Брачный договор в международном частном праве

Предмет: Семейное право
Тип работы: Реферат
Язык: Русский
Дата добавления: 12.01.2019

 

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете найти много готовых рефератов по семейному праву:

 

Много готовых рефератов по семейному праву

 

Посмотрите похожие темы возможно они вам могут быть полезны:

 

Семейные отношения в международном частном праве
Преступления против семьи и несовершеннолетних: особенности квалификации и назначения наказания
Французское брачно-семейное право по французскому гражданскому кодексу 1804 г.
Проявление отцовства без брака на основе суррогатного материнства


Введение:

Общепринято, что область брачно-семейных отношений не полностью, а лишь частично входит в объект регулирования международного частного права. Это объясняется тем, что брачно-семейные отношения имеют не только гражданско-правовую, но и административно-правовую природу.

А превалирующей в доктрине международного частного права является сегодня позиция, согласно которой объектом международного частного права могут быть только гражданско-правовые отношения международного характера. Из этого следует, что отношения, выходящие за рамки гражданско-правовых, уже будут регулироваться не международным частным правом, а нормами других отраслей права.

К таким отношениям можно отнести порядок государственной регистрации актов гражданского состояния, порядок и сроки хранения книг государственной регистрации и аналогичные отношения, которые имеют административно-правовой характер и регулируются исключительно нормами национального права, хотя традиционно рассматриваются при изучении вопросов семейного права.

Итак, международное частное право регулирует только те отношения из области брачно-семейных, которые имеют гражданско-правовую природу.

Сразу следует обратить внимание на то, что четкой дифференциации институтов на имеющие публично-правовую и частноправовую природу в семейном праве не существует.

К брачно-семейным отношениям в международном частном праве относят вопросы заключения и расторжения брака, признания брака недействительным, определения режима имущества между супругами, регулирования алиментных обязательств, усыновления и связанные с ними другие вопросы (например, взаимоотношения в приемной семье) при условии, что указанные отношения имеют международный характер.

Характеризуя область брачно-семейных отношений, нельзя не отметить такой отличающий ее признак, как преобладание в каждом государстве правовых норм, имеющих свои давние исторические и религиозные корни, наличие обычаев, традиций, правил вежливости, нравственных, моральных и бытовых норм, одним словом, все те социальные регуляторы, которые отражают специфику каждой народности и определенной общности людей.

Именно это обстоятельство и является препятствием для унификации материальных и даже (хотя в значительно меньшей степени) коллизионных норм в семейном праве.

Понятие и правовая характеристика брачного договора в международном частном праве

Теме брачного договора в международном частном праве большое внимание уделяет Т.Ю. Селезнева.

Вызывает интерес также монография Я И Функа "Брачный договор Имущественные отношения супругов, их участие в хозяйственных обществах и товариществах", в которой автор раскрывает проблемы данного правового института на основе сравнительного анализа российского и белорусского права.

Вместе с тем, несмотря на определенные наработки, в отечественной доктрине остаются практически не исследованными традиционные механизмы международного частного права, а именно коллизионное регулирование применительно к брачному договору с иностранным элементом.

Брачный договор - это договор, регулирующий взаимоотношения между супругами. Традиционной целью заключения брачного договора является решение вопросов в таких областях семейной жизни, как имущество и дети. Нельзя недооценивать очень большой психологической нагрузки, которую несет процесс обсуждения и заключения брачного договора. Период, предшествующий заключению брака, и первые годы после этого окрашены в яркие тона романтических отношений и ожиданий от совместной жизни.

Поэтому строить любовь на договоре в нашей культуре как-то неудобно и неприлично.

Институт брачного договора, распространенный во многих странах мира, имеет своим содержанием установление режима собственности супругов, а в случаях, допускаемых диспозитивными нормами законодательства, - его изменение.

В разных странах этот институт обладает своей спецификой, но суть его всюду одна, предоставление вступающим в брак возможностей отступления от того режима супружеского имущества, который предусмотрен в праве данной страны и автоматически начинает действовать с момента заключения брака при отсутствии договора. В большинстве случаев супруги достаточно свободны в выборе варианта, которому будут подчиняться их имущественные отношения. Единственным ограничением выступает обязательность его непротиворечия требованиям закона, действующего в стране.

