Договор суррогатного материнства

Предмет: Семейное право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 15.01.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по семейному праву:

 

Много готовых рефератов по семейному праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Французское брачно-семейное право по французскому гражданскому кодексу 1804 г.
Проявление отцовства без брака на основе суррогатного материнства
Правовые основы прерывания беременности
Тайна усыновления


Введение:

На сегодняшний день в мире имеет место актуальная проблема - человеческое бесплодие. Много людей репродуктивного возраста страдают от неспособности к воспроизводству потомства. Ведь каждому, наверно, хочется иметь ребенка рано или поздно, а при усыновлении возникают те или иные проблемы, в том числе нежелание растить чужого ребенка, не каждый может морально себя настроить на это и взять на себя.

Мы живем в мире научно-технического прогресса, где медицинские технологии набирают обороты и позволяют нам найти решение проблем методами вспомогательных репродуктивных технологий (далее - ВРТ). Большинство вопросов возникает именно с использованием метода суррогатного материнства.

Понятие «суррогатное материнство»

Очень много споров возникает при применении суррогатного (заменяющего) материнства, сущность которого заключается в том, что женщина с помощью искусственного оплодотворения соглашается выносить и родить ребенка для супружеской пары, не могущей по состоянию здоровья иметь детей.

В соответствии с частью 9 статьи 55 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" суррогатное материнство - это вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения (далее - генетическая мать и генетический отец), либо одинокой женщиной (далее также - генетическая мать), для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям. В свою очередь Семейный кодекс Российской Федерации не дает определения суррогатному материнству, но дает право любой женщине детородного возраста прибегнуть к суррогатному материнству независимо от того, может ли она сама родить детей или же суррогатное материнство для нее является способом избежать трудностей, связанных с беременностью и родами. В то же время имеются расхождения с Семейным кодексом и инструктивными указаниями Минздрава РФ по вопросам применения искусственного оплодотворения и имплантации эмбрионов, эти указания содержат разрешение на использование этих методов только для лечения бесплодия. Существуют противоречия и в Законе РФ «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан». Так на основании п. 4 ст. 51, п.3 ст. 52 Семейного кодекса РФ лицами, которые могут дать согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, являются супруги, а по Основам законодательства возможность использовать услуги суррогатной матери предусмотрена не только для лиц, состоящих в браке, но и для совершеннолетних одиноких женщин.

Не ясно и то, кто такая суррогатная мать. Суррогатная мать - это здоровая женщина, которая должна на основе соглашения (договора) после искусственного оплодотворениявыносить и родить ребенка для другой семьи. Тем не менее, следует отметить, что четкого определения суррогатной матери в Семейном кодексе нет, что является недопустимым, ведь новые положения существенны, а для правильного правоприменения необходимо наладить понятийный аппарат в сфере использования суррогатного материнства.

Суррогатное материнство это взаимная договоренность между суррогатной матерью и потенциальными родителями о том, что суррогатная мать пройдет процедуру имплантации эмбриона, зачатого с применением метода экстракорпорального оплодотворения (далее - ЭКО), выносит, родит и передаст ребенка потенциальным родителям.

Ветхий завет повествует нам о первой суррогатной матери, которая появилась за две тысячи лет до Рождества Христова. Жена 86-летнего Аврама Сара была бесплодна, поэтому решила нанять для своего мужа служанку Агарь для вынашивания ребенка. В 1910 г. До н.э. Агарь родила сына, которого назвали Исмаилом, а Сара в свою очередь приняла младенца как своего собственного.

В Древнем Египте считалось, что фараоны происходили от бога Солнца Ра. Чтобы их кровь не смешивалась с кровью обычного народа, фараон женился на своей родной сестре. Естественно дети в таком браке особым здоровьем не отличались, если вообще появлялись на свет. Тогда начали прибегать к помощи наложниц, но особого отношения (положения) к ним не было, дети считались наследниками фараона, а право на трон сыновьям - вне зависимости от его происхождения - давала женитьба на своей единокровной или сводной сестре.

