Деньги и ценные бумаги, как объекты гражданских правоотношений

Предмет: Гражданское право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 18.12.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти рефераты по гражданскому праву на любые темы и посмотреть как они написаны:

 

Много готовых тем для рефератов по гражданскому праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Понятие, классификация нематериальных благ
Понятие вещи, как объекта гражданских правоотношений, классификация
Нематериальные объекты гражданских правоотношений
Личные неимущественные блага граждан и организаций

 

Введение:

Развитие рынка ценных бумаг в Казахстане имеет ряд особенностей: во-первых, оно формируется по классическим законам рыночной экономики, во-вторых, оно воплощает черты эпохи первоначального накопления капитала, в-третьих, оно отражает Специфика казахстанской реальности на ее формирование и функционирование оказывает сильное влияние ряд экономических, политических, исторических, национальных и кадровых факторов. Обязательный характер организационного развития хозяйствующих субъектов в течение нескольких десятилетий, четкая переоценка реформаторами возможностей, заложенных в монетаристских концепциях экономической стабилизации, привели к накоплению существующих деформаций и противоречий. Руководство республики предприняло неоднократные меры для изменения ситуации.

В развитии казахстанского рынка ценных бумаг, и особенно рынка деривативов, в последнее время появились новые тенденции, теоретическому пониманию которых уделяется мало внимания. Сегодня уже накоплен достаточный опыт в сфере обращения ценных бумаг, принято большое количество необходимых законодательных и иных нормативных актов по ценным бумагам, которые закрепляют конкретные правовые механизмы, гарантирующие и защищающие права всех участников сделок с ценными бумагами.  

Эти механизмы включают в себя жесткое регулирование порядка выпуска и регистрации ценных бумаг, строгие законодательные требования к эмитентам и профессиональным участникам рынка ценных бумаг, установление процедур регистрации сделок с ценными бумагами и т. д. однако нормативная база в республике все еще скупа, иногда Противоречивая и содержащаяся в законодательстве о правовом статусе ценных бумаг передача права собственности на них требует, в соответствии с происходящими изменениями, серьезной корректировки. К сожалению, некоторые вопросы до сих пор не решены в юридической литературе, в первую очередь речь идет о правовой природе безналичных денег и бездокументарных ценных бумаг. 

Относительная неразвитость этих проблем в юридической литературе, а также их значение для отечественной экономики и права в целом и для каждого индивидуального и институционального инвестора в частности, наличие «белых пятен» в основах оборота ценных бумаг На отечественном фондовом рынке с резко возросшей потребностью в теоретических и прикладных исследованиях в этой области определилась актуальность данной темы.

Деньги как объекты гражданских прав

Согласно ст. 115 Гражданского кодекса Республики Казахстан «Объектами гражданских прав могут быть имущественные и личные неимущественные блага и права. Имущественные выгоды и права (собственность) включают в себя: вещи, деньги, в том числе иностранную валюту, ценные бумаги, работы, услуги, объективные результаты творческой интеллектуальной деятельности, названия компаний, товарные знаки и другие средства индивидуализации продуктов, имущественные права и другую собственность.  

Главная особенность денег как объекта гражданских прав состоит в том, что, являясь универсальным эквивалентом, они могут заменить практически любой другой объект имущественных отношений, который носит платный характер. В гражданском праве деньги, как и ценные бумаги, признаются как отдельная вещь. Деньги рассматриваются как своего рода общие, взаимозаменяемые вещи. Смерть банкноты от должника не освобождает его от обязанности выплатить кредитору соответствующую сумму денег. Деньги нельзя требовать от добросовестного покупателя, даже если они были украдены у владельца или потеряны для него. 

Согласно ст. 127 ГК РК, денежной единицей в Республике Казахстан является тенге. Тенге является законным платежным средством, должен быть принят по номиналу на всей территории Республики Казахстан. Платежи на территории Республики Казахстан производятся в форме наличных и безналичных расчетов. Случаи, порядок и условия расчетов в иностранной валюте на территории Республики Казахстан определяются законодательством Республики Казахстан. Национальный Банк Казахстана является органом, определяющим и реализующим государственную денежно-кредитную политику Республики Казахстан. Целью денежно-кредитной политики Национального Банка Казахстана является обеспечение стабильности национальной валюты Республики Казахстан: ее покупательной способности и обменного курса по отношению к ведущим иностранным валютам.

Сложный вопрос касается правовой природы безналичных денег.

Эта проблема возникла с момента принятия специальной части Гражданского кодекса, которая, в частности, регулирует отношения, связанные с банковским счетом и, возможно, впервые в национальном законодательстве, правоотношения, возникающие при расчетах. В настоящее время в юридической литературе изложены две основные теории, которые по-разному объясняют правовую природу безналичных денег. Некоторые ученые признают их материально-правовой основой, в то время как другие, наоборот, считают, что безналичные средства имеют более обязательный характер. Давайте рассмотрим обе теории подряд. 

Автор первой из них Л. Новосёлова. Сразу отметим, что это кажется нам наиболее удачным решением проблемы правовой природы безналичных денег. Основной тезис заключается в том, что безналичные деньги это не что иное, как право клиента требовать банк, и это право является обязательным.

Л.А. Новоселова вполне убедительно аргументирует свою позицию этими правами: 

  1. может быть реализовано только в результате действий банка-кредитора;
  2. круг участников правоотношений заранее установлен договором банковского вклада;
  3. нарушение этого права возможно только со стороны лица, с которым заключается договор; (относительные правоотношения характеристика права обязательств), 
  4. клиент не имеет права следить за денежными средствами, переведенными в банк, поскольку нет материальной вещи, которой может следовать это право;
  5. права по отношению к банку устанавливаются по воле сторон в отношениях на основании договора банковского вклада (счета). 

Я не согласен с этим утверждением Л. Ефимова. Она пишет: «Исходя из того факта, что безналичные деньги являются только обязательством банка предоставлять наличные деньги клиенту, вы должны признать, что банк может взять на себя обязательство выплатить клиенту наличные в любой сумме, и его Максимальный размер не ограничен.  Л. Ефимова противоречит сама себе, указывая, что «способность банка увеличивать остаток средств на счете клиента или переводить на счет в другом банке ограничена наличием средств на корреспондентском счете и в касса этого банка. И общая сумма указанного имущества для всех коммерческих банков не может быть больше, чем общий объем кредитных и кассовых выпусков у ЦБ. Так может ли банк произвольно увеличить сумму своего долга перед клиентом в неограниченном размере? Очевидно, нет. 

Далее Л. Ефимова продолжает: «Рассматривая безналичные деньги как банковские обязательства, а не как деньги, мы можем прийти к другому абсурдному выводу. Известно, что в настоящее время около 80-90 процентов всех платежей по транзакциям производятся в безналичном порядке. Но тогда следует признать, что подавляющее большинство расчетов производится путем передачи обязательств из одного банка в другой, но если вы не поддерживаете мнение, что банковские обязательства являются деньгами, напрашивается следующий вывод: мы общество без денег , конечно, он не прав: товарно-денежные отношения еще никто не отменял. «И здесь мы вынуждены не согласиться с уважаемым автором. Во-первых, в теории Л.А. Новоселова указывается, что« особенность »« средств на банковском счете »как самостоятельного объекта гражданского права заключается в его двойственной природе, определяемой тот факт, что указанный тип имущества, с одной стороны, является обязательным правом владельца счета по отношению к банку, с другой стороны, по отношению к третьим лицам он может выступать в качестве средства платежа и, следовательно, играет роль денег.

И в экономическом смысле любая собственность может выступать в качестве денег. Об этом Л. А. Лунц писал: «Сложность концепции денег заключается в том, что деньги, как показал Маркс, это не только вещи, из-за которых возникают социальные (в частности, правовые) отношения, но сами они в первую очередь являются формой социальных отношений. Это становится ясным, если вы понимаете учение Маркса о сущности товаров как о меновой стоимости и происхождении денег от товаров. Во-вторых, в соответствии со ст. 127 Гражданского кодекса Республики Казахстан (часть 3) платежи производятся наличными и безналичными расчетами. Поэтому признать, что мы общество без денег, потому что Мы не можем отменить денежные отношения (следует отметить, что это скорее экономическая характеристика, чем юридическая).

В силу этих товарно-денежных отношений мы являемся просто обществом с деньгами. Анализируя понятие законного платежного средства в аспекте рассматриваемой теории, когда в качестве такового признаются только деньги, в соответствии с законом она, по ее собственному замечанию, пытается довести эту идею до конца и приходит к следующим выводам: возможны безнадежные Ситуация, когда «контрагент по какому-либо договору может не согласиться на безналичный расчет, а также существуют нормативные ограничения для платежей наличными. «И на основании этого делается вывод, что безналичные деньги являются законным платежным средством. Но, как справедливо отмечает Л.А. Новоселова, такая идентификация недопустима.

Потому что, если наличные деньги обязательны для принятия по номинальной стоимости, то такого требования к безналичным средствам нет «практические последствия очевидны, если банк является неплатежеспособным, право не обеспечивает владельцу счета получение ценностей, равной сумме отражается на счете.» безналичные деньги действительно выполняет функции денег, а не Кроме того, судебная практика исходит из того факта, что денежное обязательство считается надлежащим образом выполненным в момент зачисления денег на счет контрагента по договору. Вопрос о том, можно ли считать безналичные средства законным платежным средством Не нова. Еще Л. А. Лунц писал об этом: «... в этих случаях кредитор, в обмен на наличные, приобретает право требовать деньги. Можно ли из этого сделать вывод, что предметом денежного обязательства могут быть не только банкноты, но и право на получение денег? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Это просто способы исполнения.

Другое возражение состоит в том, что Гражданский кодекс, как и все гражданское законодательство в целом, не видит разницы между наличными и безналичными деньгами. По словам К. Трофимова: «Использование законодателем наряду с понятием «деньги» понятий «деньги» или «деньги» носит чисто филологический характер, а не юридический по своей природе. «Статья 115 Гражданского кодекса называет деньги объектом гражданских прав наряду с вещами, относящимися к имущественным товарам. 

Теперь давайте попробуем проанализировать взгляды тех, кто считает, что безналичные деньги это деньги, и, таким образом, признает реальную вещь, стоящую за ними, и, соответственно, допускает наличие права собственности на них. Сразу отметим, что мы не смогли найти каких-либо фундаментальных юридических аргументов в пользу этой теории от ее авторов, вся теория основана на анализе экономической функции денег и на опровержении теории Л. Новоселова. Фактически опровергая По одной теории авторы ничего не предлагают взамен, ограничиваясь выводами обратного если один не может, то существует другая, и это «другое», как правило, не доказано. 

Сторонникам и даже, скорее, предкам этой теории является Л.Г. Ефимова. По ее мнению, «безналичные деньги следует понимать как кредитные остатки на различных счетах клиентов в банках, к которым применяется глава 45 Гражданского кодекса Российской Федерации». «Это квази-наличные, вымысел наличными». Таким образом, Л.Г. Ефимова распространяет кассовый режим на безналичные деньги, признавая их квази-деньгами, т. е. фактически квази-вещами, таким образом, речь идет о возможности существования права собственности на безналичные средства на банковском счете. При внесении наличных денег в банк право собственности клиента на его деньги не прекращается, просто банк, по ее мнению, имеет право использовать эти деньги на основании договора банковского счета. 

