Дифференциация ответственности как средство уголовно-правовой политики

Предмет: Уголовное право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 26.02.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по уголовному праву:

 

Много готовых рефератов по уголовному праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

 
 
 
 


Введение:

Прежде чем перейти к рассмотрению собственно уголовно-правовой политики необходимо определить место данного явления относительно других научных понятий.

По мнению большинства исследователей, уголовно-правовая политика является одним из элементов уголовной политики. Данные понятия соотносятся как частное и общее, поскольку уголовная политика состоит из нескольких отраслей, которые во многом соответствуют отраслям права. Так, среди составных элементов уголовной политики выделяется уголовно-правовая, уголовно-процессуальная, уголовно-исполнительная (выражаются прежде всего через отрасли права), криминалистическая и оперативно-розыскная политика.

Таким образом, для понимания сути уголовно-правовой политики необходимо сначала дать определение понятию «уголовная политика». Поскольку данная категория не нашла отражения в законодательстве, существуют различные подходы к пониманию уголовной политики.

Так, например, А.И. Коробеев Там же определяет уголовную политику как главенствующую позицию, которая выражается через комплекс направлений, целей и задач, методов борьбы с преступностью, которые находят свое выражение в законодательстве (уголовном, уголовно-процессуальном и т.д.), правоприменительной и судебной практике, а также в выработке и реализации превентивных мер. П.Н. Панченко также придерживается этой позиции, говоря о том, что уголовная политика является основой, определяет стратегию и тактику борьбы с преступностью.

Существует и другая позиция по данному вопросу (И.А. Исмаилов, Г.М. Миньковский), согласно ей, уголовная политика выделяется как одна из составных частей внутренней политики государства, то есть правовые формы ее выражения вторичны по отношению к решениям, принятым политическим руководством.

В ходе парламентских слушаний по вопросам уголовно-правовой политики членом Совета Федерации А.А. Александровым уголовно-правовая политика была названа отношением власти к преступности. Кроме того, были определены шесть элементов уголовной политики: уголовно-правовая, уголовно-процессуальная, уголовно-исполнительная, уголовно-превентивная, уголовно-розыскная и уголовно-организационная. По своей сути, уголовно-правовую политику можно назвать основным элементом уголовной политики государства, поскольку именно она придает смысл существованию остальных элементов.

Обобщив приведенные выше определения, можно охарактеризовать уголовно-правовую политику следующим образом, это элемент внутренней политики государства, определяющий основные направления, принципы, цели и задачи борьбы с преступностью с помощью уголовно-правовых методов.

Отсутствие единой концепции уголовно-правовой политики обоснованно подвергается критике, поскольку такая ситуация способствует развитию преступности. Кроме того, противоречивые изменения, постоянные вносимые в Уголовный кодекс РФ по инициативе различных органов власти, разрушают единую систему преступлений и наказаний, разработанную при создании УК РФ. Такие противоречия и вызванные ими пробелы приводят к тому, что не позволяют эффективно бороться с преступностью. Высказываются отдельные предложения о том, что существующий Уголовный кодекс невозможно и бесполезно реформировать, в связи с чем требуется принять новую редакцию существующего УК Ошибки в Уголовном кодексе. Встречаются и не столь радикальные предложения, так депутат Государственной Думы В.Н. Плигин предлагает принимать поправки в Уголовный кодекс один раз в год, кроме исключительных ситуаций. Эта идея, в случае ее реализации на практике, дала бы возможность для развития концепции уголовно-правовой политики, если не в виде отдельного нормативно-правового акта, то на уровне депутатского сообщества. Однако, уже внесенные за почти 20 лет существования Уголовного кодекса бессистемные и противоречивые поправки не будут затронуты таким образом. Поэтому формирование концепции уголовной политики в целом, или уголовно-правовой политики в частности, и только затем принятие новой редакции Уголовного кодекса или нового Уголовного кодекса, является одной из приоритетных задач.

