Безработица как фактор экономической безопасности страны

Содержание:

  1. Введение:
  2. Подходы к измерению бедности
  3. Группы с повышенным риском бедности
  4. Новые бедные
  5. Региональная дифференциация бедности
  6. Заключение
Предмет: Экономика
Тип работы: Курсовая
Язык: Русский
Дата добавления: 24.01.2019

 

 

 

 

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме, напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

По этой ссылке вы сможете научиться правильно защищать курсовую работу:

 

Как правильно защищать курсовую работу

 

Посмотрите похожие темы. Возможно, они вам могут быть полезны:

 

Тенденции развития современной банковской системы
Экономическая теория товара и денег
Теория менеджмента
Доходы предприятия и его формы

Введение:

Принято считать бедность социальными показателями, влияющими на экономическую и национальную безопасность страны. Одним из социальных последствий рыночных преобразований в России стало снижение реальных доходов населения и усиление дифференциации большинства граждан России, что привело к увеличению числа бедных. Согласно официальным данным Госкомстадта России, в 2000 году реальный доход граждан составлял 35,8% от их доходов десять лет назад, а его производная увеличилась с 4,5 до 14. В результате этих изменений доля бедных увеличивается.

Согласно официальным данным, уровень бедности в России за последнее десятилетие (доля населения с доходами ниже уровня жизни) колебалась от 10% в 2001 году до 27,3%.

Несмотря на значительное количество исследований, посвященных различным аспектам бедности, этот вопрос остается предметом интенсивных политических и научных дискуссий как в России, так и в мире. Его главной целью по-прежнему остается само понятие «бедность» и достоверность того, как оно измеряется. Оценка уровня бедности ни в коем случае не является абсолютно объективной и в значительной степени определяется уровнем бедности, установленным государством (довольно политический вопрос), и целью измерения (научным, статистическим, политическим). По этой причине неудивительно, что официальные оценки уровня бедности, независимые экспертные оценки и широкие различия в социально-политических системах.

Даже при использовании единой концепции бедности данные о ее масштабах могут различаться, поскольку они основаны на разных подходах к различным периодам оценки доходов, определения черты бедности и мониторинга домохозяйств. Это подтверждается, в частности, данными о динамике уровня бедности, полученными из различных источников, включая данные об экономическом состоянии и мониторинге здоровья (RLMS) российского Госкомстада и населения России. По данным Госкомстата России, в 1996 году, если уровень бедности достиг минимума (22%), оценка, предоставленная RLMS, составляла 36,3%. И наоборот, в 2001 году официальный уровень бедности увеличился до 27,3% и снизился до 18,9% по данным RLMS.

Подходы к измерению бедности

Мировая практика использует три основных подхода (понятия) к определению бедности: абсолютный, относительный и субъективный.

Абсолютная концепция бедности начинается с понимания бедности как абсолютного уровня дохода. Ниже этого невозможно поддерживать минимальный уровень жизни для данного общества. Минимальный уровень жизни в обществе обычно считается стабильным и не зависит от времени, минимальная потребность человека в питательных веществах в основном считается одинаковой во всех странах с учетом природных и климатических условий. Точная настройка не требуется. Измерение уровня абсолютной бедности основано на сравнении дохода с минимальной стоимостью потребительской корзины (основная необходимость).

Термин «выживаемость» часто используется, когда речь идет об абсолютной бедности.

Те, чьи доходы ниже этого уровня, не могут выжить без социальной поддержки. Поскольку бедность считается более сложным социальным явлением, чем простое выживание в любом обществе, уровень выживания фактически ниже, чем то, что называется чертой бедности. Противники концепции абсолютной бедности могут использовать черту абсолютной бедности для измерения бедности только в той степени, в которой их денежные доходы отражают фактическое потребление, а также учитывать такие минимумы в отношении разных стилей жизни. Мы считаем, что это невозможно решить.

Согласно относительному понятию, к категории бедных относятся те, кому не разрешено жить в рамках воспринимаемых и распространенных уровней потребления в данном обществе. Согласно этой концепции, благосостояние является характерной чертой любого общества, поэтому бедность всегда везде.

Концепция субъективной бедности основана на субъективной оценке людьми своего экономического положения.

 

Ее критики обычно ссылались на неспособность сравнить уровни благосостояния с субъективными данными. Кроме того, каждое из приведенных выше понятий в чистом виде имеет недостатки, которые значительно усложняют их использование в качестве отправной точки для измерения бедности. По этой причине в статистической практике принят метод объединения нескольких концепций.