Л.А. Новоселова пишет: «Использование в законе понятия« деньги »как родового термина для понятий« наличные деньги »и« наличные на банковских счетах »не представляется полностью успешным, поскольку, согласно сложившимся традициям, гражданское право деньги считают своего рода вещью, и использование такой терминологии приводит к распространению денег на счетах режима физических вещей, что в некоторых случаях приводит к абсурдным результатам. 

Таким образом, Л.Г. Ефимова изначально пытается приравнять две разные категории. Но даже если предположить, что это возможно, давайте посмотрим, к каким последствиям это может привести. Прежде всего, если клиент сохраняет за собой право собственности на средства, которые он депонировал в банке, это означает, что до момента их возврата он владеет частью капитала банка, то есть почти весь капитал банка должен затем считаться общим общим имуществом его вкладчиков. Этот момент также отмечает Новоселова. Кроме того, она также обоснованно опровергла тезис о том, что банк не может быть владельцем денег, которые были ему переведены (из-за того, что право собственности на деньги не передается).

Она ссылается на авторитетное мнение французских исследователей К. Гавальды и Дж. Стоуфле: «Важной характеристикой банковского вклада является право банкира распоряжаться доверенной ему суммой. Решение вытекает из взаимозаменяемости денег, которые нельзя индивидуализировать, если они не спрятаны в запечатанном пакете. Это решение является основой банковской деятельности. Депозиты, полученные от населения, являются важным источником финансирования банковских операций.   Таким образом, изначально право собственности, по крайней мере со стороны клиента, на безналичные средства не может существовать. 

Ценные бумаги как объекты гражданских прав 

Существенная характеристика категории «безопасность» определяет методологическую позицию подходов различных авторов к изучению ее содержания и динамики. Большинство из них рассматривают ценную бумагу как юридический документ, фиксирующий правовые отношения между лицом, владеющим им, и лицом, выпускающим его в обращение и / или обязанным для него. 

С этих позиций сформулированы имущественные и неимущественные права владельца, обеспечительное право выступает в качестве материального правообладателя, и в нем освящается право. Это разумная позиция, поскольку цепные ценные бумаги с более чем тысячелетней историей рассматривались главным образом как долговые инструменты. 

Ценные бумаги, в соответствии с правилами ГК РФ, могут быть объектами имущественных прав, и в первую очередь имущественными правами. Освещение проблемы возникновения и реализации этих прав в первую очередь требует выяснения того, что представляет собой ценные бумаги как объект прав собственности. Теоретическая работа над этой темой и предыдущее законодательство дали четкий и однозначный ответ на этот вопрос. В настоящее время гражданское законодательство Республики Казахстан также устанавливает определенный правовой режим для ценных бумаг, что обусловлено уровнем экономического развития республики. 

Пункт 2 ст. 115 ГК РФ классифицирует ценные бумаги как имущество, которое может появиться в обращении имущества как объект гражданских прав. В то же время этот пункт (а также пункт 3 статьи 117 Гражданского кодекса) не классифицирует ценные бумаги как вещи напрямую, хотя это подтверждается другими статьями Гражданского кодекса. 

Искусство. 129 ГК РФ определяет, что «ценным бумагой является документ, удостоверяющий в установленном виде и обязательных реквизитах права собственности, осуществление которых возможно только при предъявлении». Это определение подразумевает особые характеристики ценной бумаги, которые отличают ее от других юридически значимых документов и лежат в основе правового регулирования обращения ценных бумаг как объекта гражданских прав.

Эти функции безопасности заключаются в следующем: 

  • безопасность документ, на составление которого распространяются строгие требования законодательства по его форме и содержанию;
  • ценная бумага удостоверяет право ее владельца требовать от субъекта, указанного в ее тексте, что она обеспечивает право собственности на строго определенную собственность (деньги, товары, другие ценные бумаги), а в некоторых случаях предоставляет другие возможности (например, в области корпоративное управление). То есть именно содержание безопасности придает этому документу социально-экономическую ценность; 
  • ценные бумаги (документ) и удостоверенное им право собственности неразрывно связаны между собой, так что осуществление и передача (включая передачу) этого права требуют предъявления и передачи (или только представления в случае неполного исполнения) первоначальной ценной бумаги. Следует всегда иметь в виду, что ценная бумага удостоверяет право ее владельца требовать исполнения на нем и соответствующее обязательство другой стороны обеспечивать это исполнение. Никакое обеспечение не может служить подтверждением взаимных прав и обязанностей сторон в определенных правовых отношениях, поскольку такое положение противоречит самой правовой природе обеспечения. 

В деловом обороте безопасность используется как особая письменная форма транзакции, предназначенная для эффективного посредничества в обмене правами собственности. В результате в отношении ценных бумаг был установлен особый правовой режим, в соответствии с которым они были признаны объектами права. 

Вызывая защищенный документ, Гражданский кодекс тем самым указывает, что это вещь, поскольку любой документ является объектом материального мира, содержащим определенную информацию, которая выражается буквами, цифрами и другими печатными или рукописными символами. В то же время не каждый документ признается ценной бумагой, а только тот, который составлен с соблюдением установленных законом условий (реквизиты), фактическое владение которыми дает право требовать предоставления преимуществ, указанных в документ. 

Обязательными реквизитами являются те, которые перечислены в специальных нормативных правовых актах. Юридическая сила требования соблюдать все такие детали заключается в том, что их отсутствие в содержании документа влечет недействительность ценной бумаги (пункт 2 статьи 131 Гражданского кодекса). 

Детали ценной бумаги, как правило, включают ее название, серию, номер, период обращения, указание лица, обязанного для бумаги, номинальную стоимость, размер дохода (дивиденды) или вознаграждение (процент), место исполнения на бумаге. и другие условия. И даже в случае массовой эмиссии ценные бумаги одной эмиссии имеют хотя бы один атрибут (например, число), который отличал бы их друг от друга. В частности, в рамках любой эмиссии акций каждая из этих ценных бумаг соответствует определенной доле в уставном капитале эмитента и подтверждает соответствующие полномочия ее владельца. Основываясь на деталях, относящихся только к этой безопасности, ее владелец сможет осуществлять свои полномочия. Например, акционер сможет получать дивиденды по акции (даже на предъявителя) только в том случае, если эта конкретная акция представлена, которая определяется на основе его собственных данных. То есть исключается возможность получения дивидендов, начисленных на одну акцию путем представления другой акции (по крайней мере, принадлежащих к той же эмиссии), что подтверждает незаменимость и индивидуальную уверенность любых ценных бумаг. 

Вышесказанное позволяет согласиться с мнением о том, что ценные бумаги как объекты гражданских прав являются индивидуально определенными вещами и поэтому незаменимы.

Ценные бумаги это особая вещь. Безопасность как форма, как лист бумаги, не представляет особого интереса для ее владельца. Стоимость обеспечения основывается на стоимости материального товара, право на получение которого удостоверяется. Разделение документа и удостоверенного им имущественного права обязательно влечет за собой потерю интереса к залогу со стороны его владельца и других участников гражданского оборота. В такой ситуации владелец ценной бумаги не сможет реализовать свой имущественный интерес через нее. 

Таким образом, если объект права означает все, что может служить средством достижения интереса, то обеспечение, которое больше не удостоверяет какое-либо право собственности, перестает быть соответствующим объектом гражданских прав и, по сути, перестает быть безопасность.

Являясь объектом прав собственности, ценные бумаги выступают предметом различных гражданско-правовых сделок, связанных с передачей права собственности или владения ими, то есть имеют признак оборота. В результате этого складываются отношения между людьми относительно ценных бумаг, которые по своей природе являются имущественными отношениями. 

Ценные бумаги являются наиболее важной формой финансового оборота в современных рыночных условиях. Использование финансового и товарно-денежного обращения ценных бумаг позволяет управлять крупными денежными суммами и значительными массами товаров, передавая их от одного владельца другому без перемещения денежных знаков и предметов, являющихся предметом заказа. Вместо денег и материальных ценностей передаются документы, которые служат символом выраженных ими прав, называемых традиционно ценными бумагами. 

В соответствии с законодательством каждого государства существует множество документов, которые по-разному подтверждают гражданские права физических и юридических лиц на определенные материальные или духовные объекты, совершать или отказывать в совершении определенных действий.

Как видите, безопасность также подтверждает определенные субъективные гражданские права определенных лиц. Но не все подтверждающие документы относятся к ценным бумагам. Основная цель последнего не только подтвердить право, но и передать его. Поэтому наряду с юридическими документами также появились юридические документы, которые, сохраняя качество подтверждающих документов, составляли особую группу ценных бумаг среди всех документов. Таким образом, ценные бумаги появились как средство усиления товарно-денежного обращения. Прежде всего, их цель показана в этом, и это то, что определяет их свойства и особенности. 

Ценные бумаги по своим природным качествам не представляют никакой полезности. Их истинное значение проявляется в подтверждении, закреплении и передаче возможности распоряжения объектами и правами: кто является владельцем (владельцем) обеспечения, тем владельцем (владельцем) реального права на имущество. 

Следовательно, признание ценной бумаги как объекта права собственности (или другого права, например, залога) по существу означает признание права собственности (или другого права) на объект, обозначенный ценной бумагой. Из этого следует: 

  • Во-первых, преемственность, неотделимость перевода бумаги от передачи права.
  • Во-вторых, оборотное качество бумаги должно быть максимальным и может быть ограничено только необходимостью защищать интересы тех, кто законно приобретает или обладает ценными бумагами.
  • В-третьих, неразрывная связь между юридической силой ценной бумаги и действительностью выраженного ею права. Реализация права прекращает законную силу безопасности. Отсутствие безопасности исключает возможность принудительного исполнения. 
  • В-четвертых, недопустимо доказывать, что право, выраженное ценной бумагой, принадлежит этому лицу путем предоставления заверенной копии ценной бумаги, свидетельских показаний, квитанции и тому подобного. Другими словами, безопасность действительна только в оригинале и не подлежит копированию или любому другому подтверждению. 
  • В-пятых, признание права, выраженного ценной бумагой, как недействительного по причинам, не связанным с дефектом в документе как таковым (подделка или подделка документов), является неприемлемым. В этой связи важно отметить, что транзакции, направленные на выпуск или передачу ценной бумаги, классифицируются как абстрактные (но не причинные) транзакции, действительность которых не связана с обоснованностью их оснований. При первоначальном выпуске ценной бумаги ее эмитент берет на себя ответственность за законность права, выраженного ценной бумагой, и все претензии в отношении дефектов по причине могут быть адресованы только этому эмитенту. 

Это дополнительно обеспечивает подтверждение законности того факта, что обеспечение принадлежит его владельцу, и законности его интересов.

В-шестых, ценная бумага должна быть выпущена в установленной форме и иметь общепризнанные (официальные) данные, отступления от которых являются недопустимыми, подпись, дата, словесный знак ценной бумаги, способ выражения права, которое служит содержанием ценной бумаги, и т.д. отклонение от установленных деталей или внесение каких-либо, даже оговоренных, изменений в обеспечение, нарушение установленной для него формы делает документ недействительным (пункт 2 статьи 131 Гражданского кодекса).

Ценные бумаги появляются в гражданском обороте на основании договора. По сути, безопасность в его содержании перечисляет условия этого соглашения. Эмитент предлагает потенциальному владельцу ценной бумаги принять (приобрести право собственности) ее в качестве подтверждения кредитных отношений или инвестирования в предприятие на других условиях. Если другая сторона принимает обеспечение, договор считается заключенным на условиях, исчерпывающе указанных в тексте документа. Любая ценная бумага считается свободно обращающейся после принятия оригинала документа от эмитента. С этого момента возникает право владельца ценной бумаги требовать исполнения по ней при наступлении условий, указанных в документе, и соответствующего обязательства эмитента по обеспечению этого исполнения. С этого момента владелец ценной бумаги имеет право собственности на документ. Это право, как справедливо отмечает Г. Шершеневич, «дает единственную возможность реализовать содержащееся в нем право». Поэтому в будущем под передачей права собственности на ценную бумагу мы будем подразумевать одновременную передачу права, выраженного в ней. 