Подчинение имущественных отношений режиму, согласованному между обоими супругами, представляет бесспорное завоевание современного этапа развития брачно-семейных отношений. В этом плане достаточно указать, что по праву ряда мусульманских государств имущественные отношения иногда рассматриваются в качестве вопроса личного статуса и подчиняются закону, регулирующему брак.

Так, в силу ч.1 ст.12 ГК Алжира применим личный закон мужа, действовавший в момент заключения брака, а раздел имущества в рамках расторжения брака подчиняется на основании ч.2 его ст.12 закону гражданства мужа, действовавшему в момент подачи искового заявления.

В некоторых обстоятельствах сделки имущественного характера индийской замужней женщины, совершенные ею в соответствии с положениями Закона о договорах 1872 г., и касающимися договорных отношений, судебными прецедентами могут обязывать не ее, а мужа (например, в случаях острой необходимости осуществить обеспечение заемных обязательств мужа и т.п.).

Вместе с тем нельзя не подчеркнуть, что в восточных странах еще с конца XIX века существовали предпосылки для закрепления в праве раздельной собственности супругов. В частности, индийский Закон III о собственности замужней женщины 1874 г. зафиксировал для индуистских, мусульманских, буддистских, сикских и джаин браков принцип раздельности имущества замужней женщины и провозгласил, что заработная плата, доходы, приобретенные ею в результате трудового найма, профессиональной деятельности, торговли или занятий науками, искусством, ремеслами и т.д., принадлежат ей на праве раздельной собственности.

В то же время, если супруги оговорят в брачном контракте, что их имущество будет разделено, то каждый из них сохраняет за собой управление, пользование и свободное распоряжение своим собственным имуществом.

Не случайно поэтому в законодательстве некоторых государств, особенно исповедующих дуализм гражданского права, предусматриваются специальные правила, четко регламентирующие права физических лиц - коммерсантов в сфере торговой деятельности, когда это связано с супружеским имуществом.

"Если торговая деятельность, - говорится в ст.6 Торгового кодекса Испании - осуществляется лицом, состоящим в браке, то риски по результатам этой деятельности распространяются на собственное имущество данного супруга и на имущество, приобретенное на доходы от торговой деятельности. Для использования в торговой деятельности совместного имущества супругов, необходимо согласие обоих супругов".

Новое семейное законодательство РФ предоставляет возможность супругам самостоятельно определить свои имущественные права и обязанности в период брака и на случай его расторжения. В современных условиях, когда в составе имущества супругов может быть недвижимость, средства производства, правовое регулирование их имущественных отношений часто требует иных решений, чем те, которые предусмотрены общими нормами семейного законодательства о правовом режиме имущества супругов, что и достигается заключением между ними брачного договора.

Содержанием брачного договора является установление того или иного правового режима имущества супругов. Индивидуальное право собственности какого-либо из них на имущество, закрепленное в договоре, не может препятствовать включению в него положений о выделении второму супругу ренты на данное имущество и пр.

В том же договоре может быть предусмотрено и решение вопросов наследования, с той лишь оговоркой, что положения соглашения не могут отменять обязательных требований действующего законодательства в соответствующей области (например, об обязательной доле в наследстве нетрудоспособного супруга, несовершеннолетних детей, детей-инвалидов и лиц иных категорий).

Альтернативой режиму общности имуществ супругов, которую можно избрать для установления в договоре, объективно выступает принцип раздельности. Однако супруги могут установить ограниченный режим общности либо скомбинировать раздельность и общность в зависимости от видов и характера имуществ. В ряде случаев брачные договоры подлежат регистрации (например, в торговых реестрах, когда это касается коммерсантов). Так, ст.12 ТК Испании устанавливает, что брачные договоры, надлежащим образом зарегистрированные в Торговом реестре, могут включать условия, отличные от предусмотренных в предшествующих его разделах. Стороны вправе также предусмотреть в брачном договоре формы управления совместным и раздельным имуществом, определить порядок его осуществления.

