Любовь, семья и быт в Голсуорси "Собственник"

Любовь, семья и быт в Голсуорси "Собственник"

Джон Голсуорси был поочередным приверженцем реалистического художества, веровал в его благотворное действие на сообщество. Наилучшее творение Голсуорси - «Сага о Форсайтах» -честная головка жизни буржуазной Великобритании его медли. Голсуорси углубленно тревожили общественные противоречия, отличительные для буржуазного сообщества. Он строчит о несправедливости имеющегося публичного прибора, с великий теплотой рисует людей труда, в ряде собственных творений обращается к теме классовых противоречий. Однако в собственной рецензенте Джон Голсуорси ни разу никак не переходит конкретных пределов; он устремляется обосновать, будто классовая сражение навевает только урон. Однако беллетрист силен как обличитель лицемерия и эгоизма британской буржуазии, как живописец, честно показавший процесс ее политической и нравственной деградации в эру империализма Любовь, семья и быт в Голсуорси "Собственник". Джон Голсуорси появился в Лондоне. Его основатель был знаменитым английским защитником. Голсуорси закончил Оксфордский институт, получив юридическое воспитание. Но адвокатской практикой он промышлял лишь возле года, а потом, опосля абсолютного им в 1891-1893 гг. кругосветного странствия, практически полностью предназначил себя литературной деловитости. Центральная содержание творчества Голсуорси - содержание форсайтизма, содержание принадлежности. К изображению решетка владельцев, к выявлению психологии человека-владельца, взоры и представления которого урезаны рамками его класса, а действия и деяния скованы общепризнанными в его среде общепризнанными мерками поведения, Голсуорси обращается на всем протяжении собственного креативного пути. Главные расположения эстетики Голсуорси сформулированы в его программных заметках «Беллетристика и жизнь» (Literature and Life, 1930) и «Творение нрава в литературе» (The Creation of Character in Literature, 1931), которые с совершенным правом разрешено именовать манифестами реализма. Неизбежный знак подлинного романиста Голсуорси наблюдает в мастерстве «поймать и представить взаимозависимость жизни, нрава и мышления». Для него психологизм постоянно связан с задачками реалистического изображения реальности, а розыски красы - с поисками истины и утверждением конкретных высоконравственных критериев. Субъективизму писателей-модернистов - Джойса, Д. Г. Лоуренса - он противопоставляет высочайшее реалистическое дело Шекспира и Диккенса, Теккерея и Мопассана, Тургенева и Толстого. Взор на человека и взгляды изображения его в творении художества появились главным фактором, отразившим вещество полемики Голсуорси с модернистами. В заметке «Беллетристика и жизнь» Голсуорси писал: «На вопросец, из-за что мы отдаемся художеству, имеется лишь Вотан преданный протест: из-за наибольшего блага и великолепия человека». Голсуорси устремлялся работать художеству «огромных общечеловеческих и соц заморочек». В эстетике и творчестве Голсуорси мнение реализма прочно соединено с группой нрава. Условием настоящего романа он считает присутствие в нем жизненно честного человечного нрава. Сам Голсуорси зашел в литературу как творец восхитительных сообразно собственной выразительности образов Форсайтов, появившихся «четким воссозданием сообщества в миниатюре». Родное понятие о романе Голсуорси связывал с его критической тенденцией, с заложенными в нем началами обличения. Однако совместно с тем от романа к роману идут розыски богатыря, утверждающего эталоны красы и верности Творчество Голсуорси, впитавшее обыкновению британского реалистического романа, - обыкновению Ч. Диккенса, Дж. Элиот, С. Батлера - развивалось и перед мощным воздействием российской литературы. Конкретно наверное событие, никак не препятствуя развитию государственного своеобразия живописца и обогащая его творчество новенькими свойствами, устроило Голсуорси в особенности недалёким российскому читателю. Образцом верховного профессионализма в изображении человека для Голсуорси постоянно была российская беллетристика. Собственными учителями он считает Тургенева и Толстого. В 1916 г. в заметке «Российский и британец» Голсуорси писал о воздействии российской литературы на британскую: «Российская проза... наверное исключительно массивная лечебная поток в море прогрессивной литературы...» Сообразно воззрению Голсуорси, российские писатели привнесли в художественную литературу «прямоту в изображении увиденного, открытость, дивную для всех западных государств, в особенности ведь дивную и драгоценную для нас - менее чистосердечней из наций». Сначало римлянин «Собственник» был задуман как самостоятельное творение. Идею о его продолжении возникла у писателя в июле 1918 г. План продлить ситуацию Форсайтов в ее взаимосвязи с долями Великобритании никак не случаем появился у Голсуорси в период замены эпох. Он был рожден жизнью, задачей раскрытия главных необыкновенностей перемещения летописи, вступившей опосля октября 1917 г. в свежий шаг собственного становления. Для реализации данного плана требовался теснее никак не Вотан римлянин, а конкретная система романов, дозволяющая повернуть широкую и многогранную картину жизни сообщества на протяжении нескольких десятков лет. Таковым эпическим циклом и стала «Сага о Форсайтах». Голсуорси творит обширное реалистическое полотно, честно отражающее социальную и личную жизнь британской буржуазии, ее обиход, норовы, нравственность. Описанные им действия обхватывают периоде 1886 сообразно 1926 г. Центральная содержание романов форсайтовского цикла - кризис прежде могущественной и мощной британской буржуазии, катастрофа прежде крепкого уклада ее жизни. Данная содержание открывается на летописи нескольких поколений семьи Форсайтов Любовь, семья и быт в Голсуорси "Собственник".