Есть несколько способов измерения бедности. Одним из них является процент бедных. Недостатком этого показателя является то, что он не учитывает степень и серьезность этого явления. Например, связать тех, у кого нет дохода, с теми, чей доход мало отличается от бедных. Индикатор глубины бедности Fostera Greer Torbeke P1 показывает, насколько низка черта бедности по доходам и расходам, а показатель бедности P2 отражает уровни бедности домохозяйств, которые намного ниже черты бедности. Второй показатель более полезен, чем показатель процента бедных, для сравнения изменений во времени и оценки воздействия различных государственных стратегий, направленных на смягчение проблемы бедности. Например, официальная статистика показывает, что, когда уровень бедности населения снижался в течение первых двух лет реформ, уровень бедности увеличился на 47%.

Безработица как фактор экономической безопасности страны

Другими методами измерения бедности являются процент фактического потребления домашних хозяйств (процент от стоимости дохода) и процент стоимости продуктов питания для различных групп населения. В 1992 году самые бедные (т. е. менее 50% черты бедности) тратили 68,5% своего дохода на продукты питания, а в 1993 году этот процент увеличился до 77%.

Термин «черта бедности» стал публично использоваться в России только в начале 1990-х годов, а в 1992 году был принят официальный метод измерения бедности. Официальный расчет минимальной жизни для конкретной группы - дети, пожилые, здоровые люди. Черта бедности определяется Минтруда России и Госкомстатом России.

Количественно оценить российскую бедность сложно по следующим причинам:

  1. Усложнение измерения российского семейного дохода значительно усложняет расширение неформальных и нефинансовых отношений в экономике.
  2. Высокодоходная мобильность российских домохозяйств в условиях нарушений и несвоевременной выплаты доходов.

Используйте различные методологические подходы для определения черты бедности и оценки доходов.

Согласно российскому подходу к определению и измерению бедности, граждане или домохозяйства с доходами ниже уровня жизни считаются бедными. Наихудшими недостатками с точки зрения уровня бедности в период российских реформ были 1992, 1993, 1999 и 2000 годы, когда доля бедных возросла до более чем 30%. 1992-1993 гг. Это стало результатом либерализации цен, которая привела к снижению реальных доходов населения на 40%. В 1999 году финансовый кризис 1998 года привел к высоким уровням бедности. В 2000 году число бедных увеличилось на фоне экономического роста и, казалось бы, парадоксального роста среднего уровня доходов. Фактически, в этом случае рост бедности изменил способ расчета расходов на проживание. Применяя метод оценки доли бедных на основе прожиточного минимума за 1992 год для данных 2000 года, доля бедных в 2000 году оценивается в 26% (33% по прожиточному минимуму 2000 года).

По текущим официальным данным:

  • Население России имеет располагаемые ресурсы ниже прожиточного минимума. Относится к бедным согласно российским стандартам определения и измерения бедности;
  • Около 10% населения не могут позволить себе купить даже самую дешевую еду, что свидетельствует о крайней нищете.

Большая часть роста бедности была основана на глубоких изменениях в российском обществе и серьезном экономическом спаде, который длился почти десятилетие. Таким образом, перспективы сокращения бедности во многом связаны с возобновлением экономического роста. В то же время процесс трансформации предполагает беспрецедентный рост неравенства в распределении результатов экономической деятельности. Это наблюдается в межпредпринимательских, межотраслевых, межрегиональных и межрегиональных ситуациях.

Основным препятствием для бедных был доступ к доходам как на рынке труда, так и в областях социальных трансфертов. Согласно официальным данным российского Госкомстада, доля бедных в 1992 году составляла 33,3%, 1993 – 31,5%, 1994 – 22,4%, 1995 – 24,7%, 1996 – 22,1%, 1997 – 20,8%, 1999 - 29,9%, 2000 - 33%.

Группы с повышенным риском бедности

Разработка политики, направленной на сокращение бедности путем создания системы, которая ее смягчает, а не принцип заполнения дыры, требует комплексного анализа бедности. Приоритеты политики, направленной на сокращение бедности, во многом определяются тем, какие группы подвержены высокому риску бедности и кто составляет большинство бедных. Общие меры, направленные на борьбу с нищетой, отдают приоритет тем, кто, с одной стороны, стремится избавить многие категории бедных семей от бедности, а с другой - поддержать самых бедных.