Ценные бумаги как объект собственности могут свободно циркулировать на рынке с распространением на них правового режима движимых вещей. Однако на обращение ценных бумаг распространяются особые правила передачи и осуществления права собственности на них. Эти правила заключаются в следующем. 

При передаче ценной бумаги достаточно (и в то же время необходимо) передать оригинал документа (статья 132 Гражданского кодекса). В зависимости от типа безопасности это правило указывается. 

В случае бумаги на предъявителя фактическая передача оригинального документа означает передачу права собственности на него. При передаче права собственности на поручительство, фактическая передача оригинала документа должна сопровождаться передаточной надписью (индоссаментом) на нем в соответствии с требованиями закона. 

Передача зарегистрированной ценной бумаги Гражданским кодексом не предусмотрена, поскольку она оформляется только на имя конкретного лица. Однако передача ее имущественного права, удостоверенного, разрешена, но уже в порядке уступки права требования (статьи 339-347 ГК РФ). Пункт 2 ст. 132 Гражданского кодекса определяет, что «при передаче прав на зарегистрированную ценную бумагу другому лицу переданная бумага аннулируется, и другая бумага выдается на имя нового владельца». Здесь я хотел бы отметить, что слова «выдается другая ценная бумага» на практике могут быть неправильно поняты, и на самом деле вместо ценной бумаги может быть выпущена другая облигация ордер или на предъявителя, облигация, акция или вексель и т. д. предыдущий документ в случае выпуска долевых ценных бумаг аннулирование ценной бумаги и выдача другой ценной бумаги в обмен означает, что каждый раз при передаче прав по зарегистрированной ценной бумаге будет необходимо проходить государственную регистрацию выпуска, поскольку только те эмиссионные ценные бумаги, выпуск которых зарегистрирован с точным указанием количества, номеров и серий соответствующих документов. Их трудности с этой формулировкой возникают также в области бухгалтерского учета. 

Но даже в этом случае передача прав по зарегистрированной ценной бумаге невозможна без оригинального документа.

Для реализации права, выраженного в ценной бумаге, необходимо предъявить оригинал документа обязательному субъекту, название которого указано в тексте статьи.

В случае предъявления к исполнению бумаги на предъявителя, обязанное лицо должно немедленно и полностью обеспечить исполнение. К сожалению, Гражданский кодекс не регулирует вопрос о возможности отказа в исполнении обеспечения на предъявителя, если обязанное лицо обнаруживает подделку или подделку документа или если у него есть доказательства того, что бумага попала в руки предъявителя незаконно. Аналогичные нормы содержались в Основах гражданского законодательства СССР и республик 1991 года. В этом случае мы считаем, что преемственность была бы целесообразной. 

При предъявлении поручительства поручитель также обязан незамедлительно представить исполнение, но имеет право проверить, в дополнение к подлинности документа, непрерывность ряда подтверждений, сделанных на оригинале, и, если последнее подтверждение зарегистрировано, проверить личность предъявителя. И в этой ситуации Гражданский кодекс не совсем четко устанавливает соответствующие полномочия лица, обязанного распоряжением на бумаге. 

При предъявлении зарегистрированного ценной бумаги к исполнению должник имеет право проверить подлинность документа и установить личность предъявителя. В то же время необходимо обратить внимание на то, что Законы «О рынке ценных бумаг» (статья 34) и «О регистрации сделок с ценными бумагами» предусматривают ведение реестра владельцев именных ценных бумаг. В этом случае требуется, чтобы имя лица, уполномоченного на такую ​​бумагу, было занесено в регистрационную книгу (реестр) обязанного лица. Запись в реестре имеет дополнительное и обязательное значение легитимности. При передаче прав по таким документам в реестр вносятся соответствующие изменения в записи. При осуществлении и передаче прав на такие ценные бумаги необходимо, чтобы данные реестра и содержание документа указывали на одно и то же лицо в качестве уполномоченного лица. Однако эти правила составляют исключение из правил, касающихся правовой природы ценной бумаги; «Как отмечалось выше, такой правовой режим, когда права собственности подтверждаются одновременно ценной бумагой и записью в реестре, не соответствует характеру ценной бумаги. Однако для обеспечения дополнительных гарантий соблюдения интересов эмитентов и держателей ценных бумаг законодатель по существу поставил под сомнение целесообразность существования правового института ценных бумаг при регулировании рынка долевых ценных бумаг. 

При осуществлении и передаче прав, удостоверенных ценными бумагами, существуют два конкретных правила, которые не сформулированы правилами Гражданского кодекса, но вытекают из их значения.

Лицо, которому принадлежит оригинал ценной бумаги, признается ее владельцем и субъектом, уполномоченным требовать его исполнения, если содержание этой ценной бумаги указывает на законность соответствующей претензии. Это принцип общественной надежности. 

Из приведенного выше принципа вытекает правило ограничения возражений. Это правило означает, что недопустимо отказывать в исполнении исполнения по ценной бумаге, откладывать исполнение или ненадлежащее исполнение со ссылкой на любые факты, которые не отражены в тексте статьи. Обязанное лицо, которому предъявлено обеспечение к исполнению, может отказаться, например, если документ будет представлен ранее указанного в нем срока. Любое выход за пределы содержания документа противоречит характеру ценных бумаг. Эта ситуация прямо отражена в законе. Пункт 2 ст. 133 Гражданского кодекса говорится, что не допускается отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценным бумагой, со ссылкой на отсутствие оснований для возникновения этого обязательства или на его недействительность. В этом, кстати, абстрактность безопасности находит выражение. 

4. «Отношения с ценными бумагами характеризуются определенным распределением риска». Этот факт был отмечен М. Агарковым в его «Учении о ценных бумагах». Действительно, потеря, разрушение, серьезный ущерб безопасности влечет за собой риск неполучения причитающегося ему исполнения. Процедура вызова для восстановления прав на ценные бумаги на предъявителя чревата опасностью невозможности доказать свое право на нее в случае возникновения спора или тем, что кто-то получит исполнение на потерянной бумаге, а должник откажется повторно исполнить, но по восстановленному документу. Если должник выполнил документ, но не потребовал передачи ему оригинала документа или не создал на нем гашащей надписи, он несет риск того, что документ снова будет представлен ему для исполнения. Есть и другие аспекты в этом вопросе, но они, по нашему мнению, являются предметом самостоятельного изучения. 

В соответствии с установленными правилами ценные бумаги обращаются как особый объект собственности. Таким образом, ценные бумаги могут быть предметом различных гражданско-правовых сделок: купли-продажи, дарения, бартера, займа, залога, наследства, опеки, страхования. Среди перечисленных сделок сделки по отчуждению имущества являются основанием для приобретения права собственности на ценные бумаги. Все другие основания для приобретения имущественных прав, предусмотренных Гражданским кодексом (изготовление или создание вещи, обработка движимой вещи и т. д.), не являются основанием для приобретения права собственности на ценные бумаги в силу юридической природы последней как формы сделки. 

Классификация ценных бумаг 

Общая характеристика видов ценных бумаг

С точки зрения увеличения оборота и обеспечения условий для защиты от возможных незаконных действий предыдущих владельцев закон (статья 130 Гражданского кодекса) делит ценные бумаги на именные, именные и на предъявителя ценные бумаги. Законодательными актами может быть предусмотрено, что любые ценные бумаги могут быть выпущены только определенного типа (например, акции могут быть зарегистрированы только, пункт 1 статьи 91 Гражданского кодекса, пункт 2 статьи 21 Закона об акционерных обществах) или, наоборот, не могут быть выпущены в форме именных, ордеров или ценных бумаг на предъявителя (пункт 3 статьи 130 Гражданского кодекса). 

Зарегистрированные бумаги выдаются на имя владельца, указанное непосредственно в тексте бумаги. Таким образом, при передаче, приобретатель знает, от кого он получил его, и, следовательно, знает, к кому предъявлять претензии, если документ окажется незаконным. Максимальная достоверность записи. Но каждая передача именной бумаги возможна в очень сложном порядке, установленном для уступки (пункт 2 статьи 132 Гражданского кодекса). То есть для каждого перевода требуется транзакция, заключенная в установленной форме (письменная, нотариально заверенная, должным образом зарегистрированная). Более того, лицо, передающее зарегистрированную ценную бумагу другому лицу, несет ответственность только за обоснованность требования, изложенного в документе, но не за его выполнение (пункт 2 статьи 132 Гражданского кодекса). Следовательно, приобретатель (получатель) зарегистрированной ценной бумаги принимает на себя риск невозможности воспользоваться правом, достоверно подтвержденным документом. Да и сама передача такой бумаги понимается очень условно, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 132 Гражданского кодекса переданная бумага аннулируется, и на имя нового владельца выдается другая зарегистрированная ценная бумага. Пункт 2 статьи 132 позволяет установить законом другой (и, следовательно, более простой) порядок передачи именных акций. Но для других зарегистрированных ценных бумаг такое исключение не предусмотрено. 

Такие качества этого документа позволяют в случае его утери без особых затруднений восстановить его дубликат.

Однако в то же время оборотность зарегистрированной ценной бумаги резко падает; это почти неразрывно связано с оригинальным держателем. Поэтому зарегистрированные ценные бумаги на практике обычно используются в качестве краткосрочного документа, не предназначенного для многократного перевода. Исключения делаются только для акций (Пункт 2 статьи 132 Гражданского кодекса), и это потому, что они, как правило, появляются в дематериализованной форме, о чем будет сказано ниже. 

Наоборот, ценные бумаги на предъявителя максимально обращаются, потому что невозможно, кроме правонарушения, доказанного судом, усомниться в законном праве собственности на ценные бумаги на предъявителя для его фактического владельца. Оборот ценных бумаг приближается к обороту наличных денег, о чем свидетельствуют равные условия, ограничивающие взыскание денег и ценных бумаг на предъявителя с добросовестного покупателя (статья 262 Гражданского кодекса). Но защита интересов держателя бумаги резко падает, так как ему некому обратиться за защитой в случае предыдущего нарушения права, выраженного обеспечением на предъявителя. 

Довольно эффективным средством устранения негативных свойств как именных, так и ценных бумаг на предъявителя являются заказные (от слова «заказ» порядок) ценные бумаги, суть которых заключается в том, что статья содержит не только точное описание выраженного в ней права, но и последовательный непрерывный список лиц, от которых и кому она перешла, начиная от первоначального представителя и заканчивая держателем, представляющим документ для исполнения. Для этого права на обеспечение заказа передаются путем внесения на него надписи, называемой индоссаментом. Каждый акт передачи бумаги выполняется в индоссаменте передающего владельца (индоссанта). В то же время индоссант обязывает держателя обеспечительного права к индоссаменту и принимает на себя ответственность не только за существование права, переданного с ценной бумагой, но и за его осуществление (пункт 3 статьи 132 Гражданского кодекса). И, следовательно, все последующие держатели бумаги могут знать всех своих предшественников, каждый из которых подтвердил своей рукой, что он передал свое право следующему преемнику (индоссанту) через обеспечение и несет ответственность как за действительность, так и за реализацию права. Интересы каждого держателя поручительства охраняются компенсационным обязательством всех его законных предшественников. 