В Древней Греции и Риме была похожая практика. Еще древнегреческий философ Плутарх описывал случай с царем Галатии (находилась в центральной части Малой Азии) Дейотаром и его бесплодной супругой Стратоникой. Она лично выбрала своему супругу наложницу Электру из числа пленниц, а детей их воспитала как своих законных.

Даже князь Владимир Красное Солнышко до Крещения Руси имел больше 800 наложниц и состоял в браке пять раз, но хотел иметь как можно больше детей и взял в наложницы греческую монахиню Юлию - вдову собственного брата Ярополка. Так появился на свет всеми известный Святополк Окаянный. Владимир признал его своим законным наследником, а Святополк отстаивал упорно отцовство своего дяди Ярополка, так как ходили слухи, что Юлия, была уже беременна им, когда умер Ярополк. Это были случаи так называемого «традиционного» суррогатного материнства.

Отцами-основателями ЭКО являются два британских исследователя - биолог Роберт Эдвардс (RobertEdwards) и гинеколог Патрик Стептой (PatrickSteptoe), которые 25 июля 1978 года зачали в пробирке маленькую Луизу Браун (LouiseBrown). Именно этот день, считается профессиональным днем эмбриологов и репродуктологов.

Первый ребенок, родившийся по программе гестационного (полного) суррогатного материнства, родился в США в апреле 1986 года. Суррогатная мать вынашивала эмбрион биологических родителей, которая была зачата тоже в пробирке и с помощью донорских половых клеток этих родителей.

В России же первая суррогатная программа была реализована в 1995 году в центре ЭКО при Научно-исследовательском институте акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта РАМН в Санкт-Петербурге. Одной из первых пациенток этого центра стала молодая женщина, собственный ребенок которой, появившийся на свет при помощи кесарева сечения, умер на следующий день после родов, а самой роженице пришлось удалить матку. Целью жизни для нее стало рождение нового ребенка. Она знала об успешных программах суррогатного материнства за рубежом, но в России тогда никто из врачей этим не занимался, найти суррогатную мать было просто невозможно. Каким-то чудом ей удалось уговорить стать мамой для ее будущего ребенка свою 24-летнюю подругу, незамужнюю, да еще и ни разу до этого не рожавшую. Беременность наступила с первой попытки, причем судьба сделала матери подарок - на УЗИ обнаружилась двойня. Вынашивание проходило очень тяжело, суррогатную маму пять раз госпитализировали для того, чтобы сохранить беременность. Как это часто бывает при многоплодной беременности, роды наступили раньше срока, потребовалось проведение кесарева сечения. Семимесячные девочки родились с весом чуть более 2 кг каждая и оказались вполне жизнеспособными. Компенсацией за вынашивание стала трехкомнатная квартира в Петербурге. 

Понятие и правовая природа договора суррогатного материнства

Следует акцентировать внимание на самом договоре, заключенный между потенциальными родителями и суррогатной матерью. Договор не урегулирован в Российском законодательстве, и не понятна его юридическая природа.

На сегодняшний день мнения специалистов в сфере права расходятся. Одни считают, что договор суррогатного материнства является гражданско-правовым и относят его к числу договоров о возмездном оказании услуг, такие как Митрякова Е.С., обосновывая свою позицию сходством с этим видом договоров, предлагает включить его в перечень договоров, регулируемые главой 39 Гражданского кодекса РФ, а другие уверенно заявляют, что это неверно - подобный договор может быть как возмездным, так и безвозмездным. Исходя из этого, нельзя данный договор относить к одному типу гражданско-правовых договоров, а безвозмездный - к другому. Наличие меньшего количества заключаемых договоров о суррогатном материнстве на безвозмездной основе не может служить аргументом в пользу позиции Е.С. Митряковой.

Попытаемся разобраться - куда отнести договор суррогатного материнства. Если договор не является гражданско-правовым, то в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами его условий невозможно применять нормы гражданско-правовой ответственности. И в этом случае вознаграждение суррогатной матери остается за рамками правового поля. С другой стороны, если рассматривать договор, как гражданско-правовой, то возникает вопрос о его правовой принадлежности в рамках гражданского права.