Чтобы идентифицировать эти группы, мы используем показатели вероятности и дефицита доходов для разных типов домохозяйств, которые попадают в категорию бедных домохозяйств. Это позволяет определить семьи с самой высокой бедностью, а также типы домохозяйств, которые в наибольшей степени способствуют общей бедности. Мы используем данные бюджетной статистики Госкомстата России и результаты альтернативных измерений бедности для оценки статистически значимых факторов, способствующих увеличению (снижению) риска бедности.

Данные Госкомстата России показывают, что, несмотря на растущую распространенность бедности, такие характеристики, как состав семьи, пол и возраст членов, остаются едиными.

Главное в оценке риска бедности. Состав домохозяйства по полу и возрасту определяет количество потенциальных работников и размер зависимости от одного работника. Увеличение нагрузки на иждивенцев значительно увеличивает риск бедности. Как и в дореформенный период, семьи, находящиеся в сильной зависимости, относятся к группе высокого риска бедности. В то же время социально-демографический состав бедных определяется не только степенью риска попадания определенной категории семьи в число бедных, но и их представленностью в общей численности населения. Проблема сокращения бедности в России не может игнорировать эти процветающие семьи с точки зрения демографии, но другие группы домохозяйств значительно «превосходят» их по уровню бедности.

Анализ риска бедности с разбивкой по полу и возрастным группам (мужчины, женщины, дети до 18 лет) показывает, что дети, особенно дети в возрасте от 7 до 15 лет, чаще всего оказываются среди бедных. Объяснение этому явлению понятно. Из-за очень низкой заработной платы родителей даже одного ребенка недостаточно, чтобы поесть. Кроме того, проблема низкой заработной платы - не единственная проблема. Еще одна проблема - отсутствие работы. Рассмотрение проблемы безработицы через призму интересов ребенка показывает, что у одной из трех семей, одного или двух детей и двух родителей нет одного родителя. Семья живет на одну зарплату. В семьях с одним родителем (главным образом, одиноких матерях с детьми) около 15% единоличных заемщиков не имеют работы. Эти семьи существуют в основном с помощью родственников родителей и социальных трансфертов, и первый источник их значимости намного лучше, чем государственная помощь.

На очень невыгодное экономическое положение больших семей с одним родителем также указывает общий дефицит располагаемых ресурсов на семью в месяц: он также доступен в больших семьях с парами, дефицит ресурсов на 27% выше среднего.

 

Многодетные семьи с высокой вероятностью классифицируются как бедные не только в результате их зависимого бремени на детей, но и из-за валового дохода людей в здоровых семьях. Несколько факторов бедности влияют одновременно. Многие дети в семье часто имеют ограниченные возможности трудоустройства для своих матерей, что ухудшает финансовое положение многодетных семей. Данные специальных исследований показывают, что в 40% таких семей матери не нуждаются в квалификации и, следовательно, не получают или не работают на низкооплачиваемой работе. Анализируя общий тип профессиональной карьеры женщин в семьях с разным количеством детей, мы можем сделать вывод, что многодетные матери явно решили поддержать семью. Во время крупных материнских браков основной тенденцией в социальной мобильности является снижение профессионального статуса (почти 20% для матерей с одним или двумя детьми) по сравнению с 36% для матерей в небольших семьях. Только 14% отметили карьерный рост. Эта тенденция, сложившаяся в дореформенный период, только усилилась в 1990-х годах. Нехватка рабочих мест и появление конкуренции на рынке труда.

В семьях с одним родителем навязывается несколько факторов бедности, и этот тип семьи часто включается в очень бедные группы. По сравнению с полной семьей число детей в семье матери относительно невелико (в среднем 1,37 на семью по сравнению с 1,6 в полной семье), и они в подавляющем большинстве случаев являются одинокими родителями. Однако, в зависимости от того факта, что в семье с одним родителем, в доме с одним родителем, на каждых двух родителей приходится только один ребенок, зависимая нагрузка может создать бедность.

Ежемесячные государственные пособия, выплачиваемые детям в возрасте до 16 лет, частично призваны компенсировать высокую нагрузку на иждивенцев, если была сформирована несовершенная семья из-за того, что женщина родила ребенка без брака. Для одиноких матерей размер этого пособия в 2001 году был установлен в размере 140 рублей, или только 12% от расходов на проживание ребенка. Хотя частота незаконных родов в России немного уступает частоте в западных странах, эта ситуация обусловлена ​​бедностью семей с одним родителем: с 12% всех детей, родившихся в 1990 году, до 27% в 1998 году. Это сильно влияет на динамику роста.

