Южно-русский и Уральский промышленные районы

Южно-русский и Уральский промышленные районы в экономической жизни страны в последней трети XIX в.: сравнительный анализ

Невзирая на отдельные пробы правительства Мужественная защитница I и Николая I портить более вопящие противоречия крепостного права, в целом сельское хозяйство продолжало рскручиваться сообразно классическому пути, то имеется до этого только из-за счет экстенсивных причин. Прирост сельскохозяйственной продукций, и до этого только пища, шел в главном из-за счет вступления в кругооборот новейших территорий, основным образом на юге Европейской Рф и частично в южных районах Сибири. Из-за полста лет посевные площади возросли на 53% Южно-русский и Уральский промышленные районы в экономической жизни страны в последней трети XIX в.: сравнительный анализ. Кто ведь осваивал данные местности? Еще при Екатерине II для освоения Причерноморья наравне с российскими обширно приглашались жители других стран-колонисты и в 1-ые годы царствования Мужественная защитница I данная политического деятеля еще длилась. Лишь из-за 1803-1805 гг. в Новороссию переселилось 5 тыс. душ мужского пола колонистов разных национальностей. Наверное разрешило швырнуть в аграрный кругооборот плодородные черноземы юга. Но в 1804 г. опосля доклада Кочубея сударю руководство заканчивает помощь заграничной колонизации и готовит упор на переселение российского народонаселения. В частности, в огромных численностях переселяются служебные фермеры из центральных губерний, в каком месте чувствовался недочет территории. Не считая такого, руководство поощряло переселение фермеров личными личиками, коим в данных районах территория отводилась на дотационных критериях. Скорому развитию сельского хозяйства Новороссии содействовали и эти меры, как афиша порто-франко (т.е. беспошлинного ввоза и вывоза) в Крыму и в Одессе. Природно, наверное водило никак не лишь к скорому изучению плодородных территорий юга и подъему изготовления пища, однако и к скорому втягиванию данного региона в товарно-валютные дела. Тут условно стремительными темпами формируется низкий уклад в сельском хозяйстве. Теснее в истоке XIX в. из 2 млн. 250 тыс. четвертей пища, проданного из-за рубеж, наиболее 1 млн. доводилось на пшеницу, производившуюся в южных степях. Еще одним следствием скорого и удачного освоения Новороссии появилось то, будто данный процесс направил формирование квалификации, правда и в целом формирование сельского хозяйства в нечерноземных районах. Никак не выдерживая конкурентную борьбу доступного южного пища, обитатели центральных районов прирастили посевы и создание льна, пеньки и остальных технических культур, тем наиболее закладывая базы для скорого становления тут в следующие годы индустрии сообразно переработке данного сельскохозяйственного сырья. Иным родником подъема размеров сельскохозяйственной продукции было укрепление крепостнической эксплуатации фермеров. В данный период в Рф мы можем повстречать все 3 формы феодальной ренты: валютную, ренту продуктами и отработочную. В движение 1 пятидесяти процентов XIX в. непрерывно росла роль валютного оброка. Но главенствующей таковая выкройка эксплуатации фермеров была только в нечерноземных великорусских губерниях, которые выделялись значимым развитием индустрии и ремесел. При данном надлежит обладать в виду, будто родником оброка был никак не лишь и никак не столько общекрестьянский труд в сельском хозяйстве, однако в значимой ступени труд на отхожих промыслах, а еще служба в городке на фабриках. В целом ведь посреди помещичьих фермеров в 1 половине XIX в. доминировала барщина. Этак, сообразно этим С. И. Игнатовича, к середине XIX в. соответствие барщины и оброка посреди помещичьих фермеров выражалось последующими цифрами: 71,9% - на барщине и 28,1% - на оброке. Наиболее такого, на протяжении всей 1 пятидесяти процентов XIX в. шел процесс роста барской запашки, коия к середине века с 18% выросла по 49% всех домашних территорий. В особенности напряженно данный процесс шел в черноземных районах державы, в каком месте достаточно нередко фермеров переводили на месячину либо сгоняли с территории совсем. Ограничение площадей территорий, пребывавших в руках фермеров, водило к увеличению деревенских недоимок, которые к 1831 г. составили 51,9 млн. руб.. Главная дробь данной суммы ложилась на фермеров черноземного центра и Украины. Все наверное свидетельствовало о глубочайшем упадке крепостного сельского хозяйства. В достаточно трудном расположении пребывали и муниципальные фермеры, желая естественно ведь их состояние было некоторое количество лучше, нежели у помещичьих фермеров. Это состояние дел подрывало деревенское хозяйство. Главная толпа фермеров еле сближала концы с концами, водя естественное хозяйство. Ассоциация с базаром имела только состоятельная вершина муниципальных и оброчных фермеров. Сообразно ориентировочным подсчетам в 50-х гг. XIX в. порция деревенского пища в единой сумме товарного семена, поставляемого на базар, сочиняла только 10% . В данных критериях разговаривать о усовершенствовании агротехники и использовании автомашин либо усовершенствовании породы скота фактически никак не доводилось, этак как значимая дробь хозяйств была элементарно поставлена на граница выживания. Маленький степень агротехники приводил к тому, будто урожайность на деревенских наделах была прочно невысокой Южно-русский и Уральский промышленные районы в экономической жизни страны в последней трети XIX в.: сравнительный анализ.