Однако наличие договорной свободы не наделяет супругов правом изменять императивные, т.е. обязательные нормы, предписанные законодательством, соблюдения которых нельзя обойти, и, кроме того, включать в него ряд других требований, относящихся к семейным отношениям или личным правам.

Так, в числе подобного рода примеров необходимо указать на недопустимость определения в брачном договоре стороны, с которой будут проживать дети в случае развода, или обусловливание последствий для виновного в эвентуальном разводе супруга в том, что касается необходимости получения разрешения другого супруга на свидание с детьми, согласие на вторичный (последующий) брак, изменение местожительства и т.д.

Согласно Семейному кодексу РФ супруги обязаны материально поддерживать друг друга. Такая обязанность возлагается только на лиц, состоящих в зарегистрированном браке. Супруги имеют право заключить оглашение о предоставлении содержания. Условия, порядок и размер содержания, предоставляемого одним из супругов другому, определяются этим оглашением. Положение об уплате супругу алиментов также может быть включено в брачный договор.

При отказе от такой поддержки и отсутствии оглашения между супругами об уплате алиментов в предусмотренных законодательством случаях один из супругов имеет право требовать от другого, обладающего необходимыми для этого средствами, предоставления алиментов судебном порядке.

В соответствии с п.2 ст.161 СК при заключении брачного договора или оглашения об уплате алиментов друг другу супруги, не имеющие общего гражданства или совместного места жительства, могут избрать законодательство, подлежащее применению для определения их прав и обязанностей по брачному договору или по соглашению об уплате алиментов.

В случае, если супруги не избрали подлежащее применению законодательство, к брачному договору или соглашению об уплате алиментов применяются положения п.1 ст.161 Семейного кодекс РФ. Это значит, что, например, при оставлении брачного договора супруги могут условиться, что их права и обязанности будут определяться не тем законодательством, на которое указывают коллизионные нормы российского СК, а каким-либо иным.

Например, если брачный договор заключают супруги, один из которых проживает в России, а другой в Германии, но ранее они жили совместно в России, то согласно п.1 ст.161 СК их права и обязанности по брачному договору должны были бы подчиняться российскому законодательству как законодательству страны последнего совместного места жительства. Но при соответствующей договоренности супругов их права и обязанности по брачному договору могут подчиняться германскому праву или праву какого-либо другого избранного ими иностранного государства. В этом случае коллизионная норма п.1 ст.161 СК применяться не будет. Следует иметь в виду, что согласно п.2 ст.161 СК право избрания применимого права принадлежит не всем супружеским парам, а лишь тем, которые не имеют общего гражданства или совместного места жительства.

Если будет установлено, что применение норм избранного иностранного семейного права противоречит основам правопорядка России, возможно ограничение его применения (ст.167 СК). Статья 161 СК не говорит о форме избрания сторонами законодательства. Следовательно, в этих случаях должны применяться соответствующие коллизионные правила о форме сделки, содержащиеся в ст.1209 ГК РФ, и общие нормы о форме брачного договора. Заключаемые в России соглашения супругов об избрании законодательства могут быть включены в сам текст брачного договора (соглашения об уплате алиментов) либо образовывать отдельные документы. Соглашение, как и сам брачный договор (соглашение об уплате алиментов), излагается в письменной форме и требует нотариального удостоверения.

Если выбор супругами законодательства осуществляется за пределами России, достаточно того, что он был оформлен согласно требованиям соответствующего иностранного государства. Однако выбор российского законодательства не может быть признан недействительным вследствие несоблюдения формы, если соблюдены его требования.

Решая в определенных случаях вопрос о форме соглашений супругов подчинения брачного договора законодательству того или иного государства, следует иметь в виду и коллизионные нормы ст.1209, 1213 ГК о том, что форма сделок и содержание договоров по поводу недвижимого имущества, находящегося в России, подчиняются российскому праву.

Таким образом, брачный договор - это договор, регулирующий взаимоотношения между супругами. Традиционной целью заключения брачного договора является решение вопросов в таких областях семейной жизни, как имущество и дети.