Другая группа населения в домохозяйствах с наибольшим риском бедности - одинокие пожилые люди. Несмотря на то, что пенсионеры относятся к социально уязвимой категории граждан, при измерении бедности путем сравнения имеющихся ресурсов с уровнем жизни в России быть пенсионером - это не фактор увеличения. Согласно расчетам, вероятность попадания в бедность для одного пенсионера является низкой (более чем в два раза выше), как для всех домохозяйств. Данные об уровне бедности для отдельных полов и возрастных групп показывают, что, несмотря на растущую бедность среди пенсионеров старшего возраста, риск бедности не превысил среднероссийский уровень. В то же время тот факт, что пожилые люди имеют высокий уровень бедности, скрыт за статистической статистикой. С другой стороны, лица в пенсионном возрасте составляют другую демографическую группу неоднородных домохозяйств, и было отмечено, что для «молодых» пенсионеров не существует высокого риска бедности. В то же время занятость значительно выше среди мужчин- "молодых" пенсионеров. 48,1% по сравнению с 36,7% для женщин. С другой стороны, невозможно разделить пенсионеров, живущих отдельно от своих семей, по полу или возрастной группе. Данные многих опросов, проведенных в разных частях России в течение последнего десятилетия, показали, что жить самостоятельно и жить в семьях с работниками до уровня бедности полностью самодостаточных пенсионеров. Это показывает значительную задержку от людей.

Выделенные выше домохозяйства демографического типа часто принадлежат к более бедным группам, чем другие домохозяйства, и в них нет списков групп риска бедности. Таким образом, в цельной семье, если появление детей резко снижает материальное благополучие семьи, молодые семьи подвергаются повышенному риску бедности: доля бедных семей увеличивается в 1,6 раза (дети от 26,1% молодых семей без детей до 42,1% молодых семей). Проблема повышенного риска бедности в молодых семьях после рождения детей связана главным образом с бременем двойной зависимости: появлением детей и агрессивностью матери в течение не менее 1,5 лет формального оплачиваемого отпуска. Выход из профессиональной деятельности. Выплаты по уходу за ребенком также зависят от размера минимальной заработной платы, но не могут компенсировать нехватку женского дохода в семье. В то же время исследование ISEPN RAS показывает, что естественный процесс семейной бедности, когда дети появляются в России сегодня, выглядит более плавным, чем в конце 1980-х годов, когда это снижение было в 2,6 раза.

Это показывает, что молодые семьи все больше зависят от своих физических способностей при планировании родов. В праздничные дни женщины стремятся найти работу, совместимую с необходимостью ухода за маленькими детьми. Я работаю дома и работаю по несколько часов в день. Плюс по сравнению с концом 1980-х годов. Молодые люди пользуются возможностями, которые появляются, чтобы заработать дополнительные деньги и искать более высокооплачиваемую работу.

Помимо демографических факторов, существует широкий спектр социальных факторов, которые увеличивают риск бедности. Одним из них является присутствие инвалидов в семье. Неадекватное развитие сети услуг для людей с ограниченными возможностями вынудило одну взрослую семью (главным образом женщин) покинуть свою область знаний, чтобы заботиться о людях с ограниченными возможностями. Степень социальной нагрузки на работу возрастает. Для пенсионеров по возрасту: в 1,5 раза, а уровень крайней бедности для инвалидов в два раза выше, по данным Госкомстата России. Согласно официальным данным, в 1999 году число инвалидов, в том числе 600 000 детей в возрасте до 16 лет, достигло 9,6 млн. человек (исключая инвалидов в трех министерствах).

Новые бедные

Снижение уровня жизни за последнее десятилетие затронуло не только группы с традиционно повышенным риском бедности, но и демографически благоприятные семьи, то есть семьи с одним или двумя детьми. вы.

Что вызывает домашнюю бедность в этой категории? Оценки показывают, что в 60% полной семьи с одним или двумя детьми причины бедности:

  1. Работники с низким доходом;
  2. Зависимая от ребенка нагрузка;
  3. Наличие иждивенцев трудоспособного возраста и малоимущих пенсионеров.

Остальные 40% - это так называемые трудовые бедные семьи, состоящие из двух работающих супругов, чей так называемый доход недостаточен для содержания одного или двух детей.

Занятость в государственном секторе или в несостоятельных фирмах является одним из дополнительных социально-экономических факторов бедности. В таких секторах, как сельское хозяйство (44% от средней заработной платы всех россиян), общественное питание (56%), легкая промышленность (57%) и государственный сектор (образование, здравоохранение, культура - 53-58%), особенно с точки зрения заработной платы. Большинство людей, занятых в этих секторах, составляют женщины, что является одной из причин феминизации в условиях нищеты.

