднозначность правовых норм и непрозрачность практики взаимодействия государственных органов с бизнесом, превосходство государства во всех сферах гражданской и деловой активности, детали российского традиционализма, состояние и развитие региональной экономической системы И смутно влияет на конкурентоспособность национальной экономики в целом. Негативное влияние оказали факторы управления, например, укрепление таможенной системы с августа 2015 года, ослабление рубля по отношению к мировой валюте и обесценивание валютного рынка новым режимом обменного курса.

Мировой финансово-экономический кризис не оказал наилучшего влияния на инвестиционную деятельность отечественных компаний и источники финансирования (возможность заимствования кредитных ресурсов за рубежом и возможность высоких процентных ставок по кредитам от отечественных банковских учреждений).

 

Накопленный опыт показывает, что для эффективного функционирования экономики ежегодные инвестиции должны составлять около 30% ВВП. Валовой внутренний продукт в 2014 году составил 71 406,4 млрд рублей, а инвестиции в нефинансовые активы составили 10 524,2 млрд рублей. (14,8% ВВП). Особенно медленно, рост инвестиций происходит в секторе, который определяет появление промышленности страны - в машиностроении.

Промышленное производство в 2015 году было на 3,4% ниже, чем в 2014 году. По сравнению с аналогичным периодом 2014 года индексы производства машин и оборудования снизились с 90,7 до 85,4 в первой половине 2015 года, но в целом незначительно выросли до 92,2 в 2014 году. В первой половине 2015 года стоимость финансовых активов организации снизилась,

57 576,1 (2014-78 604,4 млрд руб.), что составляет около 80% ВВП (в 2015 году национальный ВВП составил 80 412,5).

Комплексные модели, государственные учреждения и крупные предприятия для решения проблем кризиса и решения приоритетных задач устойчивого развития как всей национальной экономики, так и отдельных ее региональных сегментов. Структура позволяет формировать соответствующие механизмы взаимодействия институтов гражданского общества.

Основываясь на том, как компании взаимодействуют с местными органами власти по отношению к местному сообществу, мы можем выделить некоторые модели взаимодействия, типичные для России.

Модели «подавления» и «силы», которые оказывают административное давление:

  • Модель "Сторонник". Это включает в себя компенсацию коммерческих затрат на реализацию социальных программ и проектов.
  • Модель «невмешательства», когда правительство занимает позицию невмешательства в социальную политику бизнеса.
  • Модель «социального партнерства» построена на компромиссе и учитывает интересы обеих сторон.

Регионы, в которых базируются крупные компании, особенно по специальности «сырье», станут общей частью интересов различных социальных групп с точки зрения распределения ресурсов и социальных продуктов. Крупные компании из объектов, контролируемых государственной структурой, превращаются в субъектов, которые оказывают значительное влияние на международные отношения, социально-экономические процессы и местную политику. Влияние крупных компаний на социально-экономическое развитие региона часто сильнее, чем в государстве, особенно если бизнес-структура обеспечивает более половины налоговых поступлений в местный бюджет или является «национальной авиакомпанией». Концептуальные положения для системы взаимодействия между государственными органами и бизнес-структурой региона присутствия включают правовые, организационные, экономические, мотивирующие и часто политические методы. Модели взаимодействия государства и бизнеса понимаются как совокупность формальных и неформальных норм, правил и практик взаимодействия, сложившихся в определенной области.

Модель взаимодействия крупной корпоративной структуры государственных органов и сферы присутствия представляет собой совокупность взаимосвязанных институтов (не «бюрократического» типа), методов и инструментов, рычаг взаимодействия сторон. Все стороны участвуют в социально-экономическом развитии территории.

Практика выстраивания отношений между бизнесом и государством на основе этих моделей не кардинально меняет экономическую ситуацию в регионе. Однако есть много примеров совместных действий руководства федерального правительства, местных органов власти и градостроительных компаний, которые активизировали «точки роста» региона и превратили их из репрессивных категорий в привлекательные инвестиции.

За последнее десятилетие процесс институционализации партнерских отношений между государствами региона и бизнесом значительно усилился. Сформированы социальные нормы и правила, и необходимо установить санкции, которые их применяют и поддерживают. Проверенной международной практикой, формой взаимодействия бизнеса и власти, является государственно-частное партнерство (ГЧП). ГЧП максимально увеличивают условия, необходимые для поддержания партнерства между государством и бизнесом. Поддерживать баланс между интересами участников на основе взаимной выгоды. Государственно-частные партнерства позволяют реализовывать масштабные социально-экономические программы как в регионе, где расположен бизнес, так и во всей российской экономике.

Организовывая взаимодействие всех заинтересованных сторон на взаимовыгодных условиях, основываясь на принципе «выгодно всем» в сфере присутствия бизнеса в конкретном регионе, модель "социального партнерства" становится возможной. В рамках реализации этой модели стороны признают, что только государства, предприятия, муниципалитеты и общественность не могут обеспечить территориальное благополучие, политическую или экономическую стабильность. Особенностью этой модели является так называемый обмен ресурсами в качестве основы для отношений.