Заказ ценных бумаг чаще всего встречается на практике: складские сертификаты (ст. 800 ГК РФ), ипотечные сертификаты (ст. 12 РК РК «Об ипотеке недвижимости»).

Все бездокументарные (дематериализованные) ценные бумаги, о которых речь пойдет ниже, выпускаются в основном по методу ордера. Хотя передача прав производится без использования (бумажного) документа. 

Эмитент размещает государственные и негосударственные ценные бумаги.

Правительство Казахстана, являясь эмитентом государственных ценных бумаг, поставляет государственные ценные бумаги на фондовый рынок и постоянно «присутствует» на указанном рынке, поскольку оно несет ответственность перед владельцами этих ценных бумаг.

Важным фактором особой популярности государственных ценных бумаг является именно статус эмитента. Считается, что государственные ценные бумаги имеют нулевой риск, поскольку, независимо от экономической ситуации в банковском секторе, государство всегда будет нести свои обязательства. 

Государственные ценные бумаги в настоящее время играют значительную, если не решающую, роль на фондовом рынке Республики Казахстан. Роль государственных ценных бумаг на этом рынке определяется прежде всего тем, что сегодня они являются наиболее надежным видом ценных бумаг, обращающимся на казахстанском рынке. Национальный Банк Казахстана поддерживает не только ликвидность ценных бумаг, но и государственный долг. В тот момент, когда ценные бумаги падают в цене, он их покупает, а когда они растут, они продают их. Другими словами, он осуществляет операции Национального банка на открытом рынке для поддержания государственных ценных бумаг и денежной системы в целом. В Казахстане он в первую очередь поддерживает последнее, так как это его основная функция. Тем не менее покупатель ГКО-3 (государственных краткосрочных казначейских облигаций) или ГКО-6, как правило, не покупает их на весь срок, а вкладывает деньги в течение 10,7,5 дней, то есть на период, который ему нужно, зная, что в любой момент он может продать эти ценные бумаги, вернуть свои деньги и даже немного больше, получить прибыль, например, путем проведения операций РЕПО или обратных операций РЕПО. Из-за высокой ликвидности много денег поступает на рынок государственных краткосрочных казначейских облигаций и, соответственно, падает доход. 

Другим рынком, очень похожим на рынок ГКО, является рынок НСО (национальные сберегательные облигации внутренних государственных займов). Поскольку это облигации, сроки их обращения достигают года и более. Но в отличие от ГКО у них есть купонный доход или плавающие процентные ставки, которые выплачиваются ежеквартально, начиная с 91, 182, 274 и 364 дней их обращения. 

Несмотря на то, что все государственные ценные бумаги являются долговыми ценными бумагами, каждая из них имеет свое, единственное неотъемлемое определение, которое вытекает из общепринятого нашим законодательством законодательства.

К государственным ценным бумагам относятся облигации внутреннего государственного займа, а также иные ценные бумаги, выпущенные в соответствии с законодательными актами Республики Казахстан в рамках внутреннего государственного долга. Обычно в дополнение к термину «облигация» используются такие термины, как «казначейские векселя», «казначейские векселя», «займы», «векселя», «облигации», «сертификаты» и т. д. более того, диапазон применения этих терминов в конкретной стране зависит от многих субъективных и объективных причин. 

По выполняемым функциям все ценные бумаги также можно разделить на несколько групп:

  1. расчет (например, чеки);
  2. кредит (например, облигации);
  3. правоустанавливающие документы (например, складские сертификаты, коносаменты);
  4. инвестиции (акции, облигации). 

Некоторые ценные бумаги могут иметь несколько функций. Облигации, например, могут быть как кредитными, так и инвестиционными. 

Когда в 1997 году было изменено гражданское законодательство Республики Казахстан, чеки и векселя были исключены из перечня ценных бумаг, предусмотренного Гражданским кодексом. Причины исключения не объяснены и не обоснованы. Согласно всем традиционным признакам и качествам, которыми наделены эти документы, в соответствии с нормами международного частного права и чек, и вексель должны классифицироваться как ценные бумаги. Как чек, так и вексель являются ценными бумагами также в соответствии с российским законодательством (статья 143 Гражданского кодекса Российской Федерации). Эти качества подтверждаются авторитетными международными договорами. 

Эта история, за исключением чека и векселя из списка, поднимает более общий вопрос об определении закрытого списка документов, связанных с ценными бумагами.

Статья 130 Гражданского кодекса Республики Казахстан определяет, что ценные бумаги охватывают облигации, коносаменты, акции и другие документы, которые классифицируются как ценные бумаги законодательными актами или в порядке, установленном ими. Практика, однако, показывает, что такая формальность на самом высоком уровне может повредить ясности правового режима документа. Это хорошо иллюстрируется практикой выпуска государственных ценных бумаг в Казахстане. Так, в разные годы правительство Республики Казахстан выпускало долговые инструменты, которые по всем основным характеристикам обладали качествами облигаций, предусмотренными в статье 36 Гражданского кодекса. В зависимости от года выпуска они назывались по-разному: казначейские облигации, специальные государственные облигации в иностранной валюте, национальные сберегательные облигации, краткосрочные ноты Национального банка и т. д. 

В мировой практике нет единого общепринятого термина «безопасность». Поэтому целесообразно поэтому формально ссылаться на ценные бумаги либо на те, которые прямо названы таковыми в законодательных актах, либо на документы, обладающие качествами, установленными статьей 129 Гражданского кодекса Республики Казахстан и относящиеся к ценным бумагам Национальной комиссией по Республика Казахстан (Национальная комиссия) при оформлении эмиссии эмиссии. Ориентиром для такой ссылки могут быть те качества выданного документа, которые указаны выше. 

С этих позиций можно вернуться к вопросу изъятия казахстанским законодательством чека и векселя из круга ценных бумаг. Это было сделано путем исключения статей 137 и 138 из Гражданского кодекса Республики Казахстан Законом от 10 июля 1998 года. Как уже отмечалось, такое исключение не было официально мотивированным. Однако из истории развития казахстанского законопроекта можно сделать некоторые выводы. 

Известно, что еще в 1936 году Советский Союз ратифицировал Билль о конвенциях 1930 года, включая Конвенцию, устанавливающую единый закон о векселях и векселях. По наследству, естественно, действие этих конвенций сохранилось после распада СССР и в Казахстане. Но в 1995 году Казахстан от своего имени присоединился к этим конвенциям, но с оговорками. А 28 апреля 1997 года был принят казахстанский закон «О векселях», который в основном соответствовал Женевским конвенциям, но с учетом оговорок, принятых Республикой Казахстан при присоединении к Конвенций. Поэтому в текст Закона Казахстана был включен специальный раздел II «Порядок обращения векселей в Республике Казахстан», который отражал особенности такого обращения, принятые в Казахстане, но не совпадающие с правилами Женевская конвенция. Именно эти отступления в том, что векселя были лишены тех свойств, которые должны быть неотъемлемой частью глобальной практики обеспечения безопасности. Таким образом, в статье 80 Закона об обращении с законопроектом о векселях говорится, что «вексель выдается для отсрочки платежа» сделок по поставке товаров ». Таким образом, вексель теряет качество обеспечения права на любое денежное обязательство, не связанное с основанием для его выдачи. Здесь (согласно анализируемой статье В обязательном порядке должна быть сделка по отсрочке платежа только по договору тавки. Следовательно, этот документ не может считаться векселем, поскольку его действительность связана с обоснованностью его основания конкретного договора поставки. 

Между тем, в преамбуле Закона содержится список терминов, которые должны одинаково пониматься в Законе, то есть в Разделе II. В преамбуле вексель определяется как платежный документ строго установленной формы, содержащий одностороннее безусловное денежное обязательство. 

Итак, первое противоречие: согласно преамбуле законопроект выражает безусловную, а в статье 80 условную обязанность.

Преамбула вместе с векселем содержит определение коммерческого (товарного) векселя как документа, выданного на основании сделки купли-продажи. Эта концепция, основанная на классификации договоров, ближе к содержанию статьи 80. Но в преамбуле вексель и коммерческий вексель это разные понятия, а в статье 80 термин «вексель», очевидно, означает коммерческий (товарный) счет. Родовые и видовые концепции четко смешаны. Все равно, как смешать государственное предприятие с государственным предприятием. 

Но противоречия содержатся в самом разделе II, который специально посвящен особенностям вексельного обращения в Казахстане.

Так, в рассматриваемой статье 80 переводной вексель определяется как документ об отсроченной оплате транзакции за поставку товаров (то есть как условное обязательство оплаты), а в статье 94 того же раздела: суду запрещается рассматривать условия договора, послужившие основанием для выдачи векселя, то есть суд оценивает вексель как безусловное обязательство по оплате.

И еще одно внутреннее противоречие раздела II. В статье 80 говорится, что вексель выдается для отсрочки платежа по договору поставки, а в статье 84: «юридические и физические лица на территории Республики Казахстан имеют право использовать ... вексель для расчетов между собой, при условии, что это предусмотрено соответствующим договором ». Это уже относится к договору в целом, а не только к договору поставки. 

Можно упомянуть и другие ошибки в тексте Раздела II Закона о законопроекте о законопроекте в Казахстане, но вышесказанного достаточно: Закон определяет правовую природу законопроекта очень противоречивым образом и, очевидно, по неосторожности составителей. Текст Закона порождает противоречивое толкование его текста.

Деньги и ценные бумаги, как объекты гражданских правоотношений

Поэтому, несмотря на исключение правила о выделении векселей в ценные бумаги из текста Гражданского кодекса, вексель был и остается для всего цивилизованного мира целым рядом ценных бумаг. Достаточно сослаться на мнение известных российских цивилистов и других зарубежных современных авторов. Нет исключений из законодательства СНГ. 

Было бы не лишним напомнить, что все основные качества ценной бумаги, особенно технология ее участия в обращении, были разработаны по образцу векселя как в законотворческой, так и в правоприменительной практике.

Облигация как объект гражданских прав

Согласно ст. 136, «Облигация это ценная бумага, удостоверяющая право ее владельца на получение от лица, выпустившего облигацию, в течение указанного в ней периода номинальной стоимости облигации или другого имущественного эквивалента. Облигация также предоставляет ее владельцу право на получение указанного в ней процента (процента), рассчитанного исходя из номинальной стоимости облигации или других имущественных прав. 

Серьезным препятствием на пути развития рынка негосударственных долговых ценных бумаг является отсутствие реальных гарантий возврата денег, вложенных в эти ценные бумаги, законодательные недостатки в отношении порядка обращения долговых ценных бумаг и регистрации прав на них, что Во многом это связано с недостаточным или неправильным пониманием правовой природы, функций и форм долговых ценных бумаг.

«Долг» в широком смысле означает определенное обязательство должника выплатить фиксированную сумму денег или передать определенную вещь (определенные вещи), выполнить определенную работу, предоставить определенные услуги. Если долговое обеспечение, как отмечалось ранее, понимается как подтверждение права на получение имущественного эквивалента денег или другого права собственности, то очень легко можно сделать вывод, что долговое обеспечение представляет собой, например, склад (простой или двойной) сертификат, подтверждающий принятие товаров на хранение и право распоряжаться этими товарами. Долговое обеспечение также может быть признано векселем и чеком, если понятие долгового обеспечения интерпретируется в широком смысле этого слова. Однако при таком подходе одна концепция объединяет типы инструментов, которыми торгуют на различных рынках: товарные, рыночные (эмиссионные) ценные бумаги и денежный рынок как сфера платежей и расчетов. По нашему мнению, это нецелесообразно с точки зрения государственного регулирования, поскольку, несмотря на наличие общих правил передачи ценных бумаг и исполнения обязательств по ним, норм, касающихся выпуска, условий и порядка проведения операций и Погашение различных видов ценных бумаг попрежнему существенно различаются. О нецелесообразности такого широкого подхода к определению долгового обеспечения свидетельствует международный опыт. 