Предпринимаются различные попытки создания концепции уголовно-правовой политики, однако они носят скорее научный или общественный характер, поскольку в них не принимают участия органы власти. Так, например, Общественная палата РФ вынесла проект на общественное обсуждение. Институтом государства и права РАН предложен проект концепции правовой политики, в котором уголовно-правовой политике отводится незначительное место, по сути определяются только проблемы в этой сфере, но пути их решения практически не предлагаются.

Относительно принципов уголовно-правовой политики среди исследователей также нет единства. Проблема усложняется тем, что значительное количество монографий по уголовно-правовой политике были написаны в период СССР, в связи с чем содержание некоторых принципов, выделенных в них, нуждается в серьезной корректировке, направленной на деидеологизацию. Кроме того, отсутствие какого-либо нормативно-правового акта, в котором были бы закреплены основы уголовно-правовой политики, приводит к тому, что разные исследователи формулируют кардинально отличающиеся системы принципов.

Так, И.А. Исмаилов в 1990 году выделяет следующие принципы: социалистической демократии, гуманизма, нравственности, законности и научности. В то время как, С.С. Босхолов спустя более чем 10 лет, корректирует данную систему принципов, с учетом принципов, закрепленных в Конституции РФ и Уголовном кодексе РФ, и выделяет следующие: законность, равенство граждан перед законом, демократизм, справедливость, гуманизм, неотвратимость ответственности, научность.

Более обоснованной представляется точка зрения А.И. Коробеева, который к числу принципов уголовно-правовой политики относит экономию репрессии, неотвратимость ответственности, целесообразность, дифференциации и индивидуализации ответственности и наказания. По нашему мнению, такая позиция более обоснована, чем рассмотренные ранее, поскольку нет причин отождествлять принципы уголовного права с принципами уголовно-правовой политики. Уголовно-правовая политика определяет направления развития уголовного права, то есть ее принципы находят свое развитие в принципах и нормах уголовного права.

В то же время такие принципы как демократизм, равенство граждан перед законом, относятся к отрасли конституционного права, которое является базовой отраслью, определяющей все другие отрасли и само существование государства. Следовательно, дополнительное их повторение как принципов уголовно-правовой политики не имеет существенного значения.

Принцип дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания достаточно часто не относят к принципам уголовно-правовой политики, а рассматривают как один из ее методов.

Направления уголовно-правовой политики, как правило, отождествляют с ее приоритетами. Несмотря на различное наименование, содержание этих понятий очень близко. Направления уголовно-правовой политики является одновременно приоритетами и могут быть названы приоритетными направлениями.

К их числу можно отнести следующие: защита прав и свобод человека и гражданина от преступных деяний, борьба с организованной преступностью, борьба с коррупцией, защита безопасности государства. В то же время, в пункте 7 Концепции, вынесенной на общественное обсуждение Общественной палатой РФ, выделены совершенное другие направления. К их числу относятся: соответствие уголовного законодательства и правоприменительной практики международным стандартам прав человека и Конституции РФ, оптимизация в соответствии с современной криминологической ситуацией в РФ норм Уголовного кодекса, включая его принципы, эффективность механизма уголовно-правового регулирования.

В подходе к методам уголовно-правовой политики среди исследователей также нет единства. Чаще всего выделяют следующий состав методов криминализация и декриминализация, пенализация и депенализация, дифференциация уголовной ответственности, индивидуализация уголовной ответственности. Прежде чем перейти к детальному рассмотрению непосредственно дифференциации уголовной ответственности, необходимо охарактеризовать все методы уголовно-правовой политики.

Криминализация означает признание деяния общественно опасным (то есть преступлением). Законодатель при принятии решения о криминализации должен исходить из того, что преступлением может быть только общественно опасное деяние, и не должен по своему усмотрению делать вывод об общественной опасности деяния. Такие вопросы должны решаться экспертным сообществом. Однако в настоящее время даже сами инициаторы законопроектов о внесении изменений в Уголовный кодекс иногда не могут объяснить почему деяние должно быть криминализовано, а не внесено в Кодекс об административных правонарушениях.