Институт брачного договора, распространенный во многих странах мира, имеет своим содержанием установление режима собственности супругов, а в случаях, допускаемых диспозитивными нормами законодательства, - его изменение.

В разных странах этот институт обладает своей спецификой, но суть его всюду одна, предоставление вступающим в брак возможностей отступления от того режима супружеского имущества, который предусмотрен в праве данной страны и автоматически начинает действовать с момента заключения брака при отсутствии договора.

Сравнительный правовой анализ отечественного и зарубежного опыта брачно-договорных отношений в международном частном праве

Как отмечают белорусские юристы, занимающиеся новым институтом брачно-семейного права, введение института брачного договора в белорусское законодательство имело немало противников, искренне полагавших, что имущественные договоры между супругами (особенно в начале семейной жизни) - это не что иное, как опошление личных искренних чувств, союз по расчету.

Психологи предостерегают, что при заключении брачного договора существует опасность эффекта прогнозирования, поскольку в договоре супруги предусматривают возможность расторжения брака. Мы же, наоборот, привлечем внимание к огромному положительному психологическому эффекту брачного договора. Супруги с самого начала серьезно относятся к совместной жизни и устанавливают взаимоприемлемые правила, применение которых ни для кого не будет неожиданностью. В результате каждый шаг, который может повлиять на брак, каждый из супругов будет совершать при четком осознании его цены Важной психологической составляющей брачного договора является также ликвидация определенной правовой неграмотности.

До возникновения спорной ситуации супруги узнают, каким образом разногласия между ними будут урегулированы. Ведь лица, вступающие в брак, в очень редких случаях утруждают себя знакомством с Кодексом о браке и семье.

Ну а с брачным договором каждый считает необходимым обязательно ознакомиться Таким образом, при заключении брачного договора не будут возникать ситуации, когда мудрый муж, пользуясь своей осведомленностью о лазейках в брачно-семейном законодательстве, оставляет все имущество после развода себе, поскольку его супруга, никогда не работавшая и все силы отдававшая мужу и детям, лет 20 наивно полагала, что имущество наживалось совместно.

Более того, на наш взгляд, брачный договор не только не опошлит область искренних чувств, но и добавит нежности и романтики в отношения.

Ведь молодые люди, вступая в брак, начинают строить свой дом, свое общее пространство, и наряду с проблемами "А где и как мы будем жить?" возникает вопрос "А ты меня не бросишь?" Положения брачного договора могут быть таким же строительством общего дома, как приобретение общей квартиры.

Например, упрочить свои позиции в браке супругу, который не очень уверен в каких-либо качествах своей половины, помогут положения брачного договора об особенностях раздела имущества в зависимости от того, по чьей инициативе расторгается брак. 

В Беларуси подобные положения брачного договора помогут дисциплинировать мужей. Неработающим женам целесообразно также подумать о включении в брачный договор такого положения.

Болезненным вопросом расторжения брачных отношений является судьба детей. Не секрет, что бывшие жены склонны спекулировать отцовскими чувствами бывших мужей, так как дети в большинстве случаев после развода остаются с матерью.

Мужчины (как известно основной мотивацией вступления в брак для них является продолжение рода) могут определить для себя гарантии развития сценария брачно-семейных отношений, включив в брачный договор следующие положения.

Таким образом, по обоюдному желанию супруги могут гибко конструировать условия своей совместной жизни. Это очень важно при изменении имущественного положения обоих супругов или, что бывает чаще, одного из них (карьерный рост, успехи в бизнесе).

Институт брачного договора появился в белорусском праве совсем недавно Его материально-правовое регулирование ограничивается в настоящий момент довольно незначительным количеством нормативных актов К основным из них относятся Кодекс Республики Беларусь о браке и семье (далее - КоБС), а также указание о порядке нотариального удостоверения брачного договора, утвержденное приказом Министерства юстиции Республики Беларусь от 15 ноября 1999 г.

Что касается коллизионно - правового регулирования, то ни в разделе VII Гражданского кодекса Республики Беларусь, ни в разделе VI КоБС специальных коллизионных норм по брачному договору нет.