О том, что такое договор нам говорит ст.420 ГКРФ - соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Многие авторы не видят в этом определении договор суррогатного материнства гражданско-правовым. Хотя есть и те, кто применяет нормы гражданского права к возникающим отношениям по договору суррогатного материнства.

Обычно договор, заключенный между суррогатной матерью и потенциальными родителями, регулирует 2 типа отношений, возникающих между ними: неимущественные и связанные с ними имущественные (речь идет только о возмездных договорах) отношения. А это означает, что и правовое регулирование этих отношений должно различаться.

В настоящее время на практике применяются к договору суррогатного материнства нормы договора о возмездном оказании услуг. По мнению Пестриковой А. А., имущественные отношения, возникающие по договору о суррогатном материнстве, по правовой природе ближе всего к договору о возмездном оказании услуг (ст. 779 ГК РФ). Перечень договоров, предусмотренных ч. 2 ст. 779 ГК РФ является открытым, что делает возможным применение положений гл. 39 ГК РФ к договору суррогатного материнства. Также ст. 421 ГК РФ предполагает возможность заключения договора, содержащего элементы различных договоров. Отсюда следует, что возмездные отношения, возникающие между сторонами договора, можно регулировать гражданско-правовыми методами.

Однако Лебедева О. Ю. считает, что суть соглашения о суррогатном материнстве заключается в переходе родительских личных неимущественных прав от женщины, родившей ребенка, к супругам, являющимся сторонами по данному соглашению. Поэтому никак нельзя отнести данное соглашение к категории гражданских договоров об оказании услуг, принимая во внимание лишь возможное наличие возмездного характера данного соглашения. Договор суррогатного материнства представляет собой особый вид семейно-правовых договоров, наряду с брачным договором и должен быть, по мнению Лебедевой О. Ю., урегулирован соответствующим образом нормами семейного права ЛебедеваО.Ю. Некоторые проблемы правового регулирования вспомогательной репродукции в свете нового Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации».

Таким образом, вопрос о правовой природе договора суррогатного материнства является до сих пор спорным.

При заключении договора суррогатного материнства, предметом договора выступает вынашивание ребенка и дальнейшая его передача потенциальным родителям, то есть оказание услуги, за которую суррогатная мать получает по договору вознаграждение.

Рассматриваемый договор является консенсуальным и считается заключенным с момента его подписания, т.е. договор о суррогатном материнстве заключается в письменной форме.

По мнению Чистяковой Ю. А., необходимо разработать форму заявления, подаваемого лицами, желающими иметь ребенка, в учреждение, осуществляющее искусственное оплодотворение и (или) имплантацию эмбриона, в двух формах - для женщин и мужчин, не состоящих в зарегистрированном браке, и для супругов.

Также считается необходимым разработать форму договора между учреждением,осуществляющим искусственное оплодотворение и (или) имплантацию эмбриона, и потенциальными родителями, а также разработать договор самого суррогатного материнства, где будут регулироваться отношения между биологическими (генетическими) родителями и самой суррогатной матерью, либо объединить эти договоры в один.

Соглашение (договор) о суррогатном материнстве может быть коммерческое либо некоммерческое. При коммерческом суррогатном материнстве суррогатная мать получает плату или какую-либо материальную выгоду. Некоммерческое суррогатное материнство не предполагает оплаты или материальной выгоды, кроме оплаты расходов, связанных с беременностью и родами, например, медицинского ухода, питания и т.п.

Штрафные санкции, взыскание расходов с недобросовестной стороны, возмещение морального вреда и другие материальные возмещения должны быть существенными, что дисциплинирует стороны договора. Если, например, суррогатная мать откажется передавать ребенка биологическим родителям или дать согласие на запись в качестве родных родителей ребенка в свидетельстве о рождении, она будет обязана возместить родителям все понесенные расходы на ее содержание и медицинское обслуживание плюс значительные штрафные санкции. Вряд ли при таких условиях у суррогатной матери появится желание нарушить положения договора. И наоборот, если заказчики отказываются от ребенка, на них возлагается обязанность его содержания, компенсационно-штрафные санкции и т.д.