В целом, новые бедные семьи (одинокие работающие граждане трудоспособного возраста, семьи без детей, семьи с одним или двумя детьми) составляют около 50% бедных. В советское время такие семьи не классифицировались как бедные. Это означает, что рост бедности происходит в основном за счет новых типов семей трудоспособного возраста. Причины такой бедности в семье связаны, во-первых, с низким уровнем заработной платы, а во-вторых, с недостаточной слабой поддержкой со стороны детей и безработных.

Одной из основных причин того, что средний уровень реальных доходов населения упал более чем вдвое, является низкий уровень заработной платы. Фактическая заработная плата в 2002 году составила 35% от уровня 1990 года.

 

Минимальная заработная плата устанавливается государством. Реформа минимальной заработной платы не увеличилась более чем на 14% от прожиточного минимума здорового населения в 1995 году. В начале 2001 года он снизился до 6%, когда была принята другая методология расчета прожиточного минимума. В результате в таких областях, как сельское хозяйство, здравоохранение, образование и культура, более 60% работников стали получать неоправданную заработную плату.

Поддерживать большой разрыв между фактической минимальной и средней заработной платой. Таким образом, для всей экономики в марте 2003 года реальная минимальная заработная плата достигла 7,8% средней заработной платы. Чем выше средняя заработная плата, тем больше разница между минимальной и средней заработной платой. Например, в газовой промышленности с самым высоким уровнем оплаты труда минимальное отношение отраслевого вознаграждения к среднему составило 1,9%, а в сельском хозяйстве, где был зафиксирован самый низкий уровень вознаграждения, это соотношение составляло 17,6%.

Сохранить задолженность по заработной плате. По состоянию на 1 ноября 2003 года задолженность достигла 30 244 млн. руб., что на 15,6% меньше, чем в прошлом году. Вопросы задолженности актуальны для всех секторов экономики, но в машиностроении, сельском хозяйстве и государственном секторе - секторе с самой низкой заработной платой в экономике.

Теневая занятость и неформальный доход в настоящее время являются реальным тормозом экономического роста. Как уже упоминалось, в начале реформ, осуществляемых в России, огромная потенциальная безработица в значительной степени заменила умеренную безработицу и существенное снижение реальной заработной платы. Сейчас сложно оценить, хуже ли это. Снижение заработной платы государственного служащего обязательно влечет за собой увеличение налоговой нагрузки на фонд оплаты труда. Это связано не только с сокращением обязательств государства по социальным выплатам из-за появления фондов заработной платы, но и с постоянно увеличивающимся ростом. Работодатели, особенно мелкие и средние предприниматели, отреагировали тем, что скрыли свои доходы от налогообложения.

Беспрецедентный рост неравенства в заработной плате. С 1991 по 1999 год уровень дифференциации заработной платы увеличился в четыре раза. Данные за март 2001 года показывают, что неравенство в заработной плате продолжает увеличиваться. Его следует активно рассматривать только в том случае, если это способствует повышению производительности труда и, соответственно, ведет к экономическому росту. В то же время в России рост дифференциации уже давно не ведет к экономическому росту. Рост, произошедший после кризиса в августе 1998 года, имеет мало общего с ростом производительности труда. Поэтому совокупный эффект роста неравенства в оплате труда не следует рассматривать как успешную реформу. Скорее, наоборот, при таком уровне дифференциации нет экономической перспективы формирования среднего класса.

Дифференциация заработной платы обусловлена ​​неравенством внутриотраслевой и внутриотраслевой заработной платы. Самые высокие доходы сосредоточены в топливно-энергетическом секторе, цветной металлургии, финансах, кредитовании и страховании. Уровни минимальной заработной платы различаются между государственным сектором и сельским хозяйством. В третьем квартале 2003 года средняя заработная плата в отрасли добычи и переработки природного газа (самая высокая в России) в девять раз превышала среднюю заработную плату в сельском хозяйстве (самая низкая в России).

Некоторые низкие зарплаты в 1990-х. Вторичная компенсация занятости. Официальная статистика показывает общие темпы роста вторичной занятости в период с 1996 по 2002 год. Доля работающего населения за счет дополнительной занятости увеличилась втрое (с 1,3 до 4,4%). Независимые опросы показали значительную вторичную занятость. Так, по данным ВЦИОМ (1998), от 11 до 17% работников занимаются вторичной занятостью, а по данным ЦИРТ ИЭ РАН (1999) - около 30% работников (38% мужчин, 25% женщин), ИСЭПН РАН (2000) - 30-50%. Кроме того, увеличивается доля работников, ищущих дополнительную работу. Только в 2000-2002 гг. Его доля выросла более чем вдвое (с 6% в феврале 2000 г. до 14% в феврале 2002 г.).