В национальных браках, т.е в браках между гражданами Республики Беларусь, заключаемых в Республике Беларусь, практика заключения брачных договоров пока не получила широкого распространения. В иностранных государствах, наоборот - брачный договор не является такой уж редкостью Причем к нему прибегают не только богатые супруги, которым есть что делить, но и представители среднего класса.

Это объясняется тем, что правовой институт брачного договора в иностранных государствах существует довольно давно и супруги осведомлены о наличии такой правовой гарантии мирного расставания.

Таким образом, наибольший интерес с правовой точки зрения в настоящий момент в Республике Беларусь представляют брачные договоры с иностранным элементом. Поскольку понятие "брак с иностранным элементом" может включать самые разные ситуации (в зависимости от национальности супругов и места совершения брака), то и брачный договор может сопровождаться связью с иностранным правопорядком различными способами.

Можно предположить, что наиболее распространенной является ситуация, когда гражданка Республики Беларусь заключает брачный договор с гражданином иностранного государства. Вместе с тем, не исключены и такие ситуации, когда граждане Республики Беларусь, постоянно проживающие за границей, заключают брак и брачный договор по иностранным законам.

Предметом договора являются достигнутые между супругами соглашения, если они не противоречат законодательству о браке и семье (ст.13 КоБС). Таким образом, белорусский суд, рассматривая брачный договор с иностранным элементом, применяя иностранное право, оценивая действительность договора, как минимум, может прийти к выводу о необходимости применения таких механизмов международного частного права, как оговорка о публичном порядке, обход закона и императивные нормы. Тем более, что в абзаце 1 статьи 237 КоБС четко сформулирована оговорка о публичном порядке в брачно-семейных отношениях.

Право иностранных государств, предусматривающее большую свободу в отношении содержания брачного договора, может касаться таких вопросов, как: распределение обязанностей по ведению домашнего хозяйства, выполнение супружеских обязанностей, ответственность за измену. Вряд ли можно признать, что подобные условия соответствуют правовой конструкции брачного договора в Республике Беларусь.

Правовой анализ первой проблемы предполагает применение общих коллизионных норм о сделках по аналогии. В условиях пробелов правового регулирования, оставляющих свободу усмотрения, белорусский суд может применить положения статей ГК: 1116 (форма), 1124 (автономия воли), 1125 (содержание). Однако брачный договор как правовой институт семейного права регулирует отношения, имеющие яркую морально-нравственную окраску.

Поэтому вряд ли можно отождествлять его с обычными сделками. Более целесообразным, на наш взгляд, является применение открытой коллизионной привязки в пункте 3 статьи 1093 ГК: "право, наиболее тесно связанное с гражданско-правовыми отношениями, осложненными иностранным элементом".

При решении коллизионных вопросов брачного договора следует учитывать интенсивность привязки. Иначе, если по национальности (гражданству или постоянному месту жительства), совместному месту жительства, месту нахождения имущества, месту заключения брака и т.д. отношения связаны с иностранным государством, то нет особых оснований применения к брачному договору белорусского права.

Брачный договор как нельзя лучше свидетельствует о наличии пробелов в международном частном праве Республики Беларусь по вопросам брачно-семейных отношений. Очень трудно ответить на вопрос: насколько в белорусской юрисдикции позволены оговорки о выборе применимого права в брачном договоре. Коллизионное право большинства стран Западной Европы (например, право Германии) это позволяет.

Правда, право на автономию воли зачастую сопровождается строгими формальными требованиями, в частности, условием о нотариальном удостоверении соглашения о выборе права в брачном договоре. Сложно представить, каким образом белорусский суд отнесется к брачному договору, составленному согласно нормам иностранного права, да еще и с оговоркой о применимом праве. По пункту 2 статьи 1093 и статьи 1124 ГК Республики Беларусь такая возможность существует для договоров вообще. В отношении же брачного договора можно порекомендовать исходить из правила интенсивности коллизионной привязки.