Категория долговых ценных бумаг, на наш взгляд, была бы правильной, чтобы ограничить только объекты рынка долевых ценных бумаг, что, кстати, имело место в первоначальном варианте определения термина «выпуск», который содержится в статья 2 Закона Республики Казахстан от 5 марта 1997 года. 

В этом выпуске под эмиссией понимался выпуск и размещение эмиссионных ценных бумаг с целью формирования уставного капитала или привлечения заемных средств. А поскольку единственный вид эмиссионных ценных бумаг выпущен в соответствии с казахстанским законодательством для формирования уставного капитала, в настоящее время используются только акции акционерных обществ (статьи 88 Гражданского кодекса, статьи 15 и 16 Закона Республика Казахстан от 10 июля 1998 года «Об акционерных обществах»), то другие виды долевых ценных бумаг, признанные казахстанским законодательством, могут быть классифицированы как долговые ценные бумаги, поскольку они служат для формирования заемных средств. Однако в вышеупомянутом законе слова, относящиеся к цели выпуска долевых ценных бумаг, по нашему мнению, были необоснованно исключены. В результате этого важный критерий определения долговых ценных бумаг остался практически без законодательного оформления. 

Если говорить о негосударственных долговых ценных бумагах, то на данный момент только облигации прямо названы таковыми. Другие виды инструментов, которые могут быть объектами рынка ценных бумаг, должны быть признаны уполномоченными органами в качестве ценных бумаг в порядке, установленном законодательством. Насколько нам известно, законодательство не содержит четких условий, при которых новые типы ценных бумаг, в том числе долговые, могут быть введены в обращение. В этих условиях четкое определение стандартов (характеристик) долговых ценных бумаг было бы целесообразным для предотвращения обращения инструментов сомнительного происхождения и качества на рынке ценных бумаг. Также важно, чтобы уполномоченный государственный орган, признавая любой документ в качестве ценной бумаги, исходил из необходимости избегать необоснованного введения в обращение таких типов ценных бумаг, которые просто дублировали бы существующие типы. Казахстанская практика уже знает некоторые прецеденты, но вряд ли все они успешны. 

В частности, Постановлением Дирекции Национальной комиссии по ценным бумагам Республики Казахстан от 9 апреля 1999 года № 289 ценная бумага признается как «коносамент склада. Само название такого документа вызывает недоумение, поскольку оно включает, по крайней мере, указание трех разных типов ценных бумаг, например складских (складных) сертификатов, характер которых М. Агарков и М. Зимелева почти исчерпывающе описали. На практике известны и законы, в то время как складские сертификаты существенно отличаются по своему экономическому назначению от коносамента, поскольку эти сертификаты являются документами, выданными складами в случае доставки товаров для хранения на этих складах. 

Коносамент как объект гражданских прав

В свою очередь, коносамент исторически представляет собой ценную бумагу, подписанную и выданную владельцем судна (или его агентом), содержащую описание груза, загруженного на судно, указание отправителя и получателя, а также обязательство перевозить эти товары. Такое понимание коносамента имеет место, в частности, во французском законодательстве («осознание») и в законодательстве США («коносамент»). Подобное понимание коносамента было присуще советскому законодательству. Таким образом, в юридическом энциклопедическом словаре коносамент определяется как «документ, содержащий условия договора морской перевозки грузов. Он удостоверяет наличие договора и служит доказательством принятия груза перевозчиками. Коносамент является правоустанавливающим документом, предоставляющим его владельцу право распоряжаться грузом ... Коносамент выдается морским перевозчиком. 

Коносамент (французское обозначение, английский коносамент) это ценная бумага, которая выражает право собственности на определенный предмет, указанный в нем. Коносамент это транспортный документ, содержащий условия договора морской перевозки. Коносамент это документ, владелец которого получает право распоряжаться товаром. Понятие коносамента, его необходимые реквизиты, условия составления определены в Кодексе торгового мореплавания. Коносамент выдается перевозчиком отправителю после получения товара и удостоверяет факт заключения договора. Коносамент выдается на любой груз, независимо от того, как осуществляется перевозка: с предоставлением всего судна, отдельных судовых помещений или без такого условия. По коносаменту доставка товаров по воде осуществляется в соответствии с Гаагскими правилами, содержащимися в международной конвенции об унификации условий коносаментов от 25 августа 1924 года, если не применяется какой-либо другой государственный закон. 

Как линейный, так и чартерный коносамент определяют отношения между перевозчиком и третьей стороной, добросовестным держателем коносамента. Коносамент это квитанция, выданная перевозчиком отправителю в подтверждение принятия груза к перевозке морем, а также правоустанавливающий документ. В этом случае договор купли-продажи товаров, а также другие операции, связанные с товарами, осуществляются через коносамент без физической передачи самих товаров. 

Коносамент в качестве обеспечения должен содержать определенные обязательные реквизиты: информацию о грузе. Их отсутствие лишает коносамент функций титульного документа, и оно перестает быть залоговым. Коносамент выдается в нескольких экземплярах, один из которых передается отправителю. При доставке товара в одной из копий коносамента все остальные копии утрачивают силу. Грузополучатель определяется в коносаменте тремя способами. В зависимости от этого, коносаменты регистрируются, заказываются на предъявителя. 

Таким образом, коносамент, используемый в международном частном праве, представляет собой ценную бумагу, которая выражает право собственности на указанный в нем конкретный товар, как правило, это транспортный документ, содержащий условия договора морской перевозки.

Действие как объект гражданских прав

Согласно ст. 139 «Акция это ценная бумага, удостоверяющая право ее владельца (акционера) на получение части чистого дохода акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущество, оставшееся после его ликвидации. Акционерное общество имеет право выпускать привилегированные акции в порядке и в рамках законодательства, гарантируя их держателям дивиденды, обычно рассчитываемые по номинальной стоимости акций, независимо от результатов деятельности акционерного общества, и предоставление им права на получение части имущества над остальными акционерами, остающимися после ликвидации акционерного общества, и другие права, предусмотренные условиями выпуска таких акций. 

Привилегированные акции не дают их владельцам права участвовать в управлении акционерным обществом, если иное не предусмотрено его уставом. В акционерных обществах учредители могут ввести «золотую акцию», которая не участвует в формировании уставного капитала и получении дивидендов. Владелец «золотой акции» имеет только право вето на решения общего собрания, правления и наблюдательного совета по вопросам, определенным уставом. 

Акция это ценная бумага, которая указывает вклад средств в развитие акционерного общества или предприятия и дает его владельцу право на получение части прибыли акционерного общества (предприятия) в виде дивидендов. Акции выпускаются без установленного срока обращения. Акции именные и на предъявителя. Физические лица могут быть владельцами только именных акций. Наименование акции должно включать фамилию, имя и отчество держателя акции. Такая доля, переданная другому лицу, теряет свою силу, т. е. на нее не начисляются дивиденды и она не принимается обратно. Зарегистрированные ценные бумаги могут быть переданы другому владельцу нотариально или через брокерские конторы, банки, имеющие лицензию на операции с ценными бумагами. 

Различаются доли трудового коллектива, акции предприятия, акции акционерного общества. Доли трудового коллектива распределяются только среди работников этого предприятия; акции предприятия среди других юридических лиц (предприятия, кооперативы, компании, банки, ассоциации и т. д.). Акции трудового коллектива и акции предприятия не дают их владельцам права участвовать в управлении предприятием. Они не изменяют правовой статус и право собственности компании, выпустившей акции, и являются лишь средством мобилизации дополнительных финансовых ресурсов. Акции акционерного общества распределяются между акционерами, то есть совладельцами этой компании. 

Акции акционерного общества делятся на две категории: обыкновенные (обыкновенные) и привилегированные. Среди них можно выделить отдельные разновидности и типы акций (конвертируемая акция, «золотая акция» и т. д.). Обыкновенные акции дают право участвовать в управлении акционерным обществом (одна акция один голос при решении вопросов на собрании акционеров) и участвовать в распределении чистой прибыли компании после пополнения резервов и выплаты дивидендов по привилегированным акциям. акции. Привилегированные акции не дают права участвовать в управлении, но приносят постоянные (фиксированные) дивиденды и имеют преимущество перед обыкновенными акциями в распределении прибыли и ликвидации компании. Привилегированные акции могут быть выпущены в форме конвертируемых акций. Конвертируемые акции это такие привилегированные акции, которые могут быть обменены по требованию владельца на обыкновенные акции или облигации того же эмитента в соответствии с условиями привилегии конвертации. Эти условия определяются при подготовке выпуска конвертируемых акций. Цена конвертации обычно устанавливается с небольшим превышением рыночной цены обыкновенных акций. Это сделано для того, чтобы избежать преждевременной конвертации акций. Конвертируемые акции являются переходной формой между капиталом и заемным капиталом. 

Акционеру выделяется сертификат на все принадлежащие ему акции. Сертификат акции это ценная бумага, свидетельствующая о праве собственности лица, указанного в нем на определенное количество акций. В сертификате указываются следующие данные: количество, количество акций, категория акций, номинальная стоимость акций, подписи двух ответственных лиц компании, печать, условия обращения, наименование и местонахождение компании и регистратора акций. Акционеру предоставляется один сертификат бесплатно на все принадлежащие ему акции в случае полной оплаты. Дополнительные сертификаты выдаются за дополнительную плату. Утерянный сертификат обновляется за плату. Передача свидетельства от одного лица другому означает транзакцию и передачу права собственности на акции только в том случае, если транзакция зарегистрирована в установленном порядке. 

Акция имеет номинальную и рыночную стоимость. Указанная на нем цена акции является номинальной стоимостью акции. Цена, по которой акция фактически покупается, называется рыночной ценой или рыночной стоимостью (ценой акции). Цена акций напрямую зависит от размера получаемых по ним дивидендов и обратно пропорционально уровню ссудных (банковских) процентов. 

Процесс определения цены акции в зависимости от дохода, который он фактически приносит, называется капитализацией дохода и осуществляется через фондовые биржи и рынок ценных бумаг.

Разница между ценами на ценные бумаги, ценой продавца и ценой покупателя называется «маржа». На бирже разрешено торговать только проверенными акциями. Контроль качества ценных бумаг и их допуск на биржевые торги осуществляются с использованием процедуры листинга. Листинг это допуск ценных бумаг эмитента к торгам на фондовой бирже путем включения их в котировальный список и контроля экономического и финансового положения эмитента на предмет его соответствия требованиям фондовой биржи. Листинг включает в себя комплекс мер по налаживанию эффективного обращения ценных бумаг. Он состоит из процедуры включения ценных бумаг эмитентов в листинг организации торговли ценными бумагами, проведения их котировок, контроля за состоянием листинговых ценных бумаг и финансового состояния эмитента ценных бумаг. Включение ценных бумаг эмитента в листинг дает преимущества как эмитентам, так и инвесторам.

Инвестор выигрывает в этом:

  • прохождение процедуры листинга дает гарантию надежности ценных бумаг;
  • организация торгов ценными бумагами на бирже позволяет определить их объективную рыночную стоимость.