Однако не все работники имеют доступ к вторичной занятости. Большинство работников хотят получить дополнительную работу, но существуют ограничения в отношении здоровья, ограниченный доступ к вторичному рынку труда, системы занятости или объективные ограничения при найме постоянных работников. Например, медицинские работники и работники образования с большей вероятностью могут найти дополнительную работу на основе работы неполный рабочий день, чем безработные врачи и учителя. Таким образом, наличие постоянного статуса занятости в сфере здравоохранения и образования способствует приобретению и сохранению дополнительной занятости по основным профессиям или специальностям как на работе, так и вне ее. В некотором смысле такая дополнительная занятость компенсирует низкую заработную плату работников в этих секторах и позволяет им сохранять свой социальный статус. Только около 15% работников не ищут дополнительную работу только потому, что у них достаточно дохода.

Для большинства работников вторичная занятость является необходимой мерой, которую население должно рассматривать в качестве дополнительного источника пополнения семейного бюджета для семьи. Согласно официальным данным, 12% из тех, кто ищет дополнительную работу в феврале 2000 года, уже имели как минимум две работы по сравнению с 9,4% в феврале 2002 года. В то же время исследования показали, что в большинстве случаев доход от дополнительной работы меньше, чем стоимость рабочей силы. Ежемесячная нагрузка в результате дополнительной занятости составляет 1,9 раза, а полученный доход - в 1,4 раза. Кроме того, увеличение рабочей нагрузки обязательно связано с сокращением свободного времени, прежде всего свободного времени, что неизбежно влияет на здоровье сотрудников и ограничивает их способность к полному восстановлению.

Поэтому неудивительно, что многие, имеющие дополнительные рабочие места, отказываются от достойной оплаты за основную работу. Собственное отношение сотрудника к дополнительной работе определялось при распределении ответов на вопросы. Если вы получите достаточно денег на основной работе, откажетесь ли вы от дополнительной работы? 68% отказываются от любой дополнительной работы, 13% не отказываются от дополнительной работы ни при каких условиях, а 19% сокращают количество дополнительных работ, но не отказываются вообще.

Таким образом, наличие вторичной занятости может указывать на вынужденный способ выживания российских семей в сложных социально-экономических условиях. Это ключевая особенность явления вторичной занятости, связанного с современной российской ситуацией.

Региональная дифференциация бедности

Бедность России имеет значительную территориальную дифференциацию в связи с экономическим развитием, условиями на рынке труда и неоднородностью российского региона с точки зрения пола и возрастной структуры населения. Различия между уровнем бедности и уровнем дохода являются уникальными для каждой страны, особенно в странах с переходной экономикой. Экономический рост происходит мгновенно и не может быть вездесущим, он начинается с географически локализованной «точки роста» или центра наиболее благоприятных социально-экономических условий. Концентрация инвестиций на «точках роста» необходима для инновационных процессов, которые распространяются на периметр и позволяют развивать более отсталые области. С этими объективными механизмами развития территориальное экономическое неравенство неизбежно, и полное выравнивание региональных дисбалансов не достижимо, особенно для крупных держав.

Для таких стран особенно важна продуманная национальная социальная политика в регионе. Поскольку растущее социальное и имущественное неравенство населения в разных регионах увеличивает потенциал социальной напряженности и конфликтов в этих регионах, и в конечном итоге представляет угрозу для национальной политической стабильности и национальной безопасности Потому что есть возможность.

В советское время проводилась дорогостоящая политика для выравнивания территориальных различий.

В целом (хотя и на очень низком уровне) эффективность советских механизмов выравнивания территориальных доходов была высокой. С началом рыночных реформ механизмы территориального выравнивания и перераспределения были сокращены или значительно сокращены. В условиях экономического кризиса 1990-х гг. русский регион был разделен на два типа. С одной стороны, это «открытые» экспортно-ориентированные товарные зоны, имеющие отношение к мировой экономике, а с другой стороны, крупнейшие города с быстро растущей третичной промышленностью являются «закрытыми». Последний включает около 70% всех субъектов Содружества, где проживает население страны.