Наконец последняя из обозначенных проблем - форма брачного договора. Наверное, особых коллизий она на практике не вызовет. Во-первых, потому что в праве большинства государств выдвигаются строгие формальные требования к брачному договору. Во-вторых, брачный договор - это очень важный и осмысленный шаг, на который идут супруги, поэтому они сами, независимо от правовой осведомленности, пожелают совершить процедуры нотариального удостоверения. Вместе с тем, в тех случаях, когда коллизионный вопрос о форме все же возникнет, принцип место совершения, содержащийся в статье 1116 ГК Республики Беларусь, может быть применен с учетом интенсивности привязки.

Источниками коллизионного регулирования могут быть также договоры о правовой помощи Республики Беларусь с другими странами. В большинстве из них есть коллизионные нормы. Они определяют выбор права государств-участников. Коллизионные нормы договоров о правовой помощи Республики Беларусь по договорам содержат несколько отличное регулирование от положений ГК Республики Беларусь.

Как для формы, так и для прав и обязанностей сторон они предполагают применение права по месту совершения. Например, такие правила содержатся в статьях 42 и 44 Кишиневской конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, заключенной между государствами - участниками СНГ в 2002 г.

Учитывая принцип приоритета международных договоров над национальным правом можно сделать вывод о том, что условия брачного договора между гражданином Республики Беларусь и гражданином Российской Федерации должны оцениваться по праву государства, где был заключен такой договор. Это может оказаться особенно интересным в свете имеющихся разногласий. По Семейному кодексу Российской Федерации предметная область брачного договора ограничивается исключительно имущественными правоотношениями супругов, а по КоБС Республики Беларусь супруги могут предусмотреть условия, регламентирующие сферу личных неимущественных отношений право на фамилию, право на выбор места жительства, права и обязанности по отношению к детям.

Выводы: надо полагать, что вопросы брачного договора получат дальнейшую регламентацию в праве Республики Беларусь. Желательно, чтобы при этом была учтена необходимость совершенствования коллизионного регулирования как в национальных законах, так и в международном праве. В рамках Гаагской конференции по международному частному праву были заключены несколько конвенций, затрагивающих вопросы брачного договора К таковым относится Гаагская конвенция о праве, применимом к режиму имущества супругов 1978 г.

На ее положения Республика Беларусь могла бы ориентироваться при совершенствовании коллизионного права.

Дальнейшая выработка унифицированных положений в регулировании брачно-семейных отношений на международном уровне

Унификация представляет собой процесс, направленный на создание единообразных норм права. Наиболее остро вопрос о необходимости унификации стоит в сфере коллизионно-правового регулирования, поскольку наличие иностранного элемента в правоотношениях одновременно затрагивает правовое поле нескольких государств.

Унификация права в рассматриваемой области происходит достаточно медленно из-за существенного различия материально-правового регулирования семейных отношений в законодательстве зарубежных стран следствием чего может стать возникновение хромающих отношений, формально действительных в одном государстве и недействительных по законам другого.

Такое положение не может удовлетворять ни доктрину, ни правоприменительную практику, поэтому главной задачей сближения законодательства является регулирование коллизионных вопросов таким образом, чтобы отношения сторон были признаны действительными повсеместно.

В силу того что в области семейных отношений недостижима полная унификация материальных норм, особое внимание в данной сфере необходимо уделить унификации коллизионно-правового регулирования.

В настоящее время на уровне СНГ действуют два документа, которые содержат положения на уровне применимом к брачно-семейным отношениям: Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семенным о уголовным делам 1и 93 г.8 (далее - Минская конгенция), а также Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г.

Как свидетельствует правоприменительная практика, Минская конвенция сыграла позитивную роль в разрешении коллизионных вопросов в сфере брачно-семейных отношений. Вместе с тем изменившиеся отношения между государствами - участниками СНГ, а также развитие в них собственного законодательства (в том числе семейного) требовали разработки нового международного договора, отвечающего современным реалиям. 7 октября 2002 г. была подписана Кишиневская конвенция.

Можно только сожалеть, что коллизионные нормы в области семейных отношений, закрепленные в Минской конвенции, практически неизменно воспроизведены в Кишиневской конвенции (исключение составляют коллизионные привязки применительно к правоотношениям по установлению и оспариванию отцовства или материнства, а также усыновлению).