Декриминализация - это процесс, обратный криминализации, который состоит в том, что деяние утрачивает свою общественную опасность, и законодатель отменяет уголовный запрет на его совершение. Декриминализация в РФ производится значительно реже криминализации, и зачастую декриминализованные деяния вновь криминализуются с некоторыми изменениями в составе. Так произошло, например, со статьей 188УК РФ «Контрабанда» , деяние было декриминализовано в 2011 году. Затем, в 2013 и 2014 году были криминализованы отдельные деяния, контрабанда наличных денежных средств (ст. 200.1 УК РФ) и контрабанда алкогольной и табачной продукции.

Пенализация как метод уголовно-правовой политики состоит в установлении уголовной наказуемости деяния. При криминализации деяния одновременно производится и его пенализация, однако, как правило, пенализация рассматривается в контексте изменения санкций за уже закрепленные в УК РФ преступления. Депенализация, в свою очередь, означает снижение или отмену наказания за деяния, признаваемыме преступлениями. В то же время, снижение наказания зачастую относят к одной из форм пенализации, относя к депенализации только отмену уголовного наказания.

Как и в случае с декриминализацией, депенализация производится намного реже пенализации (по состоянию на 1 сентября 2010 г. депенализация производилась всего 12 раз, усиление пенализации - 281, а смягчение пенализации - 191).

Следующим методом уголовно-правовой политики является дифференциация уголовной ответственности. Поскольку исследование данного метода является темой нашей работы, более подробно он будет рассмотрен в следующем параграфе. Сейчас необходимо лишь кратко охарактеризовать его. Дифференциация уголовной ответственности состоит в том, что при составлении нормы уголовного права, устанавливающей ответственность за совершение преступления, необходимо учитывать характер и типовую степень общественной опасности деяния, а также типовую степень общественной опасности личности преступника. Отмечается, что дифференциация как метод уголовно-правовой политики направление на установление равновесия между ужесточением санкции за тяжкие и особо тяжкие преступления и гуманизацией ответственности за преступления небольшой и средней тяжести.

Индивидуализация уголовной ответственности является методом уголовной политики, который состоит в учете индивидуальных характеристик личности и обстоятельств совершения преступления. Иногда данный метод может рассматриваться как логическое развитие метода дифференциации уголовной ответственности. Данный метод выражается в законодательно установленных основаниях освобождения от уголовной ответственности, освобождения от наказания, возможности применения условного лишения свободы и досрочного снятия судимости.

Итак, в рамках данного параграфа были проанализированы различные подходы к понятию уголовно-правовой политики, определены ее направления. Выделена проблемы отсутствия нормативно закрепленной уголовно-правовой политики и несистемности изменений уголовного закона. Методы уголовно-правовой политики кратко охарактеризованы, определено место дифференциации уголовной ответственности в системе методов уголовно-правовой политики. Используя данные результаты, в следующем параграфе будет проведен развернутый анализ дифференциации уголовной ответственности.

Понятие и способы дифференциации уголовной ответственности

Как уже отмечалось в предыдущем параграфе, дифференциация уголовной ответственности является одним из методов уголовно-правовой политики. Он заключается в учете характера и типовой степени общественной опасности деяния и типовой степени общественной опасности личности совершившего преступление.

Указание в доктринальном определении дифференциации уголовной ответственности на типовую степень общественной опасности деяния и типовую степень общественной опасности личности преступника означает, что общественная опасность должна быть обобщенно сформулирована в уголовном законе. Именно типовой характер разграничивает дифференциацию от индивидуализации уголовной ответственности, поскольку при индивидуализации вопрос о том, применять или нет, например,освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием или в связи с примирением с потерпевшим, решается судом в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

В науке сформировалось два подхода к дифференциации ответственности, согласно первому дифференциация ответственности является уголовно-правовой категорией.