Хотелось бы отметить, что в будущем при составлении договора, неплохо было бы включить еще один обязательный пункт в договоре - сделать генную дактилоскопию (ДНК-тест) после рождения ребенка, чтобы избежать риска, например, женщина не выполняла предписания врача (или по иным причинам) и потеряла ребенка потенциальных родителей, с мужем зачали своего и выдали его как за чужого, получили вознаграждение.

Но на сегодняшний день развитие договора суррогатного материнства, видится пока не таким стабильным. Ведь соглашение, заключенное между суррогатной матерью и потенциальными родителями, несмотря на разрешение Семейного кодекса РФ (ст. 51) в диспозитивном порядке определять отношения между сторонами, ставит под сомнение юридическую силу договора. А так как законодательное регулирование на данном этапе исчерпывается, то на практике стоит вопрос защиты прав сторон договора.

Неоднозначно решается вопрос об участниках этого соглашения. Часто договор суррогатного материнства носит многосторонний характер, между биологическими родителями, суррогатной матерью, медицинскими учреждениями и компаниями, которые оказывают юридическое и координационное сопровождение программ суррогатного материнства.

Согласно ч. 4 ст. 51СК РФ договор могут заключить только супруги, находящиеся на момент зачатия ребенка в зарегистрированном браке. Существует мнение Т. Е. Борисовой, что нужно в дальнейшем в законе уточнить, что возможность использования метода суррогатного материнства не должна распространяться на пары, не состоящие в законном браке, одиноких женщин или одиноких мужчин. Свою точку зрения она объясняет тем, что демографы установили - не только союзы, которые возникли как сожительство, распадаются через десять лет с вероятностью, в два раза большей, чем первые браки, но и браки, в которые вступают после периода сожительства, также являются менее стабильными, чем браки без предшествующего сожительства. Вот почему надо полагать, что намеренное рождение ребенка в столь малоустойчивом, непрочном образовании, как сожительство, не соответствует интересам этого ребенка. К тому же родители ребенка должны быть законными мужем и женой и в целях построения нравственного общества, а как следствие, в целях развития нравственности в государстве в целом.

Предлагаемый запрет следует распространить на применение метода суррогатного материнства и по отношению к одиноким женщинам и мужчинам. Это обусловлено тем, что неполная семья может привести к нарушениям в психическом и личностном развитии ребенка в связи с отсутствием полноценного образца для внутрисемейной социализации. Несправедливо по отношению к рожденному ребенку заранее лишать его права расти и воспитываться в полной семье, в которой есть и отец, и мать, тогда как одинокие мужчина и женщина имеют возможность вступить в законный брак и иметь в нем детей.

Многие авторы сходятся во мнении, что не позволить женщинам и мужчинам, не вступившим в брак, использовать возможность суррогатного материнства, будет нарушением прав и свобод граждан, закрепленных в Конституции РФ (ст. 19).

Кроме бесплодной пары и суррогатной матери участниками договора могут быть супруг заменяющей матери, врач, который должен провести операцию по искусственному оплодотворению, акушер, психиатр, психолог, орган государственной власти, удостоверяющий этот договор.

Включение акушера в состав участников договора суррогатного материнства представляется необходимым для того, чтобы бесплодные супруги могли получать полную информацию о состоянии суррогатной матери в период беременности.

Обязанностями психиатра и психолога при заключении договора является изучение психического и психологического состояния кандидата в суррогатные матери, помощь сторонам в достижении согласия по вопросам, возникающим в период вынашивания ребенка, психологическая поддержка суррогатной матери на всем протяжении беременности, родов и в послеродовой период.

Еще одним аргументом в пользу заключения подобного договора является то, что в случае отказа суррогатной матери передать ребенка она, конечно, должна будет возместить расходы на свое содержание во время беременности и вернуть деньги, потраченные на медицинское обслуживание. Кстати, для суррогатной матери это достаточно сдерживающий фактор, ведь операция по пересадке эмбриона сама по себе очень дорогая.