В течение этого периода объем перераспределения финансовых и бюджетных ресурсов для поддержки неиспользованных и приоритетных областей значительно сократился. В результате роста дисбалансов в территориальной экономике в 1990-х гг. Кроме того, сокращение механизмов выравнивания еще больше увеличило разрыв между доходами и бедностью по регионам. Региональная экономика очень высока: ВРП на душу населения в Тюменской области почти в 13 раз выше, чем в Ингушетии. Средний показатель для пяти ключевых регионов в 5,5 раз превышает ВРП на душу населения в пяти внешних регионах.

В основе неравенства доходов лежит разница в отраслевой структуре местной экономики.

 

Области, специализирующиеся на машиностроении, оборонной, легкой и пищевой промышленности, сократились больше всего, оставив 20-45% промышленного производства в 1990 году по сравнению с 1990 годом. В областях, специализирующихся на топливно-энергетическом и металлургическом производстве, осталось 60-75% объема. В крупных городах (в первую очередь федеральных) высокие темпы спада промышленного производства были компенсированы быстрым развитием сектора услуг. Рост промышленности, начавшийся после финансового кризиса августа 1998 года, несколько уменьшил дисбаланс, поскольку производство увеличилось в основном в секторе импортозамещения и, следовательно, в регионах "внутренней" экономики. Однако до настоящего времени было трудно считать этот рост устойчивым, и еще труднее переоценить влияние региональных дисбалансов на выравнивание. В результате проблема бедности в регионах «внутренней» экономики, особенно в регионах, где производство больше всего упало в период с 1991 по 1996 год, по-прежнему остро стоит в природе.

Региональные различия в уровне жизни оцениваются по соотношению дохода на душу населения к расходам на проживание. По их подсчетам, покупательная способность федерального беднейшего дохода в 8-12 раз ниже, чем в Москве. Вслед за столицей существует небольшая группа относительно процветающих экспортно-ориентированных районов - Западная Сибирь, Самара, Мурманск, Липецк, Белгород, Красноярск, Республика Коми и нефтегазовый районы Татарстана.

Большинство субъектов федерации имеют доход ниже среднероссийского уровня. Наиболее проблемные группы включают 9-12 регионов. Границы экстремальных болевых зон нестабильны, что затрудняет определение районов с самыми высокими уровнями бедности в качестве приоритетных объектов, которые должны преследоваться политикой, способствующей сокращению бедности.

Региональные различия также заметны в анализе структуры доходов. В среднем доля заработной платы в денежном доходе составляет около 36%! Однако в северных и восточных регионах доля заработной платы намного выше (50–70%), чем на сельскохозяйственном юге (20–30%), где доход от частных товарных подсобных хозяйств играет значительную роль. В крупных городах доходы от вторичной и скрытой занятости плохо регистрируются статистикой, поэтому процентная доля заработной платы официально намного ниже (например, около 18% в Москве). С другой стороны, роль доходов от предпринимательской деятельности особенно важна.

Расчеты позволили эксперту определить пять регионов в зависимости от уровня развития и серьезности проблемы бедности.

Структура ситуации с бедностью в вышеуказанных регионах имеет практическое значение, поскольку она помогает выбирать приоритеты в ситуациях ограниченных ресурсов. Бедность в зонах низкого риска средней зоны. Второй подход представляется более эффективным в сокращении и локализации бедности в России.

Разница между доходами и бедностью между регионами одинаково важна. Особенно это заметно при сравнении крупных городов с небольшими городскими и сельскими поселениями. Давайте кратко опишем некоторые специфические характеристики различных типов поселений в связи со стратегиями содействия сокращению бедности.

Несколько факторов влияют на уровень бедности различных типов населенных пунктов:

  1. Население и статус города. В центре региона большие города более диверсифицированы и имеют более высокооплачиваемую работу из-за реальности рынка и способности адаптироваться к новым типам занятости.
  2. Специализация экономики города. Существование экспортных отраслей или отраслей, ориентированных на внутренние, региональные или местные рынки, оказало огромное влияние на заработную плату в депрессивных городах региональной экономики, усугубив проблемы занятости.
  3. Городские районы (сельские поселения) внутри и за пределами крупных агломераций создают различные условия для миграции населенных территорий и перемещения маятников в крупные центры.
  4. Уровень развития в районе, где вы живете. От этого зависит размер перечисления бюджета муниципалитету на социальные нужды.
  5. Природно-географические условия развития личных вспомогательных посылок. Это стало наиболее важным источником дохода для большинства населения малых городов и сельских районов в кризисные годы.

Основываясь на комбинации этих факторов, можно представить общий масштаб бедности.

Сельское поселение вне скопления. Самый высокий уровень бедности характерен для нечерноземной зоны, где в небольших сельских населенных пунктах проживают преимущественно пожилые пенсионеры.