Качество акций, как и любой другой ценной бумаги, характеризуется их ликвидностью. Ликвидность ценной бумаги представляет ее способность быстро и без потерь в стоимости превращаться в денежные средства. Ценные бумаги являются относительно легко торгуемыми активами. Уровень ликвидности ценных бумаг определяется при анализе финансового состояния эмитента. 

Проблемы совершенствования законодательства о ценных бумагах 

Правовая природа бездокументарных ценных бумаг 

Стремительное развитие средств массовой информации и коммуникации привело к широкому и интенсивному внедрению в деловых отношениях новых способов фиксации и подтверждения прав участников сделок с имущественными товарами и активами, новых способов фиксации и подтверждения передачи таких прав другим лицам. Это существенно изменило наше традиционное представление о таких процессах и их обычном дизайне. 

В области финансового, часто товарного обращения, большую роль в закреплении приобретения и передачи прав, особенно в условиях свободной рыночной торговли, на протяжении многих десятилетий играли ценные бумаги, оформленные в виде бумажных документов, что позволило резко сократить количество наличных денег. принимать непосредственное участие в обороте и ускорить процедуры оборотных сделок.

Законодательство по-прежнему сохраняет традиционную концепцию безопасности как документа, удостоверяющего права собственности, реализация которого возможна только при предъявлении. С помощью такого обеспечения этому лицу подтверждается не только право собственности (это можно сделать более простым способом), но также становится возможным быстро, просто и надежно передать права другому лицу, которое немедленно приобретает возможность передать его третьему лицу и т. д. при быстро меняющихся ценах вы можете сразу перепродать право на товар, передав (продав) защищенный документ, подтверждающий право; быстро, просто и надежно покупать, продавать и перепродавать права акционера, держателя облигации и т. д. и, конечно, поэтому в недавнем прошлом бумажный документ служил обычным средством подтверждения права собственности и факта его передача. Отсюда термин «безопасность», то есть реальный, вполне осязаемый предмет, содержащий записанную и легко воспринимаемую информацию и детали, которые могут быть объектом права собственности, находящимся непосредственно у владельца, материализованным объектом передачи. 

Но постоянное развитие, расширение и усложнение финансового и товарного обращения требовали совершенствования носителя информации, содержащегося в бумажном документе, а развитие электроники, информатики и связи позволило удовлетворить такие требования.

С появлением современных технологий в сфере финансового оборота распространяется безбумажное подтверждение права собственности на многие права и возможность распоряжаться ими с помощью электронной регистрации, электронной памяти, электронных коммуникаций, оползневых потоков. Сегодня это наиболее характерно для долевых (инвестиционных) ценных бумаг, прежде всего акций и облигаций. 

Термин «бездокументарные ценные бумаги» широко используется в законодательстве и относится к так называемым ценным бумагам, содержание которых регистрируется не на бумаге, а на электронных носителях. В то же время законодательные нормы не только признают распространенность таких носителей, но и явно способствуют их более широкому распространению. 

Замена информационных носителей, которые ранее содержались в материализованных ценных бумагах, при их дематериализации, в дополнение к преимуществам, связанным с улучшением оборачиваемости, создает много технических удобств и безопасности; отказ от необходимости затрат на изготовление документов на специальные бланки, оснащенные средствами защиты; защита от износа материалов; базовая способность исправлять ошибки в содержании документов и т. д. неудивительно, что поправка, внесенная в статью 129 Гражданского кодекса в 1997 году, гласит: «В случаях, предусмотренных законодательными актами, для осуществления и передачи прав, заверенных обеспечение, свидетельство их внесения в специальный реестр (обыкновенный или компьютеризированный) эмитента эмитента ценной бумаги является достаточной ответственностью по выраженному в нем обязательству, а также по профессиональным участникам рынка ценных бумаг, регистрирующим операции с ценными бумагами. 

Предсказуемо введение дематериализованных носителей оборотной информации в обращение векселей, чековых платежей, передачи правоустанавливающих документов и т. д. все это, конечно, требует и внесения соответствующих изменений в правовые нормы, регулирующие недокументированное обращение. До настоящего времени такие изменения в наиболее общей форме ограничивались заменой термина «ценные бумаги» термином «бездокументарные ценные бумаги» (см. Статью 135 Гражданского кодекса) или «ценные бумаги в бездокументарной форме» (ст. 36 Закона о совместных Компании). Чисто техническая процедура функционирования безбумажного механизма обращения вытекает из норм законодательства о рынке ценных бумаг и регистрации сделок с ними. 

Мы считаем, что в этом направлении должны быть предприняты более решительные шаги, в том числе в отношении применимой юридической терминологии. 

Широкое использование термина «безопасность» может быть объяснено только тем, что до недавнего времени не было более удобного и надежного носителя необходимой информации. Но бумага была и остается не сущностью, а лишь носителем такой информации. Суть была и остается запись на бумаге. И как только появилась другая, не менее надежная, но более удобная для обращения среда, бумага, использованная ранее в этой роли, неизбежно теряет свое значение, и термин «безбумажная безопасность» выглядит как минимум странным: он оказывается «бумага без бумаги». Кроме того, статья 129 Гражданского кодекса определяет безопасность как «документ». Появляется абсурдная фраза «бездокументный документ». Гораздо точнее было бы назвать такой инструмент товарно-денежного обращения «бездокументарной оборотной записью», оставляя термин «безопасность», где бумажные носители правовой информации все еще используются. 

Но дело не только в уточнении терминологии. Технология безбумажного перевода, построенная на принципиально новой технической основе, требует других регуляторных методов правового регулирования и другого содержания оборотной записи. И это неизбежно вызовет (уже вызвало) появление нового законодательства, определяющего правовые особенности использования вместо бумажного электронного носителя информации. 

Сегодня в чисто практических целях закон фактически признает, что при электронном обращении деление ценных бумаг на именные, на предъявителя и на предъявителя теряет стоимость.

В бумажном обращении право собственности на того, кто имеет обеспечение, то есть материальную вещь, в случае возникновения спора подтверждается фактическим местонахождением вещи владельцем. С безбумажным оборотом нет ничего материального , нет владельца в обычном смысле этого слова. Понятие бездокументарной безопасности на предъявителя становится бессмысленным. 

Имя и порядок записи остаются. Но реальная разница между ними исчезает, потому что электронная запись, разработанная на практике, позволяет в громоздкой форме, которая не требует много времени, записывать в одном месте как запись, подтверждающую право собственности, так и факт передачи этого права на другой человек со всеми оговорками, которые допускает закон. Обозначения как эмитента, так и всех последующих правообладателей, а также авалистов, акцепторов, держателей залогов, поручителей и т. д. сосредоточены в одном месте. Различие между зарегистрированными и ордерными записями исчезает с незарегистрированным тиражом. Остается одна форма без необходимости деления недокументированных записей на представления. В этом случае, конечно, важность регистрации усиливается, поскольку фиксация записи совпадает с регистрацией, а последняя из юридических форм юридического факта становится юридическим фактом права. Нотариальное заверение рассматриваемых сделок теряет ценность. Право, зафиксированное недокументированной оборотной записью, считается переданным только с момента регистрации передаточного акта по распоряжению передающего правообладателя. Ни одно его согласие с приобретателем права не дает последним основания для перерегистрации записи на его имя. 

Было бы не лишним добавить, что такая форма оборота лучше учитывает государственный учет и государственный контроль за законностью операций, записываемых оборотными записями. Эта форма оборота позволяет сосредоточить в одном месте всю информацию об обязательствах, которые обременяют права владельца записи, и о передаче этих прав вместе с обременениями от одного держателя другому. Конечно, требуется надлежащее сохранение анонимности оборотных рекордсменов и соблюдение коммерческой тайны в сделках. Об этом прямо говорится в статье 28 Закона о регистрации сделок с ценными бумагами в Республике Казахстан от 5 марта 1997 года.

Выписка из реестра должна быть признана достаточным подтверждающим документом, который может содержать не только имя последнего держателя (номинального держателя), но и всех его предшественников вплоть до оригинала. В то же время пункт 2 статьи 26 Закона о регистрации сделок с ценными бумагами гласит, что такая выписка не является ценной бумагой, ее передача не является операцией и не влечет за собой передачу прав. 

Практика, несомненно, потребует других законодательно установленных правил выдачи и перемещения бездокументарных оборотных записей и регистрации таких действий для различных типов нематериальных, бездокументарных правоотношений. 

Мы обычно говорим о владельце ценных бумаг, владельце акций и т. д. по той же причине мы можем говорить о владельце бездокументарной оборотной записи. Признание недокументированной оборотной записи в качестве особого объекта гражданских правоотношений, а обладатель такой записи в качестве субъекта права собственности требует более точного разъяснения правовых особенностей такого объекта и такого владельца. 

Мы рассматриваем объекты прав собственности и других имущественных прав как вещи, их материальные символы и материальные символы прав (деньги, ценные бумаги, другие материальные объекты). И если право и правовая психология со времен римского права признавали разделение вещей на телесные и бестелесные, то сейчас пришло время классифицировать права собственности и бездокументарные оборотные записи прав как бестелесные объекты.

В то же время неизбежно возникает вопрос о характере права акционера, держателя облигации или другого держателя на то, что заменило их материальное обеспечение как таковое, то есть о характере права владельца незарегистрированной оборотной записи. к этой записи. Ответ на вопрос не только теоретический, но и непосредственно практический. Если мы приписываем такое право праву собственности, то есть абсолютному праву на запись, то только обладатель записи будет иметь выраженные полномочия. Для всех остальных лиц, регистрирующих запись, хранящих ее, совершающих с ней циркуляционные операции, она останется чужой собственностью, действия, которые они выполняют только от имени или с согласия владельца. Это означает, что, исключая из владения имущество регистратора, депозитария, хранителя или другого подобного лица, изыскатель не может включить запись в объем этого имущества. В случае банкротства регистратора, депозитария и т. д. владелец записи не будет в числе конкурирующих кредиторов; напротив, он полностью сохранит свое право на запись, которая не должна быть включена в банкротство. 

Таким образом, права владельца записи в отношении регистратора, депозитария, хранителя, брокера, дилера являются обязательными.

Исходя из реальной природы отношений, мы считаем разумным признать владельца недокументированной оборотной записи в качестве полноправного владельца тех прав, которые владелец бездокументарных акций, облигаций и т. д., то есть признает владельца как такового. Таким образом, мы расширяем круг объектов имущественных прав, прежде всего в их нематериальной части. 

По нашему мнению, следует также сделать определенный пересмотр круга полномочий владельца для недокументированных оборотных записей: мы считаем, что из этого круга следует исключить право собственности как фактического владения имуществом. С отказом от реального владения вещью мы теперь часто сталкиваемся с арендой компьютерного времени, арендой радиочастот и т. д. при осуществлении некоторых других общепризнанных прав собственности. Правда, Гражданский кодекс Республики Казахстан в 1999 году определял договор аренды как договор о передаче имущества во временное владение и пользование (см. Статью 540 Гражданского кодекса), но Гражданский кодекс Российской Федерации в вторая часть, вступившая в силу в 1996 году, определяет ренту как передачу имущества во временное владение и пользование или во временное пользование.

Следовательно, содержание права собственности на бездокументарные оборотные записи, очевидно, должно определяться через права на использование и инструкции.