Положения закона не отвечают интересам всех заинтересованных участников процесса, а именно -биологических родителей (заказчиков). Козловская А.Э. считает, что окончательное согласие женщины, решившей стать суррогатной матерью, должно быть дано при заключении договора, а не после рождения ребенка. Иначе пропадает сутьвступления в подобные отношения, если результат не может быть с правовой стороны гарантирован. Также ущемляются права супругов. Вне всякого сомнения, отказ суррогатной матери отдать долгожданного наследника - настоящая травма для бездетных супругов.

Односторонний отказ и ответственность в договоре суррогатного материнства

Прежде всего,необходимо уделить особое внимание такому моменту в договоре как ответственность сторон, так как ответственность суррогатной матери и биологических родителей будет являться гарантом того, что условия договора будут в длительный период беременности и после её окончания сохраняться.

Ответственность сторон договора о суррогатном материнстве должна регулироваться гражданским законодательством. Договор суррогатного материнства является смешанным, он подпадает под влияние и Гражданского кодекса РФ и Семейного кодекса РФ, и, таким образом, выходит за рамки общепринятых семейных отношений.

Поскольку договор суррогатного материнства требует от каждой стороны исполнения обязательств, санкции за его ненадлежащее исполнение должны применяться ко всем сторонам. Таким образом, и суррогатная мать, и генетические родители должны нести ответственность, если они не выполнили должным образом или не исполнили вовсе взятые на себя по договору обязательства.

Штрафные санкции, взыскание расходов с недобросовестной стороны, возмещение морального вреда и другие материальные возмещения должны быть существенными в целях дисциплинирования сторон договора.

Целесообразно, в случае полного или частичного неисполнения или ненадлежащего исполнения сторонами своих обязанностей, закрепленных в договоре, выявления фактов предоставления заведомо ложной информации или сокрытия существенных для договора сведений до наступления беременности суррогатной матери, закрепить право добросовестной стороны прекратить досрочно договор и обязать виновную сторону в установленный срок возместить ей понесенные затраты, а также иные платежи, определенные договором и действующим законодательством.

Для защиты прав и законных интересов ребенка и суррогатной матери необходимо установить в законе запрет на расторжение договора суррогатного материнства (как в случае нарушения, так и добросовестного исполнения договора суррогатной матерью) по инициативе супругов-заказчиков после наступления беременности суррогатной матери. Это ограничение основывается на ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, в соответствии с которой права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц. Без предлагаемого ограничения потенциальные родители окажутся менее обремененной стороной, чем беременная суррогатная мать. На них не будет лежать груз ответственности за вынашивание и рождение ребенка. Заказчики должны четко представлять последствия своих действий перед заключением договора. Такое ограничение снизит риск легкомысленного отношения к заключению договора суррогатного материнства со стороны биологических родителей.

Из сказанного ранее в законе следует установить также запрет на отказ генетических родителей от записи их родителями ребенка, рожденного суррогатной матерью. Иначе интересы младенца не будут защищены должным образом, поскольку может возникнуть ситуация, когда суррогатная мать будет готова и намерена передать ребенка потенциальным родителям, а они передумали и не желают быть матерью и отцом в свидетельстве о рождении ребенка. В итоге новорожденный может остаться и вовсе без родителей. При этом получится, что «заказчики», заключившие договор с целью стать родителями ребенка, рожденного суррогатной матерью, не будут нести никаких обязательств по отношению к нему.

Помимо всего прочего, суррогатная мать, которая просто выполняла свои обязательства по договору, даже в случае оформления отказа от ребенка в родильном доме,будетобязана выплачивать алименты в отношении него в силу п. 2 ст. 71 СК РФ. При этом при оспаривании своего материнства, в соответствии со ст. 52 СК РФ, она не вправе ссылаться на обстоятельства суррогатного материнства.