Монопрофильный малый и средний город с депрессивной промышленностью в зоне кризиса. Они отличаются максимальным уровнем бедности среди всех групп населения. Основными причинами бедности являются невыплата заработной платы и массовая безработица. Во многих случаях бедность застоялась из-за низкой мобильности территории населения.

Малые и средние города являются областными центрами за пределами столичной области. Они показывают, что концентрация занятости в государственном секторе и секторе низкооплачиваемой сельскохозяйственной переработки, стареющая структура населения, высокая доля пенсионеров среди бедных и минимальное создание новых рабочих мест благодаря слабому притоку инвестиций. Их бедность застаивается.

Города - это сельские центры и сельские поселения в пределах населенного пункта. Низкие доходы тех, кто живет и работает в этих поселениях, дополняются более высокими доходами иммигрантов-маятников. Благодаря мобильности рабочей силы проблема безработицы среди молодежи менее серьезна.

Большие города с более высоким, но сильно поляризованным доходом. У них более диверсифицированный рынок труда и более развитые МСП.

Малые и средние города, специализирующиеся на экспортных отраслях, с самым высоким уровнем заработной платы и резким смещением доходов между основными работниками промышленности и государственного сектора.

Крупнейшие города являются центрами региона, где сосредоточен человеческий капитал (более молодое, более активное и образованное население). В этих городах наиболее диверсифицированные рынки труда, минимальная безработица и резкое смещение доходов населения.

Бедность в сельской местности, есть место для обсуждения. С точки зрения доходов сельское население значительно отстает от городского населения: располагаемые ресурсы сельского населения на душу населения в 1999 году были на 31% ниже, чем у горожан, а денежные доходы были на 45% ниже, почти вдвое. Однако разница между площадью и местом проживания очень велика. Здоровые группы населения в центральном хозяйстве сельскохозяйственных предприятий имеют низкие доходы, но составляют значительную часть дефицита денежных доходов от развитых подсобных хозяйств. В небольших сельских населенных пунктах в нечерноземной зоне бедность пожилых пенсионеров, которые физически не в состоянии осуществлять индивидуальную помощь, становится бедностью. Уровень бедности по своей природе зональный, из-за высокого дохода от участков в южных деревнях. Однако, поскольку нет данных о доходах в сельской местности в разных регионах, все эти различия могут быть оценены только экспертами.

Заключение

Исходя из вышесказанного, основными социально-экономическими процессами, вызвавшими рост российской бедности и ее сохранение на достаточно высоком уровне, являются:

  • Неадекватная система социальной защиты населения от рыночных реалий;
  • Высокий уровень безработицы среди населения трудоспособного возраста;
  • Снижение реальных доходов населения и его основных составляющих - заработной платы;
  • Беспрецедентный рост оплачиваемых работников. Его размер немного отличается от прожиточного минимума. Формирование «нового бедного» класса;
  • Усиление социально-экономического неравенства в регионе. Способствовать сохранению и усугублению проблемы бедности.

В целом это, по крайней мере, привело к тому, что русское население Узбекистана находится в бедности. Кроме того, традиционно бедное население имеет риск бедности в 1,5-2 раза выше среднего уровня по России, и «новые бедные» являются наиболее представительной группой бедных. Это означает, что стратегия содействия сокращению бедности эффективна, только если она основана на двух областях:

  1. Политика рынка труда, во-первых, создает условия, которые либо помогают избавить большую часть занятого населения от бедности, либо позволяют работникам получать достаточный доход для защиты своих семей от бедности. Безработное, работоспособное население, которое создает условия для экономичного поиска оплачиваемой работы.
  2. Эффективная программа социальной поддержки для граждан, которые не могут самостоятельно выбраться из бедности в соответствии с объективными условиями. Создание эффективных систем поддержки социально уязвимых групп населения (пожилых людей, инвалидов, семей с высокой степенью зависимости, семей в экстремальных ситуациях - беженцев и т. д.).

Основная стратегия сокращения бедности заключается в повышении заработной платы и занятости, уменьшении неравенства в распределении доходов и предоставлении основанной на доходах поддержки самым бедным домохозяйствам. Первое направление включает разработку мер, направленных на сокращение числа низкооплачиваемых работников в контексте устойчивого экономического роста, и разработку мер, связанных с улучшением отношений распределения.

Сокращение бедности среди рабочей силы связано с двумя ключевыми приоритетами в стратегии содействия сокращению бедности. Увеличение официального личного дохода низкооплачиваемых работников и социальной поддержки иждивенцев.