Опять же, следует рассмотреть вопрос о назначении риска случайной смерти (потери) бездокументарной оборотной записи. Поскольку этим занимается конкретное лицо (лица), которое, как правило, не изменилось с момента передачи права собственности на запись от одного владельца другому, следует признать, что существует риск случайной смерти (случайной потери) запись должна нести тот, кто ведет такую ​​запись: регистратор, депозитарий и т. д. актуальность решения этого вопроса подкрепляется таким недавним явлением, как действия хакеров, то есть незаконное использование электронных средств для распоряжения деньги или другие выгоды бездокументарной природы. Кстати, это соответствует принципам ответственности в случае нарушения обязательства, вытекающего из предпринимательской деятельности (статья 359 Гражданского кодекса). Примерно так же, как предусмотрено регламентом договора хранения (ст. 779 ГК РФ). 

Некоторые функции безопасности 

Исполнение по ценной бумаге заключается в выполнении лицом, указанным ценной бумагой в качестве исполнителя тех действий, которые указаны в ценной бумаге. В большинстве случаев такие действия состоят в том, чтобы передать определенную сумму денег держателю ценных бумаг, передать ценные бумаги при передаче товаров, с некоторыми другими типами ценных бумаг (например, акциями), выполнить другие действия, вытекающие из содержимого ценной бумаги. или прямое указание на законодательство. По завершении исполнения держатель обычно передает поручительство исполнителю. Наличие ценной бумаги в последней служит достаточным доказательством полного выполнения обязательства, вытекающего из ценной бумаги. Исполнение также может быть подтверждено другим способом, вытекающим из сути обеспечения или инструкций законодательства: письменное подтверждение, переданное подрядчику, уничтожение документа, инструкции по исполнению (частичному исполнению) в самом документе и т. д. иногда исполнение достигается только действиями лиц, обеспечивающих его. 

Любое завершенное исполнение ведет к потере юридической силы ценной бумагой. Если обеспечение одного и того же объекта публикуется в нескольких экземплярах (например, коносамент), то полное выполнение обязательства по одному документу прекращает юридическую силу всех копий. 

В некоторых случаях, указанных в безопасности или законе, исполнение может быть ограничено или принимать определенный характер. Таким образом, индоссант ценной бумаги имеет право ограничить возможность подачи против него регрессного иска, если он не выполняет обязательства, выраженные ценной бумагой. Это ограничение не распространяется на других индоссантов, которые не вносили такие записи при передаче поручительства. 

Если исполнение по ценной бумаге связано с условием, указанным на бумаге (например, брак), то исполнение должно выполняться при условии.

Индоссант, передающий ценные бумаги, имеет право не указывать имя индоссанта бумаги. Такая безопасность называется пустой. Впоследствии он передается как презентационный документ. Но индоссанты, которые передали такую ​​бумагу до того, как она стала пустой, несут ответственность за исполнение в обычном порядке. 

Индоссант, передающий ценные бумаги, имеет право после подтверждения переназначения ограничить действия индоссанта выполнением заказа. При совершении действий, направленных на получение исполнения, такой индоссант превращается в адвоката индоссанта и действует от его имени; передача казненного не дает никаких прав для самого индоссанта. В соответствии с законодательством о поручениях и доверенностях индоссант, сделавший индоссамент на повторную передачу, имеет право отменить его в любое время, сохранив при этом возможность передачи ценной бумаги другому лицу в соответствии с общими правилами передачи поручения. безопасность. 

Лицо, обязанное по поручительству, должно выполнить его требование, не ссылаясь на отсутствие его основания или недействительность сделки, послужившей его основанием.

Права на ценные бумаги, принадлежащие незаконному владельцу, не подлежат осуществлению (пункт 4 статьи 133 Гражданского кодекса). Но такая незаконность в случае возникновения спора может быть установлена ​​только судом. Если сама ценная бумага не признана недействительной, то незаконное действие одного из предшественников может препятствовать осуществлению права, вытекающего из бумаги, только при условии, что ее владелец знает или должен знать о незаконности. 

Место и время исполнения обязательства, вытекающего из обеспечения, определяются деталями обеспечения или специальными инструкциями законодательства, а при отсутствии такого определения общими правилами исполнения обязательства (глава 17 ГК РФ).

В дополнение к принудительному исполнению юридическая сила ценной бумаги может прекратиться с невосполнимой потерей, фатальной невозможностью принудительного исполнения со стороны подрядчика, указанного ценной бумагой, и лицами, обязанными обеспечить такое исполнение. В то же время восстановление утраченных именных ценных бумаг возможно путем выдачи дубликата документа или по решению суда об установлении факта утраты такой бумаги. Здесь мы применяем общий порядок, установленный гражданским процессуальным законодательством.

Что касается восстановления прав на утраченные ценные бумаги на предъявителя или ордера, порядок такого восстановления предусмотрен специальной главой 39 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан, которая называет это призывом. 

Согласно статье 324 Гражданского процессуального кодекса, лицо, потерявшее приказ или обеспечение на предъявителя, имеет право обратиться в суд с заявлением об утрате. Суд подает заявление о решении опубликовать в местной прессе, содержащее предложение лицу, имеющему документ, обратиться в суд с заявлением о своих правах на него. Если такой держатель документа обнаружен, первоначальный заявитель, который считает себя законным владельцем документа, имеет право подать основанный на доказательствах иск против владельца документа в установленном порядке, и решение по такому иску, наконец, устанавливает владелец документа. 

Судебное дело решается в соответствии с общими правилами, которые учитывают добросовестность владельца документа (ответчик в иске о возмещении убытков). Поскольку в случае разрешения спора действует презумпция признания права собственности в отношении тех, кто фактически владеет спорным имуществом, бремя доказывания своих прав на безопасность, принадлежащую ответчику, лежит на истце. В то же время принимаются во внимание такие вопросы, как распоряжение ценным бумагой из рук владельца его воли или без его воли, а также добросовестность нынешнего владельца безопасности (статья 261 Гражданского кодекса).

Следует иметь в виду, что ценная бумага на предъявителя не может быть изъята у добросовестного покупателя, даже если она вышла из рук владельца против его воли (статья 262 Гражданского кодекса). На период рассмотрения спора суд по своему определению запрещает производить платежи и выдачи по оспариваемому документу (статья 328 Гражданского процессуального кодекса). 

Если после публикации заявителем о потере им приказа или обеспечения на предъявителя фактический держатель документа не установлен, суд принимает решение о признании недействительным утраченного документа (статьи 329, 330 Гражданского процессуального кодекса). Такое решение служит основанием для совершения действия, предусмотренного ценной бумагой, и (или) для выдачи лицу, утратившему безопасность, нового документа в обмен на признание его недействительным (статья 330 Кодекса Гражданский процесс). 

Если обеспечение сохраняется в виде бумажного документа, но утратило свою юридическую силу из-за износа или другого непоправимого материального ущерба, оригинал документа представляется в суд, а по заявлению его владельца в суд после проведения инспекция, которая считает это необходимым, принимает решение о признании недействительным поврежденного документа и его замене, как обсуждалось выше.

Обеспечение реализации права, выраженного ценной бумагой 

Полезность ценной бумаги как очень важного элемента финансового и товарного обращения заключается, прежде всего, в том, что с ее помощью закон создает самый простой и надежный механизм реализации права, выраженного ценной бумагой. Достаточно представить бумагу обязанному лицу и идентифицировать личность предъявителя бумаги для выполнения обязательства. 

При обеспечении права недокументированной оборотной записью достаточно представить выписку из регистрационного реестра и, конечно, также идентификацию предъявителя.

Исполнитель обязательства, вытекающего из обеспечения, не имеет права отказать в исполнении, ссылаясь на незаконность обеспечения, удерживаемого его держателем, на утрату или дефект основания для выдачи или передачи обеспечения, на обременять безопасность правами других. Если какие-либо такие факты установлены судом или другим компетентным органом, потерпевший имеет право подать иск, обеспечивающий защиту его законных интересов, но до тех пор, пока безопасность не будет объявлена ​​недействительной, он сохраняет свою юридическую силу, и подрядчик не может быть привлечен к ответственности для выполнения. Более того, даже признание недействительной транзакции, при исполнении которой была выпущена или передана ценная бумага, как правило, не влияет на ее действительность или применимость. 

Исключения могут, по мнению Ю.А. Г. Басин, охватывают следующие случаи:

  1. Сама безопасность является поддельным или поддельным документом. С доказательством этого факта он теряет юридическую силу. 
  2. Безопасность означает лицо (например, банк), которое не связано обязательством выполнять с первоначальным эмитентом. У банка нет счета эмитента или на этом счете нет денег. Для предотвращения подобных ситуаций в законодательстве разработаны дополнительные средства обеспечения исполнения: введение в обязательство фигурантов гаранта, (авалиста) и акцептора. Гаранты прямо называются поручительством и подтверждают свои функции безопасности, а акцептор прямо в документе подтверждает свои обязательства в качестве исполнителя. 
  3. Выдача поручения недееспособным (нечувствительным) лицом или лицом, чье выражение воли не соответствовало истинному содержанию его воли (подросток, угроза, ошибка, ошибка, неправильное представление, насилие и т. д.). Это обстоятельство лишает гарантии юридической силы, но только в отношении тех получателей ценных бумаг, которые знали или должны были знать об отсутствии законного выражения воли, выраженной в ценной бумаге. 

Все вышеперечисленные дефекты имеют одно общее объединяющее значение: транзакция, выраженная в документе, не выполнена, что означает, что право, выраженное ценной бумагой, не выполнено. В результате держатель обеспечения не получает товар, за который он предоставил предыдущего владельца, который передал бумагу, денежные средства или иной эквивалент имущества. Нарушение обязательства возникло между индоссантом (должником) и индоссантом (кредитором). Но непосредственный индоссант получил переведенную бумагу, которая осталась невыполненной, от его законного предшественника. И эта возвратная цепочка нарушений может быть закрыта для эмитента ценной бумаги, которая сделала первоначальную запись о передаче. Подобный процесс возможен, если подрядчик отказывается от обязательства, вытекающего из обеспечения, исполнения по любой причине или невозможной невозможности исполнения (банкротство подрядчика, признание подрядчика в качестве лица, пропавшего без вести и т. д.). Этот дизайн особенно четко определен законодательством об обращении векселей. Это законодательство устанавливает механизм ответственности перед держателем ценной бумаги, исполнение которого было невозможно, всех предыдущих индоссантов. 

Как тогда защищаются интересы держателя ценной бумаги в прошлом, из которых возмещается сумма, которая не была получена при исполнении обязательства конечным должником по ценной бумаге?

Предположим, что такая сумма была взыскана с четвертого подряд держателя из 5 человек. Этот четвертый держатель имеет право, в свою очередь, потребовать путем регресса совместно и в отдельности возместить сумму, выплаченную от всех предыдущих держателей, которые ранее одобрили обеспечение. Те, кто фактически возместил сумму четвертому держателю, имеют право подать заявление с аналогичным требованием к своим предыдущим индоссантам. И этот процесс может продолжаться до тех пор, пока спрос не достигнет того, кто изначально ввел безопасность в обращение, что обесценилось. Но это еще не все. 

Ценная бумага, введенная в обращение, может быть дополнительно обеспечена гарантией или гарантией (aval) третьей стороны, не включенной в число индоссантов, или должником-подрядчиком по ценной бумаге, подтверждая согласие на будущее исполнение (принятие). В этом случае авалист и акцептор несут солидарную ответственность (или дочернюю компанию, в зависимости от метода или законодательства о безопасности ) перед всеми предыдущими индоссантами перед конечным индоссантом, представившим документ на исполнение . Закон не запрещает обеспечение исполнения обеспечения в качестве залога, в том числе залога недвижимости (ипотеки). Если в обязательстве залога не предусмотрено иное, держатель залога несет ответственность перед держателем-залогодержателем по дополнительной (дополнительной) процедуре. 