Представляется, что отказ супругов от записи их родителями рожденного суррогатной матерью ребенка можно допустить лишь при условии согласия суррогатной матери оставить ребенка себе.

В научной литературе высказывается мнение, что в договоре целесообразно оговорить размер вознаграждения суррогатной матери в случае рождения мертвого ребенка по независящим от сторон обстоятельствам (например, в результате родовой травмы), т.е. предполагается, что размер вознаграждения может претерпеть в этом случае изменения.

При рождении мертвого или неполноценного ребенка (ребенка-инвалида) не по вине суррогатной матери, равно как в случае, если не по вине суррогатной матери произошел выкидыш или беременность была прервана по медицинским показаниям, что подтверждается заключением медицинского учреждения, проводящего программу суррогатного материнства, в силу условного характера договора суррогатного материнства, потенциальные родители обязаны выплатить суррогатной матери вознаграждение в размере, эквивалентном 100% суммы, прописанной в соглашении. Оплатить также расходы на необходимое медицинское вмешательство и выплатить суррогатной матери компенсацию на восстановление здоровья после беременности и родов в установленных ранее в договоре размерах.

Это наиболее верное решение, поскольку договор суррогатного материнства является алеаторным, даже наступление беременности не гарантирует ее успешное завершение рождением здорового ребенка без вреда для здоровья вынашивающей женщины, и нет никакой гарантии, что такая же ситуация не сложилась бы, если бы ребенка вынашивала какая-либо другая женщина. Единственной возможной мерой учета интересов потенциальных родителей в этой ситуации представляется установление возможности уменьшить вознаграждение суррогатной матери соразмерно количеству месяцев беременности.

Если же неудача - следствие нарушения суррогатной матерью своих обязательств по договору (например, если она не явилась в назначенное время для прохождения процедуры экстракорпорального оплодотворения, в результате чего погиб неимплантированный эмбрион), на нее должна быть возложена обязанность выплатить родителям ребенка денежную сумму, покрывающую расходы, понесенные ими по договору. На этот случай целесообразно предусмотреть неустойку.

В качестве меры ответственности за нарушение суррогатной матерью обязанности выполнять все предписания и требования врачей-специалистов ее можно лишить оговоренной сторонами в договоре части вознаграждения.

При неисполнении потенциальными родителями обязанности по оказанию содействия суррогатной матери в оговоренном договором объеме и порядке, включая случаи несвоевременного предоставления денежных средств на необходимые расходы, следующие из договора, суррогатная мать должна быть наделена правом требовать возмещения причиненных ей нарушением убытков либо увеличения указанного в договоре вознаграждения.

Ответственность заказчиков за нарушение сроков оплаты оказанных суррогатной матерью услуг должна соответствовать общему правилу о нарушении денежных обязательств. Для этого следует установить размер пени, которая будет начисляться со дня, следующего за днем нарушения обязательства по день его выполнения.

Суррогатная мать, своевременно не предупредившая генетических родителей о возникновении необходимости в дополнительных затратах или о ставшими известными ей обстоятельствах, которые угрожают планомерному и безопасному протеканию беременности или здоровью вынашиваемого ребенка, должна быть лишена права предъявлять требование к родителям ребенка о возмещении понесенных ею в связи с этим расходов.

На случай нарушения суррогатной матерью в ходе исполнения договора обязанности расходовать предоставленные «заказчиками» денежные средства, в соответствии с их назначением, следует предусмотреть право этих родителей произвести удержание соответствующей денежной суммы из вознаграждения суррогатной матери.

Если после родов суррогатная мать, пользуясь предоставленным ей п. 4 ст. 51 СК РФ правом, оставляет ребенка себе, то она тем самым не выполняет условие договора по передаче ребенка супругам. В этом случае необходимо руководствоваться ст. ст. 783 и 723 ГК РФ и признать такие действия отказом от исполнения обязательств, который влечет обязанность суррогатной матери возместить потенциальным родителям все понесенные по договору расходы.