Сущность такого подхода состоит в закреплении как в Общей, так и в Особенной частях Уголовного кодекса различий в тяжести последствий, то есть вида и размера наказания, смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Второй подход относит дифференциацию ответственности к общеправовым категориям. В рамках такого подхода дифференциация ответственности проводится между отраслями права, и внутри каждой отрасли. Такой подход требует от законодателя создания комплексной системы согласованных между собой норм различных отраслей права.

По нашему мнению, второй подход более адекватно отражает юридическую действительность, поскольку ни одна отрасль права не существует отдельно от других отраслей. В идеале, они должны представлять собой единую систему, лишенную внутренних противоречий. Кроме того, даже в настоящее время, при наличии юридических коллизий, существует значительное количество примеров связанности между собой норм различных отраслей права, устанавливающих юридическую ответственность за совершение правонарушений. Кроме того, первый подход вписывается в рамки второго поскольку ни в чем не противоречит ему, то есть наряду с общеправовой дифференциацией ответственности существует и непосредственно дифференциация уголовной ответственности.

Несмотря на то, что данная работа ставит своей целью изучение дифференциации уголовной ответственности за мошенничество, в некоторых случаях необходимо обратить внимание и на межотраслевую дифференциацию. Примером такой дифференциации служит существование статьи 7.27 Кодекса об административных правонарушениях, устанавливающей административную ответственность за совершение хищений, предусмотренных несколькими статьями Уголовного кодекса, в случае если стоимость похищенного имущества составляет тысячу или менее рублей и отсутствуют признаки квалифицированных составов преступления. Даже диспозиция статьи 7.27 КоАП РФ является бланкетной и отсылает к соответствующим статьям УК РФ, в которых содержатся требуемые составы преступлений.

Также, нередко называемым способом межотраслевой дифференциация является административно-правовая преюдиция, которая позволяет разграничить административные правонарушения от преступлений. Административно-правовая преюдиция заключается в следующем, совершение деяния в первый раз влечет административную ответственность, при повторном совершении того же деяния наступает уголовная ответственность.

Непосредственно в уголовном праве дифференциация ответственности проявляется как в Общей части, так и в Особенной. В каждой части законодателем используются свои способы.

В Общей части прежде всего содержится основание дифференциации - классификация преступлений на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие (статья 15 УК РФ). Классификация преступлений оказывает серьезное влияние на такие институты как рецидив преступлений, освобождение от уголовной ответственности, освобождение от наказания, условное осуждение, досрочное снятие судимости. Во всех вышеуказанных институтах, отнесение преступления к конкретной категории является условием, улучшающим положение подсудимого или осужденного (в случае если преступление небольшой тяжести) или ухудшающим (в случае соверешния тяжкого или особо тяжкого преступления).

Институты неоконченного преступления, множественности преступлений и соучастия также являются способами дифференциации уголовной ответственности.

Дифференциация ответственности за неоконченные преступления основывается на классификации преступлений. Уголовную ответственность влечет только приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению (статья 30 УК РФ). Кроме того, согласно статье 66 Уголовного кодекса, наказание назначается в сниженном размере (не более половины за приготовление и не более трех четвертей за покушение).

Некоторые способы дифференциации из Общей части находят свое дальнейшее развитие в Особенной. Так, например, закрепленные в Общей части понятия группы лиц по предварительному сговору и организованной группы являются одними из наиболее распространенных оснований выделения квалифицированных составов преступлений.

Дифференциация в Особенной части выражается в установлении квалифицированных и привилегированных составов преступлений, а также выделении специальных составов по отношению к общим.

Квалифицированные и привилегированные составы конструируются законодателем путем добавления к основному составу квалифицирующих признаков (в отношении привилегированных составов иногда используется термин «привилегирующие признаки». Такие признаки свидетельствую о существенно отличающейся (повышенной или пониженной) типовой степени общественной опасности деяния.