Отдельные положения указанных Конвенций содержат спорные моменты, о чем свидетельствуют направленные в Экономический Суд СНГ запросы о толковании некоторых норм, закрепленных в конвенциях.

Недостатком рассматриваемых региональных соглашений является отсутствие, во-первых, новейших институтов брачно-семейного права: брачный договор, соглашение об алиментах, суррогатное материнство, во-вторых, применяемых в мировой практике прогрессивных формул прикрепления (например, право наиболее тесной связи), в-третьих, дифференцированных коллизионных норм, позволяющих учесть конкретные фактические обстоятельства. В доктрине высказывается мнение относительно того, что применение гибких коллизионных формул прикрепления в области брачно-семейных отношений является не только целесообразным, но и необходимым с точки зрения всесторонности и адекватности правового регулирования.

Следовательно назрела необходимость пересмотреть подходы к коллизионно-правовому регулированию брачно-семейных отношений на региональном уровне с учетом объективных реалий и современных тенденций, а также законодательного опыта других региональных объединений, например Европейского союза (далее - ЕС).

Целесообразно разработать комплексный международный договор, регулирующий совокупность брачно-семейных отношений с иностранным элементом - Конвенцию о праве, подлежащем применению к брачно-семейным отношениям (далее - Конвенция).

В сферу применения данной Конвенции должны входить отношения, вытекающие из брака, родства, усыновления и свойства.

Н.И. Марышева отмечает, что привязки в коллизионных нормах семейного права отличаются большой сложностью, а специфика семейных отношений вынуждает законодателя быть осторожным при выборе привязок, в особенности применительно к отношениям, затрагивающим личность человека.

Поскольку в этой области, как и в вопросах личного статуса по гражданским делам, применяется обычно личный закон каждого из участников отношения, представляется необходимым включить в Конвенцию положение, определяющее личный закон физического лица. Учитывая внутреннее регулирование государств - участников СНГ в данной сфере, под личным законом физического лица целесообразно считать право государства, гражданином которого это лицо является, для лица без гражданства - право государства, в котором это лицо постоянно проживает, беженца - право государства, предоставившего убежище. В определении личного закона данных категорий лиц мы не видим разночтений в различных государствах. Однако личный закон физического лица, имеющего два и более гражданства, по-разному регулируется в национальном праве государств, входящих в состав СНГ. Например, в соответствии с ч.3 ст.156 Семейного кодекса (далее - СК) Российской Федерации при наличии у лица гражданства нескольких иностранных государств применяется по выбору данного лица законодательство одного из этих государств.

Согласно ч.2 ст.16 Закона Украины о международном частном праве (далее - Закон Украины), ст.9.1 Закона Азербайджанской Республики о международном частном праве, п.1 ст.1103 Гражданского кодекса Республики Беларусь личным законом лица, которое имеет два и более гражданства, является право государства, с которым лицо наиболее тесно связано.

Представляется, что подход, закрепленный в праве Азербайджана, Беларуси и Украины, является наиболее оптимальным, так как во внимание принимается не только желание лица (т.е. субъективный фактор), но и объективная реальность - наличие связи лица с конкретным государством (например, могут учитываться такие факторы, как постоянное место жительства или осуществление основной деятельности на территории определенной страны).

В законодательстве ряда стран допускается распространение автономии воли сторон на семейные правоотношения. В государствах - участниках СНГ нет единого подхода к данной проблематике. В одних государствах, среди которых Азербайджанская Республика, Республика Армения, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан и Украина, в установленных законом случаях супруги могут самостоятельно избрать применимое право к определенному кругу правоотношений. В других странах, например Республике Беларусь, брачно-семейные отношения регулируются императивными коллизионными нормами. На наш взгляд, принимая во внимание некоммерческий характер брачно-семейных отношений, а также большую вероятность наличия сверхимперативных норм в праве государств, с которыми рассматриваемые отношения имеют тесную связь, на правоотношения, связанные с расторжением брака, брачным договором, договором суррогатного материнства, соглашением об уплате алиментов следует распространить действие ограниченной автономии воли сторон.