Кроме того, с учетом ст. 151 ГК РФ, следует признать возможным и справедливым применение норм о компенсации морального вреда как меры гражданско-правовой ответственности суррогатной матери. Как считает Л. Айвар, вряд ли при таких условиях у суррогатной матери появится желание нарушить положения договора.

Закон признает право суррогатной матери на единоличное решение вопроса о судьбе рожденного ею ребенка, так как она может его оставить себе, следует признать право его родителей на компенсацию причиненного им морального вреда, выражавшегося в тяжелейших переживаниях - ощущении утраты, лишения, одиночества, безнадежности, несправедливости и др.. В договоре целесообразнопредусмотреть срок для произведения суррогатной матерью этих выплат. Обязанность компенсироватьморальный вред, причиненный отказом передать ребенка, служила бы дополнительной гарантией, стимулирующей суррогатную мать дать согласие на запись в свидетельстве о рождении ребенка его реальными родителями.

Отказ же заказчиков от записи их в качестве родителей рожденного по договору суррогатного материнства ребенка должен сопровождатьвыплату суррогатной матери компенсации в размере и порядке, установленном договором.

Зачастую стороны договора предусматривают обязанность сохранять тайну этих отношений (в том числе и после исполнения договора). На случай нарушения одной из сторон договоренности о сохранении тайны отношений, следующих из договора, добросовестной стороне должно предоставляться право требовать выплату ей компенсации, покрывающей расходы на сохранение конфиденциальности отношений (имеются в виду те денежные средства, которые были затрачены в процессе симуляции потенциальной мамой своей собственной беременности параллельно с настоящей беременностью суррогатной матери, как это часто происходит на практике), а также целесообразно определить размер денежной суммы, которую виновная сторона должна будет уплатить в качестве компенсации морального вреда.

Стороны должны быть освобождены от ответственности за частичное или полное неисполнение обязательств по договору суррогатного материнства, если это неисполнение возникло после его заключения в результате обстоятельств чрезвычайного характера, которые стороны договора не могли предвидеть или предотвратить, в том числе в случае военных действий, стихийных бедствий, аварий, эпидемий и т.д.

Необходимость соблюдения всех прав и законных интересов вынашиваемого суррогатной матерью ребенка, охрана его здоровья требуют четкой законодательной регламентации каждого аспекта этих правоотношений, в том числе и тщательной разработки мер ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение сторонами своих обязанностей по договору.

Предлагаемые решения проблем ответственности по договору суррогатного материнства не только позволят улучшить правовое регулирование института суррогатного материнства в законодательстве Российской Федерации, но и будут способствовать повышению качества и эффективности его реализации на практике.

Заключение

Исходя из ряда рассмотренных вопросов, можно сделать выводы о том, что договор суррогатного материнства на достаточном уровне не урегулирован законодательно и занимает шаткое положение. Не существует отдельных норм и правил заключения и соблюдения договора. Решить данную проблему представляется с помощью придания юридической силы договору суррогатного материнства на законодательном уровне. Необходимо создать новый специальный нормативный акт (например, Федеральный закон «О репродуктивных прав граждан», как предлагают А.В. Майфат и Е.С. Резник Майфат А.В., Резник Е.С., который будет регулировать отношения, возникающие между лицами, связанными с осуществлением репродуктивной деятельности, определение их правового положения, функции и компетенции государственных органов в сфере регулирования репродуктивной деятельности, охрану прав и законных интересов участников этих отношений. Кроме того, следует скорректировать положения в Семейном кодексе РФ, сделать так, чтобы не встречалось противоречий с Гражданским кодексом РФ и Конституцией РФ, пробелов законодательства в отношении договора суррогатного материнства.

Таким образом, предлагаемый закон будет способствовать упорядочению отношений, связанных с использованием репродуктивных технологий, предоставит гарантии соблюдения прав и интересов граждан, участвующих в репродуктивных программах, а также будут созданы правовые рамки для этого рода отношений.

Необходимо выстроить защиту прав сторон договора, где приоритетными будут права и интересы ребенка, рожденного методами репродуктивных технологий.