Такая система ответственности для всех, кто передал бумагу, оплатившую полученную выгоду, или обеспечила ее получение, справедливо компенсирует потерю того, кто взял бумагу со скидкой за действительно ценную, повышает уверенность в ротации безопасности в обращении, хотя это тоже абстрактная (безусловная) основа. Возникает вопрос: имеет ли право лицо возместить последующему индоссанту сумму, указанную в требовании по обеспечению (номинальной стоимости), не только адекватную компенсацию, но и компенсацию убытков? Ответ кажется довольно сложным. Бумага, находящаяся в обращении, приобретает реальную рыночную (средневзвешенную, котировочную) стоимость, ориентированную на сумму (или другую материальную выгоду), которую следует получить при исполнении (выкупе бумаги) конечным должником. По нашему мнению, из этой суммы следует определять, по нашему мнению, размер компенсации, то есть размер убытков владельца бумаги, обязательство по которому не исполнено. Но если потерпевший докажет, что его убытки превышают такую ​​сумму, то, как нам кажется, он имеет право требовать компенсации. Подобные потери, например, при обращении правоустанавливающего документа (складского свидетельства, коносамента) могут быть, по нашему мнению, убытками, вызванными неисполнением кредитором своих обязательств по доставке товаров третьим сторонам, включая доказанную упущенную выгоду. 

При предъявлении требования о возмещении убытков следует исходить из того, что обязательство по такой компенсации служит универсальным способом защиты права (привлечение нарушителя права к ответственности), и следует запретить его использование в конкретных случаях. прямо указано законом или соглашением сторон.

Рассмотренные способы обеспечения исполнения применимы только к обороту ордеров на ценные бумаги. Для именных ценных бумаг и ценных бумаг на предъявителя меры безопасности применяются только тогда и те, которые указаны в безопасности. 

В некоторых случаях, предусмотренных законом или содержанием обеспечения, обязательства по обеспечению безопасности лиц, участвующих в обязательствах, вытекающих из обеспечения, могут быть ограничены (запрет на подачу регрессионных требований на регрессы, ограничение таких требований).

Защита прав владельцев (владельцев) ценных бумаг 

Владельцы (держатели) ценных бумаг используют все средства защиты прав, предусмотренные гражданским законодательством.

Владелец имеет право подать иски о возмещении вреда лицам, которые своими незаконными действиями уничтожили ценные бумаги или воспрепятствовали их использованию, кроме того, как правило, можно подать иск о возмещении ущерба в полном объеме. В случае незаконного получения тех преимуществ, которые предоставляются держателям ценных бумаг, даже при невиновности бенефициара, он обязан удовлетворить требование, вытекающее из неосновательного обогащения. 

Одной из форм защиты закона является предъявление претензий держателя непогашенной ценной бумаги регрессору или поставщику.

Защита права законного владельца ценной бумаги может быть сведена к восстановлению права на ценные бумаги в качестве существенного документа. Требования такого рода обычно называют проприетарными методами защиты прав собственности путем восстановления способности полностью осуществлять полномочия собственника как таковые. Это общеизвестные претензии: о признании прав собственности, оправдании и отрицании. 

Судебный процесс, признающий право на ценные бумаги как таковые, не требует включения дополнительного требования о передаче вещи, устранении препятствий для ее свободного использования и распоряжения ею. Сам факт признания возникает либо из-за оспаривания права другим лицом, либо из-за стремления предотвратить возможные нарушения, связанные с недостаточной достоверностью фактов, подтверждающих право. Например, у зарегистрированной ценной бумаги есть расхождения с указанием ее владельца в тексте документа и в документе, удостоверяющем личность.

Вполне возможно подать в суд на владельца безопасности от незаконного владельца. Именно этот способ защиты права собственности на распоряжение или обеспечение на предъявителя предусмотрен в пункте 2 статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан. 

Некоторые примечательные признаки следует отличать от имущественных претензий для защиты права собственности на бездокументарную оборотную запись.

Если предположить, как предположил Ю. Г. Басин, что полномочия такого собственника не распространяются на право собственности, то к этим отношениям не может быть применено требование о восстановлении, буквальное содержание которого направлено на защиту нарушенного права собственности путем передачи вещи от незаконного владельца несобственник. В казахстанских судах были случаи предъявления и даже удовлетворения исковых требований в спорах о законности владения бездокументарными ценными бумагами. Во всех таких случаях имело место явное нарушение названия иска. 

Что касается другого судебного иска, специально направленного на защиту нарушенного права собственности, отрицательного иска, то его применение в рассматриваемых отношениях вполне приемлемо. Более того, он может служить эффективным средством устранения любых ограничений со стороны третьих сторон в использовании или использовании недокументированных оборотных записей, например, устранения препятствий для участия акционера в общем собрании. 

Однако поскольку речь идет о судебном иске о собственности как о способе защиты переданного права собственности, мы должны определить юридические последствия действий лица, которое незаконно передает другому лицу право собственности на недокументированную оборотную запись. Здесь очевидна ситуация, аналогичная той, которая возникла в связи с иском о возмещении убытков, предъявленным добросовестному покупателю подтвержденного имущества. Согласно статье 261 Гражданского кодекса, имущество всегда должно быть изъято у недобросовестного приобретателя, но если приобретатель добросовестен, иск может быть отклонен. Таким образом, добросовестный приобретатель может быть признан владельцем, если имущество вышло из рук первоначального владельца по его воле (пункт 1 настоящей статьи). Другими словами, прямой продавец имущества не может быть владельцем, но добросовестный покупатель, получивший собственность от него, может быть признан владельцем. Здесь мы видим тысячелетнее исключение из общего правила «никто не может передать другому больше прав, чем он имеет». 

Исходя из аналогии, в случаях спора о признании права собственности на недокументированную оборотную запись суд должен признать такое право добросовестным приобретателем, даже если оно было передано ему от лица, которое не имеют право на такую ​​передачу.

Вот пример из практики. Во время приватизации в 1996 году предприятия, преобразованного в акционерное общество для этой цели, в контракт на продажу акций было включено условие Экспресса о том, что оно не будет продавать более 75% этих акций до 2005 года. Однако в 1996 году покупатель продал акции, превышающие этот лимит, Progress (названия компаний условны). Акции в бездокументарной форме в соответствии с правилами были зарегистрированы у приобретателя. Возник спор о законности их приобретения Прогрессом и, следовательно, о возможности их конфискации у приобретателя. Спор по сути сводился к записи с регистратором о том, кто был их владельцем. Мы полагаем, что, поскольку акции были переданы из рук эмитента по его воле, а компания «Прогресс» является их законным приобретателем, эта компания должна быть признана владельцем. Что касается действий компании Express, то только она должна быть подотчетна первоначальному продавцу акций. Таким образом, при рассмотрении спора о признании права собственности на бездокументарную оборотную запись следует учитывать желание продавца передать право собственности на запись его покупателю и добросовестность конечного покупателя записи. учетная запись. 

При разрешении всех споров о признании права собственности на бездокументарную оборотную запись, рассматриваемой как самостоятельно, так и в сочетании с требованием защиты от нарушений, возникает проблема презумпции, аналогичная проблеме определения владельца в спорах о собственности вещи. В последнем случае, как вы знаете, владельцем считается владелец. 

Но выше уже говорилось, что в спорах о праве на запись нет владельца в строгом юридическом смысле. Поэтому в спорах о признании права собственности на данный объект, по нашему мнению, должна применяться презумпция права собственности на того, кто зарегистрирован в надлежащем реестре в качестве фактического владельца. Ему не нужно ничего доказывать в этой части. Напротив, его оппоненту, чтобы добиться признания права, на которое он претендует, необходимо доказать, что регистрационная запись ошибочна или совершена злонамеренно и т. д.

Важным способом защиты прав владельцев (законных владельцев) ценной бумаги является восстановление прав на утерянный документ. Порядок восстановления таких прав при вызове в производство регулируется главой 39 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан.

Но для восстановления прав на бездокументарную оборотную запись эта процедура не применима. Дело в том, что Гражданский процессуальный кодекс, в его точном тексте, применяет вызов только для ордера и предъявителя, но не для именных ценных бумаг. Но такое разделение не может быть в классификации недокументированных оборотных записей. Недокументированные оборотные записи не могут быть предъявителями вообще. Бездокументарный процесс, удостоверяющий право собственности на определенные записи определенным лицам или переданное право записи другим лицам, не вносит каких-либо различий в методы регистрации и определения порядка. И это вызывает определенные текстовые трудности. 

Глава 29 Гражданского процессуального кодекса не разрешает процессуальные действия по восстановлению прав на утраченные именные ценные бумаги, очевидно, полагая, что должен применяться общий порядок признания права и выдачи дубликата утраченного документа. Это вполне возможно при использовании ценной бумаги, содержимое которой защищено традиционным бумажным носителем, но когда носитель дематериализован, правообладатели и акты передачи прав как на именные, так и на ценные бумаги (в обычной терминологии) устанавливается одинаково, и выдача дубликата, эквивалентного по юридической силе утраченной зарегистрированной ценной бумаге, невозможна. 

Выход только один: в случае потери зарегистрированной ценной бумаги, выпущенной в бездокументарной (дематериализованной) форме, она может быть восстановлена ​​так же, как и утерянная бездокументарная бумага.

Заключение

Главная особенность денег как объекта гражданских прав состоит в том, что, являясь универсальным эквивалентом, они могут заменить практически любой другой объект имущественных отношений, который носит платный характер.

Специфическим объектом гражданских прав являются безналичные деньги. Мы считаем, что безналичные деньги это не что иное, как право клиента требовать банк. Это право является обязательным. 

Ценность обеспечения проявляется в подтверждении, закреплении и передаче возможности распоряжения объектами и правами. Признание ценной бумаги в качестве объекта права собственности (или другого права, например, залога) по существу означает признание права собственности (или другого права) на объект, обозначенный ценной бумагой. 

С точки зрения увеличения оборота и обеспечения условий защиты от возможных незаконных действий предыдущих держателей закон (статья 130 Гражданского кодекса) делит ценные бумаги на именные, именные и на предъявителя ценные бумаги. 

Эмитент размещает государственные и негосударственные ценные бумаги.

По выполняемым функциям все ценные бумаги также можно разделить на несколько групп:

  1. расчет (например, чеки);
  2. кредит (например, векселя, облигации);
  3. правоустанавливающие документы (например, складские сертификаты, коносаменты);
  4. инвестиции (акции, облигации).

Кажется, несмотря на исключение правила о выделении векселей в ценные бумаги из текста Гражданского кодекса, вексель был и остается разновидностью ценных бумаг.

Облигация это долговое обязательство наряду с векселем и чеком.

Коносамент это ценная бумага, которая выражает право собственности на определенный предмет, указанный в нем.

Согласно ст. 139 «Акция считается ценной бумагой, удостоверяющей право ее владельца (акционера) на получение части чистого дохода акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на его часть» имущества, оставшегося после его ликвидации». 

Расширение обращения бездокументарных ценных бумаг ставит вопрос об их правовой природе. Ю.. Г. Басин предлагает такое определение этого понятия: «бездокументарная оборотная запись это установленная и зарегистрированная электронная запись о владении определенным правом конкретным лицом, которая дает ему возможность осуществлять права, предусмотренные записать и передать это право другим лицам». Определение Конечно, противоречиво, но необходимость его развития кажется неоспоримой. 

Это общие правила, которые определяют правовой режим ценных бумаг и направления для желаемого разъяснения такого режима, которые подходят для повышения эффективности использования ценных бумаг.