Квалифицирующие признаки позволяют различить преступления одного вида, то есть отражают внутривидовые различия. Например, квалифицированный состав мошенничества сохраняет признаки основного состава мошенничества, но к ним добавляются квалифицирующие, которые и позволяют отграничить основной состав от квалифицированного.

Связь квалифицированных составов с основными подтверждаются следующим обстоятельством: если квалифицирующий признак, который был вменен обвиняемому, не находит своего подтверждения, он исключается, но деяние остается преступным и переквалифицируется на основной состав.

В случае выделения нескольких квалифицированных составов по отношению к одному основному, это означает, что каждый следующий состав (например, часть 4 определенной статьи Особенной части по отношению к части 2 той же статьи) характеризуется существенно более высокой общественной опасностью.

Возможна ситуация, когда совершенное деяние содержит признаки сразу несколько квалифицирующих признаков, в том числе содержащихся в разных частях статьи, то есть относящихся к разным квалифицированным составам. В таком случае квалификация осуществляется по части, содержащий наиболее тяжкий квалифицирующий признак, однако в приговоре и иных актах содержится указание на все квалифицирующие признаки.

Привилегирующие признаки в уголовном законе встречаются намного реже квалифицирующих. Это связано с тем, что как правило, наименее общественно опасное деяние криминализуется в основном составе, в то время как дальнейшие повышения степени общественной опасности описываются в квалифицированных составах с помощью квалифицирующих признаков.

Помимо существенного повышения типовой степени общественной опасности, для введения квалифицированных составов необходимо соблюсти еще некоторые условия. Их можно разделить на две группы - характеризующие содержание и характеризующие форму.

Первым из условий является типичность обстоятельств, указываемых как квалифицирующий признак, для данного вида преступлений. Примером могут служить квалифицирующие признаки, связанные с размером, применительно к различным формам хищений. Поскольку хищение всегда связано с причинением материального ущерба, и общественная опасность несомненно возрастает при увеличении размера хищения, данный признак используется в качестве квалифицирующего.

Второе условие служит противовесом первому, обстоятельство, используемое в качестве квалифицирующего признака должно быть нехарактерно для большинства преступных посягательств такого вида. То есть, теоретически должно быть больше случаев привлечения к уголовной ответственности за совершение деяний, подпадающих под основной состав, чем под квалифицирующий. На практике данное условие не всегда соблюдается, поскольку, например, для многих преступлений характерно совершение их группой лиц по предварительному сговору, однако это обстоятельство указывается в качестве квалифицирующего признака во множестве статей Уголовного кодекса.

Следующее условие - это обязательность резкого изменения общественной опасности деяния в зависимости от наличия или отсутствия квалифицирующего признака. Примером также может служить размер хищения, стоимостное выражение которого указано в примечании к статье 158 УК РФ, и которое не изменялось с 2003 года. Данные положения неоднократно подвергались критике, в том числе экспертами Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, поскольку в связи с изменением экономической ситуации они перестали отражать общественную опасность деяний, и их следовало бы пересмотреть.

Четвертое условие представляет собой однозначную направленность влияния квалифицирующих (привилегирующих) признаков на вид и размер санкции. Это означает, что данное обстоятельство должно либо всегда повышать, либо понижать строгость ответственности и не должно зависеть от каких-либо подверженных изменению обстоятельств.

Последнее условие, связанное с содержанием, это возникновение обстоятельств, указываемых в качестве квалифицирующего признака, до момента окончания преступления.

Следующая группа условий - это условия, связанные с формой описания квалифицирующих признаков в уголовном законе. Данные условия могут быть также названы приемами юридической техники, и несмотря на их неочевидное значение, их несоблюдение законодателем может затруднить понимание нормы правоприменителем, или даже нарушить логику и исказить смысл нормы.