Национальное законодательство ряда государств, среди которых Азербайджанская Республика, Республика Армения, Кыргызская Республика, Республика Молдова, Российская Федерация, Республика Таджикистан и Украина, содержит коллизионное регулирование брачного договора.

Национальное право большинства государств - участников СНГ, во-первых, имеет специальное коллизионное регулирование брачного договора, во-вторых, допускает ограниченную автономию воли сторон при выборе применимого права к брачному договору, в-третьих, в качестве основных формул прикрепления закрепляет иерархически выстроенный ряд коллизионных привязок.

На наш взгляд, в Конвенции право на заключение брачного договора должно быть предоставлено не только супругам, но и лицам, вступающим в брак, так как национальное законодательство стран СНГ допускает заключение брачного договора до заключения брака (ст.38.1 СК Азербайджанской Республики, ст.27 СК Республики Армения, ч.3 ст.13 КоБС Республики Беларусь, ст.38 ЗоБС Республики Казахстан, ч.1 ст.44 СК Кыргызской Республики, ст.27 СК Республики Молдова, ст.40 СК Российской Федерации, ст.40 СК Республики Таджикистан, ст.29 СК Республики Узбекистан, ч.1 ст.92 СК Украины).

Выбор к брачному договору применимого права лицами, не связанными брачными узами, не будет противоречить правовой природе такого договора, поскольку он вступает в силу со дня регистрации заключения брака.

Представляется, в Конвенции следует предоставить сторонам брачного договора право самостоятельно избирать в качестве применимого права их общий личный закон, право государства общего места жительства или в отношении недвижимого имущества - право места нахождения этого имущества. В доктрине высказывается мнение о целесообразности ограничения выбора права к рассматриваемым отношениям только законодательством тех стран, с которыми у лиц, заключающих брачный договор, имеется реальная правовая связь. Искусственность сделанного выбора может затруднить признание брачного договора за границей. Наличие связи вступающих в брак лиц или супругов с правом определенного государства позволит также избежать злоупотребления выбора права государства, в котором закреплены более благоприятные условия в отношении прав и обязанностей по брачному договору, но с которым стороны брачного договора не имеют связи.

Особый вопрос ставит законодательство некоторых государств, которые допускают регулирование брачным договором не только имущественных, но и личных неимущественных отношений супругов. Следует ограничить сферу применения автономии воли сторон в брачном договоре вопросами имущественного характера.

Заключение

Брачный договор - это договор, регулирующий взаимоотношения между супругами. Традиционной целью заключения брачного договора является решение вопросов в таких областях семейной жизни, как имущество и дети.

Институт брачного договора, распространенный во многих странах мира, имеет своим содержанием установление режима собственности супругов, а в случаях, допускаемых диспозитивными нормами законодательства, - его изменение.

В разных странах этот институт обладает своей спецификой, но суть его всюду одна, предоставление вступающим в брак возможностей отступления от того режима супружеского имущества, который предусмотрен в праве данной страны и автоматически начинает действовать с момента заключения брака при отсутствии договора.

Надо полагать, что вопросы брачного договора получат дальнейшую регламентацию в праве Республики Беларусь. Желательно, чтобы при этом была учтена необходимость совершенствования коллизионного регулирования как в национальных законах, так и в международном праве. В рамках Гаагской конференции по международному частному праву были заключены несколько конвенций, затрагивающих вопросы брачного договора К таковым относится Гаагская конвенция о праве, применимом к режиму имущества супругов 1978 г.

На ее положения Республика Беларусь могла бы ориентироваться при совершенствовании коллизионного права.

Унификация представляет собой процесс, направленный на создание единообразных норм права. Наиболее остро вопрос о необходимости унификации стоит в сфере коллизионно-правового регулирования, поскольку наличие иностранного элемента в правоотношениях одновременно затрагивает правовое поле нескольких государств. Целесообразно разработать комплексный международный договор, регулирующий совокупность брачно-семейных отношений с иностранным элементом - Конвенцию о праве, подлежащем применению к брачно-семейным отношениям.