Социальное партнерство (или кросс-социальное партнерство) означает эффективную модель взаимодействия и гармонии интересов трех секторов, организованных на взаимовыгодных условиях: государственные органы, бизнес-структуры (для тех, кто говорит о предприятиях, которые имеют территории, которые существуют в этой конкретной области) и государственных учреждениях, создаются условия для развития местных (региональных) сообществ. Критериями для оценки такого взаимодействия являются устойчивый экономический рост и улучшение качества жизни на основе инноваций и экологического благополучия.

Основные позиции таких бирж:

  • Компании получают «особые условия». Многие льготы, в том числе освобождение от местных налогов, доступ к дополнительным экономическим ресурсам, недорогие кредиты и надежные гарантии для них, участие в федеральных целевых программах и т. д. Власти могут рассчитывать на участие в финансировании программ социально-экономического развития региона и реализацию приоритетных национальных проектов.
  • Компании, с другой стороны, отказываются от борьбы за власть. Больше, чем просто отказ от требований корпоративного бизнеса Однако в борьбе за контроль над структурой власти во всех регионах это важно и для эффективной поддержки согласованной модели власти в регионе.
  • Условиями согласованной деловой и государственной политики являются только эффективные деловые отношения. Неэффективный бизнес не соответствует модели партнерства (неэффективный бизнес не рассматривается ни в одной из этих моделей взаимодействия государства и бизнеса).
  • Совместная разработка комплексной программы социально-экономического развития региона. При выборе бизнес-стратегии бизнес-структура должна четко осознавать перспективы, цели и задачи развития региона.

Рассматриваемая модель наиболее эффективна с точки зрения взаимодействия бизнеса и власти, в том числе приоритетов социальной политики сообщества и совместного определения областей, в которых бизнес может активно участвовать. Органы власти (правительства) выполняют функции координаторов социальных инвестиций в местные бизнес-структуры и обеспечивают их эффективное и целевое использование.

Доказательства эффективности системы партнерства должны успешно решать сложные и неотложные вопросы социально-экономического развития в регионе, где проживают крупные предприятия. На диаграмме показана структура системы государственно-делового партнерства на «уровне задач». Представляет собой комплексное, многофункциональное образование, объединенное сообществом достигнутых целей. Решать вопросы социально-экономического развития и повышать привлекательность инвестиций в регионах присутствия. Привлечение частных инвестиций на контрактной основе для разработки социально значимых проектов в регионе присутствия расширяет возможности участников компенсировать затраты, риски, обязательства и компетенции, используемые в российской практике.

Проявление процесса институционализации социального партнерства очень важно с точки зрения организации эффективного взаимодействия компаний и органов власти в сфере их существования, а также соглашений о социально-экономическом сотрудничестве (социальном). Подписание трехстороннего соглашения о регулировании трудовых отношений - особая форма социального партнерства в сфере социально-трудовых отношений.

Социально-экономическое развитие региона невозможно без постоянного и систематического сотрудничества коммерческого сектора с государственными органами и местной автономией.

Соглашение о социально-экономическом сотрудничестве является частью системы перекрестного взаимодействия на региональном уровне и указано на региональном уровне в следующих документах:

  • Стратегии регионального развития;
  • Концепция социального партнерства. Опишите цели, задачи и механизмы взаимодействия.
  • Законодательные действия, регулирующие отношения в сфере сшитых взаимодействий;
  • Заявление о намерениях в области взаимодействия органов власти и компаний.
  • Соглашения (контракты) о социально-экономическом сотрудничестве с корпоративными органами власти (региональный и местный уровни).

Заключение

В сегодняшней сложной экономической ситуации применение системного подхода к решению проблем, формирующих правовую систему взаимодействия государства и бизнеса, становится особенно актуальным. Это в основном связано с тем, что федеральное регулирование в этой области является общей рамочной собственностью. Благодаря анализу институциональной среды взаимодействия власти и бизнес-структур на территории существования, хорошо разработанным федеральным законам, основы регулирования такого взаимодействия в современных субъектах федерации практически всегда носят системный характер. Можно сделать вывод, что он не имеет характеристики. Местные законы и нормативные акты могут определять правовые нормы, установленные на федеральном уровне, и устанавливать конкретные механизмы взаимодействия крупных бизнес-структур с органами исполнительной власти субъектов федерации.

Интеграция местных правовых действий с заказами и средствами взаимодействия между компаниями и правительствами снижает юридические риски, устраняет и устраняет правовые неопределенности в толковании определенных правовых норм. Все вышеперечисленное способствует значительному увеличению доступности финансовых ресурсов на банковском и фондовом рынках и, следовательно, созданию более привлекательных совместных социально-экономических проектов в сфере существования. Качественное законодательство в этой области дает возможность обеспечить существенный рост местной экономики посредством развития партнерских отношений между государством и бизнесом.