Поскольку квалифицирующие признаки являются признаками состава преступления, они могут быть закреплены только в диспозиции нормы Особенной части. В уголовном законодательстве советского периода встречалась иная ситуация, квалифицирующие признаки указывались в санкции, что приводило к неоднозначности в отграничении квалифицированного состава от основного.

Квалифицированные составы должны располагаться в отдельных частях статьи (часть 2, часть 3 и т.д.). Указание квалифицирующих признаков в части 1 нарушает логику законодательства, поскольку смешивает основной состав с квалифицированным.

Также не следует помещать в части, следующие за первой, самостоятельные составы преступления. Примером такой ситуации в настоящее время служит статья 212 УК РФ, в которой каждая из трех частей представляет собой самостоятельный состав преступления.

Выделение квалифицированных составов в отдельные статьи аналогичным образом нарушает логику изложения норм уголовного права. В настоящее время примеров такого расположения норм нет, однако они имелись в советский период. Однако, выделение привилегированных составов в отдельные статьи имеет под собой разумные основания: если указывать их в частях той же статьи, которая устанавливает основной состав, они могут быть смешаны с квалифицированными составами, которые располагаются в частях, следующих за первой. Более, того у привилегированного состава может быть собственный квалифицированный состав, что и происходит, например, в случае статьи 107 «Убийство, совершенное в состоянии аффекта». Именно поэтому, привилегированные составы традиционно размещаются в отдельных статьях Особенной части.

Таким образом, указание квалифицированных составов в отдельных частях свидетельствует об их отличии от основного, в то же время, указание в рамках одной статьи подчеркивает их схожесть.

Следующим условием, связанным с формой, является способ формулирования диспозиции квалифицированного состава. В большинстве статей Уголовного кодекса используется формулировка то же деяние или деяние, предусмотренное частью первой или второй. Однако в некоторых случаях квалифицированные составы полностью или частично повторяют диспозицию основного. Чаще всего это происходит тогда, когда диспозиция основного состава может быть сформулирована несколькими словами, например, грабеж или причинение смерти по неосторожности.

Последним условием, определяющим форму описания квалифицированных составов, следует назвать возможность краткого указания на конкретный квалифицирующий признак. Это обеспечивается буквенным обозначением и используется следующим образом, деяние, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ. Непонятно, чем руководствовался законодатель, указывая квалифицирующие признаки путем простого перечисления, как, например, это сделано в статье 159 УК РФ. Такая формулировка затрудняет указание конкретного квалифицирующего признака в приговоре и иных актах, поскольку требуется указывать его словесное описание.

Выделение специальных составов преступления также служит одним из способов дифференциации уголовной ответственности в Особенной части. Данный способ дифференциации отмечается как в теории, так и в практике правотворческой деятельности. Специальные составы, так же как и квалифицированные, выделяются по отношению к другому составу (основному в случае квалифицированного, и общему в случае специального). Специальный состав отличается от общего степенью общественной опасности деяния. Как правило, специальные составы отличаются от общего по объекту преступления, то есть общий состав охватывает более широкую сферу общественных отношений, в то время как специальный характеризуется более узким объектом.

Заключение

В рамках данной работы были рассмотрены способы дифференциации уголовной ответственности, используемые законодателем в Общей и Особенной частях УК РФ. Квалифицированные составы как основной способ дифференциации в Особенной части были исследованы более подробно. Сформулированы условия (или правила) составления квалифицированных составов, как относительно содержания, так и в отношении формы (то есть приемы юридической техники), рассмотрено понятие специальных составов.

Данная работа своего рода предварительной частью исследования дифференциации уголовной ответственности за мошенничество. Прежде всего был проведен анализ уголовной политики и ее основного элемента уголовно-правовой политики, поскольку дифференциация ответственности это один из методов уголовно-правовой политики. Несмотря на множество различных подходов к понятию и к содержанию, мы пришли к выводу о том, что основная суть этого явления содержится в каждом из подходов. Была определена природа такого явления как дифференциация ответственности, выделены средства дифференциации.