Ирвинг Ленгмюр

Ирвинг Ленгмюр

Американский химик Ирвинг Ленгмюр (1881-1957) родился в Нью- Йорке, в Бруклине. Он был третьим ребенком в семье Чарльза и Сэйди (Каминг). Отец его, шотландец по происхождению, работал страховым агентом, а род его матери восходил к первым английским переселенцам-пуританам, которые высадились на землю Северной Америки с корабля «Мейфлауэр» в 1620 г. Получив два образования – химическое и по математической физике, посвятил свою жизнь фундаментальным научным исследованиям. В основе его первого крупного вклада в науку лежали исследования, проведенные им в ходе подготовки докторской диссертации. Они касались характеристик нитей по их способности гореть в различных газах. Через три года после того, как начал работать в компании «Дженерал электрик», он оспорил общеприня- тое среди инженеров-электриков представление о том, что безукоризненная лампа получается благодаря безукоризненному вакууму. Вместо этого он доказал, что если колба электрической лампы наполнена азотом, то лампа светит сильнее и ярче, чем любая другая. Как скоро в 1909 году в первый раз приехал в Скенектеди, он имел очень неясное понятие о том, будто ему вслед за тем светит работать. «Как скоро я стал действовать в лаборатории, – писал грамотей позже, – я нашел, будто вслед за тем еще более «отвлеченной свободы», ежели в всяком институте». «Как скоро я в первый раз пришел в «Дженерал электротехник» в 1909 году, – продолжил грамотей, – крупная дробь служащих лаборатории была поглощена работой над выплавкой вольфрамовой нити». Так как докторская диссертация была приурочена к газам. Он выложил намерение, будто одной из обстоятельств неудач с вольфрамовой нитью считается излишнее численность газа, остававшееся в сплаве при ее производстве. Он объявил Уитни, будто ему бы хотелось заняться конкретно данной неувязкой. «Посреди инженеров?электриков было мировоззрение, будто, ежели бы разрешено было нарастить вакуум в лампе, лампочка стала бы действовать существенно лучше… Но я никак не знал, как достигнуть наибольшего разрежения, и заместо данного внес предложение выучить негативное деяние газа, заполняя газами лампу. Я полагался, будто таковым образом так отлично выучу действие газа, будто смогу экстраполировать по никакого давления газа и тем наиболее предречь, никак не устанавливая на самом деле опыта, как улучшится служба лампы при безупречном вакууме». Опосля 3-х лет работы , в конце концов, сумел ратифицировать, будто вольфрамовая нить владеет направленность эмитировать электроны в численности, зависящем лишь от ее температуры и никак не зависящем от численности газа в лампе. Следственно, мысль безупречного вакуума для безупречной лампы неверна. Этак, в конце концов, пошел назло всем установившимся представлениям. Он заполнил лампу азотом. Исходя из итогов такого ведь изучения деяния газов на раскаленную нить, сумел предречь, будто триоды де Фореста станут действовать с неслыханной чувствительностью, ежели получится сотворить в их вакуум, кой, как как скоро?то считали инженеры, был нужен для обыденных осветительных ламп. Более принципиальный итог изучения нити накаливания возник на свет случаем. Чувствуя дееспособность вольфрамовых нитей эмитировать электроны, он случаем брал нить, произведенную для какой-никакой?то особенной цели. В испытательном установке научного работника данная нить истока эмитировать электроны в дотоле диковинном численности. Оказывается, будто данная вольфрамовая нить была пропитана окисью тория. Как скоро продолжил надзор, он нашел, будто нить работает лучше только, ежели она покрыта слоем тория никак не толще, нежели в 1 молекулу. «Я начал действовать в лаборатории «Дженерал электротехник» в 1909 году над действом высочайшего вакуума в лампах с вольфрамовой нитью и стал гипнотизировать в баллон лампы разные газы, чтоб узреть, будто случится, элементарно из-за ублажения собственного любопытства. Я заполнил баллон азотом, водородом и кислородом и подогрел нить накаливания по 3000° сообразно Цельсию. Вышло что-то очень необычное. До этого только, воздух образовал пленку на плоскости нити. Пленочка данная была таковой крепкой, будто имела возможность бы выдюжить в том числе и нагревание по 1500° сообразно Цельсию в движение нескольких лет, и ее невозможно было вернуть водородом. Я натолкнулся еще на некоторое количество схожих явлений. Я нашел, будто моляльный слой окиси тория на вольфраме имеет возможность прирастить эмиссию электронов из вольфрамовой нити в вакууме в 100 тыщ раз». Капля маслянистого препарата, размещенная на плоскости воды, имеет возможность новости себя двояко: сохраниться как малогабаритный королек либо вылиться сообразно плоскости в очень узкую пленку. в первый раз выложил мысль о том, будто таковая пленочка станет распространяться сообразно плоскости воды, покуда никак не добьется толщины в 1 молекулу. Держава сцепления молекул никак не дозволит пленке растекаться далее данного предела. «Устройством ему работал таз с водой, – строчит Ирвинг Ленгмюр – На плоскости воды плавал простой стержень. Как скоро образовывалась маслянистая пленочка, перемещал стержень боком, сжимая пленку. Динамометр – устройство для измерения силы – демонстрировал ему, какая держава требовалась, чтоб стиснуть пленку. В том числе и наиболее жалкое напряжение разрешено было замерить. При манёвре стерженька нашел, будто по конкретного предела площадь маслянистой пленки миниатюризируется практически в отсутствии прибавления силы. Но при уменьшении площади наступал эпизод, как скоро пленочка оказывала немаловажное противодействие. Динамометр регистрировал внезапное увеличение силы. 1-ые эксперименты устанавливал с органическими кислотами – длинноватыми углеводородными молекулами, представлявшими собой цепи от 14 по 34 атомов углерода в всякой. Более только поразило то, будто критическое напряжение было одним и тем ведь для всех кислот – протяженность молекул никак не игралась роли!» Я мыслю о молекулах на воде как о настоящих предметах. Зрите ли, в тот эпизод, как скоро вы стараетесь доставить их себе, как дает химик?органик, вы мыслите о их как о нежели?то, имеющем форму, длину, размер. Никак не надлежит разглядывать данные углеводородные цепи как твердые негнущиеся цепочки. Их нужно изображать себе, как кусочки обыкновенной стальной якорной цепи… Молекула… имеет возможность воспринимать разные формы, в каких атомы углерода постоянно размещены в 1 линию. Потому, как скоро вы сжимаете пленку… цепи получают вертикальное состояние. Тогда молекулы займут наименьшую площадь; и как скоро молекулы сжаты совместно и растянуты по наибольшей длины, обмеривание данной площади отчуждает вероятность высчитать их поперечное разрез. Будто ведь проистекает потом? Ну, до этого только, как скоро вы усиливаете длину цепи, покрывая воду пленкой, составленной из молекул, имеющих наиболее длинноватую углеводородную цепь, наверное никак не изменяет площади пленки, однако изменяет ее толщину. Размер, разбитый на площадь, равен толщине, этак будто разрешено высчитать толщину». Но толщина пленки в данном случае одинакова протяженности одной молекулы. «Общественная площадь, поделенная на численность молекул, одинакова площади, занимаемой всякой молекулой» Ирвинг Ленгмюр.